'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 12 марта 2011, 19:07

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер – Юлия Латынина, «Код доступа», 970-45-45  — СМС. Не везет японским городам, которые кончаются на »-сима». Но на самом деле, что самое главное вчера произошло — вернее, сегодня кончилась японская продолжительная рецессия, и начнется взрывной рост японской экономики, сравнимый с ее ростом после войны. Под это дело, думаю, они еще срежут социальные программы, пенсии, и  так далее.

Японское землетрясение еще раз показывает, что нет природных землетрясений в  мире, в человечестве, а  есть социальные В  январе прошлого года было землетрясение на  Гаити магнитудой 7 — это нижняя граница разрушительных землетрясений – не было там никаких главных признаков разрушительных землетрясений, прежде всего, гигантских трещин в земле, когда просто земля расползается на метр, в нее что-то проваливается, — против чего нет защиты. Этого там не было. Было убито 250 тысяч человек, гаитяне вообще не знали точно, сколько у них убито.

Сейчас, в  густонаселенной Японии, магнитуда 8,9 – только один из авторшоков, который находился в 76 километрах от Токио — а магнитуда была 7,1. Напомню, что шкала магнитуд логарифмическая, что увеличение магнитуды на единицу означает увеличение амплитуды колебаний на 10, а  энергии землетрясения в  32 раза. То есть, то, что тряхнуло Японию было, грубо говоря, в  900 раз больше того, что тряхнуло Гаити по энергии. Еще раз  — это не очень точное соотношение, все зависит от глубины залегания очага, но еще раз — по  энергии в  900 раз больше.

То, что мы видим – абсолютно чудовищно. Мы видим главные признаки разрушительных землетрясений, глубочайшие трещины в  земле, видим на видео, как раскачиваются здания, не говоря уже о цунами, который валяет автомобили как спичечные коробки. Мы имеем промышленные риски, которых нет на  Гаити, атомную электростанцию, в  которой чуть не случился «Melt down»,  — понятно, что атомных электростанций на Гаити нет, а  если они там будут, то «мелдаун» случится без всякого землетрясения.

И все равно — количество жертв в  Японии оказалось не на один, а на два порядка ниже, чем на Гаити. Еще раз: нет природных бедствий – есть социальные.

И  две вещи заметим. Первое – как действуют люди. Вспомним, как на Гаити после землетрясения строили баррикады из трупов — это надо иметь специальное гаитянское отношение к трупам, чтобы строить баррикады из трупов при большом количестве валяющегося рядом бетона бесхозного. Строили баррикады из трупов, потому что гуманитарная помощь ехала не к ним.

Мы видим, что в Японии люди сами убирают разруху,  — бесплатные телефонные звонки, и так далее. И самое главное – прошел год, на Гаити мало что изменилось, кроме того, что туда пришла холера. И то, что привезло туда ООН, наполовину растащено. Уверяю вас, это землетрясение даст Японии такой же толчок развития, как и разруха после войны, которую они преодолевали, став едва ли не первыми в мире.

И еще две вещи. Сразу после землетрясения приходит известие: японский премьер вылетел в префектуру Мияги. Трудно себе представить, что пока в Японии было землетрясение, японский премьер катался бы на байке в  Крыму, пел бы со шпионами «С чего начинается родина», а  потом японское телевидение показало бы его за штурвалом самолета, лично тушащим пожар.

И второе. Включаю я  Второй канал, чтобы посмотреть картинку землетрясения, и  слышу после новостей анонс: обсуждаем проблему Курил – передний край родины. То есть, у  начальников наших даже не упала шторка, что в день, когда в Японии взрывается АЭС, может, лучше не рассказывать про беззаветную пиар-борьбу «Твиттер-президента» Медведева против «кровавой японской военщины», подождать денек?

Думаю, что многие обратили внимание – я обсуждаю мало новостей, которые нам предлагает правительство для обсуждения. Из серии: а если переименовать милицию в  полицию, то что изменится, давайте обсудим. Не обсуждаю, потому что это ровно то, что они хотят, чтобы мы обсуждали. Это как с хвостом собаки Алкивиада. Напоминаю историю про Алкивиада, который отрубил своей собаке хвост, и когда жители Афин стали это обсуждать, спросили — что ты отрубил собаке хвост?  — А чтобы обсуждали именно это, а ничто другое. Вот давайте обсудим речь президента, который провозгласил себя новым царем-освободителем. Ну, что обсуждать?

Если уж обсуждать новости, то не обсуждать в будущем времени, которые мне предлагают, а обсуждать новости в прошедшем времени, чем обсуждать, что изменится от переименования в полицию, лучше обсуждать, например, — у нас год назад Нургалиев обещал в  месячный срок покончить с коррупцией — и как, покончил? У нас президент Медведев обещал разобраться с аварией на Ленинском проспекте – как, разобрался? Обещал найти, невзирая на лица тех, кто избил Олега Кашина – как, нашли? А еще помните, Лужков, когда стали сносить «Речник», обещал снести «Остров фантазий». Лужкова снесли, а «Остров фантазий» стоит и здравствует.

Еще раз повторяю – нам предлагают, как правило, или новости в будущем времени, в то время как нормальные новости должны быть в  прошедшем времени, хотя и недавно прошедшем. Или новости, которые ничего не значат.

И все-таки я рискну обратить ваше внимание на новость, которая, на мой взгляд, очень много значила последние несколько месяцев. Об этой новости я  подробно пишу, как о  абсолютно системообразующей вещи в  статье в «Новой газете» в  понедельник. Речь идет об  обмене акций «Роснефти» на акции ВР. И  продаже  «Новатэком», вторым нашим газовым крупнейшим производителем, 12% акций французской «Тоталь».

Это совершенно то же самое, что делал Каддафи, когда он выводил активы, когда он учреждал инвестиционные ливийские фонды, которые покупали западные компании, это представляет собой резкое отличие от  практики предыдущей, когда мы  выгоняли «Шелл» с Сахалина, и  это очень похоже на вывод активов и вывод денег на Запад в  преддверии ливийского сценария.

Это очень серьезно. Потому что одно дело, когда с корабля бегут крысы, и какая-нибудь заведомая крыса отказывается подписывать даже  «Письмо 55», а другое дело, когда капитан корабля проводит переговоры о том, чтобы подогнать иностранную шлюпку и сгрузить туда сундучок на  случай грядущего несчастья.

Я уже говорю, что ситуация в  России меняется, что трудно быть уверенным, что режим просуществует еще лет 6, и это — один из самых серьезных признаков.

Возвращаюсь к  истории с благотворительным концертом, которая продолжала всю неделю бушевать, что меня поразило в этой истории — то, что, на мой взгляд, обсуждали совершенно не то. Обсуждали, украли ли деньги, и что вообще такое Фонд «Федерация», который не зарегистрирован, у  которого нет счета. На мой взгляд, суть истории в том, что Путин захотел спеть с голливудскими звездами. Бари Алибасов утверждал на съемках одной из программ по  ТВ, что цена, которую заплатили — 25 млн. долларов. Соответственно, люди, окружающие Путина, в том числе, Ковальчук – «Согаз» спонсор этого мероприятия  — его оплатили. Вот, на мой взгляд, главная суть благотворительного концерта.

Помните, как сын Каддафи заплатил Марайя Кери миллион долларов за песенку на день рождения? Вот представим себе, что она поет не на вечеринке, а для больных детей.

Напомню предыдущую историю, когда двойники «Абба», группа «Bjorn Again», спели на закрытой вечеринке, а  потом это разболтали во всех СМИ  — скандал быстро погасили, но  тем не менее это было – дескать, их привезли в какую-то закрытую резиденцию, что это был самый странный концерт в их жизни, что они пели для 9 человек, что их слушал премьер Путин, который сидел за занавеской с какой-то девушкой в длинном платье кремового цвета.

Хочу подытожить – что нам известно? Нам известно, что 10 декабря 2010 г. в  Питере состоялся благотворительный концерт, организованный вот этой, не имеющей счета, «Федерацией», что готовился концерт в страшной спешке – за три недели, хотя обычно организация таких мероприятий гораздо длиннее. Организатором концерта был Владимир Киселев, экс-руководитель ВИА «Земляне», который, кстати, выступал на концерте, но сейчас «Земляне» прислал негодующее письмо тому же  Ганапольскому  — мы его завтра вывесим,  — о том, что это другие «Земляне» выступали на концерте, что это никому неизвестный состав, не имеющий отношения к старой группе. То есть, получается, что выступали Шерон Стоун, Микки Рурк и «Дом-2, или как это называется? – «Минута славы»? – не помню.

Г-н Киселев  — экс-малышевец, у него Малышев значился в  фирме грузчиком. То есть, это такой потрясающий человек, Владимир Киселев – у него Малышев грузчик, а  Путин – певец. Напомню, что Малышев в  1992 г. в Петербурге был бандитом номер один. Соответственно, Киселев также возглавлял ГУП «Кремль», ответственный за все мероприятия подобного рода. Совершенно замечательную историю рассказал о Киселеве Евгений Вышенков, зам.главы Агентства журналистских расследований Санкт-Петербурга. Он  написал – может посмотреть на  «Фонтанке.Ру», как ему случилось столкнуться с машиной Киселева где-то в середине 90-х, после чего из машины вылезли амбалы, и сказали,  — цитирую: «Переписать номера, машину сжечь, его закопать в Зеленогорске». Я после этого звоню Вышенкову, говорю — Слушай, женя, так этот Киселев совсем бандит, или нет? И  Вышенков отвечает мне словами, цитирую: «Ты что? Конечно, он не бандит, он только очень хотел им  казаться».

После этого Вышенков мне рассказывает еще одну историю, которая конечно недостоверная, потому что это пересказ пересказов, но  она такая замечательная, что я не могу ее не рассказать. Тоже середина 90-х, г-н Киселев играет на корте, и  к нему несколько раз с соседнего корта падает мячик. В конце концов, Киселев, который заметно, что очень пытается быть уверенным в  себе человеком, берет мячик, запускает в человека, который на  соседнем корте, попадает и начинит этому человеку говорить: «Трам-тарарам-там-там» и  что— то дальше, о  сексуальной ориентации этого человека. Этот человек слушает секунд 10, разворачивается и идет прочь. Киселев еще ему в спину кричит, дескать, — вот, испугался. После чего партнер Киселева кладет на плечо Киселеву руку и говорит: сейчас будет стрельба. Потому что это пермский авторитет Наум и он пошел за стволом. После чего, по словам Вышенкова, которому это рассказывал кто-то из зрителей, Киселев, на заезжая в  раздевалку, прыгает в  машину и  ускакал.

Так вот, 30 ноября, за день до  концерта, г-н Киселев дает пресс-конференцию, в которой, попутно обхамив другие фонды, заявляет, что средства собраны, будут отданы центрам до  события, — то есть, публично заявляет, что его фонд собирает деньги. Сразу после скандала он вдруг заявляет, что фонд никаких денег не  собирал. После этого пресс-секретарь премьера Дмитрий Песков говорит, что «то, что нам удалось узнать, нас успокоило». Как понять? Одни и те же люди сначала говорят, что они собирают деньги, потом говорят, что не собирают, а пресс-секретаря президента это успокоило?

Этого мало. Киселеву звонит «Фонтанка.Ру». Разговор этот надо слушать, а не читать, конечно, потому что разговор строится по классической бандитской схеме. Если бандита спросить, украл ли он миллиард долларов, то ответ бандита примерно такой: «А ты чего в зеленых ботинках? В зеленых ботинках, а спрашивает еще. Ботинки с кого снял, козел?» — то есть, если на тебя наезжают, надо наехать в  ответ, а если человек там не в зеленых ботинках, а  в белых кроссовках – это еще лучше,  — быстрее теряется.

Короче, Киселев сначала требует от журналистки штамп и бланк — «откуда я знаю, может, вы шпион?», а потом наезжает на «Фонтанка. ру» в связи с тем, что она не освещает его благородную благотворительную деятельность и рассказывает, как он из своих личных денег привез вместе с Жераром Депардье на  2 миллиона рублей медикаментов в клинику. И спрашивает  — почему вы об этом не написали? Это уже совсем удивительно. Потому что, во-первых, главврач упомянутой Первой городской клиники заявил в интервью, ч то насколько он  знает, это были деньги самого Депардье. А во-вторых, об этом благотворительности Киселева не был информирован пресс-секретарь премьера. Песков полагал: ничего никому не куплено. «Мы не знаем деталей, не знаем, когда это было сделано, или будет сделано», — заявил Песков.

У меня вопрос — после этого интервью Киселев не позвонил пресс-секретарю, не сказал: Ты, на тебе конкретный косяк — ты что о моих добрых делах не сказал?

Но это еще не все, потому что есть еще вопрос с деньгами, вырученными за продажу билетов на  концерт в Клубе «Четыре Икс». Фонд категорически заявляет, что деньги не собирались. «Новая газета» нашла Дмитрия Грызлова, сына Грызлова, который у нас, по-моему, занимается молодежной политикой  — он сказал, что да, у него попросили за столик миллион, потом позвонили и  сказали, что отдадут со  скидкой за  50 тысяч. Остается вопрос о конвертах с «Детской мечтой», которые, по словам Киселева, должны были лежать рядом с каждым столиком. Если хоть один человек в эти конверты хоть рубль положил, то где рубль? Собственно, поэтому это навело публику на мысль об афере, мол – собрали именем Путина деньги, и сперли.

Но  как я уже сказала, мне это кажется маловероятным. Как ни колоритна фигура г-на Киселева, или другой фигурантки ГУП «Кремль», г-жи Серебрянниковой, которая разыскивается Литвой за создание финансовой пирамида – разыскивалась. Все-таки вероятность, что некто Киселев именем Путина развел Путинских же друзей на бабки, равна нулю.

Еще раз повторяю – я воображаю себе происходящее так: звонят, говорят: Слышь, аллё, — тут папа скучает. Слышал, как нас тут «Викиликс» обозвал? – мафиозным государством. Короче, — папа хочет концерт послушать – привези, пусть споют.  — Так сольют.  — А давай скажем, что это в пользу больных детей.

Во всяком случае, эта версия объясняет, почему такая страшная спешка была с регистрацией, с организацией. И конечно, мою гипотезу отчасти подтверждает, по крайней мере, одна вещь – заметим, что врачи явно боятся с этим фондом связываться. Сначала тот же Анатолий Коган, который сначала заявил, что Депардье привез оборудование на свои деньги, потом говорит: я не хочу это комментировать. Нам обещали оборудование, и я уверен, что оборудование будет закуплено. При каких обстоятельствах может главврач еще надеяться получить что-то с  фонда «Федерация»?

Представьте себе – вы благотворитель. Вы заплатили деньги за столик с  Мики Рурком, положили в конверт «Детскую мечту» и  вдруг потом услышали, что глава Фонда божится, что ни о каких деньгах речи не шло. Какой шанс, что вы подумаете: бедные люди, надо срочно их разыскать и дать им еще денег.

Другое дело, если вы знакомый Путина,  — тот же  Ковальчук, тот же «Согаз», вам звонят и говорят: слушай, тут скандал, журналюги придрались, надо срочно денег подкинуть, чтобы пацаны что-то купили.

Во  всей этой истории знаете, что меня – абсолютно безотносительно Путина, Кремля, и так далее,  — беспокоит? У нас есть реальные фонды, которые помогают больным детям. Кстати, им  сейчас очень трудно, потому что бедной Чулпан Хаматовой, абсолютно беззаветному человеку, который на этом убивается,  — позвонило куча народа с комментарием: куда вы дели деньги? То есть, весь этот скандал обрушивается и на них.

У нас есть фонды, которые помогают больным детям и у нас нет фондов, которые помогают талантливым детям. То есть, если ты родился в  городе Усть-Задрищенске, и  у тебя какая-то страшная болезнь,  — не дай бог, рак крови, — у тебя есть шанс выкарабкаться с помощью фондов. Если ты родился в городе Усть-Задрищенске, и у тебя коэффициент интеллекта 180, то ты сопьешься или сколешься, потому что шансов при этой системе образования стать лауреатом Нобелевской премии, у  тебя нет.

Я бы очень хотела, чтобы в  России были настоящие фонды, которые помогали талантливым детям и школы для элитарного образования.

Еще одна история, которая на этой неделе очень характерна  — то, что происходит внутри Ливии и то, что происходит вне Ливии. Франция и Англия, которые настаивают на том, чтобы уничтожить самолеты Каддафи, которые бомбят мирное население. Заметьте, — именно Франция и  Англия. То есть, те две страны, которые наибольшим образом лизоблюдствовали перед Каддафи, которые сдались перед его шантажом, потому что г-н Саркози лично приезжал по поводу этих несчастных болгарских медсестер, а Англия — это те ребята, которые выпустили террориста Аль-Меграхи, взорвавшего самолет над Локерби, в ответ на абсолютный коммерческий шантаж: выпустите террориста, только тогда получите доступ к нашим нефтяным полям.

Эти две страны и два их руководителя, явно по причине  — ну, мужская гордость взыграла – хотят долбануть по  Ливии, по самолетам. Это к вопросу о  соглашениях, подписанных с  «Тоталем» и  ВР.

А Евросоюз, ООН, говорят – давайте что-нибудь сделаем, пожалуемся. И, на мой взгляд, вот эта бойня и невмешательство в  нее ООН показывает, что международная бюрократия полностью исчерпала себя как гарант мира и  справедливости, и что речь идет в случае ООН о  бюрократической организации, которая делегитимизирует насилие со стороны цивилизованных наций. Тем самым поддерживая насилие со стороны любого диктатора и ублюдка. То есть, ООН стала главным консерватором мировых конфликтов, по  счастливому совпадению чиновники ООН стали главными агентами для консервации этих конфликтов.

Еще раз – что мы имеем в Ливии? Совершенно сумасшедшего диктатора, который бомбит свой народ с  самолетов, имеем Францию и  Англию, которые готовы ответить. Лидеры этих стран выбирались на выборах, то есть, они ответят перед своими избирателями, если избиратель сочтет, что они поступили неправильно.

И есть другие люди, которых никто никогда не выбирал, которые ни  перед кем не несут ответственности — ООН. Они говорят: нам надо посовещаться, давайте обратимся к Каддафи. Какое – совещаться?  — у вас поезд сходит с  рельс, а машинист начинает совещаться. Какое «обратимся к Каддафи»? — человек бомбит свой народ. Он испугается упрека, который ему адресуют международные импотенты? Иными словами. ООН не применяет силу сама, но запрещает применять ее другим. Она делегитимизирует насилие, при этом делегитимизация распространяется только на те государства, которые являются цивилизованными. На Францию и  Англию распространяются, на  Каддафи и прочую сволочь – нет.

Тем самым ООН играет на  стороне сволочи, потому что она запрещает стрелять полицейскому, но разрешает стрелять преступнику. Только представьте себе, если бы  Израиль бомбил Газу так, как Каддафи свой народ.

Что дальше? Судя по всему, одно из двух: либо Ливия разделится на несколько частей. Потому что Ливия это несколько оазисов, разделенных сотнями километров пустыни, и  Бенгази, в котором нефть, сейчас не у Каддафи. Либо Каддафи восстановит контроль над ливийской нефтью. Потому что с  Калашниковым против самолетов не попрешь. После этого ООН, разумеется, введет санкции — насчет санкций в ООН все в порядке. Как вы понимаете, на личной жизни Каддафи санкции не скажутся – не придумано таких санкций, которые мешают любому диктатору в мире иметь то количество золотых унитазов и то количество украинских медсестер, которое им хочется. Остальное Каддафи не волнует, потому что смешно думать, что если Каддафи расстреливает с  самолетов пятилетних детей сейчас, то он сколько-нибудь взволнуется их уровнем жизни после санкций.

Зато эти санкции скажутся на уровне жизни ливийского населения. Тогда будет какая-нибудь программа типа «Нефть в обмен на продовольствие». В  рамках этой программы Каддафи будет продавать нефть, а  чиновник ООН будет вместе с Каддафи пилить деньги на этой нефти.

То есть, санкции, введенные ООН, это, в конечном итоге, финансовый инструмент, который заставит кровожадного поддонка Каддафи делиться доходами от нефти с нежными гуманистами из ООН. Потом будет скандал – как возник в Иране с такой же программой. «Нефть на продовольствие», выдающиеся гуманисты начнут кричать, что вот. США, устраивает геноцид ливийского народа, что 5-летние дети умрут без лекарств. Если не  верите – посмотрите, что говорил выдающийся гуманист и чиновник ООН Джон Холлидей в  рамках скандала «Нефть в обмен на продовольствие», Когда его поперли из Ирака.

Перерыв на новости.

Ю.ЛАТЫНИНА: Мы говорим про фактическую беспомощность международной бюрократии и по поводу Ливии. Я не говорю, что это происходит нарочно, что там сидят чиновники ООН, потирают руки, и говорят: о, повезло,  — в  Ливии народ восстал, мы сейчас сделаем, что народ утопят в крови, и за это с  нами тиран будет вынужден поделиться баблом. Это само собой получается в рамках защиты прав человека и повышенного гуманизма.

Но, к сожалению, защита прав человека стала очень страшной идеологией международной бюрократии. Думаю, что ООН должна быть упразднена, потому что в итоге мы живем в мире, в котором ООН не может запретить негодяям применять оружие, а если негодяи применяют оружие, такое же право должно быть и у нормального государства.

Собственно, по поводу продолжающегося скандала с  подписантами письма Ходорковскому, и по поводу дворца в Геленджике. Мне кажется все это довольно грозными признаками, признаками того, что режим совершает все большее количество ошибок, и  мы все больше об этих ошибках узнаем.

Одновременно у нас есть проблемы с  ценой на газ — наша газовая цена больше не является той бездонной бочкой Данаид, на которую можно ставить. У нас еще нет проблемы с ценой на нефть, более того, нефть сейчас поднялась. Но вообще-то все кризисы начинались в мире, когда нефть начинала стоить больше 9% мирового ВВП. Вот она так стоит, проходит год, даже меньше, и  начинается кризис. Понятно, что после ливийских событий, если нефть продержится достаточно долго, то ее цена превысит 9% мирового ВВП, как она превысила в  2008 г., и эти два встречных события: все большая прозрачность режима,  — и  это интересно, — она не  связана с борьбой фракций внутри режима.

Мы сейчас это как раз обсуждали с одним человеком, он говорит: та информация, которая начинает идти, связана с предвыборной борьбой. Я говорю: она как раз не связана с предвыборной борьбой. Сергей Колесников, который рассказал про дворец в  Геленджике – это человек, который сам запутался, сам оказался на обочине, вышвырнут из этой тусовки, вот он и рассказал. Наталья Васильева это ничья не предвыборная борьба.

Когда нам сообщают, что вдруг г-н Роттенберг будет строить на Бычьем острове в Питере спортивный комплекс, а рядом коттеджи по  700 метров для челнов спортивных команд, — проще говоря, человек будет строить коттеджи. Это ничья не предвыборная борьба, это просто становится все более явно. И может кончиться все боле плохо, потому что интернет сделал мир прозрачным. Это еще одна из причин революций на Ближнем Востоке и, видимо, одна из причин того, почему Байден – если верить Гарри Каспарову,  — сказал прямо и открыто, что Путину не стоит идти на следующий срок.

То есть, громкий тон американской дипломатии все больше приходит в  соответствие с их же собственными депешами по  «Викиликс». Потому что если говорить не то, что ты пишешь, то  в прозрачном мире кончится это плохо.

По этому поводу хочу рассказать дну замечательную историю – к вопросу об  удачных тактических решениях, я  ее давно хотела рассказать. Это история про Пабло Эскобара, главу Медельинского картеля – я всем рекомендую книжечку его брата, написанную, правда, по-английски. Очень неплохая книжка, потому что брат решил не писать книжку про то, что Пабло Эскобар ни в чем не виноват, а  решил написать книжку, какой крутой у  меня был брат  — всех мочил.

«Викиликс», таких разных людей, как Сурков и президент Зимбабве Роберт Мугабе, именует «хорошими тактиками». Это замечательная фраза — «хороший тактик». Знаете, что она скрывает? Рассказываю про Пабло Эскобара, который тоже был ужасно «хороший тактик».

Однажды ему захотелось стать депутатом Колумбийского парламента. Ему сказали: слушай, все скажут, что ты наркоторговец. Он сказал: я  решу эту проблему, я умею решать проблемы. И он стал депутатом. Естественно, появился министр юстиции Лара Бонильо, который стал говорить: у нас тут депутат – крупнейший наркоторговец. Пабло Эскобар сказал: решу эту проблему – это не проблема. Он взял какого-то своего подручного, Тот перевел на счет Лары Бонильо 12 тысяч долларов. Эскобар лично выступил, сказал: этот человек получает деньги от  наркомафии.

Что потом произошло? Лара Бонильо стал кричать еще громче  — у нее уже не было выбора. «Я решу эту проблему», — говорит Эскобар. И действительно, к машине Бонильо на перекрестке подъезжает мотоциклист, стреляет в Бонильо  — проблема решается. Кстати. Колумбия тогда была одной из немногих стран мира, думаю, единственной,  — в  которой запретили ездить мотоциклистам в шлемах, потому что мотоциклисты очень часто расстреливали людей.

После этого начинается война между разъяренными полицейскими и картелем, Эскобар говорит: я решу эту проблему. Начинает платить своим людям по несколько тысяч долларов за каждого убитого полицейского – любого. Как у нас на  Кавказе: хлопнул полицейского – получи денежку.

Полицейские ярятся еще больше. В конце концов, Эскобар где-то бегает, бизнес несет ущерб. «Я решу э ту проблему»  — говорит Эскобар, и договаривается о  сдаче. Он сдается правительству, но при этом тюрьма, в  которой он живет, построена им самим. То есть, это не тюрьма, а особняк, в  котором он живет, внутри его охраняет охрана, правительство не имеет доступа в эту тюрьму, сверху стоит еще заслон правительственных солдат. Собственно, в этой так называемой тюрьме жизнь протекает прекрасно, туда привозят всех венесуэльских королев красоты, Эскобар решает свои дела. Возникает одна проблема: врачи Эскобара решают, что он все-таки ограничен в передвижениях, и начинают вырываться из-под контроля. «Я решу эту проблему» — говорит Эскобар, и двух главных конкурентов привозят в багажнике автомобиля прямо в  эту резиденцию — «тюрьму», и  прямо в этой «тюрьме» Эскобар их убивает.

Проблему он решил, но проблема заключается в том, что все это вылезает наружу: Мисс Венесуэла, и убитые трупы. И кончилось тем, что Эскобар все время «хорошо решал тактические проблемы». Но кончилось тем, что его застрелили правительственные войска – несмотря на то, что он был «хорошим тактиком».

Да, Роберт Мугабе тоже хороший тактик, как и  пишет «Викиликс».

Несколько слов подробнее о том, что я имела в виду, когда говорила о газовых трудностях в политике России. Очень интересно проследить, как за  10 лет менялась наша газовая политика и ситуация на газовом рынке. Потому что когда в 2005 г. Путин подписал соглашение о строительстве «Норд-Стрим», то это был такой пик вертикали власти. Мы услышали, что Россия это энергетическая сверхдержава, а газ — энергетическое оружие. Довольно странное утверждение, потому что раньше то, что называется «энергетическая сверхдержава» называлось «сырьевым придатком». Чем отличается морская свинка от крысы? У  морской свинки пиар лучше.

А что касается «энергетического оружия» — представляете. Вот вы приходите в  магазин спортивный и просите продать биту бейсбольную. Биту вам продают, потому что полагают, что вы будете играть с  ней в бейсбол. А вы берете эту биту и говорите: ну, ща я вам покажу, — у меня есть оружие бейсбольуное. Видимо, вторую биту вам не продадут.

И вот  в течение всех следующих лет вся внешняя политика Кремля, собственно, строилась на том, что Кремль требовал от  запада продать ему сети, а сети – новые биты, — не продавали. И  к тому же политика эта выглядела довольно странной  — потому что буквально на каждой встрече, с президентом, премьером западным, президент Путин говорил: мы вам месторождения, вы нам газопроводы. То есть, имелось в виду, что если западные компании хотят инвестировать в Штокман, они должны поделиться сетями.

Если вы подумаете, это довольно странно звучащее предложение. Представьте себе, что к вам приходит владелец магазина, который продает вам говядину, и говорит: слушай, я выращиваю говядину на ферме сам, не хочешь вложить в мою ферму деньги? Клиент говорит: хочу. – Тогда, если хочешь вложить в мою фирму деньги, то отдай мне половину кухни.

Собственно, непонятен деловой смысл предложения. Тем более, что речь шла об очень тяжелом месторождении – это Баренцево море, это ледяные поля, метровые залежи ила на дне. Аналогов Штокману просто нет. Сейчас аналитик «Метрополя» Александр Назаров считает, что газ Штокмана будет стоить в Европе около 250 долларов за тысячу кубов. Для сравнения: себестоимость сланцевого газа около 170 долларов. И при таком раскладе продать Штокман долго не удавалось. В  конце концов, было подписано соглашение о его совместной разработке с «Тоталь», но в феврале 2008 г. было уже немножко поздно «пить Боржоми».

Вообще, если кто-то сейчас зайдет на сайт Штокмана, он увидит там шикарные нетронутые пейзажи – как будто рекламируют круиз по норвежским фьордам, а не промышленную стройку.

Опять же, была еще одна сложность с картиной России как «газовой сверхдержавой» — в  2008 г. Россия действительно добывала газа больше всех в мире — 640 млрд. кубов. Однако была еще одна держава, которая добывала 580 млрд., называлась США, и почему-то не претендовала на статус энергетической сверхдержавы. К тому же важно не только общее количество добытого газа, а  газа, добытого «Газпромом», потому что газ, добытый другими компаниями, не всегда пускают в трубу. В  2008 г. «Газпром» добыл 550 млрд. кубометров. И самое главное это даже не объем добычи, а деньги, вырученные за  газ. Количество денег, которые в  2008 г. выручили совокупные американские производители посчитать легко, потому что весь газ в США продается по спотовой цене на рынке, и  в 2008 г. цена на «Henry Hub» составляла в  среднем 320 долларов за тысячу кубов.

Доходы «Газпрома» посчитать гораздо сложнее, потому что в  2008 г. больше половины газа было потреблено в  России  — цена 50-80 долларов за тысячу кубов. Почти 100 млрд. кубометров было продано в  ближнее зарубежье – от  100 до  200 долларов, и только 150 млрд. кубов ушло в  Европу по действительно высокой цене – от 250 до  400 долларов.

То есть, «Газпром» заявил, что от продажи в Европу он  в 2008 г. выручил 47 млрд. долларов. Нетрудно посчитать, что виртуальный американский «Газпром», составленный из десятков тысяч индивидуальных владельцев, индивидуальных скважин, составил астрономическую сумму в  187 млрд. долларов.

Но это 2008 г. Потом происходит кризис. Кроме того, США из-за высоких цен на газ начинает добывать сланцевый газ, в результате в 2009 г. США обгоняют Россию по добыче газа, и добывают 620 млрд. против 575 российских. Одновременно падает цена на «Henry Hub» — в сентябре 2009 г. происходит историческое событие: цена газа на внутреннем рынке США стала ниже, чем цена газа на внутреннем рынке России — 70 долларов против 80. Она недолго держалась, она сейчас поднялась. При этом основным фактором, способствующим падению доли «Газпрома» на европейском рынке были контракты долгосрочные, заключенные «Газпромом» по  принципу «Take or pay», то есть, европейская страна должна была закупать газ по заранее оговоренной цене, вне зависимости от цены газа на рынке в данный момент. И даже если она не закупала, то она все равно платила цену за минимальный объем газа. Соответственно, европейские страны выбирали предусмотренный контрактом минимум .а остальное,  — если в этот момент алжирский газ стоил 80 долларов за тысячу кубов,  — покупали на рынке

Но проблема в том, что в  2010 г. падение не остановилось, оно усилилось. В  2010 г. экспорт «Газпрома» упал на четверть по сравнению уже с 2009 г. И упала доля на рынке  — по данным Николая Корчемкина  — я вам его рекомендую как одного из  лучших российских аналитиков в том, что касается газа. Потому что Владимир Милов занимается уже не только  газом.

Так вот по данным Николая Корчемкина в 2000 г. доля «Газпрома» на европейском рынке составляла 39%, сейчас упала до  27. Одновременно, в отличие от доли европейского рынка, себестоимость продолжала расти – тот же  Корчемкин считает, что за тысячу кубов она составляла 4 доллара в  2000 г. и  23 доллара в  2010. Это я цитирую ЖЖ  Корчемкина и «East European Gas Analysis». Соответственно, если в  2008 г. главным источником сверхприбыли для «Газпрома» были поставки в Европу, то теперь ситуация парадоксальная, потому что самые большие цены у нас в ближнем зарубежье. Во втором квартале 2010 г. Германия платила «Газпрому» за газ 150 долларов, а Эстония и Украина  — 235. Понятно, что это продолжается только до той поры, пока Эстония не обзаведется альтернативным источником.

При этом возникает вопрос – откуда «Газпром» будет брать деньги, если цены на газ упали, произошло разъединение цены на газ и нефть, и очевидно, что помимо ближнего зарубежья есть еще один ресурс, на котором «Газпром» полностью властен – это внутренний рынок.

С  1 января 2014 г., согласно официальным планам «Газпрома», внутренняя цена на газ должна равняться – внимание – экспортной цене «Газпрома», минус пошлина и плата за транзит. На самом деле у меня ощущение, что в реальности нынешняя цена близка к этой цифре. Это очень важный момент, потому что если вы попробуете понять, насколько выросли российские внутренние тарифы, вы увидите: за прошлый год они выросли немного менее трети, а в 2011 г. все пишут так — любой «Яндекс», «Гугл» — вырасти должны на  15%.

15% это выглядит очень странно. Согласитесь, мы  говорим в цифрах, за сколько продаем газ в Эстонию, а внутри Росси сколько ни  «гуглишь» — 15%. А абсолютные цифры какие? Абсолютные цифры опять довольно запутанные, потому что цена колеблется от региона к региону, два соседних завода могут платить за газ разную цену, потому что один берет нормативный газ, другой сверхнормативный. Но  в среднем сейчас цены где-то от  2700 рублей за тысячу кубов до  3900 за  тысячу кубов. То есть, это цифры, сопоставимые с  американским внутренним рынком и примерно в два раз меньше европейских. Потому что Европа – страна социалистическая, там внутри сети на газ тоже огромные пошлины, огромные накрутки.

То есть, в нашей энергетической Сахаре песок начинает стоить дороже, чем в Гималаях. А  «Твиттер-презиеднт» у нас рассказывает, что у нас слишком высокие цены на электроэнергию. Слушайте, Дмитрий Анатольевич, вы не знаете, отчего у нас высокие цены на электроэнергию? Не знаете, сколько стоит газ?

Самое интересное во всей этой истории другое. Первое – к вопросу о  «спешной тактике». Почему Россия, почему Кремль так настаивал несколько лет тому назад на приобретении газовых европейских сетей? Ответ очень простой: сеть — это кэш. Месторождения – долго, химзавод – долго, а сеть – это есть цена газа в Баумгардене в 250 долларов, а в сети — 500. Еще раз повторяю — в Европе огромные накрутки, Кремль тут абсолютно правильно почуял падаль,  — то есть, это типичный пример хорошей тактики: зачем 250, если можно 500?

Вторая гораздо более важная история – почему в  США, которая теплее Росси, потребляется газа в два раза больше, чем в России, почему газ такой дорогой? Ответ заключается в том, что газ США является, прежде всего, сырьем для химической промышленности, которая в США первая в  мире, и учитывая цену химпрома 5-6 уровня передела, входная цена газа не так важна.

Отсюда очевидная стратегия любой газовой державы развивать химическую промышленность если вы хотите быть действительно богатыми, не надо развивать месторождения, даже не надо, тем более, скупать газопроводы, даже можно не осваивать новые месторождения – надо строить химзаводы. Причем, эта стратегия не требует большого ума – Иран развивает химическую промышленность, Саудовская Аравия, Китай вкладывает в  свою химию 5-6 млрд. долларов ежегодно.

И мы видим, что за все эти годы  — в том, что касается стратегии, — тактика была хорошая. Но химическая промышленность не развивалась совершенно. И  в результате ряда успешных тактических решений позиция России на газовом рынке Европы, не  говоря уже о претензиях наших на газовый рынок Америки, сильно сократилась.

Меня просили прокомментировать страшную историю в Израиле, где палестинские террористы вырезали семью с детьми, самому маленькому из которых было 8 месяцев. Человек меня спрашивал, почему международные гуманитарные организации пока на это не откликнулись. Думаю, что на это «Хьюман Райтс Воч» не скоро откликнется — она в  Саудовской Аравии собирает деньги на защиту прав человека.

А я хочу рассказать про Израиль другую историю. Я недавно там была, и моя хорошая приятельница, Зоя Брук, гениальный экскурсовод — я не могу назвать даже ее экскурсоводом, это просто человек, который дышит землей и знает, что случилось на каждом метре этой израильской земли в течение 3,5 тысяч лет. И  про каждый метр может рассказать.

У меня было время, мы с ней съездили в  Мегиддо, а на обратном пути она говорит: пойдем, посмотрим, как цветут анемоны. Думаю – какие анемоны? Человек мне только что рассказывал про фараонов. Кстати, могу всем, кто поедет в Израиль рекомендовать Зою Брук  — у не даже есть ЖЖ  «Сачок-2» называется. Потому что если вы хотите что-то услышать об  Израиле – это гениальная история.

Она говорит: понимаешь, несколько месяцев назад какой-то подрядчик вывалил на это поле, где всегда цвели анемоны, асфальт. Был большой национальный скандал, он его убрал  — давай посмотрим, цветут ли там анемоны. Приезжаем,  — действительно, подрядчик убрал весь асфальт, подрядчику, видимо, мало не показалось. А это поле – его купил какой-то частный человек, что-то на нем выращивал, но в какой-то момент на поле полезли анемоны, и человеку показалось, что лучше он оставит это поле как общественное достояние, и там будут эти анемоны расти.

Цветут. По полю продолжены дорожки, по дорожкам ходят люди  — это в будний день. Они приехали специально посмотреть, как цветут анемоны. Зоя мне рассказывает про подрядчика, и  что с ним сделали, а я думаю о другом. Казалось бы, Израиль  — страна, которая живет внутри терактов. Но насколько велико в  Израиле почтение не только к индивидуальной человеческой жизни, но и к каждому метру своей страны, и насколько человек воспринимает каждый метр своей страны как что-то собственное.

Представьте себе в России скандал по поводу того, что не то, что посреди поля – посреди ботанического сада  — кто-то свалил несколько метров асфальта? Да нет этого скандала. Ужас заключается в том, что в  России идет фактически гражданская война. В России такая внутренняя оккупация – ментами, чиновниками. И уровень жертв этой войны так высок, что мы перестаем воспринимать людей как жертвы. Потому что когда война, один труп – это несчастье, а тысячи трупов – это уже статистика.

То, что снами происходит в  существующем режиме – дело не только во взяточничестве, не только в убийствах. Дело в  том, что во время войны и внутренней оккупации радикально понижается уровень гражданского самосознания и радикально понижается то, от чего человек начинает страдать, то, что человек воспринимает как несчастье.

И чтобы все переменилось в  России, должен перемениться не  только режим. Должны перемениться мы. Надеюсь, что когда-нибудь в  России зацветут анемоны.

Комментарии

250

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


ensebeo 17 марта 2011 | 00:09

Мне кажется, самое время предложить Японии Курилы. То самое место, которое почти никто из Россиян не сможет показать на карте, но которое так нужно гибнущему народу,задавшему планку трудолюбия, которому негде жить. Именно сейчас, только в такое время способен проявить себя великодушный русский народ.


jimmi 17 марта 2011 | 15:07

Японию похоронит либеральная экономика. Точнее, не она одна, а в сочетании с фонящими АЭС, сгоревшими НПЗ и разрухой прибрежных территорий. Ещё точнее - угробит власть крупного капитала, преимущественно транснационального (продукта либеральной экономики), столкнувшегося с вышеперечисленными проблемами.
Данное утверждение в корне расходится с оптимистичными прогнозами натовских политработников (например, недавний, на Эхе Москвы - Ю.Латыниной), которые пророчат Японии ускоренный экономический рост, опирающийся на колоссальный объём восстановительных работ. Японская ситуация развивается очень быстро, у нас на глазах, предоставляя отличную возможность экспериментально проверить состоятельность господствующей экономической теории (на которой основан позитивный прогноз) и, в определённой степени, теорию СЛМ, которая предрекает Японии глубокую жопу.
Симптомы, наблюдаемые в текущий момент, следующие:
1. Ежедневные, с момента катастрофы, траты Центробанка Японии примерно по 50 млрд. долларов «на поддержку экономики».
2. Динамика местного фондового рынка, просевшего примерно на 10%, а по энергокомпании, владеющей аварийными АЭС – на 20%.
3. Ничтожный уровень (для третьей экономики мира) текущей государственной помощи пострадавшим регионам и непосредственно гражданам.
С точки зрения простого здравого смысла, в этих симптомах второй и третий пункты явно несуразны. Например, в ответ на предложение помощи российского МЧС, японцы попросили завезти одни одеяла. Свидетельства из пострадавших регионов и сборных пунктов тоже показывают, что люди там находятся в абсолютно спартанских, нищенских условиях. Хотя совсем рядом находятся мировые центры по производству всякого бытового барахла (в т.ч. и одеял), которые мгновенно завалят им десять Японий за сотую долю того, что тратит в день японский ЦБ «на поддержку национальной экономики». Почему нет этих закупок?
Следующий абсурд – поведение японского фондового рынка. Сколько стоила чернобыльская АЭС на следующий день после взрыва? Уж ни как не 80% от первоначальной стоимости - её цена стала сильно отрицательной. Какой же дурак сегодня платит хоть что-то за акции японской энергокомпании, которой в перспективе предстоят одни лишь гигантские расходы?
Но всё становится логичным, если стать на позицию больших боссов. Например, владельцев той же взрывающейся энергокомпании. Они десятилетиями делали прибыль на японцах, экономя на безопасности, врастали в японскую политику, а когда произошла катастрофа и впереди замаячили одни бесконечные убытки – начали банально спасать свой капитал. То есть, сливать свои акции дружественному японскому ЦБ, получая доллары из золотовалютного резерва, с которыми они свободны как ветер и могут бежать из Японии в более благополучные страны. Дисконт же в 20% - лишь способ придать минимальную пристойность этой национализации убытков.
То есть, 50 млрд. долларов в день – это и есть подъёмные для бегущего из Японии транснационального капитала. Понятно, что в таких экстремальных условиях никому из властьимущих никакого дела нет до китайских одеял, до мёрзнущих голодных японцев, и прочих подобных мелочей.
Кстати, абсолютно тот же драп происходил в России перед дефолтом 1998 года. Когда вдруг оказалось что все денежки, включая только что взятые стабилизационные кредиты, куда-то мгновенно испарились. Разница с Японией только в том, на нас не землетрясение с цунами накатило, а эффективные «семейные» менеджеры банально проворовались, не заботясь о возможных просадках нефтяных цен.
Исходя из трёх главных моментов - огромных японских долгов, накопленных ещё до катастрофы, массы желающих (включая тех же американцев) занять место японских производителей на сжимающемся кризисном мировом рынке, относительно высокого жизненного уровня японского общества – сейчас можно оценить вероятность возврата капиталов в Японию как - бесконечно малую, на бесконечно длительный срок. Хотя у либеральных экономистов на этот счёт точка зрения прямо противоположная.


dreadnote 19 марта 2011 | 20:05

"Карциноген"

"фреон - охладитель"

Блин, битва профанов с профанами...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире