'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 24 июня 2006, 19:08

24 июня 2006 года.

19.05-20.00



В эфире радиостанции "Эхо Москвы" - передача "Код доступа".



Эфир ведет Юлия Латынина.



Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина. Программа "Код доступа". Телефон прямого эфира программы 783-90-25 для москвичей и 783-90-26 для немосквичей. Номер эфирного пейджера 725-66-33. Сначала вопросы по Интернету. Среди них, естественно, довольно много вопросов по поводу назначения Чайки и Устинова, все называют это рокировочкой, вспоминая выражение Ельцина, и даже один из слушателей пишет: "Предлагаю озаглавить следующую передачу так: "Устинова послали добивать Ходорковского". Чутье мне показывает, что все так и есть, а я редко ошибаюсь". Ну, Устинова, конечно, послали не только добивать Ходорковского, но тем не менее достаточно очевидно, что такое назначение может рассматриваться как большая победа Устинова, большая победа всего клана Устинова и Сечина, потому что если учесть, что Устинова уволили за нарушение правил игры, то есть за то, что вопреки тому, что президент сказал, что президентским преемником будет Медведев, там начались какие-то игры, там началось выдвижение Устинова на преемника, там началось объединение Устинова, Сечина и Лужкова, и вот мы видим странную картину: Лужкова мочат, Устинова передвинули чуть-чуть пониже, Сечина вообще не тронули и такое впечатление, что вообще во всей этой истории выиграл, конечно, именно устиновско-сечинский клан в конечном итоге. Все это напоминает такую историю, которая называлась День дурака во французской истории. По-моему, случилась она в 1630 году, когда на несколько дней Мария Медичи, страстно ненавидевшая Ришелье, уговорила таки Людовика XIII его уволить и продолжалось это увольнение ровно один день, после чего Ришелье вернулся на место с той, естественно, разницей, что, к сожалению, Сечин у нас далеко не Ришелье, то есть если б был Ришелье, я бы не сопротивлялась.

Это классический признак авторитарной власти - внезапное увольнение, которое мы видели с отставкой Устинова. Это классический признак слабой авторитарной власти, когда внезапное увольнение сопровождается дальше монаршей милостью. А, в общем-то, конечно, зрелище было приятное, потому что, согласитесь, никаких претензий к Устинову нет, он персона-грата и все на него только не молятся, вдруг в один прекрасный момент узнается об увольнении Устинова ровно в ту минуту, когда спикер Миронов оглашает это на заседании парламента, тут же единодушно все голосуют, то есть оказывается, что Устинов у нас возбуждает такое недовольство в обществе, что все единодушно за его увольнение. И тут же этого человека, который единодушное такое неудовольствие в обществе возбуждает, вдруг, оказывается, спустя две недели назначают министром юстиции. То есть понятно, что ни в какую демократическую модель такого рода назначения не ложатся и никакой демократической модели они не объяснимы. И как я уже сказала, назначение Устинова на пост министра юстиции следует рассматривать прежде всего как признак того, что президент, похоже, уже не может без этого клана. Даже одно только снятие Устинова, причем такое межеумочное, внезапно привело к тому, что куча людей засуетилась, что все бросились кричать "да у нас в прокуратуре коррупция!", значит, самые верноподданные люди начали говорить о деле "Трех китов", начали намекать, что вот это дело не могло быть расследовано, пока в прокуратуре был Устинов, и создалось ощущение, что нет, президент уже не может без этого клана, потому что если начать все это распутывать, то слишком серьезные вопросы возникнут к тому, что происходило в России последние семь лет. И вот я думаю, что - к сожалению, это такой прогноз - что когда "месячник демократии", по выражению Илларионова, кончится, кончится саммит "большой восьмерки", мы сейчас увидим опять же сразу после этого несколько крупных побед и Устинова, и Сечина, мы увидим какие-то вещи типа английского камня, типа очередного разоблачения шпионов, то есть после конца саммита "большой восьмерки", я думаю, мы увидим несколько очень серьезных акций, которые будут направлены на укрепление антизападных настроений и на укрепление соответственно положения и Сечина, и Устинова. Алло, говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Юля. У меня вопрос по Бутово. Я следил не совсем тщательно, но после сегодняшнего заявления нашего мэра у меня появилось сильное желание туда лично поехать и поддержать людей. Ведь вопрос в чем. Им не платят деньги за их собственность, да? Они, допустим, не сориентировались вовремя, не приватизировали эту землю, но так сейчас же надо дать им возможность ее приватизировать и затем продать тем, кто желает на ней что-то строить. Деньги за эту землю все равно же будут получены кем-то?

Ю. ЛАТЫНИНА: Спасибо. Вот абсолютно точный вопрос - деньги за эту землю все равно будут получены кем-то. Вопрос не в том, что люди не сориентировались, они давно хотели приватизировать, им не позволяли. Вопрос в том, что в России есть такая штуковина, которая называется Жилищный кодекс. Жилищный кодекс отрицает право частной собственности на наши жилища, то есть противоречит, кстати говоря, статье 2 Конституции и устанавливает право чиновника на это жилище. Меня удивляет, что за все время конфликта вокруг Южного Бутово вот эту фразу, что все происходящее противоречит Конституции, произносили только жители, вот в письмах жителей я это видела. В письмах и выступлениях членов Общественной палаты, например, юриста господина Кучерены я почему-то этого не видела и у меня возникал естественный вопрос: как это может быть, что Общественная палата, защищая жителей Южного Бутово, не говорит одной простой вещи - надо пересмотреть Жилищный кодекс, надо пересмотреть закон, согласно которого чиновник любого российского города может отнять любое жилье, любую квартиру со словами "а я хочу здесь супермаркет". И объяснить это можно, к сожалению, только одним, что у Общественной палаты есть заказ, есть указание мочить Лужкова, она его выполняет, я даже не могу не сочувствовать этому указанию, потому что когда видишь конфликт вокруг Южного Бутово, то возникает такое дежа вю, это как конфликт вокруг дела рядового Сычева - с одной стороны, то, что говорил министр обороны по поводу дела рядового Сычева, это безобразие и он заслуживает того, чтобы быть процитированным и откомментированным соответствующе, а, с другой стороны, дело вокруг Сычева и дело вокруг соответствующих высказываний министра обороны было выгодно прежде всего Сечину, потому что это уменьшало стать неугодного Сечину Иванова президентским преемником. Что делать журналисту? Ну, комментировать, как есть. Если это выгодно Сечину, я не перестану повторять, что я думаю по поводу министра обороны Сергея Иванова. Точно так же, я уже говорила и совсем недавно, что одна из главных причин недовольства Лужковым - это тактически-политический союз между Лужковым, Устиновым и Сечиным, которые возбудил страшное недовольство президента, но, скорее всего, был действительно тактический, хотя понятно, что Лужков действительно является реальным, возможно единственным реальным кандидатом от оппозиции на пост российского президента и Лужков от этого союза очень воспрял, сразу стал публиковать какие-то статьи, сразу стал говорить об объединении Москвы и области. Вот Лужкова таким способом поставили на место. Но когда я смотрю, что ставя Лужкова на место, эти люди даже не озаботились для приличия не просто стенать об аморальности происходящего в Южном Бутово, а сказать "это прямое следствие Жилищного кодекса, мы, Общественная палата, требуем пересмотреть Жилищный кодекс, который лишает людей права частной собственности на их жилье", это достаточно поразительно. Алло, говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Константин из Щелково. Юля, вас анонсируют, что вы рассказываете про пургу в июле, и мне кажется, что из всего, что вы говорите, правда то, что вы ненавидите русских и Россию. Спасибо.

Ю. ЛАТЫНИНА: Человек поделился своим мнением, вопросов у него ко мне не было. Но, вы знаете, я просто считаю в таком случае не надо меня слушать, а надо слушать тех, кто любит русских. Вот, очевидно, проявление любви к русским типа выселения семьи Прокофьевых из Южного Бутово, типа внезапных перестановок Устинова и Чайки, когда из всего парламента и всего Совета Федерации делают дураков, вот проявление любви к русским наблюдаем мы и я пытаюсь их по мере сил описать. Алло, говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Юля. Меня зовут Максим, я из Москвы. Возможно, это немножко не в тему вашей передачи, но так интересно, есть ли у вас какие-то планы по дальнейшему выходу ваших книг, скажем, грубо говоря, консолидированный какой-то вариант между "Ниязбеком" и "Здравствуйте, я ваша крыша"?

Ю. ЛАТЫНИНА: Спасибо. Действительно не в тему, потому что я стараюсь различать свою деятельность как писателя и как журналиста. Я думаю, что осенью выйдет моя книжка и думаю, что зимой выйдет сериал по моей книге "Промзона". Вот меня еще просят откомментировать историю с машинами, эвакуированными с Поварской улицы. Напомню, что на днях президент Путин приезжал на открытие Верховного суда, очень важно, что именно суда - не какого-то другого органа, а, представьте себе, суда - и по этому случаю было эвакуировано сто частных машин, что, собственно было такой прямой наколкой, на мой взгляд, для террористов. То есть в следующий раз чеченские террористы могут знать: если откуда-то эвакуируют сто машин, значит в это место приедет Путин. Это очень важно заметить, что никакого практического смысла эта мера не имела, потому что, как я уже сказала, если машины были эвакуированы просто так, то это предупреждение для террористов, а если машины были эвакуированы, потому что был какой-то сигнал, что, дескать, сейчас придут террористы и замочат президента, взорвав машину, то очевидно, что действительно приезжать вообще нельзя было ни в коем случае, Бог с ним, открытие здания Верховного суда не такая уж важная вещь, чтобы рисковать жизнью драгоценного Владимира Владимировича. То есть это в чистом виде было такое проявление чиновной преданности и абсолютно феодальных особенностей нашего автодорожного устройства, которое гласит, что чиновники и, конечно, президент имеют право преимущественного проезда, что в точности соответствует состоянию автодорожного хозяйства, скажем, Франции перед Великой буржуазной революцией 1789 года - вот там вот эта феодальная привилегия преимущественного проезда "моя бричка едет впереди обывательской" была отменена в 1789 году. Мы до этого не доросли.

Надо сказать, что когда я смотрела на эти сто эвакуированных машин, я вдруг вспомнила одну замечательную историю, которая рассказана в мемуарах Александра Васильевича Коржакова и вообще очень хорошо характеризует деятельность спецслужб и то, к чему они приводят. Вот в мемуарах Александра Васильевича рассказано, как президент Ельцин пожелал однажды купить себе джип. Было это то ли в 1993, то ли в 1994 году, понятное дело, что в этот момент джипы в России уже продавались и не было никаких сложностей действительно пойти, позвонить в салон, купить джип или написать производителю, производитель бы прислал каталоги, да я думаю, что ради такого покупателя производитель не то что каталоги бы прислал, а сам лично все модели джипов прислал бы. Но Александр Васильевич, будучи представителем спецслужб, пошел по другому пути. Как он пишет в своих мемуарах, они "пробили" по картотекам ГАИ всех владельцев самых модных джипов и каждому из них ночью позвонили и велели на утро в 7 часов утра быть у Кремлевской стены. Вы можете себе представить счастливое состояние этих владельцев, когда им звонят, говорит: "Здрасьте, звонит служба безопасности президента, пожалуйста, в 7 часов утра у Кремлевской стены". Естественно, все эти владельцы джипов приехали. Бедный Ельцин, не подозревая, каким образом они там оказались, ходил, выбирал себе джип, в конце концов ткнул, говорит "вот этот", Коржаков не пишет, каким образом договаривались с владельцем, то есть отобрали просто у владельца этот джип, или заплатили за него какую-то сумму, или, может быть, случилось так, что у владельца джип отобрали или сказали подарить его Ельцину, а по бумагам провели какую-то сумму, эта сумма куда-то делась, вот этот интересный технический момент Александр Васильевич не освещает. Но интересно, что он вообще пишет о желании президента Ельцина заиметь джип вот с таким скрытым негодованием: представляете, однажды этот президент, который и так был самодур, еще джип заиметь хотел и мне пришлось этим заниматься.

Почему я вспомнила об этой истории? Потому что эта история замечательно характеризует способ поведения спецслужбы, когда вы просите ее решить какую-нибудь задачу. Спецслужба решает ту же самую задачу, которую может решить секретарша, потому что позвонить в салон и заказать джип это две минуты, спецслужба ее решает так, не чтобы решить задачу, а чтобы увеличить свою значимость. Вот история с джипом Ельцина и история со ста машинами, эвакуированными с Поварской, имеют одну общую черту: на самом деле, эвакуируя сто машин, никто из этих ребят не охранял президента Путина. Они увеличивали собственную значимость. Все сто владельцев машин на Поварской, они прониклись, всем им было показано, какой великий Владимир Владимирович и какая страшная у нас Федеральная служба охраны. Но сами эти вопросы можно было решить гораздо проще и гораздо легче, и вот это одна из самых страшных особенностей, которые происходят в государстве, когда вы опираетесь на спецслужбы, спецслужбы на самом деле делают все не так, чтобы решить задачу, а а) чтобы приумножить собственную значимость, б) чтобы поставить вас от самих себя в зависимость, и самое смешное, что при этом они еще за вашей же спиной смеются над вами и показывают пальцем и говорят "вот дурак, джип хочет, зачем ему джип". Алло, говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Юля, здравствуйте. Меня зовут Валентин, я из Москвы. Сначала к вам негативно относился, а сейчас как-то, знаете, увлекаюсь вашими передачами. Но у меня вопрос, все же хотелось бы по Бутово. Вот здесь был спарринг Платонов и адвокат Кучерена, и Платонов сказал, что эту женщину уговаривали, она отказалась от двухкомнатной. Ну, хорошо, а чего ты не хочешь тогда опять ее в эту двухкомнатную, чего ты ее в однокомнатную с сыном вместе? Это раз. Во-вторых, он упирает на закон. Ну, вообще-то, это не секрет, что лужковская бригада доплачивает московским судам, это все уже давно знают. Самое главное, он забыл, по тону, что в 1996 году он проиграл суды вместе с Лужковым такому Шеменкову, и дошло дело до того, что все документы были поданы в Страсбургский суд. Они, кстати, на руках.

Ю. ЛАТЫНИНА: Простите ради Бога, мы только что о Бутово говорили, я просто могу еще раз очень коротко повторить, что дело не в том, маленькие или большие квартиры предоставит город людям, выселенным со своей земли. Дело в том, что решение о продаже земли должен принимать не чиновник, а человек, чей дом стоит на этой земле. Хочет - продаст, хочет - останется. И вот когда в городе, в котором жена мэра сделала миллиардное состояние, в том числе и на городской недвижимости, вышвыривают людей из их домов, чтобы отдать землю под коммерческую застройку, это ярко характеризует мэра, но когда люди, борющиеся против мэра, даже не заикаются при этом об отмене Жилищного кодекса, позволяющего чиновникам по закону творить беспредел, это еще ярче характеризует борцов с мэром. Еще один вопрос по Интернету. У меня был вопрос Владимира прокомментировать состояние сделки между "Арселором" и "Северсталью": "Нет ли шансов, что теперь, когда условия покупки Мордашовым западной компании существенно изменились, Путин наложит на нее вето?". Напоминаю, что несколько недель назад владелец "Северстали" Алексей Мордашов получил от Путина позволение сделать то, что в свое время не то что не сделал, а за что частично был посажен Ходорковский, то есть Мордашов получил возможность одобрения на продажу своей компании западной компании "Арселор", в обмен Мордашов получал очень большой пакет "Арселора", 32%, который, конечно, позволял ему фактически руководить компанией. И, естественно, возник вопрос, почему Мордашову можно, а Ходорковскому за то же самое сказали, что он продает родину? Один из очевидных ответов гласит, что либо Мордашов находится просто в очень хороших отношениях с властью либо частично структура акционерного капитала уже такова, что это не только акции Мордашова, а это такой способ вывоза капитала на Запад уже и самой властью.

Ну, дело в том, что, еще раз напомню, все это делал Мордашов для того, чтобы защитить "Арселор" от поглощения индийским сталелитейным магнатом по имени Миттал, который после этого предложил новые условия поглощения, соответственно, российский вариант сделки сильно ухудшился, доля Мордашова упала с 32% до 25%. Но меня очень интересует, что почему-то никто из наших комментаторов не заметил и не откомментировал того факта, что даже если сделка между "Арселором" и Мордашовым состоится даже вот в таком виде, 25%-ном, то весьма возможно, что Миттал продолжит поглощение, но уже поглощение не "Арселора", а поглощение и "Арселора", и "Северстали", то есть совокупной компании. Конечно, это будет очень сложно, потому что возникнет гигантский вопрос в антимонопольном законодательстве и так далее, но тем не менее факт остается фактом, что наша компания "Северсталь" и, очевидно, частично с ней наша власть в том или ином виде вышли на западный рынок, там не делают скидки на то, у кого чьи интересы и какую сделку одобрил или не одобрил президент Путин, и когда мы говорим, что тот факт, что Мордашов продаст свою компанию "Арселору", сорвет поглощение Митталом "Арселора", это не совсем так, потому что Миттал тем не менее после этого может все равно проглотить "Арселор" только вместе уже с "Северсталью". Алло, говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Юлия Леонидовна, это Сергей, город Барнаул. Как бы вы видели разрешение коллизии такой и возможно ли вообще разрешение данной коллизии, при которой товарищ Ниязов хочет поднимать цены на экспорт газа, госпожа Тимошенко хочет пересматривать, скажем, явно не в сторону повышения, а аккуратная Европа платит деньги вовремя и хочет получать газ в сроки и в равных объемах. И не значит ли это то, что скоро Украина будет получать газ практически даром? Спасибо.

Ю. ЛАТЫНИНА: Нет, я думаю, что Украина никогда не будет получать газ даром, счастливые времена халявы типа Януковича и Кучмы просто канули в лето, но я просто не вижу никакой коллизии. Совершенно естественно, что покупатель типа Европы или Тимошенко хочет всегда твой товар подешевле, а продавец, например, Ниязов или "Газпром" хочет всегда за свой товар подороже, коллизии тут никакой нет, во всем мире эта штука называется рынком без всякой коллизии. А сейчас новости.

НОВОСТИ

Ю. ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире Юлия Латынина, программа "Код доступа". Вот у меня по пейджеру несколько сообщений. Наталья из Москвы пишет, что с владельцев эвакуированных машин взяли потом еще по тысяче рублей. И один из слушателей, Семенова, задает вопрос: напрасно я говорю, что никто не выступал против Жилищного кодекса и нарушения прав Конституции по поводу частной собственности, Хованская еще на стадии борьбы с Шуваловым неоднократно возмущалась по их поводу. Госпожа Семенова, я особо прошу обратить внимание, что я как раз сказала, что еще когда Жилищный кодекс принимался, очень много народу, в том числе и ваша покорная слуга и, кстати, Галина Хованская безусловно, это был главный человек, который по этому поводу говорил, что это фактически, де-факто, отмена частной собственности. Но что вот сейчас представители Общественной палаты, в том числе адвокат Кучерена почему-то не упоминают этого факта и не говорят, что надо Жилищный кодекс пересмотреть. У меня еще вопрос по пейджеру: "Что происходит с Московским кинофестивалем? Почему жюри отказался возглавить господин Ханеке и не связано ли это как-то с охлаждением отношений между Западом и Россией?". Конечно, не связано. Михаэль Ханеке, который возглавлял, по-моему, до позавчера, что ли, жюри Московского международного кинофестиваля, а потом вдруг взял и отказался и пришлось срочно назначать на его место Анджея Жулавского, он просто получил деньги на съемку своего нового фильма, который он хотел снимать, насколько я понимаю, лет семь, естественно, ему было гораздо важнее снимать фильм, чем председательствовать на Московском кинофестивале.

А вот то, что это показатель отношения к России или, вернее, показатель, к сожалению, статуса России, настоящего статуса России на Западе, такой отказ - это, к сожалению, правда. И еще я хочу прокомментировать одну замечательную историю. Это уже связано не с Московским кинофестивалем, а с государственными премиями, которые вручались на прошедшей неделе. Я как-то на прошедшей неделе обошла ее вниманием и все-таки хочу к ней вернуться. Я напомню, что в День России Владимир Путин вручил государственные премии за достижения в областях науки, техники, литературы и, в частности, как литератор эту премию получил поэт, которого звали Ренат Харисов. Я, надо сказать, будучи сама литератором и не зная никакого поэта Рената Харисова, очень обрадовалась, что новое такое, неизвестное мне дарование получило премию, и стала пытаться выяснить, за что же поэт Ренат Харисов получил премию, кто он такой. Так вот тут же Интернет восполнил мое невежество и, как я прочла в одной из аннотаций к презентации его очередного бессмертного сборника, цитирую: "Творческая деятельность Рената Харисова началась в 1973 году на посту заместителя министра культуры Татарской АССР". В дальнейшем творческая деятельность великого поэта была продолжена на посту главного редактора журнала "Огни Казани", газеты "Известия Татарстана", а главное - на посту заместителя председателя Госсовета Республики Татарстан. То есть я нашла в Интернете великое множество ссылок на поэта Рената Харисова, который то председательствует на "круглом столе" в поддержку женского бизнеса, то в составе делегации наблюдает за встречей Шаймиева, то участвует в жюри конкурса к тысячелетию Казани, нашла даже отчет общественного наблюдателя господина Гереро, которого послали в качестве международного наблюдателя на выборы в Республику Татарстан, и там именно Ренат Харисов так давил на господина Гереро, пытаясь заполучить копию его доклада до того, как тот покинет республику, что испанец даже не разобрал, что имеет дело с великим поэтом, а просто назвал Харисова типичным представителем местной власти, такой зажравшейся элитой.

Так вот, больше всего, когда я смотрела на этот творческий путь от, как я сказала, замминистра культуры до зампредседателя Госсовета, мне понравилось, за что именно поэту дали государственную премию, то есть то, что должно доставаться самым-самым, вот самым талантливым. Поэту премию дали за балет "Сказание о Юсуфе". Я, кстати, вовсе этот балет не хочу умалить, потому что говорят, что это действительно великолепный балет, но это все-таки не опера и интеллектуальная нагрузка на авторе либретто не так уж велика, тем более что "Сказание о Юсуфе" - это произведение, которое создано в 1232 году выходцем из Волжской Булгарии Кул Гали и его считают основоположником татарской письменной литературы, это аналог российского "Слова о полку Игореве". И когда я представила себе в этой связи перспективы творческие таких людей, как Сергей Иванов или Николай Патрушев либо Борис Грызлов, у меня просто закружилась голова, то есть действительно люди тоже имеют все шансы получить следующую премию по литературе, опять же, просто пусть поставят себя авторами либретто к новому балету "Князь Игорь". Представляете, как будет здорово? Алло, говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Юля, это Виктор из Москвы. Я вот хотел бы вам такой вопрос задать, только вы, пожалуйста, ответьте откровенно и не уходите от вопроса, как это вы обычно делаете.

Ю. ЛАТЫНИНА: А зачем вы задаете вопрос людям, которые обыкновенно уходят от ответа?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я просто знаю, что вы открыто отвечаете, а остальные все уходят от этого вопроса. Вот я вас прошу, ответьте мне, пожалуйста, почему можно называть татарина татариным, вы сейчас уже несколько раз - татарская, башкирская, чеченцы, грузинское вино. Почему нельзя назвать еврея евреем? Сразу в пику, сразу все начинают орать. Почему нельзя сказать, что еврей-гомосексуалист Ходорковский сидит в Краснокаменской тюрьме? Почему это нельзя сказать?

Ю. ЛАТЫНИНА: Так вы оставьте свой телефончик, адвокаты Ходорковского вам иск подадут.

СЛУШАТЕЛЬ: А зачем мне адвокаты Ходорковского? Пускай подают.

Ю. ЛАТЫНИНА: Значит, так. Это серьезное оскорбление, которое сейчас прозвучало в эфире, собственно, на что слушатель и рассчитывал. Еврея евреем называть можно, Ходорковского, пожалуйста, можете называть евреем, он еврей наполовину, собственно, все его называют, можете даже меня называть еврейкой, хотя я не еврейка, мне не жалко, с точки зрения антисемитов пусть называют, на фиг. Но когда товарищ заявляет, что гомосексуалист Ходорковский сидит в тюрьме, у меня возникает первый вопрос. Во-первых, Ходорковского посадили, если я не ошибаюсь, не за это. Более того, каким-то образом то, что было отобрано у Ходорковского, оказалось у тех людей, которые его посадили. В таких условиях естественно предполагать, что те люди, которые посадили человека, чтобы отобрать его имущество, будут его ругать и так, и сяк, и эдак. Мы наблюдали действительно совершенно фантастическую вещь. Мы наблюдали, как господин Калинин, начальник УФСИН, то есть глава ведомства наказаний, которого, кстати, заключенные очень не любят, которого заключенные считают создателем системы, которая, в общем, не имеет аналогов со времени ГУЛАГа, системы ломки заключенных, системы превращения их в сук и, кстати, это отдельный особый вопрос, что сейчас будет происходить с Россией, когда из российских лагерей начнут выходить люди, которые там сидели под господином Калининым? Это абсолютно особый вопрос, потому что, скажем так, страшно встретиться в темном переулке с вором, страшно встретиться в темном переулке с бандитом, но самое страшное, с чем встретиться в темном переулке, это встретиться с человеком, которого посадили в тюрьму, там сломали, там опустили за нежелание сотрудничать с администрацией, там порезали и после этого выпустили на свободу.

Вот точно так же, как у нас был после Афгана афганский синдром, когда люди с изломанной психикой возвращались в мирную жизнь, я вам предрекаю "калининский синдром", когда те люди, которые сидели при Калинине, начнут выходить. Это особый будет контингент. Так вот этот человек, обращаясь, кстати, в значительной степени к заключенным - вы можете себе представить, каким авторитетом и каким уважением человек этот пользуется среди заключенных? - заявляет слово в слово буквально следующее после того, как Ходорковского порезали ножом в лицо, он говорит "нечего со своим другом чаи распивать", что действительно является практически прямым утверждением, что, дескать, у Ходорковского с этим молодым человеком, который его порезал ножом, что-то было. Так вот я напоминаю, что молодой человек по фамилии Кучма, который порезал Ходорковского ножом, первое, не был за это отдан под суд. Это абсолютно стандартная процедура правосудия, когда после этого начинается разбирательство, и если разбирательство не начинается, то любой заключенный знает: оно не начинается потому, что данный заключенный - сука и выполнял приказ администрации. Пункт второй. Данный заключенный по фамилии Кучма после этого написал объяснительную, в которой заявил, что он порезал Ходорковского ножом, потому что не хотел, чтобы его переводили в другой отряд. Ходорковский писать объяснительных не стал. Любой заключенный, сидящий в российской тюрьме, знает, что тот человек, который пишет объяснительную - сука и работает на администрацию, а тот, который не пишет объяснительную, в данном случае Ходорковский, не работает с администрацией, не сочувствует администрации и его за это прессуют. И, наконец, третье. Если человек пишет в объяснительной прямыми словами, что он хочет убить, или поранить, или порезать другого заключенного, потому что боится перевода в другой отряд, где его убьют, в другую колонию, где его убьют, это означает, что у него есть грехи перед другими заключенными, из-за которых он вынужден сотрудничать с администрацией, и это также означает, что администрация обещала ему неперевод в другой отряд, если он исполнит данное поручение. Вот, собственно, тот ситуативный анализ, после которого самый главный начальник администрации, уже не колонии, а всего УФСИНа господин Калинин позволяет себе сказать про своего подведомственного клиента, потому что господин Кучма, будучи сукой и сотрудничая с администрацией, агент в какой-то мере господина Калинина, вот это та ситуация, в ходе которой господин Калинин позволяет себе сказать, что Ходорковского порезали не потому что подчиненные господина Калинина отдали приказ ссученному заключенному, а потому что, дескать, Ходорковский с этим заключенным, со "своим молодым другом" общался. Оставляю данное замечание на совести господина Калинина, если она у него есть. Алло, говорите, вы в эфире. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Дмитрий Смирнов, Москва. Я хотел задать вопрос по поводу правозащитников, но зайти немножечко издалека. Вот вы как-то уже достаточно давно говорили, что вы патриот-государственник. И в связи с этим возникает естественный вопрос: а что такое государство? То есть по отношению к чему конкретно вы лояльны? И вот мне кажется, что в нашей конкретной исторической ситуации, именно нынешней, а не вообще, когда у нас нет ни национальной идеи, ни государя-императора, ни тысячелетней традиции, то единственный, как мне кажется, ответ на этот вопрос может состоять в том, что государство - это Конституция и правовая система. И если это так, то тогда получается, что просто понятие патриот-государственник логически эквивалентно понятию правозащитник. И мне кажется, что в нашей ситуации нет ничего другого, кроме Конституции и правовой системы, что могло бы обеспечивать субъектность государства, то есть чтобы государство было чем-то цельным, а не просто толпой чиновников, каждый из которых решает свои проблемы.

Ю. ЛАТЫНИНА: Спасибо. Сложный на самом деле вопрос, потому что вот 90% российского истеблишмента на вопрос "что такое государство?" отвечает очень просто: государство - это Путин. Еще 10% прибавляют: государство - это Путин и я. Поэтому у них все просто. Сидишь, допустим, и говоришь: ребят, смотрите, у вас в Ингушетии взрывают милиционеров и вы по этому поводу ничего не говорите, вы говорите, что у вас в Ингушетии мирный процесс, у вас в Ингушетии взорвали начальника ОМОНа, президент республики даже не приехал на похороны, а вы молчите и говорите, что у вас мирный вопрос. И те сразу вместо того, чтобы сказать "спасибо, ты защищаешь государство, ты защищаешь несчастных милиционеров, которые были взорваны", говорят "нет, ты против президента, ты отрицаешь тот факт, что в республике Ингушетия продолжается мирный процесс, поэтому ты враг государства". Но это к слову, я не буду разбираться с этим достаточно дурацким представлением российского чиновника о том, что государство есть Путин или государство и есть я. Вот недавно, опять же, спикер Миронов продемонстрировал нам другой яркий пример такого же образа мышления, когда он потребовал уволить редактора "Парламентской газеты" за то, что тот напечатал статью 22 июня о существовании Локотьской республики, о существовании республики явно коллаборационистской на территории Белоруссии, где, однако, жители сами боролись против коммунистов, и против партизан, и против Красной Армии, и хотя явно они при этом сотрудничали с фашистами, что, конечно, не просто нехорошо, а ужасно, потому что, к сожалению, была война и на баррикаде не бывает трех сторон и у войны не бывает трех сторон, эти люди пытались все-таки, причем, видимо, вполне искренне сделать некоторую альтернативу отождествлению государства и Сталина. Так вот, господин Миронов заявил, что данная статья фактически оправдывает фашистских оккупантов и поэтому редактор газеты должен быть уволен, что было явно, мягко говоря, искажением смысла статьи, потому что статья была не о том, что фашистские оккупанты были хорошие, а статья была о людях, которые сами боролись с партизанами, потому что партизаны были им еще хуже, чем фашистские оккупанты.

Так вот, и вот эта удивительная на протяжении истории попытка отождествлять интересы России с интересами ее правителя, не важно, как этот правитель называется - Сталин, который сажает людей в лагеря или Путин, который, слава Богу, людей в лагеря еще не сажает, редкие вещи типа Ходорковского все-таки исключение и никак нельзя сравнивать Сталина и Путина - вот это действительно характерная примета нашего истеблишмента, потому что, например, в Америке трудно себе представить, чтобы происходило что-то подобное, в Америке наоборот право критиковать государство является важнейшим достижением демократии, даже гораздо более важным, чем неприкосновенность президента того или иного. Но когда мой собеседник говорит, что в отсутствие тех объектов на верху государства, которые можно любить, защита государства отождествляется с правозащитой, я думаю, что все-таки это слишком сильное утверждение, поскольку наша правозащитная публика - ну, не говоря о том, что она странно разнообразна и периодически я получаю от каких-то правозащитников типа Международного бюро по правам человека, господин Александр Брод, и примерно половина сообщений, которые мне присылаются от этого замечательного правозащитника, состоит в следующем: мы встретились со спикером Мироновым и поговорили на антифашистские темы, министр культуры Соколов прислал нашему бюро приветствие - ну, значит, согласитесь, если мне говорят, что вот это у нас является государством, то я просто, что называется, удивляюсь.

Если же говорить более серьезно, то российское правозащитное движение при всех плюсах, которые оно делает, то оно, конечно, не выполняет полностью своей роли альтернативной системы существующему механизму государственного подавления, на мой взгляд, по двум причинам. Во-первых, потому что оно постоянно защищает врагов государства, а не жертв государства, например, оно защищает национал-большевиков или организаторов выставки "Осторожно, религия!", но оно, условно говоря, не защищает ту женщину, которую сбил сын министра обороны Сергея Иванова. А, во-вторых потому, что достаточно обратиться к правозащитникам со словами "вот меня преследует это государство по политическим мотивам", чтобы получить защиту, при этом правозащитники, как правило, не пытаются вникнуть в факты и не пытаются проанализировать, а что же все-таки на самом деле произошло. Я приводила как-то пример в этом смысле с Игорем Сутягиным, сотрудником Института США и Канады, который считается правозащитниками примером несправедливых преследований со стороны ФСБ, хотя господин Сутягин заключил непонятно какой договор с непонятно какой фирмой, зарегистрированной в частном доме в Англии, договор был по факту исследований инвестиционного климата в России, но почему-то эта фирма для исследований инвестиционного климата России интересовалась строением российских подводных лодок и ее баллистическими ракетами. Ну, при том, что поскольку наши фээсбэшники, извините, уже сильно дисквалифицировались, они не смогли доказать, на мой взгляд, не смогли профессионально доказать, что Сутягин заключил договор именно со шпионской фирмой, я, извините, никогда не стану защищать этого человека в отличие от многих других, которые действительно стали жертвой даже не политических, а, как правило, либо карьеристских, либо коммерческих преследований со стороны ФСБ в такой же ситуации. То есть правозащитники редко пытаются разобраться в факте, собственно в факте того, что произошло. Это меня очень настораживает, потому что, к сожалению, безразличие к фактам, будь то безразличие со стороны власти или со стороны правозащитников, это очень серьезный минус.

У меня еще есть вопрос по пейджеру. Это вопрос о том, как отставка Устинова сказалась на истории с конфискованными телефонами "Моторолы". И тут, кстати, к ней добавление, пишет автор, что она не сказалась никак и что насколько ему известно, появляются все новые и новые истцы, которые предъявляют все новые и новые требования к "Мотороле", в частности, компания "RussGPS", которая обвинила ее в нарушении патентов и лицензий. Напоминаю, что историю о конфискованных телефонах "Моторолы" я рассказывала много и подробно, это телефоны, которые… Собственно, я отзывалась об этом случае, как о конкретном случае даже не бандитизма, а такого рэкета, набеговой экономики, которой занимаются правоохранительные органы, то есть сначала эту несчастную "Моторолу" не только у компании "Евросеть", но и у других компаний конфисковывали за то, что она ввозилась и действительно была контрабандой, при этом конфискованные телефоны продавали за три копейки своим фирмам, потом, когда "Евросеть" ввезла уже не контрабандную партию телефонов "Моторолы", несчастную "Моторолу" сначала арестовали за то, что это поддельная продукция, то есть не "Моторола". Когда "Моторола" сказала, что это не поддельная продукция, то есть "Моторола", ее конфисковали за то, что ее излучение не соответствует уровню. Короче говоря, как в известном анекдоте: "Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать". Но вот тут мне, как ни странно, хочется заступиться за компанию "RussGPS", которая, как я уже сказала и как пишет слушатель, подала иск к "Мотороле" о несоблюдении патентов, потому что действительно "Моторола" на волне общественного негодования начала подверстывать все в одну кучу и говорить, что вот какие нехорошие, на нас и таможенники, на нас и фээсбэшники, они нас грабят и еще они тут наняли какую-то подозрительную компанию, которая типа нас с патентами мучит. На самом деле компания "RussGPS" принадлежит, насколько я знаю, очень такому неординарному российскому рейдеру - ну, в хорошем смысле рейдеру - которого зовут Панов и у которого достаточно давно имеются все эти патенты на самом деле, оформленные по всем правилам, и проблема заключается в том, что история с "Моторолой", арестованной таможенниками, и история с иском компании Панова против "Моторолы", они связаны довольно косвенно. Связь их заключается в том, что как только "Моторола" стала ввозить телефоны белые, стало возможным предъявить нарушение патентного законодательства, то есть процесс рэкета со стороны российских правоохранительных органов, приведший к тому, что "Моторола" и другие западные компании стали ввозить телефоны, как полагается, привели к тому, что к ним стало возможно предъявлять иски.

И в данном случае понятно, что Панов, с одной стороны, и компания "RussGPS", такой масштабной глобальной компании, которая действительно занимается разработкой технологии связи, но это компания, которая в течение, насколько я понимаю, предыдущих буквально десяти лет скупила просто все патенты на это самое дело и просто ждала, пока западные производители выйдут на российский рынок вбелую и таким образом окажутся по отношению к российским владельцам патентов в том же самом положении, в котором, допустим, сейчас российские пираты, продающие на Горбушке нелицензированный "Майкрософт", находятся по отношению к "Майкрософту", который реально владеет патентами на все это, то есть это такой неординарный вопрос, который заключается в следующем: если российским пиратам нельзя продавать "Майкрософт" без лицензии, потому что лицензия принадлежит "Майкрософту", то почему западным компаниям можно продавать на территории Российской Федерации то, что запатентовано российскими фирмами без всякого патента, нарушая их права? Вопрос этот никогда не поднимался до той поры, пока все торговалось вчерную, ни к чему нельзя было предъявить иск. Но это процесс такого взаимного воспитания и взаимного уважения к российским патентодержателям, который просто не имеет, еще раз повторю, отношения к истории с рэкетом таможни и который как раз очень некрасиво выглядит то, что "Моторола" этот процесс подверстывает под рэкет таможни, потому что она прекрасно знает, видимо, что это две совершенно различные вещи, две совершенно различные организации, но борясь против своих коммерческих конкурентов, она их еще и обвиняет в истории причастности к правоохранительному рэкету. Собственно, час подошел к концу, потому что у нас осталось буквально 20 секунд до новостей и вряд ли имеет смысл пускать в эфир кого-то из слушателей. Вопрос-то он успеет задать, а ответить я на этот вопрос не смогу. Поэтому до встречи через неделю, и напоминаю, что на следующей неделе моя программа начнется в 6 часов вечера - с 18 до 20. До встречи.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире