Поддержали: xx
Минутку...
ПОИСК
Обычная версия
передача
Все передачи

Ищем выход...

время выхода в эфир — анонсируется отдельно
Обычная версия
эфир
28.02.2013 20:08
Ищем выход...
Гости:
Сергей Собянин Мэр Москвы
Ведущие:
Алексей Венедиктов главный редактор "Эха Москвы"
код для блога
А.ВЕНЕДИКТОВ: 21 час и 9 минут в Москве, всем добрый вечер, в эфире Алексей Венедиктов. У нас в гостях мэр Москвы Сергей Собянин. Добрый вечер, Сергей Семенович.

С.СОБЯНИН: Добрый вечер, Алексей Алексеевич, добрый вечер, Москвичи.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Семенович, вот сегодня как бы 2,5 года вашего мэрства, то есть половина мандата, скажем так, вы на полпути. В этой связи очень банальный традиционный вопрос, надеюсь на нетрадиционный ответ. Самое большое, как вам кажется, за эти 2,5 года ваше достижение и самая большая задача, которая на следующие полмандата? То есть то, что, грубо говоря, вы еще не сделали.

С.СОБЯНИН: Нетрадиционный вопрос и нетрадиционный ответ.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А, вот так даже? Хорошо.

С.СОБЯНИН: Да. За 2,5 года мы создали программы по всем главным болевым точкам Москвы, по всем главным проблемам, которые существуют в Москве. Мало того, что их создали, начали реализовывать и на оставшиеся 2,5 года чтобы мы не только в процесс вошли, но и получили уже качественные результаты в образовании, в здравоохранении, транспорте, культуре, благоустройстве, то, что называется обустройство нашего города.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи, все-таки, поскольку такой фотофиниш промежуточный у нас, дальше вы продвинулись в решении задач в какой области, как вы считаете? Где вы себя похвалите и вашу команду?

С.СОБЯНИН: Я думаю, что, пожалуй, результат, который уже можно не только увидеть в планах, проектах, но и реально пощупать, что называется, - это благоустройство города. И я бы, может, даже и это не выделял, но просто сами цифры говорят за себя.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, например?

С.СОБЯНИН: Например, количество людей, которые стали посещать наши парки, увеличилось в 2 раза, с 10 до 19 миллионов человек.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это годовой?

С.СОБЯНИН: Да, за год. Но мало того, что количество людей стало посещать большее в 2 раза, они стали в 2 раза больше время проводить, каждый из тех, кто посещает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это считается?

С.СОБЯНИН: Да, это считается, потому что парки – они же имеют свой периметр, охрану и так далее. Хотя бесплатный вход, мы знаем количество людей, которые посетили, когда они вошли, когда они вышли, что нельзя сказать о дворах, скверах, окружных парках, в которых тоже большая работа проведена. Там не посчитать, но, разговаривая с жителями, видя их опросы, их мнения, я вижу, что и здесь мы реально уже предъявили людям, что мы делаем в этой сфере. И больше всего надежд у москвичей, что там и дальше будет улучшаться ситуация.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так. Благоустройство. А опять возвращаясь к фотофинишу, где еще идти и идти? Чего пока медленно? Чего пока недостаточно? Что вас раздражает в работе команды в этом смысле?

С.СОБЯНИН: Наверное, не в работе команды.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, в этом направлении, хорошо. Про команду поговорим еще.

С.СОБЯНИН: Есть вещи, которые на раз не сделаешь. Ну, к примеру, мы серьезно модернизировали здравоохранение, вложили колоссальные деньги. За 2 года более 100 миллиардов рублей. Теперь наши клиники оснащены не хуже, чем зарубежные клиники в мировых столицах. По многим показателям даже лучше. Но это не значит, что у нас здравоохранение стало лучше, чем, я не знаю, в Германии, в Великобритании. Значительно отстает. И вот тут вопрос не только в оборудовании, а во вкачивании денег туда, в системных мерах контроля, мотивации персонала, переобучения, квалификации, внедрения новых современных технологий. Это на раз не сделаешь, это длинный системный процесс, с которым надо постоянно работать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я вас подловил. Это не сделаешь и за 5 лет. В этой связи есть вопросы. В принципе, вы собираетесь баллотироваться на следующий срок мэра?

С.СОБЯНИН: По поводу того, что не сделаешь за 5 лет, тем не менее, качественные результаты будут и в здравоохранении. Они уже есть, кстати. Мы получили снижение смертности по всем наиболее распространенным болезням – это сердечнососудистые заболевания, онкологические заболевания, смертность от ДТП, и так далее, и так далее. То есть там будет, что предъявить. Но мы же ставим планку, чтобы у нас было здравоохранение на мировом уровне. Но до этого еще идти, идти и идти.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И поэтому?

С.СОБЯНИН: И поэтому будет жалко, если я это все не доведу до конца.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И поэтому?

С.СОБЯНИН: И поэтому да, я думаю, что я буду баллотироваться в мэры Москвы, когда подойдет время.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо, мы еще к этому вопросу вернемся. Я хочу сказать нашим слушателям, что нам пришло рекордное количество вопросов, 1108 на час тому назад. Там очень много вопросов было, связанных с какими-то отдельными проблемами, важными, но личными. Там, у ветерана Великой Отечественной войны балкон осыпается, ему не отвечают, в таком-то районе светофор плохо и так далее. Мы все передали вам, Сергей Семенович. Вы распишете это по департаментам и люди получат ответы?

С.СОБЯНИН: Алексей Алексеевич, вот, в связи с этим по поводу мелких, но важных проблем, важных для каждого человека. Что касается ветеранов. Мы уже второй год практикуем систему, при которой мы обходим все квартиры ветеранов, составляем полный перечень проблем, которые волнуют не в целом, а конкретного ветерана – что из мебели надо прикупить, где подремонтировать, какую медицинскую помощь оказать и так далее. Поэтому все вопросы, которые там заданы, мы их структурируем.

Второе. Что касается каких-то конкретных проблем, связанных с уборкой подъездов...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Улица, светофор, подъезд, да-да-да.

С.СОБЯНИН: Я просто напомню, Алексей Алексеевич, что мы создали целую систему, аналогов которой нет в нашей стране и в большинстве городов мира. Заключается в работе наших городских порталов, которые администрируют такие вопросы как качество дорог, уборка дорог, качество наших дорог и их эксплуатация, качество эксплуатации жилых подъездов и жилых домов. На этот портал каждый гражданин, каждый москвич может зайти и пожаловаться на конкретную проблему.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но не отвечают. Я понимаю. Но не отвечают, не берут.

С.СОБЯНИН: Нет, нет-нет-нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет?

С.СОБЯНИН: Система выстроена так, что не ответить невозможно. Есть четкие сроки, в которые человеку отвечает не какой-то инспектор или кто-то третьестепенный, как минимум глава района либо руководитель профильного департамента за своей подписью. Причем, он отвечает не просто где-то там под полой, а на портале и открыто. Если он отвечает и при этом лукавит, то человек, который заявил, может тут же написать, сказать «Иван Иванович, вы не правы, вы написали, что это сделано. На самом деле, ничего подобного или сделано криво». Оно приходит опять на портал и ставится опять же на контроль.

Контролируют люди, не заинтересованные в процессе, специально созданное учреждение, которое никак не связано ни с главой управы, ни с префектом, ни с департаментом. То есть система работает практически в автоматическом режиме. И сегодня мы получаем сотни тысяч конкретных жалоб людей, на которые получают сотни тысяч ответов. Я сам лично мониторю это и смотрю, как они исполняются. Конечно, там есть проблемы, но такой системы в Москве никогда не существовало. Я считаю, что это наиболее эффективное из тех систем, которые создавались все предыдущие годы.

Поэтому я прошу всех москвичей еще раз обратить внимание на существование такого действенного механизма, по которому мы вместе с вами можем контролировать и заставлять всех нерадивых чиновников исполнять свой долг.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо большое. Сергей Собянин, мэр Москвы. Я думаю, что, может быть, по некоторым жалобам, которые у нас я вам передал в письменном виде, попробую-ка я со своими сотрудниками пройти электронно и потом вам расскажу.

С.СОБЯНИН: Алексей Алексеевич, таким же способом сегодня пользуются многие депутаты, в том числе и оппозиционные депутаты. Они собирают предложения, жалобы своих жителей, заходят на портал, получают оперативно ответы и говорят «Уважаемые избиратели, я добился ответа». На самом деле, мы приветствуем...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо. Так хорошо, да.

С.СОБЯНИН: Мы приветствуем и, наоборот, призываем именно так и делать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Собянин. Не хочу вас превращать сегодня в министра транспорта, тем более, что вы сегодня уже выступали, по-моему, в департаменте на коллегии.

С.СОБЯНИН: Я сегодня 2 совещания провел.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но одно из них по транспорту.

С.СОБЯНИН: Оба по транспорту. Первое – это коллегия департамента по транспорту и второе – совещание с РЖД по поводу строительства малого кольца железной дороги, это, по сути дела, второй пересадочный контур метро, наземный.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть вы хотели просто сорвать наш эфир. Потому что треть вопросов у нас по транспорту, и здесь сейчас SMS +7 985 970-45-45 тоже по транспорту. Один вопрос завтрашнего дня, 1 марта, да? С 1 марта фуры перестанут выезжать на МКАД. Вопрос первый. Не пострадает ли снабжение Москвы?

С.СОБЯНИН: Вы сразу хотите ответ?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

С.СОБЯНИН: Не пострадает. Значит, все организации, которые обслуживают предприятия города Москвы и в том числе связанные с обеспечением торговли, могут получить соответствующие пропуска в электронном виде. Там не надо бумажек никаких. Мы выдаем пропуска, они фиксируются видеофиксаторами и эти машины не штрафуются. То же самое касается и Московской области. Лимит для примеру Московской области установлен в размере 12 тысяч грузовиков.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А что такое? В день? Вот, въезд?

С.СОБЯНИН: Нет, всего.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну нет, ну как всего? Ну, на месяц? Вот, сколько в Москву фур должно было? Вот, какая цена вопроса, Сергей Семенович?

С.СОБЯНИН: Сегодня у нас в Москве выдано около 11 тысячи грузовикам, которые занимаются строительством, торговлей и так далее. Ведь, у нас же уже сегодня существует ограничение на въезд на Третье транспортное кольцо. Мы знаем, как это администрировать, привыкли. Знают и организации, которые работают в Москве. Поэтому я думаю, что там проблем каких-то не будет. Возможны какие-то единичные проблемы, но они абсолютно решаемые.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи выдача пропусков не может обессмыслить эту, в общем, правильную меру?

С.СОБЯНИН: Количество пропусков, которые мы выдаем, составляет около 10% от всего трафика. Задача на сегодняшний день состоит в том, чтобы закрыть транзитный трафик через Москву. Не те машины, которые обслуживают Москву, москвичей и ближайшее Подмосковье, а транзит, который вообще к Москве не имеет отношения и составляет от 80 до 90 процентов всего трафика грузовиков через МКАД.

Но, Алексей Алексеевич и уважаемые слушатели, я должен, как бы, предостеречь и от излишнего оптимизма по поводу того, что с 1 марта не будет ни одного грузовика и там все поедет. Дело в чем? Дело в том, что мы понимаем, что для транспортной компании, для перевозчиков нужно время для адаптации. Поэтому мы не вводим каких-то драконовских мер с 1 марта. С 1 марта остается минимальный штраф за такую провинность 300 рублей. Я думаю, что часть компаний, учитывая нашу политику обращения к ним, изменит логистику, не будет въезжать в эту зону в дневное время. Часть из них, действительно, испугается штрафов, каких-то санкций и так далее. Часть скажет «Ну, подумаешь. Эти 300 рублей. Я поеду». Но должен сказать, что это будет не бесконечно. Мы каждый месяц будем ужесточать административное наказание таким образом, чтобы довести эту меру до логического завершения, освободив МКАД вначале от самых большегрузных машин – это более 12 тонн.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это какой срок вы ставите, вот, переходный (назовем его так)?

С.СОБЯНИН: Я поручил департаменту пообщаться с транспортными компаниями еще раз и еще раз вместе выверить этот переходный период и с руководителями транспортных компаний, и с руководством Московской области для того, чтобы мы определили уже на старте, когда мы будем принимать более жесткие меры. Но то, что мы будем это делать, это точно. Может быть, мы начнем таким образом, что каждый месяц будем повышать штраф с тем, чтобы через 4-5 месяцев он вырос до 5 тысяч. Это, действительно, запретительный.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А, 4-5 месяцев, вот вы назвали «до 5 тысяч». Приблизительно.

С.СОБЯНИН: Вот, на мой взгляд, было бы оптимальным. Ну, я еще раз говорю, что нам нужно проконсультироваться еще раз с транспортными компаниями, администрацией области, потому что это, мне кажется, должно быть такое, взвешенное решение. Но мы должны понимать, что как минимум к следующему осенне-зимнему периоду мы должны на МКАДе порядок навести. Сегодняшние проблемы на МКАДе в эту зиму основывались не на том, что коммунальные службы плохо работали. Просто в снежную погоду огромные грузовики, которые даже без зимней резины, они на съездах, подъездах к МКАДу и на горке на МКАДе передвигаться физически не могут, блокируя все движение.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так и было.

С.СОБЯНИН: Поэтому для нас другого выхода нет. Мы решение приняли и будем двигаться по нему.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи вопрос от пользователя сайта с игривым ником Ямилая, она – милая, но она милая задает серьезный вопрос: «Придя к власти, вы активно ездили по МКАД и обещали, что заставите сделать развязки и съезды. Прошло более 2-х лет, ситуация та же самая, там и пробки. Какая проблема? Почему это не сделано, Сергей Семенович?»

С.СОБЯНИН: Ну, не такая простая работа. Необходимо было сделать предпроектные работы по всему МКАДу, мы их практически закончили. Сегодня мы заканчиваем проектные разработки по каждому конкретному участку. Часть из них уже сделана, в частности, по Крокус-Сити, еще по ряду других. Я думаю, что до конца года вообще по всем участкам такие проектные предложения будут закончены. Параллельно мы начинаем вести работу с владельцами крупных оптовых рынков, магазинов, предлагаем эти проекты либо реализовать самим, либо заплатить деньги в дорожный фонд для того, чтобы мы за них это сделали. Ну, работа она непростая, системная. Ну, вот, она близится к завершению для того, чтобы уже начинать конкретно реализовывать эти проекты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть до конца первого срока развязки будут построены?

С.СОБЯНИН: Ну, я не думаю, что они будут построены все, но...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Большинство.

С.СОБЯНИН: Но работа уже будет так, достаточно серьезно продвинута.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А мощностей хватит? Подождите. Если это много, мощностей хватит?

С.СОБЯНИН: Ну, мы же не просим никакие трехуровневые развязки к этим объектам строить. Это более простые сооружения. Что касается более серьезных развязок, связанных с пересечением с МКАДом, вы знаете, что часть мы уже построили, часть идет, 4 развязки в строительстве. Кстати, впервые за все время существования, вот за последние годы существования МКАДа там строится 2 федеральные развязки – это обход Одинцово и дорога Санкт-Петербург-Москва, от Шереметьево.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Знаменитая дорога.

С.СОБЯНИН: Да, да, да. Но тем не менее. И с нашей помощью, с помощью наших проектных организаций подготовлены решения. Сегодня они реализуются. В 2014 году они уже будут выполнены. Таким образом у нас проблема, я думаю, частично Можайки будет решена и частично Ленинградки, потому что значительный поток машин уйдет на эти развязки и на эти дороги. Кроме того, мы планируем в течение 3-х лет (и это заложено в адресной инвестпрограмме) приступить к строительству еще 10 развязок, по существу, реконструкции действующих развязок, пересечения МКАД и основных магистралей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Важная история. Если оставаться хотя бы до новостей в транспорте, знаете, очень много было вопросов (просто повторялись они) про турникеты в общественном транспорте. Вот, Александр из Москвы пишет: «Вы говорили о том, что, возможно, к концу 2011 года или в начале 2012-го будут убраны турникеты». Они, как я понимаю, не убраны.

С.СОБЯНИН: Нет, я не говорил такого. Я говорил...

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, давайте как будет.

С.СОБЯНИН: Да. Во-первых, я говорил о том, что в экспресс-автобусах их не будет, их нет. Говорил о том, что когда мы наведем дисциплину по платежам за проезд, тогда мы уберем эти турникеты. Но, к сожалению, у нас количество зайцев – огромное количество. Убрав турникеты, мы вообще обрушим экономику Мосгортранса, а это означает рост тарифов, чего мы не хотим.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите, Сергей Семенович, вы сказали «количество зайцев – огромное количество». Ну, у вас есть какие-нибудь цифры, вам дают? Процент?

С.СОБЯНИН: Ну да. Ну вот по нашим оценкам количество зайцев в Мосгортрансе составляет от 10 до 15 процентов. Сегодня мы начали отлавливать их, ну, в размере 1-2%. Тем не менее, динамика неплохая. Мы за счет того, что уменьшили количество зайцев и в автобусах, и метро, мы, видите, 2 года тарифы не повышаем.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, это важно, это заметили все.

С.СОБЯНИН: И это результат, одна из главных составляющих этого результата – это работа с администрированием проезда. Там меньше стало зайцев, меньше желающих пользоваться чужой социальной картой. Экономика стала лучше помимо других, конечно, мероприятий.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Турникеты, да. Вот, мы пошли с вами от турникетов.

С.СОБЯНИН: И пока мы, все-таки, пока мы не приучим граждан, которые сегодня пользуются транспортом бесплатно, все-таки, платить за это... Но мне кажется, это преждевременная мера будет. Для того, чтобы проще было оплачивать, вы знаете, что мы вводим новое тарифное меню, единые проездные билеты, которыми пользуются в метро и транспорте, и так далее, и так далее. Поэтому я думаю, что... Ведь, многие не платят даже не только потому, что они хотят бесплатно проехать. Система оплаты крайне неудобная. Выстраиваются очереди возле водителя, которые там по несколько минут стоят. Вместо того, чтобы автобусу ехать, он обилечивает. Эта система исчезнет уже в этом году, потому что будут многоразовые билеты, электронные билеты. И в конечном итоге водитель уже не будет разовые бумажные билеты продавать.

Уже сегодня, кстати, Алексей, это очень важно, мы ввели единый проездной билет на метро и автобус. Вот смотрите, что произошло. Буквально за несколько недель количество пассажиров, которые воспользовались этим билетом, уже превысило 16% от всего объема. Это огромное количество людей, это десятки, даже сотни тысяч людей. Поэтому мне кажется, мы идем по правильному пути. Если будет комфортная продажа билетов, проход с этими билетами электронными в автобус, то быстрее решится проблема и с турникетами. Она не будет такой злободневной, потому что просто проход будет быстрее в автобус.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Собянин, мэр Москвы. У нас 50 секунд до новостей, я хотел бы тогда, чтобы вы высказали свое отношение к маршрутному такси. Вообще идет очень сложный разговор его запретить. Вот, у вас есть полминуты, чтобы свое отношение высказать.

С.СОБЯНИН: Сегодня у нас много извозчиков на территории города работает операторов общественного наземного транспорта. А, на самом деле, 80% всех пассажиров перевозит Мосгортранс. Все остальное – это частные автобусы небольшие, либо маршрутки. Причем, они ездят не... Хоть и называются маршрутки, ездят где попало, невзирая ни на какие маршруты, которые им устанавливают, не отвечают никаким требованиям ни санитарным, ни техническим, не соблюдая правила дорожного движения. Поэтому а) мы в этом году будем вводить новую маршрутную сеть, вводить новые жесткие требования и я думаю, что количество маршруток в Москве резко уменьшится. Вот, мы в этом году создадим систему, в течение следующего года их уже будет меньше.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но не отменять?

С.СОБЯНИН: Я думаю, что они где-то будут востребованы, но это уже покажет, когда мы точно определим маршрутную сеть и необходимость такого рода вида транспорта.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Собянин, мэр Москвы. 3 минуты новостей и мы продолжаем.

НОВОСТИ





А. ВЕНЕДИКТОВ – В Москве 20.34. Мы продолжаем с Сергеем Семеновичем Собяниным, мэром Москвы. Мы пока остаемся в транспортной теме. И эта проблема связана с расширением Москвы, Сергей Семенович. Тут каждая тема связана с расширением Москвы. Каким образом новые москвичи, как новые русские смогут быть связаны с городом. Как город будет свою сеть расширять, через что?

С. СОБЯНИН - Алексей Алексеевич, вопрос стоит не так.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Переформулируйте, ничего страшного.

С. СОБЯНИН - Проблемы транспорта не связаны с расширением или сужением Москвы. Город Москва он давно уже находится вне административных границ города Москвы. Всегда надо иметь в виду не формальный субъект город Москва, а агломерацию Москва. Потому что в Москве живет 12 миллионов человек. Через МКАД, буквально через дорогу, которая превратилась в городскую дорогу, живет еще 8 миллионов. В Москве строится 7 миллионов недвижимости, а через дорогу строится 12 миллионов. И перешла бы эта территория в Москву или нет, она была бы все равно застроена. Другой вопрос, что тогда бы отвечали за развитие не мы, а Московская область, сегодня приходится нам. Но проблемы транспорта все равно бы свалились на Москву. То есть мы бы не имели никаких дивидендов с этой территории, мы имели бы все проблемы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно.

С.СОБЯНИН - Так, как мы имеем проблемы, связанные с Химками, Мытищами и так далее. Строятся огромные города, построены. В которых нет рабочих мест практически, в которых нет нормальной транспортной связи с Москвой. И сотни тысяч жителей Подмосковья каждый день устремляются в Москву. Что касается новой территории, то мы не усугубляем…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сергей Семенович, спрошу, а вот вы представляете, какая миграция ежедневная.

С.СОБЯНИН - Конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Из Подмосковья в Москву и назад.

С.СОБЯНИН - Около 2 миллионов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Туда 2 миллиона и потом назад.

С.СОБЯНИН - Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть 4 миллиона поездок практически.

С.СОБЯНИН - Туда и обратно. Вопрос не только о жителях Подмосковья…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я про Подмосковье.

С.СОБЯНИН - Близлежащих областей и так далее.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Приблизительно такой, на рабочий въезд.

С.СОБЯНИН - Мы еще наверное коснемся темы миграции.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да, конечно.

С.СОБЯНИН - Но на самом деле это связано с этим, что у Москвы 2,5 миллиона профицита рабочих мест. Которых больше чем трудящихся Москвы. Поэтому мы вбираем эти 2,5 миллиона недостающих в основном из ближнего Подмосковья и городов. Так вот, возвращаясь к новой территории. Если бы эта территория не вошла в состав Москвы, она была бы застроена исключительно жилыми комплексами. Я говорю это не гипотетически. Мы сегодня имеем на руках всех документы, которые разрешают строить под Москвой 16 миллионов квадратных метров жилья. То, что было выдано до того, как эта территория вошла в Москву. Сегодня мы работаем над тем, чтобы не строить жилье без рабочих мест. Наоборот мы говорим, больше рабочих мест, чем жилья.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В Подмосковье. Ближайшем. Ну, в этих территориях.

С.СОБЯНИН - Да, конечно. Таким образом, чтобы люди не мотались из Москвы и обратно. А жили и работали в одном месте.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Так, интересно.

С.СОБЯНИН - Более того, жители южного округа Бутово, Солнцево, Переделкино могли возможность получить работу ближе к себе. Как раз на этих территориях. Поэтому мы не усугубили транспортную ситуацию этими решениями, а наоборот стараемся ее улучшить градостроительными решениями. Но, тем не менее, это направление очень сложное с точки зрения транспорта. Поэтому в первую очередь, что мы будем делать – это реконструкция существующей основной магистрали. Это Калужки и мы на эти работы выйдем уже в этом году.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Калужка это важная история. Но вы называли сами Мытищи, Химки.

С.СОБЯНИН - Да. Подождите. Мытищи, Химки это несколько другая территория.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я понимаю, но все равно в ту сторону.

С.СОБЯНИН - Я просто про это направление.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Давайте про это.

С.СОБЯНИН - У нас помимо того, что необходимо работать на перспективу по этой территории, рядом с ней собственно окружает эту территорию два наших анклава. Это Солнцево Переделкино с одной стороны, с другой стороны Южное Бутово. И там и там очень серьезная проблема. В Южном Бутово может быть меньше, но, тем не менее, метро, которое там построено и сегодня функционирует, оно недостаточно ни по объему, ни по частоте, ни по количеству вагонов. Поэтому люди там стоят в очереди на посадку.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это правда.

С.СОБЯНИН - Поэтому в ближайшее время мы закончим битцевскую линию, которая разгрузит ту ситуацию, которая сложилась в Южном Бутово. И даст возможность более-менее нормально передвигаться на метро. Что касается Солнцево и Переделкино, запущенный вопрос, проблемный вопрос, живет там более 300 тысяч человек, добирается до Москвы часами. Вначале мы ввели выделенную полосу, экспресс-автобусы и так далее. Конечно, это полумера, которая серьезно не решает проблему. Дальше мы столкнулись с выбором. Либо мы продляем Сокольническую линию, до Переделкино и таким образом быстро решаем эту проблему. В течение 2-3 лет. Но в таком случае мы весь район, который лежит южнее Переделкино и Солнцево, новую территорию отрезаем от метро, уже с этой Сокольнической линии туда уже не уйдешь. Это означает, что вся эта территория Румянцево, там огромный технопарк строится и вся территория, которая сегодня интенсивно застраивается, все люди с этой территории приехали бы в Солнцево на посадку в метро. Они бы забили эту станцию, испоганили бы все благоустройство, и так далее. Ничего бы хорошего из этого не вышло.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И тогда?

С.СОБЯНИН - Поэтому мы приняли решение строить две ветки метро в этом направлении.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Откуда?

С.СОБЯНИН - Первое, Сокольническая линия пошла на Румянцево, а дальше через Раменки мы идем с новой линии Солнцевской на Солнцево и Переделкино. Обе линии находятся в стадии строительства. И третье направление, которое мы прорабатываем, это реконструкция Киевского направления железной дороги, чтобы сделать более частыми поездами, более интенсивное движение, чтобы еще с помощью пригородных электричек возить население. Кстати буквально скоро будет запущена небольшая ветка в Переделкино Киевского направления железной дороги, это старая была ветка, ее сейчас реконструируют и запускают по ней пассажирское движение.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно.

С.СОБЯНИН - Вот собственно те направления, над которыми мы сейчас работаем. Они все сложные. Дорогостоящие. Но, тем не менее, мы для себя приняли решение и двигаемся по их реализации.

А. ВЕНЕДИКТОВ – По югу это конечно разумно. В этой связи, в связи с дорогами, все-таки Сергей Семенович, я задаю вам один и тот же вопрос на протяжении уже 2,5 лет. Вернее два. Вопрос первый. Все-таки исторический центр города может все-таки делать его платным?

С.СОБЯНИН - Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Загазованность безумная. Фасады рушатся. Грубо говоря, ядовитое.

С.СОБЯНИН - Алексей Алексеевич, вы задаете два года этот вопрос, и мы говорим два года «нет».

А. ВЕНЕДИКТОВ – Ну хорошо, но вы передумаете когда-нибудь, может быть, кто же знает.

С.СОБЯНИН - Алексей Алексеевич, вы же видите, как мы двигаемся.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я смотрю внимательно.

С.СОБЯНИН - И эта проблема, эта болезнь может решаться другими таблетками, другими лекарствами. Вы видите, что мы делаем. Мы поэкспериментировали по поводу платной стоянки. Сейчас мы принимаем решение о платной стоянке в границах Бульварного кольца.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это в какие сроки вы решите? Когда будет решение?

С.СОБЯНИН - Я думаю, что в ближайшие недели.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно. То есть в марте.

С.СОБЯНИН - Да. И самое главное, сегодня вопрос даже не столько платной и бесплатной парковки, сегодня большинство автолюбителей игнорируют запрещающие знаки стоянки.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это правда.

С.СОБЯНИН – Сегодня, к примеру такие цифры, паркуется в границах Бульварного кольца около 12 тысяч машин. Если бы все соблюдали правила дорожного движения и дорожные знаки, парковалось бы около 5-5,5 тысяч. Поэтому главная задача даже не платность парковки, а наведение порядка в том, что автолюбители соблюдали те знаки, которые установлены не сейчас даже, а много лет тому назад. Таким образом, количество машин, которые будут парковаться в центре, практически в два раза уменьшится. Это то же самое решение этой же проблемы, о которой вы говорите.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Смотрите, вы ответили на часть проблемы, я имею в виду парковка и 12,5 тысяч автомобилей. А я имею в виду загазованность, и мы переходим к следующему вопросу. Очень много было писем, посланий в Интернете, прочитаю одно: почему московские улицы посыпают всякой дрянью, почему не использовать песок с гранитным щебнем, крошкой, которые не образуют вредных испарений и загрязнения почвы. Это вопрос, наверное, вы знаете, недавно…

С.СОБЯНИН - По поводу загазованности. Загазованность возникает как раз потому, что машины стоят в непрекращающейся пробке. Если бы ее не было, количество машин, идущих в центр должно: а) уменьшаться, б) они должны проезжать более свободно, потому что сегодня из 4-х полос на многих улицах центра Москвы работает в лучшем случае две, а то и полторы. Потому что по обеим сторонам обе полосы заняты паркующимися машинами. Более того, они еще занимают и вторую полосу, и третью, где она есть и так далее. Поэтому это все связанные вещи. Это не разорвано. Мы не рассматриваем парковку отдельно от трафика, и трафик отдельно от общественного транспорта. Это все связаны одной идеологией. Решение транспортной проблемы Москвы. Строительство дорог, метро, развитие общественного транспорта. Уменьшение парковочного пространства, наведение порядка там. Это элементы одного и того же порядка.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вернемся к реагентам.

С.СОБЯНИН - По поводу реагентов.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я хочу сказать, что наши коллеги, по-моему, с портала Слон провели целое исследование, в лабораторию отдавали. Выяснили, что те реагенты, которые были в центре недавно, что там были ядовитые вещества.

С.СОБЯНИН - На самом деле я не знаю, что такое Слон…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Слон.ру это хороший портал.

С.СОБЯНИН - Я не против хорошего портала.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Давайте про реагенты.

С.СОБЯНИН - Потому что была какая-то такая провокационная заметка по поводу того, что эксперты МГУ провели…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Они уже опровергли.

С.СОБЯНИН - По поводу Слона я первый раз слышу. По поводу реагентов. Реагенты были разработаны учеными МГУ, прошли все сертификации, никаких ядовитых веществ там нет. Это первое. Второе, по поводу песка и гравия. И щебня. Гранитного и так далее. Мы и так им пользуемся. Гранитным щебнем в составе тех же реагентов и так далее. Но привожу пример. Были жалобы по поводу того, что на Бульварном кольце основные пешеходные дорожки представляют из себя ледяной накат. Почему? Потому что вот именно на них нельзя пользоваться реагентами. Это памятники культуры и природного комплекса. И мы там не пользуемся реагентами, там запрещено. В результате, когда у нас то тает, то замерзает, то ледяной дождь, образуется корка, которую снять ничем невозможно, кроме реагентов. Но так как там нельзя это применять, мы ждем теплых деньков, чтобы каким-то образом убрать эту наледь. Представляете себе, что бы было, если бы это было по всему городу. И город, Алексей Алексеевич, проводил такой эксперимент. В 2009-2010 году, отказавшись от реагентов, сухих реагентов на тротуарах. В результате докладываю вам, что в этот период количество переломанных костей и обращающихся соответственно в травмопункты было в 4 раза больше, чем сейчас. Это слишком дорогая цена вопроса, и мне кажется, что хотим мы, не хотим, но мы живем в условиях жесткой зимы, с огромным количеством переходов через ноль, снегопадами, гололедами, просто по-другому, к сожалению, сегодня мы эту ситуацию без реагентов, наверное, не сможем решить. Ведь, Алексей Алексеевич, вы не подозреваете меня, что мне нужно обязательно эти реагенты закупить, насыпать и так далее. Не приведи Господь. Но я понимаю свою ответственность, что другие решения были бы популистски, может быть, и красивыми, но привели бы просто к транспортному коллапсу Москвы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сергей Семенович, тогда давайте к уборке улиц. Перескочим через дворников, сначала к вопросам миграции. Давайте разделим на две части. Я очень не люблю, когда смешивают в одну. Вот есть необходимость, вот есть рабочие места, которые не занимают москвичи, есть необходимость в привлечении легальных работников. Это одна проблема. Нелегальные это другая. Давайте сначала про легальных. Про гастарбайтеров, которые легальны. Потому что здесь тоже пишут, что вот город превратился, коренные москвичи действительно не находят работы, а вот вы привлекаете не только из Подмосковья, но и из Средней Азии, Закавказья и так далее. Можно ли сначала цифры, если есть, а потом ваша позиция.

С. СОБЯНИН - По поводу безработицы в Москве. Безработица в Москве составляет 0,6% она самая низкая в мире. И больше ее трудно предположить. Количество рабочих мест в городе как уже сказал на 2,5 миллиона рабочих мест больше, чем трудящихся города Москвы. Поэтому хотим мы или не хотим, в любом случае дополнительно какую-то миграцию, трудовую миграцию привлекать необходимо. Второй вопрос – откуда эти мигранты. Либо это межрегиональная миграция, из Московской области, Тверской, Владимирской. Либо это из Белоруссии и Украины. Либо это из Европы или это из Ближнего Востока и Средней Азии. Если посмотреть на статистику…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мы говорим о легальных трудовых местах.

С.СОБЯНИН - Да. То, что касается квот из зарубежья, количество квот, выдаваемых в Москве, в 2008 году было полмиллиона, сегодня меньше 200 тысяч.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это для зарубежной рабочей силы.

С.СОБЯНИН - Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А на что, Сергей Семенович? На какие работы?

С.СОБЯНИН - Они разбиваются таким образом. Порядка 15% если мне память не изменяет, это высококвалифицированная рабочая сила. 30% - квалифицированная и все остальное – низкоквалифицированная рабочая сила.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть 110-120 тысяч рабочих мест неквалифицированная рабочая сила.

С.СОБЯНИН - Около 100 тысяч. Да. Конечно, ее надо постепенно уменьшать. Но при этом надо иметь в виду, что тогда необходимо увеличивать и зарплату этих людей, потому что москвичи за 20 тысяч рублей не пойдут работать дворниками. Соответственно будут расти либо тарифы, либо субсидии из городского бюджета. Тем не менее, я считаю, что для города вообще это вредная вещь. Почему? Потому что эти граждане не платят никаких налогов, ни подоходного…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но мы сейчас говорим об официальной рабочей силе.

С.СОБЯНИН - Да, даже официальная. Они не платят налогов, потому что у них пенсионная система своя, страховая система своя. Они не платят налогов. В этом проблема. Поэтому мне лучше, чтобы были больше затраты на зарплату, но при этом они платили налоги. Для города это выгоднее. Я уже не говорю о преступности и прочее. Поэтому все службы федеральные, которые должны с этим бороться, знают нашу позицию, и, слава богу, начали двигаться в этом направлении. За прошлый год выслано из города Москвы около 16 тысяч, 15 тысяч получили черные билеты, по которым они уже не имеют право въезжать в Россию. Потому что они нарушили грубо миграционное законодательство. Тем не менее, Алексей Алексеевич, я думаю, по моим оценкам, по оценкам экспертов около 200-300 тысяч мигрантов находятся в Москве незаконно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть это мы к нелегальным идем.

С.СОБЯНИН - Да, они полулегальные или совсем нелегальные. Полулегальные это те, которые получили миграционную визу, к примеру во Владимирской области, приехали к нам и так далее. Это вопрос такой настройки административной. Но я считаю, что миграционная служба вместе с правоохранительными органами должна системно этой проблемой заниматься. Все, что от нас зависит, мы им помогаем, содействуем. Начиная от координации их деятельности, заканчивая дружинами и так далее. И материального обеспечения. Тем не менее, конечно, система не совсем эффективная. Так скажем. Потому что слишком большой искус у подрядчиков взять такую рабочую силу, которая стоит дешевле, налоги за них не надо платить, отчитываться особо не надо и так далее. Но я считаю, что с этим надо бороться.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я думаю, что да простят меня наши слушатели, что обычный обыватель с трудом отличит, скажем, аварца от…

С.СОБЯНИН - Это другая проблема.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Гражданин России, не гражданин России. А здесь как?

С.СОБЯНИН - В значительной степени москвичей раздражают не только, может и не столько выходцы из Узбекистана…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Да как их идентифицировать. Я, например, не могу просто.

С.СОБЯНИН - Идентифицировать можно…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Без документа я имею в виду.

С.СОБЯНИН - Правоохранительные органы по паспорту.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мы же говорим о москвичах, об обывателях.

С.СОБЯНИН - Что касается выходцев с кавказских республик, надо понимать, что это все-таки сограждане России, и просто так сказать, что нет, мы не хотим их здесь видеть, нельзя. Надо создавать условия в этих закавказских республиках, чтобы они оставались там и не мытарились по всему свету, ища доходы, заработок и так далее.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но все равно, если мы говорим о мигрантах российских гражданах, Северный Кавказ, извините меня Поволжье, Оренбург, то каким образом Москва не может решить этот вопрос, не может запретить им приехать.

С.СОБЯНИН - Конечно.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Не может запретить им селиться, искать здесь работу. Это такой круг.

С.СОБЯНИН - Но с другой стороны у нас два года тому назад еще было 80 рынков огромных в Москве, на которых подвязались эти граждане, которые не имеют ни желания особого работать, ни образования, ни специальности. А если имеют, то давно забыли уже. И вся эта публика толклась на этих рынках. Кто там спекулировал, кто контрабандой занимался, кто крышевал и так далее. Мы за этот период 15 рынков таких закрыли. Причем очень крупных в том числе. 15 перепрофилировали из вещевых рынков в продовольственные, сельскохозяйственные рынки. Сегодня на той территории, о которой вы говорили Новой Москвы количество рынков…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Колитесь.

С.СОБЯНИН - Количество рынков просто запредельное. По своему объему я думаю, как минимум три Черкизона, которые были в Москве. И их мы тоже ликвидируем. И уже в течение этого года. И вот когда мы убираем такого рода «рабочие места», где нет никакого порядка, где процветает криминал, тогда и меньше возможности этим гражданам приезжать сюда и заниматься этим бизнесом.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть, зачем типа.

С.СОБЯНИН - Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сергей Семенович, а как вы относитесь к идее различных политических структур, партий, так называемым этническим патрулям, когда граждане начинают людей на улицах проверять на предмет их соответствия чему-то.

С.СОБЯНИН - Всякая самодеятельность не очень хороша. Она выходит за правовое поле и может спровоцировать межнациональные столкновения и так далее или просто преступление. Миграционная служба к нам обратилась за оказанием содействия. Создание миграционного патруля, у нас такой опыт есть, у нас достаточно большая дружина в Москве около 12 тысяч человек, у них есть опорные пункты свои. Поэтому мы пошли навстречу и собственно, добавили к миграционной службе работу наших дружин. Но они должны обязательно ходить с представителем правоохранительных органов…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это очень важно.

С.СОБЯНИН - А не сами по себе болтаться и чего-то там кого-то шантажировать или устраивать беспредел. Такого не должно быть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Насколько мэрия работает сейчас с общинами, которые под подозрением у москвичей, скажем так.

С.СОБЯНИН - Не под подозрением…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Под подозрением, Сергей Семенович.

С. СОБЯНИН - Там скажем те, которые вызывают наибольшие проблемы…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Скажем так.

С. СОБЯНИН - …социальное напряжение. Мы всех руководителей этих общин знаем. И общественных организаций. И работаем с полпредами этих республик, которые здесь находятся, периодически встречаемся с ними, и они в большинстве своем адекватно реагируют на те или иные ситуации. Помните эту стрельбу, которая была устроена возле одного из торговых центров. И драку. Я скажу, что руководство Чечни отреагировало достаточно адекватно. Был снят с работы полпред их здесь, и послан правильный сигнал и так далее. Руководство Дагестана в то время отреагировало, на мой взгляд, не совсем правильно. Но я думаю, оно поправилось через какое-то время…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Господин Абдулатипов понимает проблемы во всяком случае.

С.СОБЯНИН - Я надеюсь.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Нынешний президент.

С.СОБЯНИН - Это очень важно на самом деле, какие сигналы оттуда посылают. Если их действия не одобряют их земляки и те республики, откуда они вышли, я думаю, что это будет хорошая профилактическая мера.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи можете ли вы сказать, что национального напряжения в Москве нет? Или есть.

С.СОБЯНИН - Конечно есть.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А где оно разломом проходит?

С.СОБЯНИН - Вы уже все разломы обозначили. Во-первых, это отношение к мигрантам, собственно мне кажется, москвичей не столько волнуют действительно мигранты, потому что если это выходцы из Владимирской области, и даже из Белоруссии, их мало это волнует. Напрягают лица, которые с другим языком, другой культурой, другой манерой поведения, вызывающим поведением. Хулиганством. Просто преступностью. Это конечно напрягает. Это не чисто национальное, но напрямую связано с какими-то национальными признаками.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В Москве нет с вашей точки зрения анклавов, где возникают с другой культурой, как вы сказали, скажу я политкорректно. Кварталов целых.

С.СОБЯНИН - Ярко выраженных нет, но, тем не менее, доля граждан, которые…

А. ВЕНЕДИКТОВ – С другой культурой.

С.СОБЯНИН - Есть, достигает 10-12% в некоторых районах. Это уже очень прилично, видно и по школам, и по той среде, и по тому, что там торговля, на улицах и так далее. Это видно. Но что вот чисто какой-то этнический район как в Нью-Йорке…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Наш Гарлем. Нет?

С.СОБЯНИН - Такого нет, и я надеюсь, что не будет. Это совсем плохо. Это закрытые районы с высоким уровнем преступности и так далее. Кстати, в том же Нью-Йорке вы не по всем районам просто так погуляете.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это правда, да и в Париже тоже.

С.СОБЯНИН - То в Москве по большому счету какой-то коренной разницы в безопасности на улицах между округами Москвы нет. Хотя конечно, есть нюансы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сергей Собянин, мэр Москвы. Мы после новостей продолжим наш разговор.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: 21 час 4 минуты в Москве. Мэр Москвы Сергей Семенович Собянин у нас в эфире. Сергей Семенович, вопрос от Андрея-71: «Вы можете прояснить москвичам, какое принято решение в мэрии по строительству мусульманских мечетей в городе?» Простой и прямой вопрос.

С. СОБЯНИН: Алексей Алексеевич, на прямой вопрос прямой ответ. Ни одного проекта, который мы в ближайшее время собираемся реализовать и разрешить, не существует.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тогда Соборная мечеть будет увеличена?

С. СОБЯНИН: Соборная мечеть достраивается. Мы ее значительным образом увеличивать не хотим, потому что там и без этого проблем хватает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы видим, как на больших праздниках люди молятся на улицах, стоя в грязи, если, допустим, дождь прошел. Каким-то образом для этих людей можно что-то решить.

С. СОБЯНИН: Мы им предлагаем и наши стадионы, и какие-то крытые площадки. Но они собираются в одном месте – возле Соборной мечети. Но мы не можем построить Соборную мечеть, которая бы вместила десятки тысяч желающих туда придти, это во-первых. Во-вторых, как оказалось, это далеко не жители Москвы, а многие вообще не граждане России.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть?

С. СОБЯНИН: Это те же гастарбайтеры, это жители Подмосковья и так далее. Т.е. реальных жителей Москвы процентов 10 всего. Для них этой мечети достаточно. Строить мечети в Москве для всех желающих со всей страны, я считаю, это перебор.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Предыдущее московское правительство – у нас недавно был г-н Ресин здесь, в студии, и мы возвращались к разговору вообще о строительстве храмов. Нам тут же начали звонить люди другой культуры и говорить – почему православные храмы пошагово и за какие деньги, а мы тут… Противопоставление возникло, я про это.

С. СОБЯНИН: Алексей Алексеевич, я поясню. Вообще, правительство Москвы само не принимает эти решения о строительстве каких-либо храмов, хоть православных, хоть мусульманских.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Объясните.

С. СОБЯНИН: Мы эти функции, эти полномочия отдали органам местного самоуправления. Депутаты сами принимают решения – строить им или не строить. Без их решения мы никаких храмов теперь не строим.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. вопрос каждого округа?

С. СОБЯНИН: Района города Москвы. И если какой-то район, какой-то депутатский корпус, местное самоуправление скажет «да, нам нужна здесь мечеть», мы не можем не согласиться – пожалуйста. Но я не знаю пока ни одного такого решения. По поводу православных храмов. Если депутаты говорят, что мы не хотим, чтобы на этом месте строился храм, он и не строится. Даже более того – общественные слушания граждан.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я про это хотел спросить.

С. СОБЯНИН: Все эти объекты, как правило, проходят общественные слушания. Если общественные слушания либо какие-то активные инициативные группы говорят, что «нет, он там мешает, он закрывает благоустройство, нашу детскую площадку, или мы просто не хотим скопления народа», мы соглашаемся с этим и не форсируем. Сегодня из 200 проектов мы выдали разрешение на 60 площадок, которые согласованы и с местными жителями, и с управами местными. Мы не форсируем это. В прошлом году построено 8 храмов, в этом году будет тоже 8-9. Это не такие большие темпы. Это совершенно комфортный, спокойный процесс. Мне кажется, что мы правильно сделали, что все-таки включили в этот процесс согласование строительства с жителями и органами местного самоуправления. Так и нам спокойнее, и жителям понятно, что там происходит на территории.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Семенович, немножко про ЖКХ. Было несколько писем, посланий наших слушателей, связанных с тем, что, скажем, в прошлом году за квартиру платили 6 тысяч ЖКХ, а тут в январе получили 12. Т.е. это двукратное увеличение. И люди просто спрашивают – почему?

С. СОБЯНИН: Алексей Алексеевич, такого не может быть.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Представьте себе, что пришло. Как это может быть?

С. СОБЯНИН: Не может быть. Но если такое есть, надо конкретно разбираться со своей управляющей компанией, с юристами. Отчасти такое может быть, но не в таком размере, конечно, если выросло потребление воды в доме. Мы знаем, что у нас достаточно много граждан не прописанных, мы знаем, какие это квартиры, могут мигранты там объявиться, бог знает кто. Есть домовой счетчик, который фиксирует потребление воды этим домом. Если у вас нет в квартире индивидуального счетчика, то общий объем потребления домом раскладывается на количество жителей и, соответственно, на квартиры.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. вы советуете индивидуальный счетчик.

С. СОБЯНИН: Конечно. Но там, где его нет, следить, смотреть, кто у вас из соседей кого прописывает, сколько там граждан живет реально. Потому что если они реально живут, потребляют воду, но не зарегистрированы, вы за них платите. Это одна из самых главных проблем, когда у нас начитаются колебания такого рода счетов. Что касается электроэнергии, тепла, то таких колебаний не должно быть.

Алексей Алексеевич, вы, слава богу, давно живете в Москве, знаете всю историю с тарифами. В 2009 году, в 2008 году, даже в 2010-м тарифы повышались до 25%. Последние два года мы повышаем 11-12%. А в этом году, в 2013 году мы запланировали на 11,5% с 1 июля. Это самое низкое повышение за всю постсоветскую историю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Семенович, где подвох? Где-то подвох, так не может быть.

С. СОБЯНИН: Никакого подвоха нет. Вы помните, на предыдущих с вами встречах я говорил, что мы будем делать всё, чтобы наши тарифы не выходили за уровень инфляции, т.е. они должны быть стабильными, или чуть ниже инфляции. Это означает, что они, наоборот, будут уменьшаться. Но мы не всё можем регулировать. Мы не можем регулировать цену на газ, это входящая в Москву, которая не от нас зависит. Это электроэнергия, которую мы берем на рынке мощностей, мы тоже это не регулируем. Но что можно – регулируем. Все наши коэффициенты, они не выше инфляции. Например, повышение тарифа на воду составляет 6,2%.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это московский тариф.

С. СОБЯНИН: Да. Отвод воды – 6,4%. И инфляция планово 6,5%. Т.е. мы укладываемся в эту инфляционную рамку. Если бы не было такого повышения на газ и на электроэнергию, то мы бы вообще уложились в инфляцию.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще раз скажу для наших слушателей, что это федеральные тарифы – газ и электроэнергия.

С. СОБЯНИН: Да, федеральные тарифы. Но еще раз говорю, что даже с учетом этого, зажав практически все тарифы, которые зависят от наших компаний, мы вышли на самый низкий уровень повышения тарифов в этом году за всю постсоветскую историю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть если у человека приходит какое-то резкое повышение, просто надо разбираться, во-первых, за счет чего, во-вторых, обращаться…

С. СОБЯНИН: Один из граждан, не буду называть его фамилию, обращался, рассказывал о том, что у него по платежкам было 3,9, потом 4,1, потом 5,2. Посмотрели, с чем это связано. Это было связано с тем, что в сентябре был занижен тариф с неправильными показаниями счетчика, а потом восстановился в течение нескольких месяцев. Если бы посмотрели не только сентябрьскую, но и августовскую платежку, то там было как раз около 5 тысяч. Т.е. там не было скачка.

А. ВЕНЕДИКТОВ: На самом деле надо смотреть, видимо, в годовом измерении.

С. СОБЯНИН: И конечно, надо смотреть причины. Если какие-то есть вопросы, надо, не стесняясь, тревожить и управляющие компании, и управы, жестко разбираться. Если ты не понимаешь, за что тебе повысили, по какой причине, надо добиваться своих прав.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи федеральный закон о «резиновых квартирах». Мы тут нашли информацию, что недавно – сейчас, боюсь, как всегда перепутаю область – либо Самара, либо Саратов, там осудили человека, который прописал в своей квартире 3500 человек. Был такой суд. Вы считаете, что для Москвы это реально проблема, или это все-таки проблема не московская?

С. СОБЯНИН: Алексей Алексеевич, я считаю, что это проблема для всех городов, для Москвы в том числе. Проблема в чем? Люди, которые таким образом прописываются, они по сути являются гражданами, о которых никто не знает. Реально они прописаны в этой квартире, находятся бог знает где, может быть, вообще в другом городе России. Это как раз основа той же незаконной миграции. Это первое.

Второе – эта проблема как раз связана с предыдущим нашим вопросом, когда мы говорим: откуда такие тарифы, откуда такое водопотребление в нашем доме, вы что, с ума сошли, что ли, вдруг оно подсочило в полтора-два раза. Потому что приехали люди в соседнюю квартиру, живут там, но не прописываются, и о них никто ничего не знает.

Поэтому и поддельная реставрация, незарегистрированные граждане – это проблема. Никто же не говорит о том, что какие-то к ним карательные меры применять. Но выполни свои обязанности – зарегистрируйтесь, что вы находитесь здесь, что вы пользуетесь коммунальными услугами и так далее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я так понимаю, что вы поддерживаете идеологию этого закона о «резиновых квартирах».

С. СОБЯНИН: Это нонсенс какой-то, согласитесь, это ненормальная ситуация. Люди всё равно где-то живут. Вот они прописались там, а реально-то они где-то живут: в подвале, в антисанитарных условиях, где-то в других квартирах.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Смотрите, применение закона. Мы тоже стали получать информацию: в каких-то московских школах начинают опрашивать детей – какая твоя прописка, а где ты живешь с родителями? В какие-то квартиры стали приходить какие-то ретивые чиновники, опрашивать. Идут по подъездам. Есть конституция - неприкосновенность жилища. Куда пошли? Детей зачем?

С. СОБЯНИН: Я не знаю, честно говоря.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я вам просто говорю, что исполнение такое.

С. СОБЯНИН: Это, может быть, разные вещи. Например, то, что касается школ, вы же знаете, что у нас закон об образовании гласит, что в первую очередь принимают школьников по месту регистрации.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да он уже учится там в 6-м классе, его же никто не исключит.

С. СОБЯНИН: Я не знаю, о чем там спрашивают, но это точно связано не с тем, чтобы каким-то образом зарегистрировать незаконно проживающих, точно не с этим связано.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Детей бы точно не хотелось в это втягивать.

С. СОБЯНИН: Я более чем уверен, что это не с этим связано. Если какие-то такие примеры есть, дайте мне, пожалуйста.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дадим. У нас пара школ есть. Дадим или вам, или Калине. Нам важно, чтобы детей в это не дергали.

С. СОБЯНИН: Договорились.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Уж коли затронули вопрос образования, я бы вернулся к вопросу детских садиков. Какая ситуация сейчас в Москве? Какие очереди, на сколько? Как решаются эти вопросы?

С. СОБЯНИН: Есть различные точки зрения – решена проблема в Москве по детским садам или нет. Мы говорим – решена, а нам говорят – как же решена, я же стою в очереди. Надо точно определиться, о чем мы говорим. Мы говорим о том, что наша обязанность, в соответствии с указом президента и законом, в первую очередь обеспечить детей в возрасте от 3-х до 7-ми лет, постъясельного возраста. Вот эта категория детишек, она обеспечена местами в Москве в детских садах или в других дошкольных образовательных учреждениях. У нас их в очереди нет больше.

А. ВЕНЕДИКТОВ: От трех до семи лет.

С. СОБЯНИН: Да. А вот от года от трех есть. Мы никогда не говорили о том, что мы обеспечим всех. Даже в советское время не всех детей ясельного возраста устраивали. И вы знаете, насколько это сложно. Дети ясельного возраста, они часто болеют, реально матери не могут устроиться на работу, потому что такой адаптационный период. Хотя, конечно, если есть места, то и их устраиваем. И две трети и этой категории граждан, которые хотят отводить детей, они тоже устроены. В дальнейшем будем смотреть, по мере возможности удовлетворять и эту категорию. Единственное, где у нас не решена проблема с детьми от трех до семи лет, это на новой территории. Потому что там строилось жилье не только без рабочих мест, но и без садиков, без школ, без больниц. Это действительно проблема. Но я думаю, что в течение года-двух мы в основном ее тоже решим.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Новая территория, видимо, сильно прибавила проблем.

С. СОБЯНИН: Прибавила-прибавила. Я же говорю, строили панельные 25-этажные дома в чистом поле, без дорог, без транспортных коммуникаций, без соцкультбыта. Просто коробки продали – теперь делайте что хотите: либо с дольщиками имейте дело, либо помогайте нам всё это выруливать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Правильно я понимаю, что в старой Москве, в доприсоединенной Москве нет проблемы с садиками для детей от трех до семи лет? Где-то в каком-то районе может возникнуть, но в принципе нет проблемы.

С. СОБЯНИН: Очереди нет, но проблема остается. У нас прибавка будет на следующий год еще тысяч 50-70.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну и хорошо.

С. СОБЯНИН: Положительная демография, количество детей возрастает, количество желающих придти в детские сады каждый год увеличивается на десятки тысяч. И мы буквально за несколько лет увеличили количество посещающих детские сады от 300 до 450 тысяч. Огромный скачок.

А. ВЕНЕДИКТОВ: На 50%, коэффициент 1,5. Вы всё время меня выталкиваете в это Подмосковье бывшее, в разговоре у нас возникает новая территория.

С. СОБЯНИН: Я не буду.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ради бога. Сергей Семенович, может быть, уже пришла пора говорить, что не надо художественно вырезать, а просто нужно где-то провести границу единого субъекта, остальное раздать разным областям или не раздавать. Уже как-то странно. Я помню, еще года четыре назад мы с вами про это говорили, вы работали в администрации, потом в правительстве. Я помню, что уже на уходе Валентина Ивановна Матвиенко говорила о том, что Ленинградскую область тоже невозможно разрывать инфраструктурно. И вот ваш опыт последних двух лет показывает, что вот так вырезали, но проблему-то это окончательно не решило. Может быть, ставить вопрос перед президентом, законодательным собранием о том, чтобы делать большой субъект федерации, с точки зрения управления и экономики.

С. СОБЯНИН: Такого рода решения слишком дорогие, я инициировать их не буду. Не дай бог, это решение состоится…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо сказал.

С. СОБЯНИН: Из федерального бюджета мы вряд ли что-то получим. В результате для выравнивания социальной ситуации все 350 млрд. инвестиционных средств, которые мы сегодня пускаем на первоочередные нужды, развитие транспорта и так далее, я буду должен раздать на пособия. В результате не будет развиваться ни Московская область, ни Москва. Это слишком дорогое удовольствие.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. экономически не выгодно.

С. СОБЯНИН: Экономически, с точки зрения бюджетной политики, невыгодно. Проще, и с точки зрения бюджетной политики, и административной, и какой угодно, научиться нам вместе с властями Подмосковья координировать развитие этих двух территорий. У нас есть все механизмы для этого. Создан Координационный совет, прописано решение о том, что мы вместе будем создавать единую территориальную градостроительную схему развития. Есть даже проект такого закона. Есть добрая воля моего коллеги.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Молодого коллеги.

С. СОБЯНИН: И с Воробьевым, и с Шойгу, и с Громовым - мы со всеми нашли общий язык и всегда понимали, что без координации дальше развивать этот регион невозможно. Я думаю, это тот путь, по которому мы все-таки должны идти, он более реальный и прагматичный.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ваша позиция понятна. В связи с этим что вам сейчас говорят ваши федеральные товарищи? Они будут выезжать? Те, которые якобы хотели. Вопрос про здания, я про Москву, я не про правительство. Или все-таки эта история нецелесообразна, забыли и пошли дальше?

С. СОБЯНИН: Алексей Алексеевич, во-первых, это решение федеральное. Во-вторых, говорят – а если правительство не поедет, что тогда с этой территорией? Количество переезжающих чиновников в лучшем случае будет измеряться десятками тысяч, может быть, сотнями тысяч.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вряд ли сотни тысяч.

С. СОБЯНИН: Уже сегодня мы видим, что на данной территории мы можем получить от полумиллиона до миллиона новых рабочих мест. Более того, сегодня уже в стройке находятся объекты, которые дадут десятки тысяч рабочих мест. Поедет правительство или нет, мы всё равно создадим кластер с развитием рабочих мест, офисов, компаний, которые в любом случае начнут оттягивать рабочие места, передвижение граждан именно к месту их жительства, там, где сегодня существует колоссальный дефицит рабочих мест.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Т.е. на самом деле для Москвы это не суть важно.

С. СОБЯНИН: Это не критично. Было бы хорошо, но не критично.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тогда бог с ними. Я возвращаюсь к вопросу области. Вы мне сказали, что транспорт всё равно бы развивался, люди всё равно будут ездить на работу, надо по-другому это выводить, правительство, уедет или не уедет, это измеряется… У вас 2,5 млн. каждый день туда-сюда. Ну что там сто тысяч, 80 тысяч чиновников?.. Не интересно. В этой связи, если говорить о развитии города, мне очень важно понять – поскольку я родился в этом городе, я живу в этом городе, надеюсь, буду долго жить в этом городе, – какой тренд должен быть в развитии города, как вы сказали, не благоустройства, а более широко – как среды обитания.

С. СОБЯНИН: Мы уже говорили на эту тему. Я не изменил своего мнения. Город должен развиваться. Мегаполисы – это движители национального прогресса. Все мегаполисы, там, где они существуют, где динамично развиваются, там национальные экономики развиваются, это общемировой тренд. Поэтому законсервировать Москву и московскую агломерацию в целом невозможно. Даже если мы не хотим, она будет развиваться. Если мы не будем ей помогать и делать это рационально, она будет развиваться иррационально, она будет развиваться самым негативным образом.

Надо возглавить этот процесс и сделать это развитие гармоничным. Для этого мы для себя приняли решение, что центр Москвы, который перегружен рабочими местами, здесь профицит рабочих мест составляет 3-4 кратность, т.е. количество проживающих в центре города – 700 тысяч, а количество рабочих мест – 2,5 млн. человек. Мы всеми силами стараемся минимизировать создание рабочих мест в центре. Но при этом очень легко разрешаем строительство жилья и гостиниц в центре города, там, где это можно, где это не точечная застройка. У нас есть и промзоны…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Был вопрос по промзонам, кстати.

С. СОБЯНИН: А на окраине, где практически одно жилье и нет рабочих мест, мы говорим инвесторам: уважаемые граждане, пожалуйста, мы готовы разрешить вам строительство, но вот там стройте в первую очередь рабочие места, офисы и так далее. Вот простая идеология. Т.е. мы пространство начинаем делать более гармоничным: где не хватает рабочих мест - мы их создаем, где избыток жилья и рабочей силы, нет рабочих мест – там мы создаем рабочие места. То же самое касается и новых территорий. Там вообще не только должно быть сбалансировано количество рабочих мест и количество проживающих, а количество рабочих мест должно быть с профицитом, чтобы оно покрывало уже создавшийся дефицит рабочих мест. Таким образом мы даем возможность дальше развиваться городу, при этом не усугубляя, а минимизируя те градостроительные проблемы, которые были созданы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Для этого нужно обладать очень точной статистикой, чтобы не промахнуться.

С. СОБЯНИН: Там не промахнешься. Еще раз говорю, что у нас дефицит кратный - сотни тысяч, миллионы, там промахнуться очень сложно, дай бог приблизиться к нормальному тренду, к сбалансированности. Ведь во всем мире в шаговой доступности находится от 20 до 30% рабочих мест, а у нас только 5%. Откуда такие безумные транспортные потоки? Потому что рядом с твоим жильем нет рабочих мест.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но не только рабочие места. Места развлечения, отдыха, вот эти парки, о которых вы говорите.

С. СОБЯНИН: И это тоже. Но в первую очередь это рабочие места.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Можете сказать цифру, сколько людей перемещается общественным транспортом в день на работу внутри Москвы?

С. СОБЯНИН: В разное время по-разному перемещаются. В час пик перемещается до 20% частным транспортом, около 80% общественным транспортом. Колоссальная пропорция в пользу общественного транспорта. Когда мы говорим о том, что москвичи не хотят пользоваться общественным транспортом, что они не привыкли, как за рубежом, пользоваться…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А сколько московских семей имеют автомобиль?

С. СОБЯНИН: Около 4 млн. Но не все выезжают на них.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я ровно про это и спрашиваю. Я пытаюсь сравнить цифры.

С. СОБЯНИН: В дневные часы эта пропорция выравнивается – 50 на 50. Примерно 50% движется общественным транспортом, 50% - на личных машинах. Вечером опять эта пропорция изменяется. Говорят – вы хотите запретить двигаться на автомобиле. Не надо этого. Нам достаточно еще буквально 15% от автомобильного трафика, чтобы он перешел в общественный. Этого будет достаточно, чтобы стабилизировать ситуацию.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Собянин – мэр Москвы. И последние полчаса мы посвятим в том числе историческому облику нашего города.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Мэр Москвы Сергей Собянин в эфире «Эхо Москвы». Еще 25 минут. И меня Москва интересует как город, повторяю, в котором я живу и в частности сохранение, в том числе да, модернизация, но есть и исторические вещи. Вы знаете, сегодня была интересная история. Сегодня нам утром давал интервью президент Франции Франсуа Олланд и там вы знаете, есть история с православным центром. И я его спросил: ну что вы, зарубили проект или нет, он сказал: нет, мы не зарубили проект. Наоборот, но мы поручили своему архитектору сделать так, чтобы он вписывался, чтобы с Эйфелевой башни было вот так. Чтобы из Дома Инвалидов было так. Чтобы оттуда было вот так. То есть даже на уровне президентов, которые договаривались о строительстве центра, все-таки вписание, извините за это слово, нового и старого, там подходят к этому очень осторожно. Как у нас сейчас?

С. СОБЯНИН - Вы знаете, что мы в десятки раз уменьшили количество сносов зданий.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Каждый снос вызывает бурную реакцию.

С. СОБЯНИН - Второе, здания, которые являются памятниками, не снесено ни одно. Было разрушение 2-3 зданий, несанкционированных, а во-вторых, это не памятники культуры. Это просто здания, которые имеют свою историю. Но они не во вновь выявленных памятниках культуры, ни в те, которые находится в реестре. Это означает, что нет такой защиты, как у памятников культуры. Если ты снес памятник культуры, тебя посадят. Это уголовно наказуемое дело. Если ты разрушил стену красивого здания, которое имеет какую-то историю, то ты просто нарушил правила производства работы. Ты за это получишь штраф. Это немножко другая история. Но и этого еще раз говорю в десятки раз меньше. Если раньше сносили таких зданий по 200-250, то сейчас единичные случаи. И, слава богу, общественность и в этом случае резко реагирует, болезненно очень. Я понимаю историю, которая сложилась в Москве по этим вещам. Это первое. Второе, мы с одной стороны так заботимся о тех памятниках, которые вдруг кто-то покусится снести. Но я практически вообще не слышал о том, что кто-то заботится о тех памятниках, которые находятся в руинированном состоянии. Это действительно памятники федерального и регионального значения. Там руины, выбитые окна, просто пропадающие здания, которые можно просто утратить. Это более важная тема на самом деле. И нам за ней нужно всем вместе с общественностью смотреть. Мы приняли ряд решений по ним. Первое. Мы за рубль аренды отдаем инвесторам, по совершенно понятным правилам, в жесткие сроки и с жесткими санкциями. Мы отдали 3 десятка таких объектов, в этом году еще несколько десятков будет. Помимо этого буквально недавно мы консультировались с департаментом имущества, и скорее всего еще одну схему запустим. Не только аренды за рубль, а продажу в собственность под гарантию банка. Этот банк будет гарантировать нам, что все реставрационные работы будут выполнены. А если нет, значит, они гарантируют нам выплату штрафных санкций таких, что мало не покажется. Это вторая схема. И третья, сами проводим реставрационные работы такие, которые не проводились последние десятилетия. И четвертое, огромное количество фасадов, особенно в центре города находятся в безобразном состоянии.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это правда.

С. СОБЯНИН - Это и памятники культуры, это просто исторические здания. И так далее. За последние два года сделали несколько сотен фасадов и будем системно продолжать эту работу. И третье, четвертое, сами эти здания находятся как правило на таких московских уютных улочках, которые к сожалению, по факту не являются уютными и чистыми и заставлены машинами вдоль и поперек. С огромным количеством рекламы, каких-то проводов, столбов и так далее, по ним пройти физически невозможно. Поэтому еще задача, чтобы мы и уличную среду реорганизовали возле этих зданий. Комплексно от фасада до фасада. Сделали пешеходные улицы. Если не пешеходные, навели порядок с тротуарами, убрав оттуда рекламу ненужную, киоски, столбы и так далее, чтобы люди могли свободно передвигаться. Убрали оттуда ненужную парковку машин и так далее. Памятник должен в соответствующей среде быть, хорошо освещенной, благоустроенной.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи вы сказали слово, я вернусь сейчас конечно к историческому центру Москвы, но вы затронули тему киосков. Очень много было недовольства в тех сообщениях, которые я вам передал по сносу киосков. Вот понятно, почему, с одной стороны санитария, проверка, но с другой стороны в шаговой доступности киоски, купить воды даже, человек вышел из метро, люди очень по этому поводу непозитивно смотрят.

С. СОБЯНИН - Смотря какие люди. Те, которые потеряли киоски, в первую очередь конечно…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Есть же привычка выйти из метро. И знать, что ты купишь там все, что надо.

С. СОБЯНИН - Когда я столкнулся с этой проблемой, вы помните эту ситуацию…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Помню, помню.

С. СОБЯНИН - Феерическую, когда выходишь и в два этажа эти киоски понастроены с перекошенными какими-то объявлениями, с непонятными продуктами, которые там продавали и прочее. Мы так подчистили немножко резко, но значительно эту ситуацию. А потом остановились. Остановились по просьбам и жителей и торговцев, которые там работали. Они говорят: Сергей Семенович, мелкорозничная торговля играет свою роль, свою нишу занимает. Ее убирать просто так нельзя. Я с этим согласился и согласен. Поэтому мы разработали схему размещения тех киосков, которые жители данного района посчитали необходимым. Согласовали с органами местного самоуправления, с общественностью, сказали, вот здесь нам нужны киоски, а вот здесь нет. Там, где они показали пальцем, что здесь нужны, мы с этим согласились. Утвердили эту схему. Разыграли аукцион на те места, которые вошли в эту схему. А потом сказали, вот это все законно, все остальное незаконно. И начали потихоньку освобождаться от незаконных объектов, которые жителям не нужны. Мы долго ходили по судам, в течение одного, полутора лет, в конце концов, собрались с силами, энергией, решили эту проблему. В течение нескольких месяцев освободили от тех, кто стоял незаконно. Представляете ситуацию, вот вы получили на аукционе законно право торговать в этой мелкорозничной торговле в этом ларьке. Рядом с вами усатый гражданин торгует, не заплатив ни копейки, ни за аренду, не подключен законно к сетям, ни налогов не платит. Как вы будете реагировать. Вы скажете: вы чего, обалдели что ли. Я заплатил за все, вот мне сказали, что я буду здесь работать. А вокруг меня вдруг какие-то непонятные граждане торгуют. Они же не вошли в схему, которую утвердили народ и местное самоуправление. Согласились с этим. Убрали. Дальше мы начали работать по созданию транспортно-пересадочных узлов, это крупная площадка, через которую проходят десятки тысяч людей, пересаживаясь в метро, на железный транспорт и так далее. Столкнулись, вдруг узнали, что, оказывается, еще есть целая категория ларьков, которые опять не попали в этот перечень. Начали разбираться. Какие-то префектурные разрешения старые, которые сокрыли и так далее. Таких набралось еще 2 тысячи. Мы их тоже конечно уберем. Но, Алексей Алексеевич, я считаю, что нам здесь отступать нельзя. Если вы хотите и граждане считают, что им недостаточно этих ларьков, да ради бога, выступайте с инициативой, мы утвердим дополнительное количество ларьков, которые должны стоять в этом районе. Разыграем на конкурсе. Придут законно люди, подключатся к электрическим сетям, будут платить налоги. Будут подконтрольны сообществу местному. Пусть работают.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вот смотрите. Анна пишет, прям сейчас прислала: зачем тогда, - системный вопрос, - ликвидировать киоски в подземных переходах, они не мешают проходу, удобно что-то купить и ходить не страшно.

С. СОБЯНИН - Прекрасный вопрос. Леш, прекрасный вопрос. Мы и не собираемся там их убирать. Что мы собираемся там делать. Предыдущие годы добрые наши руководители ГУП Гормоста выдавали эти разрешения на размещение киосков, к примеру, за 18 тысяч рублей за квадратный метр в год. Реально те граждане, которые получили это разрешение, отдавали в субаренду…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Перепродавали практически.

С. СОБЯНИН - За 300 тысяч. Чувствуете разницу. 18 тысяч и 300 тысяч. И Гормост вместо того чтобы эти денежки направить в казну, для того чтобы обустраивать эти переходы и так далее, он просто подарил этим барыгам эти деньги. Когда мы провели проверку, оказалось у этих граждан, которые сдают в субаренду, они вообще и договоров даже нет. Мало того, что они наживаются, еще и налоги никакие не платят. Черным налом расплачиваются. Мы говорим, граждане, так невозможно. Мы провели рыночную оценку, она показывает, что нужно до 300 тысяч увеличить плату. Мы не будем этого делать. Давайте сделаем середину золотую. 180 тысяч к примеру. В 10 раз выше, чем та, которая была. Но все равно в два раза отличающаяся от рыночной. И вот тут мы получаем массовые возмущения. Организованно. Хорошо, коллеги, если вы с этим не согласны, мы можем поступить по-другому. Убрать полностью существующие ларьки, самим построить Гормосту заново, а потом выставить на аукцион. Два варианта. Но, Алексей, мы не хотим убирать и не собираемся это делать. Анна, задавала вопрос, Анна может не беспокоиться. Мы этого делать не будем. Мы только хотим, чтобы бюджет и горожан не дурили.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно. Анна, вы получили ответ. Возвращаясь к Москве. Как теперь туристическому центру. Мне кажется, безумно мало туристов в Москве, потому что Москва не предоставляет, видимо, каких-то услуг и возможностей по сравнению с другими историческими мегаполисами. Вот как вы думаете, что надо делать, что вы собираетесь, что вы думаете. Вы мэр. Что вы собираетесь делать для привлечения именно туристов, которые здесь будут оставлять деньги и платить налоги, кстати, в бюджет.

С. СОБЯНИН - Кстати, поздравляю, Алексей. У нас за прошлый год количество туристов перевалило исторический рекорд 5 миллионов человек.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это за 2012 год.

С. СОБЯНИН - Да. Причем динамика неплохая. Я не помню проценты, больше 20%.

А. ВЕНЕДИКТОВ – А за счет чего тогда, Сергей Семенович? Чего такое…

С. СОБЯНИН - Чего такое произошло. Во-первых, наверное, мы из кризиса выходим, люди начинают больше ездить. Общаться. И так далее.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это туристы все, не только зарубежные.

С. СОБЯНИН - Это только зарубежные.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Извините, я уточнил.

С. СОБЯНИН - Только из дальнего зарубежья. Это первое, второе, те туристы, которых опрашивают: вы хотите приехать сюда или посоветовать своим друзьям приехать сюда. Они говорят: да, хотим. Большинство из них говорит: да, хотим. Да, посоветуем приехать. Проблема заключается не только в том, что у нас тут неблагоустроенный город, или плохо их принимают, или дорогой или еще чего-то или посмотреть нечего, это еще и в общей ментальности и представления о городе Москве иностранцами. Когда вы их спросите, парижанина или лондонца, а что вы знаете о Москве, вам такое нагородят, что волосы дыбом встанут. Вспомнят американские блокбастеры, о том, что здесь одни бандиты и КГБ ходит с пистолетами, либо медведи ходят и так далее.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Тоже с пистолетами.

С. СОБЯНИН - Да. С автоматами. Информации о нашей стране и о Москве, к сожалению, очень мало. Я имею в виду объективной информации. Если вы любую передачку на платных каналах включите, где говорится о городах, весях и так далее, то через раз увидите Лондон, Нью-Йорк, Париж. Москвы там нет. Пробиться на этот информационный рынок не так просто. Многие пытались, и пытаются сегодня, и мы пытаемся. Но очень непросто. Это такая жесткая конкурентная среда.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Конкуренция, да.

С. СОБЯНИН - Поэтому мы работаем и над этим, но и работаем над тем, чтобы все-таки город наш был: а) чище, б) благоустроеннее, больше было гостиницы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Про гостиницы расскажите несколько слов, как вы собираетесь, какие гостиницы собираетесь делать.

С. СОБЯНИН - Гостиниц в Москве не хватает.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Абсолютно очевидно.

С. СОБЯНИН - Количество гостиниц, которые нужно еще построить, примерно столько же, сколько уже построено.

А. ВЕНЕДИКТОВ – То есть удвоить количество гостиниц.

С. СОБЯНИН - Да, такая программа у нас есть. Отраслевая схема размещения гостиниц, то есть где, в каком месте и на какие гостиницы она утверждена, и мы теперь знаем, в каком районе какая гостиница 3-4-5 звездочная нам нужна. Второй вопрос, что инвесторы могут с этим не согласиться. Но мы будем подвигать именно к такой схеме, и такому количеству гостиниц. Каждый год я думаю, количество гостиничных номер и гостиниц будет возрастать. У нас был небольшой провал такой, это естественно, во время кризиса, я думаю, мы уже в будущем году из него выйдем, и количество гостиниц будет увеличиваться. Для каждого сегмента туристов есть свои требования и категории гостиниц.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но вот ворота нашей родины это проблема, причем не столь уже Шереметьево, потому что я могу сказать свою точку зрения, это не реклама. Шереметьево, терминал D это просто проходишь за 10 минут паспортный контроль, за 20 минут получаешь багаж. Вот Ленинградка опять. Люди въезжают, очень смешно, президентский пул господина Олланда простоял в пробке вчера вечером, они ехали, по-моему, 2 часа 40 минут. Из Шереметьево. То есть это тоже проблема. Теперь к туризму.

С. СОБЯНИН - Что касается Ленинградки, уже начинали об этом говорить.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я просто забыл спросить.

С. СОБЯНИН - Мы довели свою Ленинградку до МКАДа, реконструировали в основном ее, улучшили…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Свою Ленинградку – хорошо сказал мэр.

С. СОБЯНИН - Которая на территории…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Понятно.

С. СОБЯНИН - И более того, мы вообще взяли в проектирование и часть Ленинградки от МКАДа до сворота на Шереметьево. Но пока не реконструируем ее дальше, не строим. Почему? – потому что параллельно уже заканчивается большая магистраль от аэропорта до Бусиновской развязки. Которую мы дальше потянем уже до северо-западной хорды, соединяя ее. Но вот эта магистраль с развязкой будет уже сдана в 2014 году, самое худшее может в 2015 году. И я думаю, она серьезно разгрузит эту ситуацию. Но и это не самое главное. Мне кажется, у нас есть хороший пример, как решать проблему не только с помощью строительства магистралей, но и общественного транспорта. Проект «Аэроэкспресс» показывает, что вполне может быть комфортным, не только для самых бедных слоев и граждан, но и для достаточно состоятельных граждан, если там нормальные комфортные условия, нормальный сервис. То почему бы нет. Почему не доехать до…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Потому что площадь Белорусского вокзала такая же тяжелая и депрессивная в смысле движения. Понимаете. Там пока докрутишься до этого экспресса…

С. СОБЯНИН - Это тоже проблема. Это отдельная проблема. Но, тем не менее, количество пассажиров, которые приезжают на «Аэроэкспрессе» каждый год возрастет достаточно серьезно. Очень серьезно. То, что касается Белорусского это одна из самых проблемных точек Москвы.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Серьезно? Реально воспринимается вами…

С. СОБЯНИН - Именно так. Там был безумный инвестиционный проект, от которого мы отказались. Нам потребовалось очень много времени, чтобы разойтись с инвесторами, создать новые проекты. Сегодня там уже идет стройка. Хотя возникли другие еще проблемы, связанные с транспортной развязкой, жителями, которые противятся этому и так далее. Мы их убеждаем, рассказываем, что на самом деле ничего плохого не произойдет. Тот коллапс, который там сегодня есть гораздо хуже. И автомобили, которые стоят там в пробке, чадят так, что уж лучше бы они просто проезжали, проскакивали. Это, во-первых, а во-вторых, мы не предполагаем уже строительство никакого там торгового центра. Транспортные коммуникации и паркинг. К работе мы приступили, я думаю, что года два нам еще придется ковыряться. Потому что очень сложный проект. Зарыть его было бы кощунством. Потому что там достаточно много уже сделано.

А. ВЕНЕДИКТОВ – В этой связи еще шаг назад. Триумфалка. Уже пора там что-нибудь найти, археологическое я имею в виду.

С. СОБЯНИН - Там все, что можно нашли. Разрешили и призываем инвестора, чтобы он закончил этот проект в максимально короткие сроки. Алексей Алексеевич, вы видите, что мы не боимся каких-то разрешений на проведение массовых мероприятий. И так далее. Держать ее с какой-то целью, чтобы кому-то что-то запретить, это не в нашем стиле и чем раньше они закончат, тем лучше. Я сам буквально говорил с руководством ВТБ недавно, я вас умоляю, минимизируйте этот проект. Сделайте его, закончите и выходите оттуда, чтобы дать горожанам возможность пользоваться этой площадью.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы упомянули демонстрации. И естественно под конец, иногда очень странно кажется, что одним политическим силам разрешается маршрут от А до Б, а другим нет. Хотя речь идет о выходных днях и так далее. Вот, Сергей Семенович, это воспринимается как политическое неравенство. Или есть маршруты, которые извините меня можно, или их нет. Просто. И тогда все понимают, что по маршруту такому ну нет. Потому что, потому что, потому что. А вот по этому маршруту да. Потому что, потому что и потому что. Вот как сделать так, чтобы в городе воспринималась даже в этом смысле справедливость.

С. СОБЯНИН - К примеру, последние два шествия, которые заявлены на 2 марта, оба идут по Бульварному кольцу. Одни налево, другие направо. Полное равенство. И по тому и другому…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я про подход, Сергей Семенович, я же про подход. Вот знаете…

С. СОБЯНИН - Просто подход не бывает абстрактным, он является абсолютно конкретным. Это совершенно конкретный пример. Это первое. И второе, мы учитываем и массовость, и возможность поддержания дисциплины. И уже какую-то историю, которая сложилась. Это много факторов, которые в принятии решения зависят.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Вы помните, мы говорили, когда вы стали мэром, о том, что неплохо бы сделать кадастр площадей, имея в виду, заявляется 5 тысяч человек на эту площадь, а у вас лежит план, который утвержден, вы открываете и говорите, ребята, здесь 3 тысячи, но это давно утверждено. Или заявляете 3 тысячи, мы больше не пустим или ищите другое место.

С. СОБЯНИН - У нас примерно есть эти расчеты.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Примерно и с ними, наверное, не знакомы те, кто заявляют.

С. СОБЯНИН - Нет, они в большинстве знакомы. Они знают. Невозможно на какой-то площадке небольшой вместить 20 тысяч, достаточно много диалогов вели и все об этом хорошо знают. Но есть разные мероприятия, есть традиционные мероприятия, те же коммунисты привыкли ходить на Площадь Революции. Если такой традиции нет, то лучше вообще не проводить. То есть, есть какие-то еще такие традиционные шествия исторические, посвященные каким-то праздникам. Есть просто, люди захотели в воскресенье или субботу, особенно в субботу любят проводить мероприятия, когда самый напряженный трафик. Считается, что у нас в рабочие дни, на самом деле по количеству машин самый большой трафик не общественного транспорта, а именно автомобилей приходится на субботу. Когда люди не едут на работу, но едут в театр, кино, магазины и так далее. Количество машин, которое едет по улицам Москвы самое большое именно в субботний день.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Первый раз слышу.

С. СОБЯНИН - Они более равномерно распределены, потому что нет пиковых нагрузок. Но это так.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Сергей Семенович, вопрос про Зарядье, наверное. Традиционный вопрос. Уже вопль: что будет в Зарядье? Вот что будет в Зарядье.

С. СОБЯНИН - Хорошо, вот вы говорите, что вот власть она такая-сякая…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Такая-сякая, не говорит, что будет в Зарядье.

С. СОБЯНИН - Она возьмет вот так сделает раз и все. И даже не посоветуется. В этот раз мы усиленно советуемся. Мы провели…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Какие варианты?

С. СОБЯНИН - … народный конкурс. Прислали нам 130 вариантов. Мы вывесили все варианты на обозрение. Все, не все, многие авторы стали друг друга усилено критиковать. Критиковать и печатными и непечатными словами. Активное обсуждение…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Бывает.

С. СОБЯНИН - Теперь, мы на основе всех тех идей, которые были изложены, составили техническое задание на проектирование. И ближайшее время это техническое задание…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Конкурсное проектирование?

С. СОБЯНИН – Да. Техническое задание будет опубликовано. Будет проводиться конкурс, уже профессиональный конкурс. И помимо этого параллельно мы заключаем договор на подготовку площадки, потому что там просто технических работ очень много, вынос коммуникаций, бетона, который нарыт и так далее. Необходимо убирать его. Параллельно будем заниматься подготовкой площадки, параллельно проводить конкурсное проектирование. И затем на строительство. Я думаю, в реальную стройку осенью войдем уже.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Но можете сказать про идеологию. Это одно большое здание, много мелких зданий.

С. СОБЯНИН - Парк. Во-первых, это парк. Это самое главное. Минимальное подземное пространство. Которое должно включать в себя выставочные залы, в том числе и для исторических экспозиций. Потому что много таких идей сделать этот парк историей России. Или что-то с этим связанное. У нас рядом музей.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Музейная какая-то, выставочно-музейная…

С. СОБЯНИН - Обязательно. Вполне возможно рассмотреть вариант создания там круглогодичного крытого подземного пространства для создания катка и так далее.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Любите вы катки.

С. СОБЯНИН - Вы знаете, москвичи очень любят. У меня, к сожалению, с этим напряженка. Потому что в Сибири больше на лыжах катались, чем на катках. Как вариант. Обязательно какое-то должно быть пространство торговое. Имея в виду и продажа сувениров…

А. ВЕНЕДИКТОВ – Это понятно, для туристов тоже. Это центр.

С. СОБЯНИН - Потому что на Красной площади особо зайти некуда, кроме как в ГУМ. То есть это должно быть круглогодично используемое комфортное пространство.

А. ВЕНЕДИКТОВ – И если осенью возможно начнется реконструкция, сколько, это мой последний вопрос, вы отводите времени…

С. СОБЯНИН - Я думаю, года два потребуется еще.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Я надеюсь, что вы будете раньше у нас, чем через два года. Сергей Семенович Собянин, мэр Москвы. Приходите. Мы вас ждем. И напоминаю, что все вопросы за тысячу я вам отдал.

С. СОБЯНИН - Спасибо большое.

А. ВЕНЕДИКТОВ – Спасибо.

Контекст
Другие эфиры
14 июля 2014, 20:08
Ищем выход...
Тема: Обострение ближневосточного кризиса
Гости:
Георгий Мирский заслуженный деятель науки РФ
09 июля 2014, 20:06
Ищем выход...
Тема: Свет в конце тоннеля - планы по развитию московского метро
Гости:
Иван Беседин начальник Московского метрополитена
08 июля 2014, 22:05
Ищем выход...
Тема: Зачем повышать налоги
Гости:
Евгений Гонтмахер член правления Института современного развития
07 июля 2014, 20:08
Ищем выход...
Тема: "Путинский Коминтерн"
Гости:
01 июля 2014, 22:15
Ищем выход...
Тема: Война с иностранными словами: борьба за язык или с языком?
Гости:
  • Виктор Шаклеин - заведующий кафедрой русского языка и методики его преподавания РУДН, доктор филологических наук
20 мая 2014, 21:06
Ищем выход...
Тема: Дело политического активиста Даниила Константинова
Гости:
Митя Алешковский журналист, общественный деятель
13 мая 2014, 21:06
Ищем выход...
Тема: Украинский синдром
Гости:
06 мая 2014, 21:04
Ищем выход...
Тема: Русские за рубежом – источник опасности?
Гости:
Николай Усков главный редактор проекта «Сноб»
05 мая 2014, 20:06
Ищем выход...
Тема: Сила и слабость американской и российской элиты: чем похожи и чем отличаются
Гости:
Михаил Таратута журналист-международник
29 апреля 2014, 21:06
Ищем выход...
Тема: Нужен ли России собственный интернет?
Гости:
Карен Казарян главный аналитик РАЭК
  • Иван Давыдов - заместитель главного редактора интернет-издания «Слон.ру»
  • Борис Межуев - заместитель главного редактора газеты «Известия»
02 апреля 2014, 20:06
Ищем выход...
Тема: Иск Неверова к Навальному
Гости:
Сергей Неверов вице-спикер Госдумы, секретарь Генсовета партии "Единая Россия"
27 марта 2014, 20:07
Ищем выход...
Тема: Будущее СНГ
Гости:
10 марта 2014, 20:03
Ищем выход...
Тема: Россия и Украина — братские народы?
Гости:
Анатолий Вишневский директор Института демографии ВШЭ – Национального исследовательского университета
  • Александр Буганов - доктор исторических наук, заведующий отделом русского народа института этнологии и антропологии РАН (по телефону)
  • Ирина Снежкова - старший научный сотрудник института этнологии и антропологии РАН
03 марта 2014, 20:07
Ищем выход...
Тема: Украина: как последние события отразятся на российско-американских отношениях
Гости:
Владимир Сухой журналист-международник
Станьте
членом клуба
и получите дополнительные преимущества на сайте
Дежурный по сайту
Эфирный телефон: (495) 363-36-59
sms в эфир: +7 (985) 970 45 45
tweet в эфир: @vyzvon
Поддержка - problem@echo.msk.ru
1294386

1133040

Полуостров ГУЛАГ: как заключенные будут строить мост в Крым

Надежда Толоконникова, Мария Алехина и правозащитники – о том, можно ли использовать труд заключенных на масштабных государственных стройках, и возможен ли в России ГУЛАГ 2.0




1090015


876074
1106900
795394
1287246
1288620

681013





681012
743643
1178164

Александр Невзоров:  Идущие в анус

Аттракционы «Великая Россия», «Крымнаш» и «Рогозин на Луне» имеют колоссальный успех. Но шоу такого рода быстро выходят из-под контроля
Сказано на свободе
В Москве прекрасно понимают, что ополченцы находятся на грани полного разгрома. Остатки Новороссии уже разваливаются и скоро просто могут исчезнуть.

  • coe.ru/
    Информационный центр Совета Европы