В.КАРА-МУРЗА: Здравствуйте. В эфире радиостанции «Эхо Москвы» еженедельная программа «Грани недели», в студии Владимир Кара-Мурза. Слушайте обзор важнейших событий прошедших семи дней и анализируйте мнения экспертов и гостей нашей передачи. Итак, в сегодняшнем выпуске:
 — Борьба с террористами или контроль за оппозицией? О новых инициативах прокремлевских законодателей;
 — Последователи и оппоненты Ленина готовятся отметить 90-летие со дня кончины вождя мирового пролетариата;
 — Запрет на профессию или взлет по карьерной лестнице — такова альтернативная цена журналистского ремесла в России;
 — Союз государства и православной Церкви становится реальностью в современной общественной жизни.

Вся минувшая неделя прошла под знаком упрямых попыток апологетов действующей власти установить цензуру в интернет-пространстве. На бессмысленность подобных действий не так давно публично указал глава государства. Тем не менее, сначала «Известия» объявили о готовности Федеральной службы охраны приступить к ежедневному мониторингу публикаций всех российских блогеров. На этой основе якобы будет создана специальная база негативно настроенных граждан, которые размещают на ресурсах публикации оппозиционной направленности. А под занавес недели законодатели решили обязать владельцев интернет-порталов хранить всю информацию пользователей в течение 6 месяцев. Далеко не безосновательными находит подозрения спецслужб в адрес блогосферы писатель Виктор Ерофеев:
 — Действительно, террористы нередко использовали (и, наверно, будут использовать) интернет в своих целях. И государство не может допустить, чтобы это было использование против него и вообще против страны. Но, с другой стороны, есть огромное количество силовиков в разных странах, включая самые демократические, которые хотят иметь больше влияния, силы, больше вообще погон и звездочек, и они будут всегда говорить о том, что надо закрывать. Поэтому здесь нужна очень четкая аналитическая система, которая скажет: вот здесь не переходите эту красную черту, но все-таки разрешите контролировать эти блоги, потому что тут может быть реальная опасность, а не фиктивная.

В.КАРА-МУРЗА: Придерживаться буквы закона предлагает властям журналист Николай Троицкий:
 — Цензуру оправдать нельзя ничем, в том числе цензуру блогосферы. Вообще у нас цензура запрещена законом.

В.КАРА-МУРЗА: Абсолютно не приемлет любых проявлений цензуры журналист Галина Тимченко:
 — Я категорический противник любого ограничения свободы слова. Пришла новость о том, что в Израиле решили запретить слово «нацист» и употреблять его только в образовательных целях. Мне кажется, что и это тоже ни в коем случае нельзя. Вообще в мыслепреступлении слова «преступление» быть не должно.

В.КАРА-МУРЗА: Сегодня гость нашей студии Леонид Велихов — главный редактор московского бюро радиостанции «Свобода». Добрый вечер, Леонид.

Л.ВЕЛИХОВ: Добрый вечер.

В.КАРА-МУРЗА: Как, по-вашему, можно ли оправдать цензуру блогосферы соображениями государственной безопасности?

Л.ВЕЛИХОВ: Я думаю, что нельзя. И главное, что я думаю: это совершенно бессмысленное действие. Как можно цензурировать воздух? Как можно цензурировать пространство? Таким же успехом увенчаются попытки цензурировать блогосферу, то есть сферу виртуального существования человеческого мнения. Как известно из физики: всякое действие рождает противодействие, значит, будут рождаться какие-то попытки обойти эту цензуру. В этом IT-специалисты будут совершенствоваться, соответственно будут совершенствоваться и активисты гражданской журналистики. Я не представляю себе, чтобы это дало какой-нибудь положительный результат.
Пример Украины, как мы помним, очень сильно напугал российские власти в 2004 году. «Оранжевая революция» — это, конечно, очень сильная кремлевская травма. Сейчас, может быть, наоборот она стала несколько залечиваться, когда в Кремле, в Москве увидели, что, в общем, на этот раз никакой новой «оранжевой революцией» дело не обернулось. Но, тем не менее, конечно, держат порох сухим. Я не представляю себе, чтобы в Москве было допущено какое-то подобие майдана, с одной стороны. Но это полбеды. Самое плохое, что я не представляю себе, что в Москве может произойти, уже исходя из интенции, как теперь говорят, самого демократического, либерального сегмента общества; майдан. Вот, что плохо. Кремль боится буйных, прежде всего. Буйных, как мы видим, среди оппозиционеров левого толка на примере того же Сергея Удальцова, Развозжаева и прочих, больше. Оппозиционеры либерального толка, следуя в точности заветам Салтыкова-Щедрина, предпочитают болтовню.

В.КАРА-МУРЗА: Спасибо. Напомню, что сегодня гость нашей студии — главный редактор московского бюро радиостанции «Свобода» Леонид Велихов. Продолжаем наш выпуск.
На минувшей неделе Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе выразила обеспокоенность по поводу приговора, вынесенному бывшему шеф-редактору екатеринбургского издания «Ура.ру» Аксане Пановой. «Это создает тревожный прецедент для независимой прессы в России и может задушить критическую речь в стране», — заявила представитель ОБСЕ по вопросам свободы прессы Дунья Миятович. Как известно, 9 января Ленинский районный суд Екатеринбурга приговорил Панову к двум годам лишения свободы условно, а в качестве дополнительного наказания запретил ей заниматься журналистской деятельностью сроком на 2 года. Запретом на профессию для коллеги возмущена журналист Галина Тимченко:
 — Конечно, она может делать свою работу в социальных сетях. Но, насколько я понимаю, Аксана Панова уже довольно давно не пишет сама. Она работала главным редактором и руководителем СМИ. Естественно, занимать эту должность она не может. Даже если она захочет публиковаться где-то еще, я не знаю такого главного редактора, который возьмет на себя смелость переступить закон и пойти против решения суда. Конечно, это запрет на профессию, при всем моем неоднозначном отношении к Аксане Пановой.

В.КАРА-МУРЗА: Абсурдным считает наказание, избранное для работника пера, журналист Николай Троицкий:
 — Что касается запрета на журналистскую деятельность — это чрезвычайно непонятное и размытое наказание, если его можно так назвать. Потому как понятно, там врачу нельзя быть врачом, учитель не может работать в школе, а что журналист? Он не имеет права писать просто в интернете, например? Нельзя же человеку запретить писать. Или запретить думать. Или может он (в данном случае она) под другим именем, псевдонимом выступить. Поэтому, по-моему, эта мера абсурдная и нелепая.

В.КАРА-МУРЗА: Принудительным устранением журналиста из медиапространства возмущен писатель Виктор Ерофеев:
 — Я думаю, что это один из тех случаев, когда это абсолютный запрет на профессию. Мне кажется, что здесь есть личные и политические, я бы сказал, неблаговидные причины, по которым именно она должна быть устранена. Это болезнь нашей провинции. В Москве бы, наверно, защитили ее посильнее, и до такого однозначного определения бы не дошло. Но наша провинция очень опасна для независимых людей, потому что там очень короткий удар происходит. От тела до тела короткий удар. От власти до диссидента коротко, и они могут сильно ударить.

В.КАРА-МУРЗА: Напомню, что сегодня гость нашей студии Леонид Велихов — главный редактор московского бюро радиостанции «Свобода». Как, по-вашему, Леонид, является ли приговор Аксане Пановой запретом на журналистскую профессию?

Л.ВЕЛИХОВ: Мне кажется, что он, прежде всего, является абсурдным запретом. Потому что есть такие профессии, на работу в которых можно объявить запрет. Например, в правоохранительных органах, в военной службе и так далее, и тому подобное. Журналистская профессия — слишком широкое понятие, особенно сегодня, когда существует гражданская журналистика и уже упоминавшаяся в нашем разговоре блогосфера; когда существует PR, которым, собственно, и занималась, насколько я знаю и помню, Аксана Панова, за что и пострадала. Так что мне совершенно непонятно, каким образом будет реализовываться это наказание. Мне кажется, это просто очередные, опять же цитируя Салтыкова-Щедрина, благоглупости (такого рода приговор).
У Аксаны Пановой, насколько я помню, очень сложный профессиональный и жизненный путь, поэтому я не взялся бы его комментировать. Я думаю, то, что, в конечном счете, она союзница и сподвижница Ройзмана, который стал мэром Екатеринбурга, на этом этапе сохранило ее от более жесткого и реального наказания. И слава богу. И я совершенно не собираюсь выступать здесь арбитром или судьей, но дело не такое уж прозрачное и чистое. Аксана Панова пострадала (тогда, когда она была привлечена к ответственности, и началось следствие) не за стремление к свободе слова, не за защиту демократических ценностей. Она все-таки была обвинена, заподозрена в том, что за какие-то публикации или, наоборот, за то, чтобы эти публикации не были обнародованы, заинтересованные лица (клиентура) ей и ее редакции заплатили деньги. Это не имеет никакого отношения к журналистике. Другое дело, что потом нашлись какие-то договора об обслуживании этих самых клиентов, и вроде дело с юридической точки зрения вышло вполне чистым. Но в этом случае я согласен с Союзом журналистов, что, повторяю, этот инцидент и конфликт прямого отношения к журналистике не имеет.

В.КАРА-МУРЗА: Спасибо. Напомню, что сегодня гость нашей студии Леонид Велихов — главный редактор московского бюро радиостанции «Свобода». Продолжаем наш выпуск.
В список объявленных на минувшей неделе номинантов премии «Оскар» так и не вошел фильм «Показательный процесс: История «Pussy Riot» режиссеров Майка Лернера и Максима Поздоровкина. Картина о скандальном «панк-молебне» должна была демонстрироваться в московском Гоголь-центре в самый канун Нового года. Но показ и дискуссия были отменены решением главы Департамента культуры Москвы Сергеем Капковым. В официальном письме Капков напоминал руководству театра, что Гоголь-центр — государственное учреждение, и именно поэтому оно «не должно ассоциироваться с именами персон, которые вызывают неоднозначную реакцию, и чья деятельность основана на провокации общества». Юридическую чистоту действий Капкова подчеркивает журналист Николай Троицкий:
 — Формально, конечно, имел право, потому как это государственный театр — Гоголь-центр (бывший театр имени Гоголя) — и находится в подчинении Департамента культуры. То есть никаких административных, юридических проблем нет. А другое дело, как к этому отнестись. Ну это уже старая история. По-моему, страсти уже улеглись по этому поводу. Мне кажется, что от просмотра этого фильма ничего страшного бы не случилось.

В.КАРА-МУРЗА: Двойственное отношение к действиям чиновника испытал писатель Виктор Ерофеев:
 — Тут, как посмотреть. С одной стороны, юридически и формально он имел право запретить. Театр сидит на его дотациях, и, в общем, он тоже может как-то влиять на политику театра. В этом, мне кажется, нет ничего страшного. Французы тут недавно запретили выступление комика, который любит антисемитские шутки, и заявили при этом, что это «торжество республики». Значит, они себе тоже такое позволяют. А с другой стороны, мне кажется, что это очень некорректно по отношению к театру, который, наверно, лучший театр нынче в Москве, и который этот показ предлагал в качестве дискуссии. И обсуждение, и вообще — это же то, что необходимо Москве для роста гражданского самосознания и общества. Мне кажется, что Капков прекрасно понимает, что это на пользу, а не во вред Москве. Я думаю, что это не его решение.

В.КАРА-МУРЗА: Неоднозначной находит роль, сыгранную в этой истории Сергеем Капковым, журналист Галина Тимченко:
 — Так он его не запретил, насколько я понимаю. Речь идет о том, что он вежливо попросил Кирилла Серебренникова не проводить это мероприятие, оставив, тем не менее, решение на совести Серебренникова, но напомнив ему, что Гоголь-центр все-таки был создан при поддержке правительства Москвы, и у них есть какие-то взаимные обязательства по отношению друг к другу. Дальше решение было Кирилла Серебренникова. Он мог сказать: «Извините, пожалуйста, культурную политику определяю я. И это мое решение: сдавать или не сдавать площадь под это событие». Или сказать: «Да, пожалуйста, я прекрасно понимаю, нам с вами еще жить и работать». Поэтому здесь Капков мог только рекомендовать. Другое дело, что Серебренников к нему прислушался. Ситуация сложная, не дай бог никому в ней оказаться, но, тем не менее, это не Капков.

В.КАРА-МУРЗА: Напомню, что сегодня гость нашей студии Леонид Велихов — главный редактор московского бюро радиостанции «Свобода». Как, по-вашему, Леонид, имел ли право Сергей Капков запрещать просмотр фильма о «панк-молебне», выдвинутого на премию «Оскар»?

Л.ВЕЛИХОВ: Отвечая на этот вопрос, я вспоминаю слова Пестеля, по какому-то поводу сказанные, что «ум мой в согласии, но сердце противится». Но в данном случае наоборот. Наверное, Капков не имел права запрещать, у него не было для этого достаточных, прежде всего, моральных оснований. Видимо, юридические были, потому что он сослался на то, что это государственное заведение и прочее. С другой стороны, я не очень представляю себе, чем бы обогатил российскую, московскую культуру показ этого фильма. Все происходящее, особенно после освобождения этих девочек (слава богу, что их освободили), вокруг «Pussy Riot» мне кажется совершенно нелепым фарсом. В частности, выдвижение фильма о них на «Оскар», предложения, которые они получают, насколько я знаю, в больших количествах, выступить с всемирными гастролями. Но у девочек, как мы слышали по той бессмертной записи на YouTube, даже нет музыкального слуха. Так что непонятно, с чем они будут гастролировать. Но это другая сторона вопроса. И я не склонен здесь усматривать какие-то мощные конспирологические пружины. Вполне возможно, что он действовал по собственной инициативе. Может быть, и получил какое-то указание. Но Сергей Капков — достаточно самостоятельная фигура, во всяком случае, в отношении социально-культурной политики Москвы. Но пока что неясно.
Я думаю, что они — Толоконникова и Алехина — должны переживать очень большую из-за обрушившихся на них после выхода на свободу славы и внимания психологическую ломку. И одному богу ведомо, в какую сторону их эта ломка приведет. Я очень хотел бы, чтобы они действительно стали правозащитницами, чтобы с них слетели какие-то напускные вещи, и они посвятили себя демократическому правозащитному движению. Это было бы замечательно.

В.КАРА-МУРЗА: На минувшей неделе храм Христа Спасителя вновь стал ареной всеобщего внимания. Как, по-вашему, объясняется ли это паломничество к Дарам волхвов каким-то распространением православного фундаментализма в последние годы?

Л.ВЕЛИХОВ: Мне кажется, что это объясняется, прежде всего, распространением моды. Православие и фундаментализм, мне кажется, не очень сочетаются в силу этих понятий, в силу самой природы (достаточно сложной) православия. Это все-таки религиозная, церковная тенденция, которая вырабатывалась на протяжении столетий, в результате очень сложного взаимодействия языческих традиций и собственно христианских, в результате противостояния с католической Церковью, с западно-христианской Церковью. Никакого фундаментализма. Мне кажется, что фундаментализм в принципе чужд православию. Когда приходишь в любую из московских или провинциальных церквей, там тоже не видно среди паствы так уж много лиц, фанатически изможденных, испитых и так далее. Я повторяю: православие все-таки пережило слишком сложную судьбу, тем более в XX веке, чтобы приобщение к нему после падения советской власти и коммунистической идеологии сразу вело в дебри фундаментализма. Мне кажется, пока что это достаточно… Для многих, во всяком случае, когда мы видим очереди в десятки тысяч человек, — это достаточно поверхностное увлечение, понимание религии как таковой и роли Церкви в жизни. Вместе с тем никого из этих людей я не склонен судить. Я считаю, что сам приход человека в Церковь (неважно: воцерковлен он или нет, мода это для него, вошел он туда в первый раз или он человек, глубоко верующий) действует очищающим образом. Так что, слава богу, что люди идут.

В.КАРА-МУРЗА: Спасибо. Напомню, что сегодня гость нашей студии Леонид Велихов — главный редактор московского бюро радиостанции «Свобода».
В эфире программа «Грани недели», в студии Владимир Кара-Мурза. Продолжаем наш выпуск. 9 десятилетий, прошедших с ухода из жизни вождя мирового пролетариата, лишь обостряют дискуссию вокруг его политического наследия. Известие о смерти Ленина пришло в самый разгар работы Второго Всероссийского съезда Советов. Съезд обратился с воззванием ко всем трудящимся, в котором призвал к единству и сплоченности. Было принято постановление об объявлении дня смерти Ленина Днем траура. Загадка личности вождя мирового пролетариата не дает покоя писателю Виктору Ерофееву:
 — Ленин — загадочное существо. Чем больше я о нем думаю, тем больше я понимаю, что он какой-то вообще неземной. Вот правильно его называли «грибом», можно его назвать каким-то НЛО даже или, например, загадочным объектом. Потому что все-таки вот так из ничего сделать революцию и все перевернуть. Из каких-то схем марксистских, которые никак не ложились на Россию. Тем более на Россию! Перевернуть это, удержать власть и создать тоталитарное государство. Это просто, я бы сказал, действие сверхъестественных сил. Я не нахожу основания, почему это могло случиться, а это случилось.

В.КАРА-МУРЗА: «Никогда еще после Маркса, — говорилось в обращении партии ко всем трудящимся, — история великого освободительного движения пролетариата не выдвигала такой гигантской фигуры, как наш покойный вождь, учитель и друг. Все, что есть в пролетариате поистине великого и героического, — утверждали авторы обращения, — все это нашло свое великолепное воплощение в Ленине, имя которого стало символом нового мира». Высоко оценивает практическую сторону деятельности основоположника ленинизма журналист Николай Троицкий:
 — Владимир Ильич Ленин был, безусловно, гениальный политик, особенно гениальный даже не столько теоретик, сколько гениальный практик. Причем, как известно, за время своей политической биографии, он как практик менял свои представления, действия, методы. В общем, кардинально менял все много раз, даже не подсчитать, раз 10 как минимум. Совершал крутые повороты, абсолютнейше сжигал все, чему поклонялся и наоборот. То есть потому, что человек был очень прагматичный, очень циничный, очень жестокий и при этом очень эффективный. Потому, как, естественно, не в одиночку, потому что в одиночку никто никогда, но, тем не менее, только он мог совершить абсолютно невероятное — совершить революцию в Российской империи. Правда, власть, конечно, лежала на земле к октябрю 17 года, но для того, чтобы поднять и создать на этом пустом месте государство заново, это надо быть гениальным человеком. Роль же его в целом для человечества была скорее, на мой взгляд, положительная: для всех стран, кроме той, в которой он совершил революцию. Потому как, посмотрев на то, что произошло в России, во многих, да и во всех развитых странах поняли, что с рабочим классом шутить не надо, не надо его угнетать чрезмерно, пошли на значительные реформы, послабления и улучшение жизни. И, в общем, в результате рабочие (крестьяне тоже) во всем мире зажили лучше, за исключением так называемого государства рабочих и крестьян, где как раз жизнь их стала еще более невыносима. Но это я говорю по собственному опыту, потому что я в этом государстве достаточно долго жил. Так что вот такая неоднозначная фигура. Но, безусловно, гений, заслуживающий тщательного изучения.

В.КАРА-МУРЗА: «Священная ненависть к рабству и угнетению, — продолжал посмертный панегирик к вождю, — революционная страсть, которая двигает горами, безграничная вера в творческие силы масс, громадно организационный гений, — все это неотъемлемые качества Ленина». Соратники отмечали «бесстрашный ум, железную, несгибаемую, упорную, все преодолевающую волю покойного вождя». Отсутствием Ленина в исторической памяти соотечественников тем более удивлена журналист Галина Тимченко:
 — Понятно, что Ленин — одна из центральных фигур XX века. Мы, кстати, собрались сейчас делать большой спецпроект, как раз по поводу этой даты. Нет, к этой дате мы не успеем никак. И пришли к странному выводу: эта страна давно перестала быть страной Ленина. До сих пор мы видим таблички, пройдите по центру Москвы: на каждом 5-м доме будет доска «здесь Ленин сделал это, здесь Ленин сделал то, здесь Ленин выступал тогда-то, здесь Ленин подписывал такие-то документы, метрополитен имени Ленина, ледокол имени Ленина, Ленинский проспект, площадь имени Ленина, памятники имени Ленина». И казалось, что этому человеку посвящено в этой стране все. Но, как выяснилось при ближайшем рассмотрении, остались только таблички. Ленина нет. И если уж и есть центральная фигура в этой стране XX века, то, к сожалению, это… Да не к сожалению, а как есть — это Сталин. А Ленинское наследие, каким бы оно ни было тяжелым или там катастрофическим для России, практически развеяно в прах. Ленин умер.

В.КАРА-МУРЗА: Напомню, что сегодня гость нашей студии Леонид Велихов — главный редактор московского бюро радио «Свобода». Вот 90 лет назад умер Ленин, как, по-вашему, какова его роль в истории XX века?

Л.ВЕЛИХОВ: Колоссальная. Это человек, который просто развернул ход движения истории. Человек, который расколол мир на 2 противоборствующих части. Там половина, не половина – неважно, в каком соотношении. Его роль трудно переоценить, она гораздо более значительная и фундаментальная, чем роль, скажем, Сталина или Гитлера. Эта роль просто не имеет прецедентов, я считаю. Другое дело, что (я отнюдь говорю это не со знаком плюс), нужно реально оценивать, что такое Ленин. Человек который сумел поставить на дыбы колоссальную по своим размерам страну, объявив большевистскую партию пролетарской партией, в то время как в России было меньше 3% пролетариата, а сама большевистская партия состояла из нескольких сотен, из нескольких тысяч, другое дело, что часто очень активных, очень по-своему талантливых, одаренных людей, самым одаренным, самым талантливым, самым безумно мотивированным из которых был сам Ленин.
Мы все отлично помним, как сперва в «оттепель», то есть в период жизни Советского Союза после падения культа личности Сталина, сперва этот период, а потом и горбачевская «перестройка» шла под какими лозунгами? Под лозунгами «Возвращение к ленинским нормам жизни, к ленинским нормам демократии» и так далее и тому подобное. Ленин противопоставлялся Сталину. Такова объективная, вернее субъективная историческая реальность. В объективной реальности Сталин, как правильно гласили лозунги сталинского времени, — это Ленин сегодня. Так оно и было, но общество много поколений, в том числе и поколения, которому принадлежим мы, на том этапе противопоставляло Ленина Сталину, потому что сталинские репрессии были еще очень свежи в памяти. Они, конечно, перекрыли по своим масштабам репрессии 20-х годов, а репрессии 20-х годов большинство знало достаточно мало, в то время как о сталинских репрессиях после 56-ого года мир узнал в очень большой полноте. И потом людям, огромному советскому обществу, интеллектуально очень активному, интеллектуально очень богатому, нужен был какой-то оселок, за который бы оно уцепилось, как за какое-то положительное начало.
Невозможно было сразу сказать, что XX век, по сути дела, Россия прожила зря, как сказал впоследствии Солженицын, отметив, что XX век Россия проиграла. Поэтому шло это постепенное познание, постепенный отказ от культа Ленина. Он был очень поступательным и гораздо более медленным, чем отказ от культа Сталина. Ну, стоит этот мавзолей Ленина уже давно как артефакт, ну, ходят какие-то политические карьеристы во главе с Зюгановым возлагать цветы. Я не представляю, чему реально будет способствовать вынесение Ленина из мавзолея. Тем больше, кроме всего прочего, надо еще разворошить могилы всех ленинских и сталинских сатрапов, это тоже куда-то переносить. И что получится на этом месте, даже трудно себе представить. Я не вижу… Неслучайно за вынос Ленина кто активней всего ратует? Министр культуры Мединский — известный политический хамелеон. Такого рода люди. Серьезные люди, серьезных демократических убеждений, последовательных демократических убеждений давно, по-моему, уже от этой мысли как какой-то такой генеральной идеологической мысли уже отказались.

В.КАРА-МУРЗА: Спасибо, напомню, что сегодня наш гость Леонид Велихов — главный редактор московского бюро радио «Свобода». Продолжаем наш выпуск.
Считанные дни, остающиеся до начала зимних Олимпийских игр в Сочи, до предела обострили активность в направлении антитеррора и предотвращения экстремизма. Сначала под запрет попали стограммовые емкости для лекарств и детского питания, проносимые на борт самолета, а логическим завершением этой цепочки стали планы по ограничению использования анонимных интернет-кошельков. Провоз детского питания имеет весьма опосредованное отношение к проблеме терроризма, убеждена журналист Галина Тимченко:
 — Примерно такое же, как танцы на площади имеют отношение к терроризму (какими бы они ни были: лезгинка или гопак). И точно так же не имеют отношения к терроризму интернет-платежи. На самом деле это очень неразумное решение, от которого, к сожалению, депутаты не откажутся.

В.КАРА-МУРЗА: Наивными находит новые меры антитеррора писатель Виктор Ерофеев:
 — Борьба с терроризмом во многих странах (может быть, за исключением США) все-таки формальная. Вот говорят, что нельзя провозить жидкости больше 100 миллилитров, ну а если я с женой провожу по 50? Так мы сливаем в стаканчик, получается 100. Правда же, это как-то все неразумно и по-детски звучит. Террористы с каждым разом становятся все более и более изощренными и могут выдумать какую-то электронную рогатку, которая сможет поражать самолеты с земли или еще как-нибудь. Не дай бог, конечно. Поэтому борьба с ними должна быть жесткая и качественная. А запрет этот просто от отчаяния, потому что мы-то знаем, что если все жидкости не запретим, то они сольют в одну колбочку.

В.КАРА-МУРЗА: Запоздалыми считает усилия спецслужб журналист Николай Троицкий:
 — На мой взгляд, все запреты, которые появляются после совершения определенного рода терактов, — это лихорадочная, нервная, абсолютно бессмысленная реакция со стороны государства и спецслужб. Потому что после того, как один человек попытался пронести какое-то взрывчатое вещество в ботинке, нас всех до сих пор (где-то уже это кончилось) заставляют разуваться, например. Это абсолютно лишено всякого смысла, потому что если один так попробовал, это вовсе не значит, что все остальные будут делать то же самое. И я с ужасом жду, что какой-нибудь террорист попытается пронести взрывчатое вещество, извините, в ширинке. Что тогда делать? Как тогда будут реагировать спецслужбы? Все это очень глупо и, по-моему, неэффективно, но так как все они отчитываются перед собственным начальством, они должны изображать деятельность, они ее бурно изображают.

В.КАРА-МУРЗА: Напомню, что сегодня гость нашей студии Леонид Велихов — главный редактор московского бюро радио «Свобода». Как вы считаете, Леонид, имеет ли отношение к борьбе с терроризмом запрет безналичных платежей и провоза в самолете детского питания?

Л.ВЕЛИХОВ: Мне кажется, что не имеет, хотя я не сотрудник спецслужб, не имею соответствующей подготовки. Я просто не представляю, каким образом это может быть. Вот нигде в мире этот запрет детского питания и вообще каких-то емкостей, жидкостей меньше 100 миллиграмм (если я не ошибаюсь) не привел ни к каким новым террористическим актам. Они продолжаются, к сожалению, в основном в России. То же самое с этими безналичными платежами. Этого, что, нет в остальном мире? В остальном мире это существует. Почему не прибегают там к этим мерам и успешно борются с терроризмом? Почему в Америке не было никаких терактов… Уже нельзя, к сожалению, сказать, что не было (после Бостона), но было их крайне мало после 11 сентября. А у нас теракты стали буднями. От того, что не отменили провоз детского питания? Сомневаюсь. Так что, к сожалению, я очень мало верю в эффективность подобных мер. В создавшихся условиях, когда действительно опасность террористических актов существует и существует всюду, а не только на Северном Кавказе, к которому Сочи примыкает, другого выхода, видимо, не было. Другое дело, что, конечно, странно и в какой-то степени даже жалко выглядит: вот такая вот Олимпиада, столь пышно организованная, на которую ушло такое огромное количество средств, для подготовки которой были попраны права сотен и тысяч жителей Сочи, которых принудительно выселяли с их земли, вообще десятилетиями насиженных мест страны. Странно и жалко, повторяю, выглядит Олимпиада в стране, раздираемой такими противоречиями. В стране, в которой все время совершаются теракты. Все-таки Олимпиада — это праздник. Это праздник спорта, но это не праздник, как поется в песне: «со слезами на глазах», а боюсь, что у нас получается что-то в таком духе.

В.КАРА-МУРЗА: Спасибо, напомню, что сегодня наш гость Леонид Велихов — главный редактор московского бюро радио «Свобода». Продолжаем наш выпуск.
На минувшей неделе тележурналист Михаил Леонтьев был официально назначен на должность пресс-секретаря Директора департамента информации и рекламы в ранге вице-президента компании «Роснефть». Он будет курировать блок внешних коммуникаций рекламы и выставочной деятельности. В первом же своем интервью он отметил, что его новый начальник Игорь Сечин — человек, который любит порядок во всех смыслах. «Он работоголик и того же требует от всех», — сказал Леонтьев о Сечине. Духовной близостью с новым работодателем объясняет карьерный взлет журналиста писатель Виктор Ерофеев:
 — Это просто два сердечных друга, которые решили сблизиться и по работе, а не только, наверное, по отдыху или по каким-то переживаниям в политической жизни. Я думаю, это то, что всегда характеризует русский чиновничий мир: если я высоко, то я обязательно возьму своего друга и улечу с ним вместе в космос.

В.КАРА-МУРЗА: Михаил Леонтьев в разное время возглавлял редакции и отделы ведущих общественно-политических и экономических изданий, в том числе «Коммерсанта», «Сегодня» и «Независимой газеты». При этом не склонен считать состоявшееся назначение оценкой профессионализма Леонтьева журналист Николай Троицкий:
 — Я не берусь судить о профессионализме. Причем не очень понятно, в какой именно сфере профессионализм. Уж точно не в журналистике, а если в сфере агитпропа, то, наверное. Но на самом деле это, скорее, стало оценкой его усилий на почве лояльности и проведения линии партии в действие. Просто получил заслуженную награду за долгую службу.

В.КАРА-МУРЗА: Напомню, что гость нашей студии Леонид Велихов — главный редактор московского бюро радио «Свобода». Как, по-вашему, Леонид, стал ли пост вице-президента «Роснефти» оценкой профессионализма Михаила Леонтьева?

Л.ВЕЛИХОВ: Мне трудно ответить на этот вопрос, потому что я Михаила знаю очень давно, мы вместе с ним работали и в «Независимой газете», и в газете «Сегодня». Это был блестящий журналист. Это человек очень яркий, человек очень высокого профессионализма (я имею в виду тот период и «Независимой газеты», и газеты «Сегодня»). То, чем он занимается сейчас, в 2000-е годы, все-таки не имеет, как мне кажется, отношения к журналистике. Михаил занимается как раз пиар-работой. Я не склонен, опять же, вносить в эти свои слова какую-то иронию, скепсис или уничижительный смысл, но, конечно, то, что человек стал… По-моему, он все-таки на уровне вице-президента (он пресс-секретарь в ранге вице-президента). Наверное, это все-таки, конечно, вознаграждение за лояльность и за те незаурядные усилия, которые Михаил Леонтьев потратил на идеологическое подкрепление, идеологическое обоснование существующего в стране политического порядка вещей.
Я помню Михаила человеком широких политических и, прежде всего, либеральных взглядов. Потом эти взгляды изменились. Ну, в конце концов, каждый из нас волен менять взгляды. Внимание привлекают случаи, когда плюс меняется на минус, когда взгляды меняются на противоположные. Случай Михаила именно такого рода. В условиях, когда не существует гражданского общества, когда не существует конкуренции (прежде всего, политической конкуренции), когда власть сосредоточена в руках узкой группы лиц, при этом лиц непонятных, неясных политических взглядов (это скорее такие взгляды чисто популистские), о какой журналистике вообще может идти речь? Вот в этих условиях речь идет, прежде всего, о таком идеологическом публицистическом пиар-обслуживании существующего (не хочу употребить слово «режим») порядка, политического порядка. Так что все на самом деле абсолютно логично, и новая должность Михаила Леонтьева абсолютно логична. Эта карьера типична и для нынешнего времени, и для всех времен России, потому что, опять же, теперь уже вспомним другого классика — Островского и его персонажа Глумова из комедии «На всякого мудреца дольно простоты». Это все абсолютно типичные, классические, даже, выражаясь научно, архетипические судьбы. Я имею в виду судьбу Михаила Леонтьева.

В.КАРА-МУРЗА: Большое вам спасибо за участие в нашей сегодняшней программе. Напомню, что гостем нашей студии Леонид Велихов — главный редактор московского бюро радиостанции «Свобода».
Это все о главных новостях уходящих 7 дней. Вы слушали программу «Грани недели» на волнах радиостанции «Эхо Москвы». В студии работал Владимир Кара-Мурза. Всего вам доброго.

Комментарии

29

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

19 января 2014 | 08:47

Переименуем Гоголь-центр в Пусси-центр!


19 января 2014 | 08:50

Православие полно суеверий и на поверхностного прихожанина действует не очищающе, а засоряюще.


19 января 2014 | 08:53

Запрет журналистке работать - месть самца-губернатора за отказ.


19 января 2014 | 08:58

Мувзалей и дары волхвов - оддно и то же.


19 января 2014 | 09:09

Борцы с терроризмом похожи на ищущих предлогов получить взятки за что-нибудь, а в такой ситуации стоит запретить всё.


(комментарий скрыт)

wurm 19 января 2014 | 15:56

Нельзя же человеку запретить писать. Или запретить думать.
--------------------------------------------------------------------------------------
Запретить думать, увы, можно. Госдура - тому пример.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

a_tas 19 января 2014 | 16:36

Мувзалей и дары волхвов - оддно и то же. )))

Там еще пояс надо добавить да и телевидение, которое денно и нощно об этом (сейчас кроме мавзолея) трубит, что это святыни, которые ....

А если разобраться, - по телевидению идет просто пропаганда и не очень здоровое общество готово бросаться на все, - да еще и церковь как всегда подсуетится вовремя.
Не было бы агрессивной информации - не было бы таких и очередей.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

a_tas 19 января 2014 | 16:32

ПОЧЕМУ ЗА МОИ ДЕНЬГИ МНЕ ДИКТУЮТ , ЧТО МОЖНО СМОТРЕТЬ? ))))

Выкручивается власть, ее представители, мол надо показывать то, что не провоцирует общество.
Хотя, провоцирует\не провоцирует - определяют они "на глазок", по своему уму и разумению.

Это как театральная таможня.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

vanica 19 января 2014 | 16:37

фотку ему подобрали... почему то вспомнил тюленя сразу


(комментарий скрыт)

s165100 19 января 2014 | 17:50

Вот так, не броский, не блещющий талантами мужичок, тихим, вкрадчивым голоском наболтал себе на крутую должность и безбедную старость. А вы продолжайте завидовать.


gregor 19 января 2014 | 17:51

Всё же Кургинян с пеной ,смотрелся бы с Сечиным более в выгодном ракурсе.
Кургиняна бы на эту должность .


man_with_paddle 20 января 2014 | 18:30

У Кургиняна мочки достаточной длины? Может -вам попробовать? :)


strim 19 января 2014 | 17:58

Эту должность украсил бы Леонтьев.....Валерий


ohrjr 19 января 2014 | 19:14

Троицкий утверждает, что мировая буржуазия испугалась Ленина и российской революции и сделала послабления пролетариату и т.д. Сообщаю: в Германии в 1883 году был принят закон об обязательном социальном страховании наемных работников!Дедушке Ленину тогда было всего 13 лет.


(комментарий скрыт)

paron 19 января 2014 | 20:52

Всё очень просто место у него такое,убирать и подтирать...


(комментарий скрыт)

19 января 2014 | 21:25

Миша Леонтьев добился таки почетного звания "Миша 2процента Роснефти", с чем мы его и поздравляем!


(комментарий скрыт)

19 января 2014 | 21:45

России всегда не везло на правителей!
То самозванцы, то назначенцы.


19 января 2014 | 22:08

Л. Велихов - вполне разумный чел.


ys171717 19 января 2014 | 23:37

Все это похоже на детский фильм. У генералов и шестерок Урфина Джюса такие лживые и пародийные лица, как будто их специально выбирали на эти роли.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире