'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 12 ноября 2016, 17:14

Ю.Латынина Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. В Америке президентом выбрали Трампа, и боже мой, какой переполох в курятнике! Я – пессимист по натуре, особенно после поражения Саакашвили на выборах еще тогда, несколько лет назад. А у пессимиста… Знаете, чем он отличается? У него все сюрпризы приятные.

Я могу честно сказать, что победа Трампа для меня приятный сюрприз. Я могу честно сказать, что я в нее не верила, потому что изо всех утюгов побеждала Клинтон. Мне казалось наглым и самонадеянным говорить, что я, Юлия Латынина, что-то знаю про американскую нацию, чего люди, на этом собаку съевшие, не знают. И теперь вот оказывается, что эти люди или не знают, или просто врали, тупо врали как наши ВЦИОМы, так же, как врали с Брекситом.

Вот, сейчас все эти американские политологи и левые либералы оправдываются, несут какую-то чушь, что «когда мы предсказывали, что Клинтон победит 70 на 30, это значит, вот, что если 100 раз бы были выборы, то в них бы 70 раз победила Клинтон». Американский ВЦИОМ. Это, кстати, к вопросу про 85% у Путина.

Значит, что я вам хочу сказать? Всеобщее избирательное право – это не лучшая система правления. Я всегда это говорила, что она не лучшая по сравнению с обществом, где голосуют только собственники и налогоплательщики. И у этих обществ тоже есть свои недостатки, потому что идеальной системы правления нет вообще, потому что человек не идеален. Власть, состоящая из не идеальных людей, тоже не может быть идеальна. А всеобщее избирательное право (много раз повторяла) плохо тем, что предоставляет политику или фанатику безграничную возможность манипуляции плебсом. Мы это видим на Ближнем Востоке, в Иране, в Зимбабве, в Венесуэле, в России. Вот, где откровенный поток лжи, который льется там из уст шамана, из уст муллы, из телевизора, просто выносит рядовому избирателю мозги вместе с остатками здравого смысла и заставляет его верить, что он живет в самой сильной, могучей стране, а все беды его страны от того, что пиндосы гадят.

Ю. Латынина: Американский избиратель не готов положить здравый смысл на алтарь борьбы за политическую корректность

Так вот. Иногда в странах с давними республиканскими традициями, где пропаганда еще не отучила избирателя выбирать, всеобщее избирательное право оказывается куда более предпочтительно, нежели господства самодовольной, завравшейся и заворовавшейся политической элиты.

Так случилось в Великобритании во время Брексита. Так случилось в США во время этих выборов. И если все вот эти опросы показывали уверенное лидерство Хиллари Клинтон так же, как они в Великобритании показывали победу сторонников Remain, а победил Трамп так же, как в Великобритании победили сторонники Leave. Это что значит? Во-первых, то, что эти опросы нам просто врали, то есть эти люди были ангажированы. А во-вторых, что значительная часть избирателей Трампа не хотела говорить, что она будет голосовать за Трампа и была в значительной степени запугана общественным мнением, согласно которому голосовать за Трампа – моветон.

Плюс что вот эта вот не такая большая, как выяснилось, не составляющая большинство, но очень громкая и крикливая кучка сумела навязать обществу свое мнение, что каждый, кто голосует за Трампа, фашист, расист, сексист, не верит в глобальное потепление, враг мирной религии ислам. И даже ваша покорная слуга испытала, кстати, этот эффект на себе, потому что, действительно, в начале избирательной кампании я лично была на стороне Трампа. Не потому, что я не видела его недостатков, а потому что я считала, что его достоинства значительно перевешивают его недостатки. А по мере того, как каждое его высказывание становилось предметом бесконечных полосканий, вышучиваний и лжи, я, знаете, не то, чтобы поменяла свое мнение, но, вот, как-то начала рационализировать свое нежелание идти против мейнстрима. Вот он протекционист, вот он нарцисс и, вот, вообще, значит, не верю я ему, врет он. И правда это, потому что протекционизм Трампа – это плохо, нарциссизм – плохо. Но это мелочь по сравнению с самой важной вещью: Трамп выиграл выборы президента США, потому что он последовательно с позиций здравого смысла адресовался к самым важным внеэкономическим проблемам, стоящим перед США, и без промаха бил по самым больным местам господствующей левой либеральной идеологии. Именно поэтому каждое его предложение становилось предметом ожесточенной кампании левой травли: «Да как он смеет! Да фашист! Да безумец!» И вот это было так громко и так единодушно ровно потому, что возразить по существу Трампу было нечего.

И, конечно, собственно, вот этот переполох в курятнике очень плохо, значит, для Трампа. Потому что понятно, что кампания поношения Трампа не кончится с его победой – наоборот, она только начинается. И, вот, например, в Грузии я хорошо помню ту кампанию ненависти и ежедневного очернения, которой подвергался Саакашвили со стороны бывших, отстраненных им от власти. И по сравнению с той кампанией, которая будет развернута против Трампа, кампания против Саакашвили – это был просто детский сад.

Уже, видите, раздаются замечательные голоса со стороны бывшего истеблишмента о том, что «Ну, конечно, да. Вот, если Трамп обрежет ногти, научится слушать, будет делать как все, будет ходить по камням, то может быть. А если нет, его сотрут в порошок. И если нет, ему объявят импичмент». Это очень вероятно, но, все-таки, есть одна важная деталь, потому что американская политическая элита чувствительна к мнению избирателя, и в лице Клинтон демократы предложили избирателю довольно необычного кандидата. Это кандидат, который в том или ином виде уже почти 24 года (кстати, дольше Путина) находится у власти. Это кандидат, который открыто использовал свою власть для создания 2-миллиардного фонда, который, в общем, является ничем иным как торговлей политическим влиянием. А для удержания контроля над умами избирателя он вовсю пользовался инструментами тотальной пропаганды, создававшими в мозгах этого избирателя альтернативную реальность.

И, вот, поскольку пропаганда оказалась не такой уж тотальной и оказалось, что американский избиратель не готов 100% положить здравый смысл на алтарь борьбы за политическую корректность и против глобального потепления, возможно, сейчас американская политическая элита, чувствительная к мнению избирателя, несколько скорректирует свою позицию к этим идеологическим инструментам. А, возможно (и это тоже, к сожалению, еще более вероятный вариант) вот такого рода радикальные движения, такого рода радикальная элита станет еще более упорной и будет стирать в порошок своих врагов так же, как, допустим, условно говоря, их стирает Гринпис, который совершенно открыто пишет, что свобода слова не распространяется на тех, кто против глобального потепления.

Ю. Латынина: Трамп называл Путина сильным президентом только с одной целью – подчеркнуть слабость президента Обамы

Ну, что же касается в отношении России и США, то напоминаю, что, в общем, Трамп называл Владимира Путина сильным президентом только с одной целью – подчеркнуть слабость президента Обамы. Следующий российский истребитель, который там вздумает фигурять в воздухе возле авианосца США, всерьез рискует быть сбитым. Не исключаю, впрочем, что такой результат Путина и устраивал. Также не исключаю, что, действительно, будут какие-то попытки наладить сотрудничество по Сирии – тут обе стороны абсолютно не знают, чего делают. Надо понимать, что вмешательство России в Сирию – это такая же глупость, как вмешательство Америки в Сирию. Потому что если вы не можете выиграть войну и не собираетесь выиграть войну, и вам ее незачем и нечем выигрывать, то не стоит в нее и ввязываться.

Но думаю, что, вот, надежды в том, что касается сокращения присутствия НАТО, и надежды в том, что касается сотрудничества в Сирии, в Кремле они несколько эфемерны ровно по той причине, что главной причиной неспособности договориться Кремля с Западом является не Запад, а Кремль. И поскольку эта главная причина никуда не ушла, то договороспособность Кремля от того, что Трампа избрали, не увеличилась.

Теперь, собственно, давайте перейдем к главной части, давайте посмотрим на программу Трампа, сначала на экономику, а потом на всё остальное. Что предлагает Трамп Америке? Первое, протекционизм. Это очень плохо. Напомню, что Великую Депрессию запустил протекционистский тариф Смута-Хоули, принятый, между прочим, республиканцем Гувером. Потом пришел Рузвельт и еще усугубил вплоть до того, что у американских фермеров тогда исчезли огромные рынки для зерна и кукурузы, потому что протекционизм никогда не бывает односторонним. И, вот, Трамп, который хочет 35% пошлин для мексиканских товаров и 45% пошлин для китайских товаров (это, собственно, то, что принесло ему голоса избирателей «ржавого пояса»), действительно, рискует погрузить Америку в серьезную депрессию.

Второе, Трамп хочет радикально снизить налоги на прибыль корпораций. Сейчас это в среднем 39%, он хочет сделать 15%. «Убежден, что это позволит гигантам Силиконовой долины репатриировать почти 1,6 триллионов долларов кэша, которые они держат на Бермудах и так далее. Готов вести переговоры с конкретными компаниями, снижать для них налог на прибыль до 10%». Вот, еще раз, это очень важно, что Америка, конечно, самая лучше устроенная страна в мире, в том числе и по экономике, не считая прочих. Но вот этот вот obvious налоговый и полное убеждение, что если наилучшим образом устроена страна для предпринимательства, ты можешь делать со своими предпринимателями что хочешь, привело к тому, что свыше 1,5 триллионов кэша (это, кстати, почти столько же, сколько Россия за всё это время получила сверхприбыли от нефти) лежит на Бермудах и не работает в американской экономике. И всё это случилось при демократах.

Плюс Трамп хочет радикально упростить налоговую систему США вообще, потому что всем известно, что она очень запутана. Она является, на самом деле, результатом многочисленных компромиссов, которые в итоге являются компромиссами между политиками и финансирующими их компаниями, потому что это результат сделок в стиле «Я тебе поглажу спинку, ты погладишь спинку мне. Я дам тебе на избирательную кампанию, а ты припишешь какую-то строчку в законе, которая позволит моей компании жить хорошо. Вот тут исключение будет, тут исключение…» При этом Трамп считает, что те, кто зарабатывают меньше, чем 25 тысяч долларов в год, вообще не будут платить никакие налоги. И это очень замечательная мера. Единственный момент, что протекционизм ввести легко, а налоги снизить, на самом деле, гораздо сложнее.

Третье. Трамп хочет радикально упростить регулирование бизнеса. Говорит, что если мы будем вводить эти новые нормы регулирования, то не меньше двух норм регулирования мы будем отменять. Прежде всего это касается безумных ограничений, касающихся развития нефтяной и газовой промышленности. Потому что как это ни парадоксально, сланцевый бум в Америке случился вопреки Обаме, а не благодаря ему. И все вот эти безумные попытки демократического правительства запретить строить Keystone и безумные попытки зеленой элиты объяснить, что Keystone строить нельзя…

Я даже помню совершенно фантастическую историю. Когда тут Обама приезжал в Россию, у него была встреча с российскими правозащитниками. И на ней была госпожа Евгения Чирикова, которая защитница Химкинского леса, и Обама спросил, чего хотят российские правозащитники, госпожа Евгения Чирикова встает и говорит: «Пожалуйста, президент Обама, не стройте трубопровод Keystone». Ну, полный финиш, да? Вот, нету больше у российских правозащитников идей, чем не строить трубопровод Keystone.

Значит, Обама снимет ограничения на разработку американских энергоресурсных резервов. Он утверждает, что это, типа, 50 триллионов долларов и множество рабочих мест. 50 не 50, но это много триллионов долларов.

Ю. Латынина: Договороспособность Кремля от того, что Трампа избрали, не увеличилась

Заметим, что тут рынки сразу среагировали. Еще никаких действий не произошло, но цена нефти сразу упала, потому что сразу поняли, что, да, скорее всего это будет.

В-четвертых, Трамп собирается уничтожить вот ту систему торговли влиянием, на которой и сидела в течение последних 8-ми или даже больше лет правящая леволиберальная элита. Он собирается ввести поправку к Конституции, которая уничтожит количество сроков, на которые могут избираться члены Конгресса, потому что это американский президент может сидеть только 8 лет. А член Конгресса может сидеть фактически пожизненно, и это еще с начала XX века бывают такие истории.

Трамп хочет прекратить набор федеральных служащих. Ну, это благое пожелание. А, вот, серьезное пожелание: бывшим сотрудникам Белого дома и Конгресса будет запрещено становиться лоббистами в течение 5-ти лет после ухода со службы. Будет пожизненный запрет для сотрудников Белого дома лоббировать интересы иностранных государств. И тем более собирать с этих иностранных государств средства для американских избирательных кампаний.

Вот это всё полностью конкретно в огород Хиллари Клинтон и даже конкретно девушки, правой ее руки, которую зовут Хума Абедин, которая, будучи помощницей Клинтон официально в Белом доме, умудрялась получать одно время 3 зарплаты – в фонде Клинтонов, как сотрудник пиар-компании, вернее, GR-компании, то есть лоббистской компании, и как сотрудник официальный американской администрации.

В-пятых, Трамп собирается сократить расходы на НАТО, при этом повысить расходы на американскую армию. Вот, это тоже важный момент, потому что абсолютно справедливое решение, потому что безотносительно к кремлевским рассказам о том, что НАТО подступает к нашим границам, что такое НАТО? Это пережиток «Холодной войны». Это организация, которая когда-то спасла Европу от агрессии СССР. А, вот, простите, чем занимается эта организация сейчас кроме того, что она строит себе за 3/4 миллиарда новую штаб-квартиру?

НАТО не смогло переосмыслить себя как блок, противящийся путинской агрессии в Европе. Оно не просто это не сделало, оно поощрило то, что происходит. Оно, действительно, приняло в НАТО Литву, Латвию и Эстонию. Но это было, еще когда Кремль не расправил крылья. А в апреле 2008 года, напомню, в Бухаресте на саммите НАТО в Румынии фактически отказали в приеме Грузии. Это был зеленый свет российско-грузинской войне.

Точно также НАТО отказывает Украине. То есть оно специально держится в стороне от стран, которым угрожает российская агрессия, оно бросает их на съедение.

А как всё это выглядит с бюджетной точки зрения? Американский военный бюджет – это 610 миллиардов долларов. НАТО – это 900 с небольшим. То есть, есть 27 стран-членов НАТО и одна Америка, общий ВВП этих 27-ми стран больше американского. При этом американцы тратят 70% от совокупных трат членов НАТО, остальные тратят только 30%, при этом еще полагаются на американскую электронику, баллистические ракеты. При этом страны, которым больше всего что-либо угрожает, находятся в Европе, они же за это, их же политики еще имеют Америку и называют американцев там агрессором, наводящим свой порядок. То есть возникает вопрос, да? А почему вместо НАТО не развивать, действительно, американскую армию?

В-шестых, Трамп при всём этом сокращении расходов не собирается сокращать расходов на социалку. Естественно, возникает вопрос: «А если налоги падают, а расходы на социалку не сокращаются, то откуда деньги возьмутся?»

Вот, все эти предложения по экономике – из них некоторые (протекционизм) ужасные, другие замечательные, третьи вызывают, как я уже сказала, вопросы. Они все достойны серьезного обсуждения. Этого обсуждения не было вообще – оно было заменено полным отказом обсуждать и вместо этого кампанией по тотальной дискредитации. Вместо этого, чтобы обсуждать, хорошо ли это, что госпожа Хума Абедин получает в 3 конца, нам говорили: «Нет, давайте мы будем обсуждать, что Трамп сказал «Grab them by the pussy».

Ну, ребят, я извиняюсь, и наши даже либералы это с восторгом подхватывали: «Как же может Трамп такое говорить?» Ребят, я извиняюсь, я напомню, что такая же история была точно так же с пленкой на Немцова. Накануне какого-то из маршей у покойного Немцова опубликовали пленки, в которых не было решительно ничего, что бы противоречило его идеологическим взглядам, но только он там какие-то гадости рассказывал про Божену Рынска. И никто из российских либералов не сказал… Ну, абсолютно в стиле Трампа выражался. И никто из российских либералов не сказал «Да как же Немцов имеет, сука, говорить «Grab them by the pussy»?», а все российские либералы сказали: «Как же эти суки предают огласке частные разговоры?» А, вот, в этой ситуации… Это же надо представить себе, что вся американская либеральная общественность схавала эту частную пленку, и с восторгом вместо того, чтобы сказать «Да как же эти суки предают огласке частные разговоры? Какая же это мерзость!», сказали «Ах, какой ужас говорит Трамп!»

Теперь посмотрим, собственно, на вещи, которые вызвали наиболее истерический крик, которые находятся вне отрасли экономики.

Первое. Есть группа фактов, очевидных с точки зрения здравого смысла. На Ближнем Востоке большинство населения одобряет взрыв башен-близнецов. Размер этого большинства варьируется по странам и опросам: ну, это где 70, где 60, где 80 процентов.

Ю. Латынина: Что такое НАТО? Это пережиток «Холодной войны»

Джохар и Тамерлан Царнаевы, которые устроили теракт в Бостоне, получили статус беженцев в США при том, что, получив этот статус беженца, они продолжали ездить на родину. Семья Царнаевых жила на деньги американских налогоплательщиков, не скрывала при этом своей ненависти к США. Братья Царнаевы не были одиночки. Они были одиночки в том смысле, что не были аффилированы с Аль-Каидой. Но они не были одиночки в том смысле, что у них была ячейка единомышленников, у них была единомышленница-мать, у них были единомышленники другие студенты, которые сразу после известия о теракте пришли в комнату к Царнаевым, пытались скрыть улики. За некоторое время до теракта Царнаевы, видимо, совершили жестокое убийство тоже вместе с сообщниками, чтобы отпраздновать 11-е сентября. В ходе расследования этого убийства они даже не попали под подозрение. И очевидно, что после этого теракта первый вопрос, который возникал с точки зрения здравого смысла, что «Что-то очень не так в иммиграционной системе США, если в страну в большом количестве могут заезжать люди, которые потом собирают скороварки на деньги американских налогоплательщиков».

Однако, предложений исправить иммиграционную систему от администрации президента Обамы не последовало. Более того, последовало ровно обратное распоряжение: ФБР было запрещено использовать во внутренних документах и методичках слова «исламский терроризм», после чего последовали другие теракты по такому же сценарию. Например, теракт в Сан-Бернардино устроила супружеская пара, из которых женщина устроила в Саудовской Аравии религиозную школу и приехала к мужу по супружеской визе.

Вопрос: «Можно как-то закрыть въезд в США людям, которые заканчивают в Саудовской Аравии религиозные школы?» Когда гражданин США хочет стать шахидом и начинает убивать, чтоб попасть в рай и там ему 72 девственницы достались, ну, тут уж ничего не поделаешь – это свой родной гражданин, вот он такой вырос. Вопрос: «Зачем импортировать людей из повышенной группы риска?» Ответ: «Вы фашист и враг мирной религии ислам».

О’кей, давайте поговорим серьезно, без скидок на политическую корректность, без криков «Фашизм!» и тоже без забрасывания грязью. К сожалению, в истории бывали случаи, когда целые религии находились (подчеркиваю, находились) в зоне риска. Когда они были сконструированы так, чтобы обеспечить максимальную неприязнь их приверженцев к существующему порядку вещей.

Ю. Латынина: Победа Трампа для меня приятный сюрприз

С одной такой религией, например, столкнулись римляне в I веке нашей эры. Называлась эта религия «Иудаизм». Потребовалось 3 восстания (66-го года, 115-го, 132-го Бар-Кохбы), море крови, трупы, исчислявшиеся не сотнями тысяч, а миллионами в конечном итоге, чтобы произошла реформа иудаизма и он превратился в современный раввинистический мирный иудаизм.

Началась, собственно, эта история еще во II веке до нашей эры, когда произошло в Иудее победоносное восстание против империи Селевкидов, которое возглавил Иуда Маккавей, основатель династии хасмонеев. И в ходе этого восстания впервые в истории человечества прозвучала идея, что мученик за веру, отдавая свою жизнь, впоследствии воскреснет и получит жизнь вечную. Даже слово «шахид», собственно говоря, родилось приблизительно в это время, потому что шахид на арабском это свидетель. Точно так же, как мартирос (мученик) на греческом свидетель. А на сирийском, арамейском это «сахдо». То есть это слово «сахдо» (свидетель) – оно пришло, собственно, вот из тогдашнего воинственного иудаизма.

Вот, в Первой книге Даниила в главе 7-й прозвучала эта идея, что будет апокалипсис. И как уже в 12-й главе говорится, многие спящие в прахе Земли пробудятся – одни для жизни вечной, другие на вечное поругание. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Юлия Латынина, «Код доступа». Итак, я о тяжелой, о неприятной теме, о милинаристских религиях, которые считают своих противников слугами сатаны.

Вот, Иудея, начало I-го века, II-го. Потребовалось 3 восстания, иудейская война, восстание Бар-Кохбы. И особо хочу заметить, промежуточное восстание 115-117 годы, которое происходило не на территории Иудеи (это был наступательный джихад). На территории Кипра, где было вырезаемо население и где опустошались языческие храмы. На территории Египта. На территории Киренаики, где, как пишет Дион Кассий, повстанцы жарили плоть, делали пояса из кишок, умащались кровью и выделывали из их кожи одежду. И это может показаться ужасной римской пропагандой, но Киренаика была полностью опустошена, потому что иудеи сначала вырезали 220 тысяч греков и римлян, потом римские войска вырезали оставшихся в живых иудеев.

И кончилось это запретом иудейской веры по всей Империи после восстания Бар-Кохбы. Кончилось это двумя депортациями иудеев из Рима при Тиберии и Клавдии. Кончилось это запретом иудеям появляться на Кипре: любой иудей, оказавшийся на Кипре даже случайно, подлежал смертной казни.

Вот, что делали римляне, столкнувшись с этим феноменом? Они, прежде всего, осознавали, что они имеют дело с тяжелой ситуацией. Как писал Тацит, этот народ души погибших в бою или казненных почитает бессмертными, и по этим причинам любит детей и презирает смерть. Народ, не некоторые – весь народ. Да?

То есть что это значит? Что иудей не мог сделать карьеру? Что ненавидели всех иудеев? Вовсе нет. Вот, был в это время в I-м веке ребе Шамай, который очень, действительно, не любил чужестранцев. И однажды к нему пришел чужестранец и попросил его рассказать Тору, стоя на одной ноге. И ребе Шамай, естественно, послал этого чужестранца-язычника куда подальше. После чего этот язычник пошел к ребе Гиллелю, который тоже был знаменитым тогдашним ребе. И тоже попросил рассказать Тору, стоя на одной ноге. И ребе Гиллель встал на одну ногу и сказал «Люби ближнего твоего как самого себя». И чужестранец этот обратился в иудаизм.

Полно иудеев делало карьер. У ребе Гиллеля не было проблемы. Иудей по имени Тиберий Александр, к примеру, стал сначала прокуратором Иудеи, потом префектом Египта, потом, возможно, префектом претория, то есть первым министром при Веспасиане и Тите. И на посту префекта Египта, между прочим, он уничтожил 50 тысяч соотечественников в 66 году, тем самым предотвратив милинаристское восстание в Египте.

То есть… Да? И стал иудаизм мирная религия. Насколько она та же самая теологически, это глубокий вопрос, в который мы сейчас ударяться не будем. Но я к тому, что, да, была эта проблема, и бремя доказательства того, что эта религия является мирной, к сожалению, в тот момент в I-м и II-м веке лежало на иудеях. Это не значило, что римляне ненавидели всех иудеев – это значило, что они не собирались закрывать глаза на проблему.

Абсолютно с такой же проблемой только относительно другой милинаристской религии, христианства, столкнулись китайские и японские правительства, соответственно, в XVI-м, XVII, XVIII-м веке.

Ю. Латынина: НАТО не смогло переосмыслить себя как блок, противящийся путинской агрессии в Европе

Китай никогда не имел проблемы с христианами, которых он знал еще со времен, когда туда они в качестве несториан пришли. Китай всегда был абсолютно веротерпимой империей. Вдруг оказалось, что те христиане, которые находятся на территории Китая, — францисканцы, доминиканцы, иезуиты в меньшей степени – что они ведут себя чрезвычайно агрессивно и что они говорят китайской культуре, которая насчитывает 2 с лишним тысячи лет, что вся эта культура не существует, что вся она должна быть уничтожена, что вся она языческая, что вся она не верная. И тогда терпимые китайские императоры взбеленились и сказали: «Нет, ребята, мы вас запрещаем».

То есть, опять же, потом в конце XIX века в страну опять пришли христианские проповедники. И они были приняты совершенно нормально, потому что они были менее нетерпимыми, по крайней мере, они не пытались навязывать всем свое мнение. Да? То есть как вы должны относиться к нетерпимости? На примере отношений Рима с иудаизмом, на примере отношений Китая и Японии с христианством мы видим, что в том случае, когда религия демонстрирует черты нетерпимости, бремя доказывать то, что она является мирной, лежит на членах самой этой религии. Да?

Можно бесконечно обсуждать, почему, условно говоря, в XI-м веке христиане были менее терпимы, чем ислам, а сейчас ислам менее терпим, чем христиане.

Можно с удовольствием поговорить… Ну вот, условно говоря, была страна, которую мы называем «Византия», которая называлась «Поздней Римской империей», которая была абсолютно нетерпима и всё время воевала со своими подданными, потому что они верили, как правило, не в ту разновидность христианства, которую исповедовал на тот момент император. Поскольку разновидностей было много, то какую бы из разновидностей христианства император ни исповедовал, всегда находилось какое-то огромное количество подданных, которые исповедовали другую. И тогда начинался геноцид этих подданных, и Византия, собственно, так и погибла, воюя против собственных подданных.

Более того, распространение ислама было как раз связано с тем, что в этот момент ислам был гораздо более терпим. И если византийские императоры уничтожали своих подданных, то, наоборот, пророк Мухаммед и его последователи говорили: «Вы люди-книги, пожалуйста, веруйте, во что вам угодно». Да?

Вот, можно обсуждать, почему так случилось, почему с мусульманством сейчас… Какие особенности того, что происходит на Ближнем Востоке, делают многие разновидности мусульманства достаточно агрессивной религией? Но говорить как сейчас Барак Обама и Хиллари Клинтон, и левые либералы, что проблемы нет вообще, а проблема есть только в проклятых фашистах, которые ненавидят мирных мусульман… Ребята, если Бен Ладен не имеет отношения к исламу, о’кей, это прекрасно. Но пусть это говорят мусульманские теологи Бен Ладену, а не газета «The Guardian» тем, кто в этом сомневается. Бремя доказательства в данном случае лежит, к сожалению, на представителях самой религии. Хотя, еще раз повторяю, речь идет о, безусловно, очень сложных процессах, которые не сводятся к понятиям агрессивность и не агрессивность. Речь идет о строении человеческой души, переплетенном со строением общества. И мы знаем примеры двух великих мировых агрессивных религий, не монотеистических, иудаизма и христианства, которые перестали быть агрессивными, оставаясь при этом всё такими же духовными.

Вот, подход Трампа – это как подход Тацита, да? И американский избиратель согласился с подходом Тацита, а не с рассказом о том, что если вы говорите слова «исламский террорист», то, значит, вы фашист и расист.

Еще одна история. Трамп – противник глобального потепления. Тоже очень интересная тема, и, если можно, я начну с простого. Бегала я тут пару недель назад по моему любимому парку Яркон в стране Израиль, и вижу, наконец, гиену. Гиены давно живут в парке Яркон. Просто я уже несколько лет наблюдаю, как они всё более и более смелеют. Еще несколько лет назад они совсем прятались, а потом их можно было видеть только рано утром, а теперь вот их можно видеть и в 9, и в 10 часов, стоят и даже от человека не убегают.

Это я к тому, что чем благополучнее страна, тем лучше у нее обстоит дело с охраной природы. И несколько десятилетий назад эту гиену просто бы съели на мясо, а еще тоже несколько десятилетий назад, вот, в этой самой речке Яркон, которая течет по парку и потом впадает у Тель-Авива в море, в ней был случай, когда в ней утонуло несколько профессиональных велосипедистов, потому что под ними обрушился мост, членов какой-то команды спортивной, и они, собственно, не утонули – они просто отравились от того, что по этой речке там тепло. А теперь, как я уже сказала, там десятки разновидностей всяких гусей, уток, птиц и, вот, шакалы бегают.

Ю. Латынина: Бремя доказывать то, что религия является мирной, лежит на членах самой этой религии

Это я к тому, что есть простая вещь. Самые зеленые, самые экологически благополучные страны – это страны самые процветающие. Вот, под Москвой недавно тоже случилась такая приятная вещь – там Абрамович возле Сколково построил парк. И разом изменился в Москве и климат, и вообще ситуация, потому что места, которые были болотом и по которому было невозможно ходить, стали абсолютно европейским местом.

Нету другого способа сделать страну зеленой как процветающей сделать ее. Самая страшная экологическая катастрофа – это нищета. Сравните, например, такие 2 замечательные страны как Гаити и Доминикана, которые расположены на одном и том же острове. Вот, как только на Гаити случается какая-нибудь экологическая катастрофа, включая даже землетрясение, она почему-то Доминикану обходит стороной. Землетрясение – понятно, почему, потому что просто доминиканские дома выстроены из птичьего пуха и сора. Ну, например вот, стандартная история на Гаити, что там случаются оползни, убивающие большое количество людей. Как они случаются? Потому что это оползают склоны гор. Почему оползают склоны гор? Потому что вырублена вся растительность. Почему вырублена вся растительность? Потому что люди вырубают кустарник, чтобы готовить на нем еду, а ни газа, ни электричества нет.

Или то же самое Северная и Южная Корея. Южная Корея – экологически благополучная страна. Северная Корея – экологическая катастрофа, связанная в том числе и с тем, что очень бедная страна, разрешили людям сельское хозяйство. Что они распахали? Они распахали неудобия на склонах гор. Что случилось со склонами гор? Они обрушились вниз. Это стандартная обычная история во все века и для всех культур: бедность – это экологическая катастрофа.

Вот, когда город Сингапур был более экологичен? Когда в него сейчас против естественной среды обитания завезли 6 тысяч деревьев и кустарников, из которых только 1,5 тысячи прижились, или в 30-х годах, когда вокруг речки Сингапурки жило 900 тысяч свиней и эту речку можно было сначала унюхать, нежели увидеть?

Теперь что нам говорят экофундаменталисты и борцы с глобальным потеплением? Они говорят: «Вы все бизнесмены очень виноваты, потому что вы выбрасываете в воздух CO2. Вы совершаете первородный грех, и мы вас будем регулировать». А что нам говорит Дональд Трамп? А Дональд Трамп говорит, что надо бороться не с CO2, а именно с местными экологическими катастрофами, что те деньги, которые расходятся на бессмысленное регулирование промышленности, надо расходовать на то, чтобы помойки у дома чистить.

Да, у человечества есть проблема с экологией, проблема с разрушением окружающей среды. И это проблема, и Дональд Трамп тут совершенно прав: главный ее источник не потепление и прогресс, а главный ее источник это бедность, демография, отсутствие прогресса. Если вы бедная страна, то вы дышите дымом от костра – это самый страшный канцероген. То вы живете в дерьме, вы не имеете канализации, вы вырубаете свои леса, вы пожираете своих животных. Вот, как это просто. Если вы хотите это отрегулировать, вы должны уничтожить бедность.

Экологические катастрофы случаются в бедных странах. Вы знаете, есть замечательная история с горой Килиманджаро, где, как известно, тают ледники. И сторонники глобального потепления всё время показывают: «Во, смотрите! Гора Килиманджаро – на ней тают ледники». Однако, между прочим, температура на вершине горы Килиманджаро последние десятки лет остается абсолютно неизменной. Почему же тают ледники? Потому что там растительность вырубает бедное население. И что надо сделать, чтобы ледники не таяли? Ответ: «Построить электростанцию».

Экологическая катастрофа – это, к примеру, дельта реки Окаванго. Потому что там дико размножилось население, население это выпасает свой скот, и скот этот выжирает всю дельту. И так всегда было в истории человечества.

Вот, те же самые оползающие склоны – это проблема, с которой столкнулась, например, еще цивилизация индейцев Анасази (это предки индейцев Пуэбло), которые еще в V-м, VI-м, VII-м веке в Северной Америке имели сельскохозяйственную цивилизацию. Как раз цивилизация располагалась по долинам рек. Как раз вверх, когда увеличилось демографическое давление, распахивались склоны. Как раз когда склоны были распаханы до самого верха, всё это обрушилось вниз, хороня под собой и склоны, и земли в долине реки, и кончилось дело людоедством: археологи находят обглоданные человеческие кости.

Ю. Латынина: Самая страшная экологическая катастрофа – это нищета

Очень похожая ситуация была с перенаселением (конечно, не до людоедства) у Японии и Китая. Потому что, вот, к концу XIX-го века эти две страны, в которых не было заметного технического прогресса, страдали от перенаселения так, что те же самые китайские чиновники описывали то же самое явление, разрушающиеся горные склоны из-за эрозии.

Человек, к сожалению, разрушает среду обитания всегда. Он ее разрушает, когда делает поле, потому что поле – это не естественная экологическая среда обитания. Человек разрушает естественную среду обитания, когда охотится. Древний человек точно так же (НЕРАЗБОРЧИВО) всех животных. Он уничтожил всех крупных животных, которых мог потом приручить, на территории Северной Америки. Он уничтожил их на территории Австралии. Он недоуничтожил их до конца на территории Евразии просто потому, что он по территории Евразии распространялся достаточно медленно и животные успели научиться бояться.

Человек – это животное, в расширенный фенотип которого входит умение изменять окружающую среду. При этом это неотменяемо, потому что, извините, у человека мозг большой, потому что человек в течение нескольких сотен тысяч лет ел пищу, обработанную на огне. Мы научились разводить огонь раньше, чем мы научились думать, потому что большой мозг потребляет много энергии и стало возможно иметь большой мозг только тогда, когда у тебя в обработанной пище есть источник этой энергии.

Мы раньше научились делать орудия, чем думать. Мы как бобер: нашим расширенным фенотипом является изменение среды обитания, и это хорошо, потому что мы можем построить из этой среды обитания рай, высокотехнологичный рай. Если ты развитая страна, то у тебя рядом с нефтеперерабатывающим заводом как в Сингапуре будут петь птички.

А если ты развитая страна… Вот, я только что была в Австрии и на велосипеде 200 километров проехала вниз по Дунаю. Я видела массу заводов, которые стоят, даже из них чего-то дымится – никакой экологической катастрофы, потому что это высокоразвитая страна, и ровно в метре от завода начинается зеленый лес.

И теперь что нам говорят борцы с глобальным потеплением? Они говорят нам, что человечество впало в первородный грех. Христиане считали таким грехом плотскую страсть, коммунисты – частную собственность, а борцы с глобальным потеплением говорят нам, что первородный грех – это изменение природы. Для чего? Ровно для того, чтобы создать у нас чувство вины, объяснить, что скоро будет конец света, если мы не покаемся и не искупим свою вину перед природой. Это не просто ложь, а это ложь на бытовом уровне, потому что диоксид углерода не имеет никакого отношения к помойке под домом. 170 тысяч тонн выбросов, которые выбрасывают автомобили в год в городе Красноярске, не имеют никакого отношения к концентрации диоксида углерода в воздухе.

И вот есть это леволиберальное зеленое лобби, которое позиционирует себя как борцов против истеблишмента. Оно, на самом деле, есть самый-самый истеблишмент. Потому что что такое вице-президент США Альберт Гор со своими сказками о глобальном потеплении, как не самый-самый истеблишмент?

Что такое голливудские звезды, борющиеся против глобального потепления, как не самый истеблишмент? И на самом деле, эти ребята делают всё, чтобы регулировать промышленность, чтобы не строить трубопровод Keystone.

Вот, если вы думаете, что делают зеленые фундаменталисты в Израиле? Вы думаете, они деревья сажают в парке Яркон? Не, они выступают против разработки шельфового газа. Это такой новый социализм. Это раньше индустриалисты были виноваты тем, что они отбирают добавочную стоимость, теперь они виноваты тем, что они загрязняют окружающую среду.

И казалось, что это уже абсолютно полностью навязанное этим псевдоистеблишментом мнение всему американскому народу, и вдруг пришел Дональд Трамп и говорит: «Да нет, это фигня. Давайте заботиться об окружающей среде, а не о том, как мы дышим, и не о том, как дышат заводы». И вдруг оказалось, что значительная часть молчаливого большинства, на самом деле, с позиций здравого смысла разделяет позицию Трампа.

Ну и последнее обвинение Трампа, обвинение в сексизме, которое тоже абсолютно не сыграло, потому что есть феминизм, а есть здравый смысл. Потому что господствующая демократическая элита довела феминизм до степени абсурда. Потому что сейчас каждая пьяная студентка, которая переспала с парнем по собственному желанию, на следующий день может пойти, написать на него заяву. А если она не хочет это делать, то при университете есть специальный сотрудник, который заморочит ей голову и внушит, что ее ночные приключения не следствие обычных человеческих инстинктов, сдобренных изрядной долей алкоголя с обеих сторон, а последствия rape culture, культуры изнасилования, которая процветает в американских кампусах. А она – rape survivor, выжившая после этого изнасилования.

И вот оказалось, что не все американские избиратели, не будучи ни похотливыми самцами, ни сторонниками Домостроя, не уверены, что жалующуюся на насилование при подобных обстоятельствах даму надо называть rape survivor. Многие из них, как выяснилось из голосования, считают, что, скорее всего, это просто инфантильная сучка. И очень многие, возможно, полагают странным, что беззаветная борьба госпожи Клинтон за права женщины имеет место, в основном, на территории американских кампусов. А как только госпожа Клинтон приезжает в Саудовскую Аравию, то там она ничего подобного не произносит.

Ю. Латынина: Господствующая демократическая элита довела феминизм до степени абсурда

И вот все эти обвинения против Трампа, что grab them by the pussy… Да, конечно, нехорошо он сказал. Но, как я уже сказала, Немцов сказал примерно то же самое. И российская либеральная публика сделала только одно – она возмутилась, что кто-то прослушивает пленки Немцова. И сделала совершенно правильно, потому что если человек говорит «Grab them by the pussy» или если человек кого-то щупает, ну, хорошо, ему можно сказать «Отстань». Хорошо, ему можно дать в рог. Хорошо, в самом тяжелом случае можем дать в пах, если это именно просто grab them by the pussy, если это не изнасилование, если это не приставание по должности и так далее.

И вот этим ребятам казалось, что они будут вечно царствовать. Что они создали в элите такую атмосферу, при которой… Помните, у нас есть такая замечательная Ирина Бергсет? Ну, про норвежцев, которые насиловали ее мальчика, одетого в костюм Путина? И, вот, им казалось, что если порнозвезда обвинит Трампа в том, что он предлагает ей 10 тысяч долларов за ночь, то всё, там для элиты это конец! А, вот, большинство оказалось не впечатлено, они не поняли, чем Трамп оскорбил порнозвезду.

Партии большой лжи казалось, что она абсолютно зомбировала американскую публику вот на эти темы – на тему политкорректности, мирной религии, на тему глобального потепления, на тему сексизма. Им казалось, что американский избиратель с промытыми мозгами должен сказать «Ах, какая же сука этот Трамп, что он посмел оскорбить порнозвезду – он предложил ей 10 тысяч долларов». И они самих себя убедили, и более того, они многих убедили… Потому что ни в чем не убеждается человек так охотно, когда от этого его убеждения зависит его положение и его одобрение со стороны окружающих. Ну, вот, оказалось, что американский избиратель не до конца впечатлился.

И еще раз повторяю, несмотря на все недостатки Трампа, оказалось, что американский избиратель еще способен оценивать позиции с точки зрения здравого смысла, и, в основном, это связано с тем, что леволиберальным кругам еще не удалось создать такого количества избирателей, которые зависят полностью от государства и от леволиберальных ценностей, которые, например, собственно, уже существуют в Европе.

Ну и, собственно, последнее, что я хочу сказать. Я пессимист по натуре, как я уже сказала, и, к сожалению, выборы в Грузии и выборы в России заставляют меня быть пессимистичной. Но вот то, что победа Трампа, все-таки, состоялась, заставляет меня усомниться в том, что 85% существующего российского населения одобряют политику Кремля. Потому что если лгали американские опросы, то как же лгут наши?

Всего лучшего, до встречи через неделю.

Комментарии

621

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


rien 15 ноября 2016 | 03:50

Просто жалкий, убогий совок что пытается рассуждать об устройсве и проблемах цивилизованного мира.


agershanik Александр Гершаник 15 ноября 2016 | 06:00

Понесло. Бывает.


geldman 15 ноября 2016 | 20:47

Половину передачи пытался понять, что это за "пасси" такая... :))) Юлия, вам надо срочно подтянуть разговорный английский :)


pilot_ 16 ноября 2016 | 15:15

Но вот то, что победа Трампа, все-таки, состоялась, заставляет меня усомниться в том, что 85% существующего российского населения одобряют политику Кремля. Потому что если лгали американские опросы, то как же лгут наши?
//
Не, не лгут. Люди то разные, потому и страны - разные.


marsel_iz_kazani 16 ноября 2016 | 21:03

Но в том-то и суть демократии как власти большинства, что выигрывают выборы те, кто наберёт большинство голосов избирателей (или хотя бы выборщиков, как в США). Именно наберёт большинство. Раз большинство это выбрало, то большинству избирателей будет лучше.

Однико, в этом и риск, на который указывает Латынина: демократия вырождается в охлократию, власть толпы, если большинство составляют неграмотные, политически несознательные люди.
Двигаться-то надо не обратно от всеобщего избирательного права к имущественному или иному цензу, как призывает Латынина, а как раз к просвещению масс! повышению политической грамотности! ликвидации правового нигилизма!

Двигаться надо вперёд, а не назад! Если у власти приличные люди, то они должны заботиться как раз о росте числа грамотных, сознательных людей в обществе. Именно вот этот риск скатывания в охлократию и должен мотивировать грамотных властителей взращивать грамотное общество, а не почивать на лаврах! Просвещение масс — моральный долг и насущная необходимость для демократического правительства, если оно не хочет оказаться в ситуации диктатуры неграмотного большинства.


lipor20 18 ноября 2016 | 15:26

marsel_iz_kazani: Сейчас все умные и грамотные и у всех есть своя голова и я не думаю что кто то кого то слушает.он поступает так как для него будет лучше а не для кого то


teterev 16 ноября 2016 | 21:04

Как всегда. Латынина от одной крайности в другую. Концерогены не оттого, что сжигают лес, а оттого, что сжигают газ и нет очистительных сооружений. Я много лет работала в институте,. который занимался разработкой очистительных сооружений для металлургических заводов. нашу продукцию закупали на западе. ни в России, ни в китае этого нет сейчас и. думаю. ничего из того, что мы проектировали не построено. разрушен озоновый слой- поднялась температура на земле. причин много. и не надо впадать в крайности- это есть, а этого совсем нет. журналист - не инженер


subay 17 ноября 2016 | 16:24

Что же происходит с дельтой реки окаванго? Не первый раз Ю.Латынина упоминает об этом. Я всегда думал, что там национальный парк... Может кто подскажет? Или автор ответит?


serg_e 17 ноября 2016 | 19:19

все-таки, как правильно: "грэб бай пусси" или грэб бай пасси"? Наверняка, понадобится помощь Марины Королевой

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире