Время выхода в эфир: 29 августа 2013, 07:15

А.СОЛОМИН — Добрый день! У микрофона Алексей Соломин. Я нахожусь в  кабинете главы города Владивостока Игоря Пушкарева. Игорь Сергеевич, здравствуйте. Мы делаем интервью для программы «Город за спиной».

И.ПУШКАРЕВ — Здравствуйте!

А.СОЛОМИН – Первый вопрос связан с приближающимися выборами. Во Владивостоке они тоже пройдут. 8 сентября единый день голосования. И, я просматривал новости по этому поводу, и первое, что мне бросилось в глаза, это появление кандидатов, которых снимают с регистрации за нарушения при подаче документов – нет, каких-то документов или в них что-нибудь не так. Речь идет о Николае Марковцеве, от «Яблока» который выдвигался; выдвиженца «Демвыбора» Павле Щетините, и еще «Союз горожан» — Владимир Гильгенберг. Здесь меня интересует, прежде всего, вот, что: Ваше отношение к широкому представительству разных политических сил, то есть, грубо говоря, к ассортименту оппонентов. Вы, скорее, склоняетесь к тому, что они должны быть, несмотря на какие-то, может быть, нарушения, если они не значительные, либо нужно до конца идти по букве закона и снимать за любые отклонения от норм, которые предписываются. Вот, именно, содержательный момент – что для вас ближе, что вам интереснее кажется?

И.ПУШКАРЕВ – Исходя из здравого смысла даже, как для кандидата, который избирается, мне кажется, что, чем больше будет претендентов, тем для меня лучше, потому что, так или иначе, они свои голоса определенные – те, кто не будет голосовать за меня, допустим, не считают нужным – они будут их между собой растаскивать. А, я считаю, что у меня электорат есть, ядро достаточно большое, мощное, поэтому, чем больше будет других кандидатов, тем лучше в моей избирательной кампании. То есть, это, исходя из такого расчета, что ли. А, с точки зрения, вообще, подхода, есть у нас кандидаты, которые специально, на мой взгляд, делают какие-то ошибки, нарушения, чтобы их сняли, и потом заявить, что, если бы не сняли, то тогда бы «пошли клочки по закоулочкам», уж тогда бы они победили. То есть, поэтому, пусть уж лучше они останутся и победить их на выборе – пусть люди пойдут и проголосуют, посмотрят кто, что стоит. Пускай остаются, и в данной ситуации это так.

А.СОЛОМИН – Вы же не уходили в отпуск во время предвыборной кампании? Почему решили не делать перерыв, поскольку агиткампания должна проводиться вне рабочее время? Получается нагрузка лишняя.

И.ПУШКАРЕВ – Периодически, я ухожу в отпуск. Несколько дней назад я уходил в отпуск, когда у меня были агитационные встречи. А так, я встречаюсь каждый день, но встречи – они не агитационные, а рабочие. В принципе, где-то с начала января 12-го года я эти встречи провожу почти каждый день, и по выходным. И во дворах встречаюсь. Сначала это были выборы президента, связанные с выборами президента, потом перетекли в выборы в городскую думу, потом перетекли в  мои выборы. Поэтому, эти встречи рабочие, а там, где агитационные, я ухожу в отпуск и в нерабочее время встречаюсь.

А.СОЛОМИН – Еще один вопрос, связанный непосредственно с вашей личностью. Есть довольно мощное движение в российском сегменте интернета «Диссернет», где люди занимаются анализом диссертаций чиновников, и, в частности, ваша фамилия в  этом списке тоже появилась. Говорят, что у вас тоже диссертация на 60% — это плагиат, и возникает вопросы к тому, что она была защищена через год после окончания вуза. Вот, что вы ответите на это, как вы можете это прокомментировать?

И.ПУШКАРЕВ – На самом деле, действительно, я уходил в академический отпуск, потому что я работал, и нужно было зарабатывать на учебу. И, затем я восстановился, и уже, так сказать, осознанно пошел и получил высшее образование, диплом. И, также мне было предложено сразу же работать над диссертацией, что я и сделал, и работал над диссертацией. Более того, могу сказать, что тема диссертации, как раз: «Правовые аспекты форума Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества – АТЭС». И, когда я поступил на первый курс, как раз, был первый международный форум, когда город Владивосток только открылся, и этот АТЭС обсуждали. И я участвовал, как студент, как переводчик в этом форуме уже после первого курса.

А.СОЛОМИН – Это, в Брунее, который был?

И.ПУШКАРЕВ – Нет, это во Владивостоке. Не форум АТЭС, а форум во Владивостоке. Владивосток только открылся и первый международный форум во Владивостоке был здесь. И, как раз, эти вопросы на этом форуме обсуждались. Это не в рамках АТЭС. Но, как раз по АТЭС, по Тумангану, по развитию Владивостока, по его интеграции – это все обсуждалось. На протяжении моей жизни я в этом направлении работал, поэтому, это судьба, если хотите – можно так сказать. И, я участвовал в том, что, как глава города уже готовил этот АТЭС. И когда-то писал диссертацию, когда-то защищал диплом, и когда-то на факультете международных экономических отношений я этим и занимался – это, так сказать, моя профилирующая…. Так получилось, я участвовал в первом форуме, когда Владивосток только открылся, во Владивостоке этот форум проходил, эти аспекты, как раз, и обсуждали. Поэтому, если посмотреть на мою биографию, можно сказать, что с самого начала, с 92-го года этим занимался. Вообще, диссертация сама по себе, это, скажем так, не техническая степень, и не какое-то физическое явления я описываю. Можно всегда на любую гуманитарную в этой сфере диссертацию сказать, что где-то, какие-то мысли позаимствованы. Конечно, это связано с тем, что я работал, и, что я набрал какой материал… Поэтому, считают – пусть доказывают, пусть идут… Я в этом плане уже привык к разного рода – на должности политической – к разного рода обвинениям отношусь очень спокойно. Пожалуйста, пусть доказывают, готов отвечать на вопросы, которые будут ко мне.

А.СОЛОМИН – Игорь Пушкарев в нашем эфире – глава Владивостока. Здесь, собственно, мой повод для визита – это посмотреть на Дальневосточный федеральный университет. И, в связи с этим, к вам тоже появились вопросы, почему, например, — понятно, что это федеральное решение, сделать там университет, но, тем не менее, на ваш взгляд, как главы города – не стоило ли использовать остров Русский как-то по-другому? Развивать там бизнес-кластер на той территории, которая отдана в кампус. Все-таки, это закрытая территория. Может, вы какую-то другую выгоду смогли из этого извлечь? Перенести центр города, например, туда, административные здания или еще что-то.

И.ПУШКАРЕВ – Я думаю, что использования острова правильное. Оно, в соответствии с генеральным планом развития города. Там, как раз, и планировалось еще в 70-е годы развивать этот остров, заселять его. Прирастать Владивосток должен, но никакого промышленного производства, никакого портового хозяйства развивать не планировалось даже тогда. Потому что там довольно интересная, многообразная, богатая природа. Там много реликтовых «краснокнижных» деревьев, водятся там всякие очень редкие виды лягушек, насекомых и так далее, поэтому там нужно очень грамотно подходить. И в плане развития города, именно, полуостров Саперный острова Русский планируется к плотной застройке, а не весь остров. Остальная часть это будет рекреация, в лучшем случае, это будут дома отдыха, а так, там полностью планируется сделать парк уссурийской тайги. И то, что там будет университет, там есть университет – кампус – он будет развиваться дальше. Это вполне с планом развития гармонично. Также на этом полуострове Саперном острова Русский будет строиться жилье. По генплану города до 100 тысяч человек там будет проживать.

А.СОЛОМИН – Речь идет об элитном жилье?

И.ПУШКАРЕВ – Речь идет о разном жилье. Это комплексная застройка и малой этажности до 18 этажей возможно строительство на отдельных участках. То есть, это будет комплексная застройка, где будет предусмотрено отдельное зонирование коттеджного типа. Сейчас, кстати, создан кооператив, где сотрудники университета и Академии наук строят уже поселок свой. Там будут разные этажности, но, в основном, это индивидуальные, коттеджного типа дома. А, на части, прилегающей – там есть такой канал – там будет многоэтажное жилье. То есть, в соответствии с зонирование определено и с генеральным планом самого развития острова.

Это правильное развитие. Дальше за кампусом у нас идет океанариум. Вот, между океанариумом и кампусом предусмотрена также технико-внедренческая зона. То есть, то, что разрабатываться будет в Академии наук, в университете, внедрялось. Но, без какого-то производства масштабного, а, именно, такая технико-внедренческая зона.

А.СОЛОМИН – Как, вообще, появление кампуса повлияло на жизнь города? Появление нового кампуса, я имею в виду. Отразилось ли это как-то, допустим, на притоке людей – о чем мы еще подробно поговорим – либо какие-то другие выводы можно сделать?

И.ПУШКАРЕВ – Безусловно, это положительно. Почему? Потому что это развитие города, развитие города на юг, на остров Русский. У нас университет федеральный, это более 150 зданий, которые разбросаны – вот, старый университет – по всему городу. Студенты какую-то часть времени тратили на переезды из одного факультета на другой. Они не проживали там компактно. То есть, много времени не уходило не на учебу, а на переезды, на пробки, и на все остальное. А там компактно они находятся, там все собрано в одном месте. Все здания, которые здесь, они специально под университет мало какие проектировались. Одно из зданий, это бывшее «Политпросвещение» — КПСС. Другое здание – какое-то переделанное общежитие. Третье здание – гостиница была когда-то спроектирована, а потом стал университет. То есть, мало зданий, которые изначально были сделаны под университет, под учебное заведение. А это профессиональное, полноценное заведение, специально спроектированное для этих целей.

Второе: с точки зрения пробок и трафика, конечно, около 7-9 тысяч машин по нашим подсчетам – это студенты, которые приезжали и заставляли здесь весь центр города и передвигались из одного факультета на другой на этих машинах и создавали здесь пробки, которые мешали городу и самим передвигаться быстро. А, сейчас это компактное проживание, которое мы вынесли за пределы города. Это нормально, это хорошо. Те здания, которые остались от университета, планируется, что они будут продаваться на рынке, а средства будут направлять на дальнейшее развитие кампуса. То есть, на мой взгляд, это хорошее, правильное решение — университетский городок.

А.СОЛОМИН – По поводу объектов, которые строились к саммиту  — они уже не совсем, конечно, являются частью университета, но, тем не менее, я говорю сейчас о мосте на остров Русский, о других объектах – о дороге, которая идет от самого аэропорта. Сейчас эксплуатирование этих объектов, как ведется? Потому что, были сообщения, помните, и о подмыве дороги, и недавно я читал, что появились трещины. Вот, вы, как глава Владивостока, вы перед жителями отвечаете за все эти проекты, даже, если вы прямого отношения не имеет к их созданию. Можете объяснить, появляются сейчас такие проблемы или нет?

И.ПУШКАРЕВ – Любое сооружение, особенно, дорога или мост считается одним из сложнейших сооружений, потому что он постоянно испытывает разные динамические нагрузки: сопротивление ветра, солнце. У нас даже пилоны, как подсолнухи – они поворачиваются вслед за солнцем – как оно восходит, потому что слишком большие конструкции, сотни метров и массивные – они уже реагируют, совершенно, по-другому. И, конечно, требуют постоянного ухода и контроля. Даже, если вы в своей квартире сделали хороший ремонт и уехали на неделю, вы приедете и можете обнаружить, что где-то потек кран, что-то сломалось. Это инфраструктура, которая постоянно в движении, постоянно под нагрузкой. Тысячи машин, сотни тысяч тонн проезжает по ним, поэтому, конечно, их нужно эксплуатировать, и они эксплуатируются. И год эксплуатации показал, что никаких проблем. Раньше говорили, что «вот, мост будут часто закрывать, потому что у нас сильные ветра». Но мосты рассчитаны на такие ветра, что и движение по ним, что, в принципе, останавливаются летать вертолеты – когда рассчитывали гостей везти на остров Русский, на саммит, вдруг там сильный ветер, очень сильный – то, все равно мост в последнюю очередь закрывается. Сначала воздушный транспорт закрывается, затем закрывается водный транспорт, а затем уже закрывается движение по мосту.

Так вот, за год эксплуатации ни разу движение не закрывали. То есть, наоборот, они показывали себя очень хорошо. Или говорили: «Вот, построили мост в никуда». А вы посмотрите на мост, и на один и на другой – плотность потока… я уже даже думаю, надо было три полосы строить. Хватает сейчас, но мы видим, что они загружены. То есть, они востребованы, они нужны, и это лучший показатель – надо было делать или не надо. Поток машин постоянный и по дорогам и по мостам, они загружены, востребованы и нужны. Как они себя показывают? Хорошо показывают. И дорога показывает хорошо. Конечно, хочется, чтобы быстрее сделали развязки, чтобы она стала более удобной, потому что Де-Фриз – Седанка потрогал дорогу у нас – она, как бы… мало еще развязок. Они запроектированы, но в силу того, что средства были ограничены, и мы не все, что хотелось, смогли сделать, но мы сейчас это делаем, мы сейчас достраиваем там развязки.

А.СОЛОМИН – По поводу дорог – хорошо, что вы коснулись этой темы – когда стал развиваться остров Русский, и, насколько я понимаю, раньше туда гораздо меньше людей ездили. В основном, отдыхать, на паромах, какими-то средствами, какие были…

И.ПУШКАРЕВ – Много жило людей во Владивостоке, которые ни разу не были на острове Русский, добраться туда – это было… паром взять…, ну, то есть, определенные сложности.

А.СОЛОМИН – Так вот, эти люди сейчас очень много обвинений выдвигают администрации города, потому что очень плохие дороги дальше за кампусом. Что вы можете сказать об этой проблеме, и как она должна решаться?

И.ПУШКАРЕВ – Все познается в сравнении. Раньше все дороги острова Русский были такие и даже хуже еще, потому что обслуживать эти дороги было сложно. Нужно было дорожную технику вести на пароме, техники не хватало. Сейчас это часть города полноценная. Поэтому, когда ты едешь по хорошей, современной дороге, а потом съезжает на грунтовую, чувствует большую разницу, и, конечно люди хотят, чтобы все дороги были сделаны, все были асфальтированы, желательно так, как сделаны современные новые дороги. Там современные покрытия используются, очень прочные, хорошие. Щебеночно-мастичный асфальтобетон, например. Мы будем делать дороги, мы их уже делаем. Мы дальше планируем в следующем года асфальт довести до бухты Воевода – это порядка 14-18 километров дополнительно дорог дальше сделать. У нас и на материковой части есть дороги, которые требуют ремонта.

А.СОЛОМИН – Да, тоже про это пишут.

И.ПУШКАРЕВ – Я не хочу сказать, что все дороги у нас идеально сделаны. У нас очень большая проблема с дорогами. Хоть мы много сделали, но нужно делать продолжать дальше и восстанавливать. У нас вопрос, конечно – нехватка средств на дороги, мы слишком мало выделяем, но насколько нам позволяет наш бюджет. Дорог у нас много. Уклоны у нас большие, муссонный климат. То есть, большие потоки воды кратковременные – они, конечно воздействуют. У нас много переходов через ноль, это все разрушает конструкции. То есть, у нас более жесткие условия, чем, например, в Хабаровске, и в десяток раз больше, чем в Иркутске, потому что климат вроде и мягче, но у нас переходов через ноль больше из-за этого, и это разрушает дорожное полотно и все конструкции, фасады. Поэтому мы над этим работаем и больше дорог делаем, больше ремонтируем, больше новых вводим, современные материалы применяем, но, все знаете, как – вот, сделали дорогу, ты едешь по новой, потом съехал на старую  — тебе уже кажется, вообще, плохая дорога. Все в сравнении. Сейчас слишком видны контрасты. Хотя столько, сколько мы сделали придомовых территорий за это время – это уже не делалось 2-3 десятка лет во  Владивостоке.

А.СОЛОМИН – Еще одна острая проблема, связанная с транспортом – это пробки. И статистка, насколько я владею, чуть ли не каждый второй житель имеет сейчас свой автомобиль. Может, вы меня поправите, чем обусловлено, все-таки, появление таких пробок, и, какие мероприятия вы готовите, чтобы этого не было?

И.ПУШКАРЕВ – У нас в два раза больше на 1000 человек машин, чем в Москве – во Владивостоке. То есть, мы лидер по количеству автомобилей на 1000 человек населения в нашей стране. И дороги уже, чем в Москве, город с 3-х сторон морем окружен – это тоже накладывает свои сложности для уличной дорожной сети. При всем при этом, у нас гораздо меньше пробок, чем в Москве. У нас считается пробка, если ты 30 минут простоял – это пробка. Хотя, сегодня мы можем за 30 минут доехать с центра до Чуркино – у нас район так называется, потому что есть мост через Золотой рог. В час пик еще год-два назад, когда мост не ввели, можно было ехать три часа. Но, уже там мы ездим так быстро, а на некоторых участках мы не ездим так быстро. А хочется ездить везде быстро и без пробок. Поэтому, люди возмущаются, но все познается в сравнении. Тот, кто побывал в Москве, уже не считает наши пробки пробками. Но, я это не к тому, что не надо ничего делать. Мы ставим сейчас в  приоритет главной задачей – это развитие дорожной сети и строительство новых объездных дорог, дорог – дублеров.

У нас, действительно, есть большая проблема с тем, что у нас в силу того, что мы  на полуострове находимся, есть дороги, которые – если случается на одной дороге что-то, то останавливается весь город. Например, Некрасовский путепровод, например, центр города. То есть, если одна дорога – проблема, авария, какой-нибудь длинномер, большегруз остановился, сломался, и весь район может остановиться. И, в конечном итоге цепочка, как домино падающее, останавливается, весь город, практически, блокируется. И нам нужны, конечно, новые дороги. Мы их проектируем. Мы их делаем своими силами. Какие-то дроги-дублеры делаем, объезды, и рассчитываем на федеральную поддержку, чтобы сделать, закольцевать, довести до логического завершения ту работу, которая в преддверии саммита АТЭС была сделана.

А.СОЛОМИН – Вы имеете в виду, большую кольцевую дорогу, вроде московского МКАД?

И.ПУШКАРЕВ – Да.

А.СОЛОМИН – А, в какой стадии сейчас проект, и, что – первая ветка уже началась строиться?

И.ПУШКАРЕВ – Нет. Эта дорога сейчас проектируется, но в конце 70-х годов начиналось строительство, потом в 80-х было брошено из-за недостатка финансирования и сейчас там просто есть насыпи, видно, что начинали дорогу строить. Сейчас мы это все возобновляем, проектируем в следующем году получить проект и приступить к строительству. Разобьем этапы на участки и будем делать.

А.СОЛОМИН – Будет доделан этот проект. У вас есть запрета проезда фур через центр?

И.ПУШКАРЕВ – Для, тогда у нас появится возможность это сделать. Как раз, с торгового порта эта дорога выведет все грузовики транзитом, то есть, им не нужно будет ехать в центр.

А.СОЛОМИН – То есть, решение будет. Понятно. Есть еще несколько вопросов, так или иначе, связанных с островом Русский. Я периодически буду к ним возвращаться, просто потому, что кое с чем познакомился там. Но, прежде всего, у кампуса Дальневосточного университета есть набережная, которая сейчас принадлежит ему. Есть информация, что, возможно, она перейдет к городу. Так это или нет, действительно, ли вы хотите ее получить, и могут ли  туда сейчас попадать люди, обычные жители города, или, все-таки, это закрытая территория?

И.ПУШКАРЕВ – Сейчас кроме студентов и коммунальных служб туда никого не пускают. Хотя, были дни, когда пускали, были открыты для посещения всеми жителями города и гостями города без ограничений. Сейчас она вновь закрыта, сейчас идет процесс передачи городу. Решения такие есть. Мы за то, чтобы ландшафтно-парковая зона с пляжем, с бульваром, с парком должны быть передана городу, потому что мы считаем, что она должна быть открыта для всех горожан. Потому что это красивое, хорошее место, прекрасная бухта, и она была построена, чтобы ей пользовались и не надо делать из студентов резревантов и закрывать их. Поэтому, я считаю, то это нормально, правильно и хорошо.

А.СОЛОМИН – Но, решения еще пока нет?

И.ПУШКАРЕВ – Почему? Решение есть, процесс передачи идет, оформление идет. Решение принято. Возможно, до конца недели она будет оформлено.

А.СОЛОМИН – Насчет передачи – хорошо, что вы снова подвели меня к той теме, которую я хотел поднять. Есть очень много земли, которая находится в ведении министерство обороны здесь. Это серьезная история, это большая проблема, легко ли передаются эти объекты, эти территории, как вы в дальнейшем будете работать, находится ли общий язык – так скажем – с ведомством?

И.ПУШКАРЕВ – Решения тоже принципиальные приняты, процесс передачи идет. Часть военных городков мы  уже получили, часть еще оформляется, решается вопрос по передаче земель, где находятся военные леса. То есть, их статуса и передачи – лесничества военного. Это очень большие массивы, это как раз та перспективная территория, которая городу нужна. В общем, процесс решается.

А.СОЛОМИН – А, нужна — для чего, прежде всего?

И.ПУШКАРЕВ – Для развития строительства, жилищного, прежде всего.

А.СОЛОМИН – Военные сейчас эту территорию как-то используют?

И.ПУШКАРЕВ – Никак. Просто леса замусоренные и все, потому что мы не имеет право убирать там мусор, следить за ними, потому что они не наши. Военные тоже этим не занимаются, потому что для обороноспособности страны они никакой роли не играют.

А.СОЛОМИН – А есть еще, по-моему, несколько пляжей.

И.ПУШКАРЕВ – Не несколько пляжей, а подавляющее большинство пляжей – военные. Сейчас мы тоже в процессе оформления и передачи.

А.СОЛОМИН – Как эти пляжи будут выглядеть после того, как вы их получите? Что вы планируете?

И.ПУШКАРЕВ – Будем делать хорошие зоны отдыха, пляжи чистые, ухоженные, доступные для всех.

А.СОЛОМИН – Периодически будем возвращаться к этой теме, наверное. Я вас спрашивал уже, повлиял ли кампус на приток населения. Хочется узнать, в принципе, масштаб потерь для Владивостока за последние годы, и удалось ли эту статистику сбить, во что мне не верится, потому что на Дальнем Востоке какая-то удручающая обстановка с приростом населения. Приезжают ли люди во Владивосток, и чем вы их приманиваете?

И.ПУШКАРЕВ – Действительно, на протяжении 20 лет, до 9-го года был отток населения. Население города уменьшилось на 70 тысяч человек. Начиная с 9-го года, начался прирост. Мы сейчас выросли на 21 с лишним тысячу человек и продолжаем расти. Прежде всего, мы начали расти за счет положительного миграционного сальдо – стало больше приезжать, чем уезжать. Уже второй года подряд мы растем за счет естественного прироста. То есть, рождается больше, чем умирает. Например, в прошлом году и пять лет назад – на 2 тысячи детей в прошлом году родилось больше. То есть, это хорошая, положительная динамика, и мы рассчитываем, что она будет увеличиваться, расти, потому что, действительно, цены на жилье высокие. Хотя мы вводим все больше и больше жилья.

А.СОЛОМИН – Сколько, примерно, стоит одна квартира обычная. Не в элитном доме, а вот…

И.ПУШКАРЕВ – В среднем, я говорю, что 70 тысяч рублей за квадратный метр и выше. Поэтому цены высоки, и это говорит о том, что, с одной стороны, это плохо – высокие цены, с другой стороны, это подтверждает, что есть спрос, есть востребованность. Поэтому, если мы больше будем жилья вводить, будем стоимость жилья снижать, то мы еще больше людей будет приезжать, обосновываться здесь на постоянно, потому что для молодежи, например, это главный вопрос – жильте. То есть, работа есть, и интересная, и так далее, но зарплаты хотелось бы выше, потому что они не обеспечивают ипотеки и все… Стоимость очень дорога ипотеки и семьям, особенно, молодым очень тяжело, поэтому наша главная задача: как можно больше строить жилья, чтобы снизить его стоимость.

А.СОЛОМИН – После потерь советского времени – я имею в виду, население города, — как изменилась работа инфраструктуры, потому что она ведь, была рассчитана на совершенно другую численность. Мы все знаем, что происходит с детскими садиками. Что во Владивостоке? Что пострадало, что пришлось поменять, переформатировать, и, как с этим сейчас?

И.ПУШКАРЕВ – Ну, что значит «на совершенно другую численность»? Было 675 тысяч человек, сейчас 626. Поэтому, это не совершенно другая численность.

А.СОЛОМИН – Но, это сейчас же только прирост.

И.ПУШКАРЕВ – Да, но было 605. 605 и 675 – это не совершенно другая численность.

А.СОЛОМИН – Существенно ничего, в общем…

И.ПУШКАРЕВ – У нас нет такого, как в Детройте, понимаете? Было миллион, а стало 200 тысяч или 400 тысяч. У нас такого нет, и не было, слава богу. Но, за период перестройки мы потеряли много детских садов, школ, много зданий, помещений городских, которые были под разными предлогами, разными способами выведены из города, из собственности города и просто утрачены. Поэтому нам приходится делать большую работу: возвращать или строить заново новые – там, где невозможно вернуть – новые помещения и здания. Поэтому мы эту проблему решаем, и планируем, что в следующем году у нас очередь в детские сады в городе Владивостоке исчезнет. То есть, мы плавно, системно к ней движемся: вводим новые детские сады, реконструируем старые, создаем дополнительные места.

А.СОЛОМИН – А, сколько вы потеряли детский садов? Масштаб, каков был, и сколько удалось вернуть? Или вы строите новые?

И.ПУШКАРЕВ – Потеряли около 40 муниципальных садов, и, в общей сложности вместе с ведомственными потеряли 200 детских садов. Но, там эти детские сады были – допустим, малые группы, даже 20 детей ходило или 40 детей. Они были в многоквартирных домах, в квартирах. Воинские части, многие так размещали, решали вопрос с детскими садами таким образом. Если все посчитать, то около 200 детских садов было потеряно городом. Из них около 40 больших муниципальных детских садов. Нам удалось вернуть только 10.

А.СОЛОМИН – Есть на острове Русский – я сегодня заметил такую особенность – действует 3 школы, школы очень маленькие сами по себе. Почему было принято решение строить небольшие – там 50 человек в одной из них, где мы сегодня были? Почему было принято решение строить маленькие школы, почему не было приятно решение построить одну большую на острове Русский и свозить туда детей на автобусах?

И.ПУШКАРЕВ – Потому что на острове Русский не было нормальных дорог, и добираться нужно было со одной части острова на другой несколько часов. То есть, это невозможно возить детей. Поэтому изначально была инфраструктура такова, что строили так, чтобы была нормальная доступность школ, чтобы не получилось, что ребенок 3 часа едет в школу, потом 3 часа едет из школы. Ему уже некогда заниматься, и он уже не сможет это делать. Это небезопасно для детей, это запрещено такую доступность сделать. Поэтому мы делаем школы, они так расположены. Когда полностью дорожная сеть на острове разовьется, когда возможно будет какая-то оптимизация. Но, опять же, мы наоборот, рассчитываем, что нам школ будет не хватать, и мы собираемся строить там школы, потому что численность населения острова будет расти. А ту школу, которую мы там построили новую – она на 120 мест. Сейчас идет 52 ребенка, и на первый период ее  будет достаточно. Но, мы видим, что через какое-то время – довольно быстро, может, через 2 года – уже потребуется строительство более крупных школ. Тогда мы будем строить крупные школы, а проект этой школы у нас предусмотрен таким образом, что он трансформируется достаточно просто в детский сад. И мы будем решать этот вопрос таким образом.

А.СОЛОМИН – Тогда крупный получится детский сад.

И.ПУШКАРЕВ – Нет, вполне… Мы строим детский сад на 260 детей.

А.СОЛОМИН – Понятно. Хочется спросить у вас по поддержке малого и среднего бизнеса. Для Москвы это очень актуальная тема. Здесь это, скорее, незаметная категория или, действительно, очень многие люди занимаются своим делом, как город – идет им навстречу или нет?

И.ПУШКАРЕВ – У нас 42 тысячи предпринимателей малого и среднего бизнеса и количество их растет. Все больше участвуют в муниципальных заказах и так далее. То есть, мы открыты, максимально стараемся поддерживать. Есть программы поддержки. Даем подъемные, поддерживаем их проекты. Сделали специальное муниципальное учреждение, которое помогает делать стартапы, консультирует, как решать вопросы для бизнесменов, когда они начинают, в самый такой тяжелый период с ними находимся. Максимально стараемся помогать, но, главный сдерживающий фактор – это земля, про которую мы говорили. Как правило, все бизнесмены приходят за участком земли для какого-то бизнеса – будь то парковка или мойка, — либо за помещением. Поэтому, вопрос земельный – это такой, актуальный. Если земля будет передана городу, то этот вопрос, я считаю, будет решаться быстрее. Сейчас мы ей не распоряжаемся. В городе даже  не разграничено. У нас распоряжается край. Это затягивает процесс, усложняет. Это, наверное, главная проблема для наших бизнесменов.

А.СОЛОМИН – А, перед нашей беседой я попросил читателей Твиттере задать несколько вопросов. Вы знаете, действительно, если люди, которые здесь живут, и которым очень много интересно. Вот, в частности пользователь Епифанова говорит, что «управляющие организации делят дома, почти война. С мошенничеством и интригами. Возьмет ли власть под контроль эту сферу?» Я чуть-чуть расширю этот вопрос: в принципе – спрошу вас – о работе здесь управляющих компаний, о влиянии, о масштабе цен на ЖКХ – наверняка жалуются люди (везде жалуются люди). И, я слышал о проекте муниципальной управляющей компании. Не могли бы вы об этом рассказать?

И.ПУШКАРЕВ – Да, у нас жители – каждый второй житель ставит проблему номер один – это стоимость и качество предоставляемых коммунальных услуг, жалуются на управляющие компании. И у нас все частные управляющие компании или ТСЖ. Муниципальных нет. И, как рычаг, как альтернатива – мы планируем создать муниципальную управляющую компанию, чтобы люди выбирали. То есть, люди сами на собрании должны проголосовать и принять решение, даже, если управляющая компания зайдет на управление их дома. Мы считаем, что это правильных ход, что это повысит конкурентоспособность, конкуренции, вернее, и у жителей появится выбор, а у меня появится рычаг. Если это будет муниципальная управляющая компания, я могу воздействовать на нее и управлять ей. Но, вселяет уверенность то, что мы пять лет назад не имели, допустим, муниципальных автобусов, а, когда они появились, мы смогли быстрее навести и наводим порядок в общественном транспорте. Быстрее, чем, если бы у нас этого не было.

А.СОЛОМИН – Вот, по поводу муниципальных автобусов тоже был вопрос. Я его сейчас найду. Просто хочется зачитать, потому что он интересный. Ладно, тем не менее, слушатели наши жаловались, что не совсем справедливо и честно сделан выбор в пользу этих автобусов. Заподозрили в том, что это делается в ущерб трамваям и троллейбусам. Действительно, ли это было так как необходимо – заниматься автобусами. Потому что трамваев, здесь, говорят, практически, нет. Если работает, то как-то очень…

И.ПУШКАРЕВ – Трамваи у нас работают на выделенных линиях. Там, где трамвай не попадает у уличную дорожную сеть  — работает трамвай. Троллейбус мы, наоборот, не сокращали. Когда реконструкция была, контактная сеть была убрана. Сейчас она устанавливается. У нас будет еще больше троллейбусов, чем было раньше.

А.СОЛОМИН – То есть, эти варианты будете развивать?

И.ПУШКАРЕВ – Мы развиваем троллейбусы, мы сохранили трамваи на выделенных линиях. А автобус мы развиваем больше, потому что, если трамвай выпускать на дорогу, где идет движение дорожного транспорта – не на выделенной линии – то просто все движение останавливается сразу, и мы убрали трамвай. Есть мнение за трамвай – почему? Потому что трамвай стоил дешевле, чем проезд на автобусе. Но для городского бюджета он обходился дороже, чем какой-либо другой вид транспорта.

А.СОЛОМИН – Скажите, а для Владивостока, является ли приоритетом развитие велотранспорта, потому что это тоже такая очень модная тема для многих городов. Но, пока я – сколько мы приезжали – не сильно замечал, что люди пользуются этим.

И.ПУШКАРЕВ – Ну, у нас сейчас такой, я бы сказал, взрыв – мы делаем веловыходные. Перекрываем частично даже какие-то улицы. И, много людей ездит. У нас недавно последний был проезд – больше тысячи. Велоночь был – больше тысячи велосипедистов поехали по Светланской на набережную и, я вместе с ними тоже ездил.

А.СОЛОМИН – Главная набережная, да?

И.ПУШКАРЕВ – Да, в принципе, можно сказать, что да – сейчас становится главной – Корабельная набережная. Мы, конечно, ставим в приоритет. Мы будем строить велосипедные, пешеходные и беговые дорожки, отдельно выделенные. На острове Русский, кстати, когда мы проектируем дороги, мы строим уже с  велосипедными дорожками. То есть, чтобы можно было уехать на выходные и туристам там ездить. Потому что остров Русский 100 квадратных километров – большая территория, и можно очень хорошо это использовать. И на природе оборудуем и строим. Для нас это важно.

А.СОЛОМИН – Также спрашивали о том, продолжите ли вы заниматься молодежными проектами, которыми, как пишут слушатели, вы занимались. Есть ли у вас в этом какой-то приоритет?

И.ПУШКАРЕВ – Безусловно. Работа с молодежью и эти проекты – они очень важны…

А.СОЛОМИН – О чем речь? Вот, может, несколько примеров.

И.ПУШКАРЕВ – Чтобы включить молодежь в жизнь городскую, чтобы тот потенциал, который есть у людей, чтобы они могли его реализовывать здесь, чтобы была среда такая в городе создана, чтобы молодым людям было интересно жить здесь, и они могли свои идеи и замысли реализовывать, мы их привлекаем. У нас самый большой был студотряд. Они работают там и зарабатывают, и на стойках участвуют, и в больших проектах и это интересно. Мы собираем и делаем различные фестивали и конкурсы. Собираем их идеи. Даем реализовывать эти идеи, помогаем в этом. Сейчас у нас большой проект – парк Минного городка, так называемый, у нас есть – это можно сравнить с парком Горького в Москве. Мы хотим сделать такой же, но у нас нет Абрамовича пока, мы мечтаем, что он у нас появимся. И не ждем, а ищем, делаем сейчас идеи…, в том числе, молодежь принимает участие, и мы будем предлагать реализовывать, в том числе.

А.СОЛОМИН – А, Владивосток – она, на ваш взгляд, привлекателен для инвесторов, которые не из этого региона, даже я шире возьму – не Тихоокеанского региона? Если да, то чем, как вы привлекаете этих людей?

И.ПУШКАРЕВ – Я думаю, что привлекательная сейчас, конечно, инфраструктура: это порты, это переработка грузов, доставка, логистика. Близость к Азиатско-тихоокеанскому региону здесь – он самый близко расположенный город, и в этом его привлекательность. Также, конечно, у нас большой потенциал по туризму, по гостиницам. У нас в этом плане очень много, что можно привносить нового и развивать. Различные открытия федеральных сетей здесь. У нас мало они представлены. Я считаю, что большой здесь интерес есть, и эта тема еще не раскрыта. Но, опять же, тут есть причины объективные: земельных участков нет, инфраструктура не подведена. Но, сейчас все более активно люди хотят вкладываться, и мы их ждем, потому что это повысит конкуренцию. То есть, доступнее, дешевле товары, услуги, сервис повысит и качество. Мы в этом заинтересованы, и, я считаю, что это хорошо.

А.СОЛОМИН – Развитие интернета, например, как-то помогает; в этом городе доступный – я имею в виду, подключение и по цене?

И.ПУШКАРЕВ – Вполне доступный. У нас в муниципальных, кстати, автобусах и в части коммерческих есть бесплатный Wi-Fi. В скверах, на центральной площади. То есть, мы в этом плане прогрессивный город. И, та же зона, в том же университете – там весь университет будет покрыт Wi-Fi, спокойный доступ, чтобы студенты могли спокойно пользоваться и получать информацию, в том числе, и по учебе, общаться и так далее. Вообще, у нас город студенческий, поэтому он такой, прогрессивный, живой. У нас около 80 тысяч студентов в городе, поэтому он быстро адаптируется, принимает что-то новое. Вы можете заметить – в час ночи выйдете на улицу – у нас плотное движение, то есть, город живет. В 7 утра выйдете  — у нас уже могут быть пробки. То есть, очень плотное движение, потому что он уже опять работает. Поэтому такая динамика присутствует, и мы все новое, современное очень быстро принимаем.

А.СОЛОМИН – Насколько город назвать доступным для людей с ограниченными возможностями, поскольку много лет ему, и многие здания в черте города были построены достаточно давно. Тяжело ли с работой по приведению его в соответствии с современными нормами?

И.ПУШКАРЕВ – Да, конечно. Сказать, что он доступен и комфортен для людей с ограниченными возможностями – это неправда будет. Нам очень много предстоит сделать. Там, где мы сейчас делаем, тротуары и все – мы делаем понижения, мы делаем специально, чтобы это было удобно. Мы покупаем автобусы, допустим те же «МАНы», то они с пандусами для инвалидов. Они опускаются для людей пожилого возраста. Они приседают прямо на остановках для того, чтобы удобнее было выходить – заходить. В автобусах предусмотрены места, где инвалид на коляске может закрепить коляску и ехать а автобусе. То есть, мы делаем эту услугу. Подземные и надземные пешеходные переходы тоже делаем – полозья устанавливаем для того, чтобы люди могли передвигаться. Мы сделали специальную службу, помогаем. У нас есть общественная организация «Ковчег» -инвалидов спинальников. Благодаря партии «Единой России», им подарили три специальных микроавтобуса, и мы им даем субсидию, субвенция на то, чтобы они могли перевозить…, они сами обслуживают своих членов общества. И по заявкам для всех инвалидов приезжают, перевозят – такое такси. В общем, стараемся всячески помогать, развивать. Но, это нужно делать каждый день, делать эту нужно постоянно для того, чтобы среда стала дружественной. Пляжи – там, где наш муниципальный – мы делам пандусы для того, чтобы они могли спускаться к мору. Ну, в общем, эту работу проводим.

А.СОЛОМИН – Есть вопрос очень интересный, философский скорее, от одного из слушателей: «Ваше отношение к переезду столицы на Дальний Восток?»

И.ПУШКАРЕВ – Я – за.

А.СОЛОМИН – Что это даст, и возможно ли это, на ваш взгляд?

И.ПУШКАРЕВ – Я считаю, что это прямо необходимо, потому что Москва и Санкт-Петербург – они уже настолько большие, что они могут жить и сами по себе, и без столичных функций. Почему Петр перевел в Санкт-Петербург? От бояр от всяких, от коррупции от этой ушел. Почему перевел Назарбаев столицу? Чтобы не было вопросов по территории – что нужно отдать России, еще что-то, в том числе. То есть, вопросы решаются колоссальные. Представьте себе, что у нас столиц на востоке появится? Просто здесь навсегда отпадет вопрос по развитию территории, по принадлежности ее и соседи перестанут смотреть так, что «может, нам все-таки, попробовать ее как-то отнять у России?» Это навсегда поставит точку. Ну, и, вообще, замечено, что страны, столицы которых на востоке, развиваются быстрее и лучше, потому что мы уже здесь ложимся спать, а вы только просыпаетесь.

А.СОЛОМИН – Последний вопрос, последняя тема, которую я успеваю затронуть. Буквально несколько минут осталось. Соседние с вами области переживают сейчас сильное стихийное бедствие, введен режим чрезвычайной ситуации. Владивосток в этом смысле, пострадал? И, какие выводы вы сделали из работы соседей.

И.ПУШКАРЕВ – Да, у нас тоже были сильные ливни. Приморский край пострадал, здесь во многих районах ЧС. Мы тоже пострадали, много размыто. И выносы грунта и размыто дорог, и забито «ливневок». Мы тут в авральном режиме работали. У нас даже  — такое редко случается, но у нас было – за два часа около 60 миллиметров осадков выпало – это месячная норма. Как из ведра просто вылилось. Я считаю, что мы достойно подготовились и справились. Конечно, мы тут в повышенном режиме…. У нас часто, у нас же муссонный климат, морской, прибрежный город, и часто может быть смена погоды и такой, швальный ветер. Большой количество осадков в краткосрочный период. Поэтому, мы чаще, чем наши соседи такое испытываем, поэтому, может, мы  и менее болезненно это проходим. Хотя, конечно, там колоссальное количество воды – это большое бедствие. Но, мы, слава богу, с меньшими потерями это прошли. Хотя в некоторых районах у нас до сих пор ЧС  не отменен.

А.СОЛОМИН – Игорь Пушкарев – глава Владивостока был гостем программы «Город за спиной». Ее провел Алексей Соломин. Всего доброго! Спасибо большое за интервью.

И.ПУШКАРЕВ – Спасибо, всего доброго, удачи всем!

Комментарии

47

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


avtormuza 29 августа 2013 | 07:37

По пооводу пробок - важно не сколько машин на 1000 человек, а сколько машин на емкость городских дорог. Владивосток тут вообще не заметен на фоне Москвы. Надо бы как то поумнее автору пиариться.


29 августа 2013 | 08:53

Это тот Пушкарёв, который хочет столицу перенести?
И этот чувак, будет нас учить как нам жить?
Ему не про машины балаболить...а проводить симпозиумы по воровскому праву...


29 августа 2013 | 09:01

Его лечить электричеством надо, а вы смеётесь!


olban82 29 августа 2013 | 09:16

Когда коту делать нечего, он ......


29 августа 2013 | 10:03

А ... свои или путина?


olban82 29 августа 2013 | 10:30

До назначения чужие, после свои и иногда вышестоящих котов.


29 августа 2013 | 11:29

Ка бы целью власти было сохранение России и ее консолидация-то предложение более чем разумное.К сожалению цель власти как можно больше разворовать-а посему делать это удобней из Москвы.


col_gaddafi 29 августа 2013 | 11:42


Перенести - в Магадан!


jakobi 29 августа 2013 | 12:29

Миграция российской столицы- новый российский сюжет урбанистики. Перенос столицы Анадырь будет способствовать развитию Чукотки, а перенос в Улан= Уде- Хакассии, но лучше всего почаще переносить столицу в Баден- Баден или Лас - Вегас. Милый, за что боролись? Сами - то осознаете свою наивность? Но если не верите, начните с себя и переезжайте


viktor_rf 29 августа 2013 | 17:42

jakobi
с Анадырем как-то справился безработный журналист, а на Улан-Удэ споткнулся.
А он знает, где Баден- Баден?


gad123 29 августа 2013 | 12:29

Все знают куда...


klio13 29 августа 2013 | 12:58

Деньги что ли девать некуда,что решили озаботиться такой ерундой,так лучше бы начали бы больше строить,у нас ветераны до сих пор в коммуналках ютятся.


niknickich Николай Михайлов 29 августа 2013 | 09:33

Не обращайте внимания, у нас выборы вот Пушок и пиарится, во всех дырках затычка.


as_vidarr 29 августа 2013 | 13:39

Пусть забирает всех всех чиновников и членов "ЕР".
Потом поселить их на острове Русский.
А потом взорвать мост, пресной воды там нет...


ivanbel 29 августа 2013 | 15:20

Идею переноса столицы поддерживает большинство. Или вы считаете, что надо довести численность жителей московского региона до 50% населения всей страны?


29 августа 2013 | 15:28

А вам как большинству не важно, во что это всё обойдётся?
Или большинству безразлично на что можно потратить эти деньги?


ivanbel 11 сентября 2013 | 10:30

В Казахстане это обошлось в 2 млрд.$. Разрастающаяся, как раковая опухоль Москва требует лечения и чем позже мы его начнём, тем дороже это будет стоить.


alexx2101 29 августа 2013 | 14:23

/Владивосток тут вообще не заметен на фоне Москвы/
Товарищ не пишите глупости. Там машины некуда ставить, город стоит в пробках несколько раз в день. Одна трасса на выезд, сам город на полуострове, расширяться в море будете? Тому лишь бы ляпнуть.


dmpiln 29 августа 2013 | 07:53

Мой друг провел детство во Владивостоке, когда тот был еще не загазован, и теперь живет в мегаполисе Питер, закопченом автолюбителями. У друга теперь предраковое заболевание.


olban82 29 августа 2013 | 09:30

Предраковое это как?


a1991 29 августа 2013 | 08:14

собянина - на стажировку во Владик.
лет на пять...


29 августа 2013 | 08:41

А сколько из этого числа импортируемых иномарок зарегестрировано для дальнейшей перепрдажи в Западной России? Не есть ли это машины, которые не загружают улицы Владика?


29 августа 2013 | 09:34

Молодец Игорь Сергеич ! Хороший мэр.


alexx2101 29 августа 2013 | 14:27

Забирайте себе.


31 августа 2013 | 00:07

А он у меня.


nikolay_fusion 29 августа 2013 | 09:56

Альтернативы пока нет.


29 августа 2013 | 10:01

А акулы?


(комментарий скрыт)

bor1953 29 августа 2013 | 10:56

...не наигрался в детстве в песочнице...(дома запрещают мебель передвигать, а у него потребность чего либо подвигать) вот и решил столицу переместить...молодец...


varorx 29 августа 2013 | 11:17

Хороший вопрос про трамвай, правда, ответа не было. Закатал трамвайные линии в асфальт, уничтожив даже надежду на современный скоростной экологически чистый вид транспорта в городе. А теперь дыши народ выхлопными газами автобусов, которых стало еще больше.


29 августа 2013 | 11:36

Правильно хватит эту мразоту кормить! Пусть поработают а тогда и посмотрим кто кого кормит!


mega85 29 августа 2013 | 11:51

Москву во Владивосток. Владивосток в Москву. Вот оно решение всех проблем. Ура!


agan 29 августа 2013 | 11:51

А мне идея переноса столицы на восток нравится. Конечно, не на Дальний Восток во Владивосток, а куда-нить в центр страны. Например, Екатеринбург, Казань или Уфу. Это сыграло бы свою положительную роль как и в плане укрепления страны, так и развития восточных территорий и Сибири.


29 августа 2013 | 12:46

Ага, особенно перенос столицы в Казань был бы прорывом в развитии Сибири. Может тогда Питер в Грозный перенесем.
Сколько же у нас в стране идиотов, прости господи:(


(комментарий скрыт)

tushin Артур Тушин 29 августа 2013 | 12:25

Об уровне развития страны судят не потому как живут в столице, а как живут в далекой провинции.


madding 29 августа 2013 | 12:32

Это что же получается? Москву переименуют во Владик и наоборот?

Москвичи станут жить во Владике, а там будет Москва)))


sapienti_sat 29 августа 2013 | 12:43

Уже вроде бы попробовали, даже поближе, в Новую Москву. С тех пор что-то не слыхать ничего.


novosibirskiy 29 августа 2013 | 12:59

Выносить столицу во Владик вообще не вариант, тогда уж правильнее ближе к центру страны.
Но совсем правильно, по образу США, когда нет такого скопления в одном городе всего и вся. Тогда развитие получают все города, а сейчас ДС1 и ДС2 и всё.


prof57 29 августа 2013 | 13:32

Хорошее предложение для китайцев, а то уж больно далеко им до Москвы........, а тут вот вам столица, берите не жалко.


29 августа 2013 | 14:35

Сделать грозном, как эффективно кадырка финансы "малоимущим"выдают уже видели и самого эффективнргро менеджера тоже знаем...это самая "актуальная"проблема на данный момент, достали эти нахлебники сидят как нарывы и от безделья в в бошку всякая хрень лезет...


29 августа 2013 | 14:37

Столицу надо перенести или в Ярославль или в Нижний Новгород


tamarovski 30 августа 2013 | 01:55

Ребята! Запомните, что белокровие мозга лучше всего лечит гильотина!


starik 30 августа 2013 | 16:58

Маленькая поправочка. Диссертацию ПИС защитил не через год, а через две недели, как получил диплом. Писал не сам, так как по юридически говорить не может. За диссертацию заплатил 6 тысяч долларов и за монографию ещё десятку. А диплом он получил, закончив три курса по два дня. ПРОВЕЛИ ПО ВСЕМ ВЕДОМОСТЯМ И ДЕЛОВ - ТО ВСЕХ.


tushin Артур Тушин 29 августа 2013 | 12:25

По сути дела федералы в заложниках у Москвы. Москва обеспечивает федералам томность бытия. И в этой ситуация благодарность федеральных чиновников Московской власти, выливается в невмешательстве в ее внутреннею глубоко ошибочную структуру управления и развития.


tushin Артур Тушин 29 августа 2013 | 12:27

Государственная машина России зажатая в Москве со всех сторон, не видящая дальше МКАД работает во многом в холостую. 70 -80 % деятельности впустую - в трубу. Мало хода для рычагов переключения передач. Вернее старая коробка передач, да и мотор старый. Работа на такой машине непозволительная роскошь для России в 21 веке. За Урал в Сибирь надо, строить новую машину. И тогда такой оперативный простор как для государственной машины так и для общества.


tushin Артур Тушин 29 августа 2013 | 12:27

“Идеи правят миром”. Никто не оспаривает это высказывание великого философа, но никто не берет сию жизненную формулу в расчет. А зря. Идеи действительно первичны и направляют действия человечества.В РФ ( в русскоязычном ментальном мире) такой Идеей является Российскость и направленность ее на ближайшие столетия совпадает с мировым вектором – в Азию, в Сибирь. Нельзя противиться этому, бесполезно, гораздо продуктивней уловить новый энергетический мэйнстрим и встроиться в него !

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире