Время выхода в эфир: 19 марта 2016, 17:35

Ю.Латынина Добрый вечер. «Код доступа», Юлия Латынина как всегда в это время по субботам. Ну, конечно, самое страшное событие этой недели – это катастрофа в Ростове. Самолет авиакомпании Flydubai – страшное напоминание, что мы все ходим под богом. И хотя очень рано говорить, в общем, предварительные данные, конечно, выглядят не очень хорошо для репутации компании, потому что, хотя это первая катастрофа за всё время ее существования, все-таки, всё предварительно говорит о том, что это была вина пилота, потому что сильный боковой ветер, садиться было опасно. Самолет «Аэрофлота» садившийся тоже сделал три круга и улетел. Самолет чешских авиалиний улетел. А этот, дубайский лоукостер кружил 2 часа и на втором круге разбился.

За 2 часа можно долететь, куда угодно. Понятно, что там медом было намазано. Вот, что там было такое важное в Ростовском аэропорту? Там были пассажиры, там была стыковка, там был следующий рейс. В общем, это такое, экономически выгодное поведение, похожее на то, которое убило в августе 2006 года пассажиров авиакомпании Пулково под Донецком, когда Ту-154 решил взлететь выше грозы. Ну, потому что экономил топливо.

Еще раз. Я не вижу никаких побудительных мотивов не улететь на другой аэродром. А, вот, если вы послушаете диспетчера с его разговором и там говорят, что с самолетом что-то было не в порядке, то, вот, если прослушать внимательно разговоры с диспетчером, то видно, что пилот волнуется меньше, чем диспетчер, который плохо говорит по-английски. До самой последней секунды пилот ни о чем не волнуется. Конечно, совершенно непонятно, почему аэропорт принимал самолет и, видимо, об этом волновался диспетчер. Но вообще надо сказать, что, вот, за исключением этой детали о том, что непонятно, почему аэропорт принимал самолеты при таком ветре, надо сказать, что Россия очень сильно улучшила свой послужной список. В ней было в 2006-м, 2007-м несколько жутких катастроф, в том числе была последняя катастрофа под Петрозаводском, на которую была несколько странная реакция президента Медведева, когда под Петрозаводском Ту-134 разбился, ну, условно говоря, в несколько похожих условиях, поскольку была очень низкая видимость. Самолету, тем не менее, было разрешено садиться. Нормального оборудования посадочного на аэродроме не было, и самолет попросту принял шоссе за взлетно-посадочную полосу.

Ю.Латынина: До самой последней секунды пилот ни о чем не волнуется

Ну, вот, после этого президент Медведев у нас как всегда отмочил. Он у нас сказал, что надо запретить эксплуатацию самолетов Ту-134. Хотя, совершенно непонятно, причем?.. А если бы это был «Боинг», что это бы как-то изменило?

Ну, это понятно, это были, видимо, всегдашние наши какие-то лоббистские истории с тем, что в этот момент надо было нашим крупным компаниям покупать иностранные самолеты. Ну, вот, видимо, кроме вот таких вот реакций президента Медведева (тогдашнего президента Медведева) и еще каких-то вещей, действительно, произошли очень серьезные перемены в авиационной безопасности. По крайней мере, мы уже давно не слышим (слава богу, не слышим) о таких вызывающих российских катастрофах как, там, то, что происходило, когда самолет разбился под Пермью, когда самолет (вот, уже упоминала я) разбился под Донецком, когда самолет разбился под Петрозаводском. То есть о ситуациях, когда летчики не просто ошибались, а когда их ошибки были, ну, закономерным следствием их поведения, когда, например, оказывалось, что летчик за штурвалом самолета, один летчик пьян, а другой не умеет им управлять.

Вот такое, в общем-то, в России прекратилось, у нас стал гораздо лучше послужной список. Ну, собственно, будем надеяться, что он таким и останется.

Юлия Латынина, «Код доступа». И вот на этой неделе вдруг, фигак, оказалось, что мы выиграли войну в Сирии. Удивительное и самое замечательное, я думаю, что даже не за неделю, а за месяц событие, безусловно, положительное, если мы ее выиграли. И даже, безусловно, положительное, если мы просто из Сирии убрались.

Вот сейчас усиленно распространяется слух, что за 3 дня, типа, все в кремлевской администрации знали, что войска из Сирии уходят. Слух этот – очевидное вранье, потому что достаточно посмотреть на изумленные рожи Шойгу и остальных товарищей, которым, вот, Путин сообщает, что мы выиграли войну в Сирии, что мы оттуда уходим, причем с завтрашнего дня. Ну, я уже не говорю, что наши пропагандоны бы подготовились как-нибудь получше, обставили бы, рассказали бы, что, вот, мы там одержали убедительную победу.

И, в общем, самое главное про причину вывода войск из Сирии заключается в том, что мы не знаем этой причины. Вот это, пожалуй, даже важнее самой причины. Фигак – вывели, фигак – ввели.

Ну, вот, демократическая страна – она не может себе позволить внезапных изменений политики. Это как раз признак авторитарной страны, которая сегодня воевала с Океанией, а завтра, оказывается, что она всегда с Океанией дружила.

Что касается непосредственной причины, я вообще-то убеждена, что там была конкретная причина, которая сломала спину осла. И мы ее пока не знаем. Она, может быть, выплывет. Вот, все резоны, которые сейчас приводят, они, на мой взгляд, неверны не в том смысле, что они неправильные. Они как раз правильные. Но они составляют некий информационный фон, на котором принималось решение.

Ю.Латынина: Фигак – вывели, фигак – ввели

Знаете, вот, как это часто бывает, что накапливается какая-то сумма фактов, она является фоном. Вдруг падает соломинка и вся картинка переворачивается.

Вот, мой коллега Сергей Пархоменко высказал вчера остроумную гипотезу о том, что причиной непосредственной было интервью Обамы журналу «Атлантик». Действительно, совершенно поразительное интервью, в котором Обама говорит, что Путин, все-таки, не совсем глуп, что он понимает, что, в целом, позиции России в мире существенно ослабли. Что то, что он вторгся в Крым или пытается удержать Асада, не делает его внезапно важным игроком. «Вы не увидите его ни на одной встрече, где определяется повестка». И очень важные слова еще Обама сказал об Украине, что это реакция на ускользание государства-сателлита из-под его контроля и что представление, что Россия каким-то образом сейчас находится в более сильной позиции и в Сирии или на Украине, чем она была до вторжения на Украину или размещения военных в Сирии, это, цитирую, «фундаментальное непонимание природы могущества в международных отношениях и вообще в мире. Подлинное могущество означает, что ты можешь получить желаемое, не прибегая к насилию. Россия была гораздо более могущественной, когда Украина выглядела независимой страной, но, на самом деле, была клептократическим режимом, который можно дергать за ниточки». Цитата закончена.

В общем, убийственный анализ Обамы, к которому не прибавить, не убавить, действительно, может быть, это был один из факторов. Но вообще можно обратить внимание, что внешняя политика России уже несколько циклов как строится примерно по одному принципу. Сначала происходит нечто, что вызывает раздражение Путина. Вот, в Кремле кажется, что нас обидели, что нас недостаточно уважают. Потом вокруг этой обиды начинает нарастать такой, сложный идеологический нарыв.

Вот, типичная история – Турция. А главная проблема с Турцией была в том, что Турция отказалась строить газопровод «Голубой поток». Это было унизительно и обидно. Путин публично заявил после переговоров с Эрдоганом, что если Европа не хочет строить Южный поток, то, накося выкуси, мы зароем деньги в Турции. Чтобы, то есть, зарвавшуюся эту Европу поставить на место.

Ю.Латынина: Убийственный анализ Обамы, к которому не прибавить, не убавить

И вдруг после этого сразу Эрдоган заявляет, что ничего не достигнуто, что будет строиться или нет неизвестно и вообще всё это зависит от скидки на газ. Это было унизительно. Так приличные люди не поступают. Вот, европейцы так не поступают.

Когда Путин выходит там с переговоров с Меркель и вдруг заявляет что-то, о чем там Меркель ни сном, ни духом, вот, Меркель никогда после этого публично сразу Путина не опровергала, что он что-то не так сказал.

Вот, на мой взгляд, это публичное унижение, которое тогда устроил Эрдоган Путину, было главным драйвером всех наших последующих действий. Мы пытались доказать Эрдогану, что так приличные люди не делают. В значительной степени и заход в Сирию, которая является областью интересов Турции в том числе в какой-то там пятой позиции, был для того, чтобы Эрдоган понял, что Путина надо уважать.

Вот, полеты наших самолетов над крошечным куском Турции с целью бомбежки этнических турок – вот это всё тот же пацанский способ объяснить, что Эрдоган не прав, что по газу надо договариваться. Что, вот, если он скажет «Да» по газу, то и Сирию правильно разделят, и вообще всё. И вот это раздражение проклятыми турками всё нарастало и нарастало. Потом, фигак и сбили наш самолет. И тут внезапно выяснилось, что все турки – козлы. И, конечно, там они все в Кремле накручивали сами себя. И это не значит, что их чувства были не подлинные. Это значит, что их чувства были очень своевременные.

Вот, абсолютно та же история, кстати, у нас, если никто не заметил, происходила последний месяц с Ираном. Несколько раз Россия публично и громко заявляла, что вот-вот в России состоится встреча стран ОПЕК, будет принято решение об ограничении добычи нефти. Несколько раз министры стран ОПЕК говорили, что «Нет, не состоится. А если не в России, то, там, в Дубае». Больше всего опровергал Иран, который заявлял, что не будет ограничивать добычу.

И параллельно развивались, между прочим, наши отношения с Ираном в Сирии. А, ведь, там предполагалось, что наступать в наземной операции будет Хезболла, будет Корпус Стражей исламской революции. А они, естественно, не наступают. Я не исключаю, что там кто-то что-то сказал или сделал, что Иран (поведение какой-то части) могло быть этой соломиной.

Ну, вот, я сейчас скажу несколько вещей про сирийскую операцию, которую, будем надеяться, заканчивают. Вот, на мой взгляд, чего не играло роли в этом решении? Первое, никакой роли не играло решение о цене этой операции. К тому же она не такая дорогая – это вам не Афганистан. И даже с плохой экономикой мы бы, в общем, выдержали сирийскую операцию. Любая Олимпиада и, там, любые, скажем так, близкие Путину товарищи могут за месяц гораздо больше устроить.

Второе, не важна, на мой взгляд, России судьба Асада. Вот, я думаю, что Путин ни нафиг не озабочен сохранить Асада. Ну, вот, не больше, чем сохранить Януковича. Что Асад для Путина – это как Надежда Савченко, это заложник, на которого что-то можно разменять. Вот, все наши усилия по сохранению Асада – это, на самом деле, операция по набиванию ему цены.

Вот, мы Асада продавали как слона в том анекдоте. Помните? «Какой замечательный слон! Какой замечательный слон! А если нет, то с таким настроением ты слона не продашь». Да? Вот, мы с хорошим настроением продавали слона.

Ю.Латынина: Путин ни нафиг не озабочен сохранить Асада

Еще раз, да? Мы можем описать только фон, на котором происходило это крайне внезапное решение. Фон этот такой. Когда Путин ввязывался в войну, то она с самого начала замышлялась как идеальная гибридная война. Война в Украине, все-таки, имеет некоторые недостатки, потому что там было некоторое содержание – для русского человека Украина близка. А, вот, в этой сирийской войне имело место только две вещи. Первое, картинка на экране телевизора, и второе, на что ее можно разменять на Западе, ну а также в десятой итерации в Турции, на Ближнем Востоке и в Иране, чтоб все с нами заговорили.

И при всей гибридности этой войны, все-таки, чтобы что-то менять, нужны были победы. Предусматривалась короткая кампания, в ходе которой будет ликвидирована вся антиасадовская оппозиция, освобожден Алеппо. А дальше, заметим, американцам уже придется разговаривать, хотят они или не хотят. Это будет вот такой контраст, на котором Путин решил сыграть: вот, западная коалиция беспомощная, которая всё обсуждает, вот тут крутая Россия пришла и всем надавала по соплям. Уж когда надают по соплям, придется договариваться. И вовсе при этом не обязательно сохранение Асада – еще раз, его можно продать. Но это будет большой-большой товар и он будет очень-очень дорого стоить.

И, вот, всё это накрылось медным тазом, потому что победы нет, есть бомбардировки в белый свет как в копеечку. Если разделить там 1700 уничтоженных боевиков, о которых мы заявляем, на количество самолето-вылетов, то даже если забыть о попутных гражданских жертвах, получается там по 6 самолето-вылетов на боевика.

Ну, такой вообще философский вопрос, что как-то, вот, нынешняя война – она стала значительно дороже: 6 самолето-вылетов на боевика.

Плюс заметим, что Путин очень хорошо учел уроки Афгана. А Афганистан, ведь, на чем погорел? Когда российские войска вели кровавые наземные операции, а потом еще всё это приписывалось нашим афганским в кавычках союзникам, Царандою, которые во время этих операций стреляли нам в спину. И мораль солдат, соответственно, была не на высоте. А когда мораль солдат не на высоте, воевать сложно.

Вот, конечно, Путин хотел всё устроить наоборот, что на земле будет воевать Хезболла, Сирия, Стражи исламской революции, иракцы будут воевать. Ну а мы будем только собирать дипломатические победы и обеспечивать авиационное прикрытие.

А дальше началась классика из серии как Наполеон сказал про того генерала, который был очень счастлив, потому что он воевал только с коалициями. Вот, оказалось, что наша несостоявшаяся коалиция (практически несостоявшаяся) с Ираном и прочей публикой – это еще хуже, чем западная. Потому что, может, американцы и французы сложно договариваются между собой, но уж если они договариваются, они хоть выполняют договоренности. А договориться с Ираном?.. Ну, после этого обе стороны расходятся очень довольные, что они облапошили друг друга и что каждый из них будет воевать за другую.

Вот, вы знаете, как Израиль выиграл войну 1948 года? Я ничего не говорю, это была очень доблестная война со стороны Израиля. Но он выиграл войну, потому что это была война, которую он вел с коалицией арабов, которые непрестанно врали. Потому что Иордания во время этой войны клялась, что уже дошла до Голанских высот, Сирия в этот момент врала, что она уже взяла Иерусалим. И вот это тотальное вранье без обиды насчет Армии обороны Израиля, которая тогда создавалась, вот это тотальное вранье был главный фактор. И тотальное вранье, я думаю, сейчас в Сирии тоже был главный фактор того, что, в общем, ничего с военной точки зрения не произошло. Еще раз повторяю, это был фактор, это не причина, это был фон.

Опять же таки, Путин хорошо выяснил афганские уроки, и все в Кремле помнят, что Афганистан был обречен, когда США стали поставлять Стингеры и когда кончилось советское господство в воздухе. Вот это еще в большей степени касалось сирийской операции, которая вся была в воздухе. Собственно, она оставалась компьютерной картинкой ровно пока, вот, российские самолеты летают и это такая вот, совершенно телевизионная история.

Ю.Латынина: Путин хорошо выяснил афганские уроки, и все в Кремле помнят, что Афганистан был обречен

И вдруг почти одновременно, во-первых, саудиты заявляют, что будут поставлять новые, более совершенные ПЗРК, и одновременно сбивают первый самолет. Говорят сначала повстанцы, что этот советский бомбардировщик Су-34. Мы утверждаем, что это сирийский МиГ. Ну, допустим. Но, опять же, это уроки Афгана, то есть в Кремле начинают задумываться, а что будет, если будут сбиты российские самолеты и, главное, как потом договариваться с саудитами по той же нефти.

Вот, военная составляющая, конечно, была очень велика в этом решении. И с военной точки зрения решение Путина сейчас оптимально, потому что он вывел некоторую часть российских войск. Он может в любой момент ввести всё это обратно. Он оставил там С-400, то есть он обеспечил бесполетную зону, которая прикрывает Асада. То есть никто с Запада на Асада без нашего разрешения не полетит.

Ну, а с землей-то другое дело. Ну, с земли если это будут наступать, это будут тогда уж точно не американцы. Ну, плюс еще, наверное, взрыв 13-го марта в Анкаре, который еще более увеличивает риск прямого вмешательства Турции. А если Турция введет войска в Сирию, ну, что дальше получится с учетом наших нынешних отношений с Турцией? У нас что, получится конфликт военный со страной НАТО? То есть лучше было бы уйти до этого.

Но это военная часть взаимоотношений. Не военная часть резонов – это взаимоотношения Путина с США и Европой. Как я уже говорила, это была вот такая блестящая интрига вернуться в  мировую политику через войну в Сирии, сказать этим слабакам, что мы воюем с ИГИЛ (организация запрещена в РФ), поменять Сирию на Украину. Под предлогом войны с ИГИЛ(организация запрещена в РФ) раздолбать умеренную оппозицию, а дальше договариваться насчет Асада. Хотите снимать Асада – договаривайтесь с нами: мы вам Асада, вы нам санкции.

Ю.Латынина: Хотите снимать Асада – договаривайтесь с нами: мы вам Асада, вы нам санкции

Когда оказалось, что никто на это особо не повелся, а военных успехов, которые заставили бы разговаривать, нет, вот эта первоочередная цель накрылась.

Кроме первоочередной цели, я думаю, у Кремля было в Сирии 2 второстепенных, тоже очень важных. Не следует думать, что в Кремле их не замечали. Вообще Путин очень хорошо играет в геополитику, которую он понимает как разновидность наперсточничества. Он просто не задумывается над тем, почему ни одно приличное государство в мире больше в эту самую геополитику не играет.

Вот, 2 эти важные цели были Иран и Турция. Оба государства являются региональными державами, для которых Сирия является областью их естественных интересов. Ввод наших войск в Сирию означал, что у России в Сирии появляется позиция, на которой она может что-то разменять с Ираном и Турцией. И, соответственно, когда накрылась медным тазом Турция… Хотя, насколько я понимаю, там уже чуть ли не договорились. Там уже, вот, просто чуть ли не обнимались, что, мол, если Турция вводит войска в Сирию, то ей, действительно, кусок достанется.

Ну и накрылся Иран, потому что, как я уже сказала, Иран добычу не снижает, а Корпус Стражей исламской революции не воюет. О чем договариваться?

Ну, вот, в итоге оказалось, что мы в Кремле офигенно играем в наперстки, и мы бы всех обыграли на раз, но вот проблема – с нами никто не захотел играть. Мы вышли на рынок торговать Асадом, у нас было 4 потенциальных покупателя – Америка, Европа, Турция, Иран. Ну, в крайнем случае вот эти вот, да? И все 4 покупателя отказались покупать у нас Асада, и мы не можем набить ему дополнительную цену.

Ну и, наконец, был важный резон переключить внимание ватников с войны в Украине на победы в Сирии. Это переключение удалось. С самого начала было ясно, что в отличие от Украины войну в Сирии можно закончить в любой момент, объявив ее победой. Вот это удалось, но, собственно, это и есть сейчас самая большая проблема – с кем же мы будем воевать, если мы Океанию победили? Вот это гигантская проблема, потому что внутреннее состояние российского общества таково, что оставить народ наедине с тяжелой экономикой нельзя – население уже подсадили на иглу патриотизма и врагов кругом.

Ну, банальный ответ заключается в том, что вдруг у нас будет обострение в Украине. Но тут я предсказывать не буду. И единственное, что я повторю, что я убеждена, что все логические вещи, которые я говорила, они имели место при принятии решения, но они были фоном. А несмотря на фон и логику, сложилась абсолютно какая-то конкретная соломина, которая сломала спину осла и сделала вот это вот изумленное выражение на лицах даже высших российских чиновников и военных, когда они услышали, что мы, оказывается, победили в Сирии.

Ю.Латынина: Был важный резон переключить внимание ватников с войны в Украине на победы в Сирии

И, собственно, в дополнение к Сирии случилось на этой неделе еще такое, мелкое событие, которое, на мой взгляд, не менее поразительно, чем история с Сирией. Я имею в виду историю с избиением Игоря Каляпина, главы Комитета против пыток в Грозном.

То есть еще раз. Было убийство Немцова, когда Путин был в ярости. Потом он всё это проглотил. Потом были там разные обещания, обещания Рамзана Кадырова, что если без спроса приедут российские представители МВД, то в них можно стрелять. Был Касьянов в прицеле в Инстаграме. Было избиение журналистов. Путин, видимо, был в ярости, и Песков разъяснял, что этих журналистов недопустимо бьют. Возбудили уголовное дело, возбудили даже уголовное дело по грабежу. Собственно, журналисты были с Каляпиным.

Проходит неделя. Ровно через неделю того же Каляпина избивают в Грозном. Что в переводе это означает? Правильно: «Вы здесь никто. Вас здесь не стояло».

Вот это, собственно, к вопросу об авторитете Путина. Вот, я на прошлой неделе не зря разорялась об императоре Константине и епископе Египта Афанасии. Почему те же самые люди, которые только что клялись императору Константину, что епископ Афанасий – жертва клеветы, никогда он насилия не употребляет, вообще никого он никогда пальцем не тронул, почему ровно эти же самые люди… Не прошло и нескольких недель как они приехали к Афанасию и по дороге избили священника?

Потому что если власть основана на насилии, она не может остановиться. Если бы этот пресвитер Макарий не избил священника, все решили бы, что Афанасий – слабак, что император его одолел.

И, вот, то же самое здесь, да? Вот тут у нас Сирия, вот тут у нас мы решаем международные проблемы, а вот тут, пожалуйста, через неделю ровно снова избивают того же Каляпина. Вот, после кремлевских грома и молнии.

И знаете, я как-то, вот, подумала, да? Вот эта вот история с избиением Каляпина и другая история с Марией Шараповой, которую мне очень жалко и у которой приостановлено из-за этого злосчастного мельдония гигантское количество выгодных контрактов, вот, по случаю прерывания контракта с Порше компания «Вятский Квас» предлагает ей быть лицом «Вятского Кваса». Вот это не анекдот, это они, правда, предложили и вот это реальность.

Реальность заключается в том, что в Грозном избит Каляпин, и компания «Вятский Квас» предлагает Марии Шараповой быть своим лицом.

Ю.Латынина: Компания «Вятский Квас» предлагает Марии Шараповой быть своим лицом

А в горнем мире, где живут у нас обитатели Кремля, там, конечно, мы все им показали, доказали и развели, и там мы снова вхожи в международное сообщество. И кстати говоря, по тактическим показателям мы, действительно, снова вхожи в международное сообщество в том смысле, что с Путиным, действительно, снова разговаривают. Вот та ситуация, когда он в Австралии сидел за столом на завтраке один и к нему никто не подошел, она окончилась. Но проблема-то заключается в том, что разговаривать – это одно, а иметь дело стратегически – это другое. С Ким Чен Ыном тоже разговаривают каждый раз, когда он говорит, что он сейчас устроит ядерную войну. Но это не значит, что Ким Чен Ын является уважаемым членом международного сообщества, потому что чем чаще он говорит про то, что он устроит ядерную войну, тем чаще с ним разговаривают, но тем более стратегически безнадежным становится его репутация и положение.

И, конечно, вот история с этой вот непредсказуемостью России… Еще раз, да? Она показывает Россию как непредсказуемую силу (хотим – ввели, хотим – вывели), но стратегически она мало что добавляет.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Снова Юлия Латынина, «Код доступа». И еще одно известие, на этот раз неожиданное, из Европы. Каждый нелегал, прибывший в Европу после 20 марта, отправится обратно в Турцию. Турция получит в обмен 3 миллиарда долларов. Об этом по итогам саммита ЕС заявил председатель Европейского совета Дональд Туск. И, собственно, тут же стали мигрантов разворачивать, и в пятницу задержали уже более 1700 беженцев, и принимали участие силы береговой охраны, жандармерия, ВМС и так далее.

Что это значит в переводе? В переводе это значит, что леваки, правящие Европой, поняли, что их политика по отношению к мигрантам уже угрожает их шансам быть избранными. Что они просто потеряют власть. Что власть пропаганды не бесконечна, и сколько ни промывай избирателю мозги и рассказывай, какие беженцы несчастные и как ты им должен, ну, выиграет после этого Марин Ле Пен… И, в общем, дискурс о беженцах диктовался в течение последних нескольких лет, прежде всего, теми организациями, статус членов которых зависел от того, насколько много помощи оказывается беженцам и сколько на это тратится денег.

Вот теперь эти организации как-то не определяют дискурс. Это реакция на Марин Ле Пен, на Трампа, на победу изоляционистов на последних выборах в Германии. И обратите внимание, а что же масс-медиа?

Помните, с чего начался весь вопрос о мигрантах? Со страшных картинок в 2013 году кораблекрушений у острова Лампедуза – сначала одно, потом второе. Все абсолютно министры европейские высказались о мигрантах. Высказался даже генеральный секретарь ООН Пан Ги Мун, который сказал, что права человека, что мы должны предотвратить подобные случаи в будущем. В переводе это означало «Грузите мигрантов бочками. Всех примем и на всех потратим деньги».

Вот, на всех каналах это было. Лодки, которые тонут. Мальчик, который лежит в полосе прибоя. И, конечно, всё это абсолютно било по душе, потому что мальчика, лежащего мертвого в полосе прибоя, безумно жалко. Но если подумать логически, то чем больше мигрантов принимать в Европе, тем больше мальчиков будет лежать в полосе прибоя, потому что они будут стремиться в эту Европу. А поскольку Европа не резиновая и всех вместить не может, то, вот, они будут как раз и погибать.

И, вот, собственно, надо сказать, когда я смотрела эти картинки, меня тогда волновала еще одна мысль. Помните, после Второй мировой войны Европа выдала несколько миллионов русских, которые сбежали от сталинского режима? Выдавала она их на верную смерть. Просто это было известно, писали сами европейцы «Мы знаем, что мы их выдаем на верную смерть». Там были жуткие сцены. Там люди убивали свои семьи, а потом перерезали горло себе. Люди стрелялись. Люди умоляли, плакали, там их гнали чуть ли не автоматами. Вот, где масс-медиа были тогда? Эти люди, кстати, были готовы работать, пособия они не просили и, видимо, это была их проблема, что они не просили пособий.

Ю.Латынина: Люди умоляли, плакали, там их гнали чуть ли не автоматами

Вот, в сентябре еще, совсем недавно, 2015 года был скандал во Франции. Мэр города Безье Робер Менар был объявлен фашистом, его на телеканале «Франс 2» полоскали. Собственно, что сделал мэр города Безье? Он прошел по домам, которые насильственно самовольно были захвачены сирийскими нелегалами, и он даже не выкидывал беженцев из этих домов – он просто говорил им «А вы понимаете, что вы незаконно заняли жилище, за которое, в общем, кто-то другой заплатил?» И причем никто их не выгнал. Ни один беженец не пострадал. Но во всех, соответственно, репортажах нелегалов, которые захватили, взломали двери в квартирах и в них захватили, называют «разместившимися в свободном жилье». Ну, в общем, действительно, ну, как можно? Ну, вот, шел человек, видит дом пустой – он туда взломал дверь, заселился, ну, может быть, еще чего-нибудь прихватил. А тут, в общем, какой-то мэр-фашист говорит, что «Как вы смеете это делать!»

Вот, кажется, это было только в сентябре. А с тех пор была Марин Ле Пен. И с тех пор произошел вот этот поворот. И всё, что происходило в части восприятия Европой беженцев, заметим, еще раз повторяю, было при неустанном давлении прессы. Любое отклонение от линии партии, любой отказ отдать последнюю рубашку человеку, который при этом называет тебя «неверным» и устраивает тахаруш на новогоднюю ночь в городе Кёльне, это воспринималось как фашизм. И вот то, что произошло, это вот плата за тот самый кёльнский тахаруш, который, да, не прошел безнаказанно.

И, собственно, вот я обращаю ваше внимание, что самое удивительное… Да, конечно, и Гардиан по привычке что-нибудь напишет, и еще масса левой прессы чего-нибудь напишет. Но я вас уверяю, что, судя по тому, что можно предсказать, не будет по поводу этого решения ЕС такой гигантской кампании как была в 2013-м и в 2014-м году. И что еще очень интересно, как мне кажется, что, действительно, будут лучше выполняться законы по недопущению беженцев, потому что…

Ну, самое главное – это же не решения. Самое главное – это то, насколько государство настроено его выполнять. Вот, я думаю, что в данном случае у государств будут немножко более развязаны руки. И, собственно, в этом смысле у меня только один вопрос, вопрос как раз к российским властям. Вот, после терактов в Париже, после тахаруша в Кёльне, после того, как выяснилось, что, все-таки, мигрант, когда его приглашают нахаляву и когда он уверен, что он едет нахаляву, и что ему все должны, это не самый лучший вид нового европейского гражданина. Вот это дошло даже до европейских политиков тех самых, которые с глубокой осадкой, которые не разворачиваются мгновенно, которые разворачиваются тяжело как дредноут. Но уж если развернулись, то обратно не разворачиваются. Вот у меня вопрос: когда то же самое дойдет до наших российских властей, которые любят очень показывать пальцем на Европу? Нам что мешает запретить въезд из Средней Азии?

Уже все забыли, не говорят о Бабакуловой с ее отрезанной головой ребенка. Уже все забыли и вообще не говорили о банде ГТА. Вот, сколько еще отрезанных голов ребенка нужно Кремлю? сколько еще убитых на дорогах водителей нужно Кремлю, чтобы сделать элементарную вещь – даже не запретить въезд из Средней Азии, просто ввести визы? Вот, у нас войска в Сирии оказалось, что можно вывести за одну секунду. За сколько секунд?.. Сколько секунд нужно Владимиру Владимировичу, чтобы подписать бумажку о режиме въездном с визами с Средней Азии?

Ю.Латынина: Вот, сколько еще отрезанных голов ребенка нужно Кремлю?

Да, еще такая маленькая деталь. Я много раз повторяла и повторяю, что, с моей точки зрения, ответственность за ситуацию с мигрантами лежит не на мигрантах, а на леваках, потому что, в принципе, мигранты – это актив для страны, мигранты сделали Америку. Мигрант, который готов работать, — это замечательно. Если к вам в страну прибывают беженцы, а у вас, действительно, высокий пенсионный возраст и всё остальное, это замечательно. Но если у вас в стране правят леваки, которые заинтересованы в том, чтобы а) сделать из этих беженцев избирателей, которые голосуют за халяву, б) внушить населению, что все этим беженцам должны, и в) насоздавать массу организаций, в которых статус и деньги, которыми распоряжаются члены организации, зависят от того, что эта организация помогает беженцам и, соответственно, беженцев должно быть как можно больше и денег как можно больше, то вы получите на выходе то, что вы получили.

И, собственно, на мой взгляд, это очень интересная история о том, как всё это произошло – я имею в виду геополитически, употребляя вот это вот любимое в Кремле слово. И на спич об этой истории меня, если честно, вдохновил пост Лилии Шевцовой о том, что, вот, какой Обама не типичный американский президент, что раньше Америка боролась за справедливость и счастье всего человечества, а, вот, Обама не борется и предлагает нам оценивать его по тому, что он не сделал.

И я подумала, какая удивительная судьба у Америки. Вот, есть 2 вида дискурса. Согласно одному, американцы – это проклятые империалисты, которые всех гнут в бараний рог, Четвертый Рейх. Это дискурс, который свойственен исламистам, свойственен некоторым полусумасшедшим диктаторам Лат.Америки, свойственен, к сожалению, сейчас российскому Кремлю. Ну и другой дискурс альтернативный либеральный о том, что Америка – это свет в окошке, и, вот, всю жизнь она боролась за счастье народов.

И я по этому поводу, все-таки, хотела бы вернуться к реальности и, например, взглянуть на реальное поведение Запада, и даже конкретно США, ну, скажем, в тот момент, когда определялось современное лицо мира вот в том самом 1945 году, во время Ялты.

Одним из результатов Ялты была отдача Сталину всей Восточной Европы. Вопрос: насколько этого можно было избежать? Ну, допустим, представим себе, что западные лидеры страшно боялись, что если не отдать Сталину Восточную Европу, то он начнет сразу, не сходя с места, Третью мировую войну, что было вполне вероятно. Но остановимся на одном конкретном эпизоде — Югославия.

Вот, югославским первым партизаном в Югославии был генерал Михайлович. Потому что когда Гитлер напал на Югославию весной 1941 года, коммунист Сталин и Гитлер были еще союзники, соответственно, генерал Михайлович увел своих солдат в горы, они назывались «чётники», это были первые партизаны. А югославские коммунисты во главе с Броз Тито тогда, конечно, против Гитлера не воевали, и, собственно, они, естественно, вступили в войну по указке Коммунистической партии только после того, как Гитлер напал на своего союзника.

Соответственно, США и союзники поддерживали Михайловича. С 1943 года ситуация начинает меняться, союзники почему-то начинают поддерживать Тито. Почему? Потому что со всех сторон к ним поступает информация, что Михайлович – предатель и коллаборант, что у Тито есть 200 тысяч человек под ружьем, а у Михайловича и 10-ти тысяч нет. Что Михайлович с военной точки зрения ничего не делает. И, в конце концов, поддержка союзников переключается на Тито.

Может, это была правда? А правда заключалась в том, что в мае 1944 года героический Тито сбежал из страны и сидел под крылом русских и британцев. Вопрос: кто был автором всех докладов о Тито? Ответ: в основном, советские агенты. В том числе, например, Бёрджес, часть Кембриджской пятерки.

Другой человек, который сидел в Каире и который определял политику по отношению к Югославии, звали его Клюгман. Он тоже был советский агент.

Вопрос: может, они рассказывали правду? Может, действительно, Тито был герой, а Михайлович воевал плохо? Ответ заключается в том, что они занимались абсолютной дезинформацией. Два главных было их приема: первое, утаивать все рапорты, благоприятные для Михайловича, и второй очень простой, приписывать все операции Михайловича Тито. И дело дошло, в конце концов, до того, что на саммите в Тегеране Черчилль говорит Сталину, что вот какой молодец Тито – он сдерживает там 20 нацистских дивизий. На что даже Сталин не выдержал и говорит «Знаете, там в Югославии не больше 8 нацистских дивизий».

Ю.Латынина: Может, действительно, Тито был герой, а Михайлович воевал плохо?

Как этот работал механизм? Вот, прекрасный пример. Американская разведка ОСС – она забирает 40 хорватских коммунистов, которые работают шахтерами в Канаде, тренирует их на своей знаменитой базе в «Кэмп Икс», собственно, той, где тренировался когда-то Ян Флеминг. Потом их всех отвозят в Каир на брифинг как раз к Клюгману. И, собственно, это те самые 40 агентов, которых забрасывают в тыл немцев и донесениями которых потом пользовались союзники, оценивая Михайловича и Тито. Ну, что доносили 40 коммунистов? Ну, понятно, что Тито – демократ, а Михайлович – нацист и коллаборант.

В итоге в Тегеране все обещали поддержку Тито, Михайловича даже не упомянули. Как следствие, это было самосбывающееся пророчество, Михайлович всё меньше получал поддержки. В 1946 году его арестовали, Тито его, естественно, расстрелял после показательного процесса. Вот история конкретная о том, как Югославия стала советской страной и как Советскому Союзу это не стоило ни копейки, и как, в общем-то… Считалось, что это политика Запада, а, на самом деле, это была политика Советского Союза.

Другая история. Как получилось, что Китай стал коммунистическим? Там как дважды повторилась один в один история Югославии. Тоже было 2 группы, которые сражались против японцев. С одной стороны Чан Кайши, а с другой стороны председатель Мао. Тоже США поддерживали Мао в уверенности, что Чан Кайши – предатель, а Мао – демократ.

Кто были те люди, которые внушили высшим американским чиновникам эту уверенность? Ответ: они были советские агенты, Джон Сервис, там куча народу. Но самый главный из них был, конечно, Оуэн Латтимор, самый высокопоставленный по словам сенатора Маккарти советский агент в американском правительстве. Это тот самый бесценный человек, который в 1944 году еще посещал Магадан, который посещал ГУЛАГ, который оставил об этих посещениях очень положительные воспоминания. И всё это, несмотря на то, что еще до начала войны ФБР рекомендовало немедленный арест Латтимора в случае угрозы национальной безопасности. А в 1948 году из Греции в США сбежал чекист Александр Бармин, который дополнительно сообщил ФБР, что Латтимор – советский агент.

Опять же, да? Была целая серия докладов, согласно которой американские власти считали, что председатель Мао – это борец с японцами и вовсе не коммунист, и Мао надо поддерживать, а Чан Кайши – это коррумпированный негодяй, которого поддерживать не надо.

Абсолютно были не случайные эти доклады. Не случайно Латтимор заблуждался, потому что, например, одной из главных черт политики Мао было то, что царство террора началось еще до его победы. И Яньань, которую Латтимор посещал вместе с другими советскими агентами, в частности, Бесоном и Яффе, было местом, где каждый день коммунисты вставали и в кругу друзей признавались о том, какие они плохие люди. Это бывают такие, вот, чистки в Янане.

Войска, опять же, которые собирал Мао для великого похода, не были добровольцами – это была одна из самых потрясающих в мире демонстраций эффективного насилия. Войска собирались очень просто: каждому коммунисту давали задание «Ты, пожалуйста, приведи столько-то солдат». За невыполнение задания расстреливали. Соответственно, коммунист приходил в деревенский дом и говорил, что «вот у вас сын призывного возраста – пусть он не прячется в лесу, а идет в армию, а иначе я вас всех расстреляю».

Кстати, вы спросите, как же такая армия не разбежалась. А ответ: она разбежалась. Что из войск, которых Мао увел с собой в великий поход, 80% разбежались. Хотя, в общем-то, с ними никто не сражался.

А поскольку кроме того великий поход шел через территории, на которых не говорили на этом китайском, а говорили на другом китайском языке, вы легко можете представить себе, как вот эти оборванные солдаты, которые жили только грабежом, как они боялись отстать от войск, учитывая, что окрестные жители (понимали они) их просто убьют. И то в этих условиях 80% разбежалось.

Вот, Оуэн Латтимор не мог этого не знать. Тем не менее, его донесения были о том, какой Мао молодец и демократ.

То есть это был новый тип агента – не тот, который получал какую-то информацию и переправлял ее в Москву, тот, который определял, формировал политику государства, внутри которого он действовал.

Мы не знаем, что бы произошло, если бы США помогали Чан Кайши – может быть, коммунисты всё равно бы победили, может быть, Китай был бы разделен надвое как Корея. Но вот только один факт. США не помогали Чан Кайши, потому что они считали Мао демократом и борцом с японцами. И причиной такого их поведения было обширное коммунистическое проникновение.

Ю.Латынина: Мы не знаем, что бы произошло, если бы США помогали Чан Кайши

Ну, в общем, бог с ним, с Латтимором. Вы скажете, что это всё детали. Вот, возьмем самый главный итог Ялты, может быть даже более главный, чем раздел Восточной Европы. Это конец эпохи империализма и создание Организации Объединенных Наций.

Вот, в Ялте определялось лицо поствоенного мира. Кем оно определялось? Оно определялось президентом Рузвельтом. Президент Рузвельт в тот момент был уже смертельно болен. А уже, к сожалению, наблюдатели описывали ситуации, при которых он подолгу остекленевшим взглядом глядел в одну точку, при которых ему трудно было сосредоточиться на вопросах. Дело не в том, что у него как-то ослабли когнитивные способности (вовсе нет). Но это был человек, который просто физически испытывал большие проблемы.

Госсекретарем президента Рузвельта без году неделя в должности был Стеттиниус. Тем более, что Рузвельт сам любил работать со своим госсекретарем. А ближайшим помощником Стеттиниуса, surpise-surpise, был Элджер Хисс, собственно, единственный советский агент, о котором было хотя бы доказано, что он советский агент.

Потом с целью минимизации ущерба писали, что Хисс занимался только техническими вопросами, что было неправдой, потому что Рузвельт лично просил Хисса присутствовать в Ялте. И осталось гигантское количество документов как раз от Стеттиниуса, где он говорит примерно так: «Вот, Дальний Восток – поговорите по этому поводу с Хиссом. Организация Объединенных Наций – поговорите по этому поводу с Хиссом. Польша – с Хиссом».

То есть еще раз, со стороны США исход Ялты во многом определял советский агент, который был не единственным советским агентом. Целое гнездо их сидело в казначействе. В Белом доме сидел Локлин Карри. И самое невероятное, что, в общем-то, об этом уже было известно. О том, что Хисс – советский агент, сказал еще Уиттекер Чамберс, советский курьер в 1938 году, потому что Уиттекер Чамберс разуверился в идеалах коммунизма и запалил всю малину.

Ю.Латынина: Со стороны США исход Ялты во многом определял советский агент

Ну, собственно, еще раз. Я сейчас даже не про советского агента – это мелочь. Еще раз повторяю, что самое главное было в американской политике в Ялте? Создание Объединенных Наций и антиимпериализм. Хорошо известно. что Франклин Делано Рузвельт занял в Ялте фундаментальную позицию, которая, конечно, была не под каким советским влиянием, которая была под его собственным убеждением. Это была позиция на уничтожение Британской империи, уничтожение колониализма и создание ООН. После Второй мировой США и Британия, действительно, вполне могли разделить мир. Британия там забирает Ближний Восток, США забирает Тихий Океан и Азию, отвоеванную у японцев. Вместо этого Рузвельт занимает другую позицию, антиколониальную (он, а не Советский Союз был главным могильщиком колониализма), и вместо этого создается ООН. Причем, нам рассказывали очень долго, что вот то, что Сталина удалось уломать на ООН – это было большое достижение. Учитывая, что как раз Элджер Хисс главным образом занимался вопросами создания ООН, то есть это было прекрасно. Да? Рузвельт думал, что он уламывает на ООН Сталина, а Сталин, конечно, прекрасно понимал, что замена нормальных государств, руководимых вменяемыми людьми на гигантской территории третьего мира, замена их, вот, автохтонными дикарями, которые будут голосовать в ООН, ну, сделают из ООН то, чем она сейчас является.

Вот, собственно, ровно это мы сейчас и хлебаем. Не только США не Четвертый Рейх, как нам объясняют разные борцы с империализмом, хочу я вам сказать. Но ровно наоборот: в 1945 году в Ялте США забили гвоздь в гроб империализма, и с тех пор мы расхлебываем эту ситуацию, которая, собственно… Вот эта самая гибель империализма, вот это самое освобождение Ближнего Востока от проклятого империалистического ига, освобождение Сирии от страшного ига французов, в частности, и привело, что с тех пор, как Сирия освободилась от ига французов, там не было ни одного приличного режима за исключением более или менее людоедов.

Ю.Латынина: В 1945 году в Ялте США забили гвоздь в гроб империализма

Как писал Уиттекер Чамберс, в ситуации, которая имеет мало параллелей в истории, агенты врага были гораздо больше в состоянии, чем красть документы, они были в состоянии влиять на внешнюю политику нации в интересах главного врага нации. И не только в исключительных случаях как в Ялте, где роль Хисса хотя и очень важная была, до сих пор мало определена, но и в том, что касалось колоссального количества день за днем принимаемых решений.

И, вот, собственно, я к чему всё это говорю? Что всё это оказалось не важным. Вот, все эти ухищрения СССР, попытки выехать на кривой козе оказались не важными. Мао продемонстрировал эффективность насилия и покорил Китай. Вьетконговцы продемонстрировали эффективность насилия, и полезные идиоты продемонстрировали эффективность лжи, называя генерала Тхе, пытавшегося спасти свой народ от кровавой диктатуры «марионеткой американцев», а американцев, которые ему пытались помочь, «империалистическими агрессорами». Ялта была катастрофой для Европы Восточной. Крах колониализма был катастрофой для подавляющего большинства стран, где он случился. Леваки полностью победили в сфере идеологии, а потом СССР подавился.

Ю.Латынина: Крах колониализма был катастрофой для подавляющего большинства стран, где он случился

И, вот, я недавно была во Вьетнаме – это было поразительно. Там во Дворце воссоединения до сих пор в Сайгоне стоят танки, советские и китайские. А по речке Сайгон, по которой за уплывавшими американцами плыли люди чуть ли не на плотах, спасаясь от коммунистического рая, плывет пароход с американскими туристами. То есть насилие эффективно только на узком отрезке. А потом оно гибнет само собой, разрушаясь под напором эффективной экономики свободного мира.

И вот сейчас, собственно, свободный мир на очень интересной развилке. Потому что, с одной стороны, вся эта левая идеология – она умирает сама. Она не выдерживает конкуренции с открытым миром. Но, вот, что происходит, когда она поражает уже не Вьетнам, не Китай, не Югославию, а сам открытый мир изнутри, когда на выборах мэра Нью-Йорка побеждает Де Блазио и когда на пост президента США претендует социалист Берни Сандерс? Вот тут мы не знаем ответа на вопрос.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

Комментарии

248

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

vbobruyskanimal 26 марта 2016 | 11:49

""Вот сейчас усиленно распространяется слух, что за 3 дня, типа, все в кремлевской администрации знали, что войска из Сирии уходят. Слух этот – очевидное вранье, потому что достаточно посмотреть на изумленные рожи Шойгу и остальных товарищей, которым, вот, Путин сообщает, что мы выиграли войну в Сирии, что мы оттуда уходим, причем с завтрашнего дня. "" Юлия, Вы настоящий эксперд по рожам,


(комментарий скрыт)

mmm111 14 апреля 2016 | 15:50

все логично и позновательно, можно многое подчеркнуть


ort12 15 апреля 2016 | 17:03

Юля, Вы так мило попрощались - до встречи через неделю. Т. е. будете копить мусор в голове целую неделю, чтобы вывалить его на наши головы. "Эхо Москвы" Вы превратили в помойку?


Александр Летов 16 апреля 2016 | 05:15

Это не обозреватель. Человек, настроенный резко "анти" (даже не важно, кто сейчас у власти, главное - оппозиционер) делает выводы, непонятно на чём основываясь и буквально высасывая из пальца или из чего-то другого нечто, ни коем образом не имеющее ничего общего с аргументами.
..."Очевидное вранье, потому что достаточно посмотреть на изумленные рожи"... Редкая, просто "краснокнижная" чушь. Автор искренне верит, что сказанное своим подчинённым, перед представителями СМИ, было сюрпризом? Автору немедленно нужно возродить газету "Пионерская правда" и начать туда писать свои статьи.

..."Я вообще-то убеждена, что там была конкретная причина, которая сломала спину осла. И мы ее пока не знаем"... Цитата из фильма "Когда деревья были большими": "Дай, думаю совру - взял и соврал". Один к одному.

"Ну, вот, демократическая страна – она не может себе позволить внезапных изменений политики. Это как раз признак авторитарной страны, которая сегодня воевала с Океанией, а завтра, оказывается, что она всегда с Океанией дружила."
Где "внезапные изменения политики"? Автор или где-то отдыхала, где не было электричества в течении нескольких месяцев, или ей абсолютно наплевать, кто, что и когда говорил, а нужно просто статью написать, т.к. бабло необходимо отрабатывать...
Статья от 17 декабря 2015 года http://regnum.ru/news/2038466.html
Или автор не в состоянии проанализировать сказанное? Зачем тогда она считает себя обозревателем?

"И вдруг почти одновременно, во-первых, саудиты заявляют, что будут поставлять новые, более совершенные ПЗРК, и одновременно сбивают первый самолет. Говорят сначала повстанцы, что этот советский бомбардировщик Су-34. Мы утверждаем, что это сирийский МиГ. Ну, допустим." Как это "допустим"??? Есть причины думать иначе?

Фу на статью и два раза фу на автора статьи. Ещё раз убедился, что на "Эхе" работают вруны. Про всех не скажу, но 2 штуки - точно.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире