Время выхода в эфир: 27 июня 2009, 23:06

ЭЛИНА НИКОЛАЕВА: Публике нравится его непосредственность, и несделанность. Сам про себя он говорит, что не хочет быть звездой. А хочет быть народным артистом. Уникальное явление на нашей эстраде – баритон Дмитрий Нестеров. Здравствуйте, Дмитрий.

ДМИТРИЙ НЕСТЕРОВ: Добрый день. Здравствуйте.

Э. НИКОЛАЕВА: Давайте сразу поясним слушателям, почему нас на эстраде все певцы теноры. И каких усилий Вам стоило остаться баритоном. Ну, мне рассказывали грустную историю по поводу того, что наш шоу бизнес всех ломает. И красивые голоса уродует. Потому что с тенором очень просто обращаться при звукомонтаже.

Д. НЕСТЕРОВ: Ну, почему же уродует… Если человек хочет быть тенором…

Э. НИКОЛАЕВА: Заставляют петь тенором.

Д. НЕСТЕРОВ: У нас в шоу бизнесе профессионалов нет.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот так.

Д. НЕСТЕРОВ: Как не было и нет.

Э. НИКОЛАЕВА: Повторите, пожалуйста, еще раз. В нашем шоу бизнесе…

Д. НЕСТЕРОВ: Нет, я считаю, ни в шоу бизнесе, нигде нет профессионалов. Вот ни в чем. Пока лично человек не будет заинтересован, ничего не получится никакого продукта. Если человек заинтересован в том, чтобы получить хороший качественный продукт, он хочет сделать это побыстрее. Проще идти по проторенной дорожке, по отработанной технологии, легче работать с тенором. Ему обрезают, компрессируют голос, обрезают низкие частоты, и голос звучит более певуче, легко.

Э. НИКОЛАЕВА: И не сливается с музыкальными инструментами. Как то делает баритон.

Д. НЕСТЕРОВ: Не сливается с аккомпанементом. Бас, баритон, к сожалению, да. Заводится то с бас-гитарой, то т.д. с другими инструментами.

Э. НИКОЛАЕВА: Глючит, что называется.

Д. НЕСТЕРОВ: В итоге народу проще просто сломать человека, артиста, заставить спеть на октаву выше, все на октаву выше. Сломать человека, и сделать такой продукт. В итоге получается, плохо, если мальчик зайчик, опять одно и то же.

Э. НИКОЛАЕВА: Дима, я смотрю на  Вас Вы же по внешности внешне вот явный такой сладкоголосый мальчик – зайчик. Худенький, нежный такой.

Д. НЕСТЕРОВ: Ну, почему же худенький.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, с мышцами. Дима показал мышцу свою, вздулись жилы. Показал бицепс. Ну, тем не менее, молодой, нежный, глазки голубые…

Д. НЕСТЕРОВ: Зеленые глазки.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну-ка посмотрите еще. Точно зеленые. В свету все студийном. Дима, ну, внешне Вы не производите впечатление баритона и баса, тем более.

Д. НЕСТЕРОВ: Это такая распространенная штука.

Э. НИКОЛАЕВА: Кажется, такие мужичины должны быть.

Д. НЕСТЕРОВ: Распространенная штука всегда во всех я поработал в театре, по мюзиклам, и всегда вот стоит хор, ряд теноров. Такие дядечки.

Э. НИКОЛАЕВА: Упитанные.

Д. НЕСТЕРОВ: 120 кг и поет таким голосом. И стоят такие худышечки мальчики. И поют… Говорят, природа, природа, природа.

Э. НИКОЛАЕВА: Как Вы относитесь к тому, что Ваш успех, как артиста, привязывают к кризису? Мол, пипл перестал хвать, народ ищет новых героев. Это рекламный ход Ваших продюсеров или действительно так, Дмитрий? Ну, надо же звезду поднимать. Новое имя, вот говорят, кризис, а Вы посмотрите, Дмитрий Нестеров у нас новый певец возник на  сцене.

Д. НЕСТЕРОВ: Не знаю, мне кажется, народу просто нравится моя несделанность, незаточеность под форматы. Мне нравятся эксперименты, нравится заниматься творчеством. Потому что продукты, форматы, работа – это все убивает. Раньше, например, все равно потихонечку народ не такой глупый, его привыкли считать пиплом, а пипл уже перестал, по-моему, хавать то, что ему предлагают.

Э. НИКОЛАЕВА: Но даже из тех артистов, которые есть на нашей эстраде, есть четкое разграничение, на какую аудиторию тот иной работает персонаж. Например, Коля Басков…

Д. НЕСТЕРОВ: От 35 и старше.

Э. НИКОЛАЕВА: Пожилые тетеньки такие, сладкий мальчик такой симпатичный.

Д. НЕСТЕРОВ: «Играй шарманка…»

Э. НИКОЛАЕВА: И сразу ходить и ходить.

Д. НЕСТЕРОВ: Группа «Бис». До 13 или сколько.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, т.е. разграничение, это на этих…

Д. НЕСТЕРОВ: Вот у нас нет такого разграничение.

Э. НИКОЛАЕВА: А у Вас какая аудитория, Дим?

Д. НЕСТЕРОВ: У меня аудитория совершено разная. Общаюсь с людьми, совершено незнакомые люди заходят на сайт, заходят в Одноклассники, пишут какие-то приятные отзывы совершено разных возрастов.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, вот все-таки народ ищет новых героев.

Д. НЕСТЕРОВ: И маленькие девочки пишут: ой, Димочка, слышала, а вот это правда, правда? И взрослые достаточно женщины тоже пишут приятные всякие отзывы.

Э. НИКОЛАЕВА: Дима, скажите. Почему в провинции Вы получили большую известность, чем в Москве. Здесь выше конкуренция, или публика слишком равнодушна? Такая уже заевшаяся.

Д. НЕСТЕРОВ: Ой…

Э. НИКОЛАЕВА: Вот Дима не хочет обижать публику никакую, ни московскую…

Д. НЕСТЕРОВ: Публику надо любить. Народ вообще обожаю людей, поэтому обижать их нехорошо. Не люблю, когда кого-то обижают, принижают…

Э. НИКОЛАЕВА: Тем не менее, вы начали завоевывать свою аудиторию с провинции.

Д. НЕСТЕРОВ: Да, и не стыжусь этого.

Э. НИКОЛАЕВА: И первый городом, куда Вы поехали, какой был город?

Д. НЕСТЕРОВ: Помню эту башню, башня из стекла и бетона…

Э. НИКОЛАЕВА: Стоял памятник, а рядом пальма.

Д. НЕСТЕРОВ: Кто ж его посадит, это ж памятник. Башню помню. Город Казань. Казань брал…

Э. НИКОЛАЕВА: Первой была Казань, она пала.

Д. НЕСТЕРОВ: Пала перед моим баритоном бархатным.

Э. НИКОЛАЕВА: Когда это было, Дим?

Д. НЕСТЕРОВ: Было очень приятно. Это было года полтора назад. Тогда достаточно сложно все было.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, впрочем, как и всегда, наверное.

Д. НЕСТЕРОВ: Поначалу. Мне всегда сложнее начало.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. Вы уже чувствуете, что стоите на ногах.

Д. НЕСТЕРОВ: Да. Проще вести концерт, как-то держаться.

Э. НИКОЛАЕВА: Пообтерлись уже, тертый калач.

Д. НЕСТЕРОВ: Не настолько, но все впереди.

Э. НИКОЛАЕВА: Сколько городов уже покорили?

Д. НЕСТЕРОВ: За 50.

Э. НИКОЛАЕВА: Ага, уже наездил.

Д. НЕСТЕРОВ: Очень приятно, мне очень нравится. Народ очень добрый, народ простой, чем дальше от Москвы, тем проще. В Москве все сложней, гламурней, вот этот налет гламура. Постоянно приходишь куда-то в какое-то светское новое место, налет гламура. Но через 15-20 минут, если этот налет гламура спадает, и люди становятся нормальными.

Э. НИКОЛАЕВА: Естественными.

Д. НЕСТЕРОВ: Естественными.

Э. НИКОЛАЕВА: А сначала все-таки панты. Как-то надо сначала напугать всех рядом. Всех надо сначала построить, напугать.

Д. НЕСТЕРОВ: Не понятно почему.

Э. НИКОЛАЕВА: А это защитная реакция, я думаю, Дим. Наверное, защитная реакция.

Д. НЕСТЕРОВ: Мне кажется, люди просто в первое время анализируют, кто с ними. Если видят, человек адекватный нормальный, то можно, наверное, все это выключить.

Э. НИКОЛАЕВА: А я поняла Вашу мысль. Люди анализируют, сначала смотрят, какой-то пацан, чего я с ним будут разговаривать. Потом им говорят: это не просто пацан, это певец Дмитрий Нестеров. А, Димыч, да, нормально, как дела, как поездил. Понятно. На своем уровне чуваки общаются. Все ясно. А  так чего же, корона упадет, поговорить то с кем-то. Ясно, а какие впечатления от провинции, Дим?

Д. НЕСТЕРОВ: Да, вот я говорю, люди хорошие, добрые, милые. Народ любит песни, некоторые люди приходят с текстами. Они знают тексты песен.

Э. НИКОЛАЕВА: Вашими текстами.

Д. НЕСТЕРОВ: Да, на удивление ходят, потом просят, я вот переписала текст.

Э. НИКОЛАЕВА: Дима, а с какими чаще всего текстами люди приходят к Вам из Ваших песен, вспомните какой-нибудь.

Д. НЕСТЕРОВ: «Московская зима». Ее больше всего крутили много где, даже в Симферополе.

Э. НИКОЛАЕВА: А напеть можете мелодию. Вы же любите мелодии. Мелодичный же Вы такой, вы сами говорите.

Д. НЕСТЕРОВ: Да, я мелодист. Мне сказали, что люди не знающие, не имеющие отношения к вокалу, говорят: Дима, нельзя так сразу петь. Нужно сказать – ну, сейчас, я подготовлюсь. У меня голос, откашляться.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, Вы кофейку глотните.

Д. НЕСТЕРОВ: Глотнуть кофейку и спеть.

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, Дмитрий Нестеров с песней «Московская зима».

Д. НЕСТЕРОВ: (ПОЕТ).

Э. НИКОЛАЕВА: Дим, свою карьеру артиста Вы начинали в мюзиклах, и, судя по Вашим отзывам остались очень недовольны театральными порядками. Ну как Вы говорили, мюзикл пережевывает, а потом выплевывает артиста. И репертуарный театр – это кабала. Ну, это и понятно. Каждый день ходить на работу…

Д. НЕСТЕРОВ: Это так. 4 года ходил каждый день на работу.

Э. НИКОЛАЕВА: В какой театр?

Д. НЕСТЕРОВ: Было два театра – Школа современной пьесы. Это первый мой театр, куда я попал. К Иосифу Райхельгаузу. Но потом познакомился со Стасом Наминым, и  он меня переманил в свой театр, переманил этими самыми мюзиклам, и рок оперой «Джизус Крайс Суперстар». «Иисус Христов Суперзвезда» и хиппи мюзиклом «Волосы» «Хэирс». Конечно, для меня, тогда еще ребенок, фанат…

Э. НИКОЛАЕВА: Сколько лет то?

Д. НЕСТЕРОВ: Да, много уже назад.

Э. НИКОЛАЕВА: Ребенок-то?

Д. НЕСТЕРОВ: Ну, в 20-22, наверное.

Э. НИКОЛАЕВА: А сейчас-то Вам уже сколько?

Д. НЕСТЕРОВ: Сейчас уже 30.

Э. НИКОЛАЕВА: Правда что ли?

Д. НЕСТЕРОВ: Взрослею. Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Так внешне не скажешь, прямо мальчишка. Совсем хорошо сохранился.

Д. НЕСТЕРОВ: Спасибо, очень приятно.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, в общем, вы поняли, что это все очень тяжело. И не про Вас.

Д. НЕСТЕРОВ: Мюзиклы и рок-опера, конечно, они пережевывают. Во всем мире очень престижно работать. Есть такое поверье, если артист поработал в мюзикле «Кэтс», то этому человеку открыты дороги в любой мюзикл, продюсеры за ними гонятся, фактически за этими артистами, солистами. Но к России это не относится. У нас в стране нет школы мюзикла. У нас в стране мюзикл – это способ зарабатывания денег. Артистов подбирают в проекты, или на проекты – модно говорить.

Э. НИКОЛАЕВА: И баритоны там не  очень уживаются.

Д. НЕСТЕРОВ: Нет, все уживаются, там отлично уживаются баритоны, отлично уживаются тенора, отлично все голоса, артисты, но…

Э. НИКОЛАЕВА: Но все заточено на прибыль.

Д. НЕСТЕРОВ: Но все заточено на прибыль, ты бегаешь год или полтора в два состава два раза в день…

Э. НИКОЛАЕВА: Вопишь там на этой сцене, ничем не выделяешься.

Д. НЕСТЕРОВ: Нет, даже выделяешь, это не суть. Бегаешь, бегаешь, потерял все контакты. И поскольку нельзя ни подрабатывать. ни сниматься где-то в кино, ни играть в театре, просто нет времени физически.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, да, потому что карусель такая.

Д. НЕСТЕРОВ: А потом по окончании проекта мюзикла тебя выбрасывают, выставляю за дверь.

Э. НИКОЛАЕВА: И хорошо, если кто-то добрый дяденька все-таки в следующий мюзикл тебя возьмет, так может пройти и жизнь.

Д. НЕСТЕРОВ: А поскольку у человека нет специального хореографического образования, человек срывает себе спину, он уже немножко болеет, голос…

Э. НИКОЛАЕВА: Там же еще и скакать надо в театральной постановке.

Д. НЕСТЕРОВ: Да. Мюзиклы, это сложные партии хореографические для артистов, актеров часто.

Э. НИКОЛАЕВА: Певцов.

Д. НЕСТЕРОВ: Для певцов это совсем несовместимо. Люди выходят инвалидами. И дальше не факт, что возьмут. Скажут: Вы знаете, у Вас после мюзикла «Кэтс» слишком кошачьи движения для мюзикла «Абба». Поэтому извините, идите куда-нибудь в другое место. Поэтому я говорю, что мюзикл пережевывает артиста. Ну, Россия это так.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, Дима, давайте уже не будем томить слушателя, не знакомого с Вашим пением, настоящим пением. И поставим в эфир что-нибудь из вашего избранного. Что желаете?

Д. НЕСТЕРОВ: Давайте послушаем «Московскую зиму».

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, слушаем.

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Дмитрий Нестеров, новый герой нашей эстрады. А вопросы здесь задаю я, Элина Николаева. Итак, Дим, рубрика «личное дело», коротко вашабиография. Родился в?

Д. НЕСТЕРОВ: В Москве.

Э. НИКОЛАЕВА: Примерный сын, неинтеллигентная семья. Вы так тепло отзываетесь о родителях.

Д. НЕСТЕРОВ: Да, мне, к счастью, удалось сохранить с родителями теплые, дружеские отношения. Мне кажется, очень многого стоит. Мама у меня хранительница очага, хороший экономист, пишет замечательнейшие сказки для детишек.

Э. НИКОЛАЕВА: Правда?

Д. НЕСТЕРОВ: Да. Роскошнейшие.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. это ее хобби?

Д. НЕСТЕРОВ: Да, это ее домашнее хобби. Пытается издать книжку. Вот она сейчас этим делом занимается. Отец – достаточно известный изобретатель. И  они дали мне, окружили заботой и теплом с детства, поэтому грех их не любить.

Э. НИКОЛАЕВА: Подождите, папа – известный изобретатель. Как-то это прошло между строчками. А ведь изобрел то  он немного немало что?

Д. НЕСТЕРОВ: У него очень много изобретений. Начиная какие-то механизмы для метро, один из самых его известных изобретений, он был разработчиком аппарата по обнаружения СПИДА какой-то для массового производства. Но в 90е годы его перепродали в Америку.

Э. НИКОЛАЕВА: Да Вы что, папа чего-нибудь заработал?

Д. НЕСТЕРОВ: Что-то видимо, заработал. Как обычно, в 90е годы это все было непонятно.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, чего папа говорит, от СПИДа мы вылечимся?

Д. НЕСТЕРОВ: Все будет хорошо. Но я всем советую предохраняться, если Вы об этом.

Э. НИКОЛАЕВА: Ясно. Значит, Дима, когда все-таки решили стать певцом? Родители были уверены, что Нестеров младший станет ветеринаром или ботаником. Так Вы ботаник?

Д. НЕСТЕРОВ: В хорошем смысле слова, да. Ботаник – нет, но ветеринар точно.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. лечили животных.

Д. НЕСТЕРОВ: Всю жизнь с детства. 200 хомяков, 100 крыс, хорек, голуби, змеи.

Э. НИКОЛАЕВА: Ой, змеи даже. Т.е. животные все одинаковые. Я терпеть не могу змей.

Д. НЕСТЕРОВ: Ну, как это, Вы просто не умеете готовить. Змеи, конечно же, опасные, их нужно понимать. Любое животное, нужно сначала почитать, прежде чем покупать котенка, нужно прежде почитать о нем, чтобы не мучить, чтобы потом не выбрасывать, к сожалению. У меня больная тема – животные, жалко видеть.

Э. НИКОЛАЕВА: Так когда же Вы все-таки решили стать певцом, Дим?

Д. НЕСТЕРОВ: Так, возвращаемся. Певцом я решил стать, знаете, все случайно.

Э. НИКОЛАЕВА: Когда вдруг Вам мама сказала: Дима, у Вас такой голосище.

Д. НЕСТЕРОВ: Мама мне недавно рассказала, чем старше я становлюсь…

Э. НИКОЛАЕВА: Тем лучше поете.

Д. НЕСТЕРОВ: Нет, тем мамины рассказы все ярче, интереснее. Они более формируются.

Э. НИКОЛАЕВА: Осмысленней.

Д. НЕСТЕРОВ: Лет 5 назад, что Димочка уверенно вставал на табуретку и читал стихи. Теперь уже трансформировалось, что Дима уже уверенно перед всеми гостями пел песни.

Э. НИКОЛАЕВА: Хорошо. Это последняя версия, да?

Д. НЕСТЕРОВ: Но такого, что вариант – буду певцом, певцом, с детства у меня не было это все пошло потихонечку, втайне от родителей. Я же сначала поступил в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию, проучился там год. Я попал не на ветеринарный факультет, а на агрономический. И единственной, что мне там нравилось, это ботаника, и то я сидел, смотрел в микроскоп, перерисовывал строение клетки. Но пятерок мне не ставили, потому что быстро это делал, а дорисовывал там всякую ерунду. Педагог говорил, это нехорошо, Дима, поэтому я Вам снижаю оценку, ну, так я все это бросил и втайне от родителей поступил в ГИТИС тогда в Российскую академию театрального искусства. И потом поступил в институт современного искусства, и выучился там на актера. И получилось, таким образом, два образования – актер и вокалист. Се ля ви. Но голос, с детства занимался вокалом, потихонечку, поскольку ходил в класс фортепиано. Все это было само собой. Но жизнь я на это положить никогда не хотел в детстве, в детстве мне хотелось другим чем-то заниматься. Но потом все это трансформировалось.

Э. НИКОЛАЕВА: Итак, в студии нашей программы Дмитрий Нестеров, новый герой нашей эстрады. Об особенностях выбранной Вами профессии. Дим, сегодня можно стать известным писателем, или художником, практически не общаясь с коллегами. Но стать известным на эстраде, минуя Аллу Борисовну Пугачеву, практически невозможно. Хорошо ли, что Вы поп музыканты, все варитесь в одном котле. Как поется в известном гимне, здесь каждый в душе Сит Вишес, а на деле Иосиф Кобзон, если Вы помните, такую рокерскую стебуху.

Д. НЕСТЕРОВ: Я еще одну рокерскую стебуху знаю, как не  остановить бегущего бизона, так не остановить поющего…

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, Иосиф Давыдович любит песни и голос красивый.

Д. НЕСТЕРОВ: Я  очень люблю творчество г-на Кобзона, очень люблю. Перепевал в свое время песню «Бери Шинель», «На безымянной высоте».

Э. НИКОЛАЕВА: Классные песни, патриотические.

Д. НЕСТЕРОВ: Мне очень нравятся.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, Алла Борисовна, как я понимаю, открыла Ваш талант, Ваш гений.

Д. НЕСТЕРОВ: Алле Борисовне я очень благодарен.

Э. НИКОЛАЕВА: вот умет же находить на эстраде. Бриллиантики выискивать.

Д. НЕСТЕРОВ: Совершенно случайно судьба меня с ней свела.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, как же это, Дима, расскажите, как дело было.

Д. НЕСТЕРОВ: Я участвовал в одном из ее конкурсов, и первое свидание наше с ней состоялось в финале этого конкурса.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. она Вас пригласила.

Д. НЕСТЕРОВ: Да, она просматривала победителей лично, и я в то время расстался с девчонкой.

Э. НИКОЛАЕВА: И был очень грустен.

Д. НЕСТЕРОВ: Да, достаточно подавлен. Настроения не было, хворь, грусть.

Э. НИКОЛАЕВА: Хандра, короче.

Д. НЕСТЕРОВ: Волновался, безумно, вышел, спел, явно плохо. Алла Борисовна, похлопала, конечно. Потом отвесила на это моральный подзатыльник.

Э. НИКОЛАЕВА: Но решила, что из Вас что-то можно сделать.

Д. НЕСТЕРОВ: Но вся моя дурь, хворь тут же моментально испарилась. Я понял, что нужно серьезней. Потом попросила она все-таки собраться, спеть нормально то, что нужно, так как нужно. Потом последующее свидание наше с ней уже состоялось у нее в кабинете. Все равно при любой встрече с ней я волнуюсь.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы были удостоены уже какой-то беседы.

Д. НЕСТЕРОВ: Да, ей все равно понравилось. Она объяснила, что не так. Какие у меня минусы, какие плюсы. Плюсов, Слава Богу, оказалось больше. На мое счастье.

Э. НИКОЛАЕВА: Как с этим нужно бороться, с минусами.

Д. НЕСТЕРОВ: Она посоветовала педагогов, команду, подобралась очень хорошая команда.

Э. НИКОЛАЕВА: И из Вас начали делать певца.

Д. НЕСТЕРОВ: Ну, делать что-то из меня поздно. 30 лет уже. Ничего не сделаешь, то, что есть, то мое.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, все равно, тем не менее.

Д. НЕСТЕРОВ: Ну, помогают очень хорошо. Надеюсь, оправдать ее надежды, доверие.

Э. НИКОЛАЕВА: Что немаловажно, а то скажет, убил время только впустую. Нельзя же…

Д. НЕСТЕРОВ: Ни в коем случае.

Э. НИКОЛАЕВА: Дима, я знаю, что Вам нравятся Аэросмит и Джо Кокер.

Д. НЕСТЕРОВ: Нравятся. А так же Роксет. Из групп нравятся Аэросмит, Роксет, солисты Кокер, кто еще, Квир дэйл обожаю.

Э. НИКОЛАЕВА: Дима, а Вам удается ли сохранить свою индивидуальность, не следовать штампам нашей эстрады.

Д. НЕСТЕРОВ: Индивидуальность она либо есть, либо нет. Либо ее можно совершено случайно немножко отодвинуть на время. Но потом все равно придешь к этому, она раскроется. Нужно стараться не терять адекватность, посмотреть на себя со стороны, пытаться учиться на ошибках других, изучать творчество каких-то великих людей, да, любых. Например, только группа Квин одна стоит изучения. Не только внешность, у них достаточно яркая индивидуальность. Фредди Меркьюри, у него и ритмике можно поучиться. И вокалу, да, чему угодно.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот Дмитрий Нестеров, находящийся у нас сегодня в студии, сказал: сейчас у меня мажорный период в жизни. Мои песни по-прежнему мелодичны. Я люблю красивые мелодии, добавляю элементы рока, этники. Скоро у меня выйдет сольный альбом. Вышел уже альбом-то или только еще собирается?

Д. НЕСТЕРОВ: Нет еще, он идет.

Э. НИКОЛАЕВА: Так говорит о своем творчестве певец Дмитрий Нестеров. Но лучше всяких слов давайте просто послушаем еще одну песню в Вашем, Дима, исполнении.

Д. НЕСТЕРОВ: Давайте послушаем песню «Бай, бай, бай».

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: В студии нашей программы Дмитрий Нестеров, новый герой нашей эстрады. Дим, Вас, тем не менее, нет на телевидении. Вы дали несколько интервью, тем не менее, уже популярны у слушателей. Благодаря Вам шансонье Стасу Михайлову и другим появился даже термин «немедийные» артисты. Вот это же хорошо, что есть такие термины. Что это все значит? Наш шоу-бизнес что заигрался в гламур и в подставные хит парады и сейчас настает время настоящих талантов? Тема для Вас эта не  очень благодарная, да, Дима?

Д. НЕСТЕРОВ: Да, конечно, не  очень благодатная. Я не стремлюсь попасть в телевизор, не стремлюсь. У меня и так достаточно концертов. Я снимаюсь в кино.

Э. НИКОЛАЕВА: В каком, кстати?

Д. НЕСТЕРОВ: Пригласили меня в американский фильм, это будет музыкальный фильм.

Э. НИКОЛАЕВА: Целая голивудчина снимает прямо?

Д. НЕСТЕРОВ: «Иисус Христос Суперзвезда». Я прошел пробы и был утвержден.

Э. НИКОЛАЕВА: Уже снимается?

Д. НЕСТЕРОВ: Нет еще. Это только-только прошли пробы.

Э. НИКОЛАЕВА: А Вы кого будете играть-то?

Д. НЕСТЕРОВ: Не скажу.

Э. НИКОЛАЕВА: А вот этого не скажу. Это будет тайна. А когда съемки должны начаться по идее?

Д. НЕСТЕРОВ: Ну, вот через полгода должны начаться уже.

Э. НИКОЛАЕВА: А, т.е. когда соберут всех.

Д. НЕСТЕРОВ: Сейчас очень сложный был кастинг. Приходили многие артисты, первые эшелоны даже артистов.

Э. НИКОЛАЕВА: Да Вы что, это какие же к примеру?

Д. НЕСТЕРОВ: Не этично говорить.

Э. НИКОЛАЕВА: Филипп Киркоров приходил, но его не взяли.

Д. НЕСТЕРОВ: Вот Филиппа не было. Там будут известные артисты. Хочу познакомиться с Николь Кидман.

Э. НИКОЛАЕВА: А она там будет.

Д. НЕСТЕРОВ: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: И  она будет петь?

Д. НЕСТЕРОВ: Да, что-то она там будет либо играть, либо петь.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот как интересно.

Д. НЕСТЕРОВ: Конечно, безумно хочется с ней познакомиться, очень талантливая.

Э. НИКОЛАЕВА: А где будут съемки проходить?

Д. НЕСТЕРОВ: А как Вы думаете?

Э. НИКОЛАЕВА: Я думаю там.

Д. НЕСТЕРОВ: Я тоже так думаю.

Э. НИКОЛАЕВА: Вряд ли Николь Кидман приедет сюда.

Д. НЕСТЕРОВ: В Подмосковье. Она приедет, нормально.

Э. НИКОЛАЕВА: А кто приедет? Да Николь Кидман. Так, ну, что же, кто ходит на Ваши концерты, Дим?

Д. НЕСТЕРОВ: Разные люди, совершенно разный контингент. Вот еще очень прикольный случай при подготовке к концерту. Об этом можно рассказать. Очень странный случай был, приехали мы в город Иваново, в город невест с балетом. У меня были 4 девочки танцовщицы, очень хорошо танцуют, замечательно. И разместили нас в гостинице, выступление, и перед выступлением: хотите покушать? Да, надо пообедать. Пообедали, и две бутылки водки на столе.

Э. НИКОЛАЕВА: Каждому.

Д. НЕСТЕРОВ: Как-то мы так решили, что пить не надо. Ну, думаем, ладно. Вечерочком опять на ужин опять бутылки водки. Ну, как-то мы немножко это самое.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, хотите водку.

Д. НЕСТЕРОВ: Был днем концерт и вечером. И вот на вечернем концерте, когда девчонки немножко приняли, они на пуантах танцевали. У нас был красивый номер, назывался «Падает снег». Вышли они на пуантах немножко выпившие. Все я пою (ПОЕТ), и вдруг одна девочка – упала. Я ее поднял.

Э. НИКОЛАЕВА: Просто, а не безобразие какое. Старались напоить артисток. А ведь девчонки то на пуантах танцуют. У каждой звезды, хоть Вы и не хотите ею быть должна иметься занимательная история. Через несколько лет всех, наверное, будет интересовать, на ком Вы женились. А сейчас Ваша изюминка в том, что помимо эстрады, Дим, Вы летчик и наездник. Для меня, конечно это были удивительные такие ваши… Вообще Вы  очень многогранный такой человек. И животные у Вас, и ботаника. (НЕ РАЗБОРЧИВО) Вы освоили? Это шутка.

Д. НЕСТЕРОВ: Естественно, это самое легкое, что можно освоить. Ручку на себя. Это элементарно. Самое простое, что только может быть.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, страшно же закидываться так.

Д. НЕСТЕРОВ: Это очень приятно. Ощущение необычное. Вот это я лечу вверх ногами это неожиданно. Очень приятное чувство. Это какое-то ощущение восторга реально. Я получаю от этого удовольствие и вырабатывается эндорфин.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, и соответственно вместе с адреналином.

Д. НЕСТЕРОВ: Адреналин, я считаю, что это все ерунда, глупость. Выделение адреналина – это не то ощущение, это деструктивное. И всегда это заканчивается трагично может закончиться. Лучше получать удовольствие и понимать, что ты все контролируешь. Потому что иначе, все эти американские горки, конечно хорошая штука, но я считаю, что это тоже неправильно. Прыжки с парашютом – это безумный адреналин. Но из 10 прыгнувших, три перелома. Вот такие вещи мне кажутся, вообще, неправильны.

Э. НИКОЛАЕВА: Я тоже совсем не люблю парашюта.

Д. НЕСТЕРОВ: Парашют – средство спасения, а не развлечения.

Э. НИКОЛАЕВА: Если в экстремальной ситуации, правда? Ну, правда для того, чтобы пользоваться знать, как во время пользоваться парашютом, ну, можно потренироваться на земле.

Д. НЕСТЕРОВ: Ну, парашюты, они же сами раскрываются.

Э. НИКОЛАЕВА: самое главное, чтобы он был.

Д. НЕСТЕРОВ: Ну, кода летаешь, мы на нем сидим. Вот Як-52 мы сидим на парашюте. Если что, выпрыгиваешь, но таких случаев, тьфу, тьфу, тьфу….

Э. НИКОЛАЕВА: Вы случайно, не с Леонидом Якубовичем?

Д. НЕСТЕРОВ: Пока не познакомился. Пока не знаю.

Э. НИКОЛАЕВА: В Тушино летаете?

Д. НЕСТЕРОВ: Нет, в Дракино. Аэродром Дракино, это около Серпухова. Там очень большой комплекс, там на лошадях езжу и на самолетах.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, вот я тоже хотела дальше продолжить тему. Свой жеребец украинской верховой породы Эмбарго. Дорогое удовольствие, Димочка, Вы себе вообще позволяете.

Д. НЕСТЕРОВ: Почему же дорогое?

Э. НИКОЛАЕВА: Содержать лошадь в месяц – это дорого.

Д. НЕСТЕРОВ: Ну, смотря, мы же не в Москве, постой в Серпухове.

Э. НИКОЛАЕВА: Там подешевле.

Д. НЕСТЕРОВ: Там попроще. Плюс главное не это, уход то всегда хороший должен быть у лошади. Главное, что там есть хороший мастер спорта по выездке. Вот это то, что нужно. Потому что если нет тренера, то лошадь не будет подготовлена. И всадник не будет подготовлен. Очень сложно объяснить лошади, если ты не 20 лет с лошадьми, если ты не умеешь и не знаешь…

Э. НИКОЛАЕВА: Как это делается.

Д. НЕСТЕРОВ: Ты ничего не получишь.

Э. НИКОЛАЕВА: Правда?

Д. НЕСТЕРОВ: Максимум конкур, но конкур это такая штука, где лошади в 16 лет инвалиды. Очень жалко животных. А выездка – она направлена на взаимопонимание человека и лошади. Это как искусство, это некий танец на лошадях. Плюс с Эмбарго хотим попробоваться на олимпиаду.

Э. НИКОЛАЕВА: Т.е. Вы хотите подготовиться с Эмбарго сами…

Д. НЕСТЕРОВ: Сам, боюсь, я не смогу. Это очень сложно. Ну, олимпиада – это такая вещь.

Э. НИКОЛАЕВА: Это нужно время уйму потратить.

Д. НЕСТЕРОВ: У меня, к сожалению, нет времени. Вот со всеми этими поездками, со всеми этими концертами я  очень хочу подготовиться к соревнованиям на Як-52, но я понимаю, что это сейчас мало реально. Хочу подготовиться к соревнованиям по выездке. Вот один раз я участвовал, занял 6 место. Ну, ничего не поделаешь…

Э. НИКОЛАЕВА: Там же, где конюшня, там все это проходит?

Д. НЕСТЕРОВ: Да. Ну, это все выезжают. Я пока не могу, не имею возможности участвовать тренироваться постоянно. Поэтому редко, но метко.

Э. НИКОЛАЕВА: А по какому принципу Вы выбрали себе лошадь. Почему именно это животное? Оно это Вы дали кличку, или было уже?

Д. НЕСТЕРОВ: Мы его купили в 6 лет, Эмбарго – это кличка очень неожиданная. Он украинец, наглый такой жеребец. Упрямый, он  очень сложный конь. Безумно милое животное. Поэтому мы его взяли. Он ничего не делает исподтишка. Вот что я могу сказать.

Э. НИКОЛАЕВА: А бывают лошади, которые…

Д. НЕСТЕРОВ: Очень много. 23 лошадей.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, вы что такой характер у них каверзный такой?

Д. НЕСТЕРОВ: Это большое опасное животное, лошадь. Это вот мы привыкли, ой, лошадка.

Э. НИКОЛАЕВА: Лошадка красивая с большими глазами.

Д. НЕСТЕРОВ: Они кусаются и бьются.

Э. НИКОЛАЕВА: И дерутся.

Д. НЕСТЕРОВ: И дерутся. И красивые глаза всегда остаются красивыми, но неизвестно, что внутри, что в  голове. У них своя жизнь. А люди для них – это некие существа, которым они вынуждены подчиняться. За это они получают сахар.

Э. НИКОЛАЕВА: Всего лишь.

Д. НЕСТЕРОВ: Все мое общение с лошадьми – понимаю, что мы им не нужны. У них своя жизнь, своя тусовка. Вот они ждут просто не дождутся, когда их выпустят в леваду, в общий загон, и  они там будут наслаждаться своим обществом. А пока ты общаешься с человеком, все время все направлено на сахар. Дайте мне сахар, дайте мне бараночку, дайте мне морковку. И вот только на этом можно построить свое общение. И договориться с лошадью, чтобы она выполняла какие-то …

Э. НИКОЛАЕВА: Я тебе морковку, а ты мне…

Д. НЕСТЕРОВ: Да, я тебе морковку, а ты новый элемент выучишь. Во так вот.

Э. НИКОЛАЕВА: Как выбирали то себе, что поняли, что именно Эмбарго ничего исподтишка не делает?

Д. НЕСТЕРОВ: Вот ездили с тренером, объездили Подмосковье ближайшее, дальнее. Посмотрели красивых лошадей. Очень красивых лошадей, средне красивых лошадей. Но  остановились на Эмбарго, купили его совсем практически в Москве.

Э. НИКОЛАЕВА: Понаблюдали просто за его повадками, поведением?

Д. НЕСТЕРОВ: Да, про некоторых лошадей рассказывают, это такая хорошая, спокойная лошадка, готовая к спорту. Но, к сожалению, она после конкура хромает. Там нога у нее еле идет. Ее накололи, знают, что сейчас приедут. Перед продажей накалывают лошадь транквилизаторами. Но через полчаса она начинает жаловаться на ногу, хромать.

Э. НИКОЛАЕВА: Надо подольше время провести. Потому что лекарство заканчивается, и можно реально увидеть, в каком состоянии находится животное.

Д. НЕСТЕРОВ: Либо на некоторых лошадей просто нельзя садиться. Они совершено безбашенные.

Э. НИКОЛАЕВА: Просто радуются жизни.

Д. НЕСТЕРОВ: Не слушаются. Не важно, сидит на тебе человек, не сидит, это не важно.

Э. НИКОЛАЕВА: Хорошо. Ну, что же, что с планами по открытию приюта для животных?

Д. НЕСТЕРОВ: Да, в проекте несколько известных личностей. Вот осенью мы хотим все-таки открыть этот приют. Нам помог немножко конкурс Евровидения. И была программа по отлову бродячих животных и постройки новых зданий приютов. Вот мы с ними сотрудничаем и рассказываем, что если что-то у людей приключилось, лучше сдать их в приют, а не выбрасывать на улицу.

Э. НИКОЛАЕВА: Я тут видела, ехала на машине, вдоль дороги на обочине стояла такой красивый пес овчарка с ошейником. Молодой, видно, пес. И он мечется. То ли его выкинули, то ли он потерялся.

Д. НЕСТЕРОВ: Скорей всего, выкинули, так бывает.

Э. НИКОЛАЕВА: Представляете, это же жестоко.

Д. НЕСТЕРОВ: Очень часто видишь, как собаки бросаются на автомобили. Их выбрасывают из автомобилей, и уезжают. А они бегают, прыгают на автомобили, смотрят, не видят хозяина.

Э. НИКОЛАЕВА: Слушайте, Дима, а что сказать нашим водителям, что нужно вообще, каким образом донести это до их мозга, чтобы они, видя животное на дороге, не неслись, как бешенные, сбивают собак просто, как сусликов.

Д. НЕСТЕРОВ: Все люди разные.

Э. НИКОЛАЕВА: Дикость какая-то.

Д. НЕСТЕРОВ: Ну, не дикость, нет плохих и хороших людей, все люди разные.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно. Ну, надо же думать о том, что на дороге может быть такое.

Д. НЕСТЕРОВ: Есть знаки.

Э. НИКОЛАЕВА: Не реально. А Вы песню не думали написать про животных?

Д. НЕСТЕРОВ: Я про Чернобыль песню начал писать песню год назад. Очень странно. Про животных, мне кажется ,несколько банально писать песню про животных. Ну, и Гринпис. О люди, все песни о людях.

Э. НИКОЛАЕВА: О любви. Хотите что-нибудь еще поставить нам, чтобы мы послушали? О любви.

Д. НЕСТЕРОВ: Конечно, с удовольствием. Про любовь. Песня называется «Сны о прошлом». Это роскошная песня для тех, кто не может успокоиться.

ПЕСНЯ

Э. НИКОЛАЕВА: В общем, как говорила Маша Шарапова, я жду не дождусь, чтобы начать делать хорошие дела. Ваше же, Дмитрий, самое хорошее дело, это ваши песни, которых все теперь ждут. Поэтому пойте больше, дальше и лучше.

Д. НЕСТЕРОВ: Как приятно.

Э. НИКОЛАЕВА: А мы послушаем. На этом общее пока. В эфире были, я Элина Николаевна, и…

Д. НЕСТЕРОВ: Дмитрий Нестеров.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире