28 июля 2007
Z Какого черта Все выпуски

Наталья Громушкина


Время выхода в эфир: 28 июля 2007, 23:08

Э. НИКОЛАЕВА: Она была, как выражается пресса, второй половинкой народного кумира Александра Домогарова, но теперь, после развода, строит жизнь заново, самостоятельно, и счастлива этим обстоятельством. Актриса, звезда сериалов и мюзиклов, а теперь еще и продюсер Наталья Громушкина.

Н. ГРОМУШКИНА: Здравствуйте.

Э. НИКОЛАЕВА: Здравствуйте, добрый вечер. Наташ, фамилию-то я правильно сказала?

Н. ГРОМУШКИНА: Фамилию абсолютно правильно, хотя очень часто мою фамилию путают, ставят неправильное ударение. По большому счету я, конечно, не обижаюсь, но по-настоящему фамилия звучит как Громушкина – ударение на первый слог.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну и что там насчет второй половинки народного кумира?

Н. ГРОМУШКИНА: Вы знаете, это все было так давно и практически неправда, и что значит строить жизнь? Уже давным-давно построила, уже столько лет прошло, столько воды утекло. Жизнь ведь не стоит на месте, надо двигаться вперед, поэтому то, что по-прежнему еще пытается обсуждать та же самая «желтая пресса», которой надо что-то писать, видимо, от нечего делать, им нужны рейтинги, им нужно продавать газеты, делать громкие названия. Все это неправда.

Э. НИКОЛАЕВА: И забудьте вообще про все про это. И с Сашей у вас, кстати, где-то не так давно вы говорили, что нормальные у вас дружеские отношения с вашим бывшим супругом…

Н. ГРОМУШКИНА: У нас прекрасные приятельские отношения.

Э. НИКОЛАЕВА: И нет никаких обид о прошлом. Почему же проблема разводов так актуальна в артистическом мире? Мне кажется, может быть, потому что все артисты по профессии, они эгоисты?

Н. ГРОМУШКИНА: Я не думаю, что, во-первых, все артисты эгоисты, и проблема все-таки заключается не в том, что они артисты, а проблема заключается в том, что они публичные люди и их личной жизнью, конечно, интересуется и пресса, и народ. Знаете, такое обыкновенное, банальное, житейское любопытство, когда пытаются залезть, узнать, какие-то фотографы, которые скрываются в кустах возле твоего дома…

Э. НИКОЛАЕВА: А что, у вас скрываются?

Н. ГРОМУШКИНА: Были и такие случаи.

Э. НИКОЛАЕВА: Бедным, надо денег заработать.

Н. ГРОМУШКИНА: А по большому счету я и не жалею. Думаю, господи, бедолаги, они и в снег, и с дождь, под какими-то кустами, на каких-то крышах пытаются сфотографировать, поймать вот этот самый кадр, который они потом смогут продать, видимо, за какие-то не очень баснословные деньги, но это их хлеб. В общем, каждый зарабатывает, как может.

Э. НИКОЛАЕВА: Вы, Наташенька, все больше танцуете, поете.

Н. ГРОМУШКИНА: Не совсем так прямо танцуем и поем. Много еще других важных дел делаем, но мы трудимся. Может быть, кто-то, кто стоит возле станка или вскапывает землю, не знаю, запускает ракеты в космос, глядя на артистов, тоже думает «вот у них профессия какая легкая»…

Э. НИКОЛАЕВА: Говорят, заламывают руки «у нас тяжелая профессия, у нас душевные страдания, мы так мучаемся, рвем свою душу», вот встали бы к нам, к станку бы…

Н. ГРОМУШКИНА: Нет, я так не скажу, наверное, к станку бы я ни в коем случае не хотела бы призвать, в принципе, знаете, нашего брата и так немало, а талантливых и того меньше, но то, что это нелегкий труд – безусловно. Кого я знаю, мои близкие друзья, знакомые, все живут в таком каком-то сумасшедшем графике, никого поймать невозможно. В общем, артист, он работает 24 часа в сутки, у него нет выходных, что такое суббота и воскресенье артист просто не знает.

Э. НИКОЛАЕВА: Все как белка в колесе, короче.

Н. ГРОМУШКИНА: Как белка в колесе.

Э. НИКОЛАЕВА: Кто помогает вам воспитывать сына и удалось ли вам не выпасть из профессии? Два годика сыночку.

Н. ГРОМУШКИНА: Сынуле 9 мая исполнилось два года.

Э. НИКОЛАЕВА: 9 мая, подгадали на радость дедушке, который военный у вас, генерал.

Н. ГРОМУШКИНА: На радость дедушки, для Гордюши уже на радость прадедушки. Ездили поздравлять. Как мне удалось – вы знаете, я к этой национальности не имею никакого отношения, но когда я сынулю носила под сердцем и когда я приезжала в роддом, мне ставили какие-то сроки, я говорю «вы знаете, мое еврейское счастье, я буду рожать либо 1 мая, либо 9-го, когда все будут гулять, все врачи будут отмечать, никого не будет на рабочих местах». Ну, вот, как сказала… Я думаю, что, по большому счету, нам нужно всегда очень внимательно задумываться о тех словах, которые мы произносим, о тех мыслях, которые мы формируем у себя в голове, потому что все, скажем так, материализуется, очень реально. Раз так сказала – ну, девушка, вы заказали, заказ принят, получайте.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, Боженька все видит и все знает.

Н. ГРОМУШКИНА: Воспитывать помогает бабушка, моя мама, мой папа в силу своей занятости, потому что он писатель, занят написанием книг, тоже нам помогает. Конечно, есть еще няня. В общем, все, как у всех.

Э. НИКОЛАЕВА: Гордей. Ну, уже обсуждалось в прессе, откуда такое имя, громкое такое. А почему фамилия не Домогаров, такой бабий у меня интерес.

Н. ГРОМУШКИНА: А с чего это вдруг?

Э. НИКОЛАЕВА: А это не домогаровский сынок, что ли?

Н. ГРОМУШКИНА: А при чем здесь это вообще? У него мама Громушкина. Мне кажется, это более чем достаточно. При том при всем, знаете, я всю жизнь бесконечно гордилась собственной фамилией, гордилась своим дедушкой, гордилась своей семьей. Вообще я фамилию Громушкиных ношу с большой гордостью, поэтому я бы хотела, чтобы у моих детей была фамилия Громушкиных, потому что это продолжение рода.

Э. НИКОЛАЕВА: Здорово как. То есть даже если папка будет еще какой…

Н. ГРОМУШКИНА: А мы с будущим разберемся.

Э. НИКОЛАЕВА: Хорошо. Наталья Громушкина, свободная и самостоятельная женщина, актриса.

Н. ГРОМУШКИНА: Так иногда хочется быть зависимой, ну, хотя бы чуть-чуть, хотя бы иногда.

Э. НИКОЛАЕВА: Но это тяжело, наверное, Наташ, в вашей профессии, если вы хотите еще быть самостоятельной личностью?

Н. ГРОМУШКИНА: Вы знаете, быть иногда приятно зависимой от кого бы то ни было ни в коем случае не влияет на самостоятельность, на профессию, на работу, карьеру и прочее, прочее. Ну, мы же себе позволяем иногда, знаете, как любая женщина говорит «ой, я худею, худею, ну, ладно, буду худеть с понедельника, а сегодня суббота, маленький кусочек сладенького я могу себе позволить», вот иногда маленький кусочек сладенького себе очень хочется позволить.

Э. НИКОЛАЕВА: Ясно. Но сейчас-то, может быть, вы уже не чувствуете себя такой самостоятельной женщиной? У вас же есть теперь любимый мужчина, может быть, под его пятой вы уже готовы….

Н. ГРОМУШКИНА: О, да, это наверняка, такой характер, у меня такой мужичок растет уже с характером таким что мамочки мои, когда бабушка, в смысле моя мама, говорит «господи, ну откуда такой характер?», я говорю «знаешь что, мамулечка, от осинки не родятся апельсинки». В общем, есть в кого.

Э. НИКОЛАЕВА: Вообще-то я задала этот вопрос, имела в виду – у вас сейчас же какой-то роман, мужчина какой-то новый завелся?

Н. ГРОМУШКИНА: Ну а что же, я, в принципе-то, женщина еще в самом соку, что же мне теперь. Надо же, Громушкина, у вас есть мужчина, роман – да что вы, не может быть, нонсенс.

Э. НИКОЛАЕВА: Слушайте, Наташ, я понимаю, что, конечно, уже достало перепесочивание ваших отношений с Сашей Домогаровым и так далее, но тем не менее, когда была пора этих бурных интервью, пора этого развода, когда это все обсуждалось, то фотографии какие-то публиковались, в каком-то журнале в одном я посмотрела, какую-то дикую фотографию вашу нашли, и когда мне мои продюсеры говорят «вот, Элина, у вас будет гость Наталья Громушкина», я говорю «вот эта страшная, какая старая тетка?», я не знаю, и вдруг приходит такая красотка в мини-юбке, на шпильках, с длиннющими огромными, пышной копной волос, я думаю «боже мой, а откуда они эту фотографию нашли?».

Н. ГРОМУШКИНА: Я понятия не имею, честно говоря.

Э. НИКОЛАЕВА: Совершенно какие-то выпученные глаза…

Н. ГРОМУШКИНА: Может, это была не я?

Э. НИКОЛАЕВА: Может, это были не вы?

Н. ГРОМУШКИНА: Может, это был «Фотошоп»? Честно говоря, понятия не имею.

Э. НИКОЛАЕВА: Тяжелая у вас все-таки жизнь артистическая.

Н. ГРОМУШКИНА: Да, тяжела и неказиста жизнь российского артиста. Я просто в свое время сделала вывод, что я должна максимально оградить себя от какой-то отрицательной информации, поэтому я не читаю вот этой «желтой прессы» никакой. Даже когда мне говорят «а ты представляешь, вот там-то такой-то…», я говорю «понятия не имею, меня это не интересует». Я это не обсуждаю, в моем доме это не обсуждается, об этом не говорится. А смысл? Мои друзья, мои близкие знают, как говорится, правду, знают меня, мне этого больше чем достаточно.

Э. НИКОЛАЕВА: Наташа, я смотрю на вас, у вас просто фигура атлетки, такие накаченные мышцы, ноги такие. Действительно, танцовщица, много приходится на этих мюзиклах прыгать.

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, во-первых, я занималась танцами с самого детства, занималась спортом. Конечно, мюзикл «Чикаго» тоже внес свою определенную лепту. И на сегодняшний день есть новый телевизионный проект…

Э. НИКОЛАЕВА: В котором вы продюсер?

Н. ГРОМУШКИНА: Нет, не в котором я продюсер, в котором – вы не поверите – пригласили артисткой поработать.

Э. НИКОЛАЕВА: Мы вас теперь увидим в сериале.

Н. ГРОМУШКИНА: Да. Это канал НТВ, с января пойдет новый сериал, сейчас он в запуске, называется «Ставка на жизнь».

Э. НИКОЛАЕВА: То-то я хотела вас уесть «тем не менее в сериалах вас что-то не видно».

Н. ГРОМУШКИНА: Теперь у вас будет такая возможность. И меня заинтересовала эта роль, потому что роль женщины-бойца каким-то образом немножко…

Э. НИКОЛАЕВА: Спецназовка какая-нибудь?

Н. ГРОМУШКИНА: Да поинтереснее будет. Это закрытый бойцовский клуб, это единственная женщина, которая на равных, скажем так, вместе с мужчинами…

Э. НИКОЛАЕВА: Там бокс будет?

Н. ГРОМУШКИНА: Там не бокс, там бои без правил.

Э. НИКОЛАЕВА: Наташ, вам это очень подходит, несмотря на ваш хрупкий вид. По характеру, наверное, все-таки и по физической кондиции.

Н. ГРОМУШКИНА: Ну да, и на сегодняшний день по два часа тренировок в зале каждый день с личным тренером. Вы знаете, даже начало нравиться.

Э. НИКОЛАЕВА: На самом деле получается? Можете уложить мужичину легким хуком?

Н. ГРОМУШКИНА: Скажем так, в жизни бы на улице я не рискнула применить парочку приемов, но с визуальной точки зрения, я думаю, это будет выглядеть вполне достойно.

Э. НИКОЛАЕВА: Эффектно и взаправдашне.

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, надеюсь, что да.

Э. НИКОЛАЕВА: Наташ, немного о вас, блиц. Родители. Ну, я-то знаю, что папа – доктор исторических наук.

Н. ГРОМУШКИНА: Да, папа – доктор исторических наук. Мама – переводчик, испанский язык.

Э. НИКОЛАЕВА: А папа пять языков знает. Полиглот.

Н. ГРОМУШКИНА: Да, ужас. Умные родители. Вообще, не понимаю, как я у них уродилась.

Э. НИКОЛАЕВА: Умные родители, а дочка не знает иностранного языка. Вы еще какие-то тезисы написали, расскажете мне о них потом, продолжаем блиц. Где появились на свет?

Н. ГРОМУШКИНА: В Москве.

Э. НИКОЛАЕВА: Юная, золотая молодежь, почитала я тут про вас. Школа какая-то у вас, оказывается, была элитная. Я и знать не знала, что там дети всех известных актеров наших – и Михалковы, и Коли Баскова…

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, до Михалковых и Басковых, поверьте мне, в этой школе кто только не учился.

Э. НИКОЛАЕВА: А, то есть это не специальная артистическая школа, где готовят для поступления в ГИТИС?

Н. ГРОМУШКИНА: Безусловно, нет. Она в бытность называлась школой «раз, два, семь». Сейчас снесли гостиницу «Минск» на улице Горького, она прямо за гостиницей «Минск», она называлась «раз, два, семь» — школа рабочей молодежи. И со временем она стала школой 1113 с углубленным изучением музыки и хореографии, и когда я попала в эту школу, как раз у меня был первый экспериментальный класс, на котором ставили опыты. По-моему, опыт удался. Нет, правда, замечательная школа, опять же, пользуясь случаем, передаю всем учащимся в этой школе сегодня, всем учителям, педагогам, директору – абсолютно волшебная женщина…

Э. НИКОЛАЕВА: Как ее зовут-то?

Н. ГРОМУШКИНА: Татьяна Андреевна. И великолепное было время, учились мы замечательно.

Э. НИКОЛАЕВА: Вас, конечно, все любили.

Н. ГРОМУШКИНА: Да как вам сказать…

Э. НИКОЛАЕВА: Никто вас не терроризировал, не обижал.

Н. ГРОМУШКИНА: Не помню. Такого не помню. Надо сказать, что мы очень сильно хулиганили, правда, еще школа в то время была при Гостелерадио России, там училась студия Моисеева, студия Пятницкого, все спортсмены, молодые мастера спорта. А из-за того, что постоянно ездили спортсмены на сборы, все на гастролях и прочее…

Э. НИКОЛАЕВА: В общем, повидали вы сынков и дочек великих мира сего.

Н. ГРОМУШКИНА: Наверное, не столько повидала сынков и дочек, — поверьте мне, в то время мы на это не особо обращали внимания и особо, может быть, даже как-то не распространялись об этом, — а то, что была возможность повидать мир с самого раннего детства, это да, безусловно.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, раньше как было-то выехать куда-то за границу… Я тоже училась в спецшколе и я как манны небесной ждала 8-го класса, когда мы должны были с классом с углубленным изучением немецкого языка поехать в Германию. Но меня мама увезла оттуда и я не поехала.

Н. ГРОМУШКИНА: А так как это было еще при Гостелерадио, мы объездили уже весь мир. В 86-м году мне 10 лет, первый советско-американский спектакль «Дитя мира» с группой Стаса Намина, это уже была Америка, а дальше, дальше… В общем, к окончанию школы я объездила практически весь мир.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот это я понимаю. Как поступали и поступили в ГИТИС?

Н. ГРОМУШКИНА: Как – взяла и поступила.

Э. НИКОЛАЕВА: Как вам так удалось? По блату, поди? Дедушка – генерал.

Н. ГРОМУШКИНА: Да, к сожалению, если бы он был генералом искусств, тогда, конечно, это было бы лучше или проще.

Э. НИКОЛАЕВА: С первого раза поступили?

Н. ГРОМУШКИНА: Да. Поступила в 16 лет.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот какая девчонка талантливая.

Н. ГРОМУШКИНА: Не знаю, насколько была талантливой и насколько талантлива сейчас, не знаю, поступила с первого раза, режиссерский факультет, ГИТИС, мастерская Леонида Ефимовича Хейфица, поступала только туда, шла на режиссерский факультет целенаправленно.

Э. НИКОЛАЕВА: Режиссерский, не актерский?

Н. ГРОМУШКИНА: Актерская группа режиссерского факультета.

Э. НИКОЛАЕВА: Хитрость какая.

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, в общем, да. Может быть, не была талантливой, но хитрой была уже тогда. Целенаправленно поступала в ГИТИС. Бесконечно повезло, я бы никогда бы не поступила в ГИТИС – просто честно спустя столько лет могу сказать – не поступила бы, если бы шесть человек не взяли вне конкурса. Я была в этой шестерке и вот это было практически самое большое счастье.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, понятно, как если бы в обычный какой-то МГУ, то вы сдавали Олимпиаду как бы, вне конкурса без экзаменов?

Н. ГРОМУШКИНА: Вне конкурса, без экзаменов, мы сдавали только актерское мастерство и коллоквиум, мы не писали сочинение. Подвезло так подвезло.

Э. НИКОЛАЕВА: Блатная девчонка.

Н. ГРОМУШКИНА: Ну да, нас таких блатных, наверное, было шесть человек, все из разных регионов.

Э. НИКОЛАЕВА: А кто еще был с вами? Известные какие-то нонче люди?

Н. ГРОМУШКИНА: Ленка Бирюкова, такая есть, не знаю, как называется, сериал, не сериал, «Саша плюс Маша». Боречка Тенин, сейчас работает в театре «Сатирикон», тоже очень много снимается. Был Саша Усов, очень талантливый артист. И Татьяна Мещеркина. И, кажется, Артем Гретов.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно. Ну что же, между вами и Домогаровым была разница в 12 лет.

Н. ГРОМУШКИНА: Что ж вы все Домогаров и Домогаров?

Э. НИКОЛАЕВА: Знала бы, не пришла бы.

Н. ГРОМУШКИНА: Точно.

Э. НИКОЛАЕВА: А сейчас можно встать и уйти…

Н. ГРОМУШКИНА: Дамы и господа, было очень приятно быть сегодня, до свидания.

Э. НИКОЛАЕВА: Наташ, а вы, получается, восторженная девчонка-то, потому что влюбились же в Домогарова? Ведь разница в 12 лет.

Н. ГРОМУШКИНА: И что?

Э. НИКОЛАЕВА: Это же как это? Вы понимали вообще, на что шли, когда выходили замуж?

Н. ГРОМУШКИНА: А вы когда любите, вообще понимаете, что вы делаете?

Э. НИКОЛАЕВА: Ой, давно это было, конечно. Ну, с трудом.

Н. ГРОМУШКИНА: На самом деле, правда…

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, ответили уже, хорошо. Что за космическая история с вами связанная? Вы у нас еще и в космос летали.

Н. ГРОМУШКИНА: Да, это было смешно. Тоже, опять же, много лет назад это было. Юрий Карра собирался снимать полнометражную картину, по-моему, совместно чуть ли не с американцами, по Чингизу Айтматову «Тавро Кассандры», и проводился кастинг артистов, которые, по состоянию здоровья, могли бы отправиться в космос, потому что его основная задумка заключалась в том, что все основные моменты должны сниматься действительно прямо в открытом космосе. Как бы это сейчас забавно, наверное, ни звучало…

Э. НИКОЛАЕВА: Даже у нас звукорежиссер засмеялся.

Н. ГРОМУШКИНА: Хотя, согласитесь, если, например, первый космонавт был Гагарин, почему бы первых артистов не отправить в космос и не снять там действительно кино?

Э. НИКОЛАЕВА: Сериал, я бы сказала, лучше на орбите.

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, вы знаете, если сериал, я думаю, были бы рейтинги зашкаливающие.

Э. НИКОЛАЕВА: Громушкина в невесомости.

Н. ГРОМУШКИНА: Нет, знаете, Громушкина была как раз таким уже третьим звеном. Основными были Оля Кабо и Владимир Стеклов, просто Громушкина была третья, были всего три артиста, которые прошли государственную медкомиссию в Звездном. Вот поверьте, что за те два месяца, что проходил кастинг… Ой, на самом деле не два, а намного больше времени, потому что утро начиналось в 6 часов утра, в Звездный, давление, сердце, барокамеры, центрифуги и прочее.

Э. НИКОЛАЕВА: Проходили?

Н. ГРОМУШКИНА: Да. Поэтому, наверное, пройти это все мог бы не каждый. Согласитесь, что сейчас «Звезды на льду», «Звезды на паркете», «Звезды в цирке», «Звезды на татами» — это детский лепет на лужайке по сравнению с тем, что артисты в космосе.

Э. НИКОЛАЕВА: Наташ, надо было просто все это снимать, и это были бы «Звезды в космосе». Судя по всему, вы подали идею сейчас, наверное.

Н. ГРОМУШКИНА: Мне кажется, что по тем временам идея была слишком несозревшая еще.

Э. НИКОЛАЕВА: Фантанстической?

Н. ГРОМУШКИНА: Да. На сегодняшний день, наверное, это было бы реально, тем более очень многие миллиардеры, те же самые западные, за собственные деньги летают, чтобы получить подобный, не знаю, экстрим, незабываемые впечатления и так далее.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, и лишиться своих миллионов, наконец-то.

Н. ГРОМУШКИНА: А тут тебя не только отправляют в космос, тебе еще за это и платят.

Э. НИКОЛАЕВА: Еще становишься космической звездой во вселенских масштабах. Отчего ваша любовь к мюзиклам?

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, возможно, именно из-за того, что в 1986 году – боже мой, как давно это было…

Э. НИКОЛАЕВА: Вы еще такая молодая. Лет на 25 выглядите, не больше.

Н. ГРОМУШКИНА: Да, мне тогда было 10 лет. Кстати, вчера состоялась какая-то фантастическая встреча «20 лет спустя» в Центре Стаса Намина, приехал английский режиссер Дэвид Вулком, который когда-то все это приехал, Стас собрал своих музыкантов, которые тогда были в его группе «Цветы» в том еще составе, и приехал и Федя Стуков, и Егор Дружинин, и мы вчера все собрались, вспоминали нашу молодость. Нет, с Дружининым мы вспоминали вообще детство. Вполне может статься, что на следующий год будет какая-то такая подобная акция. Это был музыкальный спектакль, и я впервые, наверное, вышла как артистка на сцену, в свет этих софит, музыка…

Э. НИКОЛАЕВА: Это все в Парке Горького было?

Н. ГРОМУШКИНА: Это было в Совинцетре, дальше мы уехали в тур по России, потом мы уехали в тур по Америке, мы выступали и в ООН, в Хаммеровском центре. Это был громадный такой, сумасшедший абсолютно проект, где участвовало 10 советских и 10 американских детей, это было сразу после истории с Катей Лычевой, Самантой Смит…

Э. НИКОЛАЕВА: То есть вы вспоминаете, что было тогда, и на днях встречались…

Н. ГРОМУШКИНА: Буквально вчера была эта встреча.

Э. НИКОЛАЕВА: …и чествовали годовщину этого события?

Н. ГРОМУШКИНА: Да, 20 лет спустя.

Э. НИКОЛАЕВА: Сильно изменились все?

Н. ГРОМУШКИНА: Да вы знаете, не очень, и это, наверное, очень порадовало.

Э. НИКОЛАЕВА: А как поживает Стас?

Н. ГРОМУШКИНА: Великолепно.

Э. НИКОЛАЕВА: Он все такой же?

Н. ГРОМУШКИНА: Он все такой же. Он роскошный, он умница, талантливый. Я бы сказала, это человек Мира.

Э. НИКОЛАЕВА: Вне этой суеты.

Н. ГРОМУШКИНА: Вне суеты, безусловно. И ГИТИС был, и замечательные были педагоги, Олег Львович Кудряшов, которые, не знаю, с самых азов…

Э. НИКОЛАЕВА: Наташа, вы уже по тезисам каким-то…

Н. ГРОМУШКИНА: Нет, вы спросили, откуда взялся мюзикл в моей жизни. Я говорю, что ничто просто так в жизни не бывает. Что началось это совсем вот так давно, а когда уже поступила в ГИТИС, мастер – Хейфиц, а Кудряшов был тот человек, который, наверное, дал основы основ, дал школу. У нас на 3-м курсе курсовой спектакль был «Кошки», мы делали музыкальный спектакль по песням Окуджавы.

Э. НИКОЛАЕВА: В общем, ни с того, ни с сего ничего не берется, все уже заложено.

Н. ГРОМУШКИНА: Безусловно.

Э. НИКОЛАЕВА: А что за мюзикл вы продюсируете, кстати? Вы продюсер или не продюсер?

Н. ГРОМУШКИНА: Я не волшебник, я только учусь. Я являюсь арт-продюсером национального фестиваля «Музыкальное сердце театра». Это не просто как бы мюзикл, это целый фестиваль, который затрагивает и регионы…

Э. НИКОЛАЕВА: Много артистов туда приходят?

Н. ГРОМУШКИНА: Даже не то что артистов, у нас замечательный экспертный совет, который ездит по регионам, отбирает спектакли, дальше эти спектакли мы привозим в Москву, дальше уже члены жюри отсматривают по 18-ти номинациям, оценивают эти спектакли и вручаются премии, то есть у нас еще и премия своя существует.

Э. НИКОЛАЕВА: Большая кропотливая работа такая, годовая, наверное?

Н. ГРОМУШКИНА: Конечно.

Э. НИКОЛАЕВА: Не то что на скорую руку сляпали…

Н. ГРОМУШКИНА: Конечно. И вот в феврале прошел фестиваль, 1 марта было закрытие в Доме музыки, и сейчас мы уже получаем заявки из регионов, из московских театров, будем сейчас отправлять членов экспертного совета отсматривать это все.

Э. НИКОЛАЕВА: И ездят ведь.

Н. ГРОМУШКИНА: А как же, работа у них такая.

Э. НИКОЛАЕВА: Деньги платите?

Н. ГРОМУШКИНА: А куда мы денемся?

Э. НИКОЛАЕВА: То есть, есть какие-то спонсоры?

Н. ГРОМУШКИНА: Знаете, спонсоров не так много, но я очень надеюсь, что подобный жанр… Это не бизнес, это любимое занятие, любимое дело, возможно, дело жизни, и я очень надеюсь, что подобный жанр, он сейчас – музыкальные спектакли, мюзиклы – начнет набирать обороты. Я надеюсь, что будут появляться те же самые Саввы Морозовы, меценаты, которые будут заинтересованы в продвижении не только западных спектаклей, которые были у нас, «Ромео и Джульетта», «Нотр-Дам де Пари», «Мамма миа», но и собственный российский бренд. У нас роскошные композиторы – и мэтры, и молодые. Поэтому я очень возлагаю большие надежды на будущее, благополучное будущее музыкального театра в России.

Э. НИКОЛАЕВА: Отлично. А какое участие в бизнесе, какую помощь оказывает ваш новый спутник? Все говорят, что он какой-то бизнесмен у вас. Богатый?

Н. ГРОМУШКИНА: Я не знаю, где вы что читаете, откуда берете информацию? Для меня это загадки.

Э. НИКОЛАЕВА: Где же у меня бумажки? В машине, что ли, оставила? У Громушкиной появился новый спутник – богатый молодой состоятельный бизнесмен. Наташ, вы бы хоть заглядывали в Интернет, в конце концов.

Н. ГРОМУШКИНА: Ой, вы знаете, я, конечно, собиралась, была готова, но я все-таки из прошлого века, и к своему громадному стыду, я сейчас в этом признаюсь, я не очень дружу с техникой, а что такое компьютер и Интернет, для меня это…

Э. НИКОЛАЕВА: Наташа, это жизнь.

Н. ГРОМУШКИНА: Это стыдно, я понимаю.

Э. НИКОЛАЕВА: Сейчас все, невозможно просто. И поместите там: вранье, нет у меня никакого бизнесмена, отстаньте от меня.

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, зачем? Если кто-то считает, что у меня есть бизнесмен – ну что же, господа, думаете, так думайте, это же прекрасно, вы посылаете мне флюиды.

Э. НИКОЛАЕВА: Молодой состоятельный мужчина, энергетика.

Н. ГРОМУШКИНА: Я не могу сказать, что к сожалению нет такого, но это не так. Возможно, там пошла какая-то обманная информация, потому что мой партнер Дмитрий Колонтаров, который генеральный продюсер и премии, и фестиваля, он мой партнер по фестивалю, коллега, и его супруга моя лучшая подруга. Я просто так догадываюсь, откуда ноги растут. Это называется «испорченный телефон».

Э. НИКОЛАЕВА: «Звезда» это называется, сидит у нас в студии.

Н. ГРОМУШКИНА: Я бы сказала, если бы не было передо мной микрофона.

Э. НИКОЛАЕВА: Кто вообще ходит на эти мюзиклы? Вот так у меня будет поставлен вопрос. Я бы за деньги не пошла. Вот сидит такая умная ведущая.

Н. ГРОМУШКИНА: Вы бы не пошли за деньги? Ну, в таком случае мы вас и за бесплатно не позовем.

Э. НИКОЛАЕВА: Правильно, чего тут думать-то, надо сразу наотмашь.

Н. ГРОМУШКИНА: Знаете, музыкальный спектакль и мюзикл, скажем, это такой спектакль, я бы сказала так – для семейного просмотра. Да, конечно, это не драматический театр, и это не опера, и это не балет, это синтетический жанр – с трудом выговорила я, собралась, сейчас нервничаю…

Э. НИКОЛАЕВА: По вас не скажешь, что вы нервничаете.

Н. ГРОМУШКИНА: Когда звучит музыка, я не знаю, любая информация зрителем воспринимается уже не через мозговые извилины, скажем, а через сердце, через эмоцию. Возможно, нету того количества спектаклей, чтобы оценить, сказать «а вот это плохо». Господа, ничего подобного, это великолепный жанр, и я считаю, что за ним будущее. Безусловно, музыкальный театр в России может основываться только на русской драматической школе, еще учитывая наш российский менталитет, что нам нужно обязательно думать, чтобы была история, был сюжет. Во-первых, нужно обязательно сопереживать героям…

Э. НИКОЛАЕВА: Коллизия должна быть, развитие, страдание, любовь.

Н. ГРОМУШКИНА: Скажем так, музыкальный спектакль, мюзикл, это середина между драматическим театром и шоу развлекательным, потому что – что такое развлекательное шоу? – кроме музыки и танцев, ты выходишь все равно пустой. Ну, был какой-то праздник. Не знаю, смогла ли я сформулировать…

Э. НИКОЛАЕВА: Смогли, очень так серьезно…

Н. ГРОМУШКИНА: Я серьезно к этому отношусь, вообще серьезно отношусь ко всему, что я делаю.

Э. НИКОЛАЕВА: Это чувствуется, это хорошо. Наталья Громушкина, свободная, самостоятельная и очень серьезная актриса.

Н. ГРОМУШКИНА: По поводу серьезной актрисы я бы не сказала, потому что зритель в основном меня видел в каких-то нетленных сериалах, сначала «Ундина», потом «Обреченная стать звездой» на протяжении двух лет.

Э. НИКОЛАЕВА: Как вам удается сочетать такую серьезность своего внутреннего мира и…

Н. ГРОМУШКИНА: На то и существует актерская профессия, для того, чтобы уметь…

Э. НИКОЛАЕВА: Перевоплощаться.

Н. ГРОМУШКИНА: Безусловно.

Э. НИКОЛАЕВА: И играть под дурочку.

Н. ГРОМУШКИНА: О, вы знаете, только умная женщина может играть под дурочку. Абсолютно, прожив какое-то определенное количество времени, я понимаю – чем умнее тот или иной человек…

Э. НИКОЛАЕВА: Тем больше валяет дурака.

Н. ГРОМУШКИНА: Нет, чем он выглядит умнее или, скажем так, пытается себя представить таким серьезным, пафосным, внутри там пусто. А чем человек в общении проще и легче…

Э. НИКОЛАЕВА: Ой, какой хороший гость у меня сегодня. Не сидит, не строит из себя ничего, какой он известный…

Н. ГРОМУШКИНА: Секундочку, сейчас, сейчас задам звезду.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну что же, а в нашем представлении антракт на рекламу. Ждите продолжения.

РЕКЛАМА

Э. НИКОЛАЕВА: Мы продолжаем нашу программу. В нашей студии Наталья Громушкина, свободная, самостоятельная и очень красивая девушка. Никакая даже еще и не женщина, я бы сказала.

Н. ГРОМУШКИНА: Зачем же вы меня прямо так? У меня были некоторые амбиции, хотя бы иллюзии на ту тему, что все-таки женщина.

Э. НИКОЛАЕВА: Уже состоявшаяся такая, серьезная, бизнес-вумен.

Н. ГРОМУШКИНА: Не состоявшаяся и серьезная, и уж точно не бизнес-вумен, но хотя бы женщина.

Э. НИКОЛАЕВА: Девушкой хочу вас назвать. Ну что же, а почему эти мюзиклы проваливаются в финансовом плане? Вот, говорят, «Чикаго» потерпел крах…

Н. ГРОМУШКИНА: Не смейте при мне говорить об этом. Дело все в том, что на сегодняшний день, к сожалению, еще недостаточно подготовлен тот же самый маркетинг, и те первые, пробные постановки, которые были сделаны – один в поле не воин, и, конечно, один продюсер, одна компания без поддержки кого бы то ни было такие большие проекты с серьезным финансированием, конечно, потянуть не может. Но обратите внимание на тот же успех проекта «Мамма миа», который сегодня идет в Москве. Продюсирует громадная компания «Стейдж Ентертеймент», которые сначала привезли, поставили «Кошек», сейчас «Мамма миа» и в дальнейшем они собираются привезти еще не одну постановку. Они вкладывают свои деньги для того, чтобы, скажем так, завоевать русский рынок, потому что они везде – они в Англии, в Канаде, в Голландии, вся Европа ходит и смотрит мюзикл. Но, знаете, это громадная система, это та же самая машина…

Э. НИКОЛАЕВА: Корпорация по мюзиклам.

Н. ГРОМУШКИНА: Безусловно. И туристический бизнес, и реклама, и прочее, это все работает в одну историю. Я очень надеюсь, что в России появятся люди, которые тоже этим заинтересуются и скажут «ну, почему мы все время поддерживаем, ну, не иностранцев…»…

Э. НИКОЛАЕВА: Не наше, не отечественное. К примеру, фестиваль, который как называется?

Н. ГРОМУШКИНА: «Музыкальное сердце театра».

Э. НИКОЛАЕВА: И объединяет очень много же, наверное?

Н. ГРОМУШКИНА: Безусловно. Во-первых, у нас на сегодняшний день только Москва, Москва. За последние годы у нас еще Москва и Питер. Ну, собственно говоря, и все.

Э. НИКОЛАЕВА: Какие у нас есть еще центры музыкальной жизни театральной?

Н. ГРОМУШКИНА: Вы не представляете, насколько Россия талантлива музыкальными спектаклями. Наши регионы… На сегодняшний день мы хотели бы, наверное, в первую очередь сделать ставку именно на регионы.

Э. НИКОЛАЕВА: Какие регионы наиболее продуктивные?

Н. ГРОМУШКИНА: Я не могу сказать, кто наиболее продуктивный…

Э. НИКОЛАЕВА: Но вы ездите вообще сами по регионам?

Н. ГРОМУШКИНА: Да.

Э. НИКОЛАЕВА: Прямо сами, садитесь в самолет и на эти просмотры…

Н. ГРОМУШКИНА: Прямо сама, да. Да, я не могу повлиять на экспертный совет, я не могу, как арт-продюсер, повлиять на членов жюри, но мне нужно, безусловно, держать руку на пульсе, я должна сама видеть эти спектакли, эти постановки – ну, да, конечно, все они очень разные, и не все всегда очень ровные, но то, что мы максимально поддерживаем все музыкальные спектакли, это да, безусловно.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну что же, про самостоятельную женщину – я вас все зову самостоятельной, говорю, что в студии нашей программы Наталья Громушкина, свободная и самостоятельная женщина, актриса…

Н. ГРОМУШКИНА: Я еще мама.

Э. НИКОЛАЕВА: Мама такого замечательного создания под названием Гордей.

Н. ГРОМУШКИНА: По имени Гордей.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, по имени Гордей. Вообще женщина может быть самостоятельной? Это мне напоминает понятие «независимый журналист». Ну да, вы говорили, что вы не всегда хотите быть самостоятельной, хотите быть когда-то немножко и мягкой. Это я к чему задала вопрос…

Н. ГРОМУШКИНА: Да, хотелось бы уточнить.

Э. НИКОЛАЕВА: …чтобы перейти к теме журналистов. Вот как вы относитесь к журналистам? Вашего бывшего от них просто трясет, от этих журналистов. Он как услышал, вот сидел на вашем месте, Наташенька, Саша Домогаров и говорит «что, вы мне не напоминайте про эту профессию вообще»…

Н. ГРОМУШКИНА: Мы этой темы с вами коснулись в начале нашего диалога, я сказала, что я к ним отношусь терпимо, терпеливо и это их хлеб.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, но вот они тем не менее вас спрашивают то про мытье волос, то про ваших ухажеров, а почему вас никто не спрашивает о душе?

Н. ГРОМУШКИНА: А кому это интересно?

Э. НИКОЛАЕВА: Волосы у вас, конечно, шикарные.

Н. ГРОМУШКИНА: Спасибо большое.

Э. НИКОЛАЕВА: Целое интервью – каким шампунем, каким гелем, чего, что? Ну, вообще, может, для какого-нибудь специализированного издания?

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, конечно, «Красота и здоровье»…

Э. НИКОЛАЕВА: Вам не жалко время тратить на ответы на эти вопросы.

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, по крайней мере, вы знаете…

Э. НИКОЛАЕВА: Хоть про волосы пускай поговорят, не все про любовников.

Н. ГРОМУШКИНА: На самом деле это делается достаточно быстро, вопрос – ответ, пересылается по электронной почте, секретарь это все распечатывает, приносит мне в кабинет на стол, я отвечаю, так же передаю…

Э. НИКОЛАЕВА: А, то есть не надо личного общения, какой-то беседы?

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, иногда совсем не обязательно. Если это такие достаточно формальные вопросы, на которые требуются конкретные ответы…

Э. НИКОЛАЕВА: Без изысков. Ну вот так. Теперь про сериалы. Сильная уже, Наташ, мафия сложилась в этой области? Трудно попасть на хорошую роль?

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, так как моя история в сериалах не столь продолжительная, вернее, не столь долгая, — я уже говорила, что первая проба пера это «Ундина», дальше «Обреченная стать звездой», 366 серий, мы снимали два года – но команда сложилась замечательная и, поверьте, как бы долго это ни происходило…

Э. НИКОЛАЕВА: Татьяна Воронович, насколько мне известно, продюсировала, Кеосаян, это «Обреченная стать звездой»?

Н. ГРОМУШКИНА: Нет.

Э. НИКОЛАЕВА: А, напутала.

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, грубо говоря, да, это команда РТР, то есть это снималось по заказу РТР, но как вы понимаете, Воронович и Кеосаян не доезжали до нашей съемочной площадки…

Э. НИКОЛАЕВА: Они в верхах там все.

Н. ГРОМУШКИНА: Это боги. Богов мы не трогаем. Чудно работалось, и это все, скажем так, на себя взяла…

Э. НИКОЛАЕВА: А кого вы играли?

Н. ГРОМУШКИНА: Как раз скандальную журналистку, представляете? Поэтому было где развернуться, безусловно. Дальше как жизнь сложится – я не знаю. Опять же, я сказала, что сейчас начались уже съемки «Ставка на жизнь», я не знаю, хорошая получится работа, не очень хорошая. А чудное у меня есть предложение сейчас…

Э. НИКОЛАЕВА: А вы могли бы снять телесериал? Как вы сами? Насколько мускулы нарастили?

Н. ГРОМУШКИНА: Вы знаете, я бы для начала спектакль поставила, а потом бы уже снимала…

Э. НИКОЛАЕВА: Музыкальный?

Н. ГРОМУШКИНА: Конечно, безусловно. Оля Субботина, моя однокурсница, великолепный режиссер, сейчас тоже запустила по заказу 1-го канала, она снимает, дай бог мне памяти, 16 серий, называется проект «Фотограф»…

Э. НИКОЛАЕВА: Вы там будете играть журналиста, фотографа?

Н. ГРОМУШКИНА: Нет, я не буду играть журналиста, не буду играть фотографа, я все-таки надеюсь, что порадую вас каким-то другим образом.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно. У вас тоже есть перспективы для этого? Если уж Субботина запустила…

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, Оля Субботина, вообще-то она режиссер…

Э. НИКОЛАЕВА: Ваша подруга?

Н. ГРОМУШКИНА: Моя однокурсница. И Оля очень талантливый режиссер, она сделала не один успешный проект на театре…

Э. НИКОЛАЕВА: А с чего вы вдруг про нее начали рассказывать, Наташа?

Н. ГРОМУШКИНА: Это к тому, что вы спросили, насколько сложно попасть, есть ли там мафия, в сериалах? Я-то нить диалога держу. Вы задали вопрос, я пытаюсь все-таки на него каким-то образом ответить, если это вам, конечно, интересно.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно. Хорошо, а что еще в жизни вы не совершили того, что могли бы?

Н. ГРОМУШКИНА: Так я только собираюсь совершить.

Э. НИКОЛАЕВА: Да, еще ничего не совершили.

Н. ГРОМУШКИНА: Да, я практически только на старте. Я надеюсь, что и в далеком будущем, и в ближайшем будущем мы будем работать и у интересных режиссеров, будем сами делать интересные проекты. Я сейчас прослушала за последнее время очень много музыкальных произведений, музыки, композиторов, прочла очень много клавиров, либретто. Я бы, может быть, взялась бы за какой-нибудь проект, за постановку, но, опять же, это процесс не быстрый.

Э. НИКОЛАЕВА: Понятно, надо еще немножечко как бы нарастить мускулы.

Н. ГРОМУШКИНА: Безусловно, конечно.

Э. НИКОЛАЕВА: И связи, знакомства, может быть, внутренние какие-то…

Н. ГРОМУШКИНА: Я бы так сказала – и связи, и знакомства, это все, знаете, дело десятое, нужно быть внутренне абсолютно уверенным в том, что ты сможешь это сделать. А по-другому – даже не надо браться.

Э. НИКОЛАЕВА: Я думаю, у вас получится, у вас такой характер, вы такая девчонка конкретная.

Н. ГРОМУШКИНА: То есть чисто по понятиям…

Э. НИКОЛАЕВА: Чисто по понятиям у вас все выйдет, вы как возьмете в свои эти…

Н. ГРОМУШКИНА: Смешно.

Э. НИКОЛАЕВА: …жесткие сильные руки свободной и самостоятельной женщины. Наташенька, а у нас есть рубрика «Культура-мультура». Вот у нас в стране принимаются федеральные программы, пишутся указы о том, как повысить рождаемость, а, по сути, делается немного. А вот с чем вы столкнулись после рождения сына? Вот такой у нас переход к теме, как к молодой маме обращаюсь, с какими исконно российскими проблемами вы, как юная мать, столкнулись? Тут Громушкина в ужасе просто закатила глаза, думает, как ей быть. В молочную кухню за питанием ходили?

Н. ГРОМУШКИНА: Нет. Вы задавайте вопросы, а я буду говорить «да», «нет».

Э. НИКОЛАЕВА: Нет, вы давайте сами рассказывайте, с чем вы столкнулись, с исконно российскими проблемами? Раньше не было памперсов, колясок хороших, дорогих каких-то импортных, стульчиков модных.

Н. ГРОМУШКИНА: Хотелось бы мне все-таки немножко скромности сейчас себе прибавить, просто одеть некую скромность как вуаль, и эти темы все опустить.

Э. НИКОЛАЕВА: Бытовые, бытовуху.

Н. ГРОМУШКИНА: Скажу, с чем действительно столкнулась, как с проблемой. Это детский садик.

Э. НИКОЛАЕВА: Куда отдать ребенка.

Н. ГРОМУШКИНА: Да. Оказывается, на сегодняшний день это такая громадная проблема – не то что отдать в детский садик, а устроить в детский садик.

Э. НИКОЛАЕВА: В хороший.

Н. ГРОМУШКИНА: О чем вы? В какой хороший? В какой-нибудь детский садик. Я вам клянусь.

Э. НИКОЛАЕВА: Мои родственники думают о хорошем детском садике, 500 долларов готовы в месяц платить.

Н. ГРОМУШКИНА: Значит, как мне сказали в детской комиссии, «мамаша, что-то вы поздно спохватились». Я говорю – как поздно, нам как раз полтора годика. Мне говорят «милая моя, мы сейчас выдаем путевки детям, которые встали в очередь в 2004 году».

Э. НИКОЛАЕВА: Издевательство какое-то. При этом наши лидеры говорят «молодым мамашам, дитям у нас дорога».

Н. ГРОМУШКИНА: Я вам клянусь, это громадная проблема. И мамашки, и папашки, поверьте мне.

Э. НИКОЛАЕВА: А вы в центре живете, детских садиков в округе нет.

Н. ГРОМУШКИНА: Миллион. Но там просто нет мест. В детских садах нету мест.

Э. НИКОЛАЕВА: Если много детских садиков и нет мест, значит, у нас очень сильно повысилась рождаемость.

Н. ГРОМУШКИНА: Детские садики переполнены.

Э. НИКОЛАЕВА: Я думала, что детские сады закрываются, потому что нет детей.

Н. ГРОМУШКИНА: Я занимаюсь этой проблемой с февраля месяца. Сегодня у нас – февраль, март, апрель, май – четыре месяца. И, вы знаете, я выбила путевку только лишь потому – замечательная женщина у нас в детской комиссии, но я здесь практически не то что уверена, я знаю, вот здесь низкий поклон сериалам и телевидению, низкий русский поклон в землю – просто потому что узнали. Пока сидишь в очереди со всеми документами, со всеми бумажками, ты все равно все слышишь: а приходите тогда-то, приходите сюда-то и прочее, прочее. На сегодняшний день это реальная проблема с детскими садами.

Э. НИКОЛАЕВА: Идиотизм какой-то просто.

Н. ГРОМУШКИНА: Ну вот, с чем столкнулась, на собственном опыте, да.

Э. НИКОЛАЕВА: Что значит не до жиру, быть бы живу, то есть вы тут уже не выбираете, а будет ли чист, одет, накормлен и не ошпарен супом ребенок…

Н. ГРОМУШКИНА: Нет, нет. Я вам клянусь, мне позвонили… Вот я была в детской комиссии, мне сказали, что ничего нету, приходите на следующее заседание такого-то числа, и мне через два дня звонит женщина, говорит «Наташенька, освободилось место в таком-то детском садике, если вы хотите получить путевку, вам нужно бегом», и я бросая все дела, у меня тут офис, съемки, я галопом бегу в детскую комиссию. Вот вам смешно. Я вам клянусь. У меня в этот день сломалась машина, я ее оставила на Никитском бульваре, ехала с тренировки, не успела даже переодеться…

Э. НИКОЛАЕВА: В трениках, в кроссовках. Зачморенная вся, зачуханная.

Н. ГРОМУШКИНА: Да, совершенно. Я только схватив сумку, все бумаги, документы, бросаю машину на Никитском бульваре и я должна успеть до пяти часов. Мчусь бегом, понимаю, что если я сейчас это не сделаю…

Э. НИКОЛАЕВА: Ребенок останется без садика.

Н. ГРОМУШКИНА: Совершенно верно. И вот я с чувством выполненного долга, взяла это направление, как спортсмен на Олимпиаде с факелом впереди себя, была счастлива и довольна.

Э. НИКОЛАЕВА: Мальчика устроила в садик актриса Наталья Громушкина.

Н. ГРОМУШКИНА: При этом при всем совсем мне не нужно, чтобы ребенок ходил с 10 до 7, просто нужно, чтобы у ребенка было час-полтора в день общения с детишками.

Э. НИКОЛАЕВА: Еще неизвестно, какие там будут няньки, какие воспиталки.

Н. ГРОМУШКИНА: Сейчас даже не надо, не портите мне настроение. Сейчас лето, он с бабушкой на даче, у нас все хорошо.

Э. НИКОЛАЕВА: Пока мы не болеем…

Н. ГРОМУШКИНА: Тьфу-тьфу-тьфу…

Э. НИКОЛАЕВА: Постучала, плюнула, перекрестилась. Ну вот оно, коснулись мы исконно российской проблемы. Но что бы вы хотели изменить в российском актерском мире тогда скажите дальше, там чего-нибудь менять надо?

Н. ГРОМУШКИНА: Да не надо там ничего менять, там и так все хорошо.

Э. НИКОЛАЕВА: А что бы вы хотели изменить в себе?

Н. ГРОМУШКИНА: Я не знаю, такие вопросы, они, с одной стороны, очень простые, а с другой стороны, они ставят в тупик и ты не знаешь, что на это ответить. Что бы я хотела изменить в себе? Я могла бы соединить эти два вопроса и сказать, что бы я изменила в актерском мире применительно к себе? Я бы хотела, чтобы у меня было больше работы.

Э. НИКОЛАЕВА: Просто и искренне.

Н. ГРОМУШКИНА: Да, абсолютно.

Э. НИКОЛАЕВА: Действительно, это же профессия, которая сама себя кормит.

Н. ГРОМУШКИНА: По-другому у нас никак. Да, мы не сидим, грубо говоря, на зарплате ежемесячной…

Э. НИКОЛАЕВА: Да сейчас уже практически никто, наверное, не сидит на зарплате.

Н. ГРОМУШКИНА: Да. Артист, если он востребован сегодня, соответственно, он обеспечен. Если он завтра никому не нужен, он нищ и гол. Вот, собственно говоря, и все. Такова правда жизни.

Э. НИКОЛАЕВА: Вот так вот. Ну что ж, Наташенька, спасибо за ваше творчество на наше благо.

Н. ГРОМУШКИНА: Да что вы, где уж творчество по поводу вашего блага, я уж точно не уверена, что тут есть какая-то связь.

Э. НИКОЛАЕВА: Ну, я думаю, вкладываете капельку как-то, все ручейки в реки. Залилась громким смехом. Говорят же, актеры, они открывают души, очищают нас, сирых и убогих.

Н. ГРОМУШКИНА: Они стараются, ну, они артисты, они же играют, хотя иногда играют очень искренно.

Э. НИКОЛАЕВА: Я надеюсь, что это относится к вам.

Н. ГРОМУШКИНА: Ну, иногда уж точно.

Э. НИКОЛАЕВА: Поэтому на наше благо. Спасибо за ответы. Пусть гремит имя Натальи Громушкиной. Всем пока. В эфире были я, Элина Николаева и…

Н. ГРОМУШКИНА: И Наталья Громушкина. Спасибо вам громадное, «Эхо Москвы». До скорого.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире