Время выхода в эфир: 24 сентября 2016, 21:04

Здравствуйте, в эфире радиостанции «Эхо Москвы» еженедельная программа «Грани недели», в студии Владимир Кара-Мурза. Слушайте обзор важнейших событий прошедших 7 дней и анализируйте мнения экспертов и гостей нашей передачи. Итак, в сегодняшнем выпуске:

 — 17 лет назад после учений в Рязани прервалась череда взрывов домом осенью 99 года;

 — оправдает ли себя идея укрупнения органов Госбезопасности до размеров гигантского МГБ?

 — в России до сих пор пожинают плоды памятного роспуска Верховного Совета;

 — оправдала ли себя преступная практика депортации инакомыслящей профессуры философскими пароходами?

В.Кара-Мурза На исходе минувшей недели Центризбирком подвел окончательные итоги парламентских выборов. Официальные результаты практически не отличаются от предварительных. Председатель комиссии Элла Памфилова доложила президенту: «Конституционное большинство – у «Единой России». Всего в нижней палате будет представлено 6 партий. Однако среди них блистательно отсутствует российские либералы. результаты выборов соответствуют разбросу мнений российского общества, считает политолог Александр Баунов:

 — Я думаю, что в целом да. Трудно себе представить, что из тех 50 млн., которые не пришли, большинство вдруг оказались бы сторонниками ПАРНАС и «Яблока», странно.

В.Кара-Мурза Российские либералы излишне пассивны, сожалеет журналист Павел Гусев:

 — Я думаю, что не соответствует. Дело в том, что большинство населения страны просто не знает об этих идеях, не представляют этих идей. Хотя сами могут проповедовать очень близкое к ним. К сожалению, при всей своей политической активности, эта активность на уровне подъезда, улицы или 2-3-х средств массовой информации. Основная масса населения даже не представляет, что такое ПАРНАС, и чем он отличается от «Яблока» или от каких-либо иных политических структур.

В.Кара-Мурза Сторонники либеральной идеи дружно проигнорировали выборы, сожалеет журналист Николай Сванидзе:

 — Нет, западников-либералов, конечно, больше, чем число поданных голосов. Но западники-либералы поскольку не верят в то, что они могут что-то решить, и они остались сидеть дома.

В.Кара-Мурза Сегодня гость нашей студии политик Александр Осовцов, бывший директор программ фонда «Открытая Россия». Здравствуйте, Александр Авраамович! Как, по-вашему, соответствует ли истинное число либералов-западников России цифрам, показанных на выборах ПАРНАСом и «Яблоком»?

 — Цифры показаны на выборах ПАРНАСом и «Яблоком» на самом деле не свидетельствуют почти ни о чем, потому что для начала мы не знаем, какие цифры был показаны. Уже себе вполне зафиксировано соответствующими специалистами, что объем фальсификаций на прошедшем голосовании был 35-40 %. Поэтому, что конкретно показали ПАРНАС и «Яблоко», судить очень трудно. Ясно, что в любом случае результат у них очень неважный. Но по каким причинам, огромная проблема. Кроме того, что такое либералы-западники в России сегодня? Можно ли считать, что, например, ПАРНАС представлял либералов-западников при таком составе первой тройки? Ну, да, ну Касьянов еще вероятно является либералом-западником, ну Мальцев точно не является, и профессор Зубов, при всем моем к нему уважении, монархист и, сложно сказать, является ли монархист в России либералом-западником. Он скорее, если он не западник, то консерватор. Но самое главное – разделение на либералов-западников и патриотов-почвенников, на самом деле, вообще уже в мире и в России, и в данном случае, как и во всем мире, один из немногих случаев, неактуально, на мой взгляд. Потому что сейчас в России водораздел проходит между сторонниками авторитарной, тоталитарной, как угодно называйте, но всеподавляющей и зачищающей политическое поле власти и сторонниками свободы. Свободу любят не только либералы, и тем более не только западники. Новгородское вече, как традиционный пример свободы в истории России, это не западническое, и не западное явление, и вовсе не либералы его устраивали и были на нем представлены. Традиция свободы она общая для, ну, по крайней мере, большей части мира. Разной свободы, где-то специфической, стремление к ней свойственно человеческой природе. Отсутствие ее в человеке свидетельствует, я в этом совершенно уверен, некоторые его ненормальности. Поэтому противостояние нынешнее, политическое противостояние в России – это противостояние сравнительно немногих сторонников нормы нормальной жизни достаточно большого, хотя и отнюдь не гигантского количества ее противников, в моем представлении, людей просто ненормальных. И очень большого количества ко всему равнодушных. Соответственно, большинство даже после всех приписок и фальсификаций на эти выборы просто не пришло. Поэтому истинное число либералов-западников можно будет узнать тогда, когда будут подлинно свободные, то есть конкурентные, свободные от начала и до конца, а не только в день голосования, свободные с точки зрения подготовки, агитации, привлечения сторонников, использования СМИ, и так далее, и т.п., выборы. И на них будет представлена партия либералов-западников. Вот если она будет представлена, а такой партии, как я уже сказал, де-факто просто не было, то тогда мы узнаем количество либералов-западников, а также узнаем количество славянофилов-почвенников и представителей любых других взглядов, которые будут. А эти прошедшие, так называемые выборы, они вообще ничего не показали, кроме того, что у действующей в России власти по-прежнему сохраняется и даже возрастает огромный административный ресурс, не мало, но отнюдь не такая уж и большая реальная поддержка, а также возможность использовать массу манипулятивных технологий, и просто фальсификаций. Ну, собственно на самом деле ничего нового они и не показали.

В.Кара-Мурза 23 года назад, 21 сентября 1993 года Борисом Ельциным был подписан и издан президентский указ № 1400, он предписывал Верховному Совету и Съезду народных депутатов прекратить свою деятельность. Верховный Совет отказался подчиниться указу президента, квалифицировав его, как государственный переворот, и отрешил его от должности. Однако именно президентской стороне принадлежало будущее, уверен журналист Николай Сванидзе:

 — Нельзя так сказать. В конечно счете, конечно, на самом деле историческая правда была на стороне Ельцина, потому что он был президент Новой России. Верховный Совет представлял старый, уже ушедший в историю, переставший существовать Советский Союз. И действовал в соответствии с Конституцией уже исчезнувшего не существовавшего государства. Значит, противостояло старое и новое. Новое – всегда право.

В.Кара-Мурза Каждая из сторон конфликта была по-своему права, уверен журналист Павел Гусев:

 — Я думаю, что время подтвердило, что этот весь конфликт был создан двумя ветвями власти не из-за того, что кто-то из них был прав, а просто мерялись, во-первых, силой, во-вторых, не понимали какой дорогой идти, какой путь выбрать. Ну, а самое главное, что в этом время начинала уже меняться сама власть, она понимала, что те демократические преобразования, которые грядут, или могут приходить, они будут смертельные для ново власти буквально через год, через 2, через 3. И для всех этих перемен, с каждой стороны была сделана попытка уничтожения своей ветки власти. В конечном счете, мы сегодня имеем то, что мы имеем.

В.Кара-Мурза Правоту президентской стороны интуитивно чувствовал все дни политолог Александр Баунов:

 — Ну, поскольку я современник событий, я, конечно, очень боялся гражданской войны. Я никак не симпатизировал людям, которым были в Верховном Совете. Я не думаю, что из того Верховного Совета, который все-таки был избран по советским процедурам, мог бы родиться настоящий русский парламент. Хотя, наверное, расстрел его с оружием крайне печальное событие, другое дело, что оружие было и на той стороне. Для меня это не та развилка, где в России могла бы родиться настоящая политическая система. Скорее всего, для меня 93 год – это та развилка, где в России могла родиться настоящая гражданская война.

В.Кара-Мурза Напомню, что нашей студии политик Александр Осовцов.

Александр Авраамович, 23 года назад был распущен Верховный Совет. Чью правоту в том конфликте подтвердило время?

 — Знаете, я считаю, что время подтвердила неправоту обеих сторон в конфликте 93 года. Потому что обе стороны были виноваты. Ельцин лично сформировал верхушку своих противников, именно он продавил, я другого слова и тогда не употреблял, кандидатуру Руслана Хасбулатова на должность председателя Верховного Совета. Именно он пригласил Александр Руцкого на позицию вице-президента, и так далее. Все руководители, я имею в виду политически-легитимные, не Баркашов, разумеется, какой-нибудь, или Макашов, а вот все действительно обличенные легальной властью лидеры, противостоящие ему группировки, это были люди, которых он не просто облек своим доверием, а добился предоставления им тех постов, которые они заняли. Если кто еще помнит процедуру выборов председателя Верховного Совета после того, как сам Борис Ельцин стал президентом, то без его поддержки и Руслан Хасбулатов эту должность не занял бы, и так далее. И он же не смог, не захотел с ними договариваться. И прибег к Указу 1400 о роспуске Верховного Совета и Съезд народных депутатов, того Верховного Совета, того Съезда народных депутатов, которые избрали его самого на должность председателя Верховного Совета, откуда собственно ему и открылась дорога в президенты России. С другой стороны, его противники, которые всем были обязаны ему, выступили против него, причем выступили сначала публично и крайне некорректно, а затем и пытались силой же решить вопрос отъема у него всей власти. Поэтому у меня и тогда было очень сложное отношение ко всему происходившему, мне не хотелось в этом участвовать, и пока я не увидел воочию, заметьте, не с чьих-то слов узнал о том, что в Белом доме находятся также и отряды откровенных нацистов, я был в затруднении. Но, вот когда это уже началось, когда вооруженные нацисты начали бесчинствовать в Москве, то да, тут я не мог не поддержать тех, кто боролся против них. Но, как результат, на самом деле, не только это событие 93 года, не единственная причина, но существенная причина того, что с тех пор в традиции российской политической жизни, и российской власти применять силу против оппонентов. Тогда, разумеется не впервые в истории России, но впервые в истории Новой России под огнем оказались не только вооруженные враги, но и именно что оппоненты. Я понимаю, что – где было отличить, если они все были в одном здании? Но, тем не менее, и, однако. Вот, во многом то, что мы имеем сейчас, это не легитимные с обеих сторон тогда, и со стороны власти сейчас, политические действия, и применение силы против тех, кто думает иначе только за то, что они думают иначе. Вот, весь предыдущий период, года с 88-го по 93-й, в России по крайне мере, я не могу сказать сейчас про весь Советский Союз, это гораздо более сложное было явление, но в России политическая дискуссия велась на политическом языке. И попытка ГКЧП применить силу закончилась позором и провалом. А в 93-м году применение силы закончилось успехом, и с тех пор власть стремится применять эту силу в самых разных ситуациях, при любом удобном и при массе неудобных случаях. Обе стороны были неправы, обе стороны внесли свой вклад в то, что Россия не выбралась на цивилизованный путь, и продолжает от него отдаляться.

В.Кара-Мурза В такие же сентябрьские дни 1922 года из советской России отплыл первый «Философский пароход», увозивший на чужбину неугодных светил российской общественной мысли. Политбюро заранее утвердило списки подлежащих высылке научных и общественных деятелей Москвы, Петрограда и Украины. Большинство высылаемых составляли лица гуманитарных профессий. Пассажирам «Философского парохода» повезло, считает адвокат Елена Лукьянова:

 — Инакомыслящие, думающие люди будут всегда уезжать оттуда, где не дают инакомыслить и думать. Это очень не эффективно, это очень обедняет любое государство, откуда такие люди уезжают.

В.Кара-Мурза Советская власть ошиблась, выпустив за рубеж идеологических оппонентов, уверен журналист Павел Гусев:

 — Я думаю, что в определенной степени потом, уже через 5-6-10 лет руководители нашей Коммунистической партии и государство пожалели о том, что они выпустили определенную часть философов на свободу. И то, что они там возглавили определенные центры политические, и вузы, и стали преподавать, книги писать, и выступать, и создавать достаточно нелестную картинку происходящего в России. Но, дело в том, что сама эта масса интеллигенции, которая выехала, она была настолько разрознена, она была настолько не объединена, она была настолько разнородна, что мы для истории сохранили буквально 2-3-4 имени из этой вот тусовки. Все остальное поникло, рассеялось, и в этом то, наверное, и был главный принцип, и хитрость на тот период времени большевистской власти. Они прекрасно понимали, что это никогда не будет объединяющей силой, что это все равно, как пыль рассеется, но 2-3 семечка прорастут. Они и проросли.

В.Кара-Мурза Бесчеловечным находит поступок тогдашних хозяев Кремля журналист Николай Сванидзе:

 — Ну, как можно говорить о цивилизованности и эффективности депортации интеллигенции из страны? Ну, а потом будем говорить о том, насколько цивилизованно и эффективно было использование газовых камер. Но, это бред просто. Бред репрессивного режима, который, естественно, в конечном счете, очень жестоко, страшно отразился на судьбе страны.

В.Кара-Мурза В сознательном уничтожении генофонда нации обвиняет большевиков экономист Сергей Алексашенко:

 — Гражданская война и чистки 30-х годов, и Великая Отечественная война, они привели к тому, что Россия потеряла огромную часть своего человеческого капитала. И понятно, что «Философский пароход» – это, видимо, завершение первой волны, связанной с уничтожением дворянства, как класса. Их уничтожали, как класс, как врагов пролетариата, крестьянства, но дворяне во многом были носителями гуманистических ценностей, цивилизационных ценностей, культурного наследия России. «Философский пароход» – это завершение процесса чистки дворянства, уничтожение дворянства. Потом стали уничтожать тех, кто позволяет себе думать. Потом стали уничтожать через одного, чтобы остальные боялись. Собственно говоря, последствия этого мы пожинаем до сих пор.

В.Кара-Мурза Депортация интеллектуалов избавила их от более страшной участи, признает писатель Михаил Веллер:

 — Во-первых, высылка интеллигентов на пароходе, равно на паровозах, равно пешком спасла этим интеллигентам жизнь. 15 лет спустя они благодарили судьбу за то, что они в середине 30-х не остались в Советском Союзе. Для судьбы же Советского Союза это было абсолютно безразлично, потому что, если бы их не выслали, то сослали бы, в лучшем случае. А господствовал бы все равно вульгарный, догматический марксизм. Работала бы все равно жестокая однопартийная система. Так что этот «Философский пароход» не причина и не следствие, это мелкая побочная деталь общего процесса, вернее горестного аспекта этого процесса – единомыслие, введение в стране полного единомыслия.

В.Кара-Мурза Утрата интеллигенции дорого обошлась стране, уверен писатель Дмитрий Быков:

 — Для страны это обернулось долгой интеллектуальной деградацией, отсутствием навыка полемики, потому что все уехавшие люди были друг с другом не согласны. Но самое главное – это спасло им жизни, и в результате мы можем считать самопознанием, многие другие полезные штуки. Так что это решение было не самым плохим.

В.Кара-Мурза Благотворность свершившейся акции отмечает журналист Максим Шевченко:

 — Для страны это обернулось тем, что они остались в живых, они не были расстреляны, тем, что Бердяев, Мережковский, Франкл и Ильин в итоге вернулись в страну. Если бы они остались в стране, то мы бы ничего не узнали бы из того, что они написали за это время. И мы не получили бы никакого анализа внешнего, аутсорсинга происходящего в стране. Я думаю, что и высылка Троцкого, и других левых коммунистов-троцкистов, которые проанализировали сталинизм, и высылка этих великих мыслителей русских, она была трансцендентна, они были тем самым спасены. Ленин их спас, их спас от последующего неизбежного расстрела, просто неизбежного расстрела. Я даже думаю, что одним из мотивов это было Таганцевское дело с расстрелом Гумилева, которое на самом деле привело к пониманию того, что уничтожение собственной интеллектуальной элиты, даже кадетской, даже оппозиционной, может просто привести к печальным последствиям для советской власти.

В.Кара-Мурза Диалектически подходит к проблеме владелец «Независимой газеты» Константин Ремчуков:

 — Если бы их не выслали на «Философском пароходе», их бы расстреляли здесь, и ничего бы не было, как не было, и не оставили после себя выдающиеся произведения сотни, может быть даже тысячи людей из разных областей: культуры, режиссеры, писатели, поэты, композиторы, экономисты, юристы, которые были репрессированы. Трагедия началась не в 22-м году, а Октябрьской революцией, когда на смену царскому, или временному к тому времени правительства, пришла диктатура пролетариата. Вот словосочетание «диктатура пролетариата» и крылся тот драматичный контекст России ХХ века.

В.Кара-Мурза Среди депортированных оказались экономисты, агрономы, кооператоры, политические и религиозные деятели. Катастрофические последствия случившегося для оставленной ими страны констатирует писатель Виктор Шендерович:

 — Паскаль сказал когда-то – «Если из Франции выслать 300 человек, Франция станет страной идиотов». С учетом демографии и размера страны, да, если из России в начале ХХ века выслать несколько сотен умнейших людей, Россия стала страной идиотов, не сразу, разумеется, постепенно. Это вектор. Ведь высылкой была начата отрицательная генетика, потом это продолжалось многие годы, и продолжается сейчас с небольшими исключениями. Редко-редко люди прошедшие вот этот лагерный отбор, вдруг попадали, по-настоящему интеллектуальная элита попадала на какие-то относительные вершины или рядом с вершинами, в лучшем случае их использовали. Ни о каких философах уже речи не шло к концу 20-х годов.

В.Кара-Мурза Напомню, что гость нашей студии политик Александр Осовцов. 94 года назад началась депортация инакомыслящей профессуры из России «Философскими пароходами». Как, по-вашему, насколько цивилизованной и эффективной оказалась такая практика?

 — Ну, странный вопрос насчет того, что эта практика вообще может быть названа хоть в какой-то степени цивилизованной и эффективной. Это очевидно, что она полностью противоречит всем нормам цивилизации, полностью и всем. Даже когда в античных Афинах судили Сократа, его судили на гласном открытом процессе, где он имел возможность защищать себя. А здесь просто людей, ученых, мыслителей, философов, писателей, деятелей культуры просто похватали, посадили на пароход и выслали, депортировали. Поэтому о цивилизации здесь говорить не приходится. А эффективной, ну, это смотря, что считать эффективностью. Это, как в предыдущем вопросе про МГБ. Если стране нужна всеподавляющая государственная идеология и органы безопасности, которые защищая власть диктатора или диктаторов, и якобы диктуемую ими идеологию, должны иметь право расправляться с кем угодно, будь то через псевдо суды, как это было в 30-е, включая тройки, или нынешние псевдо суды, пока, конечно, не творящие такого объема и такого уровня преступлений, как при большом сталинском терроре, но не видно ни одной причины, по которой они могут не выполнить приказы высшего руководства о начале этого большого террора. Вот если эта задача, то, конечно, это эффективно. Но эффективность эта она абсолютно ложная. Потому что эффективно то, что, по-видимому, с точки зрения нормального человека, эффективно – это то, что полезно стране в целом и большинству ее граждан. Как минимум большинству. Я не представляю себе страны, которой было бы полезно, чтобы из нее уехали ее лучшие умы и сердца. Ну, вот совсем не представляю. Поэтом в этом смысле, мне вспоминается разговор между гитлеровским министром пропаганды, тем самым, которого президент Путин считает очень талантливым человеком, Геббельсом и ректором самого известного германского университета Гейдельбергского Гильбертом. Геббельс спросил Гильберта: «Скажите, пожалуйста, профессор, сильно ли пострадал университет после изгнания оттуда профессоров евреев?» На что Гильберт ему ответил: «Господин министр, университет вообще не пострадал». И когда у Геббельса загорелись глаза от радости, от услышанного ответа, Гильберт закончил свою мысль: «Университета больше нет». Значит, по большому счету после «Философского парохода» и еще нескольких более жестоких акций, когда людей уже не высылали, а сажали и расстреливали, в Советском Союзе на довольно многие годы многие интеллектуальные виды деятельности, совершенно необходимые для здорового общества, включая и философию, которой я когда профессионально занимался, просто перестали существовать. Когда Набоков был за границей, он не в связи с пароходом, но тоже там оказался, и очень многие талантливейшие люди тоже, то советские граждане в обязательном порядке читали Семена Бабаевского. Это уже о многом говорит. Поэтому, ну, как можно считать эффективным убийство культуры? Эффективно с точки зрения уничтожения страны, да. Те, кто организовал «Философский пароход», этим фактически и занимались.

В.Кара-Мурза В эфире программа «Грани недели», в студии Владимир Кара-Мурза. Продолжим наш выпуск через несколько минут. В эфире программа «Грани недели», в студии Владимир Кара-Мурза. Продолжаем наш выпуск.

22 сентября 1999 года жители дома № 14 по улице Новоселов в Рязани обезвредили незнакомцев, переносивших тяжелые сахарные мешки из легковой машины в подвал. Все службы в Рязани были подняты по тревоге, введен план «Перехват», перекрыты все выезды из города. На совещании по борьбе с организованной преступностью глава МВД Владимир Рушайло заявил о предотвращении взрыва жилого дома. Через час после этого заявления, директор ФСБ Николай Патрушев сказал, что ФСБ производил в Рязани антитеррористические учения. За прошедшие годы власть сумела отвести от себя все подозрения, уверен журналист Павел Гусев:

 — Я думаю, что власть сумела это сделать, сегодня об этом никто не вспоминает, не говорит об этих фактах, не говорит о том, что это было, не говорит о взрывах, которые были на тот период времени. Это все уже поросло, об этом знают отдельные политические деятели, которые или используют, или приводят в нужный момент эти факты. Но на самом деле это все уже поросло быльем. И я думаю, что большая часть населения вообще даже не представляет, что такое могло быть.

В.Кара-Мурза Взрывы домов неотделимы от истории нынешнего режима, уверен адвокат Елена Лукьянова:

 — Я думаю, что в таких ситуациях никогда властям в итоге не удается отвести от себя подозрения. Наоборот, даже если власти к этому непричастны, обязательно будет конспирологическая теория, и она будет очень хорошо распространяться внутри граждан страны о том, что власти к этому причастны.

В.Кара-Мурза Напомню, что гость нашей студии политик Александр Осовцов. Александр Авраамович, 17 лет назад жители Рязани задержали офицеров ФСБ, заминировавших их дом. Удалось ли властям отвести от себя все подозрения, объявив произошедшее учениями?

 — Осенью 99 года обычные жители Рязани задержали в подвале террористов, которые минировали их дом, и таки заминировали. При ближайшем рассмотрении, эти люди оказались офицерами ФСБ. И было заявлено, что в Рязани проводились антитеррористические учения. Удалось ли властям отвести от себя подозрения вот этим странным объяснением? Ну, это смотря, в чьих глазах. В моих – нет. В глазах многих моих знакомых – тоже нет. Объяснения были абсолютно неудовлетворительные. Полагаю, что еще больше неудовлетворительности этих объяснений, недостаточности их, подтверждается тем, что власть тогда всячески попыталась, и потом непрерывно замазывала всю эту историю, скрывала ее, пыталась стереть память о ней, так и не давая никаких внятных, понятных и логичных ответов о том, что это было. Согласитесь, что силовой недопуск в Россию, отпечатанного уже за рубежом, тиража книги «ФСБ взрывает Россию» – это само по себе свидетельство того, что власть не уверена в своей версии. Потому что, ну, привезли книжку, и привезли, ну, кто-то прочитал, кто-то о чем-то задумался. Если там клевета, ну, извините, опять же, вы же сами постоянно всех посылаете в суд. А чего в суд было не обратиться? Ну, и даже в российский суд, приговор которого будет заведомо в пользу Путина и его любимого детища под названием ФСБ – нет. И даже разговор, спор на эту тему в ручном подконтрольном суде совершенно не то, чтобы не желателен, а практически не возможен. Ребята, если вы ни в чем не виноваты, если это были просто учения, и вы можете это объяснить, доказать так, чтобы здесь не оставалось никаких сомнений, тогда в чем проблема? Объясните, докажите! А то, что дискуссия на эту тему заканчивается тем, что одна из сторон применяет силу, и ряд людей, которые пытались расследовать эти события, ведь дело не только в Рязанских учениях, а во взорванных домах, в десятках погибших людей тогда в Москве, и не только в Москве. Вот в чем дело. А это что?! Вот эти люди погибли тоже на учениях ФСБ? Или это все-таки были террористы. Вот в чем проблема. Так вот, разговор об этом он не только не ведется, он, как я уже сказал, всячески подавляется. И это, разумеется, усиливает подозрения любого критически мыслящего человека, мои в том числе. Единственное, на что остается надеется, что следствие, настоящее, реальное, профессиональное следствие по поводу и этих событий в Рязани, и тех, которые им способствовали, где, я уже сказал, погибли люди, оно еще впереди, что многие участники и свидетели еще живы, и смогут дать показания. И что следствие сможет разобраться, что это было, и вероятно, представит свои доводы в суд.

В.Кара-Мурза На минувшей неделе в России активно обсуждалась идея учреждения министерства Госбезопасности, путем присоединения к ФСБ, ФСО и СВ России. Считается, что объединение разведки, контрразведки и федеральной охраны под одной крышей, позволит государству гораздо эффективней обеспечивать национальную безопасность. Кроме того, МГБ можно было бы рассматривать в качестве своего рода кадрового резерва для будущей политической элиты страны. Слияние спецслужб задумано для устрашения инакомыслящих, верен политолог Александр Баунов:

 — Ну, вопрос, как оно будет функционировать, и для чего это делается. Это делается для того, чтобы построить некоторую страшную декорацию, потому что декорация бывает не только приятной – вот, смотрите, мы носим галстук, у нас есть парламент, — это для одной части общества. Для другой части общества можно строить страшные декорации – вот, смотрите, у нас есть МГБ, КГБ – бойтесь. На самом деле, как и парламент, был декоративный, и МГБ будет примерно таким же декоративным. То есть, из самого названия ужаса еще никакого не следует. В мире раньше была тенденция, путь, по которому Ельцин пошел, это разделять спецслужбы, чтобы у них не было слишком большой власти. Слишком большая концентрация власти спецслужб – это не очень хорошо. А потом, после 11сентября, наоборот, и соответственно после Парижских терактов, все стали говорить, по крайней мере, на Западе, что у этих разделенных спецслужб не хватает координации, поэтому их надо, если не собирать в одну, то, по крайней мере, устраивать какое-то очень тесное взаимодействие. Если не собирать в одну по форме, то, по крайней мере, по сути. И собственно, так произошло в Америке после 11 сентября. Ну, и Франция сейчас этим занимается. Так что вопрос целей. Я думаю, что российская традиция она, конечно, такая, что этого надо скорее бояться, но с другой стороны наступление сталинских времен вдруг сейчас тоже как-то не из чего предполагать.

В.Кара-Мурза Пробным шаром считает слух о создании МГБ журналист Павел Гусев:

 — Ну, во-первых, никто еще МГБ не создал, и это только слухи, и это только откуда-то взятые, может быть, точки зрения того или иного силовика, которая была сделана специально утечка, чтобы посмотреть, как среагирует общество, как общество вообще будет реагировать на то, чтобы создать некую всесильную структуру. Но, на сегодняшний день, на мой взгляд, существует недооцененная силовая структура – это Национальная гвардия, которая в случае чего это является одним из самых надежных, боевых причем, отрядов с очень большим функциональным потенциалом своим. И поэтому на сегодняшний день говорить, будет ли МГБ, или будет что-то другое, мне кажется, рано. Вы посмотрите, что делается в силовых структурах, и вы поймете, что они достаточно всесильные. Ну, а координация их, в связи с созданием Национальной гвардии, вполне возможно, что будут какие-либо изменения. Но это все будет только на усиление Национальной гвардии.

В.Кара-Мурза Не считает панацеей от грядущих потрясений усиление силовых структур журналист Николай Сванидзе:

 — Ну, я вообще считаю, что органы Госбезопасности, тайные структуры все – это далеко не единственная, а часто и не лучшая защита стабильности государства. Но, тем не менее, люди, которые вышли именно из этих структур, они считают, что ничего лучше до сих пор в истории не придумано.

В.Кара-Мурза Напомню, что гость нашей студии политик Александр Осовцов. Как вы считаете, оправдала ли себя идея укрупнения органов Госбезопасности до размеров МГБ, не раз возникавших на протяжении ХХ века?

 — Идея укрупнения органов безопасности до размеров гигантского МГБ не просто возникала не раз на протяжении ХХ века, она порой и реализовывалась. И в Советском Союзе это было, когда существовал КГБ, и Главное Управление Имперской безопасности в гитлеровской Германии, и масса примеров такого рода тоталитарных и диктаторских режимов использовали эту идею, прежде всего, для укрепления самих себя и позиций своих фюреров, диктаторов, короче, всех многочисленных «отцов народов». Потому что именно эти персонажи всегда руководили этими монстрами. С какой точки зрения она может себя оправдать? С точки зрения того, что она продлевает жизнь таких режимов? Ну, на какое-то время действительно продлевает, как правило, хотя тоже не всегда. Но с точки зрения интересов прогресса, развития тех стран, где существуют такие режимы, чем дольше они существуют, тем больше урон наносится этим странам. Поэтому оправдать себя с точки зрения интересов граждан, эта идея не может, потому что в диктаторских режимах государство вообще, а органы безопасности, в смысле в частности, и в особенности, их интересам в принципе не служат. В этом смысле создание таких суперминистерств безопасности никогда себя не оправдывает. А с точки зрения интересов дикторов – наоборот оправдывает. Оправдала ли в своей время себя, кстати говоря, так и называвшееся МГБ, в последние годы правления Сталина? Ну, наверное, кому-то может показаться, что оправдала. Дело Ленинградской оппозиции, дело еврейского антифашистского комитета, ну, короче, хватало сфальсифицированных процессов, в результате которых убивали массу народа. Возможно, Сталин получал удовольствие. Его жертвы – нет, наверняка. Но оправдало ли себя сама идея создания этого чудовища? Ну, нет, конечно. Потому что только увеличило количество жертв, и не зная насколько продлило существование этого монстра, потому что 40 лет он еще просуществовал. Ну, да, МГБ, КГБ старался продлить его жизнь. А вот продлил ли? Если да, то от этого пострадали и страна, и прогресс, и возможности ее дальнейшего, в том числе и сегодняшнего развития. Потому что длительная, на протяжении 10-летий, подавление свободомыслия, прежде всего, оно даже за 25 лет, если бы все эти 25 лет Россия шла по пути развития свободомыслия, чего абсолютно не наблюдается, так вот, даже за 25 лет преодолеть все последствия невозможно. Для этого, по-видимому, нужен гораздо более долгий срок, а мы продолжаем углубляться в эти последствия, жить среди них, и вот как показывает сам вопрос, пытаемся возродить причины в полном объеме с тем, чтобы подавлять российское общество дальше. Ну, ясно, что мы, в широком смысле, как страна, не мы, как все люди, но, тем не менее, власть именно и конкретно и пытается это делать.

В.Кара-Мурза На минувшей неделе официальный представитель Следственного Комитета Владимир Маркин подал рапорт об отставке. Напомню, что гость нашей студии политик Александр Осовцов. Александр Авраамович, какую память оставил о себе генерал Маркин, отвечавший за имидж Следственного Комитета и работу с прессой?

 — Не знаю, кто что думает, но у меня от него осталось впечатление клоуна, откровенно говоря. Потому что человек, который готов был на псевдо юридическом языке порой, а порой на весьма, мягко говоря, бытовом, а грубо говоря, как из подворотни, языке объяснять правильность и высочайшее качество деятельности следственных органов в Российской Федерации, он не мог по природе своей производить впечатление серьезного профессионала. Ни на кого. Собственно, он и не пытался. Он обращался фактически не к тем, кто возможно что-то понимал в происходившем и происходящем, а к тем, кто готов был услышать и воспринять его порой ернические, порой издевательские, порой просто глупые сентенции, насчет того, что кругом враги, а органы не ошибаются, а у нас просто так не сажают. Собственно, никаких особенно других мыслей он, по-моему, никогда не транслировал, кроме тех случаев, когда пел на эстраде. Но это же вполне принятый в высших эшелонах современного российского руководства стиль. Начиная с «мочить в сортире», «идите ко мне бандерлоги», и вниз по всей вертикали, они и изъясняются именно так. И Маркин так изъяснялся. В моих еще раз воспоминаниях о его работе на данный момент, ну, глупость, непрофессионализм, шутовство, ерничество. Я уже, собственно, все это сказал. А более длительный, скажем так, период времени, вряд ли дадут кому-то возможность всерьез вообще о нем вспоминать. По стилю речи, как я уже сказал, он старался приближаться к Вышинскому. Другое дело, что ни масштаб дарования, ни обстоятельства ему не позволили к нему приблизиться. Вышинский ведь чем запомнился? Не столько бессовестностью, хотя конечно и ей тоже, не столько многочисленными нарушениями, вероятнее всего призрением или наплевательством на право и мораль, сколько огромным ключевыми нарушениями, вероятнее всего призрением или наплевательством на право и мораль, сколько огромным количеством жертв. Вышинский выглядит яркой фигурой, потому что за его ерничаньем стояли горы трупов и озера крови. А за Маркиным к счастью нет. Ну, да, за ним тоже, конечно, стоят, на мой взгляд, согласно моему мнению, откровенно преступные деяния, которые он защищал, отстаивал и пропагандировал. Ну, все-таки не те совсем объемы, которые за Вышинским. Поэтому он, скорее всего, как обычный шут, который фигляром был средним, а преступления совершил тоже средние, просто никому не запомнится. Ну, как какой-нибудь, помните, в первой Думе был один депутат? Не хочу сейчас называть его имя, он уже умер. Ну, вот очень тоже много болтал, говорил глупости, приходил с муляжом женского бюста на заседание Думы. Ну и кто его сейчас помнит, кроме тех, кто с ним там вместе в этой Думе заседал? Ну, так же и Маркин скоро забудут.

В.Кара-Мурза Большое вам спасибо за участие в нашей сегодняшней программе. Напомню, что гостем нашей студии был политик Александр Осовцов — депутат первой Государственной Думы, бывший директор программ фонда «Открытая Россия». Это все о главных новостях уходящих 7 дней. Вы слушали программу «Грани недели» на волнах радиостанции «Эхо Москвы». В студии работал Владимир Кара-Мурза. Всего вам доброго.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

nicolay_simonovsky Николай Симоновский 25 сентября 2016 | 02:26

полное непонимание "водораздела", который есть произведение агитации всех СМИ и кремлевских и альтернативных-прогрессистских: водораздел это "фамилия сердца".

Яблоко - для агитаторов и публики - не было именно "фамилией сердца", благодаря 20-летней травле ярлыками, дезами и сокрытию реальной информации об их позициях и делах.

Это же самое очевидно и из звучащей специфической аналитики г-на осовцова: он проанализировал состав партии, любимой сердцем бомонда, разумно выявив противоречие их позиций - прогрессистским человекообразным общественным интересам, и тут же, выведя яблоко за скобки своего "рассуждения", подытожил - "на выборах не было такой партии" (которая бы соответствовала), мол, "как я уже проанализировал". Ну нету яблока, кто ж этого не выучил. Сердцем.

Для медиа-бомонда и подведомственного прогрессистского электората на выборах всегда и опять яблока "не было". Не смотря на удавшееся "в последний момент", как выразился Венедиктов", привлечение других "фамилий" (выкинутых сердечными протеже бомонда - партией саморапускантов-фениксов и справедливыми антисиротами) - которые просто "вынужденно" согласились, наконец, пойти с "постылыми" для сердец бомонда и публики. Но, разумеется, не смотря на это долго званное объединение, медиа-бомонд не сменил сердечную ориентацию и демонстрировал либо агитацию за тот же антисиротско-крымнашистский нахнах, либо за "одномандатную" любимую "фамилию", но ни в коем случае не за яблоко и его ославленные до зубовного скрежета "фамилии".
Отсюда неявка и сумбур прогрессистского электората медиа-бомонда.
А кому еще, как не этому дезориентированному электорату, было поддерживать яблоко?
Поддержал, как традиционно, в соответствии со своей геймерской идеологией и критериями медиа-бомонда, брезгливо обозначает Венедиктов этого не сердечно-яичного, а содержательного избирателя - только "ядерный электорат яблока". И тоже дезориентированный, как заявил Венедиктов. Но вовсе не из-за "объединения", названной Венедиктовым почему-то "новой риторикой". Ничего подобного. Яблоко и "его" выборщик давно ждал от других отклика присоединиться именно к ним, а не к оттенкам то лимонова, то навального солидарного национализма.

Короче, занавес просвещения - и смыслов в России.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире