'Вопросы к интервью


О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, добрый день, это программа «Большой дозор», в студии телекомпании, радиостанции Ольга Бычкова, Елизавета Осетинская. Добрый вечер.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Добрый вечер.

О.БЫЧКОВА: И наш гость сегодня – я сразу скажу – это Владимир Евтушенков, председатель совета директоров АФК «Система». Добрый вечер вам.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Добрый вечер.



О.БЫЧКОВА: Я напомню нашим слушателям, что у нас есть разнообразные средства связи. О средствах, инструментах связи мы тоже будем сегодня разговаривать.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Несомненно.

О.БЫЧКОВА: Ну, в данном случае я имею в виду, конечно, наш SMS-портал +7 985 970-45-45 – туда можно писать письма, также можно их писать на наш аккаунт @vyzvon в твиттере. Кроме того, можно зайти на сайт «Эха Москвы» и там обнаружить нас в виде вебтрансляции через RuTube и также через наш Сетевизор. Найдите соответствующую кнопку на сайте на главной странице и будете видеть нашу студию сразу в нескольких измерениях.

Ну вот. прежде чем мы будем говорить о серьезных вещах, связанных со связью, с экономикой, а тема нашей сегодняшней программы: «Чего боится российский бизнес?» (так мы решили это сформулировать). Можно я задам личный вопрос?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Запросто.



О.БЫЧКОВА: А как Юрий Михайлович Лужков поживает, расскажите. Вы давно его видели?

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Так, вопрос ребром.

О.БЫЧКОВА: Да. (смеется)

В.ЕВТУШЕНКОВ: Абсолютно недавно, может, неделю назад видел. Поживает хорошо, бодро, весело, играет в теннис.

О.БЫЧКОВА: В Москве вы встречались?

В.ЕВТУШЕНКОВ: В Москве.

О.БЫЧКОВА: Да? Он часто бывает в Москве?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Он постоянно в Москве, насколько я знаю.

О.БЫЧКОВА: А чем он занимается кроме тенниса еще сейчас?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Он же в университете в этом преподает, заведует кафедрой, что ли. Читает лекции, преподает. Вы знаете, он это испытание (а это испытание для каждого человека) перенес достаточно мужественно, на мой взгляд. То есть это тяжелый удар, когда тебя низвергают с Олимпа и, по большому счету, так сказать, когда ты единолично был распорядителем судеб и не только судеб долгое время. И когда ты даже чуть становишься (НЕРАЗБОРЧИВО), вдруг свергаешься с Олимпа, люди реагируют по-разному.

О.БЫЧКОВА: Это правда.

В.ЕВТУШЕНКОВ: И я вам скажу… Ну, последнее время нельзя сказать, что дружим, мы часто общаемся. Но я посмотрел, как он это перенес. Он очень мужественно это перенес. Он не растерял ничего, ни из той харизмы, которая у него была, ни из своей манеры поведения. Я так думаю, как и каждый человек в глубине души, он много пережил. Наверное, что-то переосмыслил. Но внешне это никак не отразилось. И если кто-то такой непосвященный встречается, то для него это тот же Лужков, который был, только без должности.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: А вы не могли бы пролить некоторый свет на ваши личные отношения? Вы с Юрием Михайловичем дружите, давно дружите?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Видите ли, в чем дело. Я неоднократно уже проливал свет, это уже становится, как бы, притчей во языцех.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Чем больше света, тем меньше тьмы.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, во-первых, я очень долгие годы работал у него в подчинении. И дружба между начальником и подчиненным – это не совсем дружба, это, все-таки, всегда начальник и подчиненный, потому что я с ним всегда на «вы», а он со мной на «ты». Значит, это уже, так сказать, такая дружба, условная. Но долгие годы мы были, действительно, близки по духу и понимали друг друга, скажем так, с полуслова. Это позволяло нам вместе не только работать, вместе отдыхать, вместе, так сказать, общаться и это комфортно всем сторонам было. Но потом на каком-то этапе как это у каждого бывает, у него появились новые друзья, я стал в меньшей мере, наверное, полезен и мы перешли опять по согласованному, встретились, честно поговорили, в режим уже не дружеских отношений, а хороших человеческих отношений.

Когда я ему сказал, что я его никогда не брошу в тяжелую минуту, а ухожу в то время, когда он на вершине, как говорят, славы, а не наоборот. И это позволяло нам где-то встречаться на официальных мероприятиях, здороваться, обниматься, какие-то вещи обсуждать. Но это уже не было такой степенью близости, как это было раньше.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Вы сказали, что вы стали меньше полезны. А в какой степени вам эта дружба была полезна? Ну, может быть, на ранних этапах.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, вы понимаете прекрасно, что тот период, когда он, по большому счету, был той фигурой, какой был, даже пользование тем, что вы достаточно близки, оно, естественно, так сказать, позиционировало в обществе несколько по-другому. Я был более смел, более раскован в каких-то вещах. И сказать, что эти отношения с ним не принесли мне никакой пользы, это, наверное, было бы неправильно. Несомненно, это было пользой и ее нельзя мерить в каких-то суммах, потому что я точно никаких сумм не получал. Как говорили, что у нас масса недвижимости в городе. Когда выяснилось, что у меня вообще никакой недвижимости кроме здания офиса нет…

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну, Детский мир.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Детский мир – это одно здание, да. Ну, это не масса. Я думаю, что за долгие годы близости массу иметь – это иметь десятки зданий. Но тем не менее, это не совсем так. Но сказать, что это не приносило никакой пользы или, там, вред – ну, это было бы с моей стороны просто нахальство и прочее. И я всегда отдавал отчет, что польза имени любого человека – это всегда несет возможность использовать знакомство, всегда несет в нашем истеблишменте какие-то положительные вещи и для человека любого бизнеса, и так далее, и так далее. Поэтому я точно ни о чем не жалею, я всегда сохраню к нему доброе-доброе отношение. И сейчас я сохраняю к нему очень хорошее отношение и встречаюсь с ним, когда он может, и обсуждаем какие-то вопросы. Я не вижу в этом ничего такого, что поставило бы стену между нами, потому что я его ни в чем не предал, но и он для меня ничего не сделал такого плохого, что сделало бы невозможным существование друг с другом.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: А вы можете припомнить какую-нибудь занятную историю, может быть, из прошлого, ну, которая бы характеризовала ваши отношения?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, трудно сказать. Таких историй было много, и так, чтобы выделить какую-то одну занятную, наверное, нет. Отношения были достаточно близкие. Во всяком случае, я еще раз говорю, это нельзя было назвать в чистом виде дружбой как мы это понимаем (дружбу), потому что я еще раз говорю, начальник и подчиненный – это всегда окрас, и подчиненный всегда старается быть полезным начальнику, так сказать, и помогать в его деяниях, а не наоборот.

Но тем не менее, это очень были близкие отношения. И таких историй, которые характеризуют, наверное много – я просто сейчас навскидку не могу придумать такое, чтобы это было интересно всем. Ну а потом такие вещи – это, как правило, сугубо личные и выставлять их на обозрение, чтобы кто-то говорил это хорошо или плохо, ну, точно, наверное, не нужно.

О.БЫЧКОВА: А у Елены Батуриной проблемы сейчас? Или они разрешились уже?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, видите ли, в чем дело. Я точно за этим делом досконально не слежу и мы это точно не обсуждали. Я ровно настолько посвящен, насколько и вы, читая газеты. Уважаемую газету «Ведомости», не менее уважаемую газету «Коммерсантъ». Ну, собственно, и все – больше я не успеваю ничего прочитать из прессы. И поэтому ровно то, что мы с вами читаем, ровно настолько я и информирован.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: А к вам за помощью не обращались? Я объясню, на чем основан вопрос. У вас, очевидно, очень теплые отношения с Лужковым и, вероятно, с его семьей. Но у вас, насколько я понимаю, достаточно хорошие отношения со всеми во власти, с обеими, так сказать, ее ветвями. Поэтому при наличии каких-то неразрешимых противоречий, вы – хороший кандидат в переговорщики.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Я вам скажу откровенно, что… Вы заметили, что Юрий Михайлович сейчас ведет себя абсолютно адекватно, он не выступает непрерывно с какими-то обличениями, как это было.

О.БЫЧКОВА: Ну, его вообще не слышно, по большому счету.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да. Он ведет себя абсолютно адекватно, и я понимаю, что руководство не имеет к нему, ну, просто насколько я знаю, претензий, он абсолютно свободен, он никуда не хочет уезжать, как я понимаю. Другой вопрос, что у него еще достаточно сил, чтобы более масштабную работу делать. Ну, в конце концов, я точно думаю, что он примет какие-то решения в этом вопросе.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: А это возможно? Возможно его какое-то возвращение к какой-то властной…

В.ЕВТУШЕНКОВ: Во власть – нет. А он и не собирается возвращаться во власть. Просто нужно уходить, как говорят, тогда, когда нужно уходить. Ясно, что, наверное, это нужно было сделать раньше. И вы поймите, кроме власти масса еще интересных работ есть, где можно применить силы и знания, и опыт, и так далее, и так далее. И они у него точно есть, определенные знания. Он – креативный человек. Поэтому я думаю (он со мной на эту тему не советовался), что он будет искать место где-то в бизнесе, где он может работать, что-то приносить и прочее-прочее, прочее-прочее.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Просто на вас фактически советником, кажется, работает бывший президент Башкирии.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да. Ну, так, вы знаете, не только…

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Может быть, и Юрий Михайлович?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Может. Я, во всяком случае, сделаю ему такое предложение, если он захочет, придет работать.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Предложение советником?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Нет, не советником. У нас есть нефтехимическое направление.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну, по образованию, да.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Он – потомственный по образованию химик, и он мог бы быть полезен. И это он сам решит, надо ему это или не надо. Моя задача – так сказать, предложить и до конца выдержать то, что я говорил, когда мы…

О.БЫЧКОВА: А вы еще не предлагали?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Предложил уже, да. Предложил.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: И мяч на той стороне?

В.ЕВТУШЕНКОВ: На той стороне. И я думаю, что руководство даже не возражает по этому поводу тоже.

О.БЫЧКОВА: А вы давно предложили? Сразу как только?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да, давно-давно, достаточно. Может, месяц назад.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: «Руководство» — вы имеете в виду руководство чего?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, я имею в виду страны. Поэтому сейчас этой темы под названием «Лужков. Противостояние» и прочих просто не существует.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: «Лужков. Противостояние». Звучит как название нового фильма Михалкова.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да-да. И такой темы не существует. Может существовать только в умах, так сказать, людей, которым нужна интрига на сегодняшний день или нужен скандал. А так этой темы нет.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну видите, вы развеяли интригу. Так бы мы мучились.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Напрасно. Задавайте вопросы – все честно скажу.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну что? Про страхи российского бизнесмена?

О.БЫЧКОВА: Давай про страхи. А про телефон будем?

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Обязательно.

О.БЫЧКОВА: Телефонный аппарат. У меня очень много вопросов.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Пожалуйста.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Да, тут была такая громкая история с презентацией так называемого русского iPhone, наш ответ…

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, даже можешь не перечислять – я сразу начну отвечать, потому что я столько уже прочел по этому поводу. Поэтому вопрос предваряю. Во-первых, учитывая, что это, так сказать, всколыхнуло столько, в общем, такие невинные достаточно слова, которые я говорил, а я сейчас остановлюсь, это показывает, что тема очень злободневная. Тема очень злободневная и такая, тема кусачая.

Ну, во-первых, если вспомнить ту презентацию, то я не iPhone презентовал, а кристалл 90 нм (это основное было), который мы сделали, преодолев целый ряд технологических поколений, на заводе Микрон совместно с Роснано, и мы его, по сути, презентовали, этот кристалл. Это тот, кто понимает в микроэлектронике, это огромный прорыв, который мы сделали, потому что мы встали в ряд с тем, что такие кристаллы делаются в Европе только с такими типоразмерами и меньше в Европе не делаются. В Америке – там делается, да, меньше. И по большому счету, это большой прорыв, что мы вышли на этот технологический уровень – это заслуга целого ряда людей, которые работали над этим делом, и достаточно большие суммы вложены, где-то в районе около миллиарда вложено в это дело. И это позволит нам перейти сейчас на строительство нового поколения, последнего поколения завода, и мы считаем, что это без развития экономики будущее страны, особенно инновационное – просто оно призрачно. И это была основная тема.

Попутно я сказал, что сделан телефон (я не говорил, что это российский телефон, кстати, никому), хотя на нашем заводе в Китае, который имеет те же опции, как iPhone – я не сказал, что это русский iPhone, это уже кто-то…

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну, русский ответ iPhone.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, я не сказал, что это русский ответ.

О.БЫЧКОВА: Если он имеет те же опции как iPhone…

В.ЕВТУШЕНКОВ: Я еще раз говорю, если вы поднимите, я не говорил, что это русский iPhone.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Хорошо.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Он имеет те же иконки как iPhone, то есть по опциям я говорю, но имеет еще одну дополнительную особенность, что впервые спроектирован чип по нашему заданию, и я опять не сказал, что это нами спроектирован чип – это, действительно, сделан Qualcomm’ом, но по нашему заданию, который поддерживает услугу ГЛОНАСС. И это шаг вперед несомненно, потому что это позволяет там более лучшую точность указать, и самое главное, это позволяет показать, что даже в телефоне уже появляется глонассовская услуга, потому что глонассовская услуга для более больших аппаратов, там, машин, большегрузных машин – она уже была давно. Там, катеров и так далее. Что это есть.

Ясно совершенно по этому поводу, что дальше нужно проектировать, когда появится наш чип, на нашем кристалле дизайн делать. Ясно совершенно, что это огромная работа. Ясно совершенно, что если мы спроектируем на российском чипе ГЛОНАСС-GPS, это будет еще один прорыв. Ясно, что это огромная работа и мы точно по этой работе идем. И это было единственное, что было доведено, так сказать, до смысла. И ясно, что у этого аппарата своя покупательская ниша, своя покупательская среда, так сказать.

О.БЫЧКОВА: Какая?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, 10 тысяч стоит, во-первых. Это сразу говорит…

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Так, те, кто тестирует, говорят, что он и 10 тысяч не заслуживает, заслуживает 6-ти.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Видишь ли в чем дело, это чисто вкусовое дело. Мы это видим, потому что они продаются, поэтому те, кто тестирует, дают, наверное, таким избалованным людям как ты. Они уже привыкли к iPhone. Конечно, не годится в сравнении с iPhone – его не надо сравнивать просто. Ну, кому-то эта тема понравилась, выгодно, ее можно посмаковать, и это нужно так не любить, вообще-то, собственную страну и даже попытки собственных людей, которые в этом направлении пытаются делать что-то, что мне иногда даже смешно.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Владимир Петрович…

О.БЫЧКОВА: Нет, послушайте…

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Подождите-подождите-подождите.

О.БЫЧКОВА: Хочется возразить сразу просто.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Возразите. Я же специально…

О.БЫЧКОВА: Потому что мы можем видеть собственную страну и людей, которые что-то делают, но мы совершенно не обязаны любить продукцию, которая неконкурентоспособна, предположим.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Минутку. Если бы к вам в офис приходили и давали разнарядку на покупку этой продукции, тогда бы вы сказали «Мы совершенно не обязаны» и вы были бы правы.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну и на том спасибо.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Вам в офис не приходят, разнарядки не дают. Это чисто коммерческий продукт. И коммерческий продукт, если он имеет покупательскую способность, значит, он продается. Если он не имеет покупательской способности, значит, те, кто продают, прогорели.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Владимир Петрович, вот вопрос, сколько вы продали, сколько вы на этом заработали?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Значит, я тебе скажу честно. Учитывая, что продажи начались только в апреле-месяце, а сегодня еще апрель не закончился, сегодня говорить сколько продано не надо. Давайте мы с вами встретимся где-нибудь к осени, я вам скажу, сколько продано.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Мы с вами обязательно встретимся, я надеюсь, ближе к осени.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Это первое. Второе, мы достаточно большую партию заказали и дорабатываем там дизайн и прочее-прочее. Вот сейчас я вернулся из поездки по Китаю – многое дорабатываем. Я не сомневаюсь, что они найдут свою нишу, будут продаваться – у меня никаких сомнений на этот счет нет. Но это ясно совершенно, что это другая ценовая ниша. А опции поддерживает – да, я это и сказал. Поэтому ничего такого, что бы, как бы, ввело в заблуждение или все бы понимали, что «ах, вот, мы собираем в Зеленограде». Я ничего этого не сказал. Я просто сказал, что в телефоне появилась (ни в одном телефоне еще нет) услуга, связанная с поддержкой ГЛОНАСС. И слава тебе, господи, вот все, что было…

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Владимир Петрович, я объясню, в чем, скажем, мой скепсис состоит. Мне что-то слабо верится в то, что этот проект с этим телефончиком и этим ГЛОНАССом будет коммерчески успешным. Вот, вы мне объясните: вы это делаете…

В.ЕВТУШЕНКОВ: Лиза, давай мы остановимся. Давай закроем эту тему и мы с тобой встретимся осенью, и тогда ты можешь задавать вопросы. Сегодня бессмысленно говорить. Тебе верится, мне не верится – ну, это вкусовые вещи.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну, ответьте на вопрос, Владимир Петрович. Дело не в том, нравится мне этот телефон или не нравится. Вы в этот проект инвестировали, потому что вы верите в его коммерческую составляющую?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Послушай меня. Если бы я в это не верил, я вообще то, во что не верю, тем не занимаюсь. Я занимаюсь только тем, во что верю. Если этим занимаюсь, значит, я верю, значит, у меня в голове есть определенная последовательность. Я сказал, какая последовательность. Перейти на русский кристалл, сделать, чтобы русский дизайн был на этом кристалле, чтобы поддерживалась услуга ГЛОНАССа, сделать, чтобы… Телефоны мы все равно будем собирать в Китае, потому что мы взяли там завод и там это выгоднее, и прочее-прочее. И для определенной ценовой ниши. Поймем мы, положим, и мы заказали достаточно большую партию, поймем мы, что прогорели, ну так тебе даже не надо у меня будет спрашивать – ты поймешь, что ага, заказали партию там 200 или 300 тысяч штук, а продали 10 тысяч штук. Прогорели.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Вы просто в большей степени говорите не о том, что вы думаете, что это будет коммерчески успешно, а о том, что вы говорите «я хочу российский кристалл, я хочу российский ГЛОНАСС».

В.ЕВТУШЕНКОВ: Минутку-минутку-минутку, ничего подобного.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Просто звучит это так.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Опять ничего подобного. Дело в том, что все производители телефонов, которые сегодня делают, ну, их масса, они выпускают только с поддержкой функции GPS и никто из них пока не собирается выпускать с поддержкой функции ГЛОНАСС. Если появятся на российском рынке телефоны с поддержкой функции ГЛОНАСС, если появятся (а я точно буду стараться, чтобы они появились), и если будет какой-то коммерческий успех, то я тебя уверяю, что все остальные производители тоже будут делать телефоны с поддержкой функции ГЛОНАСС. А это означает, что цель будет достигнута.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Так зачем вам брать на себя, вам, коммерсанту брать на себя какую-то общественную функцию, которую вообще государство должно выполнять, внедрять этот ГЛОНАСС?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Послушай, ты даже не понимаешь, что говоришь.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Я вас спрашиваю – я же не говорю, я вопросы задаю.

В.ЕВТУШЕНКОВ: А я тебе отвечаю, это не общественные функции, это коммерческий проект. Это чисто бизнесовый коммерческий проект.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: А почему вы верите в ГЛОНАСС как в коммерческий проект?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Слушай, мне точно так же как ты на голубом глазу задавали, когда я только начал создавать Билайн, зачем я ввязался в это бессмысленное дело.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Вы стали создавать МТС.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Нет-нет-нет. Зачем?

Е.ОСЕТИНСКАЯ: А, вы стали создавать Билайн.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Из Билайна я вынужден был уйти по другим причинам – это известная история. Мне точно также задавали: зачем вы ввязались в безнадежное дело? Вы тратите какие-то деньги, ваши эти вот огромные трубки – можно разговаривать только на расстоянии прямой видимости, и то потому что…

О.БЫЧКОВА: И то очень громко.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да, если громко говорите. Это все безумие. А тогда тоже ж тратились деньги. Ну, не такие по масштабу, но деньги. И у нас их было мало, и даже люди из тех, которые со мной работали, из моей команды, говорили: «Давайте это заканчивать. Давайте мы ввезем японские сервизы, мы сейчас их продадим или компьютеры» и прочее, и прочее.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ага. То есть вы верите в ГЛОНАСС как в свое время в сотовую связь.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Я если бы не верил в ГЛОНАСС, я бы отвалил от этого дела одномоментно. Я верю, что это точно будет развиваться, что если государство (у нас не самое глупое государство, давайте так. Много поводов для критики, но не самое глупое) вложило туда несколько миллиардов долларов, чтобы запустить эту спутниковую группировку, то, значит, ГЛОНАСС точно будет. И мы тоже в этой же Индии и в других странах, так сказать, проповедуем. Ну, точно будет. И, кстати, специалисты понимают, что GPS не намного лучше – сервисов больше, но она примерно такая же, спутниковая группировка. И если государство вложило столько денег, то глупо думать, что это не появится никогда. Да, сегодня, может быть, это предмет, ну, будем говорить, улыбки. Да, сегодня это, может, узкосегментарно и там обороты, которые сегодня есть у ГЛОНАССа, исчисляются, может быть, сотней миллионов долларов. Но это точно раскручивает предмет, особенно если государство в этом заинтересовано. И я этим занимаюсь, потому что я в это верю. Я могу ошибаться, но это моя ошибка.

О.БЫЧКОВА: Лиза, стоп-стоп. Спросишь после перерыва.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Что у нас, новости?

О.БЫЧКОВА: Конечно.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Простите.

О.БЫЧКОВА: Тут еще много вопросов возникает.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Про ГЛОНАСС?

О.БЫЧКОВА: Конечно. Давай мы их оставим, после новостей продолжим программу «Большой дозор». Напомню, что председатель совета директоров АФК «Система» Владимир Евтушенков с нами.

НОВОСТИ

О.БЫЧКОВА: Мы продолжаем программу «Большой дозор». Ольга Бычкова, Елизавета Осетинская, наш гость – Владимир Евтушенков, председатель совета директоров АФК «Система». Ну, у нас тема так называется «Чего боится российский бизнес?», говорим же мы, конечно, о разных самых вещах. Можно, прежде чем мы продолжим…

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Говорить о ГЛОНАСС.

О.БЫЧКОВА: Да. Вот, Сергей спрашивает: «А зачем было презентовать Путину этот новый телефон? В США никто не презентует Обаме свою продукцию – презентует потребителям».

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Меткое замечание, между прочим.

О.БЫЧКОВА: Вот это вот существенное, между прочим, замечание.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: А у нас потребитель №1.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Видите ли, в чем дело? Ну, если считать, что мы во всем должны списывать свою жизнь с Америки, то, может быть, вы и правы.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Может, в чем-то хорошем и можно списать?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, не во всем. Там своих хватает.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Но мы же сейчас не про все, а про совершенно конкретную вещь.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Мы должны учитывать и нашу именно ментальность, и наши национальные особенности. Если бы все было так просто, мы взяли бы, переписали их Конституцию, а потом взяли бы всю законодательную базу, перевели на русский язык и сказали: «Вот с этого дня вперед». Наверное, в этом есть наша особенность как страны. Точно не мы это делаем. Установили такой порядок. Ну, что такой порядок был, я думаю, и при Петре, такой порядок был при Николае кровавом, такой порядок был при Иосифе Виссарионовиче, такой порядок был при Леониде Ильиче. Видимо, он сохранился до сих пор. Чтобы дать толчок чему-то, должна быть определенная позиция и руководства страны.

О.БЫЧКОВА: Нужно заинтересовать потребителя №1.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Совершенно верно, да. Наверное…

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Житейская мудрость крупного российского бизнесмена.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да. Наверное, в Америке несколько иная ситуация, хотя я не сомневаюсь ни на секунду, что Обаме презентуют новые вещи, так сказать. Может быть, это не показывают под камеры. Но я уверен, что презентуют.

О.БЫЧКОВА: Ну, это существенно, что показывают, что не показывают.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да. Я уверен, что это дело делают. И если бы я просил, что обязательно покажите меня по телевизору, ну, тогда, наверное, это было бы. Не я определяю формат, так сказать.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну, вы же знаете, есть формат официальных мероприятий – там все показывают по телевизору.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, наверное, есть. Но это настолько не существенно нас сравнивать: «А почему в Америке?» Ну, потому. Так. Потому мы и не называемся Америкой, потому мы и живем по-другому. Как бы, знаете…

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Да уж, по-другому живем-то.

В.ЕВТУШЕНКОВ: У нас собственный, свой путь. Поэтому, как говорят, это и правда.

О.БЫЧКОВА: Ну, к ГЛОНАССу вернемся.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну да. Как-то после такого философского захода трудно возвращаться к ГЛОНАССу.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Давай не будем возвращаться.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Но вы, все-таки, в двух…

О.БЫЧКОВА: Не, а можно философски вернуться.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: В двух словах философски, скажите, как вы думаете, до какой степени разрастется эта система?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Я не знаю. Вот, я опять тебе приведу на примере мобильной связи. В 2000 году, когда в 1997 году составляли план развития Билайна, а МТС тогда, считай, не было, он только начинался, мы планировали, что будет 1 миллион абонентов. И мы считали, когда мне принесли где-то 500 тысяч, я сказал: «Волевым порядком до миллиона довести». Все говорят: «Да что ты, невозможно!» «Нет, — говорю, — даже не обсуждайте. Меньше цифру не хочу. Миллион – красиво звучит». В 2000 году было, ну, миллионов 50, может, 60 – сейчас не помню.

О.БЫЧКОВА: Коробочки Билайн сделали свое дело.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да. Поэтому как это все будет, ну, я вам скажу, это трудно сказать. Я вижу только огромный такой безбрежный мир, где это можно применять. Огромный мир, где это можно применять. Другой вопрос, хватит ли интеллекта? Сумеем ли мы адаптировать часть своих технологий, часть западных? Сумеем ли мы вовлечь в это дело другие страны, чтобы они пользовались ГЛОНАССом как запасной системой или основной системой. Потому что, ну, ведь есть в этом определенная, так сказать, мулька. Почему китайцы развивают свою спутниковую группировку, так называемую Baidu?

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну, они всю свой байду развивают потому что.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Нет-нет-нет. Собственная группировка, и они считают, что они ее скоро запустят и прочее-прочее. ГЛОНАСС будет не хуже этой орбитальной группировки американской GPS. Поэтому сколько сервисов на этой штуке можно сотворить, насколько это может быть полезным, я скажу честно, предсказать сейчас невозможно. Я интуитивно чувствую, что здесь успех точно может быть. Но сказать, каких масштабов достигнет этот бизнес, будет он многомиллионным (ну, он и сейчас многомиллионный), или он будет миллиардным, или он будет многомиллиардным, сказать трудно. Сказать трудно, потому что те, кто занимался стартапами в интернете, они, ведь, не верили, что это может дорасти до 50, 60, 80 миллиардов капитализации, как бы, из ничего. Поэтому это все только риск бизнесмена. Ну, в данном случае конкретном это и мы в частности. Ну, первый шаг в бизнесе – это уже риск.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Владимир Петрович, но если взять вашу, так сказать, инновационную часть бизнеса, которая у вас долгое время была вообще основной и только потом к ней приросла нефтяная, вот, в этой инновационной части бизнеса вообще очень успешна МТС, а остальные проекты – ну, они, так сказать, ограниченной успешности. Есть такой проект Ситроникс, у которого не очень понятна, как бы, его…

В.ЕВТУШЕНКОВ: Я, вот, тебе скажу честно, я сегодня только говорил, ну, мы тут консолидируем рынок по высоким технологиям вообще в ряде направлений. Много талантливых людей. Мы обсуждаем, часто обсуждаем это и говорим. Я не считаю своей какой-то особой заслугой развитие МТС по той простой причине, что… Ну да, мы вовремя увидели это дело. Да, мы грамотно адаптировали иностранный опыт. Да, мы сумели, так сказать, технологически добиться того, что примерно мы на одном технологическом уровне с ведущими операторами мира. Но это не тот хайтек, о котором хотелось бы говорить.

То, что мы взялись за выстраивание Ситроникса, это абсолютно другой путь, это абсолютно тяжелый путь.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Просто он очень трудный и он не приносит отдачи.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Он абсолютно тяжелый путь, он не приносит отдачи, он не приносит рентабельности. Но любая мало-мальски уважающая страна должна этим заниматься, потому что иначе, если она не будет этим заниматься, это тупик. Тупик по той простой причине, что мы не Саудовская Аравия, как я говорю – там можно все технологии купить, потому что она 26% мировых запасов и население и теплая страна. У нас другой путь. И если мы этим не будем заниматься, ну, это плохо.

Да, здесь точно есть потери, здесь точно есть и ошибочные решения. Здесь много на этом пути мы натыкали себе шишек. Но не заниматься этим – ну, я, например, считаю, что это неправильно. Может быть, тот, кто будет после меня, он точно бросит этим заниматься, потому что у нас тоже есть такие голоса: «На кой нам черт этим заниматься, если это дает такую низкую маржинальность и мы гораздо эффективнее можем использовать свободные средства, там, вложив их в ресурсные какие-то предприятия или еще куда-то».

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Но вы сказали «Кто будет против меня». Это, конечно, немножко уход в сторону, но интересный вопрос. А вы на эту тему что думаете? Вы хотите на пенсию?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Видишь ли в чем дело. Каждый человек, абсолютно я уверен, ну, за исключением самых твердолобых, думает, что наступит день, когда это будет после меня. Сегодня я не думаю как об определенной какой-то дате – я думаю стратегически в этом вопросе и мне не приходит, что это какая-то дата, там, 1-го такого-то или 1-го такого-то, или 15-го такого-то. Поэтому стратегически я понимаю, что этот период когда-то наступит и вполне может получиться так, что следующим не интересно будет заниматься высокотехнологичными вещами, потому что мы же все понимаем, что это другая отдача.

Ну, моя задача сейчас как можно быстрее успеть сделать так, чтобы этот бизнес нарастил мышцы, нарастил мясо, когда он уже будет интересен всем следующим. Потому что не интересно, когда… Ну, я говорю, когда мы брали микроэлектронику, она никому не была интересна – она стоила нисколько абсолютно. Мы преодолели там 5 технологических поколений, теперь не стыдно, так сказать, любому, кто занимается в этой области, я уж не говорю о каких-то лидерах, это показывать. Потому что это, действительно, высокотехнологичное предприятие, это, действительно, работающее, действительно, нужное и, действительно, загруженное.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну а почему делистинг тогда придется делать? Инвесторы-то не оценивали.

В.ЕВТУШЕНКОВ: А мы же объединили 2 компании, РТИ и Ситроникс. Мы долго смотрели, по какой схеме объединения идти, потому что нам тоже нельзя высокотехнологичные активы держать раздельно. Это 2 разных штата управления, 2 разных подхода к корпоративным мероприятиям и прочее. А так, на самом деле, получается, действительно, большой концерн с десятками заводов, со своими центрами RND, с присутствием в целом ряде стран. Это становится интересной структурой, куда можно, так сказать, уже дальше инкорпорировать другие, более мелкие компании, кого-то покупая, с кем-то объединяясь. Ну, то есть сегодня мы после долгих, так сказать, размышлений и метаний, ну, ясно, что не были, потому что мы не готовы тоже были к таким вызовам. Мы считали, что можно шапками закидать. Ну, например, мы делали потребительскую электронику – потеряли на этом достаточно большое количество денег.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: В общем, опыт вам дорого обошелся.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Около 2-х сотен миллионов, да, пока не поняли, а какую ты потребительскую электронику можешь делать кроме как собирать? Потому что это не делаем, это не делаем, это не делаем, это не делаем, это не делаем. Поэтому… Это тяжелый путь. Но я на него точно пошел осознанно, точно не жалею. Ну, это точно так же, как многие, кто заработал деньги, вкладывают в благотворительность. И когда у них спрашивают: «Как? Вам не жалко? Таким трудом это зарабатывали, а, вот, вкладываете в благотворительность», они искренне совершенно говорят, что они об этом не жалеют и, может быть, даже всю жизнь об этом мечтали. Точно также я мечтаю, чтобы появился крупный технологичный концерн в России. И чтобы не только, так сказать, там, Франция приходила со своими концернами или Германия приходила с Siemens, или Америка приходила с General Electric – чтобы у нас появились такие вещи.

Я не один на этом пути – другие тоже пытаются это создавать. У кого-то успех больше, у кого-то меньше. Но это хорошо, хоть какая-то конкурентная среда образуется. Поэтому я на это дело смотрю прагматично, не обольщаюсь и не считаю, что это принесет неисчислимые дивиденды. Я просто понимаю, что по этому трудному пути нужно идти.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: А у вас в какой-то момент в вашей компании появилась вторая нога, которая уже стала, в общем-то, наверное, сильнее первой, именно нефтяной бизнес.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, она не стала сильнее – это примерно одинаково.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну так, денег больше.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да нет, я не сказал бы. Примерно одинаково.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: То есть вы с этого, ну, так показалось во всяком случае, трудного пути немножечко так свернули в сторону надежной подушки.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Дело в том, что бизнес – это такая штука, не знаешь, где найти, где потерять. Ну, подвернулась в свое время удачная ситуация. Мы на это смотрели просто как на финансовую операцию, временное вложение свободных средств.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: А потом оказалось разруливание сложной политической интриги с Башкирией.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да. Потом выяснилось, что можно пойти дальше. Хотя, на этом пути барьеров и трудностей было неисчислимое количество – даже сейчас о них вспоминать не хочется. Но получилось то, что получилось. Вот.

Сегодня пока ситуация такова. Ну, в бизнесе не бывает неприкасаемых бизнесов. И все, что сегодня может развиваться, должно развиваться. Все, что нужно продать сегодня, значит, нужно продать. Все, что можно продать завтра, можно продавать. Поэтому я на это смотрю абсолютно нормально. Инвесторы наши, которые, естественно, есть – они удовлетворены нашими этими приобретениями. Значит, мы на правильном пути. Наступит стагнация в каком-то из этих направлений, естественно, мы будем продавать или избавляться, или еще что-нибудь.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Но пока это при вас, вам придется перед слушателями отвечать за топливный кризис, извините. Но у Башнефти очень много перерабатывающих активов и, соответственно, вы – поставщик топлива. Расскажите, что происходит?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Я понимаю так, что вы точно хотите меня отправить отсюда в прокуратуру.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: (смеется) Нет.

В.ЕВТУШЕНКОВ: В принципе, это хороший заход.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Но в антимонопольный комитет, в принципе…

В.ЕВТУШЕНКОВ: Это очень грамотно вы поступаете по отношению к гостям. Антимонопольный комитет не лучше. Вы со всеми гостями так поступаете?

О.БЫЧКОВА: Да.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну, мы…

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну что? Грамотно-грамотно, грамотно. Я скажу, это агрессивно.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Нет, вы подождите. Вы на нас, пожалуйста, ответ не перекладывайте.

В.ЕВТУШЕНКОВ: А что на вас?..

О.БЫЧКОВА: Какое ваше объяснение вот этого безобразия, которое сейчас происходит? Откуда вдруг свалился этот дефицит на наши головы?

Е.ОСЕТИНСКАЯ: От того, что сказали ценам стоять, наверное?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Видите ли, в чем дело? Ясно совершенно, что одной причины нет. И, наверное, было бы просто объяснить «А, вот, сказали ценам стоять, поэтому случилось». Это более комплексный вопрос. Там и вопрос идет, так сказать, различного налогообложения и различных индексаций и регулирования цен. И то, что появляется много посредников при перепродаже, ну, так называемые независимые АЗС. Много-много, это комплексный факторный вопрос. И, наверное, он когда-то должен был выстрелить. Он выстрелил. Я не считаю, что он выстрелил критично, потому что эта позиция очень быстро поправима, потому что мощностей никто не выводил, мощности никто не останавливал.

О.БЫЧКОВА: Но это же бред.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Бред что?

О.БЫЧКОВА: Бред – что происходит.

В.ЕЛИЗАРОВ: Не, ну нефтедобывающие… Понимаете, нефтедобывающая страна, цена 125 долларов за баррель, топливный дефицит. Приехали. Ну, просто, вот, на Калине дорулили.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, что я тебе скажу? Да ничего я не скажу. Все бывает. Госплана сегодня нет, поэтому в экономике возможны, как говорят, любые неожиданности. Значит, где-то не просчитали, где-то что-то не так сделали. На самом деле, у меня такой глубокой картины этого… Я не анализировал, скажу откровенно. Потому что это, ну, неожиданно случилось. Глубокой картины видения этого нет. И, наверное, оно через день-два, там, три появится, почему это случилось. Это, видимо, связано и с посевной каким-то образом, и так далее, и так далее.

Кстати, перед любой посевной проблемы с топливом всегда во все годы, насколько я знаю, были. Чуть острее, менее острее, но всегда были. Поэтому это очередное, как бы, весеннее обострение.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Но с дизельным топливом, не с бензиновым, все-таки.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Но кардинально ничего не изменилось. Если бы я сказал «да, вот, мы вывели, так сказать, мощности по переработке, да, вот, мы разрушили несколько заводов».

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Да нет же: все наоборот.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ничего. Мощности по переработке не выведены, они все работают.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Да? Лукойл какой-то там этот свой гидрокрекинг…

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, гидрокрекинг все ставят. Поэтому я не думаю, что это какая-то такая кардинальная задача, которую нужно сейчас. Да, неприятно, я абсолютно согласен, слышать вести с фронтов, как говорят. Но вместе с тем это очень легко разруливаемая ситуация. Просто другой вопрос, что каждая ситуация имеет свою инерционность. Эта инерционность ситуацию тоже имеет и, положим, через 10 дней там появится новый пук проблем, а эта проблема будет закрыта, потому что будет урегулирована. Ну, наверное, это плохо.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Наверное.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Вернее, не наверное, а это просто плохо.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Людям-то точно плохо. А вас, я имею в виду, нефтяников еще не звали в антимонопольные ведомства, я имею в виду, всех?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да не, после передачи позовут. Позовут-позовут.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: В правительство…

В.ЕВТУШЕНКОВ: После передачи.

О.БЫЧКОВА: Но еще не звали пока.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Считай, что это твое обращение.

О.БЫЧКОВА: До передачи еще не звали, нет?

Е.ОСЕТИНСКАЯ: До передачи звали только Роснефть и Газпром-нефть.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да.

О.БЫЧКОВА: А вот тут спрашивают как раз на эту тему, через твиттер пришел нам этот вопрос. «Приход Роснефтевской команды на ключевые посты Башнефти».

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Руснефти.

О.БЫЧКОВА: Да, извините. «Осознанная политика или стечение обстоятельств?»

В.ЕВТУШЕНКОВ: Никто не пришел из Руснефти на ключевые позиции Башнефти. Не знаю, эта информация, скажем так, точно неподтвержденная. Или я что-то не знаю.

О.БЫЧКОВА: Хорошо.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ну давайте тогда, уж раз мы взялись за Башнефть, давайте тогда уж поговорим про вашу любовь с Индией. У вас любовь с Индией во всем – в связи (просто связь какая-то с Индией), теперь еще с нефтяной компанией. А почему это, от чего?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Мне просто нравится, когда много народу. В Индии много народу.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: А. Ну, вы хотите, чтобы эти «много народу» рулили?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Они не должны сюда переселяться – это просто рынок хороший, я имею в виду.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Но а зачем для этого продавать или хотя бы пытаться договариваться о продаже доли в Башнефти?

В.ЕВТУШЕНКОВ: А чем плохо? Хорошая большая страна, раз. Если дадут хорошую цену, почему нет? Два. И плюс для нас это еще дополнительная защита наших инвестиций там, потому что они-то вложат в инвестиции здесь. Три.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Ага. То есть если что пойдет не так…

В.ЕВТУШЕНКОВ: Вот я так не говорил – это ваши домыслы.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Нет, подождите: а что вы имели в виду под защитой?

В.ЕВТУШЕНКОВ: Под защитой – инвестиции, потому что обе стороны, кстати, более лояльны друг к другу, связаны.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Понятно. Ну что слушатели спрашивают?

О.БЫЧКОВА: Спрашивает Дмитрий из Екатеринбурга: «Хороший ли в России инвестиционный климат?» Нас тут упрекают в том, что мы не раскрыли тему, чего боится российский бизнес.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, во-первых, все знают, что в России не очень хороший инвестиционный климат. И все этим озабочены, начиная от президента и кончая любым представителем малого предприятия.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Не факт, что от этого лучше становится.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Ну, опять я бы так не сказал. Дело в том, что такая страна – она очень инерционна. И от провозглашения каких-то идей, от осознания их до практической реализации всегда огромный временной лаг. И этот лаг не исчисляется месяцем или двумя, или тремя и так далее. Выстроить инвестиционный климат – многие страны заняли десятки лет. А мы еще, честно говоря, не так давно объявили, что мы хотим выстроить инвестиционный климат. Раньше мы считали… Мы вообще никак не реагировали, когда говорили «Ах, в Китай пришло 100 миллиардов инвестиций, а к нам 5. Ну и бог с ними». Это первое.

О.БЫЧКОВА: И теперь нервничаем.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да, нервничаем. Но третье, мы пока еще не готовы к приему огромных инвестиций. Потому что инвестиции – это ответственность, прежде всего. И если вы мне скажете, что, вот, пришел инвестор оттуда-то, оттуда-то и хочет вложить 20 миллиардов долларов и, вот, хочет в вашу компанию…

Е.ОСЕТИНСКАЯ: А вы не хотите продавать.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Да дело не в «продавать». Это же иногда инвестиции – это какое-то освоение совместного бизнеса. Так вот я отвечаю, что многие компании ответят вам, что они не готовы к приему огромных инвестиций. Да, мы можем знать, как переварить и принести доход инвесторам, которые вкладывают 100 миллионов, 200, миллиард, два. Но могут же быть и другие цифры. И к ним нужно точно быть готовыми.

Это, на самом деле, еще и от нас. Это мало того инвестиционный климат – еще мы должны стать зрелее, взрослее и точно должны понимать, что принять-то инвестиции можно, но чтобы это все не исчезло, как говорят, как дым в черную дыру. И это возможно.

О.БЫЧКОВА: Но это что касается принять. А что касается находиться здесь и работать?

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Вот я хотела блиц по этому поводу такой устроить, по поводу страхов.

О.БЫЧКОВА: А я хотела рейтинг.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Рейтинг? Но подожди, вот сейчас…

О.БЫЧКОВА: Это то же самое, по-моему, мы с тобой об одном.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Да. Вот, у меня есть какие-то варианты, такие я набросала, чего боится российский бизнесмен, чего ему можно бояться.

О.БЫЧКОВА: Ну вот если выстроить с точки зрения по степени убывания. Слово «прокуратура» уже было произнесено 3 раза.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Самое главное я вам скажу. Почему так многие стремятся в Англию? Потому что всем нравится достаточно длительная незыблемость законов, которые есть. Даже вот эти суды, которые иногда нам кажутся архаичными, прецедентное право. И тем не менее, они работают там сотни лет. Я, вот когда идет обсуждение насколько уменьшить налоги, насколько увеличить, как там сделать с НДС, как с тем, сем, пятым, я всем говорю неизменно: «Оставьте все в покое, не меняйте ничего. Даже если вы видите, что это плохо, это мешает – не меняйте ничего. Дайте хотя бы 10-15 лет поработать с неизменным». Но нельзя непрерывно эту машину нивелировать, подкручивать – она ехать не сможет. Вы можете там начистить гайки, можете еще улучшить, тюнинг сделать и так далее, и так далее, а она все стоит. Поэтому первое, вот, я бы что – я бы не менял вообще ничего. Вот, да, плохо. Да, может быть, не совсем, да, можно сделать лучше. Но все ж помнят, что лучшее – враг хорошего. И когда все поймут, что вот так-то это определенная незыблемость и это как Конституция, не перешагнуть через это дело и все – это примерно, что каждый день менять Конституцию.

О.БЫЧКОВА: Понятно. «Дайте приспособиться», короче говоря.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Оставьте нам нашу бизнес-конституцию.

О.БЫЧКОВА: Все. У нас тоже Конституция, называется часы.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: На второй час не пойдем?

О.БЫЧКОВА: Не, не пойдем.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: Очень жаль.

О.БЫЧКОВА: Хотели бы, но на второй круг заходить пока не будем. Но вы еще к нам обещали прийти – приходите.

Е.ОСЕТИНСКАЯ: У меня сегодня последняя программа.

О.БЫЧКОВА: Подожди-подожди. Никогда не говори «никогда». Владимир Евтушенков, председатель совета директоров АФК «Система» был сегодня гостем программы «Большой дозор». Спасибо вам.

В.ЕВТУШЕНКОВ: Спасибо.

Комментарии

34

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


cosmoline 26 апреля 2011 | 21:56

Владимр Петрович ВЫ очень скромны когда деало касаеться ГЛОНАСС. Дело в том что с 2013 года все новые автомобили которые будут продаваться в РФ будут оснащены в обязательном порядке комлпектами оборудования ЭРА ГЛОНАСС выпускаемых на ваших заводах - это 1,5 млн комплектов в год. Так же в правительве РФ пролобировано ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ внедрение этих решений на всех пассажирских и перевозящих грузы автомобилях (это 8 млн коплектов) - не плохой рынок ? :) И все это будет закупаться у команий принадлежащих АФК и диспетчеризоваться у дочерних копмпаний АФК. Платить же за это будем мы - автомобилисты


stanislav1975 26 апреля 2011 | 22:07

Пипец. Госплан, посевная, вести с полей. Надеюсь, он со своими электронными поделками не на деньги налогоплательщиков экспериментирует.


valerij56 27 апреля 2011 | 13:31

Тем более, что за пенсионеров (да частично и за всех остальных) платит местный бюджет.

А самые сладкие налоги с этого бизнеса (и ПДП с пассажиров) платятся в федеральный, который их с удовольствием на новый Железный занавес потратит....


27 апреля 2011 | 14:23

Эта фраза требует небольшой редакторской правки. Несомненно г.Евтушенков хотел сказать, что он верит, что с кое-чьей помощью на ГЛОНАССе можно будет наварить немеренно бабла.

Я тоже так хочу. И у у меня есть не меньшие основания. Вот они, по ссылке. Всем читать!

http://protch.livejournal.com/347.html


hilton 27 апреля 2011 | 15:12

Вот теперь все понятно.


bambuk77 26 апреля 2011 | 23:58

рассуждения, натурального советского бюрократа. да еще и хамло, к тому же.


27 апреля 2011 | 17:58

120% correct.


27 апреля 2011 | 01:26

неприятный типчик.согласен,хамло невоспитаное, язык карявый.слушал с трудом.сочуствую его подчиненым


(комментарий скрыт)

27 апреля 2011 | 07:42

Вот где ЛАПША НА УШИ...

Человек позиционирует себя, как спаситель радиоэлектронной промышленности. Смеялся долго...

И главное - что многие ему поверят.
Именно в этом и цель.

Пусть любой желающий выйдет на фирмы торгующие радиоэлектронными компонентами. Если в прайслисте из многих тысяч найдётся хоть пара процентов российской продукции - это просто превосходно. Да и то, продаётся это НЕ ДЛЯ НОВЫХ РАЗРАБОТОК, а для ремонта старой, созданной ещё в советские времена электроники.
Российская электронная промышленность - УБИТА.
Говорю это как человек, профессионально занятый разработкой электроники. В лучшем случае - небольшие серии устройств, СОБРАННЫЕ ПОЛНОСТЬЮ НА ИМПОРТНОЙ элементной базе. Дай бог что своего - разводка платы, да программа для МК.
И естественно, если серии в несколько тысяч - никакой конкуренции с Китаем. Задавят как "бог черепаху", пискнуть не успеешь...

Но Вы, Владимир Евтушенков - продолжайте балаболить! В стране ушей для вашей лапши - ПРЕДОСТАТОЧНО.

Пока в стране созданы условия для заработка не умным, а ПРОГНУТЫМ - ничего не изменится.

ЗЫ. Чего-же не удалось протолкнуть проект алкотестера в КАЖДЫЙ АВТОМОБИЛЬ? Столько бабла потеряли....


hilton 27 апреля 2011 | 15:17

Потому что для создания люлой детальки для современного компьютера нужны мозги и много денег. И дальше придется еще больше вкладывать, иначе нужно будет бросать этот бизнес, продавать его и идти на биржу труда.

Зато с Глонасс мозгов не нужно - нужно просто договориться, чтобы вписать это в закон, и дальше денежный поток из карманов потребителебудет направлен кому надо.


ingegnere 27 апреля 2011 | 16:05

Да потому что не царское это дело видеокарты делать. Сказал ведь Евтушенков, что делать потребительскую электронику не будут, а народ все дрожит со страху.
А ГЛОНАСС всем покажет, что Россия - великая держава. И никакая коррупция и разгильдяйство нашим ракетам не страшны - наша техника работает в любых условиях.


ingegnere 27 апреля 2011 | 15:35

Единственное верное суждение во всем комменте.
Только можно прогибаться под родную власть, а можно под западные технологии и рынок - все равно грустно, а не смешно, и думать Вас отучат западники еще скорее - надо деньги зарабатывать, побыстрее найти микросхему, подключить к ней пару конденсаторов, и продать.
Я тоже считаю, что в ГЛОНАСС немеряно денег вложено, а вместо этого надо было грамотнее подбирать специалистов.
Но единогласная злобность комментариев неприятно удивляет, в унисон с ведущими. Как это, человек посмел не яхты на нефтяные доходы покупать, а вложить в отечественную микроэлектронику. Да он выпендривается! Ату его! Осуждамс! Пусть ворует как все!
Защищают тут новоявленные "спецы" в электронике свои профессиональные интересы, боятся, что придется на работе искать свои собственные решения, а ведь так привыкли гравицапами спекулировать. Зря, потребительскую электронику никто и не собирается серьезно трогать.


27 апреля 2011 | 19:37

Да не волнуйтесь Вы так!
Спецов давно нет, все поуезжали.
Почему? Всё просто. То устройство, что я могу ЗДЕСЬ и СЕЙЧАС создать за 10000, "евтушенковы" создают за 50000 и "тюхают" потребителю. На их страже - глобальная сертификационнная система ЗАО РФ. Если кто пробует выйти на рынок "без предварительного договора" - "подключатся" налоговая с прокуратурой.

Вы считаете стоить выбирать СИЗО И ТЮРЬМУ вместо Калифорнии?

Но более погано то, что на "евтушенковых" российские инженеры в самой стране - НЕ РАБОТАЮТ. Их (инженеров) надо организовать, а это Вам не попилами заниматься. Проще проплатить китайцам, американцам, немцам или кому-то ещё - и вот Вам готовое решение. Уже в железе, да ещё и упакованное к красивую коробочку. От Евтушенковых - БАБЛО, СЕРТИФИКАТЫ, ТАМОЖНЯ и естественно безконкурентный рынок сбыта.

И благодаря "евтушенковым", наша вертикаль - "цветёт и пахнет". До того самого момента, пока не взлетают агрегаты на СШГЭС, не начинает пылать половина европейской части России, и не взрывается метро.
Только после этого "вовасики" и "евтушенковы" начинают "чесать репу" и говорить о том, что в стране не хватает инженеров и просто грамотных людей.

Я достаточно популярно объяснил откуда "лёгкое раздражение"?
И в какую дырку от какой части тела мы уже очень глубоко забрались?

Вы спросите почему я всё ещё здесь? ОКРУЖЕНИЕ. Люди хорошие. Не поверите - именно всё это я считаю не модным ныне словом РОДИНА.
Но ничего, "вовасики" ещё на 12 лет - "дожмут". Или в америкосию, или в "лес"...


ingegnere 28 апреля 2011 | 11:13

Раздражение "вовасиков" понятно и что тут волноваться, не первый год уже. В отраслях типа строительство все очевидно, дают воровать своим "бизнесменам", отмечу только, что при поддержке электората.
Но в электронике и прочих высоких технологиях не все так очевидно. В 90-е годы и еще лет пять назад можно было работать, пока бюрократия пилила природные ресурсы. Специалисты далеко не все уехали, у многих есть либо Родина, либо возраст, либо другие обстоятельства. В московском регионе (да и не только) еще полно выживающих весьма серьезных предприятий, из которых сегодня хороший хозяин мог бы собрать производство надежных электронных устройств для СШГЭС и т.п., и обеспечить нормальную карьеру для специалистов, чтобы качественные разработки велись в системе а не вопреки ей, в гараже.
Оставшимся специалистам остается только самостоятельно бороться с неграмотностью и бездарностью вокруг, той самой, от которой взлетают агрегаты на СШГЭС, и систему борьбы с которой и не думает строить популисткая власть. Но против власти переть трудно, опасно и бесполезно вообще делать революции (проверяли ведь), а вот с горластыми студентами, которые верят, что рынок абсолютно все отрегулирует, научились писать программы на C# и готовы за копейки делать "евтушенковым" системы управления АЭС, еще можно поспорить.
Парадокс нашего бардака но факт тем не менее в Москве по крайней мере, что бизнесмен, который пытается организовать работу, терпит убытки, не только на взятки чиновникам, но на немалые зарплаты таким вот "специалистам", за плечами которых ничего кроме абстрактных теорий нет. Никакой бизнес тут без нормального государства не справится. А государство строят его граждане (опять это я к тому, что с дураками и сволочами лучше бороться до того, как они становятся чиновниками и бизнесменами).


ramus 27 апреля 2011 | 11:55

Проговорился г. Евтушенков?


vitriolvm 27 апреля 2011 | 12:49

«Владимира Владимировича нагло, глядя в глаза, обманули. На глазах у изумленной публики. Причем этот обман очень легко проверить по материалам самой же АФК система.

Это китайский телефон ZTE на американском чипе GPS/Glonass. Там нет ни одного российского чипа, ни одного байта от российского программиста. Российская там будет 1) картонная коробка, 2) инструкция. От фирмы Ситроникс. Даже русификация ОС от американской компании Гугл. За это Ситроникс будет продавать его в России за 10 600 рублей, против 140 евро в Европе. Потрясающий навар только за печать инструкции и картон коробки! Остап Бендер отдыхает. На месте Путина я бы сильно обиделся на господина Евтушенкова».


27 апреля 2011 | 13:01

Да нет же!
Наоборот, сляпали всё это именно по заказу вовасика. Для того, что-бы народонаселению вешать "лапшу" на уши (через зомбоящик).

А на счёи коробочек и инструкций - это вы погорячились. Их тоже "за бугром" делают. Ведь упаковывать телефон надо на месте сборки.
Так что наше там - только бабло. Да и то, процентов 20. Всё остальное попилили здесь.


valerij56 27 апреля 2011 | 13:37

А вот он на своем месте порадовался....


27 апреля 2011 | 13:32


27 апреля 2011 | 13:54

Кстати, в СССР тоже очень многие верили, что он будет развиваться..., в итоге развивался, развивался и - недоразвился. Глонасс ждет тоже самое.


raven_v 27 апреля 2011 | 14:03

Это, очевидно, апологетика новой секты - "верующие в ГЛОНАСС". "Верить в..." можно только в Господа Бога. Во всех остальных случаях должны иметься основания смотреть с оптимизмом или без такового. Если оснований нет, вот тогда приходится говорить "верю в..."


(комментарий скрыт)

27 апреля 2011 | 14:26

Тут недавно кто-то получил бан за оскорбление гостя. Прошу считать, что данного гостя я не оскорбляю.


27 апреля 2011 | 14:27

Осетинская молодец - сколько этот хам не ТЫкал ей, хладнокровно продолжала на ВЫ. Крыса человека укусить может, а обидеть -нет.


(комментарий скрыт)

27 апреля 2011 | 14:31

Да, и забыл - хвастает он 90нм чипами. В Израиле производят 45нм. Кто понимает разницу - повеселится.


27 апреля 2011 | 14:39

Я бы тоже хвастался. Наши-то в два раза толще! А вам, худосочным, слабо!


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

nitaknisyak 27 апреля 2011 | 17:29

"то я не iPhone презентовал, а кристалл 90 нм (это основное было), который мы сделали, преодолев целый ряд технологических поколений, на заводе Микрон совместно с Роснано, и мы его, по сути, презентовали, этот кристалл".

"Ясно совершенно по этому поводу, что дальше нужно проектировать, когда появится наш чип, на нашем кристалле дизайн делать. Ясно совершенно, что это огромная работа. Ясно совершенно, что если мы спроектируем на российском чипе ГЛОНАСС-GPS, это будет еще один прорыв".

21/03/2011 14:02 | Антон Чивчалов
Чипы Qualcomm будут поддерживать ГЛОНАСС
Подробнее: http://www.cyberstyle.ru/tags/qualcomm

"Qualcomm объявила, что её новые интегрир%D


nitaknisyak 27 апреля 2011 | 17:33

21/03/2011 14:02 | Антон Чивчалов
Чипы Qualcomm будут поддерживать ГЛОНАСС
Подробнее: http://www.cyberstyle.ru/tags/qualcomm

"Qualcomm объявила, что её новые интегрированные GPS-чипы на 28-нм техпроцессе будут поддерживать одновременно и GPS, и ГЛОНАСС. Раньше это уже сделали Broadcom и ST-Ericsson".

Спокойно, сограждане. Ждём очередного прорыва Евтушенкова с Чубайсом.


27 апреля 2011 | 18:05

Не смог досмотреть, но что видел произвело очень гнетущее впечатление.
Человек эпохи Брежнева: хамство, ТЫ-кание, изворотливость, очковтирательство, УРА-патриотизм с нахрапом, демагогия. В общем Россия - родина слонов и самых больших транзисторов.


igauss 27 апреля 2011 | 20:00

Чего больше в российском "бизнесмене", господа: человека дела или чиновника?
Теория говорит, что это - в основном чиновник.
Практика подтверждает этот вывод.


(комментарий скрыт)

fallrain 27 апреля 2011 | 22:51

С одной стороны: "...и это нужно так не любить, вообще-то, собственную страну и даже попытки собственных людей, которые в этом направлении пытаются делать что-то, что мне иногда даже смешно."

С другой стороны всё производят в Китае. Завод собственный, но в Китае. Чипы наши, но делают в Китае. Вы уже определитесь, как подавать ваш, аналогичный по настройкам айфону, инновационный телефон.


fker 28 апреля 2011 | 03:46

И Лиза и Оля классные девушки. Я бы их покатал на машинке и по ресторанам поводил. ;)


ra66it 29 апреля 2011 | 02:38

Спасибо ведущим, бесконечное Уважение !
просто ж_е_с_Т_ь


(комментарий скрыт)

an23 29 апреля 2011 | 04:51

Ведущие-умнички. А гость..."наш завод в Китае"? Патриот однако. И економист.


29 апреля 2011 | 12:26

Главное, ребята, сердцем не стареть,
АФК придумали - всей стране терпеть
В дальний путь собрались мы,
Ведь всё что им принадлежит
Только самолётом можно облететь.

А ты улетающий вдаль самолёт
В сердце своём сбереги,
Всё под крылом у премьера себе заберут
Друзья и его земляки
Всё под крылом у премьера себе заберут
Друзья и его земляки

Рейдер к лакомым кускам точный курс найдёт,
Прямо в бухгалтерии посадит самолет,
Выйдет в незнакомый мир, ступая по-хозяйски,
Это приближённый к Путину народ.

А ты улетающий вдаль самолёт
В сердце своём сбереги,
Всё под крылом у премьера себе заберут
Друзья и его земляки
Всё под крылом у премьера себе заберут
Друзья и его земляки.

Там где нефть башкирскую геологи нашли
Там совсем недавно рейдеры прошли.
Будем в регионе жить теперь уж небогатом,
АФК богатства заберет из-под земли.

Мчатся самолеты выше облаков,
АФК-Систем кончала энергетиков
Жопу АФК лизать останется Доронин
И ему осталось несколько часов.

А ты улетающий вдаль самолёт
В сердце своём сбереги,
Всё под крылом у премьера себе заберут
Друзья и его земляки
Всё под крылом у премьера себе заберут
Друзья и его земляки

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире