'Вопросы к интервью

К. Ларина: 1408. Добрый день еще раз. У микрофона Ксения Ларина. Мы через пару минут начнем программу «Дифирамб». Наш гость уже здесь – это Олег Нестеров. А пока давайте я сейчас по традиции вам предложу билетики на различные культурные программы – у меня есть, чем вас порадовать. Итак, что у меня есть? Российский академический молодежный театр РАМТ: 17 марта – «Участь Электры» (я так понимаю, спектакль по пьесе Юджина О'Нила), начало в 19 часов; 18 марта – «Демократия» (спектакль, совсем недавняя премьера Алексея Бородина), начало в 19 часов; «Рок-н-ролл» (спектакль Адольфа Шапиро по пьесе Томаса Стоппарда) – 23 марта. И, наконец, визитная карточка театра – «Берег утопии» (спектакль по большому историческому полотну опять же Томаса Стоппарда) – 25 числа: первый спектакль в 12, все это длится весь день (это не просто так – три спектакля играются, три серии «Берега утопии»). Выбирайте и присылайте ваши заявочки на SMS: +7 985 970-45-45. Ну и еще одна работа в другом театре – это «Театр Наций», спектакль «Камень», поставленный Филиппом Григоряном. 20 марта приглашаем, тоже есть билеты на этот спектакль. Пока это все. Начинаем программу.

К. Ларина Ну что? Я надеюсь, вы узнали голос замечательного музыканта и артиста Олега Нестерова – Олег, приветствую, здравствуйте.

О. Нестеров Приветствую, Ксения.

К. Ларина Вообще я теперь поняла, кто нам оттепель-то наколдовал. Еще оттепели никакой не было, даже еще весной не пахло, а он уже знал, что будет, что это повторится вновь.

О. Нестеров Ну начал, да, с 2008 года. Сначала придумал книгу, потом, собственно, этот проект «Из жизни планет», музыка из которого звучала.

К. Ларина Чудесная.

О. Нестеров Потом и спектакль возник; потом был фильм «Оттепель». То есть как-то так все одновременно пошло.

К. Ларина Потом случились совсем заморозки.

О. Нестеров Заморозки.

К. Ларина А сейчас опять все расцвело бурным цветом.

О. Нестеров Да, вот сейчас всякие выставки.

К. Ларина Вы же видите, что вокруг творится. «Оттепель» просто внедряют в сознание, чипируют нас этой «Оттепелью».

О. Нестеров А что в этом плохого, Ксения?

К. Ларина Ну пусть хотя бы так.

О. Нестеров Вообще про это время нужно как можно больше знать, потому что это такая викторианская эпоха, которая длилась 3-4 года. Это время, когда все получилось, я ее зову, причем получалось везде. Исследовать время, когда все получалось во времени, когда не все получается, мне кажется, логично.

К. Ларина «Ксения, у вас в гостях многогранный, творческий человек!» – пишет нам наш слушатель Дмитрий. Дмитрий, вы абсолютно правы. И у нас сегодня есть повод, давайте мы прямо с него и начнем. Это грядущая премьера.

О. Нестеров Это грядущая премьера – «Гоголь-центр», суббота и воскресенье, 18-19 марта. Это мой новый спектакль – второй спектакль уже – называется он «Свобода №7». Но история такова, история такова…

К. Ларина Карл-Маркс-Штадт?

О. Нестеров Нет, не совсем. Это вообще про свободу. Формально это история про песни, которые сначала отделила от нас война, потом стена, потом они сгинули под обломками, потому как они родились в неправильное время – в те зловещие 12 лет, которые мир справедливо, в общем-то, отринул и не хочет об этом больше ничего слушать. Но песни не виноваты, что в неправильное время родились: они хорошие, они все из фильмов.

К. Ларина Это немецкие песни?

О. Нестеров Это немецкие песни. Я их полюбил, когда работал над своим первым романом «Юбка», перевел на русский язык. И в общем-то изначально у меня был замысел, который я и воплотил – это был такой кабаре-проект с «Капеллой Берлинских Почтальонов». Капелла – это такая формация была в довоенном Берлине, танц-капелла: скрипка или кларнет, аккордеон, бас, акустическая гитара, барабаны, которые обслуживали танцы. Это, знаете, как ВИА потом. И в довоенном Берлине это движение было очень развито, потому как свинг запретили как музыку чуждую, не арийскую, а свинговать-то как запретить? – это все равно, что сейчас запретить прямую бочку на танцах («пумс-пумс-пумс»). И поэтому, собственно, эти «Капеллы Берлинских Почтальонов» были такие летучие формации, которых порядок немецкий абсолютно не замечал. В общем, это был такой мой первый проект: я пел эти песни, рассказывал историю. Слишком много параллелей между фильмами довоенными нашими и их – сюжетные линии, актерские судьбы, даже очень много схожих нот. Сейчас это выходит в форме настоящего спектакля, где, в общем, с одной стороны формально я рассказываю про то время, про довоенный Берлин; с другой стороны, я вообще рассказываю… Не то что рассказываю, а хотел бы перенести в спектакль и дух Берлина современного и вообще современной Москвы.

К. Ларина Города.

О. Нестеров И вообще как быть свободным в любое время: как не потерять ощущение свободы, что это такое. И эта история, конечно, носит оттенок, в общем, тоже кабаре. Там будет большая мультимедийная часть: режиссер Илья Шагалов в общем-то очень хорошо всегда работает с видео. У меня в партнерах Рита Крон – артистка «Гоголь-центра».

К. Ларина И замечательная певица.

О. Нестеров И замечательная певица. Мы с ней будем разыгрывать вот эти истории.

К. Ларина Там есть какая-то драматургия в этом спектакле? Это же не просто концерт, правда?

О. Нестеров Конечно, конечно. Валерий Печейкин взял на себя драматургию, он наш драматург. Он поженил, в общем-то, мои тексты, которые я придумал, с диалогами из фильмов – и немецких, и наших – и в общем это все вылилось в такую вот историю.

К. Ларина Тогда давайте про Берлин поговорим немножко. Ваш Берлин когда возник в вашей жизни первый? Наверное, это была еще ГДР?

О. Нестеров Ну конечно. Это был 1975 год. Знаете, Ксения, мой Берлин возник… Я в Берлине в первый раз станцевал медленный танец. Я помню, как пахли ромашкой волосы Тетры Фоголь. Мне было 14 лет. Я даже помню, как звали девушку-немку. Потом Берлин у меня…

К. Ларина А почему вы там оказались в это время?

О. Нестеров Это был безвалютный обмен. Я учился в специальной школе немецкой, нас послали. Мы сначала приняли немцев, потом поехали туда. И в общем… Я впервые там, кстати, спел: в физкультурном зале я спел русскую народную песню «Мороз, мороз». И неожиданно для себя всем настолько понравилось, и я понял, что у меня, оказывается, есть голос.

К. Ларина Это первая заграница, наверное?

О. Нестеров Первая заграница, да. Ой… Я помню вкус лимонада ГДРовского, помню, как пахло в том Берлине. Всю эту атмосферу – 1975 год, конечно – я хорошо запомнил. И на меня это произвело впечатление. И еще я понял, что Германию я не изучаю – вспоминаю, потому как для меня, 14-летнего подростка почему-то было абсолютно ясно… То есть я видел, я знал, что в этой подворотне будет вот это, а здесь дом с колоннами, а здесь что-то еще. Я не знал, что это еще такое, но это помогало мне писать диктанты и предложения на немецком, будучи страшным лодырем. То есть как бы язык-то я вспоминал, где-то помнил, а потом… Вернее, до этого у меня вообще был немецкий родительный дом в Лефортово, немецкая специальная школа, потом туда…

К. Ларина То есть немецкий язык практически с детства вас сопровождал, даже с рождения? Учебники, наверное, другие были – не такие, как у нас?

О. Нестеров Да, да.

К. Ларина Шрайбикуса не было у вас?

О. Нестеров Шрайбикуса не было – я в специальной школе учился, там были другие персонажи. А потом я, собственно, очутился там аккурат накануне падения Стены. Это была моя первая зарубежная гастроль: мы играли на фестивале «Weltmusik für Kopf und Bauch» («Мировая музыка для головы и живота»), «Insel der Jugend» («Остров молодежи»). Мы играли тогда такой New Wave. И рухнула Стена, и я по сути не то что видел своими глазами, но я был накануне, это все витало в воздухе. Это было ужасно интересно.

К. Ларина Ну сам момент, в сам вот этот день падения вас там не было?

О. Нестеров Нет, в сам день меня там не было. Очень интересно. Ну и потом Берлин 2000 года, большой, еще как-то только-только определяющийся в своих каких-то… Самый веселый город на земле – город, который, собственно, имеет сложную судьбу, и он всегда умудрялся быть свободным в XX веке: даже при Гитлере он все равно фрондировал. На дне рождения Гитлера он отказывался выходить и приветствовать его, когда Гитлер проезжал там. Берлин всегда по отношению к… Держал свою марку. И, конечно же, все это не могло не прибежать ко мне в спектакль. Берлин для меня не пустое место. Это тот город, в принципе, где я мог бы жить, если бы я не жил в Москве.

К. Ларина Но подождите. Советский Берлин отличался от постсоветского, по вашим воспоминаниям, или все-таки нет?

О. Нестеров Конечно, отличался. Он был такой строгий и спортивный. Он был, может быть, конечно, поскучнее, потому что в Западной Германии я в тот момент не жил, хотя и журналы читал, и газеты оттуда как-то умудрялись… Он был такой, другого я сказать… Западный был покультурнее, разнообразнее. Туда же приехали – в Западный Берлин – тунеядцы всех мастей, потому что нужно же было жить в этом городе, который был отрезан от всей остальной Германии. Поэтому парней оттуда в армию не брали; в общем, туда все приехали и началась движуха. Туда и Дэвид Боуи за движухой приехал с Игги Поп, и многие другие, и Вим Вендерс снял свое «Небо над Берлином» по этой же причине. Такая история, да.

К. Ларина Ну а если говорить о немецкой культуре в высоком смысле этого слова – она вошла в вашу жизнь исключительно с немецким языком? Это то, что вот случайно произошло? Если бы не было немецкого языка, может быть, и не узнали бы вы ничего про этот город, про эту страну?

О. Нестеров Конечно. Это же любовь: когда не полюбишь, ничего не узнаешь. До этого ничего: ну, ходит кто-то там. А тут полюбил – все о ней узнал, вообще от и до: где родилась, как училась, как в 8 классе экзамены сдала. То же самое с немецкой культурой: сначала полюбил, а потом все узнал.

К. Ларина Ну а здесь кино какое присутствует в спектакле?

О. Нестеров Это кино все довоенное. И это тоже было очень интересно исследовать. Фильмы эти живут до сих пор даже у немцев благодаря песням, которые в них звучали, конечно же.

К. Ларина Марика Рекк?

О. Нестеров Ну в том числе. Но Марика Рекк – это не дива. Дивой там была Зара Леандер. Понимаете, Ксения, когда уехала Марлен, Рейх остался без дивы. И как только ее ни зазывали назад, ничего не помогало. Тогда приметили шведку Зару Леандер, она играла в антрепризе в Швейцарии. Дали ей роль, потом другую, и пошло. В нее влюбилось все мужское население Германии. Фильмы выходили дважды в год. Она брала большие гонорары в твердой валюте, не в рейхсмарках. Всегда пела свои песни низким чувственным контр-альтом – видимо, это и сводило с ума мужчин. В нее влюбился даже поэт Бродский: если вы прочитаете его эссе «О трофейном» – или как-то еще это называют – он там прямо так и пишет: «Что роднит меня с Адольфом Гитлером? – это любовь к Заре Леандер», которую я увидел в фильме «Дорога на эшафот», где она играла Марию Стюарт. Причем этот фильм… Знаете, очень смешные советские титры: «Иностранный фильм: Дорога на эшафот», а там только русские артисты, которые дублируют; даже там не написано, что это немецкий. Зара Леандер, конечно… И пишет Бродский о том, что его романтическая судьба взаимоотношений с женщинами в первую очередь и в последнюю очередь была обусловлена эталоном красоты и вообще эталоном женщины, которую он увидел в Заре Леандер в трофейном фильме. То есть все… Он равнялся-равнялся, но так себе и не смог подобрать девушку по этому эталону – это он и написал в этом эссе, что удивительно. Ну, многое другое…

К. Ларина А литература? – литература ваша какая немецкая? Кто?

О. Нестеров Литература? Ой, Ксения, а можно я еще про один фильм дорасскажу, а потом про литературу начнем?

К. Ларина Хорошо.

О. Нестеров Или, например, фильм – он назывался «Большая свобода №7». В общем, название спектакля «Свобода №7» – это парафраз. Есть в Гамбурге улица, которая действительно называется Большая свобода. В Сан-Паулу, в квартале красных фонарей. В общем, задумали фильм про моряков, с хорошими песнями. Нужно было как-то в войну поднять настроение, под бомбами. Начали снимать – прилетели бомбардировщики, город стал в руинах; переехали в Бабельсберг под Берлин – там стали бомбить; поехали в Прагу, в Баррандов, и там режиссер вдали от министерского ока позволил себе. Он снял абсолютно другой фильм, атмосферный, невеселый. Геббельс был в бешенстве, когда этот фильм увидел. Он тут же потребовал добавить №7 к «Большой свободе», чтобы было понятно, что речь не идет о Большой свободе, а это просто название улицы и номер дома. Но тем не менее фильм запретили, но продали за валюту шведам (была в Германии такая практика). Если фильм с той же Марикой Рекк посмотрите «Девушка моей мечты», там нет ни одной свастики в принципе, даже на форме железнодорожников, где она реально присутствовала – там все вычищено, Рейх вычищал, потому что прагматично продавал свои картины за валюту. Здесь то же самое: все поганой метлой они… Фильм запретили, шведам продали, 1.5 миллиона получили. Но немцы увидели эту картину только в сентябре. Это был первый послевоенный фильм, любимый в обеих Германиях – как сейчас говорят, культовый. Потому что он очень совпал по настроению – атмосфера тревоги, печали, безысходности (что будет дальше?) Песня, которую поет герой этого фильма – стареющий, пьющий экс-матрос Ханнес – называется «La paloma». Это всем известная песня «Голубка», которую и Шульженко пела, которую испанец Ирадьер сочинил 200 лет назад. Но сам режиссер был типа нашего Эльдара Рязанова: он очень любил музыку и всегда писал слова к песням. Здесь он взял этот вечнозеленый хит и сам написал слова, которые были очень грустны, очень проникновенны. Вот такая история.

К. Ларина Хорошо, давайте мы тогда перенесем вопрос литературный на следующую часть нашей встречи. Я напомню, Олег Нестеров у нас в гостях. Спектакль, о котором мы сегодня говорим, еще никто не видел – называется он «Свобода №7». И у нас есть билеты на премьеру на 18 марта, дорогие друзья. Что вам нужно для этого сделать? На SMS +7 985 970-45-45 ваши вопросы к Олегу Нестерову – мы будем изучать, и за самый оригинальный и интересный вы и получите эту пару билетов на премьеру спектакля «Свобода №7». А сейчас новости.

НОВОСТИ

К. Ларина Возвращаемся в программу. Я напоминаю, что сегодня у нас в гостях Олег Нестеров, мы представляем премьеру спектакля «Свобода №7», который состоится в следующие выходные в «Гоголь-центре». Автор и исполнитель здесь перед вами – Олег Нестеров.

О. Нестеров Спасибо.

К. Ларина Есть билеты. Повторяю: если вы хотите попасть на премьеру спектакля, придумайте вопрос для Олега и пришлите его нам на SMS +7 985 970-45-45. Я только скажу, что на другие спектакли все продано, все билеты отдали, так что больше никаких заявок не присылайте, займитесь делом. Мы остановились на немецкой литературе.

О. Нестеров Да, на немецкой литературе.

К. Ларина Да, потому что все очень непросто, вы же понимаете. Это, я так понимаю, не Генрих Гейне и не Гете с Маргаритой.

О. Нестеров Ну, вы знаете, Гете, кстати, может пойти. Где-то к 60, я думаю, что начнется.

К. Ларина У меня есть, кстати, любимый автор, мне даже интересно, что вы любите.

О. Нестеров У меня Ремарк, конечно.

К. Ларина Да.

О. Нестеров Но по факту. Ремарк – так случилось.

К. Ларина Я почему спрашиваю? Потому что для меня есть произведение, которое не отпускает меня всю мою жизнь сознательную, я к нему все время возвращаюсь.

О. Нестеров Это что?

К. Ларина И мне кажется, что эта тема тоже вам близка, тема для размышлений. Это роман Клауса Манна «История одной карьеры Мефистофеля». Фильм мы все знаем – блестящий фильм по этому роману, который снял Иштван Сабо. И вообще эта тема художника и власти невероятно важна в нашей жизни, постоянна, а уж для эпохи Третьего Рейха, о которой вы говорите, наверняка особенно. Есть ли эта тема?

О. Нестеров Конечно, конечно. В общем, мне кажется, нет фильма и нет истории в моем спектакле, где этой темы бы не было. Она может решаться в одну сторону или в другую, но либо это, как я уже описал, такая фронда, отказ, переиначивание, то есть с ног на голову переворачивание изначального замысла и в омут с головой. Были и другие примеры – например, роман Мопассана «Милый друг». Ну вот как в Рейхе бы экранизировали Мопассана «Милый друг», как вы думаете, Ксения? Поручили австрийцу. Австриец сам бывший опереточный тенор, он снял, с одной стороны, такую чуть-чуть оперетту венскую, с другой стороны, жутко много фривольностей себе позволил (прошел по красненьким на тот момент). Но он умудрился сделать из романа Мопассана прямо-таки политический памфлет.

К. Ларина Ничего себе.

О. Нестеров Если герой Мопассана – просто карьерист, который карабкается к успеху через свои любовные победы, то в фильме герой такой милый человек, который попадает в жернова парижского общества времен третьей республики. И получается такая черная сатира на парламентаризм, свободу прессы, взгляд оттуда (вы понимаете, о чем я говорю). То есть никто не просил: «Ну сними Мопассана». А он настолько приветствовал возвращение Австрии в лоно большого Рейха… В общем, вот вам другая ипостась художника и власти. В общем, фильм в нашу коллекцию попал не потому, что он там… А потому что оттуда титульная песня чудо как хороша – «Be la Mie» – ее и по-итальянски, и по-французски поют. Итальянцы думают, что она французская, французы – что итальянская; никто не верит, что это немецкая. А он впервые… Я ее исполню, кстати, вместе с Ритой Крон по-русски. Но вот буквально в каждой песне… Невозможно было пройти, не сорвавшись туда или сюда. Хочу сказать, что даже постфактум эти песни и эти фильмы воздействовали на политическую судьбу. Знаете ли вы, Ксения, как был написан гимн ГДР?

К. Ларина Нет, конечно. Тем более вы анонсировали уже этот рассказ.

О. Нестеров Он был просто слизан с довоенного кинохита «Goodbye, Johnny»: «Goodbye, Johnny, goodbye, Johnny». Гимн ГДР – очень красивый, кстати – звучит так: «Auferstanden aus Ruinen…» В общем, до сих пор мнения расходятся, идут бурные дебаты, что это было: либо недобросовестность композитора Эйcлера, либо простая случайность, либо вообще даже фига в кармане по отношению к большому советскому брату. Потому что было точно известно, что Сталин этой картины не видел, мотивчика не слышал. Герой этого фильма… Мало того, что этот фильм был снят – откуда песню стырили для гимна – был снят в Рейхе, так это еще он смотрелся не как немецкий: это был мастерски сделано на американский вестерн про конец XX века. И герой этой картины оказался в конце концов английским шпионом (вот так завернули вестерн ковбойский про английского шпиона). И вполне возможно, что Штази закрыла глаза на то, что, очевидно, взяли вот это и сделали гимном. Подумали: ну пусть, пожалуйста, куплеты симпатичного алкоголика-шпиона лягут в основу гимна ГДР. «Шпиона» в ГДР очень любили и уважали.

К. Ларина Вы, кстати, не смотрели спектакль «Демократия» в РАМТе?

О. Нестеров Нет.

К. Ларина Надо сходить посмотреть.

О. Нестеров Обязательно, хорошо.

К. Ларина Это как раз про историю про шпиона ГДРовского, который был помощником Коли.

О. Нестеров Интересно, да.

К. Ларина Очень интересно.

О. Нестеров Очень интересно.

К. Ларина Там, кстати, тоже есть музыка немецкая очень хорошая. Советуют нам с вами посмотреть. Слушайте, по поводу музыки еще хотела спросить: а мы-то много натырили – я имею в виду советский Союз композиторов – из немецкой трофейной музыки? Ведь были такие случаи?

О. Нестеров Тырили друг у друга. Ну, «Марш авиаторов», конечно. Но это был реэкспорт: это в Энгельсе базировался немецкий авиационный полк, а по Версальскому договору они не могли иметь свое ВВС, поэтому они здесь учились, тренировались. И взяли себе «Марш авиаторов», и как бы и там он стал «Маршем авиаторов». Вы знаете, что, например, вот эту знаменитую песню, под которую, кстати, Штирлиц встречал связного из центра и ненавидел этот фильм…

К. Ларина С Марикой Рекк?

О. Нестеров Копелян говорил: «Штирлиц ненавидел это».

К. Ларина 17 раз смотрел.

О. Нестеров 27 раз.

К. Ларина Вы знаете последние новости, что она, оказывается, была агенткой советской?

О. Нестеров Да, конечно. Я прочитал, это новость последней недели. Почему-то я не удивился – почему, не знаю. Кстати, вы знаете, Ксения, что она отплясывала своими ножками пухловатыми перед Штирлицем по пластмассовому полу и по этому пластмассовому полу отплясывает своими прекрасными ножками Любовь Орлова в фильме «Весна»? Это баранда-фильм на тот же павильон, одна и та же танцплощадка. Небольшой стиль, вот. Так вот эту песню цветочной продавщицы/ночной бабочки изъяли в трофейной версии, потому что она очень… Она звучит так: «На мосту стою я каждый вечер И влюбленным парам продаю цветы…» Но это практически: «На границе тучи ходят хмуро…» и так далее.

К. Ларина Вилли Брандт меня поправляют, не Гельмут Коль – спасибо большое, всех перепутала.

О. Нестеров Хороший человек был Вилли Брандт.

К. Ларина «Обращались ли вы в своем творчестве к истории и трагедии Кенигсберга?» – спрашивает вас Максим.

О. Нестеров В своей книге «Юбка» я своих героев в секретную лабораторию, где они занимались исследованием новой музыки, я отправил, собственно говоря, в Раушен под Кенигсберг. Причем я даже видел саму эту виллу, где я их поселил – она такая первая линия, дюны, дальше море. То есть только на этом уровне, больше… Ну, история Кенигсберга – это для меня такая штука, мимо которой не пройдешь. К ней все время возвращаешься и задаешь себе вопросы. Часто бываешь там, смотришь, как там, что там; по Косе ездишь, в соседнюю Польшу переезжаешь, в Литву – как не задавать себе вопросы? Но так, чтобы посвятить этому что-то серьезное – нет.

К. Ларина Тут тоже, кстати, Максим рекомендует вам еще одну работу театральную по этому поводу – спектакль «Кантград» в Театре.doc. Очень интересно, я тоже хочу посмотреть ее. Вопрос Нестерову: «Мы пошли на ваш спектакль в Мейерхольд-центре, и казалась, тема довольно депрессивная: очень одаренные люди покончили с собой. Но ощущение от зрелища осталось светлым. Что в жизни Китайского и Шпаликова позволяет относиться к жизни и к миру с оптимизмом? В чем истоки вашего к ним жизнеутверждающего отношения?» Хороший вопрос.

О. Нестеров Да, спасибо, это очень хороший вопрос. Вы знаете, каждый из них выполнил свою миссию. В конце этого спектакля я говорю о четырех… О том, что у каждого художника есть четыре пути: не делать и не бороться, как Китайский; казалось бы, сдаться, но это совсем другое – бороться и делать, как Мотыль, или бороться, но не делать, как Смирнов, которого 30 лет запрещали ставить…

К. Ларина У Андрея Сергеевича сегодня день рождения.

О. Нестеров Андрей Сергеевич, с днем рождения!

К. Ларина С днем рождения!

О. Нестеров Или вот как Шпаликов, который делал, но не боролся. И собственно миссия Китайского – он был пророком, который вовремя понял, что сил взойти на голгофу у него не хватит, и в общем он достаточно… «изящно» не то слово… очень точно выбрал для себя другую судьбу. Он, в общем-то, повесился на осине, как Иуда Искариот. И Шпаликов умудрился сделать многие вещи, хотя и умудрился не сделать многие вещи, но тем не менее когда идешь по стрелке (а стрелка – это твоя совесть), когда делаешь, что она велит, тогда, в общем-то, все и получается, и жизнь заканчиваешь, несмотря на трагический финал, все равно в плюсах. Знаете, Ксения, есть такое понятие «небесное казино». Мне кажется, Нассим Талеб в своем эссе «Черный лебедь» его ввел, но, может быть, я и фантазирую: я, знаете, иногда увлекаюсь и додумываю какие-то вещи. Как устроено казино? Оно же всегда в выигрыше, как бы мы там чего не выигрывали, за счет теории игр: там есть зеро, дабл-зеро, вся выручка идет… То есть от 2.5% до 5% при любом исходе получает казино. Собственно, мир устроен так, что что бы ни случалось, какие бы войны и катаклизмы не происходили, все равно общий вектор идет вверх, все равно история развития человечества. Мир эволюционизирует в определенную сторону, потому как ленинградские ученые, придумывая ДОТУ (достаточно общую теорию управления), когда они придумали, как наводить, извините, боеголовки баллистических ракет, придумали супертеорию и назвали ее ДОТУ. Суть ее, предиктор, корректор – вектор вышестоящей системы корректирует вектор цели нижестоящей системы. А, собственно… То есть весь наш мир, вся наша Вселенная – это система и подсистемы, вложенные в иерархии друг в друга. И понятно, что наверху. И рано или поздно правда всегда побеждает. И когда-то Майкл Джексон тоже говорил… Ему говорили: «Майкл, миром правят ложь и обман». Он говорит: «Ну да. На короткой дистанции. А правда – марафонец».

К. Ларина «Уважаемый Олег, какая песня из нового спектакля лучше всего отражает ваш характер?»

О. Нестеров Ну как раз «Ла Палома»…

К. Ларина «Голубка»?

О. Нестеров Спетая с текстом Койтнера. Она совсем другая – ее, в общем… Не буду объяснять, лучше придите.

К. Ларина «Олег, добрый день. Есть ли в вашем спектакле та же атмосфера тревоги и неуверенности в будущем? Почему вы считаете, что это будет интересно сегодняшнему зрителю, тем более московскому?»

О. Нестеров Вы знаете, нет там тревоги, нет атмосферы тревоги и неуверенности в будущем. Моя задача как раз – говорить о свободе, о том, что самое важное все внутри и что можно быть свободным при любых обстоятельствах. Как гениально сказал Бродский в беседе с Соломоном Волковым: «Система может нас уничтожить только как личность. Если она нас уничтожает как сущность, это значит, наша сущность недостаточно прочна, для того чтобы не быть…» Извините за неточную цитату…

К. Ларина А вот скажите, вы это узнали?

О. Нестеров То есть (извините, я договорю) эти что советская система, что еще похлеще – это такие в общем-то… Это такие, с другой стороны, фильтры, которые фильтруют настоящее от ненастоящего.

К. Ларина Ну вы когда это поняли – вы лично, Олег?

О. Нестеров Ммм… Я это понял… Вы знаете, я это понял, как ни странно, в конце 1980-х, в самом конце, когда рок на баррикадах, митинги на Пушкинской площади (я слушаю, открыв рот). Я записываю альбом постполитический, постминорный, который называется «Пестрые ветерочки». Почему-то в тот момент для меня – я не знаю, почему – все ясно. Не знаю, ответил или нет.

К. Ларина Так, здесь еще пишут знаете про что? «Песенка «Про 5 минут» начисто слизана с какой-то немецкой песни. Это плагиат третьего уровня», – пишет нам Николай.

О. Нестеров Николай, дорогой, спасибо за информацию. Давайте доложим куда следует.

К. Ларина Нет, «плагиат третьего уровня» – чудесно. Здесь очень много вопросов, конечно, про спектакли, про творческие планы и про то, нет ли желания сделать спектакль по Ремарку, нет ли желания снять кино. Ну вот про кино я тоже поддержку вопрос, поскольку прямо вот уже чувствуется, что уже пора.

О. Нестеров Ксения, в общем, у меня купили права на книгу «Небесный Стокгольм». И, в общем, если все будет хорошо, должен быть сериал. А там посмотрим.

К. Ларина Нет, ну это же не вы будете делать.

О. Нестеров Не я буду делать.

К. Ларина А вот вы же так чувствуете кино, и атмосферу, и интонацию – такие редкие качества.

О. Нестеров Вы думаете? Стоит в этом, да?

К. Ларина А почему нет?

О. Нестеров А почему нет?

К. Ларина Такой гимн тем более вы кинематографу поете вот уже какой раз, получается.

О. Нестеров Какой раз… У меня есть идея. Эта идея называется «Все не кончится старость». Я не буду вдаваться в подробности. Вообще это про 1990-е и про самое начало 2000-х; отчасти эта история автобиографичная, даже, наверное, это на 90-95% то, что в моей жизни происходило – с какими чудесами я встречался, каких людей видел и почему старость никак не может кончиться, даже если она начнется.

К. Ларина Опять же спрашивают про время Третьего Рейха, уж коль мы сегодня так много про это вспоминаем и говорим: «По вашим ощущениям, что произошло с народом в это время? Есть ли ответы на сегодняшние вопросы в том времени?»

О. Нестеров Вообще история – это штука полезная во все времена. Изучать историю, для того чтобы не попасться. Опять же, эти ленинградские ученые описали иерархическую пирамиду управления людьми, и там на нижнем уровне «быстро, но неэффективно» – это сила, потом деньги, потом яд (имеется в виду зависимость – алкоголь, наркотики), потом идеология, потом история (можно же управлять людьми через историю – изучать историю, чтобы управлять). Наверху, если кому любопытно – это управление через мировоззрение. Это не идеология, это мировоззрение. Если с одного угла смотришь на мир, то, в общем-то, тебе и управлять не нужно, это такая бесструктурная штука: все взяли и пошли. И любой проект, в частности музыкальный (я имею в виду в современной музыке) зачастую строится не на профессиональных отношениях, а именно на мировоззренческих. Вот есть The Beatles, а есть Пол Маккартни и его супермузыканты современные – понятно, где на чем строилось управление и где было лучше. Признаюсь честно, в моей жизни есть только нон-фикшн. Первый роман, который я… Ну, может быть, что-то я пропустил… Который я читаю после долгого очень – может быть, двадцатилетнего перерыва – это Толстой «Анна Каренина». А до этого нон-фикшн и очень много исторических книг: то одна…

К. Ларина Сами написали роман.

О. Нестеров Да. То одна эпоха, то другая. Знаете, Ксения, я даже как-то про себя подумал, что на самом деле моя профессия – это структуризация информационных потоков и такое их окрашивание, для того чтобы…

К. Ларина Вы против потоков идете, против всех потоков.

О. Нестеров Это да.

К. Ларина Все про «28 панфиловцев», а вы про Берлин довоенный.

О. Нестеров Да… А знаете, что я еще сейчас делаю? Я начал очень большой проект, посвященный советской киномузыке. Я взял пул из 15 композиторов – прекраснейших, просто прекраснейших – и буду издавать… Сам соберу сборники, буду издавать и на виниле, и в цифре. Мне очень хочется, чтобы…

К. Ларина Сами будете исполнять?

О. Нестеров Нет, нет, я просто сделаю компиляции. Мне очень хочется, чтобы современные молодые люди ощутили. То есть им будет дико интересно и дико любопытно. И в общем-то по большому счету музыкальное исследование еще не было сделано, а надо было бы.

К. Ларина Ну что, у нас уже пошла «Кода»?

О. Нестеров Это музыка из спектакля «Из жизни планет». Кстати, приходите 13-14 апреля в Центр имени Мейерхольда, а для поклонников «Мегаполиса» 29 мая, в день тридцатилетия мы дадим юбилейный концерт в «Гоголь-центре».

К. Ларина Ах, надо прийти.

О. Нестеров Так что… Вы первая, кому я об этом говорю.

К. Ларина Отлично. Ну и «Свобода №7» – желаем успеха этому спектаклю.

О. Нестеров Да. В эту субботу и воскресенье жду вас в «Гоголь-центре».

К. Ларина Ни пуха.

О. Нестеров К черту.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


andrew111 12 марта 2017 | 16:09

А что именно такое "у нас всё удавалось" во времена, если я правильно понял, оттепели начала 1960-х годов? Дерьмовые порядки, дерьмовая техника и технология, убогий быт и образ жизни... сплошная серость - ничего хорошего там не было.

В те годы с тогдашней ГДР меня связывали две вещи... Первая вещь была вполне материальной и осязаемой - мой немецкий полудетский-полувзрослый велосипед, наподобие нашего "Орлёнка" для переходного возраста, но гораздо лучше по культуре исполнения и надёжности, с обилием хромированных деталей и прочной окраской тёмно-синего цвета. Во дворе мне завидовали... К сожалению, не помню его марку... но мои фото тех лет с велосипедом остались.

Вторая вещь была скорее виртуальной, чем реальной... Моя переписка со сверстницей из ГДР. Она старалась писать мне по-русски, а я - отвечать по-немецки... У неё неплохо получалось, а вот как у меня - не знаю. Она присылала мне письма на хорошей бумаге и с красивыми, качественными открытками... А у меня ничего подобного не водилось - советские открытки сплошь отличались блёклостью и непрезентабельностью, и мне было стыдно за себя и за свою страну. Переписка постепенно угасла... и ничего от неё у меня не сохранилось.


petrovich_spb 13 марта 2017 | 20:33

Про гимн ГДР оригинальная история))). Да и не только. Спасибо.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире