'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 27 ноября 2010, 19:07

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, программа «Код доступа», телефон для смс +7-985-970-4545.



27 ноября 2010 года


Поскольку я сегодня опять два часа в эфире, то я решила первый час посвятить вопросам насущным, а второй час – вопросам более общим, типа модернизации и как ее делать.

С чего я хочу начать? С выступления Михаила Саакашвили в Европарламенте, полный текст на русском языке висит на сайте Андрея Илларионова, можете почитать. На мой взгляд, это так, как должна строиться речь государственного деятеля, говорящего перед иностранцами и отчитывающегося в том, что сделала его страна. Прежде всего, отчитывающегося. Настоящее правительство говорит о том, что оно сделало, ненастоящее правительство говорит о том, что оно сделает: мы исправим, мы проведем реформу и так далее.

Это очень интересная речь, в которой масса всяких красивостей, цитат из Виктора Гюго о том, что «придет день, когда единственным полем битвы будут рынки, открытые для торговли, и умы, открытые для идей». Но когда речь идет о фактах, Саакашвили не прибегает к красивостям, он говорит: «Мы, Грузия, занимаем 12-е место в мире по критерию простоты ведения бизнеса и 1-е в Восточной и Центральной Европе. У нас в Грузии 86% людей доверяют полиции».

Дальше он переходит к тому, что он называет односторонней конструктивностью, дальше он дает обещание, взятое им в одностороннем порядке, что ни при каких обстоятельствах, «никогда Грузия не применит силу, чтобы отбросить назад российские оккупационные силы и восстановить контроль над своими оккупированными территориями».

Это обязательство, которое он дает ОБСЕ, конкретным структурам. Это очень важное понятие – односторонняя конструктивность. Потому что когда вы хотите быть конструктивными, вы даже не договариваетесь, вы делаете что-то в одностороннем порядке. А когда вы хотите быть неконструктивными, вы что-то требуете от других. Вы говорите: пусть Европа отменит нам визы, пусть мир примет нас в ВТО.

Собственно, на этом фоне особенно поразительно выглядит очередное заявление Медведева, к которому у меня много вопросов, о том, что в России застой. Потому что, как я уже сказала, конструктивное правительство отчитывается о том, что оно сделало, неконструктивное правительство отчитывается о том, что оно сделает.

Посмотрим, каков в этом смысле анамнез у Медведева. Господин Медведев обещал разобраться в истории с Магнитским, о том, как было похищено свыше 200 млн. долларов из российского бюджета. Разобрались. Наградили тех, кто этот сделал, и повысили в звании – с группенфюреров до штурмбанфюреров.

После этого Медведев ничего не сказал по этому поводу. После этого г-н Медведев сказал: «Я разберусь с аварией на Ленинском проспекте». Опять разобрались с аварией на Ленинском проспекте. Виноваты оказались две женщины, которые попали под колеса «Мерседеса». Причем можно посмотреть в Интернете вывешенные протоколы допросов и обнаружить, что там фальшивые свидетели.

Фальшивые свидетели, свидетельствующие в пользу Баркова, говорят, что «Ситроен» выехал на встречную полосу (дословно – на встречную полосу). Там нет встречной, там резервная. Т.е. эти свидетели заведомо врут. Более того, это видно из другого момента – что когда все-таки к следователю приходит настоящий свидетель, который показывает, что виноват «Мерседес», то ему показывают пленку, на которой «Мерседес» выезжает на резервную.

Но ему показывают не эту самую пленку, а показывают ее на несколько минут раньше и говорят: «Найдите, пожалуйста, вашу машину». С надеждой, видимо, что свидетель ее не найдет, потому что его машины на этой пленке нет. Он говорит: «Так это же не та пленка. Вот моя машина, спустя несколько минут. И это же не «Мерседес». Этого свидетеля просят пройти обследование на детекторе лжи, этому свидетелю говорят: «Покажите вашу машину». А тем фальшивым свидетелям, которые говорят, что «Ситроен» выехал на встречную полосу, не говорят «покажите вашу машину на пленке».

И что после этого делает Дмитрий Анатольевич? Он говорит: «Мы разберемся со случаями воровства в Сочи». Это когда «Новая газета» опубликовала рассказ бизнесмена Морозова, у которого вымогал взятку, по словам Морозова, чиновник из Управления делами президента (заметим – Управления делами президента не Сириуса, не Ганимеда, не Юпитера), президента Медведева.

По словам бизнесмена Морозова, произошло следующее. Он обратился к милиции, те устроили западню этому чиновнику. Взятка была передана и снята на камеру. После этого взятка пропала, служивые просто забрали ее себе. Это история очень известная, эту историю не первой «Новая газета» раскрутила. Бизнесмен Морозов сначала дал интервью иностранным СМИ.

И президент Медведев сказал, что разберутся. Разобрались. Вчера в Басманном суде г-н Кожин, глава Управления делами администрации президента, выиграл у «Новой газеты» иск по защите чести и достоинства. В сто тысяч рублей суд оценил достоинство г-на Кожина, как раз по этой статье и другим фактам.

Я обращаю внимание, что г-н Кожин возглавляет Управление делами администрации не президента Гаити, он возглавляет Управление делами администрации того самого президента Медведева, который пообещал разобраться с возможным взяточничеством при строительстве Сочи.

Теперь понятно, что всё это некие сигналы, которые даются обществу. После того, как видно, что остались безнаказанными люди, укравшие 200 млн. долларов из бюджета, можно, значит, красть 400, можно, значит, красть миллиард. Если можно безнаказанно убивать людей посреди Ленинского проспекта, значит, их можно безнаказанно стрелять.

Вот недавно прямо посреди модного кафе начали стрелять в журналистку «Russia Today» Наталью Архипцеву. Стрелял некий г-н Виролайнен, племянник бывшего вице-губернатора Санкт-Петербурга. После того, как он в нее стрелял – не из травматического, кстати, пистолета, пуля застряла у нее в ноге, – она сидела, уже с пулей, раненая, он подошел к ней, говорит: «Ну, как вы себя чувствуете?» Она говорит: «Вам что, смешно?» «Да, смешно», – отвечает г-н Виролайнен. Ему было действительно смешно. Человек на видеокамеру, посреди кафе, без всякого повода, пьяный в дупу, стрелял железной пулей по девушке, попал в ногу. Ему смешно.

Как вы понимаете телеканал «Russia Today» не показывает это в своих новостях. Вот это настоящая Russia Today – можно стрелять в человека. А не настоящая Russia Today – это то, что «Russia Today» показывает в своих обычных новостях. Это, кстати, почему «Russia Today» не является телевидением. Вот «Коммерсантъ» заступился за Олега Кашина, а «Russia Today» даже не может показать, не является для нее новостью то, что случилось с женщиной, ее собственной сотрудницей, в которую стреляли посреди… правда, не бела дня, а вечера.

Возвращаясь к президенту Медведеву. И что президент Медведев говорит после того, как он разобрался с другими предыдущими историями? «Мы разберемся с историей с Олегом Кашиным. Мы накажем, невзирая на лица». И как, ребята? У нас есть мэр Химок Стрельченко. У Стрельченко бьют людей по голове за милую душу. И как себя чувствует мэр Стрельченко? Прекрасно. Ну, хорошо, мы не знаем, Кашин – это Стрельченко или не Стрельченко. Но мы же знаем – и уже, видимо, президент Медведев знает, – что бьют в Химках людей по голове. Что делают? Ничего. Мэр Стрельченко благоденствует. Значит, это тоже сигнал.

И после этого Дмитрий Анатольевич говорит, что у нас тут какой-то застой. Т.е. всё время новости сообщаются в будущем времени. И всё время вместо того, чтобы сказать, что было сделано по таким-то и таким-то вещам, по которым, кстати, президент обещал что-то сделать, нам обещают что-то сделать в будущем.

Собственно, не обязательно обсуждать и не обязательно делать именно вещи, касающиеся уголовщины. Хотя уголовщина абсолютно захлестнула страну, вся страна живет в Кущевской. И цифры совершенно страшные: у нас 16 криминальных трупов на 100 тысяч человек. Это против 4 трупов в США и меньше одного трупа в Европе. Эти 16 трупов – на самом деле это отчетные трупы, это не реальные трупы. Реально их минимум в 10 раз больше.

Посмотрите, маньяк Пичушкин, 61 труп. А разыскивали его по 6 трупам. Банда в Екатеринбурге, которая убивала девушек, если они отказывались заниматься проституцией. Случайно прохожий нашел в лесу один из могильников, в могильнике было 17 девушек. Ни один из 17 трупов не был в розыске.

Т.е. реально эти 16 трупов надо увеличить на порядок. И это уже цифры, связанные с войной, это цифры, при которых общество перестают реагировать. Антон Носик написал в «Снобе» прекрасную колонку о пессимуме, о пороге раздражения организма, о том, что у российского общества очень низкий пессимум, т.е. мы не раздражаемся на такие вещи, на которые раздражается западное общество. У нас просто слишком много раздражителей. Сегодня убили одного, завтра другого – на всё не отреагируешь. У нас как война.

В мирном обществе один человек убит – это трагедия. А если на войне убиваются миллионы людей, то это уже статистика. Действительно, на это перестаешь реагировать. Даже если оставить в стороне трупы, т.е. неспособность власти просто бороться с криминалом, то возникает вопрос – а что власть способна сделать? Знаете, как с верблюдом. Верблюда спросили: «А чего у тебя шея кривая?» Он ответил: «А что у меня прямое?»

Вот мы говорим – 200 млн. долларов, которые украли люди, убившие Магнитского. Вы думаете, это у нас единичный случай? А вы знаете, сколько в России акцизов собирается, вот с водки, которую пьют у нас? Я не пью, но… Хотела сказать «мы пьем». Я не пью, но мы пьем. Практически ничего. Это вопрос не водочной мафии, это вопрос налоговой мафии. Сейчас объясню, что я имею в виду.

Есть способ, которым собираются акцизы в государстве. Акцизные марки выдаются водочным заводам или просто компаниям «Свиньин и сын» с тем, чтобы быть потом оплаченными. А водочные заводы потом говорят: «Извините, у нас эти марки сгорели, свалялись, их мыши съели».

Республика Кабарда в прошлом году забрала из бюджета и выдала на 24 млрд. рублей акцизных марок, больше, чем бюджет республики Кабарда. А обратно оплатила 700 млн. рублей. Республика Северная Осетия-Алания, вы не поверите, они у себя публично в компьютерном отчете написали, что они получили акцизных марок на 7 млн. рублей. Знаете, на сколько они заплатили? Ноль. Причем бумажки в Интернете можно прочесть. Ноль. И это касается не только северокавказских республик. Это касается всех областей – Пензенской, Владимирской, до нашего Подмосковья, примерно такие цифры.

Это что означает? Человек, который мне это рассказывал и которому я благодарна – потому что это не мое расследование, это расследование человека, который по ряду причин не может это опубликовать, – человек, который мне это рассказывал, он сказал предельно ясно: «У нас нет водочной мафии, у нас есть налоговая мафия». Потому что то, что происходит, происходит в налоговой инспекции, но не происходит на заводах. Ребята, если такая проблема, давайте просто отменим акцизы на водку. Будет всё то же самое, только не будем кормить взяточников.

Это не единственная тема, которую мог бы обсуждать президент Медведев, если бы ему реально хотелось что-то сделать. Пожалуйста, та же самая таможня. Уже, кажется, ежу навязло в зубах объяснение, почему у нас не может быть инноваций. Ответ – потому что у нас таможня. Ответ – потому что любое сборочное производство или любой элитный станок должен пересечь таможню. Этого он сделать физически не может, потому что, во-первых, он там будет стоять неделю.

Во-вторых, надо заполнять простыню, допустим, для сборочного производства на каждый микрофончик и на каждый винтик. В-третьих, вот этот микрофончик, который стоит 5 центов, для сотового телефона или для чего-то еще… А есть понятие средней таможенной стоимости. И таможенник скажет: «Вы знаете, концертный микрофон стоит 100 долларов, платите, пожалуйста, как со ста долларов. Или договаривайтесь».

Президент Медведев, наверное, знает об этом печальном положении вещей. Почему у нас не может быть инноваций? Во-первых, потому что не было патронов, как в анекдоте. Во-первых, потому что у нас есть таможня.

Десятки других вопросов. Вот совершенно замечательный. У нас только что ремонтировали знаменитый путепровод, который вел в «Шереметьево» и на котором была пробка. А зачем путепровод нуждается в ремонте? Путепровод построен в то же самое время, как и Останкинская телебашня. Останкинская телебашня стоит и не крошится. Просто потому что ее всё время опрыскивали соответствующими растворами (кстати, не очень дорогими). А мостовые сооружения у нас принципиально не опрыскивают этими растворами.

У нас нет системы поддержания в здоровом состоянии мостовых сооружений. Точно так же, как у нас нет нормальной системы ремонта шоссейных дорог. Вы видите этот замечательный ямочный ремонт, когда приходит машина с асфальтом и кто-то долбит дырку в дороге и потом эту дырку заливает асфальтом. Вспомните, когда последний раз вы видели эту машину и этот ямочный ремонт в любой из европейских стран, да уж если на то пошло – и азиатских? Этого просто нет.

Потому что у нас неправильная система ремонта дорог, точно так же, как у нас не существует системы поддержания мостов в порядке. Эта система ремонта дорог заключается в том, что существуют организации, которым важно освоить эту машину асфальта, в то время как в любой нормальной стране существуют организации, которые поддерживают в нормальном состоянии дороги.

Есть соответствующие растворы, опять же недорогие, которые просто заливают трещину в тот момент, когда она образовалась. У нас не существует понятия, что трещина заливается в тот момент, когда она образовалась. Потому что у нас существует понятие, что при ремонте надо освоить очень много денег. Для этого надо подождать, пока трещина станет очень большой и можно будет привезти машину асфальта.

На этой неделе случилось несколько совершенно замечательных мелких историй, которые я не могу не прокомментировать. Первая история – это история с The Sunday Times, которая опубликовала накладные, в которых показано, как с Балаковской АЭС везли 34-килограммовый контейнер с полонием – это было не так уж задолго до смерти Литвиненко – и передали ФСБ.

Меня во всей этой истории что поразило? Прежде всего, что она ужасно похожа на правду. У нее есть один-единственный – маленький, на мой взгляд – недостаток. После того, как The Sunday Times это опубликовала, г-н Гольдфарб, один из людей Березовского, закричал, что это он нашел эти накладные. Поскольку там очень тяжелый, на мой взгляд, анамнез – у людей Березовского в их отношениях с действительностью, они многократно были схвачены за руку и уличены в фальсификациях, – поэтому то, что это пришло от Гольдфарба, это большой минус всей этой истории.

Это заставило меня очень внимательно смотреть эти накладные. Я скажу, что Березовский не способен на такой уровень фальсификации, у него это всегда очень грубо. Т.е. для меня это настоящие документы. Более того, еще почему я считаю, что это настоящие документы. Потому что я слышала в разные уши истории о том, что, действительно, ФСБ получала партии полония якобы – и, возможно, действительно – для ликвидации ряда чеченских террористов, и что одна из таких порций пошла на Романа Цепова (напомню, это бывший охранник Путина, который не понятно от чего скончался в Петербурге), а другая, соответственно, уехала за границу. Т.е. это совпадает с тем, что я слышала.

Накладные выглядят очень убедительно. И еще один такой момент – наши СМИ, стараясь эту новость затереть, всё время писали о контейнере, в котором было 34 килограмма полония. Т.е. заведомо искажали новость и заведомо прибегали к вранью. Потому что, естественно, полония там были микрограммы, а контейнер весил 34 килограмма. Когда намеренно искажают информацию, это не очень хорошо выглядит.

Вторая история, которая меня тоже потрясла, это история очередного перебежчика на Запад. Некий ФСБшник Потемкин снова сбежал на Запад, снова после Потеева, после еще каких-то, и привез с собой аудиопленку, из которой следует, что в 96 году российский спецназ (кстати, Потемкин там тоже был) проводил спецоперацию в чеченском селе, это были Новые Атаги, и убил там иностранных врачей.

Судя по этой пленке, видно, что это была случайность. Т.е. они стреляли в боевиков, забежали в больницу, решили, что это боевики. Когда выяснилось, что это иностранцы, было уже поздно. Это достаточно типичная военная ошибка. Похоже, что так оно и было. Причем это как раз та ошибка, которую может сделать любая нормальная армия, и американцы такие ошибки делали в Афганистане. Это очень печально, это повод для сострадания, но это не повод для клеймения.

Меня что поразило во всей этой истории? Вот г-н Потемкин. Чего они бегут от путинской вертикали власти, я не знаю. Они же здесь могут грести даже не лопатами. 200 млн. из бюджета, 100 млн. у кого-то отобрать, конфисковать телефоны, продать, закошмарить человека. Чего эти людоеды бегут? Они ж на Западе не смогут заниматься людоедством. Видимо, они бегут из-за каких-то внутренних разборок. Но они бегут, причем со страшной скоростью.

Что меня поразило? Этот г-н Потемкин, который убежал, он с 96 года хранил как страховку эту пленку. Ребята, у нас же вертикаль власти, преданные псы, они все должны… Интересно, сколько из них хранит как страховку эту замечательную пленку?

Еще одна история, которая тоже меня на этой неделе поразила. После того, как по поводу Кашина стали изображать какую-то активность… Подчеркиваю – изображать активность. Потому что все эти законы о дополнительной защите журналистов, которые выглядят, конечно, отвратительно, они выглядят как взятка журналистам, причем это взятка, которую даже не собираются давать… Не надо дополнительно защищать журналистов, надо защищать журналистов так же, как граждан Российской Федерации, но граждан Российской Федерации надо защищать.

Так вот в рамках этой пиар-кампании было заявлено, что у российских следователей есть данные, что убийца Анны Политковской Рустам Махмудов скрывается в Бельгии. И туда поехали следователи, и там слушают какие-то телефоны. Два момента меня поразили. Момент первый. Это, конечно, полная ахинея. Рустам Махмудов, действительно, был в Бельгии. Несколько лет туда выехала вся его семья, там большая чеченская община, там живет его жена.

Российская генпрокуратура тогда, действительно, послала запрос, который был так хитро сконструировал, что бельгийская полиция наладила за семьей Махмудовых слежку, слушала их телефоны. Действительно, услышала, что Махмудов в Бельгии. Он был не в Бельгии, он был на границе, куда всё время ездила его встречать жена. Но поскольку запрос был сформулирован так, что арестовать его было нельзя, то через 9 дней после прослушивания бельгийская прокуратура сказала, что она слушает Махмудовых. И после этого Махмудов, конечно, убежал. Было это нарочно или случайно, я не знаю. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Телефон для смс +7-985-970-4545. И я снова в эфире. Я говорю о Махмудове, которого наша прокуратура поехала разыскивать в Бельгию, хотя его там давно нет. В том числе благодаря замечательно составленному запросу наших ментов. Меня в данном случае интересует в этой истории не это, а замечательный комментарий, который адвокат Джабраила Махмудова, младшего брата Махмудова, г-н Мурад Мусаев дал «Коммерсанту» по поводу старшего брата Рустама. «Я уверен, – цитирую Мусаеа, – что он, как и его братья, к убийству никакого отношения не имеет, для этого он человек слишком легкомысленный, такой прохладный человек ни о чем».

Ответственно заявляю, что в частных беседах мне, Юлии Латыниной, а также, насколько я знаю, Сергею Соколову Мурад Мусаев прямо признавался, что да, Рустам Махмудов – убийца Анны Политковской. Он это делал еще до суда, в тот момент, когда ему было важно отмазать тех братьев Махмудовых, которые сидели на скамье подсудимых.

Я прекрасно помню наш с ним разговор по телефону, который состоялся примерно так. Господин Мусаев пытался мне доказать, что Рустам привез братьев, чтобы подставить их, на улицу Лесную, на место убийства, и там их, дескать, и оставил. Я спросила: «Мурад, а зачем же Рустаму, зачем же чеченцу подставлять своих братьев?» На что г-н Мусаев мне дословно ответил: «Так, Юля, вы подумайте, о каком человеке идет речь, на кого этот человек поднял руку».

И вот сейчас публично адвокат Мурад Мусаев говорит, что Рустам не имеет к убийству никакого отношения и что «он прохладный человек ни о чем». Напоминаю, что Рустам Махмудов – это племянник чеченского преступного авторитета Лом-Али Гайтукаева, специализировавшегося на заказных убийствах.

Судя по всему, Рустам был главным киллером группировки. Последнее следует, на мой взгляд, из показаний главного свидетеля обвинения Павлюченкова, который тоже некогда входил в банду и который потом поссорился с ней и, опасаясь за собственную жизнь, показал именно на Наиля (под именем Наиля Павлюченков знал Рустама) как на своего будущего убийцу. Павлюченкову можно верить, он за свою шкуру говорил.

Рустам Махмудов находился в розыске с 1997 года за похищение человека, что не мешало ему спокойно жить в Москве по фальшивым документам на имя Наиля Загидуллина. Он даже летал по этим документам вместе со своими куратором из ФСБ подполковником Павлом Рягузовым на опознание какого-то чеченца в Ростове. И вот этого человека адвокат Мурад Мусаев называет «прохладный человек ни о чем».

Что, на мой взгляд, из этого следует? Что адвокат Мурад Мусаев окончательно показал себя не как адвокат, потому что адвокат бывает какого-то конкретного человека, в данном случае – младшего брата Джабраила Махмудова, а как адвокат всей этой группировки.

Еще несколько историй, которые мне хотелось прокомментировать. Вот история первая, случившаяся в Екатеринбурге. Мне очень приятно ее комментировать. Мы очень часто ругаем нашу милицию. Поэтому очень приятно рассказать о хорошем милиционере, без всякой иронии. Есть на свете Гриша Горюнов, сержант ППС из Верхней Пышмы. ППСник, самая низшая каста, которую мы больше всего не любим. 25 лет от роду.

Фонд «Город без наркотиков», его глава Евгений Ройзман характеризует Горюнова как единственного человека, с которым можно было в Верхней Пышме работать. На счету Горюнова больше 50 задержаний наркоторговцев. Получал Горюнов 14 тысяч рублей. Взятку ему этим летом предлагали в 3 млн. рублей. Это когда он цыгана Вишнякова застукал с 600 граммами героина. Жил Горюнов с родителями.

У наркоторговцев был график дежурств Горюнова. Когда он дежурил, они не торговали. И вот в ночь с 28 февраля на 1 марта Горюнов с коллегами дежурит у притона. Едет затонированная машина. Видит ментов, начинает пятиться назад. Это что значит? Это, скорее всего, нарколыги скидывают порошок. Когда скинули, они уже остановились. Сержант их останавливает. В машине сидят трое.

За рулем некто Ольга Лихачева (у нее еще масса предыдущих фамилий). Она работала в каком-то ночном клубе. Судимая. Но судилась она не по основному роду занятий – за вот этот ночной клуб и то, чем она занималась, а как раз за торговлю наркотиками, она мужу везла в колонию порцию наркотиков (муж наркоторговец), и на этом была застукана. Опять же сам муж Лихачев. И третий – Сулейманов. Все они сидят в машине. Джентльмены уступили даме руль, ибо были крепко вмазаны. Заметим, ППСник отслеживает конкретно притон.

И вот вмазанные ребята, увидев милицейскую машину, пятились, видимо, пока не выбросили наркоту. Их останавливают. На них, естественно, уже ничего нет. Но сержант замечает у этого Лихачева дорогой телефон, и это его очень настораживает. Потому что не бывает у нарколыг дорогих телефонов. И он говорит: «Слушай, откуда телефон? Он не проходит по какому-нибудь грабежу?»

Забегая вперед, скажу, что реакция сержанта была абсолютно правильная – телефон оказался с жесткого разбоя, там человека ударили в затылок, он упал, у него отобрали телефон и убежали. Горюнов вцепляется в этот телефон: «Дай». Нарколыга тоже вцепляется: «Не дам».

Горюнов выволакивает его из машины, в наручниках волочит по асфальту. Ссадина на коленке. Всю компанию забирают в ментовку. Там нарколыга говорит: «Слушай, отпусти, Гриша, я тебе барыгу сдам». И они заходят – это на видеокамере видно – в комнату, чтобы поговорить. Недолго они там пробыли, от силы минуту. Потому что наркоман называет барыгу, барыга, оказывается, это тот, который уже три месяца сидит.

После чего из комнаты – на пленке слышно – слышится стук падающего стула и возглас «сука». В общем, стул недолго падал, минуты не прошло – все они из комнаты выходят. Женщину отпускают, Лихачева оформляют до утра за сопротивление милиции.

Что вы думаете? Не проходит и суток, сержанту нашему звонит следователь: «Вы тут хороших людей обидели. Надо разобраться». Следователя зовут Тимофеев. Как выяснилось потом, он знаком со всеми этими потерпевшими. Сержант, естественно, отвечает, что хорошие люди проституцией не занимаются, наркотиками не торгуют и людей по голове не бьют.

Короче, эти трое пишут заявление сначала в ОСБ, что их зверски избили, отобрали деньги и сотовые телефоны. Потом про то, что «отобрали деньги и сотовые телефоны» они берут назад, но вот «зверски избили» остается. И пишут они также заявление в Следственный комитет при прокуратуре. И на заявлении появляется надпись: «Поручить проверку следователю Тимофееву».

И вот сейчас сержанта Горюнова судят. Заметьте, про телефон и грабеж никто не выясняет. Потому что у ППСника (неразборчиво) полномочий нет, а милиция у нас так странно работает: ну да, дали какому-то мужику сзади по голове. Но он опознать никого не может – значит, чего там выяснять… Про деньги и сотовые телефоны часть заявления отозвана. Т.е. теперь сержанта Горюнова обвиняют только в зверском избиении. Ну, как вам сказать? Стул падал, возглас «сука» был. Но все-таки через несколько часов снимали этих ребят на пленку, живых и здоровых, зверского избиения не наблюдается.

Знаете, что самое смешное в этой истории? 15 сентября, еще дело до суда, сержант Горюнов всё так же патрулирует улицы Верхней Пышмы. И вдруг видит троих, которые, завидев милицейскую машину, начинают бежать, вернее один бежит, двое остаются. Этих двоих берут. У них при себе стандартный набор, то, что называется говнокур, т.е. это когда гашиш курят. Они честно говорят, что «мы приехали к приятелю гашиш покурить».

Горюнов догоняет того, который убежал, и это оказывается следователь Тимофеев, который со всей этой компанией заявителей замечательно знаком. И следователь Тимофеев говорит: «Слушай, ты меня нарочно преследуешь?» Сержант говорит: «Я даже и не видел, что это ты». Вот такая замечательная история про хорошего сержанта, которую я рада вам рассказать.

Потому что Россия сейчас устроена потрясающим образом, она устроена только на личных связях. И выясняется иногда, что на мелком уровне самых мелких личных связей достаточно, чтобы устроить пакость человеку. И эта пакость неостановима. Потому что если ты украл сотни миллионов долларов, как в случае с убийцами Магнитского, то ты, действительно, получаешь повышение в звании, и тогда пакость останавливается. А если ты сержант Горюнов, который получает 14 тысяч рублей и действительно денег нет, то тогда пакость неостановима.

Вообще, у меня по поводу того, что происходит в нашей стране – и по поводу станицы Кущевской, и по поводу многих других историй, – родилось две теории. Одна теория связана с тем, насколько вообще у нас вменяемые те, которые принимают решения. Я имею в виду не всю элиту. Но вот это вопрос степени вменяемости, степени нормальности и того, что считается нормой.

Я уже говорила, что в шаманских обществах нормой считается, если шаман ходит на небеса. А в некоторых других обществах это считается сумасшествием. Вот в России нормой считается такое поведение и чиновников, и бандитов, и ментов – и оно окупается, оно приносит прибыль, – которое во многих странах нормой не является. Например, то, что происходило в Кущевской, это была норма.

У нас масса таких примеров можно привести. Вот у нас есть чиновник, которого зовут Олег Митволь (он уже перестал быть чиновником). Это человек, который отказывался уходить, будучи чиновником, со своего поста и своих начальников обвинял в страшных грехах.

Не касаясь любого морального облика Олега Митволя, понятно, что ни в какой стране, ни в какой нормальной бюрократии такого не бывает, чтобы чиновник отказывался уходить. Пожалуйста, уйди и ругай своего начальника, уйди в оппозицию и ругай. Но чиновник, который отказывается уходить, это нонсенс, так государство не устроено. Тем не менее, Олег Митволь делает превосходную карьеру, и это ему никак не мешает.

Или вот люди в Кущевской спокойно убивали людей, и это окупалось. Что происходит с теми, кто попадается? У меня на эту тему есть другая теория, называется теория большей рыбы. Когда такие раковые клетки растут в обществе, когда образуются такие люди, у которых явно съезжает крыша от собственного могущества, то иногда они попадают в противофазу с каким-то другим человеком, у которого тоже съехала крыша. И только тогда у них начинаются проблемы.

Замечательный пример – это башкирский сенатор Изместьев, которого у нас судят за многочисленные убийства. Был сенатор Изместьев, который, по версии следствия, убивал людей кучами. Т.е. достаточно сказать, что одна из убитых, нотариус Галина Перепелкина, была убита только потому, что она могла чем-то помочь одной из жертв, которая приходилась ей бывшим мужем. Ничего, это всё сходило с рук.

Сенатор Изместьев работал на Урала Рахимова, сына Муртазы Рахимова, главы Башкирии. А потом он поссорился с Уралом Рахимовым. Всё равно это ему сошло с рук. Потом, если помните, ловят Александра Пуманэ – это тот питерский подводник, который дал показания, что якобы он по заказу террористов собирается чего-то взрывать, – и забивают до смерти. У этого Пуманэ, действительно, в машине взрывчатка.

Но, несмотря на то, что Пуманэ забили до смерти, следствие продолжается. Следствие выходит на «кингисеппскую группировку», и «кингиссепская группировка» говорит: «А вот мы совершили столько-то убийств, и нам всё это заказывал Изместьев». И всё это абсолютно сошло бы этому человеку с рук, как бандитам в Кущевской сошло с рук долго то, что они делали.

Но г-н Изместьев покупает и строит дачу и начинает на этой даче запускать фейерверки, шумно праздновать. И посреди этого шумного празднества к нему стучат и говорят: «Слушай, у вас тут соседи, они спать не могут от фейерверков. Пожалуйста, прекратите». Изместьев говорит: «А вы кто?» Они говорят: «А мы федеральная служба охраны, а соседа зовут госпожа Путина Людмила, супруга Владимира Владимировича». «А не пошли бы вы», – говорит Изместьев.

И вот тут случилась бОльшая рыба. Человек, у которого полностью снесло крышу от ощущения собственного могущества, навернулся на бОльшую рыбу. Многочисленные совершенные убийства, признание «кингисеппских», даже ссора с Уралом Рахимовым – всё это, видимо, было не страшно. Но вот человек послал на три буквы самое высокое лицо в государстве – и ему не повезло. На счет чего я счастлива.

У нас довольно много таких историй. Я хочу рассказать перед последним часом последнюю. Это история другого сенатора – правда, уже бывшего сенатора, – сенатора Слуцкера. Я могу честно сказать, почему я ее рассказываю. Потому что я только что закончила читать книжку Ольги Романовой «Бутырка», которую я крайне вам рекомендую. Во-первых, это очень хорошая книжка.

Во-вторых, эта книжка переменила мое личное отношение к Ольге Романовой. Дело в том, что когда-то в газете «Сегодня» я работала под началом Ольги. У нас были очень резкие личные конфликты, я Ольгу очень не любила. Это тот редкий случай, когда я прочла книжку…

А это книжка о святой женщине. Действительно, я без дураков говорю, меня не проведешь. Это книжка о женщине, которая, когда ее муж сел в тюрьму, просто стала декабристкой и всем пожертвовала. Она совершенно спокойно могла переписать весь бизнес мужа на себя. Это делается за две тысячи рублей у нотариуса. Вместо этого она его кормила, вытягивала, сделала всё.

В книжке она называет заказчиком дела мужа сенатора С. Но всем достаточно известно, что под этим разумеется сенатор Слуцкер. Сенатор Слуцкер, он у нас считает себя в буквальном смысле машиахом. Машиах – это мессия. Он увлекается кабалистикой и считает себя спасителем, на самом деле воплотившимся. Как вы понимаете, как всегда, спасителю очень везет. И все недруги спасителя, они садятся в тюрьму или погибают в буквальном смысле слова.

Вот был генерал КГБ Трофимов, с которым сенатор Слуцкер поссорился, после чего Трофимова убили вместе с молодой женой. Конечно, странно, что это дело не расследовалось. Но дело в том, что Трофимова сильно не любил Путин, это известно, ФСБ было запрещено расследовать это дело. Соответственно, никаких вопросов не было.

Дальше сел в тюрьму журналист Олег Лурье. Лурье не очень хорошо называть журналистом, он, действительно, «сливной бачок». За что он сел? Вымогал у Слуцкера деньги как раз за публикацию материалов следствия, из которых вытекало, что главным подозреваемым, по идее, в убийстве Трофимова является Слуцкер. Сел Лурье. Сел муж Ольги Романовой, финансист Козлов, который у Слуцкера служил, и чем-то они не сошлись.

Потом начался развод Слуцкера с женой. Обычно люди стараются не выносить грязное белье на всеобщее обозрение, когда разводятся, особенно если этого грязного белья нет. Но в Пресненском суде началось что-то невероятное. Вся светская Москва хохотала, потому что приходили какие-то бесконечные охранники, повара, нянечки, которые рассказывали, что жена Слуцкера совокуплялась со всем, что дышит и не дышит. Ну да, у нее был новый друг, этого друга звали г-н Дюков, насколько я знаю. Это глава «Газпром нефти». Т.е. эти показания, помимо того, что они были чудовищными, они были враньем, судя по всему, мягко говоря.

А потом началась история с разделом бизнеса с женой. Ольга Слуцкер – самостоятельный бизнесмен. Если г-н Слуцкер у нас был сенатором, то серия фитнес-клубов, которая принадлежала Слуцкер Ольге, она принадлежала Ольге. Мы очень много видели ситуаций, когда жена отбирает у мужа-олигарха состояние, но мы еще не видели ситуации, в которой альфонс пытается у жены отсудить то, что она реально занималась бизнесом.

Как вы сами понимаете, Слуцкер, он спаситель, он знает кабалистику, поэтому понятно, что все его враги, как его бывший партнер Сафарян или его бывший сотрудник Козлов садятся в тюрьму, и его жена получает кукиш с маслом. Это казалось неостановимым. Казалось, что человек может всё. Правда, было не совсем понятно почему. Покровителем Слуцкера, насколько я понимаю, является Золотов, это начальник путинской охраны. Но это не такой уж высокий покровитель. Ну ладно. Вот казалось, что человек может всё.

Вдруг я узнаю, что Слуцкер в Израиле и, более того, он не сенатор. Я начинаю выяснять, что такое. Мне рассказывают: «Юля, ты знаешь, тут вот европейские парламентарии написали письмо президенту Медведеву – письмо можно прочесть в «Независимой газете» – о том, как кровавый, несправедливый, продажный российский Пресненский суд позволил при разводе детям Слуцкера видится с их матерью». Европейские парламентарии еврейского происхождения, по-моему. Ребята, у нас, конечно, коррумпированное государство, но это немножечко не о том. Я говорю: «Так это из-за этого письма?» Нет, говорят мне, не из-за этого письма.

И тут мне рассказывают историю, которую я проверяла у нескольких источников. Я ее немножко по-разному слышала. За что купила, за то и продаю. История в буквальной степени такая. Господин Дюков (это который «Газпром нефть») и господин Завьялов (это который, на минуточку, зам. Чемезова, «Росвооружение») едут в Италию на переговоры с Моратти. Моратти – это глава итальянской нефтяной компании. Т.е. это суперпереговоры.

Понятно, что у нас нефть, Путин, Берлускони, дружба, жвачка. В отеле они застают г-на Слуцкера. Они выходят на улицу. И вдруг к ним подбегают вооруженные охранники. В одном случае мне рассказывали, что эти вооруженные охранники израильского вида что-то кричали насчет Израиля, типа что мы вам, русским… В другом случае мне рассказывали, что во главе этих охранников был бывший глава охраны Слуцкера, которого зовут Михаил Пелег.

До потасовки дело не дошло. Завьялов и Дюков ушли. Они приходят к Моратти. Дюков делает вид, что ничего не произошло. А Завьялов, или понимая, что произошло, но делая вид, что не понимает, или действительно не понимая, говорит: «Слушайте, вот тут израильтяне посреди белого дня…» А Завьялов, он же военный человек, т.е. понятно, что у него ролики щелкают, и он думает: вот проклятая израильская военщина против друзей Путина… Еще какой-нибудь Arctic Sea, наверное, вспомнил.

А Моратти говорит: «Мы разберемся». Подзывает своего брата. А брат у него женат на мэре Милана. Мэр Милана – девушка, ничего нехорошего не подумайте. Приходят миланские… даже не полицейские, по-моему, это были какие-то военизированные ребята. Они заходят в отель, видят – там вся эта охрана сидит возле Слуцкера. Кладут ее на землю. Пистолеты оказываются пластмассовые. Всё понятно. Государство Израиль тут на самом деле ни при чем, угроза государства Израиль людям из окружения Путина ни при чем, а вот это была такая… Ну, не рассчитал человек. И вот после этого г-н Слуцкер якобы и оказывается в Израиле, мессия наш.

На этом я завершаю час. Я хотела изложить теорию, которую я называю теорией большей рыбы. Я не знаю, насколько справедлив последний рассказ. Понятно, что такие рассказы нельзя проверить до конца. Я его по разным источникам проверяла. Но суть заключается в том, что в государстве, где нет ничего, кроме личных отношений, люди, у которых съезжает крыша, рано или поздно нарываются. Всего лучшего. Собственно, до встречи через три минуты.

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа-2», смски 985 970-45-45. И давно я хотела проговорить про модернизацию, которую нам обещают наши российские власти. Собственно, про модернизацию можно говорить в двух смыслах. Первое, это что получится, собственно, из российской модернизации? Обсуждать это довольно не интересно, потому что это как объяснять людям, что не надо играть в покер в казино с шулером. Да? Вот, можно объяснить, почему не надо играть в казино с шулером, не прибегая к теории игр. К теории игр это не имеет отношения.

Вот, у нас там вдруг Навальный объясняет, что украли 4 миллиарда долларов на строительстве только первой очереди ВСТО. 4 миллиарда долларов – это по документам Счетной палаты. Я этим документам не очень верю, сейчас могу объяснить, почему.

У нас ВСТО – это в первую очередь 4 тысячи километров, а соответствующий приблизительно такой же сложности китайский трубопровод, газопровод, который шел из Туркмении в Китай, 2 тысячи километров, был построен за 2 миллиарда долларов. Соответственно, 4 тысячи километров, получается, 4 миллиарда долларов, из 15 миллиардов долларов, которые официально стоила первая очередь ВСТО отнимаем 4, получается 11, а никак не 4. Ну, это Счетная палата насчитала 4, и более того, мы как-то не можем сказать, что эти 4, потому что они насчитаны на совесть прежнего начальника строительства, господина Вайнштока. А есть же еще новый начальник строительства, господин Токарев. И как-то, вот, неудобно обсуждать вопрос об этих 4 миллиардах, потому что мы не знаем сравнительных достоинств господина Токарева, больше или меньше. Вот, не зная этого, согласитесь, и не очень удобно обсуждать господина Вайнштока.

Ну так вот. Когда у нас такие замечательные истории происходят на строительстве такой сравнительно простой вещи как трубопровод, то сколько же, вопрос, украдут на любом облачном программировании? Ответ: да все 100%, там безотходная технология.

Или еще, собственно, самый простой довод. Есть вещь, которая в России просится под модернизацию – она называется «химическая промышленность». В России огромные запасы газа. В Америке, где, кстати, тоже огромные запасы газа, химическая промышленность №1 в мире, она генерирует Америке миллиарды долларов прибыли. Химия 5-го, 6-го уровня передела – собственно, это ровно то, что по естественным природным причинам способно вытащить Россию, является основой, должно, по идее, являться основой российской модернизации. У нас тут плюс, к сожалению, что нам не надо заботиться сильно о природоохранном законодательстве – это плюс в данном случае, это не минус (экономика не очень гуманная вещь). И, скажем, к примеру, Китай, у которого мало сырья, и он и тот вкладывает 5-6 миллиардов долларов ежегодно в свою химическую промышленность. Представьте себе, сколько на уворованный только газопровод или нефтепровод можно построить в России химзаводов. И, вот, не строят, потому что это слишком сложно, потому что, видимо, режим понимает, что там все, сложнее трубы, украдут. Трубу тоже украдут, но хотя бы кусочек останется.

И, например, в качестве третьего просто… Да, собственно, что такое модернизация с точки зрения реальности? Это попытка Медведева перераспределить хоть как-то в свою пользу центры власти. Потому что, вот, традиционное окружение Путина сидит на нефти и газе, у Медведева есть очень малый объем степеней свободы и, вот, в рамках этих степеней свободы разговоры о модернизации вполне поддаются… Ну, они – единственное, что ему остается. Естественно, это все заранее обречено, потому что, ну, в стране, где воруют, и воруют изначально нефть и газ, ну, на нефти и газе всегда украдешь больше, чем на последующих инвестициях.

И, кстати, вот такая еще замечательная… Возвращаясь к вопросу о шулерстве, не могу не поделиться картинкой. У нас Сколково должно строиться на Сколковском шоссе. Как было, кстати, написано одним из наших экспертов – я все время не устаю цитировать этот кусочек – «Американская Кремниевая долина строилась на месте больших месторождений кремния». Ну, видимо, действительно, песка тихоокеанского рядом было много. А Сколково у нас строится в самом дорогом месте, где есть российская недвижимость близ Москвы.

Ну так вот, есть Сколковское шоссе и до того, как было объявлено о Сколкове, модернизации, оно сообщалось с Минкой. А после этого его перекрыли. И, господа, вы не поверите. То есть его, конечно, перекрыли не из-за модернизации, а просто на нем настроили массу дорогих особняков, и, вот, все эти люди, построившие особняки, чтобы им всякий народ не мешал своими машинами, просто перекрыли шоссе. Оно теперь абсолютно безлюдное. И вот это такой символ российской модернизации, потому что там, где оно должно сообщаться с Минкой, стоят в 2 ряда бетонные надолбы. И вы не поверите, поскольку несчастный народ еще начал ездить по полю, по этому полю разбросали бетонные надолбы, и вот только на них еще не хватает надписи «Вперед в модернизацию».

А там, где Сколковское шоссе абсолютно безлюдное сворачивает к Сколковской школе бизнеса, вы не поверите, построили развязку. Вот, представьте себе перекресток… А, не развязку, а тоннель, многоуровневую развязку. То есть перекресток абсолютно пустой, на нем там может не проехать ни одной машины. И еще развязка. Сколько она стоила, я просто, честно говоря, не знаю. Но вот это вот безлюдное шоссе с надолбом, которое раньше использовалось для того, чтобы хоть как-то увеличить связность российской дорожной сети, мне кажется совершенно потрясающим символом нашей модернизации.

Впрочем, не мы первые – до нас в модернизацию вкладывались такие замечательные страны как Нигерия и Венесуэла. Но это практика жизни, это, вот, почему не надо садиться играть с шулерами – не выиграешь.

Есть еще теория, которая называется «почему вообще не надо играть в казино». И, вот, мне очень странно слышать, как высочайшие наши лица, включая Чубайса, включая Суркова, рассказывают, как модернизация всегда происходила с помощью государства. Потому что, ребят, ну, извините, это откровенное вранье и особенно обидно слышать его из уст Чубайса, потому что, ну, как бы, от других мы ожидали, но, вот… Анатолий Борисович, ну, вы же когда-то занимались приватизацией российской. Зачем же вы тогда занимались приватизацией российской, если у нас модернизация происходит от государства? И как модернизация происходит от государства, мы видели прекрасно и на примере Советского Союза, и на примере Китая. И, там, еще на примере ряда замечательных обществ типа Великой империи инков – большие модернизаторы были, колеса не изобрели.

Так вот, по поводу государства это очень серьезный момент, потому что нам подтасовывают карты. А государство, действительно, необходимо не то, что для существования модернизации – оно необходимо для нормального общежития. То есть в тех странах, где государства вообще нет, вернее, в тех регионах, где государства вообще нет… Ну, скажем, у североамериканских индейцев XVII века никакая модернизация происходить не могла по причине отсутствия вышеназванного государства. Но в тех странах, где государство занимается модернизацией, как я уже сказала, на примере Китая и Советского Союза, видно, что она не очень хорошо происходит.

Потому что есть 2 способа, которыми государство, действительно, может участвовать в модернизации. Вернее, 3. Один, самый главный состоит в том, что она создает устойчивые правила игры. И эти правила никто не отменяет. Вот, как только государство создает правила игры для частников, начинается модернизация. Вот, создала Швеция в середине XIX века устойчивые правила игры для частников, и мгновенно индустриализовалась. А соседняя Дания не создала и осталась неиндустриализованной страной очень долго.

Вот, создало Чили правила игры при Пиночете, и реально произошел прогресс. Создал Китай правила игры, и мгновенно произошел прогресс. Создалась такая замечательная страна как Колумбия, которая обладает чудовищной историей насилия. В 2002 году, когда к власти пришел президент Урибе, правила игры начала создавать и в течение 2-х лет там количество похищений людей упало вдвое, а, соответственно, количество инвестиций и вообще нормальной жизни резко увеличилось. Вот, государство создает правила игры – это условия (НЕРАЗБОРЧИВО). Во всех остальных случаях государство двумя способами может, действительно, способствовать модернизации. Первый способ – это как принц Монако Альберт сделал на рубеже XX века. Вот, он был ученый принц, он очень любил науку. Сам он, как бы, понимал, что он, ну, не супергений. Очень любил он еще море. Отслужил во французском флоте, отслужил в испанском флоте, купил собственный корабль и превратил его в научное судно, которое фактически положило начало океанографии.

Соответственно, принц Альберт все это делал без денег. Вернее, не за деньги – понятно, что никакого дохода от этого не было. Это один способ, как может помочь государство. Это уже, что называется, личное. Другой способ, как может помочь государство, оно может покупать для военных нужд товары, производимые частными фирмами. Вот это оно, действительно, может, естественно, не перебарщивая, потому что если оно при этом собирает с граждан слишком большие налоги, то производство падает. А если государство начинает само участвовать в производстве проектов – еще раз подчеркиваю, не покупать товары, которые произведены частниками и которые соревнуются между собой, а само участвовать в производстве проектов – то в предельном идеале мы имеем Северную Корею, которая все никак не может запустить свой Тэпходон. Вот, она запускает-запускает, а оно все не летает – только падает на нашу территорию, кусочками.

Вот это, на мой взгляд, абсолютно принципиальная вещь. И обидно, что нам гонят, обидно, что нам врут. И по этому поводу я хочу рассказать 2 замечательные истории, обе связаны с огнестрельным оружием. Одна – связанная с изобретением огнестрельного оружия в Китае, другая – связанная с такой пушечкой, которая называется каронада.

Собственно, огнестрельное оружие в Китае… Тут вот какая история. Ну, тут у нас сеть Имхонет объявила читательскую премию, и поскольку я там вышла в число лидеров как писатель, они просили меня задать своим читателям ряд вопросов. И чтобы не тратить время на всякую ежедневную мишуру, я задала ряд вопросов, которые имеют отношение косвенное к книжке, которую я сейчас пишу, и которые, в принципе, связаны с прогрессом цивилизации, с прогрессом технологий, и прежде всего, прогрессом оружия.

Ряд из этих вопросов были очень простые. Например, вопрос там, почему человечество до XX века пользовалось пушками, а не ракетами? Ну, ответ, конечно, тривиальный – это точность доставки, потому что ядро летит по баллистической траектории. Вот, если кто представляет себе примитивную твердотопливную ракету, то у вас порох, в нем коническое углубление, слой должен равномерно сгорать за слоем, и малейшая трещина, и ракета летит не туда. И если учесть, что огромную роль в развитии артиллерии играла морская артиллерия, то понятно – вы с одной качающейся посудины по другой качающейся посудине… Там из пушки-то трудно попасть, не говоря уже о ракете.

И, кстати, как только стали ракеты летать точно, то на современных боевых кораблях орудия главного калибра, де-факто, были заменены ракетами. А так ракеты, в общем, были известны давно. Монголы их позаимствовали от китайцев, пытались применять против арабов, и есть классический труд XVII века польского дворянина Казимира Семеновича – это главный европейский учебник по артиллерии, там описана даже многоступенчатая ракета со стабилизаторами. Так что у нас даже по этой прадедовской линии у королёвских ракет славянские корни.

Вот это такой простой вопрос. Другой вопрос был, на который, на мой взгляд, ответа нету – это почему человечество перестало пользоваться огненосными смесями, а стало пользоваться порохом. То есть я знаю несколько ответов, которые очень важны. Там один совершенно очевидный – это вопрос средств доставки, потому что мало радости жечь со своей деревянной посудины другую деревянную посудину в 20 метрах – себя легче спалишь, чем супостата.

Но, в общем, на мой взгляд, тот факт, что забыли греческий огонь при всех его недостатках, при неконтролируемых последствиях его применения, он, скорее, связан с какими-то цивилизационными случайностями и с тем, что греческий огонь делался на базе нефти, а базис цивилизации переместился с Востока на Запад – на Западе нефти было маловато. Это, видимо, тот исторический шанс, который упустила арабская цивилизация – огненосные смеси. Потому что они не совершенны, но в ряде случаев они очень нужны и давали кардинальное преимущество.

А, вот, третий вопрос имеет прямое отношение к обсуждаемой теме, теме государства и модернизации – это вопрос о том, почему Китай так и не изобрел нормального огнестрельного оружия при том, что, собственно, это очень неправильно очень часто говорят, что, дескать, Китай изобрел порох и не изобрел, собственно, огнестрельное оружие. Это не так. Китай с XII века применял фактически пушки. Ну, это, конечно, были слезы, а не пушки. То есть, ну, представьте себе, как в эту бронзовую штуковину вы забиваете сначала порох, потом ядрышко. Ну, у вас там полчаса занимает процедура. Перерыв на рекламу.

РЕКЛАМА

Ю.ЛАТЫНИНА: Да. Юлия Латынина, 985 970-45-45 и, собственно, о том, что Китай в течение многих столетий был значительно более развитой цивилизацией, чем Европа, и все вот эти рассказы о китайской нелюбопытности – это просто неправда. Китай изобрел гигантское количество вещей раньше, чем европейцы. Ну, без всякого книгопечатания и пороха упомяну только просто о простой вещи, такой как плавка железа. Доменная плавка железа была известна в Китае на тысячу лет раньше, чем европейцам. Китай в династии Сун выплавлял, если я не ошибаюсь, на душу населения где-то процентов на 20 больше железа, чем Европа XVII века. И, собственно, это даже очень легко посмотреть по литературным материалам, потому что в Европе кузнец, который умеет делать железо, представал в легендах колдуном, а в Китае, ну, кузнец – ничего такого необычного не было, был просто ремесленник. То есть в Китае был известен вторичный передел, а в Европе считалось, что если у тебя железо расплавилось, то, соответственно, в него набралось много углерода и это уже брак.

Такая же самая история была с порохом, потому что китайцы не только открыли порох, и сначала они стали делать то, что у них называлось «огненное копье». Это была такая одноразовая бамбуковина, которая набита была порохом и подвешана под копье. То есть это такой прототип и пушки, и ружья, и ракеты, и даже огнемета, потому что там в порох не всегда закладывали предмет для метания, а пугали иногда именно вырывающимся огнем. И пушки китайцы тоже построили. Где-то с XII века их применяли сунские генералы, применяли не очень хорошо и пытались их применять против монголов. 3 тысячи бронзовых пушечек китайцы применили против монголов. Ничего против монголов пушечки не помогли – монголы эти пушечки забрали себе, применили их уже против арабов. Причем, говорят, что у монголов была артиллерия. Ребят, ну, вы покажите ту печку, в которой эту артиллерию монголы кочевые выплавляли.

Применили против арабов, арабы пушечки увидели, позаимствовали – так они попали в Европу. Но в Китае пушки никогда не развелись до приличного состояния, до того, пока они стали приносить пользу, по сравнению с другими видами вооружения. А в Европе они проделали очень быструю эволюцию. Вопрос: почему? Ну, есть один очевидный ответ, который заключается в том, что в Китае, конечно, был порох, но не было войны, в том смысле, что в нем не было постоянной войны как в Европе. Вот, в Европе воевали каждый год в десяти местах, и существовала необходимость эволюции. А в Китае воевали редко, а когда приходили какие-нибудь варвары, то воевать было уже поздно. А кроме этого, в Европе был главный феодал, человек с ружьем, а в Китае был главный чиновник, человек с тушечницей. То есть, конечно, для китайцев военное дело было не основное.

Но, вот, удивительно, что есть еще одна причина очень важная и очень простая. Она заключается в том, что в Китае, конечно, пушки были государственные и производились на государственных заводах. В Европе были государственные заводы, было очень много государственных заводов. Но было также очень много частных заводов. И поэтому именно это способствовало необыкновенно быстрой эволюции оружейного дела, не говоря уже о том, что, собственно, когда у вас много, масса маленьких государств (одно из них Испания, другое Англия, третье Франция, не говоря уже о германских княжествах), то каждое из них по отношению к другому выступает как некое частное предприятие. И, вот, собственно, по поводу частных пушек и частных военных я хочу рассказать потрясающую историю – это история пушки, которая называется каронада.

Это пушка, которая в значительной степени обеспечила триумф английских судов в конце XVIII – начале XIX века. Разрабатывалась она частной компанией, производилась частной компанией Carron (ironworks) (это в Шотландии). Производилась она где-то с 1760-го по 1850-й годы, и более того, она первоначально применялась на частных судах. Ее впервые стали ставить английские частные торговцы на себя во времена войны с Америкой за независимость, и адмиралтейство английское было очень долго против того, чтобы использовать эту пушку на судах государственных – вот это абсолютно такая частная эволюция даже в военном деле.

Значит, в чем была особенность каронады? Это была пушка, сооруженная против законов баллистики. Законы баллистики гласят, что у вас энергия выстрела пропорциональна половине массы и квадрату скорости. То есть если вы хотите, чтобы ваша пушка была с большой энергией, то вы должны делать длинный ствол и маленький калибр – это, собственно, почему ствол у пушки длинный.

Каронада, наоборот, была пушка с чрезвычайно по тогдашним и по нынешним меркам коротким стволом. То есть она далеко стрелять не могла. Но в том-то и дело, что это была морская пушка, а в те времена морские сражения, на самом деле… Из качающейся посудины по другой качающейся посудине попасть сложно, и морские сражения происходили, на самом деле, на расстоянии до половины пистолетного выстрела. Была основная дистанция, и, например, если говорить о даже такой вещи, как Трафальгарское сражение, то, вот, первая пушка, из которой флагман английского королевского флота «Victory» стрелял в Трафальгарском сражении, была как раз каронада. Потому что «Victory» шел наперерез колонне адмирала Вильнёва, англичане построились в 2 колонны, которые рассекли французский флот, и кусок французского флота просто не смог принять участия в сражении из-за ветра – пока он разворачивался, все было упущено. И поскольку в те времена генералы и адмиралы не прятались в бункерах, а сражались во главе своих войск, то адмирал Нельсон, который возглавлял одну из колонн (ту, которая шла с наветренной стороны), его флагман, собственно, и возглавлял колонну, и когда он поравнялся с одним из французских кораблей… То есть он проходил бортом, а французский корабль, соответственно, стоял кормой. То как раз заговорили каронады, заговорили другие пушки. У нее был 30-килограммовый снаряд, у каронады левого борта, из которой стрелял «Victory». 30-килограммовый снаряд, точнее так называемый «double shot», то есть к нему еще был добавлен мешок, в котором было 500 мушкетных пуль. И этот залп был направлен самым страшным образом, который тогда существовал в морском сражении, от кормы до носа. И он убил 400 человек. 400 человек на французском корабле погибло, вот, в первые буквально секунды сражения, и это была одна из решающих вещей. Напомню, что после этого в «Victory» врезался другой французский корабль, началась рукопашная схватка, и еще перед этим был смертельно ранен адмирал Нельсон.

Ну, впрочем, бог с ним, да? Я, собственно, о чем? О том, что пушка каронада была устроена противоположно законам баллистики. Но у нее были практические преимущества, которые заключались в том, что длинных выстрелов на тот момент морская артиллерия не делала. У нее были практические преимущества, которые заключались в том, что она весила в 3 раза меньше. Там, соответствующая пушка, допустим, весила 3 тонны, а каронада весила тонну, что для кораблей той поры имело огромное значение, тем более, что каронаду можно было поставить на верхнюю палубу, где обычная пушка просто не ставилась, потому что корабль переворачивался (мог перевернуться). И, наконец, третье – она была значительно проще в обращении, и команда была меньше для нее.

Я почему рассказываю? Я обращаю еще раз ваше внимание. Пушка, которая обеспечила англичанам их преимущество на морях, которую, кстати, 20 лет не могли французы повторить, она была произведена на частном оружейном предприятии и первоначально употреблялась частными торговцами. Теперь представим себе, чтобы эта контринтуитивная пушка… Она отжила потом свое. Ну как? Потом естественно, что когда пушки стали стрелять точнее, то корабль просто не мог быть вооружен одними каронадами, потому что его расстреливали с дальнего расстояния. Но это было потом.

Так вот, представим себе, что все это производилось бы в государственном порядке, государство занималось бы модернизацией. Ну, для начала какой-нибудь чиновник обязательно бы наложил резолюцию, что этого нельзя, потому что это противоречит законам баллистики и потому что чиновники устроены так, что для них важно не заработать деньги – для них важно сохранить свою должность. А что значит «сохранить свою должность»? Сохранить свою должность, значит, не принимать нетривиальных решений.

Вот. И представим себе… Хорошо, вот, случилось бы чудо и государственная компания, и государственные люди приняли бы каронаду на вооружение. Ребята, так они же ее потом бы никогда не сняли. Она бы производилась не частным, а государственным заводом, там, до середины XX века, когда она уже бесконечно устарела и корабли, вооруженные каронадой, можно было расстреливать с дальнего расстояния.

На мой взгляд, каронада – это замечательная история. Это история, почему Европа стала Европой, и более того, почему в Европе Англия стала Англией. Первой промышленной страной мира стала та страна, которая: а) обеспечила своим частным торговцам и своим частным предпринимателям максимальную защиту их собственности и б) которая максимально все отдала в частные руки, начиная от возможности торговцев вооружаться и кончая частным производством пушечек.

И, вот, собственно, это, на мой взгляд, более важная история, чем попытка разобраться в приемах шулеров наших, потому что есть принципиальный момент. Есть принципиальный момент того, что должно делать государство, чтобы обеспечить в своей стране развитие производства. Оно должно создать условия для того, чтобы тысячи и миллионы людей могли заниматься своим частным делом. Причем, парадокс в современной глобализации заключается в том, что как только государство это обеспечивает (вне зависимости от того, это государство называется Грузия или Китай), то взрыв происходит мгновенно, взрыв производственной активности, и именно поэтому, несмотря на то, что творится в России, я исполнена большого оптимизма. Потому что, глядя на историю Грузии, глядя на историю Китая, глядя на историю Колумбии, я понимаю, что все то, что происходит в России при наличии нормальной элиты и нормального правительства поправимо в течение буквально двух-трех лет. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», 985 970-45-45. Господа, вы, наверное, заметили, что я не люблю правозащитников, особенно западных (российских меньше). Вопрос: почему? В 1998 году «Amnesty International», известнейшая правозащитная организация признала политической заключенной некую Лори Беренсон. Госпожа Беренсон – это американская левая активистка, которая в 1995 году приехала в Перу и стала там ходить в парламент и брать у депутатов интервью. Почему-то эти интервью нигде не вышли.

В парламент госпожа Беренсон ходила вместе со своим фотографом, которая по странному совпадению оказалась женой Нестора Серпы – это второй по старшинству лидер террористической марксистской группировки движения имени Тупак Амару. Собственно, вместе с этой женой ее арестовали, после этого полицейские взяли штурмом дом, который снимала американка. Там нашли планы парламента, полицейскую форму, множество записей, там, арсенал оружия, включая 3 тысячи брикетов динамита. Кстати, при штурме было убито трое террористов, 16 захвачено живьем. Причем, когда Беренсон предъявили публике, она громко закричала «Тупак Амару – не террористы, они революционеры».

Судил госпожу Беренсон судья в капюшоне, потому что у движения Тупак Амару в это время была привычка расстреливать судей. На суде госпожа Беренсон заявила, что она ничего не знала. Как? Ее фотограф – жена террориста? Какая неожиданность! Как? Террористы устроили штаб-квартиру в доме, который она снимала? Да она понятия не имела! А репортажи – где же они опубликованы? Ну, вот, готовила госпожа Беренсон репортажи, но, вот, кровавый перуанский режим похитил все заметки.

Кстати, когда в 1996 году Тупак Амару взяли японское посольство, то в списке лидеров Тупак Амару, освобождения которых требовали, имя Беренсон стояло на 3-м месте. Это не помешало в 1998 году «Amnesty International» объявить госпожу Беренсон политзаключенной.

Другая история. Муазам Бик. Англичанин пакистанского происхождения, член Аль-Каиды переезжает в Афганистан в 2001 году. До этого Бегг, как он сам признавал, прошел подготовку, по крайней мере, в 3-х террористических лагерях, повоевал в Боснии. Он содержал в Лондоне магазин с книжками о джихаде, самой популярной была книжка, принадлежащая одному из основателей Аль-Каиды, Абдулле Азаму.

И, вот, американцы входят в Афганистан, Бегг вместе с Бин Ладеном уходит в Тора-Бора, а к аресту его уже, когда он перебрался в Пакистан, привело следующее обстоятельство. Когда американцы захватили тренировочный лагерь Аль-Каиды, они нашли в числе прочей взрывчатки и схем по минному делу банковский перевод на имя Муаззама Бегга. Но поскольку в 2005 году Бегга освободили, и тут он становится одним из звезд «Amnesty International». Он на деньги «Amnesty International» ездит по всем европейским странам с рассказом о том, как его страшно пытали в Гуантанамо, и «Amnesty International» не обращает внимания даже на ряд очевидных фактов.

Первый очевидный факт заключается в том, что Бегг по-прежнему придерживается террористических убеждений и даже их не скрывает. В качестве главы исламского общества он то организовывает видеотрансляции Анвара аль-Авлаки, то выступает с лекциями по приглашению мужика, который потом в 2005 году попытается взорвать лондонский самолет на Рождество. Не смущает «Amnesty» и то, что рассказы Бегга в точности совпадают с инструкциями Аль-Каиды о том, что ты обязан лгать кяферам, ты обязан их использовать. Если тебя арестовали и выпустили, ты всегда должен рассказывать, каким пыткам страшным ты подвергался, и все эти рассказы… Есть такая практика, она называется «таккийа», умышленная ложь неверным. Исламский фундаменталист не может, а обязан к ней прибегать, и «Amnesty International» также не смущает то, что, собственно, рассказы господина Бегга о претерпленных им пытках противоречат элементарной логике. Потому что если бы человека, который реально проходил подготовку в лагерях и он это не отрицает, и человека, о котором имеются данные, что он финансировал теракты, действительно, пытали, то его бы никто в 2005 году не освободил – он бы там наговорил на себя вагон и маленькую тележку.

И когда Гита Сангал, один из членов «Amnesty International» публично напоминает: «Ребят, ну кого же мы поддерживаем? Он – член Аль-Каиды», то ее не только вышвырнули из «Amnesty International», но правозащитное сообщество объявило ее персоной нон-грата и она в отличие от господина Бегга не смогла найти поддержку нигде.

Еще одна история. 2009-й год. Основатель Викиликс эксцентричный компьютерный гений Джулиан Ассанж получает премию «Amnesty International» за свое участие в расследовании внесудебных расправ в Кении. И так и говорится на вручении, что, вот, то, что эти преступления расследованы, это большой признак зрелости гражданского общества и работы таких организаций, как «OSCAR Foundation». Замечу, что Ассанж долго жил в Кении, и, соответственно, он не может не знать о детали, которую он забыл упомянуть. А именно убитые… В Кении, действительно, внесудебные расправы были в 2008 году, убито было 500 человек – они принадлежали секте, которая называлась Мунгики. Это сатанистская секта в буквальном смысле слова – отрицает христианство, требует возврата в традиционном, в данном случае к людоедским ценностям. Очень сложно понять, во что верят ее члены, потому что наказание за разглашение церемонии – смерть. Но тем не менее, известно, что они пьют человеческую кровь и приносят в жертву двухлетних детей. Кроме этого, там все как полагается, сплошной террор, рэкет. В июне 2007 года Мунгики убили свыше сотни человек, и, тем не менее, «Amnesty International» за это дает премию.

Наконец, самый, на мой взгляд, потрясающий случай – это Колумбия. 2002-й год, президентом Колумбии становится Альваро Урибе. Это харизматический работоголик, работавший по 24 часа в сутки, и человек, который сделал невозможное – он из Колумбии создал государство. Вот, когда я думаю, что можно легко реформировать Россию, я вспоминаю даже не об Эстонии, которая там типа европейская страна. Я вспоминаю даже не о Грузии. Потому что по сравнению с тем, что предстоит будущим российским реформаторам (это то, что предстояло Саакашвили), вот, задачу, стоявшую в Колумбии, ее даже нельзя было сравнить. Это была страна, в которой были десятилетия чудовищного взаимного насилия. Это была страна, в которой левые группировки вырезали людей десятками тысяч. К примеру, мало кто знает, но один из основателей Медельинского картеля Эскобар, его в детстве, когда он был в семилетнем возрасте, чуть не убили повстанцы, которые в то время вырезали 300 тысяч человек просто так.

Вот эти самые повстанцы – они были левые, коммунистические – это их была привычка колумбийский галстук, то есть разрезать горло и вытащить из него язык. И другая была милая привычка – она называлась «горшок с цветами». Это когда у человека отрубали руки, ноги и втыкали их в разорванные кишки.

Против этих повстанцев действовали правые повстанцы, так называемые аутадефенсы, 20 тысяч человек правых пришлось разоружить Урибе. Кроме того, были еще наркоторговцы – они финансировали и левых, они финансировали и правых, они были и сами по себе. Кроме этого, была еще традиция похищать людей. Похищали, в основном, как раз наркоторговцев как самых богатых. И, вот, за 2 года, с 2002-го по 2004-й количество терактов и похищений людей в Колумбии упало вдвое, количество убийств на 27%.

И к началу президентства Урибе вот в этой самой нищей Колумбии действовали 1300 гуманитарных организаций, которые, кстати, многие были просто филиалами левых террористов, что, собственно, и сказал Урибе – в 2003-м он назвал кошку кошкой, говорит: «Ребята, ну вы защищайте террористов, но не прикрывайте это защитой прав человека».

Чего тут началось! И «Amnesty International», «Human Rights Watch» накатали вот такие телеги, в которых основным содержанием было, что, вот, проклятому правительству Урибе надо не подавать руки, потому что он называет правозащитников террористами, и ни в одной из этих телег вообще не упоминались слова «наркотрафик», «ФАРК». То есть читатель этих телег мог подумать, что главной проблемой страны является президент Урибе.

В мае 2004 года президент Урибе говорит конкретно: «Вот, есть так называемая мирная коммуна, которая живет в городишке Сан Жосе де апортадо, и в ней есть PET International, это местное НКО и другое – Fellowship Every Consolation (НЕРАЗБОРЧИВО). И Урибе говорит: «Они покровительствуют террористам». Опять начинается там крик, рёв. Проходит 6 лет, второй по старшинству террорист из ФАРК Даниэль Мартинез по кличке Самир переходит на сторону правительства и рассказывает Мэри О’Грейди из «Wall Street Journal», какую неоценимую услугу оказывала наркотеррористам мирная коммуна в Сан Хозе де Апортадо и международные гуманитарные организации, потому что по словам этого террориста, бывшего №2, дело пропаганды в мирной коммуне было поставлено так же хорошо, как у Хамас, потому что под предлогом мирности коммуна отказывалась допускать на свою территорию правительственные войска, одновременно она предоставляла убежище наркотеррористам из ФАРК. В случае, если террориста убивали, его всегда выставляли мирным жителем.

То есть если президент Урибе сделал невозможное (он, действительно, сократил терроризм и преступность в Колумбии в отличие от 1300 гуманитарных организаций), то группы борцов за права человека сделали все, чтобы это не произошло.

Вот у меня вопрос: как это понять? То есть, может, в «Amnesty International» на самом деле сидят скрытые сторонники секты Мунгики? Которые вряд ли… Во-первых, в Мунгики могут состоять только представители племени кикуйю. Во-вторых, ну, члены сатанистского культа не могут быть одновременно членами Аль-Каиды. В общем, с точки зрения исламских фундаменталистов ритуальное принесение в жертву двухлетних детей – такое же язычество, как выборы президента США.

Но, может быть, это вот такие блаженные люди, которые просто не могут перенести даже малейшего насилия? Вряд ли, потому что они всегда готовы обличить внесудебную расправу Одиссея над несчастным Полифемом, и всегда готовы предоставить Полифему право высказаться, как его обидели. Но как-то, вот, никто не видел их в лагерях Аль-Каиды, пытающихся донести, что взрывать людей нехорошо.

То есть это что? Во-первых, это интеллектуальная трусость. Вот, с точки зрения здравого смысла, на мой взгляд, все просто: волкодав прав, людоед нет. Вот, правозащитники постоянно обличают насилие волкодава и защищают права людоеда. Во-вторых, за интеллектуальной трусостью следует трусость физическая. Потому что есть проблема защиты прав человека в самой Европе, я имею в виду то, что происходит с мусульманскими меньшинствами.

Вот, Джон Дал-Хьюзен, представитель «Amnesty» по вопросам религиозной дискриминации в Европе. Вы думаете, он дискриминацию нашел в том, что сомалийские мигранты вырезают двухлетним девочкам клитор, извиняюсь, ножом на кухонном столе? Не, он нашел дискриминацию в том, что бельгийские власти запретили носить хиджаб в общественных местах. Все всё понимают? – новый вопрос. Потому что если защищать права исламских женщин, то тебя зарежут как Тео Ван Гога. Вот, безопасней бороться за хиджаб или, там, рассуждать, что сомалийские женщины клитор вырезают, цитирую дословно, «что это вопрос их культурной идентичности» — это я цитирую дословно бесстрашную феминистку по имени Жермен Гриер.

Опять же, откуда взялась эта странная интеллектуальная мода? Ведь, она была не всегда. Вот, когда Европа была Европой, она была покорительницей мира – ничего подобного не наблюдалось. Вот, в Испании XVI века не нашлось правозащитников, которые готовы защищать аутентичные национальные обычаи ацтеков, вскрывавших человеческие сердца обсидиановыми ножами. Этот интеллектуальный тренд начался в совершенно конкретное время (конец 20-х). Сталин готовился к мировой революции, и Коминтерн развел массу агентов, обличающих гнилую буржуазную демократию. При этом все, которые обличали гнилую буржуазную демократию, обладали одной удивительной особенностью: в упор они, обличая демократию, не замечали Голодомора, ГУЛАГа и показательных процессов.

И вот это, собственно, самое важное. Потому что когда я смотрю на то, что сейчас происходит с европейскими правозащитниками, я не вижу людей, которые защищают права человека. Я вижу инфантильных интеллектуалов, которые исторически были пешками в руках тоталитарных режимов, а теперь стали пешками в руках террористов и людоедов. Потому что идеалы ФАРК, Аль-Каиды или, там, каннибалов из Мунгики – они очень отличаются друг от друга. Одни хотят построить коммунизм, другие царство Аллаха. У них только есть одно общее – ненависть к нормально устроенному государству. Вот эту ненависть правозащитники разделяют с террористами.

И на первый взгляд, в этом, конечно, нет ничего страшного, потому что «ну, ребят, если эти люди не смогли сломать Запад, когда за их спиной стоял СССР, то что они могут сделать сейчас?» Проблема заключается в том, что когда-то за их спиной стоял СССР. А сейчас за их спиной стоит целый класс, который называется «класс международной демократии».

Вот несколько примеров. Знатный борец за права человека Дэнис Холидей, глава гуманитарной миссии ООН в Ираке. После того как ООН отменила программу «Нефть в обмен на продовольствие», господин Холидей, борец за права человека слагает с себя полномочия, заявляет, что Джордж Буш занимается геноцидом, снимает фильм о 500 тысячах иракских детей, которые умерли из-за нациста Буша. Причем, заметьте, что в страданиях иракских детей повинен не Саддам Хусейн – в них повинен Буш, который не дает Дэнису Холидею распределять среди детей лекарства.

Журналист спрашивает господина Холидея: «А, вот, не воровали ли лекарства иракские чиновники?» Ответ: «Ну как вы могли подумать такое!» Журналист дальше спрашивает господина Холидея: «А как вы объясняете то, что вы требуете новые лекарства, а на складах ООН хранятся гигантские запасы нераспределенных лекарств для тех же умирающих детей?» — «А это потому что, вот, те лекарства, которые хранятся, — не моргнув глазом, отвечает Холидей, — им недостает других лекарств, других компонентов». Кстати, Холидей был не единственный бюрократ в ООН, который подал в отставку после отмены программы «Нефть в обмен на продовольствие». И куча чиновников подала, и куча этих чиновников возлагала ответственность за происходящее в Ираке не на кровавого диктатора, а на весь остальной мир. И просила весь остальной мир подать им бабок. И пилили вместе с чиновниками Саддама Хусейна огромные деньги.

Другая история, страшная, на мой взгляд. Голод Эфиопии середины 80-х. Необыкновенная тогда была активность гуманитарных организаций. Только в 1985 году концерт «Live Aid», в котором участвовали Боб Дилан, Мадонна, Queen, Zeppelin, собрал 450 миллионов долларов на помощь голодающей Эфиопии. Концерт организовывал Боб Гелдоф (это как раз антрепренер, специализирующийся на устройстве бесплатных концертов), сотни миллионов собрала организация «Christian Aid», ничего миллионы не помогли – от голода умерло свыше миллиона человек.

А в марте 2010 года скандал. Бывший эфиопский мятежник (Бер Хей (НЕРАЗБОРЧИВО) его зовут) рассказал Би-Би-Си, что 95% гуманитарной помощи пошло на закупку оружия. После чего все вот эти вот гуманитарные страдальцы пришли в неистовство, заявили, что в словах бывшего мятежника нет ни грамма правды. А проблема голода в Эфиопии заключалась не только в том, что от него умерло свыше миллиона человек. Но в том, что мятежники намеренно переселяли людей, чтобы предлогом их страданий выжать больше денег из гуманитарных организаций. То есть получение денег от гуманитарных организаций было не следствием, а целью намеренно устроенного голода. И трудно себе представить, чтобы гуманитарии не принимали при таком масштабе злоупотреблений участия в воровстве.

Вот это самое страшное, потому что правозащитники утверждают, что они борются против режимов. К сожалению, они являются давно интегрированной частью истеблишмента, причем самой злокачественной части истеблишмента, международной бюрократии, потому что государство, какое ни есть, заинтересовано в защите своих граждан, решении проблем. А, вот, международная бюрократия заинтересована в том, чтобы они продолжались вечно.

Российские правозащитники на этом фоне резко отличаются. Во-первых, они выросли из сопротивления тоталитаризму СССР, а не из крайних левых. Во-вторых, среди них, конечно, нет вот этих вот Гелдофов и Холидеев. Среди них есть безупречно порядочные люди как Людмила Алексеева, Олег Орлов, Александр Черкасов, есть люди, жертвующие жизнью, как Политковская и Эстемирова. Есть у российских правозащитников одна черта, совершенно роднящая их с Западом, это защита прав террористов. Я сейчас даже не буду говорить о защите прав ваххабитов, о которых я просто очень много говорила, о том, что российские правозащитники готовы верить любому слову исламского фундаменталиста. Я сейчас говорю о конкретном примере. Защита прав нацистов. Нет, упаси меня бог: в теории российский правозащитник борется против нацизма. Но, вот, если государство поймало конкретного нациста, а тот говорит: «А я никого не убивал», то у него не найдется защитника более принципиального, чем правозащитник. То есть там простой механизм: раз бедный мальчик говорит, что он не виноват, значит, он не виноват. Если государство говорит обратное, как вы смеете повторять доводы кровавого режима?

Вот простой пример. 2009-й год, некто Иван Белоусов осужден за взрыв фонарного столба на Манежной площади. Тут же добрая, абсолютно бессеребренная, абсолютно чистая Зоя Светова разразилась статьей «Охота на наших детей», в которой Белоусов называется не иначе как там «ребята, дети», и в которой не сочтено нужным упомянуть, что Иван Белоусов – руководитель одной из групп НСО, крупнейшей неонацистской группировки страны, многие члены которой сидят за убийства на почве расовой ненависти. После убийства Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой Светова была первая, кто потребовал найти, отыскать убийц. Как только следствие арестовало Никиту Тихонова и Евгению Хасис, то Светова тут же разразилась статьей о том, что бедная девочка Хасис не виновата, потому что она сама так говорит.

Кстати, сейчас, кто заметил, возле этого дела после первоначальной бури тишина. Тихонов и Хасис знакомятся с обвинением, собственно, по всему оно неприятно поразило адвокатов. Дело в том, что в деле есть ряд доказательств. Например, у Тихонова изъято оружие, из которого убили Маркелова и Бабурову. Похоже, что адвокаты заявят, что Тихонов торговал оружием, мол так оно к нему и попало. Возникает вопрос, как быть с заявлением самого Тихонова, якобы сказанного одному из оперативников, который на вопрос «Что ж ты ствол не выкинул?» ответил: «Так я из него таких людей убил».

Кроме того, в деле есть показания друзей. Более того, в деле есть их собственные, насколько я знаю, записи. Потому что если вы помните, за несколько дней до ареста Тихонова и Хасис сенатор Маркелов, брат убитого адвоката, который, кстати, в общем-то, не чужд националистским кругам, публично заявил, что ему известны имена убийц. И вот это была ловушка. Квартира, где прятались Тихонов и Хасис, прослушивалась официально. Убийцы бросились звонить и рассуждать на тему, кто нас сдал.

Ну, впрочем, подождем суда – я думаю, мы еще услышим рассказы на тему невинных Тихонова и Хасис. Но, вот, одна существенная разница между правозащитниками западными и отечественными. Она заключается в том, что западные правозащитники защищают всегда террористов и людей, действующих за границей. Вот, им в голову не приходит защищать там Чарльза Мэнсона. А в России по-другому. Достаточно любому уголовному ублюдку закричать, что его подставили, ему гарантирована безграничная поддержка, и нигде, пожалуй, эта тенденция не проявилась нагляднее, чем на процессе тех же братьев Махмудовых, которых, повторяю, не только обвинение, но и «Новая газета» считает участниками убийства Политковской. И я напоминаю, что… Я уже говорила сегодня в передаче, что Рустам Махмудов находился с 1997 года в розыске за похищение человека, при этом жил в Москве по фальшивым документам на имя Наиля Загидулина со своим куратором из ФСБ, летал на опознание какого-то чеченца в Ростов. Ибрагим Махмудов, его средний брат – тоже любопытная личность. Судя по всему, пушечное мясо группировки. Не расставался со своим ближайшим другом Мовсаром Исаевым, который в 2007 году попался при совершении заказного убийства на улице в Риге, когда обдолбанный вдрызг открыл автоматный огонь по бизнесмену, ну, судя по всему, наркоторговцу Стасюку, его жене и двум дочерям, 9-ти и 3-х лет. Напарник Исаева, кстати, успел убежать.

Джабраил Махмудов – самый младший из братьев. Совмещает деятельное посещение мечетей со стукачеством ФСБ. От своих братьев по вере получал смски «Наша сила в Коране, мы – мусульмане», своему куратору Рягузову слал смски: «Поздравляю с 9-ым мая».

Жили вместе все 3 брата. Судя по биллингам, в день убийства они были на Лесной улице, где жила Анна Политковская. Волокна, обнаруженные на рукояти брошенного убийцами пистолета, аналогичны волокнам на обшивке этого автомобиля. Но вы не найдете ни одного правозащитного сайта, в которых упоминаются эти факты. Зато вы найдете кучу слез и соплей о бедных детях, которых подставил режим. Всего лучшего, до встречи через неделю.

Комментарии

187

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


sceptic47 28 ноября 2010 | 21:45

Спасибо, очень интересно, только не "машиЯх", а "машИах" (мессИя), это я Вам говорю, как его (машиаха) сосед и дальний родственник.


28 ноября 2010 | 22:33

Ответственно заявляю, что в частных беседах Мурад Мусаев мне прямо признавался, что да, Рустам Махмудов – убийца Анны Политковской..." - Юля так
долго вопияла "ВОЛКИ!", что теперь хоть заорись...


28 ноября 2010 | 22:46

Мадам Ю.!
Совсем неплохая передача о Нельсоне была недавно на "Эхо Москвы", послушайте её или возьмите Брайана Танстолла "Морская война в век паруса".
На корабле Вильнева "Буцентавр" погибло 197 человек,это на находившемся у него за кормой "Редутабле",тоже попавшем под огонь нельсоновского "Виктори",погибло 490 человек.
Общее число карронад(по приказу Адмиралтейства 1779 г.)на кораблях - не более 10.Это орудие ближнего боя,ведшее навесной огонь,скорее пред(противо-)абордажное. А с учётом практики "призовых денег"(причина любви к ближнему бою) и более выгодные британским морякам.
Торговые суда потому их больше использовали,что в трюмах основное место занимал груз,а не пушки, и главное было недопустить взятия судна на абордаж,скорость у "торгашей" была ещё не очень.
Ну а при рассказе о ракетах могли бы вспомнить русского офицера Засядко А.Д.,чьи ракеты превзошли британские.

Проще говоря - не беритесь не за свою тему, а то "наизобретаете" на нашу голову...


submarine 28 ноября 2010 | 23:20

Милая Юля
пусть поток Ваших мыслей не таким турбулентным.
Боюсь, что Ваши мысли заходят, как это сказать по-русски, ум за разум. Следите за пальцами, милая Юля.


28 ноября 2010 | 23:25

А победу принесли скорее не сами карронады, а более тренированные моряки и канониры Нельсона - быстрее манёвры, большая скорострельность.
Хотя эффективность французских снайперов на мачтах в ближнем бою подтверждается гибелью самого Нельсона.Ну а лёгкие пушки на верхних палубах кораблей французов тоже были почти в таком же количестве.


29 ноября 2010 | 02:51

Обширная аналитическая иформация с гражданских позиций!
Загнивающая вертикаль и пустопорожнии обещания...
Печальная действительность пиления госбюджетного финансирования. Полный беспредел
на всех этажах власти!
Пора восстанавливать институт "Народного контроля"!


29 ноября 2010 | 06:53

Год за годом - одно и то же!
- все вокруг - того и какие-то нескончаемые "бытия" кавказцев...
Какой-то словоблудливый мазохо-онанизм.


cvinto 29 ноября 2010 | 14:54

Ведущие: Латынина, журналист Юлия. То есть, ведущих было двое на этот раз. Забавно.


(комментарий скрыт)

lezhin 29 ноября 2010 | 16:16

все хорошо, только Грузия - это не Европа, это Азия. И группенфирер - аналог генерала, а штурмбанфирер - полковника. Генерала трудно ПОВЫСИТЬ до полковника.


wit 29 ноября 2010 | 17:02

Уважаемая госпожа Латынина, Вы поверили в 34-килограммовый контейнер с полонием.
Осталось поверить нам. Откуда на Балаковской АЭС взялся полоний? Нет на АЭС подразлделений по производству полония. Поясните пожалуйста Ваши убеждения.


valent_balyshev 30 ноября 2010 | 17:55

Господи, объясните дилетанту, про какую она химическую промышленность талдычит из программы в программу??? Что они там из газа производят-то?


01 декабря 2010 | 19:47

Видимо "греческий огонь" на прижился в Европе, не потому, что не из чего было готовить горючие смеси, а из-за того что ядро определенного размера и веса летит точнее и дальше, чем "горючая смесь" (по крайней мере дальше ружейного выстрела, раза в 2).И поражающее действие ядра выше, не столько покалечит(плюс "контузийный" эффект"),сколько задержит на 10-15 секунд следущий залп каре...А при тактике "управления огнем" (потому-то и строили каре и потому-то при дымном порохе стрелки выглядели ярко), победа при прочих равных условиях определялась количеством залпов, произведенных каре...И если ядро сметало ряд,два и производило контузии и замешательство в соседних, то горючая смесь могла поразить только несколько стрелков в каре...
Морские бои,велись все-таки не на расстоянии пистолетного выстрела...малейшая ошибка в управлении парусами и непредугадывание порывов ветра могли привести к столкновению...Принцип был,что и на суше--поражать противника на расстояниях, где он не может поразить тебя..Потому море тоже требовало дальнобойных пушек...А каронады мало весели...можно больше взять товара...и как последний аргумент торгового судна перед захватом...смысла топить торговое судно нет-утонет товар, а судно с парой пушек еще нанесет ущерб и обидчику....потому выкуп с "каронадного" судна меньше, чем с невооруженного...Ну и маленькая дальность и большой калибр(выпускалось кстати большое разнообразие и по калибрам, и по длине и по лафетам) в ближних боях необходимы...потому большой линейный корабль брал их в свое вооружение...на "Виктории" Нельсона из 102 пушек--2 были каронады...И,кстати,сцепленные ядра для поражения оснастки и такелажа применялись и при стрельбе из дальнобойных пушек...


02 декабря 2010 | 05:31

Первое: неприкосновенность частной собственности.
Второе: гарантия и защита собственности как жизни.

Это - основа цивилизованного способа присвоения:
Не отнимай, а купи. Берешь то, что нужно тебе (для развития),
дай тому, у кого берешь, то, что нужно ему (для развития).
(Развитие – это накопление качеств, необходимых для развития).

Это - Принцип Взаимной Выгоды, при котором усилия
взаимодействующих складываются, что резко ускоряет развитие.

Отнимающий всегда вызывает противодействие (пассивное
или активное) того, кого грабит. При этом усилия
взаимдействующих вычитаются и развитие прекращается.

А подлинная модернизация – это всегда результат развития.


shartm 02 декабря 2010 | 19:08

А вот Боба Гелдофа зря обидела Юлия. Может "Стену" Паркера не смотрела...


filipplenoir 04 декабря 2010 | 05:38

История юлии латыниной – это типичная история инфантильного гуманизма, типичная история людей, которые гавкают на тех, кого можно. ..слушай, вроде умный человек а такое говорит --толлерантая держава!!!! в ирак пршли совершили там гуманитарную катастрофу...ну вы сами вот посмотрите -человека который разоблачет безпредел в ираке и афганистане называет придурком. чела который против американской бюррократии пошел...а она нам про мировой и европейскую бурократью на волнах еха москвы втирает какой год подряд ....а вот блин в америке если б работала й начала б критиковать много безпредел войны в ираке , сразу б уволили. юлия скате честно вам госдеп на карточку деньги переводит или наличными выдает...если не выдает, то почему я ни разу не слышал ни в одной передаче никакой критики в сторону сша? там все гладко?


abramiy 04 декабря 2010 | 10:49

Сколько было бандитов ?
Не больше 20 человек !
А они терроризировали и запугали до смерти больше 50 тысяч народу.
И никто языка высунуть не посмел .
Конечно им милиция и суды помогали , сие так .
Между тем история в Кущевской ( а таких мест в России тысячи ) - это пример того , как будет выглядеть реальная оккупация страны иностранной армией .
В случае оккупации иностранными войсками будет тоже самое .
Оккупанты создадут отряды из отморозков и будут их поддерживать и никто против них не и дернется .
Вот сколь мало будет надо оккупационных войск.
На 2500 жителей России достаточно будет один-два полицая-отморозка и один-два солдата оккупационной армии .
Не больше пол-миллиона хватит ,что-бы с русскими делать всё что угодно .

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире