'Вопросы к интервью
К.ПОХМЕЛОВ: 23 часа и 5 минут в российской столице. Добрый вечер всем нашим радиослушателям. В студии Константин Похмелов, ну а в гостях у программы «Кредит доверия» Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы, кандидат физико-математических наук. Евсей Томович, добрый вечер.

Е.ГУРВИЧ: Здравствуйте.

К.ПОХМЕЛОВ: По традиции наши вопросы приходят как на интернет-портал радиостанции «Эхо Москвы», так и по SMS. Если кто-то не успел, добро пожаловать +7 985 970-45-45. С чего мы начнем? Давайте-ка начнем вот с чего. Мы тут, в основном, общаемся с экономистами, с политиками. Вы – кандидат физико-математических наук. Вот с вашей точки зрения, что мы, простые смертные можем противопоставить экономическому кризису, каждый человек в отдельности?

Е.ГУРВИЧ: Ну, одна из причин кризиса состоит в том, что и страны, и компании, и отдельные люди расслабились, перестали думать о рисках. Все считали, что все идет хорошо. Нефть дорожает с каждым днем, все активы дорожают, Фондовый рынок дорожает и так и дальше будет продолжаться. На самом деле, так не бывает. Как говорил Гринспен, древние растут до небес. Нужно понимать, что за каждым ростом следует падение, будь то цены на нефть или стоимость акций. Поэтому каждый должен теперь думать о рисках и страховаться на случай этих рисков. Мы видим, что эти риски у нас реализовались, и те, кто не был готов, те пострадали особенно сильно.

К.ПОХМЕЛОВ: Вот я вас чуть не понял буквально, и уже не подумал, что мне пора идти в страховую компанию сейчас.

Е.ГУРВИЧ: От рисков нужно страховаться, я имею в виду и свои сбережения, и профессионально быть готовым ко всему.

К.ПОХМЕЛОВ: К любому повороту?

Е.ГУРВИЧ: К любому повороту, да.

К.ПОХМЕЛОВ: То есть искать себе, иметь какой-то запасной аэродром. Так что ли?

Е.ГУРВИЧ: Конечно, лучше. Считалась замечательная профессия – тот, кто работает на финансовом рынке. Но сейчас у них проблемы.

К.ПОХМЕЛОВ: То есть им нужно вот так вот: ты работаешь на финансовом рынке, но параллельно должен овладевать, ну, если ты, конечно, дальновидный, умный человек, овладевать какой-то профессией, скажем так, руками – токаря, фрезеровщика, а может быть, просто краснодеревщика, чтобы в случае чего вот так вот…

Е.ГУРВИЧ: Ну, краснодеревщика – это высокий класс, не всем дано.

К.ПОХМЕЛОВ: Это высокий класс, да. Не самый удачный пример, но тем не менее. Хорошо. Давайте перейдем к некоторым событиям последних дней. Вот, например, сегодня международное энергетическое агентство повысило прогноз мирового спроса на нефть. Причем сделало это впервые за 10 месяцев. Агентство увеличило прогноз спроса на нефть в 2009 году на 120 тысяч баррелей.

Пересмотр оценок в этой организации объясняют изменением ситуации в США, Китае. Вот, оказывается, чистый импорт сырой нефти в Китае вырос почти на 4 миллиона баррелей в день, ну, а запасы нефти в США упали почти на 5 миллионов баррелей за последнюю неделю. То есть насколько я понимаю, для нас вот эти события – дефицит нефти в США и большой спрос на нее в Китае – для нас, как бы, это должен быть плюс?

Е.ГУРВИЧ: Для нас это плюс. Но в ситуации нынешней, когда прогнозы меняются почти каждый день и меняются очень сильно не на десятые доли процента, а на несколько процентов за 2 недели, я бы не доверял слишком сильно этим прогнозам. Я знаю, что часть спроса на нефть и, благодаря которому, сейчас растут цены на нефть и это вселяет в нас оптимизм – это замечательно – но часть этого спроса, как и перед кризисом, когда цены на нефть поднялись до 150 долларов за баррель, носит спекулятивный характер. То есть ее покупают не для того, чтобы тут же потребить, а в расчете на то, что потом она будет расти и ее потом можно будет с выгодой перепродать. Но мы помним, чем это кончилось. В какой-то момент чуть меньше года назад, когда она разом упала в 3 раза. Поэтому нужно быть настороже. Быть оптимистом, но при этом быть настороже.

К.ПОХМЕЛОВ: Вы вообще, я смотрю, такой осторожный человек.

Е.ГУРВИЧ: Я думаю, что последние события всех должны были этому научить.

К.ПОХМЕЛОВ: Осторожности?

Е.ГУРВИЧ: Что нельзя расслабляться, да.

К.ПОХМЕЛОВ: Да. Как пел известный бард, «осторожность превыше всего». Ну что ж? Тогда вот еще одна информация: «В России реальный рост ВВП может сократиться в 2009 году на 6%», — говорится в обнародованном сегодня докладе ООН об экономической ситуации в регионе Европейской экономической комиссии. «Это весьма необычно, — написано в заявлении, — поскольку Российская Федерация имела лишь небольшое число токсичных активов в разгар кризиса, большое положительное сальдо баланса по текущим платежам и весьма крупные международные валютные резервы, незначительный государственный долг и большой профицит бюджета», — отмечают эксперты Объединенных наций. То есть насколько я понимаю, вот эти международные экономические специалисты удивлены, что у нас такой маленький спад будет?

Е.ГУРВИЧ: Такой большой спад, потому что…

К.ПОХМЕЛОВ: А! Они удивлены, что у нас такой большой спад? 6%.

Е.ГУРВИЧ: Да. Что мы были очень хорошо подготовлены к кризису, и они, видимо, так же, как и мы верили, что мы останемся островком стабильности в море кризиса. Но мы не только не стали островком стабильности, но и упадем больше, чем большинство других стран.

К.ПОХМЕЛОВ: А, кстати, почему? Почему именно наша страна, конечно, не одна единственная, но почему именно она с вашей точки зрения упадет глубже многих других?

Е.ГУРВИЧ: Ну, это нужно относить не в будущее время, а в настоящее. Сегодня вечером Росстат опубликовал оценку ВВП за 1-й квартал – спад даже немножко больше, чем говорило правительство. Правительство предварительно оценивало 9,5%, Росстат теперь посчитал, что на 9,8% упали мы в первом квартале. Это потому что выявилось, что наша экономика стала еще сильнее зависеть от нефти. То есть мы считали, что от нефти зависит бюджет и страховались от этого с помощью резервного фонда, стабилизационного фонда, накапливали резервы Центрального банка. А оказалось, что у нас просто все зависит от нефти и, соответственно, когда нефть росла, и наша экономика быстро росла.

Когда нефть упала, то к нам перестал приходить капитал. По-видимому, и капитал к нам приходит в расчете на то, что мы будем расти на нефти. И капитал, видимо, не видит для нас других способов вырасти. Как только нефть стала падать, он счел нашу страну бесперспективной. А если падают цены на нефть и не приходит капитал, то как выяснилось, мы развиваться не можем. Мы не можем развиваться за счет внутренних источников сегодня.

К.ПОХМЕЛОВ: Ну вот сейчас цены на нефть, все-таки, немножечко подросли по сравнению с тем минимумом. Чем сейчас с вашей точки зрения нужно нам заниматься? И правильную ли политику вообще мы ведем? Есть ли возможность сейчас, в частности, пытаться развивать… Делать то, что мы не делали раньше, развивать какие-то отрасли народного хозяйства, пытаться переводить туда средства?

Е.ГУРВИЧ: Нет, нам, прежде всего, нужно решить проблему банковской системы. Потому что банковская система сейчас имеет очень серьезные проблемы. Спорят Центральный банк, рейтинговые агентства, экономисты – насколько будут серьезны эти проблемы? Но пока мы их не решим, экономика не сможет развиваться. И пока что, мне кажется, что нет четкого плана решения этих проблем, достаточно общие заявления. Вот на петербургском форуме президент сказал, что мы не будем создавать банки плохих долгов, не будет государство выкупать плохие долги, и это возможные способы решения.

Но это то, чего мы не будем делать. Все-таки, нужно более конкретно сформулировать, как именно мы будем решать эту проблему. Потому что про Японию говорят, что у нее было потеряно десятилетие, когда она практически не росла. И причина этому – то, что у нее был банковский кризис, который она не смогла как следует разрешить, не смогла оздоровить свою банковскую систему – им стоило это 10 лет развития. Нам нужно, прежде всего, что-то сделать с банками, а потом все остальное.

К.ПОХМЕЛОВ: А я напомню, что в гостях у передачи «Кредит доверия» сегодня Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы, кандидат физико-математических наук. Так, теперь давайте посмотрим вопросы с нашего SMS-портала, адрес которого +7 985 970-45-45. Хорошо. Мы обратимся сейчас к вопросам из интернета. Преподаватель из Казани спрашивает нас, Триад: «Россияне рекордными темпами избавляются от наличной валюты. Как пишет газета «Ведомости», в апреле граждане оставили банкам около 1,5 миллиардов долларов. Ситуация и по сей день не изменилась, уверяют банкиры. Однако эксперты, опрошенные изданием, считают, что уже осенью не удастся избежать девальвации рубля. Как вы думаете? Девальвация нам грозит реально? Если да, то когда?»

Е.ГУРВИЧ: Это будет зависеть прежде всего от цен на нефть. Потому что если цены на нефть будут даже на нынешнем уровне, то девальвации не будет. Но если окажется, что это спекулятивный пузырь, который лопнет и цены на нефть упадут, там, до 40 долларов за баррель или ниже, тогда, я думаю, что да, рубль будет девальвирован.

К.ПОХМЕЛОВ: Ну а давайте такой совсем наивный вопрос. Если нам, в частности, не выгодно снижение цен на нефть, кому оно выгодно?

Е.ГУРВИЧ: Оно выгодно потребителям.

К.ПОХМЕЛОВ: Тем странам, которые не производят?

Е.ГУРВИЧ: Мы – продавцы. Ну, те, которые потребляют больше, чем производят. То есть покупают на мировом рынке. Ну, скажем, США выгодно снижение цен на нефть – это только одна из стран. Она производит свою, но к этому еще и покупает, импортирует.

К.ПОХМЕЛОВ: Иными словами, наши с Соединенными Штатами интересы в данном случае находятся в полной противоположности.

Е.ГУРВИЧ: Для них это не самое главное. Для них это не так важно, как для нас. Для них много других более важных факторов. Для них важно, придет к ним капитал, как он шел все последние годы, или нет? Будет ли доверие к американской экономике? Как раз на этом они держались. Они все время потребляли больше, чем производили, и финансировали это за счет притока капитала.

К.ПОХМЕЛОВ: Скажите, а какие государства, с каким направлением развития в том числе и экономики легче всего переживают нынешний кризис? Вот в данный конкретный момент я слышал, что Китаю удалось как-то нивелировать все серьезные экономические проблемы. А еще?

Е.ГУРВИЧ: Ну, естественно, что легче всего переживают те, кто не связан с мировой экономикой. Я думаю, что Северная Корея вообще могла не заметить кризиса. Ну, только гуманитарные поставки, может быть, к ним снизились. И вот, чтобы напомнить о себе, они занялись такой политической деятельностью.

К.ПОХМЕЛОВ: Ракетами?

Е.ГУРВИЧ: Да. Что касается Китая, то здесь вопрос не в том, что на них не подействовал кризис. На них довольно сильно подействовал, но их антикризисные меры оказались достаточно эффективными. То есть упал спрос на их экспортные поставки, но они поставили задачу переключить это производство на внутреннее потребление, развивать внутренний спрос. И сейчас по прогнозам они только ненамного замедлят свой рост – у них рост все равно будет очень высокий, 6-6,5%.

К.ПОХМЕЛОВ: Так. Следующий вопрос. Вот у нас с SMS-портала от Натальи. Возвращаясь к заявлению Медведева, к другому, правда: «Как вы трактуете заявление Дмитрия Медведева в послании, ограничить число получателей социальной помощи? Это льготников будут делить на богатых и нищих? А каков критерий?»

Е.ГУРВИЧ: Ну, я думаю, что речь идет о том, что у нас должна быть более фокусированная, более адресная социальная поддержка. В принципе, вся наша социальная политика – это ее общее свойство, что мы размазываем кашу по очень большой тарелке очень тонким слоем.

К.ПОХМЕЛОВ: То есть хотим помочь всем, и никому в итоге, да?

Е.ГУРВИЧ: Мы помогаем всем, но понемногу. Ну, почти ни в одной стране не платят полную пенсию работающим пенсионерам. Один из примеров: в большинстве стран для получения трудовой пенсии нужен стаж 15-20-25 лет, у нас – 5 лет. Но зато почти нигде из развитых стран нет такого низкого пенсионного возраста. В Западной Европе возраст для мужчин – 65-67, для женщин – 62,5-65. Но зато и таких низких пенсий нет. Поэтому это давно все международные экономисты и наши, собственно, экономисты говорят, что нам нужно фокусировать социальную политику, помогать только тем, кто, действительно, нуждается, но чтобы они, действительно, получали весомую социальную помощь, а не символическую.

К.ПОХМЕЛОВ: Да. С пенсионной реформой, насколько мне не изменяет память, мы очень долго пытались что-то сделать, но в итоге ни до чего и не дошли. Кстати, в этом разбросанность наша, как ни странно, тоже заметна. Потому что и реформу армии, и реформу, собственно говоря, пенсионную, и медицинскую, по большому счету до конца, как мне кажется, так и не довели.

Е.ГУРВИЧ: Ну, это другой вопрос. Некоторые и довели до конца как пенсионную реформу, просто оказалось, что она не работает так, как предполагали. Вскрылись какие-то новые проблемы. Мы сделали то, что планировали, но оказалось, этого не надо было делать – то, что мы сделали.

К.ПОХМЕЛОВ: Да. Невесело все это. Ну что ж? Вот вопрос от нашего слушателя Виталия. «Почему раньше мы могли развиваться за счет внутренних ресурсов и с этими скудными ресурсами победить в войне и выйти в космос? А сейчас не можем. Кто украл все наши ресурсы?» — вопрошает Максим из Саратова.

Е.ГУРВИЧ: Ну, как? В войне мы победили, но я не думаю, что вообще страна должна существовать только от войны до войны, и что главная задача страны – это побеждать в войнах. Я думаю, что главная задача страны – это обеспечить достойность существования своим гражданам. Я не думаю, что мы в этом добились больших успехов. Там, в космос полетели – да. Зато мы делали ракеты, это все было. Но насчет достойного существования я не уверен. И уже в начале 80-х, когда упали цены на нефть – а в начале 80-х они упали очень сильно, почти так же сильно как в прошлом году – страна просто перестала расти и, собственно, из-за этого Советский Союз кончился. Поэтому я бы не идеализировал ту советскую систему – она, попросту говоря, зашла в тупик.

А то, что сейчас у нас и происходит, — нельзя сказать, что мы не можем развиваться. За 8 лет в начале 2000-х у нас реальная зарплата выросла в 3 раза – это очень много. ВВП там вырос на 70%. Это совсем неплохие результаты. Просто оказалось, и кризис показал, что это неустойчиво. Но и во всем мире тоже казалось, что рост был неустойчивым, поэтому нам нужно сейчас просто подумать, что было не так. И не возвращаться к советским временам, когда успехи, ну, если и были, то во времена коллективизации за счет ограбления крестьян, а вернуться, может быть, чуть раньше и посмотреть, что мы делали правильно, что неправильно, скорректировать свою политику.

К.ПОХМЕЛОВ: У меня создается впечатление, что многие наши радиослушатели, которые вспоминают советские времена, вспоминают с позитивным взглядом, как бы, прежде всего стабильность. Потому что была, действительно, определенная стабильность. А вот сейчас, в нынешнее время как только, казалось, у нас вот-вот должна наступить какая-то стабильность, ударил вот этот самый экономический кризис.

Е.ГУРВИЧ: Ну, знаете, полная стабильность бывает только на кладбище. Всякий живой организм – он развивается, он живет и с ним что-то может случаться. Он может заболеть, он может, там, не в ту сторону пойти. Но это жизнь.

К.ПОХМЕЛОВ: Но зато ты стабильно знал, что даже если ты заболеешь, тебя отвезут в больницу. В плохенькую, какую бы то ни было, но, все-таки, в больницу. И ты прекрасно знал, что да, это случится.

Е.ГУРВИЧ: Ну, да. Ну вот, в Северной Корее, которую мы упоминали, у них уже там больше 50 лет полная стабильность. Это самая стабильная на сегодня страна.

К.ПОХМЕЛОВ: Понятно. Ну ладно. Не будем мы, конечно, уподобляться Северной Корее, не для этого мы здесь собрались. Пенсионер из Ленинградской области спрашивает «Что необходимо сделать руководству России для исключения ситуаций подобных пикалевской? Может быть, законодательно ввести норму для обязательного создания профсоюзов на предприятиях, которые будут отстаивать интересы рабочих? Почему, по вашему мнению, вопрос о выплате зарплаты решает премьер, а не местный суд по представлению прокуратуры, которая должна возбуждать уголовные дела против неплательщиков. Ведь суд может наложить арест на имущество виновников вне зависимости от места нахождения этой собственности и так далее?»

Е.ГУРВИЧ: Да, это, действительно, очень серьезный и важный вопрос. И я тоже считаю, что не должен премьер решать такие задачи. Я вижу общую причину в том, что мы увлеклись созданием властной вертикали. И при этом совершенно разрушили все горизонтали. Пикалево – это типичная ситуация, которая должна решаться по горизонтали. И так они и решаются. То есть здесь есть конфликт между работниками и работодателем. Действительно, необходимо, чтобы создавались профсоюзы, они должны проводить переговоры с работодателем. Если нарушены какие-то законы – у нас сейчас, действительно, есть закон, что нельзя задерживать зарплату – значит, должен судья тогда решать. Но там есть ситуации, когда зарплату выплачивают, но увольняют, массовые увольнения. Это предмет для переговоров работодателей и профсоюзов. И вертикаль не может решать те вопросы такого рода по всей стране, если… Она может решать их один, два, три, но не десятки тысяч.

К.ПОХМЕЛОВ: Страна у нас большая.

Е.ГУРВИЧ: Страна большая.

К.ПОХМЕЛОВ: На все Пикалево никакой президент не наездится.

Е.ГУРВИЧ: Да. Поэтому я считаю, что это в минус нашей власти, что оказалось, что нет работающих механизмов для решения таких проблем.

К.ПОХМЕЛОВ: «Когда могут начаться задержки по выплате пенсий?» — спрашивает Марк из Уфы.

Е.ГУРВИЧ: Я не думаю, что они будут. Я практически уверен, что пенсии будут выплачиваться полностью – не вижу оснований для таких задержек.

К.ПОХМЕЛОВ: То есть скорее люди не будут получать зарплату, но пенсии получать будут наверняка?

Е.ГУРВИЧ: Ну, зарплата – это зависит от конкретного предприятия. А в бюджете у нас просто накоплено так много денег в нефтяных фондах, что их использование позволит выплачивать пенсии. И пенсии, и зарплаты бюджетникам.

К.ПОХМЕЛОВ: Так. Максим спрашивает: «А что мешало развивать экономику?.. – А, ну, в общем, тот вопрос, который я тоже пытался поднять. – Что мешало развивать экономику до кризиса и не ставить все на дорогую нефть? Путин обещал провести деиндустриализацию, и вот теперь нам рассказывают об объективных факторах», — возмущается Максим.

Е.ГУРВИЧ: Это, понимаете, это кажется на словах, что это легко развивать экономику. Легко принять решение о строительстве завода в централизованной экономике. Но централизованная экономика, как мы говорили, показала пределы своего развития — в современных условиях это уже не работает. А развивать рыночную экономику – это требует совсем других методов. Это не вопрос того, чтобы вложить какие-то деньги в высокие технологии. Не вопрос того, чтобы кому-то повысить зарплату, какие-то налоги установить и так далее. Это вопрос создания благоприятного климата для бизнеса. Это вопрос установления партнерских отношений между государством, бизнесом и населением. Без этого не будет развиваться никакая экономика.

У нас происходит что? Население не доверяет бизнесу, а государство пользуется этим и держит бизнес на коротком поводке, объясняя, что в случае чего мы всем можем напомнить, как вы, на каких залоговых аукционах получали свою собственность. И, соответственно, у нас сверху государство, потом бизнес, потом население. Но бизнес тоже не опирается на него, а так, висит в воздухе.

Такая конструкция не может работать. То есть это не технологический вопрос, что нужно принять такие-то меры. Для того чтобы развивалась экономика, нам нужна легитимная собственность, признанная обществом и властью, и партнерские отношения между всеми этими тремя силами.

К.ПОХМЕЛОВ: Спасибо вам большое. Я напомню, что гостем передачи «Кредит доверия» был Евсей Гурвич, руководитель Экономической экспертной группы и кандидат физико-математических наук. Спасибо вам большое, и до встречи.

Е.ГУРВИЧ: Спасибо. Всего доброго.

Комментарии

11

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


12 июня 2009 | 09:11

кстати СССР вполне жил комфортно без нефти 50-60 е годы, и если нефть и была причиной упадка то под №16 и ни как не раньше.
Там был системный кризис.И основа краха - это планирование от бумаг, а не от потребностей, низкая мат.заинтересованность и как итог низкая производительность труда, партийное руководство экономикой,не равномерное, а значит и не справедливое распределение ВВП внутри страны и еще 15 факторов... а потом уж нефть.


art_i 12 июня 2009 | 10:37

Согласен, вообще нужен бы нормальный анализ того, что произошло в СССР в брежневские времена, чтобы молодежь, для которой это история их родителей, по крайней мере, поняла, почему в реальности рухнул социализм и СССР, а то все какие-то мелкие ссылки на Беловежские соглашения и цены на нефть...


12 июня 2009 | 10:55

значит проект не завершен.
анализ будет позже, когда идеологов сменят проффесионалы историки и экономисты.


zlodej77 12 июня 2009 | 18:09

Кто комфортно жил, простите? Может 100 миллионов крестьян в колхозах без паспортов,отпусков, моря, холодильников, телевизоров и т.д.
Не думаю, что сегодня так многие захотят жить


12 июня 2009 | 19:39


zlodej77 12 июня 2009 | 20:47

Да внимательно я читаю. Месяц назад из Сианя вернулся бывший шеф. Институту ФАКРИ (который по ракетам) урезали бюджет на 30%. Кризис, однако


12 июня 2009 | 19:14

Указанные Вами причины краха советской экономики удивительным образом перекликается с нынешним положением в России: желание работодателей получить максимальную прибыль в ущерб зарплаты рабочих и без вложений средств в развитие производства, вопиюще несправедливое распределение ВВП, непрофессионализм руководителей государства вместо партийного руководства экономикой, что, по сути, одно и то же.
Господину под ником "Злодей" хочу указать на некоторую некорректность его примеров: в 50-х годах вообще мало где в мире были в достаточном количестве холодильники и телевизоры, об отсутствии которых в СССР он так сокрушается. Можно было добавить туда самолеты, Интернет, мобильную связь, компьютеры и прочие блага цивилизации, появившихся в мире значительно позже.


12 июня 2009 | 19:51

СССР часто очень не эффективно, но вкладывал огромные средства и в никор, и в замену основных фондов, амортизацию, подготовку кадров и ти.д.
сегодня об этом и говорить смешно.
единичные нанопроекты это как дима билан на евровидении.много шума из ничего.

а Злодей ... он 77 года рождения он жизнь без тв не представляет и без холодильника тоже.


alexwest 13 июня 2009 | 10:37

http://en.wikipedia.org/wiki/U.S._Automobile_Production_Figures

производс машин в америке - 4 mln в 1929
в 2.5 раза больше чем в россии 2009

http://en.wikipedia.org/wiki/Television_set
While only 0.5% of U.S. households had a television in 1946, 55.7% had one in 1954, and 90% by 1962.[12] In

тоже самое по радио, стир машинкам и тому подобное...
(конечно интернет и комп появились позеж)

прежде чем с умным видом червовещать
потрудитесь фаты знать..

Alex


12 июня 2009 | 10:27

Не совсем понятно желание Гурвича сделать поддержку нуждающимся более адресной, видимо предлагает из десяти голодных накормить только одного, причем наиболее заслуженного и имеющего задолженность перед банком за кредит на новую квартиру.


shchukinvla Владимир Щукин 12 июня 2009 | 12:36

Если вы хотите что-то делать – надо делать.
О том, что надо делать, можно прочитать здесь:
Кризис глазами конструктора
http://v-shchukin.ru/
Если вы хотите говорить о том, что надо что-то делать – продолжайте говорить.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире