'Вопросы к интервью
К. ПОХМЕЛОВ: 23 часа 8 минут в российской столице. Добрый вечер. В студии Константин Похмелов. Николай Котов за режиссерским пультом. И сегодня, как обычно по средам, в гостях у программы «Кредит доверия» Владимир Мау, ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ и главный редактор журнала «Экономическая политика». Владимир Александрович, добрый вечер.

В. МАУ: Добрый вечер. Теперь академия называется Российская академия народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ.

К. ПОХМЕЛОВ: Это очень долго, я повторять не буду. Я думаю, наши радиослушатели услышали.

В. МАУ: Но традиционное название мне очень нравится.

К. ПОХМЕЛОВ: Раз вы упомянули об этих изменениях, давайте-ка начнем с вопросов именно касательно академии и тех изменений, которые произошли. Вот, например, пишет нам преподаватель из Екатеринбурга: «Создан мегавуз – Российская академия народного хозяйства и госслужбы, вуз с 70 филиалами. Вы назначены ректором. Как вы себе представляете работу такого образовательного учреждения? Известно, что на иерархическом уровне управления не может быть более 6-7 подразделений, иначе система становится неуправляемой. У вас будет 70!»

В. МАУ: Если быть точным, то 64 и Москва. Да, это, действительно, проект, это мощный проект, это вызов и для меня, и для всего коллектива моих коллег, коллективов этих академий. Перед нами стоит задача формирования уникального – одного из лучших, я надеюсь, в мире – учебного заведения, дающего гуманитарное и общественно-экономическое образование, готовящего госслужащих, готовящего предпринимателей.

Мои коллеги и я, мы видим эту задачу как формирование школы, которая дает прикладное гуманитарное или социально-экономическое образование. Что такое прикладное гуманитарное образование? Это управленец. Это человек, получающий гражданскую профессию – историк, экономист, социолог, может быть, философ, политолог, – но также и набор управленческих компетенций. Вообще, никогда не понимал, что такое специальность «Управление» в бакалавриате. Что такое 17-летние ребята и девочки, идущие то ли в государственное управление, не дай бог, то ли в бизнес-управление. Все-таки управление, как и педагогика, кстати, это стиль жизни, это дополнительная компетенция, которая должна нанизываться на гражданскую специальность.

К. ПОХМЕЛОВ: Иными словами, просто на начальника выучить невозможно.

В. МАУ: Абсолютно. Ни на начальника, ни на предпринимателя. И в этом смысле мы это делали в Академии народного хозяйства, мы будем это делать и дальше – мы хотим давать хорошее гуманитарное или социально-экономическое – что немножко разные вещи – образование, дополняя его прикладными управленческими компетенциями.

У меня есть такая мечта – я экономический историк – мечта о специальности «Прикладная история». Когда я говорю «специальность», это не то, как обязательно написано в дипломе, а что человек собой представляет. Т.е. он знает историю, но историю не как истории, которые Вральман в «Недоросле» любил, гораздо был истории рассказывать, а он знает историю как набор кейса. Ведь всё в жизни было. Очень редко какое правительство или какой бизнес решают принципиально новую задачу. Мы в 90-е годы, правда, решали принципиально новые задачи, но это бывает очень редко. Обычно разные правительства решают схожие задачи, но на разном уровне экономического развития.

К. ПОХМЕЛОВ: В истории можно найти аналоги.

В. МАУ: История этим и интересна. Этим очень интересна литература. Потому что если читать литературу не только как фикшн, но и как набор ситуаций и управленческих выводов, это тоже очень интересно. Может быть, искусствоведы и чисто историки меня осудят, но я так понимаю прикладное гуманитарное образование. И мне кажется, что именно здесь может быть та ниша, те задачи, которые никто не решает не только в стране – высокомерно скажу, – но и в мире. Конечно, наличие сети, наличие большой филиальной сети – это очень сложно. Наверное, это то, чем придется заниматься долго. Но большие результаты получаются при больших задачах.

К. ПОХМЕЛОВ: При кропотливом труде, абсолютно согласен. Продолжение вопроса от того же слушателя, он обеспокоен: «Сможете ли вы обеспечить сопоставимый уровень образования в таком неоднородном образовательном учреждении?» Т.е. нужны специалисты, судя по тому, что вы рассказали, всех направлений.

В. МАУ: Я постараюсь – вот единственное, что могу сказать. Вряд ли радиослушатели хотят, чтобы я расписался кровью. В любом случае это задача не только моя. Это моя ответственность и мои, если угодно, репутационные риски, но это задача всего коллектива, обеих академий и тех региональных школ, которые здесь есть. Это очень непростая задача. И вряд ли кто-то всерьез бы воспринял, если бы я сказал, что у меня есть такой секрет, магический камень, который всё легко решит.

Это задача, требующая усилий, требующая средств, требующая административной и политической поддержки. Но в общем мы видим сейчас, что сдвиги в образовании есть. Принято критиковать образование, но сдвиги в образовании налицо. И логика в формировании таких опорных вузов – будь то региональных опорных вузов или исследовательских вузов, – она налицо. Я думаю, сейчас как раз очень удачный момент для постановки и решения этой задачи.

К. ПОХМЕЛОВ: И в завершение этой темы наш слушатель, студент пишет: «Не получится ли как с другими объединениями, например, в Приволжском федеральном университете на базе КГУ? Никакой интеграции не произошло, и остается множество факультетов одинаковой направленности». Вам не знакома эта история?

В. МАУ: Во-первых, КГУ существует очень недавно, там просто разбег очень короткий. Сколько? Это реально годовая история.

К. ПОХМЕЛОВ: Т.е. судить еще рано.

В. МАУ: И я понимаю ректоров, которые не хотят ломать существующие программы. Это такой формальный ответ. Интеграция – это вопрос не сегодня на завтра и даже не с одного месяца на другой, это длинный процесс, если не рушить процесс. С другой стороны, есть еще один аспект, на который иногда не обращают внимание. Академия народного хозяйства, где я последние 8 лет был ректором, это особое учебное заведение, созданное в ее нынешнем виде моим предшественником, академиком Абелом Гезевичем Аганбегяном, человеком, стоявшим у истоков рыночной экономики и рыночной идеологии в нашей стране.

Мы, например, не боимся конкуренции между факультетами. Конкуренция может быть бессмысленна в одной организации, но может быть и осмысленна. Если несколько школ предлагают программы «Менеджмент» или MBA (Master of Business Administration), но предлагают в разных нишах, конкурируют друг с другом, это далеко не всегда плохо. Другое дело, что это должна быть справедливая конкуренция.

К. ПОХМЕЛОВ: Т.е. вы, как руководитель, в данном случае будете позволять, чтобы такая конкуренция была. Т.е. такого направления жесткого не предусматриваете, да? Я неточно выразился…

В. МАУ: Вы знаете, о программе есть два критерия: образование должно быть качественным и находиться в рамках действующего российского законодательства. А всё остальное можно.

К. ПОХМЕЛОВ: Закончили мы с вашей академией, академией, руководимой вами – будет правильнее сказать. Теперь другая тема, которой, к сожалению, мы сегодня не избежим, коснемся непременно, потому что наши слушатели задают вопросы. Естественно, речь идет про ситуацию с отставкой Юрия Михайловича Лужкова. Сегодня поступила информация… По крайней мере, по информации газеты «Собеседник» новым мэром станет Владимир Кожин, управляющий администрацией президента. Если посмотреть на путь в управлении Юрия Михайловича Лужкова и управленческий опыт в этом же направлении Владимира Кожина, как вы думаете, подобный специалист сможет после управления делами президента потянуть управление нашей столицей?

В. МАУ: Это зависит от того, как управлять. В конце концов, Юрий Михайлович тоже не был вечным мэром. Я бы не стал сейчас гадать и строить спекуляции. Я бы сказал так – талантливый человек талантлив во всем, в том числе и в управлении тем, за что он берется управлять. Рассуждать заранее по фамилии, по творческой биографии достаточно бессмысленно. В конце концов, может ли профессор быть ректором? Иногда может, а иногда нет.

К. ПОХМЕЛОВ: Согласен с вами. Дождемся уже назначения и вернемся к этому разговору. И еще один вопрос, из Красноярска нам пишет вольноопределяющийся: «Что же такого особенного в Лужкове есть? В стране много мэров, не менее хозяйственных, энергичных и умных, только руки у них связаны, их городские бюджеты нищие, денег не хватает. Легко быть хорошим мэром, когда полезные ископаемые добываются по всей стране, а налоги платятся в Москве. Бюджет Москвы 33 млрд. долларов, это четверть ВВП всей страны, а население Москвы всего 7% от страны». Насколько объективна и справедлива, как вам кажется, критика нашего слушателя из Красноярска?

В. МАУ: Это, конечно, не четверть ВВП – федеральный бюджет меньше четверти ВВП страны, так что это полная передержка. Вы знаете, мэр столицы – это всегда особая роль. Особенно мэр, который занимает эту позицию долго, почти два десятилетия. Я с давних времен внутренне сравниваю Юрия Михайловича с Османом. Был такой знаменитый мэр Парижа – вот бульвар Осман в центре Парижа, – который был мэром на протяжении всей второй империи. Вторая империя, Луи Наполеон, мэр Парижа предал Парижу в значительной мере современный облик, разрушил часть старой архитектуры и стен, разбил бульвары. Надо полагать, что был сильно коррумпирован, но бульвар его именем в центре Парижа назван.

К. ПОХМЕЛОВ: И как о нем вспоминают сейчас французы?

В. МАУ: Честно говоря, не знаю. Они знают бульвар Осман.

К. ПОХМЕЛОВ: И тогда последний вопрос на эту тему от преподавателя из Казани. Его интересует, как могут сказаться перемены власти в Москве и грядущий передел собственности на экономической ситуации и на курсе рубля, в частности.

В. МАУ: Понимаете, на курс рубля влияет так много факторов, что это точно не будет решающим. Я бы не исходил из того, что передел собственности предстоит по определению. Да, какие-то подвижки, наверное, будут, но все-таки мы должны понимать, что ситуация в Москве, с точки зрения предпринимательской активности, сильно зажата. Транcакционные издержки наведения бизнеса в Москве высоки.

К. ПОХМЕЛОВ: Какие издержки?

В. МАУ: Транcакционные.

К. ПОХМЕЛОВ: Поясните, мне, в частности.

В. МАУ: Дополнительные издержки, которые нужно нести для осуществления транcакций, для осуществления сделок. Поэтому, в принципе, если они понизятся, Это будет способствовать конкурентоспособности московской экономики.

К. ПОХМЕЛОВ: Закрыли тему Юрия Михайловича Лужкова, и так говорим про него без остановки. Давайте теперь вот о чем. Мне понравился вопрос от дворника из Португалии: «Почему пенсию в России не сделают только накопительной (так исчезнет непреодолимый разрыв между двумя поколениями – работниками и пенсионерами, появится стимул эффективно работать, не надеясь на принудительное милосердие общества) и не отменят пенсионный возраст (выходи на пенсию, когда хочешь, только по-разному будешь получать)?»

В. МАУ: Вы знаете, Иисус Христос когда-то говорил: «И в Израиле не встречал я такой веры», когда самаритяне восхищались им и верили в него больше, чем его соотечественники. В общем, последний вопрос исключительно правильный. Можно саморекламу? В ноябрьском номере журнала «Форбс» будет моя ежемесячная колонка как раз именно об этом, где я предлагаю отказаться от пенсионного возраста, вообще от государственной системы пенсии – это довольно провокативный, дискуссионный вопрос, – потому что это просто не соответствует постиндустриальным вызовам, особенностям постиндустриальной экономики.

Объяснение очень простое. Когда современная пенсионная система создавалась – это было в конце 19 века, – пенсионный возраст был 70 лет, а средняя продолжительность жизни 45-50. В этой логике пенсионный возраст сейчас для бюджетной пенсии должен быть где-то 90-100. И в этом смысле обсуждать 60 или 65 бессмысленно. Потому что если пенсионный возраст 60-65, т.е. ниже средней продолжительности жизни, а не сильно выше, как это было, когда эта система создавалась, то мы должны понимать, что мы должны найти с вами другие источники доходов бюджета, иначе у вас почти весь бюджет будет уходить в пенсию со временем, или, по крайней мере, половина бюджета.

Именно поэтому в современном мире, в мире более длинной продолжительности жизни и преимущественно городского населения, скорее всего, государство должно больше сосредоточиться на страховании здоровья и инвалидности, т.е. помогать бедным и вкладывать в здравоохранение, удлиняя активную жизнь, а не в пенсии, ставя вопрос пенсии и вообще о пенсионной стратегии на личное усмотрение человека – держать деньги в пенсионном фонде или в частном, а может быть, не держать нигде, а найти хорошую жену или мужа, которые не кинут в старости, или воспитать больше детей.

Т.е. в современном мире есть такой выбор, это не поощрение дожившим до 70 лет при средней продолжительности жизни 45. Поэтому, действительно, это очень правильный вопрос. Примитивная накопительная система при сохранении пенсионного возраста и нашей средней зарплаты всё равно эти проблемы не решает, потому что ставки накопления должны быть слишком высокими, чтобы пенсия в конце жизни была пристойной.

К. ПОХМЕЛОВ: Еще один вопрос. Я не знаю, поэтому спрашиваю. Если, допустим, человек по какой-то причине – на производстве несчастный случай – человек погибает. Его пенсия, которую он заработал, куда сейчас идет?

В. МАУ: Если это частные накопительные пенсионные схемы, то наследникам. Там зависит от страховых схем. А государственная пенсия перестает платиться. Или если он погиб на производстве, не будучи пенсионером, то, насколько я знаю, семье полагаются какие-то выплаты детям до достижения совершеннолетия. Но это не проблемы пенсий, это проблемы социального страхования.

К. ПОХМЕЛОВ: Таня возвращает нас с вами к разговору об академии: «В России ваши выпускники смогут найти работу? Разве у нас управляет не система?»

В. МАУ: Во всякой системе управляют люди. Самое простое, конечно, всё валить на систему: не конкретные люди решения принимают, а система.

К. ПОХМЕЛОВ: В конце концов, систему тоже делали когда-то люди и поддерживали ее.

В. МАУ: В общем, да. Я не представляю себе систему без людей. Знаете, это из области того, что первично – общество или человек. Вот Маргарет Тэтчер любила говорить (и я на «Эхе Москвы» часто повторяю эту фразу): «Я не знаю, что такое общество. Я знаю, что такое человек и его семья».

К. ПОХМЕЛОВ: Это очень хороший подход. Отдыхающий из Германии: «Уважаемый Владимир Мау, поясните простой вопрос: почему в 50-е годы люди знали, что такое рабство, феодализм, капитализм, а сейчас – ни малейшего представления ни на каком уровне. Я уже не говорю о демократии и коммунизме, это не под силу никому».

В. МАУ: Мы, видимо, общаемся с разными людьми. Те, с которыми общаюсь я, знают, что это такое. Но если обобщить вопрос, если отвечать более занудно и более серьезно, то, конечно, у нас есть провалы в историческом образовании. При всей критике марксизма, в марксизме было то огромное методологическое достоинство – что, кстати, всегда подчеркивал Егор Тимурович Гайдар, – что он давал исторический контекст экономического, социального и политического анализа.

Марксизм имел ту важнейшую методологическую особенность, которая теряется в современном преподавании многих предметов, в том числе и экономики, это то, что предмет развивается, что он не стационарен, что он не только функционирует, но и развивается, что у него есть исторический контекст. Другое дело, что можно обсуждать: вот эта цепочка – рабство, феодализм, капитализм, она справедлива или нет, для какой страны она справедлива.

Знаете, в Советском Союзе бытовал такой анекдот: под какими лозунгами маршировали рабы в Древнем Риме? Да здравствует феодализм, светлое будущее всего человечества. Конечно, если не вульгаризировать, исторический контекст знаний очень важен. Но мы здесь обращаемся к нашему первому вопросу о том, как мне видится прикладное гуманитарное образование. Именно так – понимание, в какой точке находимся мы в контексте длинной человеческой истории.

К. ПОХМЕЛОВ: Иными словами, в вашей вновь образованной академии эти марксистские, так сказать, направления, они будут соблюдены.

В. МАУ: Если марксизм использовать не как жупел, а как один из элементов истории общественной мысли, то да.

К. ПОХМЕЛОВ: Когда я был школьником, нас учили и рассказывали, что именно в этом преимущество советского образования по сравнению даже с Западной Европой и с Америкой, по-моему, даже с Японией, несмотря на то, что они тогда всех опережали. Время наше подошло к концу. Огромное вам спасибо. Я напомню, что сегодня в программе «Кредит доверия» был Владимир Мау – ректор Академии народного хозяйства при правительстве РФ и главный редактор журнала «Экономическая политика».

В. МАУ: Спасибо большое. Всего доброго.





Комментарии

4

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


alberto 30 сентября 2010 | 12:25

Спасибо Константину Похмелову и Владимиру Мау. Интересная передача.


videooperator 30 сентября 2010 | 14:26

прекрасное начинание.


zvit 30 сентября 2010 | 21:00

Nu nazavite pensiyu Welfare, na samom dele tak ono i est'. Maksimal'naya pensiya v Kanade, esli vi ne gos. sluzhashii, na segodnya okolo $800/mesyac, pri etom vi dolzhni prorabotat' okolo 40 let. Esli u vas dokhod men'she chem, to vam doplachivayut do prozhitochnogo minimuma, eto okolo $1300/mesyac na cheloveka segodnya, a esli bol'she chem, to to pensiyu umen'shayut, esli vash dokhod $50,000/god ee vovse ne platyat. Dlya togo chto bi imet' 50,000 nuzhno nakopit' 1.5 milliona, togda vlozhennie v obligacii oni vam i dadut takoi dokhod, ne mnogie v USA i Canada imeyut takie nakopleniya, eto tol'ko Taratuta na Ekho blagostnie kartinki risuet, zabivaya dobavit' chto nineshnie pensioneri poluchayut kak pravilo pensii ot kompanii v kotorikh oni kogda to rabotali, no kompanii uzhe davno, let 20 nazad, likvidirovali etu praktiku dlya vnov' prinimaemikh na rabotu. Segodnya v luchshem sluchae ti platish 3% i kompaniya 3% i den'gi vkladivayutsya v kommercheskie pensionnie fondi, t.e. akcii na birzhe, nu a esli ona rukhnula, nu na to on i svobodnii rinok, a nakopleniya zhe kak, nu ne povezlo.


diplomat_msk 05 октября 2010 | 16:52

а попробуй разобраться в этом рынке.кто может ответить за будущее предприятий, в которые вложены средства.
Неопределенная ситуация на рынке..
________
С уважением,
Иван Осипенко специализируюсь на кредитовании под залог недвижимости

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире