'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 12 апреля 2009, 14:07

К.ЛАРИНА: Ну что, начинаем нашу программу «Дифирамб», сегодня у нас в студии Игорь Губерман. Приветствую Вас!

И.ГУБЕРМАН: Здравствуйте, пожалуйста, здравствуйте!

К.ЛАРИНА: Здравствуйте, здравствуйте! Я сегодня не одна, я, Ксения Ларина, — напротив меня Майя Пешкова, которая, конечно же, не могла упустить такую возможность, поскольку, я знаю, Майя – большая поклонница.

М.ПЕШКОВА: Да.

К.ЛАРИНА: Творчества Игоря Губермана. Как и многие, многие остальные наши слушатели. Поэтому мы сегодня вдвоем в передаче в качестве ведущих. Вам напомним телефон, и сегодня у вас будет возможность не только задать вопрос напрямую Игорю Губерману, но еще и получить от него подарок. Ну а что это за подарок, может быть, Вы сами скажете? Что это такое?

И.ГУБЕРМАН: Конечно, скажу. У меня вышло два диска, на одном я четыре часа читаю свою книгу «Пожилые записки», а второй диск, часовой, — это я читаю стишки, которые я написал в тюрьме. И вот сидеть в уютной студии и читать стишки, которые ты написал 30 лет назад в камере – большое счастье.

К.ЛАРИНА: Ну вот, у вас тоже будет такое ощущение, да? Будет ощущение, что мы сидим в тюрьме?

И.ГУБЕРМАН: Что, у меня?

К.ЛАРИНА: У слушающего человека будет ощущение, что он тоже погружается вот в это пространство?

И.ГУБЕРМАН: Когда он слышит? Нет, нет, я в тюрьме писал очень бодрые стишки о том, что в тюрьме очень легко выжить, надо просто собой оставаться и т.д.

К.ЛАРИНА: (смеется) Ну вот, сегодня вот такие замечательные подарки вы получите, дорогие друзья. Еще раз напомню, по телефону прямого эфира вы задаете вопросы Игорю Губерману, во второй части программы, мы вас записываем и отдаем вам подарок. Ну, я хотела начать все-таки наш разговор с книги, которую мы сегодня не представляем, у нас ее нету, но я посмотрела в Интернете, на форумах – все так живо обсуждают, казалось бы, чего особенного, путеводитель по Израилю. Что это такое за проект, расскажите, пожалуйста?

И.ГУБЕРМАН: Вы знаете, у меня есть товарищ очень близкий, Саша Окунь, совершенно изумительный художник, живет в Иерусалиме, бывший питерец. И мы с ним написали книжку, путеводитель, называется он – я думаю, что в коммерческих целях – «Путеводитель по стране сионских мудрецов». А так как на обложке изображены наши рожи в черных шляпах, то это про нас, наверное, и подумают, но это не совсем путеводитель, это скорее то, что мы думаем о еврейской истории – все места обозначены, так что с этой точки зрения он путеводитель тоже. Но там всякие, так сказать, эссе об истории… Трудно это назвать…

К.ЛАРИНА: С присущим Вам сарказмом, наверное.

И.ГУБЕРМАН: Ну, шутки есть, немножко, да.

К.ЛАРИНА: Ну и как шутки оценивают местные?

И.ГУБЕРМАН: Пока непонятно, пока непонятно. Книжка только что вышла в издательстве «Лимбус-пресс», и поэтому пока непонятно. Думаю, что там будет очень много блох, ну, и нам об этом тут же сообщат – ведь люди очень бдительные.

К.ЛАРИНА: Ну а есть там действительно… вот как к этому относятся израильтяне, относятся к чувству самоиронии? Насколько позволительно, вообще, шутить по поводу каких-то местных традиций, обычаев, каких-то религиозных традиций…

И.ГУБЕРМАН: Про все, про все абсолютно можно шутить.

К.ЛАРИНА: Можно, да?

И.ГУБЕРМАН: Нету никаких запретных тем…

К.ЛАРИНА: Нет, как у нас тут, когда сразу же какое-нибудь общество православное начинает сразу кричать, что…

И.ГУБЕРМАН: Нет… нет, у нас тоже кричат, у нас тоже…

К.ЛАРИНА: Есть ортодоксы, да?

И.ГУБЕРМАН: Да, ортодоксы тоже тут же начинают кричать. Но ортодокс – очень прочное мнение, и какой-нибудь видный рав раз приблизительно в полгода, известный раввин, обязательно пишет статью, что приехавшие из России – это вовсе не евреи, а все они воры и проститутки.

К.ЛАРИНА: (смеется) Какая прелесть!

И.ГУБЕРМАН: В соответствии с полами. Вот, так что у нас осуждают это заведомо.

К.ЛАРИНА: Майя, ты видела эту книжку?

М.ПЕШКОВА: У меня еще одна новость…

К.ЛАРИНА: А ты видела?

М.ПЕШКОВА: Нет, я книгу не видела, но я хочу сказать о другой книге, которая только-только увидела снег, если я правильно понимаю, в издательстве «Время». Это четырехтомник.

И.ГУБЕРМАН: У меня еще вышел четырехтомник в издательстве «Время», и еще выходит со дня на день шеститомник в издательстве «Эксмо». Там выходит, проза выходит и стишки, и все вместе.

К.ЛАРИНА: Вы нам почитаете что-нибудь?

И.ГУБЕРМАН: Я почитаю. Но Вы знаете, Ксения, я очень расстроился, когда Вы сказали, что только со второй половины – пусть звонят люди, это же…

К.ЛАРИНА: Подождите, ну а мы-то чего тогда? Мы же должны чего-то сделать, отработать свою…

М.ПЕШКОВА: Мы тоже любим…

К.ЛАРИНА: …свои моссадовские деньги.

И.ГУБЕРМАН: Вы знаете… Ну да. (смеются) Вы знаете, просто обычно звонки эти безумно интересные. Ну, так же, как и записки, скажем, да.

К.ЛАРИНА: Будет, будет, не волнуйтесь, все будет. Ну почитайте что-нибудь, пока есть возможность. Пока никто не звонит.

И.ГУБЕРМАН: Да у меня грубые стишки.

К.ЛАРИНА: Очень хорошо.

И.ГУБЕРМАН: Я же старый человек.

К.ЛАРИНА: О текущем моменте? Давайте, нам о текущем моменте.

И.ГУБЕРМАН: Вот знаете, вот я сейчас, я готовился, конечно. И как бы, вот, у меня были стишки, знаете, когда – в 85-м году. Когда началась перестройка, я писал стишки, я ужасно не верил, что в России будет такое счастье, как свобода. И вот сегодня какие-то стишки ожили, хотя, вот, написаны дикое количество лет назад. Вот, например, «Опять полна гражданской страсти толпа мыслителей лихих и лижет ягодицы власти, слегка покусывая их». Или «В нашей жизни есть кулисы, а за ними – свой мирок, там общественные крысы жрут общественный пирог». Как-то вот они оживают, эти стишки, сегодня.

К.ЛАРИНА: Слушайте, да.

И.ГУБЕРМАН: «Российская лихая птица-тройка со всех концов земли сейчас видна, и кони бьют копытами так бойко, что кажется, что движется она». А вот это недавний стишок: «Мечте сплотить народ и власть в России холодно и тяжко, поскольку меньше врать и красть никак не может власть, бедняжка». Ну и т.д.

К.ЛАРИНА: Все очень узнаваемо, конечно. Вы знаете, раньше, когда, там, не знаю, лет, наверное, может быть, там, 12, 13, 14 назад мы цитировать Ваши гарики, написанные в советский период – это все был такой рассказ о нашем недавнем прошлом, в качестве такого, наглядного пособия для тех, кто этого уже никогда…

И.ГУБЕРМАН: Не застал.

К.ЛАРИНА: …не застал, не застанет, и вот можно будет по этому вспоминать. Но увы, все оказалось… процесс оказался обратимым, и для меня лично, вот, главный вопрос все-таки не очень… все, что касается старшего поколения – понятно: свои сложности, свои… мотивация понятна. Но людей молодых, которые вообще не знают, что такое советская власть, почему их тянет все-таки назад к несвободе, к тоталитаризму, для меня все-таки это вопрос пока без ответа. Вот у Вас, интересно, есть этому объяснение.

И.ГУБЕРМАН: Ксения, я не согласен, что их всех так тянет. Конечно, я не специалист по России…

К.ЛАРИНА: Ну не всех, но как-то их очень много.

И.ГУБЕРМАН: И потом, смотрите, пожалуйста, я иностранный человек, и поэтому я просто вынужден соблюдать…

К.ЛАРИНА: «Я в домике», это называется, да? (смеется)

И.ГУБЕРМАН: Да. Я вынужден соблюдать политкорректность: этого не говорите, черное черным не называйте, и т.д. Поэтому я, скорее, буду говорить вежливо, чем правдиво. Но мне кажется, что не тянет их к сильной власти. Тянет к сильной власти где-нибудь 40-летних, которые хотят порядка, и т.д., а молодым все до такой лампы… По-моему.

К.ЛАРИНА: Ну у нас такие толпы есть молодежных движений, таких, прикормленных Кремлем…

И.ГУБЕРМАН: Прикормленных – это не в счет, Вы знаете, «Наши», или, там, как они еще называются – это не в счет. Это описано у Оруэлла, это молодые собаки, которых воспитывали на чердаке, а потом выпустили. И если из этих «Наших»… им ведь обещают, что они будут крупными администраторами…

К.ЛАРИНА: Да, да, да.

И.ГУБЕРМАН: Знаете, если думать, что из них получатся великолепные, так сказать, лебеди, то тогда это общество надо сейчас называть «гадкий путенок», потому что это страшные ребята: они ведь продаются ни за что, они продаются за 100 долларов и поездку в Москву. Значит, они будут продаваться за все, что угодно, что им предложат. Так что движения и общности – это… молодых – это, на мой взгляд, скорее кошмарная штука, чем, это самое, чем светлая. А что касается… Нет, все-таки молодые, Вы знаете, им до лампы, они… я, знаете, я споткнулся, потому что я подумал, что на самом деле и среднему возрасту тоже до лампы. Вы знаете, ведь на самом деле российская мечта существует, на самом деле. Мечта эта – выжить и прожить. И больше никого ничего не интересует. У меня приятель есть, он придумал новую партию, хочет ее внедрить: Российская совестная партия замедленной демократии, а коротко РСПЗД.

К.ЛАРИНА: (смеется)

И.ГУБЕРМАН: Вот, и ругательства нету, но партия есть партия. Вот это, по-моему, больше похоже на партию, в которую люди пойдут.

К.ЛАРИНА: Губерман Игорь пытается быть политкорректным в нашем эфире, но вот передо мною информационное сообщение от Балтийского информационного агентства, где Вы там встречались в Санкт-Петербурге с народом, да?

И.ГУБЕРМАН: Да.

К.ЛАРИНА: Буквально, это было 4 числа. Вот Вы там более откровенны. «Я уже прочитал 10-15 книг, в которых роль положительного героя исполняет Владимир Путин. И это неправильно, этот человек не является героем ни нравственным… ни по нравственным, ни по интеллектуальным, ни по другим качествах». Мотивируйте.

И.ГУБЕРМАН: Ну, это я могу повторить спокойно. Хотя знаете, какая штука: на самом деле, политкорректность – это такая прозрачная маска, и так придуриваться – это очень хорошо. Потому что еще возраст пожилой, и надо быть, так сказать, безупречно вежливым и корректным человеком. Мы там собирались с журналистами, и сидели молодые журналисты, и я на них накинулся, почему вы ничего не пишете, чего вы боитесь? Ничего же не сажают, ну, в крайнем случае, убивают. Ну, в «Новой газете», единственная газета, которая осталась в России, вот уже четверых убили, так сказать. Но в общем, это редкая…

К.ЛАРИНА: И что журналисты ответили, интересно?

И.ГУБЕРМАН: Промолчали. Или, знаете, там, начали суетливо мне объяснять, что они безумно борются… вот они теперь борются с горсоветом, или как он теперь называется, чтобы какое-то здание не сносили…

К.ЛАРИНА: Ну да, у каждого… каждому есть, что терять.

И.ГУБЕРМАН: Каждому… да. Это была нехорошая…

К.ЛАРИНА: Так Вы ушли от моего вопроса-то, про Путина. Почему Вы считаете, что он не является героем ни по нравственным, ни по интеллектуальным, ни по другим качествам? Ведь человек с небывалым рейтингом, да?

И.ГУБЕРМАН: Рейтинг… Рейтинг…

К.ЛАРИНА: Который у него только растет. Значит, это любовь?

И.ГУБЕРМАН: Рейтинг Путина говорит о народе, а не о президенте, так что здесь не это самое…

К.ЛАРИНА: Так.

И.ГУБЕРМАН: Путина мне, вообще, обсуждать не хочется, он мне малоинтересен. Могу только повторить, что по всем тем качествам, которые я пере-это самое, я такого мнения и остаюсь. Смотрите, достаточно вспомнить гибель «Курска». «Она утонула», — сказал президент, вот и все, и не пустили спасателей. А дальше «Норд-Ост», а дальше Беслан, а дальше естественный вопрос, а что, собственно, произошло в стране хорошего, что сделано за все эти годы?

К.ЛАРИНА: Стабильность, достигнута небывалая стабильность.

И.ГУБЕРМАН: Замечательно. За это дикая благодарность. Но знаете, такой же любовью пользуется в Белоруссии батька Лукашенко. Тоже стабильность: всех бандитов он убил крупных, чиновников он время от времени сажает, бедность там такая чудовищная, что кризис их просто совершенно не задел, они даже не знают практически о кризисе – я только что из Минска. Вот, так что это плохо, когда высокие рейтинги, это говорит о том, что народу либо наплевать, либо народ не разбирается, либо народ странно…

К.ЛАРИНА: А если он любит? Вы не допускаете, что это искренняя любовь?

И.ГУБЕРМАН: Мне тогда очень жалко всех, кто любит. Потому что правительство не надо любить. Правительство…

К.ЛАРИНА: Никита Михалков признается в любви! Хорошо, Бог с ним, с народом.

И.ГУБЕРМАН: Михалков был бы счастлив…

К.ЛАРИНА: Никита Сергеевич Михалков говорит, что власть надо любить – это его утверждение, аксиома!

И.ГУБЕРМАН: Никита Сергеевич Михалков в подтверждение своих слов с огромным удовольствием на лобном месте на Красной площади поцеловал зад у какого-нибудь члена правительства. Это же не показатель. Я ведь говорю про народ – про умных, хороших, настоящих, молчащих по всей стране людей. Они молчат. Я не знаю, почему. А то, что рейтинг, любят – они благодарны за спокойствие. Ну действительно, стабильность. Но Вы знаете, на самом деле, критерий качества страны – это не стабильность. Критерий качества страны существует. Он очень простой. Как живут ветераны труда, как живут ветераны войны, и как живут больные. Вы лучше меня знаете, как они живут. На все это почему-то денег не хватает. Пускай дают деньги и Потанину, и как там у них, остальных всех, я их не знаю – Дерипаске, я не знаю их всех – пусть им помогают. Но я был, ну, год назад в больнице одной у приятеля… меня очень трудно чем-то растревожить, я всякое видел… Я выходил, у меня ноги тряслись и сердце кололо, так они сидели… так лежали эти больные в больнице. Они не могли на кровати двое одновременно сесть – они коленями друг другу мешали. О запахах, атмосфере я просто не говорю. А ведь это Москва. А что же дальше? А какова реакция… вот я Вам сейчас это говорю, а сам вспоминаю о реакции замечательного врача одного. Знаете, мой товарищ, врач… Вы меня спросили, теперь уж, пожалуйста, я буду говорить. У меня товарищ, врач, приехал выручать своего брата. Помогать ему, вернее. Брат входил в подъезд, двое каких-то, неизвестно, кто, решили, что у него есть деньги, вошли за ним в подъезд, пробили ему череп, основание черепа, т.е. почти смерть. И отобрали сто долларов. Т.е. не за что. И он стал умирать. И товарищ мой, врач, он приехал из Израиля, и он его вытащил. Врачи говорят, что если бы вы не приехали, он был бы либо такой травой, растением, инвалидом с трехрублевой пенсией, или просто бы умер. Он его вытащил. А мой приятель, он человек несдержанный. И вот он разговаривает со своим товарищем – тот доктор наук – и ругает российскую медицину профессионально за то, что дорогие лекарства, за то, что чудовищные больницы и т.д. Что ему говорит этот доктор наук, кстати, и профессор? Он говорит: «Ты знаешь, — говорит, — ты так ругаешь нашу медицину и ты так хвалишь Израиль, что просто хочется съездить». Он говорит: «Ну так приезжай, в чем дело?» Он говорит: «Нет, хочется съездить тебе по морде». Вот замечательная, по-моему, реакция, так сказать. Ну вот…

К.ЛАРИНА: Это проявление патриотизма.

И.ГУБЕРМАН: А?

К.ЛАРИНА: Проявление патриотизма.

И.ГУБЕРМАН: Конечно, да, я только этого слова очень не люблю, а так проявление патриотизма, конечно.

К.ЛАРИНА: Что такое патриотизм, по-Вашему? Как бы Вы это определили чувство?

И.ГУБЕРМАН: Вы знаете, я не могу этого сказать…

К.ЛАРИНА: Это позитивное чувство, высокое чувство, или..?

И.ГУБЕРМАН: Это совершенно изумительное чувство, которого не существует у людей, которые вслух произносят это слово – так мне кажется. Потому что слово это так затрепано, так, простите, засрано комсомольскими активистами и сегодняшними родителями, которые как только говорят о патриотизме, тут же отправляются пилить бюджет или что-нибудь еще делать, что мне этого слова… я стесняюсь просто его произносить вслух. Это, на самом деле, очень интимное, очень… очень… это любовь.

К.ЛАРИНА: Всегда, когда говорят о патриотизме у нас, дискутируют на эту тему в наших программах, в том числе, обязательно ссылаются как раз, в качестве такого, позитивного примера, говорят именно об Израиле или об Америке, что там, типа, такой вот настоящий искренний патриотизм, любовь к Отечеству. Что если у нас в армию надо только под конвоем вести, да, связав руки, заткнув рот кляпом, то в Израиле каждый молодой человек или молодая девушка с чувством действительно долго отправляется в армию, и никогда никто не косит, как я понимаю. Хотя… хотя там война, почти всегда война, и там реальная угроза. Вот эту разницу объясните тогда в патриотических чувствах.

И.ГУБЕРМАН: Ксения, ее очень легко объяснить…

К.ЛАРИНА: Давайте.

И.ГУБЕРМАН: Причем обратите внимание, что у нас это называется не патриотизм, у молодых солдат, а замечательным словом мотивация. А мотивация у них есть, потому что крохотная страна, потому что они воюют действительно за свою землю, они воюют за себя, они воюют с омерзительным врагом – о нем я сейчас скажу отдельно, мне очень хочется просто про это сказать.

К.ЛАРИНА: Конечно.

И.ГУБЕРМАН: И потом, в этой армии просто, в израильской, просто не может быть дедовщины по очень простой причине: это народная армия, там служат резервисты. Какая-то регулярная армия существует, но в основном служат резервисты: каждый живущий гражданин до, по-моему, 50 лет месяц отслуживает в армии. Поэтому твоим начальником может оказаться твой подчиненный, который на гражданке твой подчиненный. Совершенно другие взаимоотношения, о дедовщине просто не может быть и речи. И еще один предмет для мотивации. Вы знаете, какая штука, Господь Бог, по моему глубокому убеждению, сейчас ослепил целый мир, готовя третью мировую войну. Потому что она неминуема совершенно. Потому что на мир движется «зеленая чума». Когда-то я нашел эту формулировку, теперь ею, по-моему, пользуются на каждом углу. Вот смотрите, была коричневая чума, была красная чума, нам известная, сейчас, безусловно, это зеленая чума. Я не хочу оскорбить ислам, это как-то нарыв на исламе – вот, фундаментализм. Они грозят всему миру, безусловно. Потому что в Коране очень неуютно сказано, что на самом деле – Магомет написал… продиктовал, он был неграмотный – что весь мир принадлежит… вся планета – это земля обетованная для мусульман. Но просто она делится на часть, которую уже завоевали мусульмане, а часть, которую не завоевали. Поэтому эта идея джихада, она витает в воздухе, и еще перед всеми изумительный призрак халифата VII века, который длился, так сказать, три или четыре столетия. Поэтому это страшная штука. И весь мир ослеплен. Вы знаете, а нам это очень видно. Нам очень видно, как это все готовится, как это зреет, какие чудовищные…

К.ЛАРИНА: Ослеплен – Вы имеете в виду расцвет толерантности, да? Это Вы имеете в виду? Ослеплен тем, что он не понимает реальности и ужаса, и масштаба этой угрозы?

И.ГУБЕРМАН: Вы знаете, это даже не толерантность, это нежелание видеть. Вот знаете, как страус зарывает голову в песок, и слава Богу, что у страусов нет педерастии, или я просто не знаю… Во всяком случае, зарывает голову в песок. Вот так весь мир. Потому что, Вы знаете, замечательно кто-то сказал, что у Израиля всего два типа врагов: израильские левые и левые всего мира, и арабский мир. С ним примирения не будет никогда. Папа Пий замечательно сказал, что этот конфликт на Ближнем Востоке – по-моему, Пий VI, что ли, я не помню их номеров – что этот конфликт может быть разрешен двумя вариантами: либо вариант реальный – если вмешается Господь Бог, либо вариант фантастический – если стороны договорятся. Поэтому это будет совершенно несомненно.

К.ЛАРИНА: Ну, при этом, простите, при этом же на территории Израиля есть и мусульманские анклавы, и арабское население, которое у вас живет.

И.ГУБЕРМАН: И они замечательно живут, замечательно живут. Но это не мешает им выходить и кричать от счастья, не только когда что-нибудь происходит с израильтянами, а когда, например, в Америке рухнули эти башни-близнецы и погибло 3 тысячи человек – они праздновали это так, как будто все переженились очень удачно на красотках. У нас, по-моему… Я еще продолжу эту тему…

К.ЛАРИНА: Есть, есть, есть еще время, еще полторы минуты, просто у нас, видите, такой…

И.ГУБЕРМАН: Молодой человек просто стоит как фигура укоризны.

К.ЛАРИНА: Молодой человек, да. (смеется)

И.ГУБЕРМАН: Поэтому я решил… Да. Вот, и это еще один… и это еще один мотив: мы очень понимаем, чем это все чревато. Чревато, кстати, раз уж я говорю на этом радио, и для России чудовищным образом. Давайте не забудем, что эта банда убийц «Хамас» привечает как раз Россию. Я уже не говорю о взаимоотношениях с Ираном…

К.ЛАРИНА: Ну, у нас считается… У нас она не принадлежит к террористическим организациям, Вы это знаете.

И.ГУБЕРМАН: Ну…

К.ЛАРИНА: У нас по какому-то стечению, не знаю чего – звезд, звезды так сошлись: эта организация у нас в этом списке организаций нету. Понимаете, нету. Это, вот…

И.ГУБЕРМАН: Ну, мне здесь сказать нечего – комментарии излишни, как говорится.

К.ЛАРИНА: Нечего, да. Ну вот теперь уже пришло время новостей, мы Романа Плюсова сейчас выпустим в эфир, а то… Он пришел футбол смотреть к нам в студию, я поняла. Потом продолжим. Очень хочет Игорь Губерман услышать ваши острые и жесткие вопросы, и мы сегодня эту возможность предоставим ему – он услышит их обязательно.

И.ГУБЕРМАН: Есть возможность пощипать старичка, да.



НОВОСТИ



К.ЛАРИНА: Перед тем, как продолжить нашу встречу с Игорем Губерманом, я хочу вернуться в программу «Книжное казино», чтобы назвать имена наших слушателей, которые получают книги, о которых мы сегодня рассказывали. Ну, а теперь вновь напоминаю телефон нашего прямого эфира: 363-36-59, у вас есть возможность задать вопрос Игорю Мироновичу Губерману, он здесь в студии. Давайте. Мы ваши телефоны записываем, и вы получаете в подарок аудио-книги, где вы услышите голос Губермана – он будет у вас в доме звучать постоянно. Поехали. Алло, здравствуйте! Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ФАИНА ЛЕОНТЬЕВНА: Здравствуйте!

К.ЛАРИНА: Пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ФАИНА ЛЕОНТЬЕВНА: Здравствуйте, можно задать вопрос?

К.ЛАРИНА: Да, только представьтесь, представьтесь, скажите, как Вас зовут.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ФАИНА ЛЕОНТЬЕВНА: Меня зовут Фаина Леонтьевна.

К.ЛАРИНА: Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ФАИНА ЛЕОНТЬЕВНА: Я хотела бы спросить у Вашего уважаемого гостя, вот, просто я слушаю его со стороны: не кажется ли ему, что это не только не политкорректно, но как-то, может быть, я скажу резко, не совсем честно, будучи гражданином другой страны, нападать на Россию и проявлять такого рода чрезвычайно крайние антиисламские и антиарабские убеждения, которые немножко напоминают о нацизме гитлеровского толка? Я прошу прощения за мой вопрос.

И.ГУБЕРМАН: Фаина Леонтьевна…

К.ЛАРИНА: Простите, пожалуйста… Да, Фаина Леонтьевна – это Фаина Гринберг, да? Это Вы?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ФАИНА ЛЕОНТЬЕВНА: (смеется) Да.

К.ЛАРИНА: Мы Вас узнали, очень приятно Вас слышать.

И.ГУБЕРМАН: Фаина Леонтьевна, я…

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ФАИНА ЛЕОНТЬЕВНА: Мне тоже очень приятно, я прошу прощения, но меня действительно, вот, этот момент немножко…

К.ЛАРИНА: Поняли, поняли. Готов ответить.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ФАИНА ЛЕОНТЬЕВНА: Да.

И.ГУБЕРМАН: Да, я уже понял, с удовольствием отвечу. С полной готовностью. Фаина Леонтьевна, миленькая, я очень люблю Россию – отсюда моя боль и мой стыд, и поэтому я об этом и говорю. Я все время помню, что я в России прожил 52 года, и ей обязан абсолютно всем, а главным образом, русскому языку. И поэтому мне очень больно за историю России. Что касается ислама, то дай Бог, чтобы я оказался неправ. Вот и все. Теперь что касается резкости моих суждений, то видит Бог, если бы я говорил об Израиле внутри Израиля с израильтянами, Вы бы такое услышали, что даже не стали бы мне звонить. Будьте здоровы!

К.ЛАРИНА: Но тем не менее, Фаина Леонтьевна у нас получает, конечно же, аудиокнигу, да?

И.ГУБЕРМАН: Конечно.

К.ЛАРИНА: Спасибо! Очень лестно, что такой человек к нам дозвонился в прямой эфир – спасибо большое. Следующий звонок. Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИНА: Алло!

К.ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИНА: Я счастлива, что дозвонилась, хочу выразить глубочайшее уважение Игорю Ароновичу, имела счастье…

К.ЛАРИНА: Игорю Мироновичу. Игорю Мироновичу!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИНА: А?

К.ЛАРИНА: Мироновичу.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИНА: Мироновичу, извините.

К.ЛАРИНА: Да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИНА: Оговорилась. Имела счастье быть в Доме литераторов несколько лет назад на его творческом вечере. Обожаю его гарики и очень-очень хочу поехать в Израиль – пока не была – и постараюсь, вот, их книжку купить, вот, путеводитель по Израилю…

И.ГУБЕРМАН: Спасибо большое!

К.ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИНА: Меня зовут Лина…

К.ЛАРИНА: Лина, мы ждем вопроса от Вас. А не признания в любви. (смеются)

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИНА: А!

И.ГУБЕРМАН: Хотя, Лина… Лина, хочу Вам…

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИНА: А вопрос…

К.ЛАРИНА: Да, давайте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИНА: Да даже, собственно, вопроса нет, он мой единомышленник абсолютно по всем… Я вот слушаю, абсолютно во всем – подпитываюсь, подкармливаюсь…

К.ЛАРИНА: Ну хорошо.

И.ГУБЕРМАН: Людмила, спасибо большое Вам вдвойне, потому что все забыли, что это передача «Дифирамб», и меня надо хвалить…

К.ЛАРИНА: Да, действительно! (смеется)

И.ГУБЕРМАН: …и ни разу не похвалили.

К.ЛАРИНА: Вот, Лина формат выдерживает, спасибо Вам большое!

И.ГУБЕРМАН: Спасибо!

К.ЛАРИНА: Следующий звонок. Алло, здравствуйте! Алло!

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ: Алло! Добрый день!

К.ЛАРИНА: Добрый день! Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ: Я хотел бы спросить у Игоря Мироновича, когда он будет в Нью-Йорке выступать в Миллениуме?

К.ЛАРИНА: А Вы…

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ: Мы его там ждем все.

К.ЛАРИНА: А Вы из Нью-Йорка звоните?

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ: Нет, я не из Нью-Йорка, я сейчас в России.

И.ГУБЕРМАН: Батенька…

СЛУШАТЕЛЬ МИХАИЛ: Зовут меня Михаил. Фамилия моя…

И.ГУБЕРМАН: Миша, милый, я не могу Вам ответить с точностью, потому что я веду образ жизни девушки по вызову: меня зовут, я приезжаю, исполняю свою функцию, получаю гонорар, спрашиваю, как понравилось, и уезжаю. Пока еще не звали.

К.ЛАРИНА: Алло…

М.ПЕШКОВА: Сейчас где Вы выступите в ближайшее время в Москве?

И.ГУБЕРМАН: У меня 14 числа концерт – Миша, приходите, кстати, если есть еще билеты – в «Гнезде глухаря», в этом замечательном кафе, я там очень люблю выступать.

К.ЛАРИНА: Да? Здорово.

И.ГУБЕРМАН: 14 числа.

К.ЛАРИНА: А там петь будут? Музыкальное сопровождение… Там обычно поют все-таки.

И.ГУБЕРМАН: Всегда поют?

К.ЛАРИНА: Да, да.

И.ГУБЕРМАН: Нет, а я буду, к сожалению, просто так. Но Вы знаете, только что, два дня передавали «поет Игорь Губерман».

К.ЛАРИНА: Правда?

И.ГУБЕРМАН: Да.

К.ЛАРИНА: Серьезно? (смеется) Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР: Шалом.

И.ГУБЕРМАН: Здравствуйте!

К.ЛАРИНА: Это к Вам, это к Вам. Да.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР: Игорь Миронович!

И.ГУБЕРМАН: Да.

СЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР: День добрый, Гончаров Александр из Подмосковья. Мне очень нравятся Ваши гарики, имею практически все Ваши книги. Есть один вопрос. Ну неужели в русском языке нельзя прожить без мата? Мне бы хотелось, чтобы Ваши книги читали и мои дети, потому что они очень хорошо вписываются в антураж моей семьи. Но русский устный ну не очень хорошо влияет на детей.

К.ЛАРИНА: Поняли. Спасибо!

И.ГУБЕРМАН: Батенька, я Вам отвечу с легкостью. Спасибо, что Вы читаете мои книги. Уверяю Вас, левую ногу против кочана тухлой капусты, что Ваши дети полностью знают неформальную лексику, если слышат и разговаривают – дай им Бог здоровья – поэтому не пугайтесь. Потому что…

К.ЛАРИНА: Т.е. можно?

И.ГУБЕРМАН: Можно и нужно. Если Вы не хотите, чтобы они читали мои стишки, и Вам мои неформальные выражения кажутся грубыми, пусть они почитают великого русского писателя Веничку Ерофеева – без этого будет неполным их знакомство с русской литературой – огромного русского писателя Юза Алешковского, и уж там, разные Сорокины – их дикое количество.

К.ЛАРИНА: Нет, ну Сорокины все-таки, и Юз Алешковский – это все-таки уже для тех, кто постарше. Я не думаю, что это, что они что-нибудь там поймут…

И.ГУБЕРМАН: А я не зову его детей читать.

К.ЛАРИНА: А я так понимаю, что он хочет, чтобы дети прочитали… ну дети, ну какие там? Ну 13, 14 лет. Считаете, можно? Может быть, не вслух?

И.ГУБЕРМАН: Веничку, по-моему, уже пора.

К.ЛАРИНА: Или вслух можно?

И.ГУБЕРМАН: Им пора уже читать, Алешковского, Ерофеева…

К.ЛАРИНА: Вы когда матом стали ругаться?

И.ГУБЕРМАН: Я как только я начал девочкам показывать, что я уже половозрелый, я курил, и я начал выражаться. Но мат уличный, которым пользуются подростки, это совершенно не та лексика, которой пользуются писатели – все зависит от вкуса. Есть полным-полно бесталанных сегодня прозаиков и поэтов, которые пишут черт знает что, и для привлечения, так сказать, как резкий запах, как феромоны, используют мат. Я говорю об использовании неформальной лексики с любовью к русскому языку и со вкусом – это действительно большая редкость. Но вообще, это не следует…

К.ЛАРИНА: Ну давайте уже прочитаем. Мы так подошли, плавно еще к какому-то творческому…

И.ГУБЕРМАН: Не, я приличные Вам почитаю.

К.ЛАРИНА: А почему, а можно неприличные.

И.ГУБЕРМАН: Не, не, не, ни в коем случае.

К.ЛАРИНА: Боитесь?

И.ГУБЕРМАН: Боюсь. В душе мы очень сиротливые, темны по мироощущению. А то, что дико похотливы – мы просто тянемся к общению. А если Русь растормошит герой, по младости курчавый, она решит, что это жид, и в сон вернется величавый. Хоть и нет уже крепкой узды, россиянин тяжел на подъем. И не любит он быстрой узды, по причине, что едут на нем. Ну и хватит, давайте лучше отвечать на вопросы, это гораздо интереснее.

К.ЛАРИНА: Давайте, давайте, это просто такой, дивертисмент. Давайте, у нас же, как бы, концертное исполнение. Пожалуйста, следующий звонок. Вопрос из зала. Алло, здравствуйте! Алло, алло!

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: Алло, здравствуйте!

К.ЛАРИНА: Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: Уважаемый Игорь…

И.ГУБЕРМАН: Миронович, если угодно. Можно Минорович.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: А знаете, вот моему сыну очень нравится: «Как холодно бывает в январе, особенно удобства… К тому же, все удобства…»

К.ЛАРИНА: Во дворе.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: «…во дворе».

К.ЛАРИНА: Так.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: Но я не сказал ему, что это Вы сочинили, он думает, что это я. А сказать, ему, что это Вы, или не надо?

И.ГУБЕРМАН: Вы знаете, не надо, по очень простой причине, простите, не расслышал, как Вас зовут…

К.ЛАРИНА: Как Вас зовут.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: Владимир.

К.ЛАРИНА: Владимир.

И.ГУБЕРМАН: Владимир, просто это написал не я, поэтому не надо говорить.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: Да? А вот тогда еще такой вот вопрос: вот, говорят, что эти самые арабы, там, террористы – а вот Сабра и Шатила, вот говорят, такие были деревни, и были полностью уничтожены вместе со всеми жителями.

И.ГУБЕРМАН: Вы знаете…

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: Израильтяне объясняют, что там все террористы – и старики, и женщины, и дети – все террористы.

К.ЛАРИНА: Да, поняли, хороший вопрос.

И.ГУБЕРМАН: Да. Замечательный вопрос, спасибо большое!

К.ЛАРИНА: Спасибо!

И.ГУБЕРМАН: Вот я очень прошу ему подарить за хороший вопрос.

К.ЛАРИНА: Обязательно.

И.ГУБЕРМАН: Я Вам расскажу, батенька, а Вы уж для проверки моих слов потом просто почитаете литературу, она достаточно распространена. В Сабре и Шатиле разрешили разыскивать террористов среди населения самим арабам – просто арабам-христианам, которых они безумно уничтожали. И вот все, что произошло в Сабре и Шатиле, сделали сами арабы, просто арабы-христиане. Это чудовищно, конечно, и лежит, как бы, на совести генерала Шарона – дай Бог ему здоровья – потому что он их туда запустил, но все это делали арабы-христиане. Проверьте мои слова, это все очень просто.

К.ЛАРИНА: Возвращаясь все-таки, вот, к конфликту вечному ближневосточному, как события освещаются российскими средствами массовой информации, Вас не удивило?

И.ГУБЕРМАН: Вы знаете, меня в России уже ничего не удивляет. Мне только ужасно больно, повторяю, и стыдно за моих коллег журналистов. Я много лет был журналистом, и вот мне кажется, что сегодня можно было бы освещать хотя бы поумнее, вот, хотя бы поумнее, потому что нельзя сегодня не видеть, что происходит. Что происходит, и чем это чревато для целого мира. Но ведь, знаете, вот эта древняя пословица, что если Бог кого-нибудь хочет наказать, он его лишает разума – это ведь происходит и с целыми странами и народами. А сегодня ужасно ситуация похожа, ну, скажем, на 38-й год, когда сдали в Мюнхене, сдали, продали Чехословакию, предали просто, надеясь, что это остановит этого зверя. Зверей никогда ничего не останавливает, если им уступишь палец, как это любят делать левые, они мгновенно отхватят руку по локоть – это пока в мире понимают плохо.

К.ЛАРИНА: Т.е. только один путь – войны? Уничтожения?

И.ГУБЕРМАН: Нет, нет. Вы знаете, я не политик и не военный, я не могу этого сказать. Во всяком случае…

К.ЛАРИНА: Ну, я Вас спрашиваю, как у гуманитарного человека.

И.ГУБЕРМАН: …не помогать. Хотя бы не помогать. Хотя бы не соучаствовать, хотя бы понимать, что происходит на самом деле, какой чудовищный крик поднимается, как только какая-нибудь антитеррористическая акция со стороны Израиля – это ведь кошмар. Знаете, у меня был такой стишок: все мысли сходятся одной… насчет всего одной из наций: еврей, прихваченный войной, обязан не сопротивляться. Это же поразительно, это какая-то подлость, предательство по отношению к самим себе. Израилю плевать, Израиль выдерживает свою миссию… Так сказать, мы же оказались на аванпосту, на фортпосту вот в этой битве с надвигающейся зеленой чумой – так хотя бы молчите, хотя бы понимайте, что происходит. А ведь шум же поднимается чудовищный.

К.ЛАРИНА: Давайте еще звонок. Пожалуйста, звонок из зала. Алло, здравствуйте! Алло!

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ: Алло!

К.ЛАРИНА: Да, пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР: Мне Губермана.

И.ГУБЕРМАН: Это я, слушаю Вас.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ: Добрый день!

И.ГУБЕРМАН: Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ: Это… я хочу спросить у Вас… Значит, и даже… очень обрадован, что в Вашем лице я единомышленника нашел. Т.е., как и было заявлено, раньше кто-то сказал, полностью, да?

И.ГУБЕРМАН: Да, да.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ: Но только вот в одном варианте я не согласен – это где употребление лексики, да, вот этой, непринятой, т.е…

И.ГУБЕРМАН: Да, да.

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ: Я думаю, лучшими умами человечества – Толстой, Достоевский, по-моему, не прибегали. Понимаете, что если мы твою, как сказано, заповедь на заповедь и правило на правило: общие правила, свое правило, да, придумаем, то мы далеко можем уйти.

И.ГУБЕРМАН: Батенька… Батенька, простите…

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ: Мы немножко отступили…

И.ГУБЕРМАН: Простите, как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ ВЛАДИМИР СЕРГЕЕВИЧ: Владимир Сергеевич.

И.ГУБЕРМАН: Владимир Сергеевич, миленький, не надо мне развивать эти самые, эти идеи, потому что я их все знаю, я их все слышал. Мне прощают, Вы знаете, неформальную лексику не только старушки. Старушки уже, во-первых, поумнели, и не имеют ко мне никаких претензий. А еще у меня был такой стишок: «Старушки мне легко прощают все неприличное и пошлое, во мне старушки ощущают их не случившееся прошлое».

К.ЛАРИНА: (смеется) Нет, ну вообще даже смешны эти претензии от взрослых людей, я просто поражена. Одно дело, если бы мы говорили, там, с учительницами и говорили бы о преподавании Губермана в школе в качестве, вот, школьной программы по литературе, я понимаю, это можно было бы обсуждать. Товарищи, ну я Вас умоляю! Ну что это, смешной разговор просто…

И.ГУБЕРМАН: А я, кстати, получил как-то записку здесь, в Театре Эстрады: «Игорь Миронович, прочтите какой-нибудь ваш стишок, где максимальное количество неформальной лексики. Только говорите медленно, мы записываем».

К.ЛАРИНА: (смеется)

И.ГУБЕРМАН: «Группа школьных учительниц».

К.ЛАРИНА: Хорошо. Ну давайте еще звонок. Алло, здравствуйте! Алло!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА ИВАНОВНА: Алло! Добрый день!

К.ЛАРИНА: Добрый день!

И.ГУБЕРМАН: Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА ИВАНОВНА: Меня зовут Галина Ивановна.

К.ЛАРИНА: Да, Галина Ивановна.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ГАЛИНА ИВАНОВНА: Игорь Миронович, в своей книге «Прогулки вокруг барака» Вы писали о проблеме неких Сергеев, готовых выступать против кого угодно, если сплотят и убедят. И Вы предупреждали, что скоро эта проблема станет самой острой. Так как Вы думаете, настали ли эти времена, и что делать?

И.ГУБЕРМАН: Спасибо большое! Это замечательный вопрос. Вы знаете, нет, эти времена еще не настали. Это ведь происходит и снизу, и сверху. Сверху вот это вот сплочение, кошмарное, на мой взгляд, но мы уже об этом говорили, в «Наших» и т.д., оно происходит, думаю, что они безнадежны, эти люди – их растят предателями и приспособленцами. Но это происходит и снизу, в виде всяких скинхедов и т.д. Но еще им очень далеко до сплочения. Страх-то ведь в том, что однажды появится сильный, умелый, талантливый лидер, замечательный оратор, у него будет челка, у него будут усы, и будут замечательные формулировки – вот тогда будет страшно. Пока не страшно, пока все это только начинается.

К.ЛАРИНА: Интересно, я слышала – насколько это соответствует действительности, Игорь Миронович – то, что в Израиле тоже появились свои скинхеды.

И.ГУБЕРМАН: Ой, матушка, это пять человек! Мальчишки, сопляки…

К.ЛАРИНА: Говорят, что выходцы, естественно, из России…

И.ГУБЕРМАН: Конечно. Вы знаете, им нечего делать, они бы с удовольствием играли в пионерскую игру «Зарница», просто им никто не подсунул игру, и они стали играть в это. Это чушь собачья.

К.ЛАРИНА: Т.е. общество все-таки в большей степени здоровое? В этом смысле, да?

И.ГУБЕРМАН: Общество в этом смысле здоровое, но оно, Вы знаете, оно, как бы сказать, немножко по-еврейски, оно безумно бдительно и паникует, как еврейские мамы, если сын споткнулся или не доел второе… например, вот… у меня жене ее знакомая, я уж не помню, где, вдруг говорит: «В израильской армии началась наркомания!» Та ей: «И сколько их?» Она говорит: «Один». Вот это вот типичная…

К.ЛАРИНА: Ну так скажите тогда, в чем же… Результат чего вот такое вот действительно здоровое общество? Результат воспитания школьного, или семейного, или религиозного?

И.ГУБЕРМАН: Матушка, я не говорю, что оно абсолютно здоровое. Сегодня нету совершенно здорового общества…

К.ЛАРИНА: Понятно, что мир открыт, конечно.

И.ГУБЕРМАН: У нас дикое количество наркомании, и есть всякие мафиози, и т.д. Я не говорю, что оно полностью здорово. Но оно, как бы, среднего, среднестатистического на сегодня здоровья для развитой демократической нормально живущей страны. Вот только в этом смысле я говорю, что в Израиле есть здоровое общество.

К.ЛАРИНА: А религия большую роль играет?

И.ГУБЕРМАН: Мне на эту тему трудно говорить. Большую, к сожалению.

К.ЛАРИНА: Интересно, скажите. К сожалению?

И.ГУБЕРМАН: Куча улиц, например… Конечно, к сожалению. Если они хотят молиться, пусть молятся – зачем они мешают мне в субботу проезжать по каким-то улицам. То, что они меня осуждают, это мне наплевать. Но они… я не могу проехать, там мне неудобно. Вот, если бы они могли, то они бы меня закидали, я думаю, камнями, по их настроению сегодняшнему. А так пусть живут на здоровье – все люди должны жить, как это самое… Ну, меня время от времени не устраивает их хамство, вот, в виде такого вот обзывания, там, нас… меня раздражает их абсолютная продажность, потому что за деньги, которые даются на ишивы – даже не для них самих…

К.ЛАРИНА: Что это такое?

И.ГУБЕРМАН: Это учебные заведения религиозные, просто простите, что я не обозначил. Вот, ну время от времени их лидеры садятся в тюрьму, потому что очень… ну, оправдываются на суде тем, что, вот, они для ишива, а не для себя. Т.е. для себя они, конечно же, отпиливают кусочек, но небольшой. Короче, немножко… Они не служат в армии, и это меня раздражает чрезвычайно, надо сказать. Потому что страна их защищает, не говоря уже…

К.ЛАРИНА: Т.е. они по убеждениям по религиозным, как пацифисты, не служат в армии, да?

И.ГУБЕРМАН: Они не пацифисты совсем, они просто не хотят служить в армии, потому что там им не… Я не буду на эту тему разговаривать…

К.ЛАРИНА: Ну интересно же, скажите!

И.ГУБЕРМАН: Вы знаете, это не очень интересно, потому что… я об этом говорю с омерзением, думаю об этом с омерзением, и мне кажется это неким предательством по отношению к стране.

К.ЛАРИНА: Вот видите, как Вы говорите, значит, все-таки Вы патриот.

И.ГУБЕРМАН: Я люблю…

К.ЛАРИНА: Сразу появились какие-то нотки другие, интонации.

И.ГУБЕРМАН: Я люблю Израиль, это разные вещи, я не люблю слово «патриот». Так что, вот, я люблю Израиль. Но я очень люблю Россию, поверьте мне – отсюда мои боль и стыд, и отсюда все слова, которые я говорю. У нас вообще, ведь у израильтян, знаете, как? Мы когда собираемся, мы ругаем безумного наших политиков – это жуткое дело. Но если при этом сидит кто-нибудь приехавший и вякнет хоть единое слово, его затопчут.

К.ЛАРИНА: Ну это естественно, мы такие же в этом смысле, мне кажется, одинаковы все люди в мире.

И.ГУБЕРМАН: Ну да.

К.ЛАРИНА: Конечно же. Тем более, очень близкая к нам страна по менталитету. Близкая страна по менталитету, Израиль России?

И.ГУБЕРМАН: Думаю, что очень. Думаю, что очень. Вы знаете, это ведь объясняется еще тем, что все отцы-основатели Израиля, все первопроходцы, это все первая и вторая алия, это 81 год – 1881 год – после погромов, которые были после убийства Александра. Газеты ведь это крепко свалили на евреев, хотя их там практически не было. Потом 1903 год. Ведь эти все алии, они идут от погромов. И все эти люди становились земледельцами и умирали от болотной лихорадки – это потрясающие люди. И основатели государства – все, кто из Витебска, там, из разных других местечек, просто абсолютно все. И поэтому образ старшего брата, России, он очень висел… И потом еще, евреи дико поверили в социализм, немыслимо. У нас же в кибуцах портреты Сталина сняли, ну, только в 60-е годы, и то с большой неохотой. Они не могли себе этого представить.

К.ЛАРИНА: Ну давайте еще, успеваем, может быть, два звонка принять. Пожалуйста, сделайте это! Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИЛЯ: Алло, здравствуйте!

К.ЛАРИНА: Да, пожалуйста!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИЛЯ: Меня зовут Лиля. Ой, я очень люблю Игоря Губермана, я хочу ему передать привет, потому что…

И.ГУБЕРМАН: Спасибо!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИЛЯ: Ой, я так рада, что я дозвонилась, я очень волнуюсь. А… очень люблю Ваши книги, и я хотела Вас спросить: что бы Вы могли ответить Дмитрию Быкову, вот, на его статью «Не примазывайтесь»?

И.ГУБЕРМАН: Вы знаете, я, к сожалению, этой статьи…

К.ЛАРИНА: Лиля, ну-ка скажите нам два слова, потому что мы никто не понимаем, про что Вы говорите.

И.ГУБЕРМАН: Лиля, да, а что это, да?

К.ЛАРИНА: Давайте нам быстренько, краткий… посыл там какой был, в этой статье?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИЛЯ: Ну, это какая-то трилогия. Я на нее наткнулась в Интернете, когда в начале была статья Майкова о положении, ну, об Израиле, сегодняшнем положении – то, о чем говорил Игорь Губерман, как форпост борьбы. Вот, на нее гневно ответил Дмитрий Быков, попросил не примазываться к тому, что Израиль не защищает в данном случае ни его как европейца, ни Европу. Вот, и еще ответил, соответственно, ему уже Виктор Шендерович. Все это очень интересно, все это легко найти в Интернете…

К.ЛАРИНА: Обязательно найдем, очень интересно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИЛЯ: Оно прямо так трилогией и идет подряд, вот.

К.ЛАРИНА: Т.е. роль Израиля в мировом пространстве, да? В противостоянии злу мировому?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИЛЯ: Ну да, вот как форпост.

К.ЛАРИНА: Что, типа, Быков говорит, что много на себя берет Израиль?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИЛЯ: В данном случае Дмитрий Быков просто говорит, что «не примазывайтесь».

К.ЛАРИНА: Ну, понятно.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА ЛИЛЯ: И не притягивайте Европу к этому конфликту, никакого отношения к этому… никакая это не борьба цивилизаций – ну, вот в таком ключе.

И.ГУБЕРМАН: Лиля, милая, спасибо за…

К.ЛАРИНА: А, все понятно. Спасибо Вам за вопрос, просветили.

И.ГУБЕРМАН: …теплые слова, да, и за вопрос. Я, к сожалению, это еще не читал, но это лишнее подтверждение того, что Бог делает слепыми даже умных людей.

К.ЛАРИНА: И все.

И.ГУБЕРМАН: Ну что я буду ему говорить, я же не читал статью.

К.ЛАРИНА: А Вы прочитайте теперь. Вот я, например, прочту, мне интересно.

И.ГУБЕРМАН: Я прочту обязательно, но…

К.ЛАРИНА: Как, оказывается, какая там интересная интрига.

И.ГУБЕРМАН: Мне очень странно, потому что Дима Быков – очень талантливый человек, один из любимых мной писателей, и такую глупость он написать прямо не мог. Очевидно, там что-нибудь сложнее.

К.ЛАРИНА: Про мир хочу спросить, а не про войну. Как строится Ваш день, что видно из Вашего окна, куда Вы смотрите вечером?

И.ГУБЕРМАН: А у нас, знаете, был замечательный стишок: «А из нашего окна Иордания видна. А из вашего окошка только Сирия немножко». Я когда приехал, я от зависти его даже продолжим: «Если встанешь на диван, то заметишь и Ливан».

К.ЛАРИНА: (смеется) Ну правда, что из Вашего окошка?

И.ГУБЕРМАН: Из моего окошка виден двор – у нас такие вот… У нас синагога видна из другого окна. Встаю я поздно, и бездельничаю я – вот, пью чай, курю, читаю какие-нибудь книжки. Если найду какую-нибудь мысль украсть, я ее тут же украду. И зарифмовываю, чтобы, так сказать, надежнее украсть, в такую кошелку. Вот, и пишу сейчас книги – одни пишу книжку прозы, одну стихов.

К.ЛАРИНА: А с кем говорите за жизнь?

И.ГУБЕРМАН: За жизнь – у меня там много друзей, у нас с женой, вернее: там несколько семей, врачи, художник, инженеры. В общем, у нас хорошая компания, по счастью, нас Бог друзьями не обидел и в Москве, и там тоже. По московским друзьям очень скучаю, а тех вижу часто, и мы время от времени пьем водку, довольно часто.

К.ЛАРИНА: Ну что, остается только… Что сделать-то? Давайте попробуем еще прочесть что-то напоследок, если хотите.

И.ГУБЕРМАН: Не надо уже, нет, уже не надо, все.

К.ЛАРИНА: Ну осталось как раз, у Вас же маленькие стишки, как Вы говорите. У нас как раз времени хватит для того, чтобы попрощаться со слушателями и прочитать что-нибудь.

И.ГУБЕРМАН: Все невпопад и наобум, по всей Руси гуляет нелюдь. А в людях совесть, честь и ум живут, как щука, рак и лебедь.

К.ЛАРИНА: (смеется) Хорошо.

И.ГУБЕРМАН: Видите, очень грустно мне читать… Ну, еще один стишок обязательно прочту. Гармонь, сарафан и береза, а с ветки поет соловей, всей роскоши этой угроза – незримый повсюдный еврей.

К.ЛАРИНА: Ну вот, на этой высокопаной ноте…

И.ГУБЕРМАН: Это достойное окончание, да.

(смеются)

К.ЛАРИНА: Мы простимся с Игорем Губерманом, которого мы всегда радостно встречаем в нашей студии. Спасибо Вам большое, удачи, здоровья, и приезжайте к нам! Спасибо!

И.ГУБЕРМАН: Спасибо большое!

Комментарии

85

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


17 апреля 2009 | 21:15

Великие заповеди, о которых ты говоришь, видимо заключаются в том, чтобы любить ближнего, как себя самого. Кроме того очень важно, что жизнь человека так же божественна и священна, как и жизнь Бога. Ты же знаешь несколько евреев, Саша. Мы ироничные люди, с хитрецой. И сейчас мы такие и тогда, 4 тысячи лет назад были такими же. Ирония здесь в том, что неизвестно с кого начинать. Часто любить себя означает игнорировать соседа. Или, например такая заповедь: "не убий" Переворачиваем несколько страниц, и Бог говорит евреям, конечно устами дорогого лидера Моисея: "Вот вам Палестиана. Идите и живите там, я обещаю эту землю Вам, то есть даю обет, обетую, это ваша обетованная мной Богом земля. Да, к стати, там уже живут несколько миллионов Канаанитов и Филистинцев, так что не стесняйтесь, УБЕЙТЕ ИХ." Ирония? - Ироня! Евреи поступили так, как завещано заветом.


22 апреля 2009 | 17:13

К стати, то что Вы написали - ложь!
Не было заповедано убивать их.
Был предложен мир и соблюдение заповедей Ноя всем населявщим в то время Ханаан народам, или уход их со Святой Земли. Евреи исполняли волю
Всевышнего, восставшие против были убиты в бою.
Иудеи шли в СВОЮ ЗЕМЛЮ и это было известно всем
жившим в то время народам.


yuran 17 апреля 2009 | 21:42

коммунизм - это развитие идеи кибуца. То что хорошо для евреев - бывает совершенно неприемлимо для других народов. И когда тупо пропагандируют еврейские ценности: как образец подражания для других народов - это такая же глупость - как введение единого языка, единой религии, единой валюты - короче единой мировой империи - на пути создания которай погибло столько мировых тиранов и героев


18 апреля 2009 | 00:14

Ну вообще-то мир принял еврейские ценности. Это десять заповедей. Помнишь: не убивай, не кради, уважай своих родителей и заботься о них, не прелюбодействуй, ну и т.д. Кстати и про однополую любовь в Торе сказано, что "мерзость это перед лицом Господа". Или ты против этих заповедей. Ну вот как-то случилось, что придумали их евреи и передали всем другим народам. Ну и вроде прижились они и возникла в мире единая мораль и вроде бы единые моральные ценности. А кто их внедрил если подумать, а? Так что не все так однозначно.
Ну а насчет киббуцев. Коммунизм, как теория, возник раньше киббуцев, т.е. дело обстоит как раз наоборот, а именно: киббуцы как попытка воплощения идей коммунизма. Немножко знать нужно то о чем пишешь, а то глупо получается.


20 апреля 2009 | 11:20

По теории Бог выбрал евреев лишь для распространения ИСТИНЫ, но выдвинул их через другие народы, которые гораздо старше евреев. Опять же, если вспомнить, то с каким трудом Богу удалось евреев на это с подвигнуть. И то же общепризнанный факт, что Бог признал ошибочность своего выбора народа, но решил поправить ситуацию, как говорится, что выросло, то выросло, и прислал сына своего для разъяснения своего Закона . И что сделали евреи? Они убили божьего посланника. Бог увидел, что он взрастил в евреях эгоизм, жадность,злобу, обман...Бог рассеял их по Миру, в надежде, что евреи наконец постигнут его ИСТИНЫ, постигнут Божий замысел, что он вложил в ЧЕЛОВЕКА, через общение с другими народами... И что мы видим? Третья попытка Бога опять не увенчалась успехом, все тот же эгоизм... Но правда не у всех евреев... Боюсь, что Бог уже готовит для евреев более радикальное средство, во имя всего человечества...


18 апреля 2009 | 02:53

Жидо-массоны во всём виноваты: Христа распяли, СССр разволили, теперь за Россию взялись. Одна надежда на Чечню, где преступлений в 20 раз меньше, чем в Москве!


19 апреля 2009 | 17:09

Ларина во всех передачах(вплоть до утренних детских)везде кричит,как гадко в России.Да и не только Ларина,а все,в любой передаче,включая Пикуленко,вещают о том же.Просто это поторение революционеров,демократов,либералов,которые жили и 100 и 200 лет назад и заняться им больше нечем,жизнь свою так разнообразят.А состоялась бы Ларина как актриса может и дала бы нам что-нибудь достойное.


olegbulatov 19 апреля 2009 | 17:56

А что, в компрадорской России не гадко?


vak44 20 апреля 2009 | 00:39

А что, если представить:

Сбылась мечта! Подведена черта!
Евреев нет! Народ от счастья плачет!
И что же дальше? Дальше ни черта!
Теперь других евреями назначат!

Вариант:
Иссякла богомерзкая струя!
и далее почти по тексту


satt 20 апреля 2009 | 19:09

В том,что Вы правы по сути,
У меня нет никаких сомнений.
Как только евреи закончатся,жизнь
для многих утратит всякий смысл.


vladimir_64 20 апреля 2009 | 11:44

Не надо мудрствовать лукаво ! Передача хорошая , Губерман - великий РУССКИЙ поэт , хоть и еврей . Да , в силу специфики жанра памятник он воздвиг смехотворный . А народная тропа , сколько бы на нее не ср..ли , не зарастет !


olegbulatov 20 апреля 2009 | 21:20

Губерман даже не поэт, вот в чем беда.


satt 21 апреля 2009 | 00:56

Народ у нас не любит мудрецов...


sib 21 апреля 2009 | 13:48

to israeli_gae
Спасибо Вам, милый человек, за здравые слова.


21 июня 2009 | 16:17

Пусть вспомнит, как в институте Фёдорова из-за него чуть не разогнали ВЦ. При подсчёте подписей к президентским выборам дворянский потомок оболгал инженеров, сказав, что компьютерная программа для этого подсчёта была украдена в штабе Явлинского.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире