'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 15 сентября 2013, 18:08

А.ВЕНЕДИКТОВ: 18 часов 11 минут в Москве. добрый вечер. У микрофона – Алексей Венедиктов. Поскольку Елена Афанасьева у нас в отъезде, я воспользовался этим часом и пригласил в студию Алексея Навального. Добрый вечер.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Добрый вечер.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, мои референты, референты «Эха Москвы», которые держат нос по ветру, Алексей, они в таблицу гостей вбили «Алексей Навальный, политик».

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, это…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Уже никакой не блогер.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это важное для меня признание со стороны референтов «Эха Москвы». И отлично, замечательно. Меня по-разному называют. Я, на самом деле, не обижусь, если вы и сейчас меня назовете блогером, общественным деятелем, юристом, кем угодно. Мне кажется, скорей деятельность должна меня характеризовать, а не просто подпись в эфире. Хотя, это тоже важно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Ну а самоназвание? Как вы себя определяете?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Юрист, адвокат. Конечно, моя деятельность сейчас, особенно после этих выборов, она… Ну, теперь уже совершенно невозможно не характеризовать ее как политическую. Поэтому политик, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Политик. Но не лидер партии еще? Уже?

А.НАВАЛЬНЫЙ: К сожалению, мы видим, что все наши попытки зарегистрировать партию наталкиваются на то, что ее не регистрируют. И несмотря на всю вот эту вот риторику замечательную, что мы хотим, чтобы все несистемные стали системными, мне системным стать до конца, все-таки, не дают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, подождите. Вот эта партия «Народный альянс» — вы даже не член этой партии, как я понимаю. Объясните свое отношение к этой партии, которая еще не зарегистрирована.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Партия «Народный альянс» создавалась людьми, которые работают со мной в Фонде борьбы с коррупцией. Это люди, которые такой, политической ориентации, идентичные со мной. Этих людей я поддерживаю, я выступал на всех съездах. Я, совершенно не скрываясь, говорил, что «Народный альянс» — самая близкая ко мне партия. Я в нее формально не вступал ровно по той причине, потому что считал, что ее совершенно точно тогда не зарегистрируют, если я к ней буду иметь формальное отношение.

На самом деле, может быть, была ошибка, что вообще мы начали это афишировать. То есть если бы «Народный альянс» тихенько создавали и никто бы не знал, что люди, которые работают со мной, имеют к нему отношение. может быть, его зарегистрировали. Потому что мы же видим огромный список партий совершенно каких-то липовых. 80% этих партий – за ними нет абсолютно ничего.

«Альянс» — партия живая, самая живая, может быть, из существующих партий. Тем не менее, ее не зарегистрировали, потому что я к ней имею отношение.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, слово для политика «я к партии имею отношение» мне непонятно. Вы в нее вступите? Вы ее возглавите?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я вступлю без сомнения. Если меня выберут, я возглавлю «Народный альянс». Мы по-прежнему требуем регистрации «Народного альянса». И я считаю, что это самая близкая ко мне партия.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Навальный, напоминаю. +7 985 970-45-45 – вы можете присылать свои вопросы Алексею Навальному. Через аккаунт @vyzvon, пожалуйста, через интернет. Я думаю, что во второй части передачи, если я вычерпаю все вопросы, я включу вам телефонные звонки. А сейчас я хочу, чтобы вы послушали один файл. Вы знаете, президент Российской Федерации недавно произнес речь на публичном мероприятии, и вот я хотел бы, чтобы вы откомментировали ее.

В.ПУТИН: Он, может быть, не создан для крупных политических кампаний. Он, знаете, не Робеспьер, он не любит выступать и не умеет даже выступать, наверное, публично и на трибунах.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно, что это было адресовано к вашему сопернику Сергею Собянину. Но те люди, которые хорошо знают президента РФ, когда он произнес слова «Он не Робеспьер», мне точно было сказано, что, скорее всего, Владимир Путин воспринимает вас как Робеспьера. Как вы относитесь к Робеспьеру, Алексей?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я надеюсь… Я совсем не знаю Владимира Путина, ни разу в жизни его не видел…

А.ВЕНЕДИКТОВ: А Робеспьера?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Робеспьера я тоже не видел. И я надеюсь, что, все-таки, это не была такая завуалированная издевка. И, все-таки, не настолько Путин решил поунижать публично Собянина, потому что мы знаем, что, в общем-то, у Робеспьера было прозвище «неподкупный», да? И как-то это очень сомнительно звучало в отношении Собянина.

Я думаю, что Путин вновь пытался каким-то таким образом намекнуть, что есть такие несистемные политики, как он говорит, «этот господин, который вечно всем недоволен и не предлагает конструктивной повестки». Эти как раз выборы показали, что у нас есть конструктивная повестка. Эту конструктивную повестку поддерживают москвичи. Тем не менее, Путин – ну, он не имеет ничего возможного кроме как дуть в свою старую дуду. Однако же…

Я смотрел вот эту его речь на инаугурации и вообще было интересно наблюдать за Путиным на инаугурации Собянина. Мне показалось, он был очень недоволен.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы еще поговорим о недовольстве президента. Но я вернулся бы к своему вопросу. Многие люди, которые знают Путина и встречались с ним, считают, что вот он не Робеспьер (имея в виду Собянина), а намек на то, что вы – Робеспьер. Поэтому у меня вопрос. Во-первых, вы как относитесь к личности Робеспьера? А во-вторых, как вы?.. Вам это льстит? Вас это раздражает?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я думаю, что Путин таким образом демонстрирует свои страхи, поскольку я неоднократно заявлял, что те должностные лица, которые вовлечены в коррупцию, в том числе ближайшие друзья Путина. А мы знаем, что главная коррупция в России – это тот самый дачный кооператив «Озеро», это ближайшие друзья Путина. Они должны быть привлечены к ответственности. Он таким образом как раз показывает, демонстрирует, говорит публично, что нам крайне не нравятся люди, которые говорят о том, что дачный кооператив «Озеро» нужно пересажать. Ну, или не пересажать, а отдать под суд.

Вот, он всячески показывает, что если ты такое говоришь, то тебе не место в политике. Вот, я расцениваю слова Путина именно таким образом. Он свои тайные страхи какие-то выдает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как вы относитесь к Робеспьеру?

А.НАВАЛЬНЫЙ: К Робеспьеру я отношусь как к историческому персонажу. И в этом смысле проводить какие-то аллюзии и параллели, я считаю, достаточно бессмысленно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, как вы относитесь к Робеспьеру как к исторической личности? Я могу вас спросить, как вы относитесь к Гитлеру, и вы же не скажете, что это исторический персонаж. Или как вы относитесь к Линкольну – вы же не скажете, что это исторический персонаж.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Робеспьер, без сомнения, выдающийся человек, который оставил большой след в истории Франции.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так же, как и Линкольн в Америке, и Гитлер в Германии.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Совершенно верно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так. А ваше личное отношение к этой личности?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Что?..

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не слезу, Алексей.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет, а что вы хотите от меня услышать? Что я люблю Робеспьера, что он красивый на картинках? Что вы хотите от меня услышать?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу услышать ваше… Вот, вы учились в школе, у вас в 8-м классе был целый параграф, посвященный Робеспьеру. Как вы относитесь к Робеспьеру?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я же, все-таки, учился в советской школе, поэтому Великую Французскую революцию гораздо больше.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я тоже. А я не только учился, но и учил. Поэтому мне интересно. Как вам кажется с сегодняшнего дня, что такое Робеспьер тогда?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я считаю… Вот, еще раз, я хотел бы сказать, что все эти исторические аллюзии – они достаточно бессмысленные. Тогда был Робеспьер, вот, в то время для тех условий, для тех граждан Франции. Сейчас Робеспьер – это тот человек, который использовал недовольство, справедливое недовольство людей, которые проживали тогда, и направил это недовольство против правящего строя и уничтожил во многом этот правящий строй.

Сейчас проводить такие… Вот, понимаете, нас постоянно пытаются сместить в контекст каких-то… «Мы не хотим революции». Любые изменения – они будут связаны с тем, что будут рубить головы кому-то на улице.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, поставим гильотины. Почему нет? На Болотной.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да, гильотины, Робеспьер и так далее. Эти выборы показали, что это всё полнейшая чушь. Огромное количество москвичей (москвичей в частности) хотят перемен. И эти перемены связаны с реализацией той программы, которую мы предложили.

Когда я предлагаю, что давайте проведем аудит тарифов ЖКХ, это же не означает, что я хочу голову отрубить тому, кто ворует на ЖКХ. Я просто хочу провести аудит, я хочу, да, расследовать коррупционные контракты, которые заключило правительство Москвы. Но это не означает, что революционные матросы должны бежать завтра на Тверскую, 13. Вот и всё.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вы мне так и не ответили, но я спрошу в конце передачи (может, вы передумаете тогда, вспомните свое отношение тогда к Робеспьеру, в 15 лет).

А.НАВАЛЬНЫЙ: Алексей Алексеевич, я точно так же, как вы, техничны. Меня троллить какими-то вопросами, я точно так же технично от них буду уходить.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, смотрите, это решать слушателям все равно. Кстати про коррупцию. Знаете ли вы, что на участке №156 вы получили 52,28% голосов?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я знаю, что есть участок, например, в Очаково-Матвеевское, где я получил 70% голосов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не-не-не, одну секундочку. Участок №156 – это золотая миля Остоженки, где живет министр Сердюков, Евгения Васильева, где…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Предполагаю, что они-то за меня точно не голосовали.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Там квартиры чиновников, тех самых, которых вы собираетесь расследовать. Как вы могли бы объяснить, как вам кажется, что бы это значило?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я благодарен каждому человеку, который за меня проголосовал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Голосование есть в разных районах. В моем родном Марьино, например, несмотря на то, что это никакой вовсе не фешенебельный район, там голосование за меня гораздо выше, чем в целом по Юго-Восточному округу. Видимо, голосовали как за земляка.

Я думаю, что те люди, которые живут (богатые, наверное, обеспеченные люди, в том числе живут по соседству…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Там, в основном, чиновники, не банкиры. В этих домах.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот, они живут по соседству с чиновниками или банкирами. И даже банкиры, которые живут по соседству с чиновниками, они-то как раз гораздо лучше нас всех видят несправедливость, видят вот ту неприкрытую коррупцию, которая происходит, видят эту замечательную Васильеву, которая, находясь под домашним арестом, гуляет по Остоженке и заходит в ювелирные магазины. Я думаю, что их, их семьи, их знакомых это очень сильно раздражает.

Это же, на самом деле, давно известная такая штука. Я уверен абсолютно, что процент голосования за меня среди сотрудников мэрии выше, чем в среднем по Москве. И я абсолютно уверен, что процент голосования сотрудников администрации президента за меня выше, чем в среднем по Москве, потому что это… Ну, 80% из них – это же обычные люди, которые гораздо больше знают про коррупцию.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю, да. В Москве вообще обычные люди. А скажите, все-таки, вот, как вы понимаете сегодня, Алексей, вашего московского избирателя? Кто эти там почти 700 тысяч человек в социальном? Изучали, не изучали?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мы изучали уже. Сейчас у нас есть предварительные данные.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Расскажите, чтобы понимать.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Медианный возраст этого избирателя…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Только не надо таких слов, слушайте. Не пугайте.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Средний. Ну, скажем так, средний возраст…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот так, да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: ...этого возраста – 41-43 года. Мы видим, что в возрастной группе от 18 до 36 лет практически никто не проголосовал за Собянина – эта вся возрастная группа осталась за нами. Самый главный признак человека, который проголосовал за меня, — это работающий человек. То есть мы видим, что в группе старше 65 лет, где в основном голосовали за Собянина, там была явка, между прочим, очень высокая, 51%. То есть Собянин и «Единая Россия»...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это обычная. Обычная история.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Обычная история, но, вот, внутри явки общемосковской 32%, скажем так, власть выбрала всех тех людей, 51% — им уже дальше черпать неоткуда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: 65+, если мне не изменяет память, это 25% избирателей от всего числа.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да, совершенно верно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Город стареет.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Город стареет, и, в основном, на этих выборах именно пожилые москвичи сформировали конечный результат. И мы видим, что наших избирателей, к сожалению, мы не смогли мобилизовать большое количество. Это проблема, но это и грандиозная возможность.

Из избирателей в возрасте от 18 до 25 пришло только 17%. То есть если бы мы добились того (а в будущем мы этого обязательно добьемся), что мы поднимем явку хотя бы до 35%, до нормальной, то мы, безусловно, сразу всех победим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Всех победим»? Да, хорошо.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Безо всяких революций. И Робеспьер никакой нам не нужен.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, я пытался вспомнить, откуда цитата «И всех победили», из какого-то мультфильма из моего детства.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Невозможно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну ладно. Может, вспомню. Если вспомню… Пришлите, слушайте.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Невозможно. Мы смотрели с вами, наверняка, одни и те же мультфильмы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, я немножко старше вас. Кстати, по поводу возраста. 4 человека 37-летнего возраста привлекли на этой неделе мое внимание, то есть ваши сверстники. Потому что у нас, смотрите, в политике 37 лет кто? Алексей Навальный, Сергей Капков, Тина Канделаки и Рамзан Кадыров. О поколение российское!

А.НАВАЛЬНЫЙ: Можно я, пожалуйста, воздержусь от комментариев на эту тему?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо, давайте Тину уберем, давайте про мужиков, да?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да, давайте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Рамзан Кадыров – ваш сверстник. Сергей Капков – ваш сверстник. И вы сами свой сверстник. Что это за поколение в политике 37-летних? Откуда вы взялись, яркие фигуры? Откуда вы взялись?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это не поколение 37-летних, это так называемое последнее поколение советского беби-бума.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот так вы считаете?

А.НАВАЛЬНЫЙ: 1976-82. Я много раз об этом говорил.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Еще раз скажите – я не слышал.

А.НАВАЛЬНЫЙ: И я, действительно, считаю, что перемены в политике в России – они связаны в том числе с демографической ситуацией. Вот это вот поколение, большое советское поколение с 1976-го по 1982-й год рождения (ну, грубо, там, туда-сюда пару лет)...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, да, понятно. Коридор понятен, коридор понятен.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Этих людей просто очень много. Они в течение какого-то времени застряли между Советским Союзом и новой Россией, уже там рыночной Россией без Советского Союза.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите. Когда Советский Союз рухнул, им было 14, 15, 13. Правильно?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Все равно они же по ментальности советские люди. Вот, я – советский человек, в общем, по ментальности все равно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В чем эта ментальность, Лёш?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, в любом. Я, вот, захожу за границей в любое место в магазин или в ресторан, и я идентифицирую сразу визуально всех других таких же советских людей с таким же, может быть, затравленным взглядом и с каким-то таким… Культурные коды одинаковые.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, ваш взгляд не очень затравленный, я бы вам сказал.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, понимаете, вот, вы мне задаете вопросы про Робеспьера. Если б вы…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мне интересно, правда.

А.НАВАЛЬНЫЙ: ...вы задавали бы вопрос человеку, который родился бы в 1983 году, ему было бы гораздо меньше сказать, чем мне, потому что у него меньше параграф в учебнике истории. Это одинаковые культурные коды, одинаковые мультфильмы, многие взгляды на жизнь. Мы видели одинаковые события. Поэтому вот это поколение – оно приходит в политику, его роль очень важна и именно это мы видим на нашей демографии. И средний мой избиратель – это человек в возрасте 41-43 года.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Постарше вас немного.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Немного постарше меня, но все равно примерно это люди одного поколения, одинаковых взглядов. Ну, это же, это медианный, средний возраст. Поэтому… Вокруг этого разброс.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, мы говорим о среднем. Тут пишут: «Пенсионеры тоже за вас». Понятно.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Отличная вещь. Вот, чтобы не получилось, чтоб казалось, что ругаюсь на пенсионеров. Вещь, которая нас очень удовлетворяет в демографическом срезе нашего избирателя, — то, что он очень сбалансирован по возрасту. Например, количество москвичей до 25 лет и количество москвичей старше 66 лет, которые проголосовали за меня, оно примерно одинаковое. Поэтому мы работаем во всех возрастных группах. Да, в группе самой старшей Собянин больше набирает, но, тем не менее, мы здесь видим, что перспективы за нами. Они практически всех выбрали. А у нас мобилизация, все-таки, произошла гораздо меньше. Это и проблема, но и возможность, о которой я уже сказал.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я сейчас даже не про избирателя, а про активных игроков. Вот, я не просто так назвал Рамзана Кадырова, Сергея Капкова и вас. А вас что-то объединяет?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я думаю, что только, опять же, культурные… Я не знаю, насколько это меня объединяет с Рамзаном Кадыровым, который говорит на другом языке и жил, в общем-то, достаточно в другой стране, другая история. Но я думаю, с людьми типа Капкова совершенно точно объединяет. Мы – люди, которые просто… На наших глазах происходили одни и те же исторические события.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тогда у меня вопрос. Не хотите про Робеспьера, а я, между прочим, как Ксения…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Так давайте про Капкова.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не-не-не. Я как Ксения Собчак хотел вам подарить…

А.НАВАЛЬНЫЙ: На этих выборах я только про Капкова и говорил.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, я знаю. Я хотел подарить вам… Я решил слямзить у Ксюши ее прием и подарить вам трехтомник речей Робеспьера. Я купил специально. Но я зачитался, я вам не подарю. Нет, я зачитался.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот так вот.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, прочитаю, может быть, потом. К следующей кампании.

А.НАВАЛЬНЫЙ: В этом Ксюша лучше, чем вы – ей не жалко.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ксюша лучше, чем я, безусловно. А мне жалко, мне книги вообще жалко.

Так вот, возвращаясь. Вот, вы не хотели про Робеспьера. А скажите мне, а какое ваше отношение к Горбачеву как к политику тогда? Раз вы советский человек. Вот, человек стоял на переломе эпохи.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Знаете, я сейчас ценю Горбачёва гораздо больше, чем я ценил его тогда, потому что тогда… Ну как? Я как любой тогдашний советский человек. Были талоны, была вот эта ругань, была непонятная ситуация, было противостояние с Ельциным, в котором Горбачёв всегда показывал себя каким-то человеком, пытающимся усидеть на двух стульях и так далее. Но сейчас…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сколько вам было лет, когда было противостояние с Ельциным?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я помню это все.

А.ВЕНЕДИКТОВ: 8? 10?

А.НАВАЛЬНЫЙ: У меня семья всегда была достаточно политизирована, все смотрели телевизор, обсуждали эти все вещи, поэтому я достаточно хорошо все помню.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Но сейчас я…

А.ВЕНЕДИКТОВ: И семья была на стороне Ельцина?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Семья была на стороне Ельцина, да, да, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я напомню, что Москва на выборах 89% проголосовала за Ельцина, когда против него был весь аппарат партийный.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Совершенно верно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Было такое в 1989-м.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Но сейчас я смотрю на Горбачёва как на человека, который имел возможность немыслимым образом обогатиться или стать тираном, или стать диктатором и в любом случае имел возможность использовать в личных целях те грандиозные возможности, которые у него были, но не сделал этого. Он же нищий человек сейчас или практически нищий человек. Он не получил ничего.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, по сравнению, да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Он был вынужден рекламировать какие-то сумки, чтобы заработать там на…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сумки, пиццы.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Пиццы и так далее. Поэтому это тот человек, который, ну, по крайней мере, не оказался коррупционером и не стал злоупотреблять так и не оскорбил, и не обидел нас всех таким образом. Это важно. Это большая редкость среди постсоветских политиков. И до сих пор это большая редкость. Поэтому за это качество я Горбачёва, безусловно, очень ценю.

А вот Ельцин как раз, за которого мы тогда голосовали, за которого я в том числе был готов разорвать любого и кричал «Давайте быстрее расстреливать Белый дом. Вперед, Ельцин!» Я сейчас, конечно, очень сильно об этом сожалею, спустя годы, потому что Ельцин оказался тем человеком, который нас всех обманул, который обменял какие-то наши свободы и достижения просто на гарантии безопасности для своей семьи. Вот, за те там несколько сот миллионов долларов, которые сейчас принадлежат Дьяченко и Юмашеву, в общем-то, и были обменены все достижения, которые были в России.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хотел спросить про другое, но есть масса вопросов (вы видели, около 500 вопросов пришло), и там был вопрос почему-то про Волошина. Если вы сказали «Дьяченко, Юмашев», я иду по логике. У вас контакты с так называемой семьей через Александра Стальевича Волошина были?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Дважды в жизни я видел Волошина. Один раз на круглом столе, который организовывал Сергей Гуриев. Один раз я катался с семьей на теплоходике, и Волошин…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Со своей семьей.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я со своей семьей катался на теплоходике, и на этом же теплоходике катался Волошин, поэтому я его знаю на уровне «Здрасьте-Здрасьте».

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть ваше отношение к этой группе, о которой вы говорили, Дьяченко, Юмашев, Волошин – оно негативное?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Оно негативное. Это те люди, которые организовывали фальсификации, организовывали приход Путина для того, чтобы сохранить свои личные капиталы и личное материальное благосостояние.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, минута до новостей. И в этой связи я хотел спросить: а как вы Путина воспринимали в 2000 году? Вы помните? Вот, вы говорите, вы переоцениваете Горбачёва.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я в партию «Яблоко» пошел вступать, потому что Путин пришел к власти. И тогда Путин и его окружение – они же первый раз заявили о том, что…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы же его не знали, да? Вы не знали. Никто его не знал.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я его не знал. Но, тем не менее, та риторика, с которой он шел, и, скажем так, комбинация… Вот тогда, в 1999-2000 году про Ельцина все было достаточно хорошо понятно. И было понятно, что вся эта рокировочка делается для того, чтобы Ельцин сохранил неприкосновенность, а его семья сохранила свои коррупционные доходы. И Путин как человек, который пришел и гарантировал это всё, который стал… Для Ельцина он был президентом, который гарантирует неприкосновенность коррупционера.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А для вас? А для вас?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Для меня… Я к нему отнесся, естественно, по этой причине крайне негативно, и я пошел тогда вступать в партию «Яблоко», потому что мне не нравился ни Путин, ни его политические подходы. Он заявил о том, что он повысит барьер для партий.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Навальный в прямом эфире «Эха Москвы». Новости на «Эхе», потом вернемся.

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Навальный у нас в студии. Вот, Алексей, идет много смсок. «Мне – 82 года. Я и многие друзья голосовали за Навального, и не потому, что внуки, якобы, заставляют. Евгения». «Мне – 76. Я приехала за 100 км с дачи, проголосовала за вас». Вот, люди как-то не оценили.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Наверное, просто я неправильно выразился.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Действительно, наш средний избиратель (мы видим по социологии) – это человек 41-43 лет. Но это средний, там математически средний. Но главный прорыв этой избирательной кампании – это, конечно, пенсионеры. Я провел 90 встреч с избирателями, 70% участников встреч были пенсионеры. Это самая прекрасная аудитория. Вот сейчас мне предложите выступить перед кем-нибудь, я сразу сказал бы «Я хочу выступить перед пенсионерами». Потому что они очень хорошо все понимают. На самом деле, в Москве пенсионеры очень хорошо информированы, огромное количество из них пользуется интернетом. Поэтому, наверное, этой власти, несмотря на то, что они давали себе прогнозы там 65-70%, и даже очень продвинутые в политике люди типа вас (вот, я себе записал)...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да-да-да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вы давали прогноз Собянину 65%...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: ...потому что они недооценили московских пенсионеров. Они оказались гораздо более активные, они оказались гораздо более информированные, и они оказались гораздо более политически подвижны.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи то, что говорят некоторые люди в вашем штабе, Алексей. Тут тоже много обид. Что, якобы, их купили за подарки, за продуктовые наборы, за помощь. Люди говорят «Мы не покупаемся за это. Да, мы их берем, мы их заслужили. Но мы за это не покупаемся». То есть речь идет о реципиентах этой помощи. Как тут говорят, собянинского Ленд-лиза.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Собянин распространил почти 2 миллиона таких подарков, и мы видим по результатам, это не особо сработало, на самом деле.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что людей обижать (просто я к тому).

А.НАВАЛЬНЫЙ: Люди брали социальную помощь. Мы речь ведем о другом – о том, что социальные работники, которые распространяли эти подарки, они составляли специальные списки тех, кто хочет проголосовать за Собянина.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что мы про людей говорили, которые получали помощь, потому что они поняли, что вы их обвиняете (некоторые из них), что они продались за банку шпрот.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет, я ни в коем случае точно. Результаты выборов нам показывают, что никто ни на что не продался, и люди проголосовали так, как хотели проголосовать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Алексей Навальный. Внесли уточнение. Теперь смотрите. Вот вам пишут: «Лёша, сынок, спасибо. Елена». Я думаю, это мне, Елена, все-таки, а не ему. Хорошо.

Смотрите. Мы провели опрос… Я возвращаюсь к Робеспьеру. То есть к казусу Робеспьера, не к нему самому.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Давайте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мы провели опрос людей, которые внесли наибольший вклад в историю России. Вклад. Мы не сказали, негативный или позитивный, вынесли ее на обложку «Дилетанта». Первые 3, кто набрал, это Петр Первый, Сталин и Екатерина Вторая. Да? Мы говорили о политиках. Мы не говорили о Пушкине, об Айвазовском специально.

Как вы думаете, кто из людей?.. Вот давайте забудем про французского Робеспьера. Кто из политических деятелей России для вас внес в развитие России (плюс, минус – не важно) вклад, отпечаток? Давайте.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, конечно, я думаю, что это правильные, в общем-то, результаты. Петр Первый, Ленин, Сталин, Иван Грозный. Если мы не будем говорить там плюс-минус, а просто о вкладе, который оставил, или, там, следах в исторической памяти, конечно, вот эти 3-4 человека.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы представляете, что у нас в памяти, если эти 4 человека?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, история какая есть, такая есть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Тогда скажите, кто из политических деятелей в России вам наиболее, кажется, действовал правильно? Плюс. Ну, плюс, скажем. Вот в этой истории я вам задаю не кто больше вклад, а кто больше сделал для будущего России.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот, в разные периоды жизни разные люди…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, я это понимаю. Для будущего России. Я понимаю. Я сейчас говорю не операционную историю, вот, что Петр сделал для России XVIII века, а что Петр сделал для России XXI века. Кто из них больше внес в плюс на сегодня?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я не готов ответить на этот вопрос, потому что…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не готов, да? Как вам кажется?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это же вопрос к историкам, вопрос, может быть, к антропологам, вопрос к людям, которые изучают различные, я не знаю, такие, более глубинные процессы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: На кого вы хотели быть похожим как политик?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет такого. Меня часто очень спрашивают об этом, кто твой идеал и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я не прошу идеал – я сказал «похожим».

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет такого политика. Я хотел быть тем человеком, который следует своим каким-то идеалам, делает то, во что он верит. И я бы очень не хотел как-то испортиться или сойти с этого пути.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот смотрите, вы рассказали о том, как менялась ваша оценка Горбачёва и Ельцина, да? О политиках. А я теперь вас отбрасываю, пытаюсь отбросить в XIX-й, XVIII-й век к переоценке. Это же интересно людям – у них же есть свои представления об этих людях.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я могу оценивать Горбачёва и Ельцина, потому что это моя история, история моих родителей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это то, что происходило на моих глазах. Я стоял в этих очередях и я видел эти талоны, я видел этого Ельцина. Когда был расстрел Белого дома, я сбежал из института и перелезал через Московский Зоопарк, чтобы посмотреть, как там стреляют. Поэтому я всё это знаю, я могу это оценивать.

Но сейчас оценивать и выступать с какими-то такими…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Хорошо. Не, не будем тратить время. История Сталина – это история ваших родителей тоже или дедушки-бабушки. Здесь вы можете дать оценку?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот, моя бабушка – у нее сестра была репрессирована, ее сослали в Воркуту. При этом моя бабушка, несмотря на то, что она всё знала и было огромное количество репрессированных, она относилась к Сталину как к совершенно святому человеку. То есть с ней было невозможно спорить о Сталине.

Она всё знала про репрессии, она читала «Архипелаг ГУЛАГ». У нее были репрессированы родственники, но, тем не менее, Сталин выиграл войну, и поэтому «оставьте в покое моего Сталина, не смейте его критиковать». Это такая вот история…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это бабушка. А вы?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Сталин. Для меня Сталин, конечно, это один из крупнейших палачей русского народа. Это человек, который там боролся с моим народом, уничтожал мой народ, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Навальный. Давайте зададим вопрос. Я смотрю критику ваших сторонников. Мне было бы интересно, что бы вы ответили на критику именно ваших сторонников, а не ваших противников.

Один из вопросов повторяющихся. Я думаю, вы видели эти вопросы. Это был вопрос-упрек. Вопрос в виде упрека, упрек в виде вопроса: «Почему вы не говорите об узниках 6 мая, об узниках Болотной? Вы про них забыли?» и так далее. Я хотел бы, чтобы вы ответили на эти упреки.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мне кажется, я очень много говорю об узниках Болотной. Очень часто люди меня критикуют за то, что я не прихожу в суд по Болотному. Они просто не понимают такой, важной юридической вещи: меня адвокаты узников Болотной просили не приходить, потому что они меня вызывают как свидетеля. Как только я войду в зал суда, я уже не смогу быть свидетелем. Поэтому я не могу ходить на суд. Я несколько раз приходил, просто чтобы постоять там в коридоре.

Узники Болотной нуждаются не просто в том, что я про них в Twitter’е каждый день бы писал. Они нуждаются в каких-то там важных политических кампаниях вокруг них. И наша избирательная кампания показала, что некоторые вещи, которые мы уже сделали (ну, например, изготовление газеты большим тиражом и распространение ее просто в метро), — это очень значимая вещь.

Мы в отношении узников Болотной должны сделать, например, следующее. Сейчас по опросам, как ни относиться к нашим социологическим компаниям, тем не менее, опросы показывают, что 45% людей считают узников Болотной политическими заключенными…

А.ВЕНЕДИКТОВ: В Москве?

А.НАВАЛЬНЫЙ: В Москве. ...которые страдают ни за что. Мы должны сделать так, чтобы 95% москвичей это знали, в это верили. Для этого нужно организовывать такую, специальную пропагандистскую кампанию. И я ее в том числе намерен организовывать. Это настоящая помощь узникам Болотной. Сбор помощи РосУзником – это настоящая помощь. Вот эти вещи я делаю всегда, и я стараюсь, все-таки, что-то предметное делать, а не просто там истерически писать «Ой, ой, узники Болотной». Они не в этом нуждаются – они в деньгах на адвоката нуждаются, в передачах они нуждаются, нуждаются в том, чтобы мы газету бы выпускали миллионными тиражами о них. В этом они нуждаются.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И вы это будете делать?

А.НАВАЛЬНЫЙ: И мы это будем делать и делаем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что Алексей ответил на наши вопросы. Еще один вопрос, повторяющийся рядом с узниками Болотной или отдельно от узников Болотной. Вот, Ахто пишет: «Почему не слышно ничего по поводу Удальцова от вас?»

А.НАВАЛЬНЫЙ: По поводу Удальцова? Удальцов для меня – я его не выделяю из Болотного дела. Формально это другое дело, но он для меня является таким же узником Болотной, на самом деле, и я об этом часто… Меня часто спрашивают, на самом деле, на встречах, и я много раз об этом говорил.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, видимо, не все слышали.

Я перешел к вопросам из интернета. «Зачем вы поддержали Ройзмана? Ведь, он совсем не против Путина».

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ройзман – независимый политик в Екатеринбурге. Он – выдающийся политик, такой, харизматичный политик. Он – человек, который совершил настоящее политическое чудо. Я смотрел и наблюдал внимательно, как его совершенно беспредельным образом мочат, простите за такое слово, федеральная власть. Местная полиция, ФСБ – они совершили огромное количество незаконных действий в отношении Ройзмана. Тем не менее, он пошел на эти выборы, он эти выборы выиграл, несмотря на большое давление сверху. Я считаю, что мой долг был его поддержать. Я его знаю хорошо. Он меня поддержал тоже на выборах, за что я ему благодарен.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нам Павел из Дубны пишет, что мультфильм, откуда «Всех победю», «Волчище, серый хвостище» 1983 года. Мультфильм.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, вот, значит, мы его смотрели.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Значит, где-то село волчище, серый хвостище. У нас в студии в пятницу был Борис Немцов, который говорил о том, что идти надо не в исполнительную власть, в которой ничего нельзя сделать при наличии вертикали власти, а идти надо и бороться за законодательную власть. Хотите с ним поспорить? Или хотите предложить свой вариант?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, я бы сказал, это зависит, конечно. Исполнительная власть, если мы смотрим ее в региональном разрезе, большинство постов в исполнительной власти не имеют никакого политического значения. Пост мэра Москвы – это выборная должность. Это исполнительная власть, но это тот пост, с которого можно влиять реально на политику и можно политику очень сильно изменить.

В целом, наверное, я соглашусь с Борисом Немцовым. У нас вся исполнительная власть основана на одном человеке. Воля одного человека, Владимира Путина меняет всё. И ты можешь быть каким угодно прекрасным, кем угодно, вот, я не знаю… В миллионный раз давайте вспомним про Сергея Капкова замечательного. Тем не менее, все равно он находится внутри воли Владимира Путина, и никуда он из нее не выйдет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Никита Белых ваш, губернатор.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Никита Белых – еще один замечательный пример. Но если через год москвичам удастся сформировать представительную власть, например, в Мосгордуму и повыгонять оттуда «Единую Россию», которая там сейчас сидит в количестве 95%, это будет гораздо более важная вещь, чем мэр какого-то там небольшого города, ну, кроме мэра Москвы, конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, понятно-понятно. Спрашивает Дмитрий из Волгограда: «Почему народ продолжает игнорировать выборы? Ведь, была активная избирательная кампания и достойный кандидат. Чего людям надо?» Чем вы объясняете такую низкую явку вообще по всей стране? Я просто напомню нашим слушателям, тем, кто не знает, что много выборов проходило в регионах, и всюду явка была от 26 до 33.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Во-первых, ничего нового. На региональных и местных выборах всегда очень низкая явка. У нас были уже регионы, где было 11% и 3% явка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но это когда не было конкуренции, Алексей. Это, все-таки, другая история.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Люди не верят в выборы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот, сейчас, что важнейшее последствие этих выборов, мы понимаем новую политическую конфигурацию. Ведь, мы сами не понимали, как это все устроено. Если такие продвинутые в политике люди как вы, например, говорите, что Собянин получает 65%, это говорит о том, что мы не чувствовали людей. И я в том числе не чувствовал так хорошо. Мы не ожидали, что эти люди, которые вам пишут в возрасте 78 лет, будут голосовать за Навального. Сейчас мы выяснили несколько важных вещей. а) Не существует никаких политических фигур кроме Владимира Путина, и весь рейтинг всех остальных политиков находится где-то внутри его рейтинга. б) Наши усилия, реальные усилия волонтеров, просто обычных людей, которые выходят на улицы, агитируют, они приносят огромный результат. И ц) мы можем побеждать даже в условиях административного давления.

Раньше, 3 месяца назад в это никто не верил. Поэтому люди и не шли на выборы. И мы не смогли их мобилизовать должным образом. Проблема мобилизации – это нерешенная проблема этих выборов. Если бы мы привели на выборы 60% людей (сейчас мы видим это просто), я бы выиграл в первом туре! Но кто бы мог об этом подумать в июне-месяце? Мы бы с вами бы вместе рассмеялись, если б нам кто-то это сказал. Правильно?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Рассмеялись-рассмеялись бы, согласен.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Сейчас мы не смеемся, а знаем, что нужно делать и как нужно делать. И поэтому я уверен, что, например, через год, когда будут выборы в Мосгордуму, нам будет гораздо легче приводить людей на выборы, потому что они уже видели победу, они уже видели значительный результат, что мы не просто какие-то политики в гетто из 3%. Мы получили 30% во внезапной кампании, в условиях отсутствия ресурсов просто на волонтерах. Это важная вещь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Смотрите, отсутствие ресурсов. В общем, грубо говоря, интернет был за вас, улица была за вас. Просто насчет отсутствия ресурсов.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да все были за меня. Я говорю про ресурсы, в первую очередь про финансовые ресурсы. Да, мы собрали…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но вы собрали. Вы собрали большие деньги.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мы собрали большие деньги, и это одна из тех вещей, которыми гордится наш штаб. Я очень благодарен людям. 82 региона. У нас не было ни одного перевода только из Ингушетии. А из всех остальных регионов были переводы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я передам Евкурову о том, что как-то выделился регион, да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да. Поэтому мы собрали деньги, но это стоило нам очень значительных усилий, потому что эта кампания была 10 недель, это была внезапная кампания. Если б мы готовились к ней год, мы бы собрали, наверное, не 103 миллиона, а 300 миллионов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кто же вам даст год готовиться? Это вы как-то хотите… Может, вам и подстелить, что называется?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну вот, видите? Мы, все-таки, в экстренных условиях, когда никто ничего не подстелил, тем не менее, мы очень хорошо выступили. И я, конечно, результат этой кампании оцениваю как очень успешный, и очень благодарен всем тем москвичам, которые, все-таки, пришли. На следующих выборах мы решим вопрос явки, и тогда, как звучало в мультфильме, мы всех победим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Всех победим». У меня просьба к нашим слушателям образованным. Необразованных сейчас прошу не волноваться. Поскольку Алексей так легко уклоняется от разговора об исторических персонажах…

А.НАВАЛЬНЫЙ: И продолжит это делать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, и продолжить делать, то не будем… Я не занимаюсь неэффективными проектам, как вы знаете (я к слушателям обращаюсь), поэтому, будьте любезны, напишите мне, пожалуйста, подпишитесь обязательно, кто хочет, кого из российских политиков напоминает вам Алексей. Не берем XX-й и XXI-й век. Значит, до XX века с кем у вас ассоциируется Алексей Навальный?

Мне уже написали, что Дмитрий Самозванец. Поэтому… Извините. Я обращаюсь к слушателям. Вот, напоминает ли вам кого-то Алексей? +7 985 970-45-45, и не забывайте подписываться. А я потом Алексею передам. Это исключительно для его образования.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Думаю, это любопытно почитать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Любопытно почитать. Видите, мне пишут «В Саратове явка была 5,75%». Там избирались, по-моему, муниципальные депутаты.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Избирались муниципальные депутаты. Кроме того, мы знаем, что в регионах, где уровень фальсификаций очень высок (а Саратовская область, конечно, славится этим), там явка всегда еще ниже.

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Алексей, — спрашивает Михаил35, — расскажите о ваших взаимоотношениях с партией РПР-Парнас в будущем». Сейчас я не очень понимаю. А, вот, в будущем что вам видится эта партия? Союзники? Противники?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Они, безусловно, мои союзники. Они поддержали меня на этих выборах. Это же тоже была срочная такая вещь – «Давайте немедленно приходите и меня поддержите, выдвинете». А иначе я просто не смог бы участвовать в выборах. И я пришел к ним, совершенно прямым текстом сказал «Я хочу, чтобы вы мне за неделю организовали съезды и выдвинули меня в мэры Москвы». Там тоже было неоднозначное отношение к этому.

А.ВЕНЕДИКТОВ: 6 на 3 в бюро.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да, совершенно верно. Но тем не менее, они меня выдвинули, поддержали, за что я им очень благодарен. Сейчас у нас есть много неизвестных – например, все-таки, зарегистрируют «Народный альянс» или не зарегистрируют «Народный альянс»? Если завтра вновь внезапные выборы в Мосгордуму, то, конечно, РПР-Парнас является, видимо, единственной возможностью. Так или иначе они – мои союзники.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Из 54-х партий?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, слушайте…

А.ВЕНЕДИКТОВ: 74-х.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Из этих 74-х партий…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю. Но 80% сказали.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Половина – это просто зарегистрировал этот жулик по фамилии Богданов, который просто их сейчас продает. У нас из независимых партий зарегистрированных существует одна – РПР-Парнас. Из всех, которые подали заявку на регистрацию, независимых партий существует две – «Народный альянс» и «5 декабря». Поэтому несмотря на то, что их формально много и об этом говорит в телевизор Путин «У нас много партий», на самом деле, их нет практически.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, тут уже посыпалось. В основном, Петр Первый, но есть еще и Витте, и Керенский. Давайте-давайте, пишите.

Смотрите, Жекстер спрашивает: «Вот теперь вы можете назвать 2-3 фамилии, которые могли бы войти в ваше московское правительство?» Вы все время уходили от этого разговора – это была ваша тактика, понятно. Но сейчас вы можете их назвать?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мы решили их не называть в ближайшее время, потому что сейчас мы решаем вопрос о формировании списка в Мосгордуму.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно.

А.НАВАЛЬНЫЙ: И это с этим увязано.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, все понятно. Не будем. Координационный совет – насколько этот проект для вас закончен? И будете ли вы принимать участие, если в следующем году он будет формироваться?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Самым важным в Координационном совете оппозиции были сами выборы Координационного совета оппозиции. Вот этот механизм решения кадровых вопросов и придания легитимности людям через выборы – это, несомненно, важнейшая вещь. Я считаю, что этот же механизм должен использоваться, например, при формировании списков в Мосгордуму, через праймериз. Не просто через назначение каких-то людей, а через открытое голосование.

В ближайшее время должно пройти заседание Координационного совета оппозиции, и мы будем решать там вопросы о его судьбе. Ну, очевидно, как политический орган и уж тем более как такой исполнительный орган он, конечно, не состоялся. Наверное, здесь доля и моей какой-то вины есть, и я, скажем так, переоценил желание различных политических деятелей заниматься организационной работой. Организационная работа – то, что нам нужно сейчас в первую очередь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Смотрите, в интернете гуляют списки некоего Макса Левина «Враги Навального», как говорят, менеджера Альфа-Банка и там автора книги по хакерам. Не знаю, я, честно говоря, про него ничего не знаю. Но в этом списке… Я даже вас про списки не буду спрашивать.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вы есть, наверное.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нету?

А.ВЕНЕДИКТОВ: У меня есть там Матвей Ганапольский. У меня есть лучше, чем я. У меня есть там…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, наверное, после этого эфира и вашего Робеспьера вас включат в этот список.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Слушайте, вы же понимаете, да? Это не имеет значения – меня эти списки вообще не волнуют. Меня волнует другое. Вот в этих списках, видимо, человека, который вам симпатизирует, оказались люди, которые с вами входили в Координационный совет. Я же иду вот по этой лини. Оказался Пионтковский, оказался Илларионов. Еще, наверное, еще кто-то. Вот, скажите, как вот с этой частью людей – Пионтковский, Илларионов, Гарри Каспаров…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, во-первых, что касается списка. Вы произнесли сейчас замечательную фразу «Меня эти списки не интересуют». И меня эти списки не интересуют. Один человек из многих сторонников написал список. Я не знаю, может быть, он его в юмористических целях написал и его все обсуждают «Боже мой, какой это список».

Со всеми этими людьми, которых вы назвали, Илларионов, Пионтковский, я нахожусь в нормальных отношениях. Я веду с ними диалог. По многим направлениям и по политическим вопросам у меня с ними есть серьезные разногласия. Например, с Илларионовым и с Пионтковским есть какие-то разногласия. Но, в целом, эти люди – мои политические союзники.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Каспаров?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Каспаров, безусловно. Он меня поддержал на этих выборах. И я знаю, что у него был достаточно жесткий взгляд вообще на возможность выборных процедур сейчас в России. Тем не менее, на этих выборах он меня поддержал, он призвал людей голосовать за меня. У меня замечательные отношения с Гарри.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Главный вопрос, заключая эту тему. Вот сейчас вы можете сказать, было ошибкой или не ошибкой идти в эту кампанию?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это было, безусловно, правильное решение. И я очень доволен, что я принял это решение. Мы трансформировали политическое пространство, мы мобилизовали огромное количество людей и мы вернули веру и людям, и сами себе в то, что мы можем побеждать.

Я в кампаниях различных участвовал с 1999 года. Это были все кампании про проигрыш. Наконец-то была кампания про отличный результат. Высокий результат про кампанию, про победу. Для нас это самое важное.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос от Гриба15: «В журнале «Новое время» (это, наверное, «The New Times», все-таки) 2 года назад была статья «Навальный. Власть в России поменяется не в результате выборов». Сегодня вы эту мысль поддерживаете?»

А.НАВАЛЬНЫЙ: Судя по тому, как складывается ситуация, я поддерживаю эту мысль. Как мы уже обсудили сегодня, «Народный альянс» не регистрируют. Московские выборы, несмотря на то, что их пытались изобразить самыми честными и, видимо, они и были самыми честными в сравнении с предыдущими выборами, но, тем не менее, мы видим (и я, и мои коллеги), что второй тур у нас, все-таки, украли и была значительная манипуляция. Да, на уровне 2-3%, но, тем не менее, она была.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть Собянину надо было выиграть 55. (смеется)

А.НАВАЛЬНЫЙ: Если он хотел чистой победы, ему нужно было выигрывать 55.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Он долго рассказывал, что у него, на самом деле, 65, но имел-то всего лишь 48. Поэтому извините.

Ну так вот. Мы по-прежнему видим, что политическая система страны устроена таким образом, что люди, которые даже выигрывают, что люди, которые набирают много, они не имеют возможности реализовать своих политических прав.

Ну, вот, смотрите. Мы получили 30% фактически. Каждый третий москвич проголосовал за меня. Смогу ли я…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Из тех, кто проголосовал.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Из тех, кто голосовал, совершенно правильно. Из тех, кто голосовал. Тем не менее, сможем ли мы внести сейчас в Мосгордуму те законопроекты, которые были частью программы? И Собянин, и Путин на инаугурации заявили, что «Да, мы будем вести диалог. Эти москвичи имеют право внести законопроекты». Вот мы проверим. Мы сейчас соберем под каждый 50 тысяч подписей, посмотрим, зарегистрируют ли они инициативные группы?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Посмотрим.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Зарегистрируют ли они партию «Народный альянс»? И так далее, и так далее. Если мы увидим здесь снова у нас барьеры, ну, тогда ответ будет только один. Конечно, не в результате выборов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Навальный у нас в эфире. У нас еще 3 минуты. Принципиальный вопрос, опять-таки. Спрашивают про ваш альянс антинародный. У вас есть «Народный альянс» (вот эта партия), а антинародный альянс имеется в виду поддержка… Говорят, что вы проект, ладно, не Госдепа, но Альфа-банка (давайте назовем проще).

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот это мне, честно говоря, вообще даже обидно слышать. Это какие-то очень глупые люди говорят, потому что единственный человек, который имел отношение к Альфа-груп, это Владимир Ашурков, мой ближайший политический союзник, который был уволен, выгнан из Альфа-груп, за то, что работал, помогал нашему Фонду борьбы с коррупцией. И после этого, когда человека уволили и, между прочим, ну, в моих глазах… Я стал к Фридману гораздо более негативно относиться, потому что это было персональное решение Фридмана выгнать одного из лучших менеджеров за то, что он помогает нам. И после этого нам еще предъявляют что-то за Альфа-груп. Ну, это глупость просто.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Рушатся версии. Значит, с одной стороны, вот, не Альфа-банк, с другой стороны, посол Макфол сказал, что он с вами никогда не встречался.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Обманывает посол Макфол. Я его видел на годовщине журнала…

А.ВЕНЕДИКТОВ: «The New Times», наверное?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Не-не-не, не журнала «The New Times» — газеты «Moscow Times». Они делали праздник, и я видел там посла Макфола. Мы сказали друг другу «Здрасьте» и обменялись какими-то, в общем-то, дежурными фразами. Поэтому видел я Макфола – обманывает он.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так. Очень много вопросов, которые задают по внешней политике. Не думаю, что это стоит на это обращать сейчас внимание (просто на это времени нет).

Вопрос вот какой. Сейчас вы подали 441 жалобу в суды.

А.НАВАЛЬНЫЙ: 951.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В суды дошла 441 на вчерашнее утро.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, подали и дошло, зарегистрировано – это разные вещи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, да, да. Хорошо, хорошо.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мы формально отдали в канцелярию 951.

А.ВЕНЕДИКТОВ: 3369. Ну, понятно, сотни жалоб, да? Понятно, там, суды их будут рассматривать. В случае неудовлетворения этих жалоб дальше что?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, мне сложно прогнозировать. Они будут не удовлетворять…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, ну, ваши действия? Нет, ваши действия?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мы будем ориентироваться на ситуацию. Они будут не удовлетворять эти жалобы вообще без любого разбирательства, просто там вышвыривать, это одни действия. Если будут хотя бы что-то анализировать, это другие действия. Мы посмотрим на степень наглости власти. Мы посмотрим, как люди будут на это реагировать. Потому что от меня же очень часто требуют, говорят «Выведи людей на улицы» или, наоборот, «Убери людей с улицы».

А я хочу сказать, что я их никуда не вывожу или никуда не убираю – люди сами выходят или не выходят. Поэтому мы посмотрим на общественное мнение, на общественную реакцию, и я буду вместе с теми людьми, которые будут реагировать так или иначе.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вы скорее оптимист или скорее пессимист в этой юридической задаче?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, я просто поскольку сам адвокат и очень много сужусь, и из судов не вылезаю, в целом, у меня весьма скептическое отношение к тому, что может произойти в судах. Однако, мы видим, что наши избиратели требуют. Ну, это наша формальная задача, извините меня, защищать голоса тех людей, которые отдали их мне. Поэтому мы будем судиться, конечно, до последнего, но действия будем принимать по итогу различные.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, наконец-то кто-то прислал, что вы похожи на Робеспьера. Я уж думал, что здесь уже вообще слово «Робеспьер» не будет упомянуто.

Спасибо большое.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вам спасибо

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, в прямом эфире «Эха Москвы» — Алексей Навальный, политик. Вы слышали его ответы. Судить всегда вам. А мы… До встречи следующей. Новости на «Эхе».

Комментарии

623

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


arhirei 16 сентября 2013 | 10:35

Неуклюжие маневры ААВ по легитимизации победы Собянина в первом туре вполне очевидны! ААВ тоже мона понять - ССС не самый "плохой" член путинской команды, но, как говорится: "Сократ мне друг, но истина дороже!", а с истиной у ААВ пока получается напряженка! Не было там чистой победы, ни в первом, ни во втором приближении.. И далее.. Да не беспокойтесь вы так, Алексей Алексеевич! Рубить головы ни вам, ни вашим учредителям-покровителям, ни вообще кому-нибудь, как какой-нибудь кровожадный Робеспьер, Навальный не будет.. Он - человек ПРАВА и по-профессии и по убеждениям! Именно нарушения ПРАВА сегодня в России является его главным лозунгом и именно это собирает вокруг него толпы сторонников.. Итого: Алексею за интервью твердая пятерка, Венедиктову - три с минусом..

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире