'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 августа 2014, 19:08

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45. Преступление века – осквернение высотки на Котельнической набережной. Покрасили звезду на высотке в цвета украинского флага. После этого наша храбрая милиция взяла четырех руферов, которые хотели с Котельнической набережной прыгать с крыши. В общем-то, я думаю, что даже самому большому дебилу, который их брал, было ясно, что это не они, ну, потому что, вот, оперативник всегда видит: это правда или неправда. Вопрос, на что рассчитывал дебил, докладывая начальству, что руферы взяты, что всё поймано. Ну, наверняка же, все-таки, если у этих людей (я имею в виду которые рапортовали о раскрытии преступления) имелся модикум здравого смысла, они понимали, что на 90% тот, кто это сделал, уже сбежал в Украину и  опубликует фото своего подвига, потому что такие вещи делаются ровно для того, чтобы потом отчитаться о них в интернете, а не для того, чтобы тихо покрасить и чтобы об этом никто не знал.

Естественно, человек, который это сделал, уехавший в Украину, опубликовал фотоотчет о своем подвиге. А московская милиция с лапшой на лице.

У меня такой вопрос еще. Дело об осквернении высотки. Вот, осквернение в данном случае что такое? Высотное здание – это что, храм? Вот, Pussy Riot хотя бы в храме спели. Вот, как можно осквернить высотку? Что мы следующее оскверним? Пятиэтажку? Минское шоссе, Москву-реку? Мусорную кучу? Вот, можно узнать: символом какого религиозного культа является высотка? И как именно ее осквернили? Они вот там что-то, кого-то унизили, кого-то возбудили? Вот, допустим, если б там был российский флаг, его этот украинский блогер снял и водрузил бы украинский, ну, хоть это можно было бы провести по делу об оскорблении российского флага. А, вот, Украина – у нас с Украиной официальная война? Нет.

Вот, для меня всё происходящее вокруг этой высотки – это означает, что это такое главное преступление, которое очень оскорбило одного конкретного человека. Скорее всего, того, который стоит во главе нашего государства, потому что я представляю, как было дано приказание разобраться. После этого полетели клочки по закоулочкам. Поскольку у нас мышку не ловят дальше печки, то тут же этих четырех руферов загребли, потому что надо было отчитаться по начальству.

И, вот, понимаете, теперь я вам скажу такую историю. Вот, в Подмосковье сейчас следователи разыскивают банду преступников, которые, на минуточку, без видимых причин убивают водителей. В окрестностях трассы «Дон» орудует группировка, которая действует следующим образом. Они во всех случаях глубокой ночью подкидывали убийце на дорогу металлический предмет с шипами. Соответственно, прокалывалось колесо у какой-то случайной машины. Водитель выходил, его убивали и, собственно, ничего не брали. То есть это явно действует маньяк или несколько таких как он.

Поначалу это было на 84-м километре трассы «Дон», потом на 45-м километре той же трассы. Потом в Луховицком районе.

Теперь у меня вопрос. Представьте себе, чтобы в Америке орудовала такая банда, маньяк, который расстреливает людей таким способом. И одновременно в Америке кто-то, скажем там, я не знаю, на Эмпайр Стэйт Билдинг водрузил флаг Канады. Как вы думаете, какая новость больше бы обсуждалась в американских СМИ? На какую новость больше бы реагировал американский генеральный прокурор, президент и так далее? Собственно, даже задавать вопроса не надо, потому что помним, когда был Вашингтонский снайпер, убивал людей просто так, вся Америка была в панике. Это были первые новости. И, собственно, действительно, это самое главное.

Потому что, вот, видимо, то, что в окрестностях российской столицы орудует маньяк, который убивает водителей таким способом, видимо, это просто не интересно руководителям нашего государства, потому что это не имеет никакого отношения к великой державе.

Вот, великая держава – это когда в соседней стране устроить дерьмо, когда в соседней стране устроить Сирию. А, вот, простите меня, но вот именно эта ситуация, при которой в стране безнаказанно убивают в Москве и с этим ничего, это даже не является не то, что первополосной новостью, это не является восьмиполосной новостью.

Простите, но ровно это должно быть главное в нормальной стране. Равно как и повышение там цен на товары, повышение налогов, отмена, конфискация накопительной части пенсий и так далее, и так далее, и так далее.

И, конечно, вот этой войной, квазивойной, которую мы ведем, Кремль достиг очень важной вещи, потому что самым главным стала эта война.

И поскольку это псевдовойна, то трупы в этой войне, как бы, даже и не нужны. Это такая, знаете, мелкомасштабная интервенция. И вдруг мы раскрываем вциомовские опросы и видим, что 80% российского населения одобряет запрет на импорт иностранного продовольствия. 80% российского населения одобряет повышение цен.

Ну, конечно, это, правда, вопрос к ВЦИОМу, как был задан этот вопрос, потому что я думаю, что ВЦИОМ забыл задать еще один очень важный вопрос – спросить, кто, собственно, запретил ввоз продовольствия. Потому что я думаю, что если был задан так вопрос, то 80% этого же самого населения сказало, что это проклятые империалисты запретили к нам ввозить продовольствие, желая поставить нас на колени.

Но понимаете, вот, спросить бы так среднестатистического человека, даже самого оболваненного телепропагандой «А вы одобряете, что Тимченко, которому принадлежит компания «Русское море» (ну, он там ее зятю, по-моему, продал сразу после санкций), что, вот, он будет зарабатывать намного больше, может быть, даже в 2 раза больше на продаже своего лосося после того, как норвежский лосось будет запрещен? Ну, наверное, средний обыватель скажет «Нет». А если вот так вот, санкции против проклятого Запада, то средний обыватель… Он не понимает. Он одобряет. То ли мы ввели санкции против проклятого Запада, то ли проклятый Запад ввел против нас. Ну, в общем, короче, правильно. Главное – что Крым наш.

Кстати говоря, что касается санкций, что касается защиты отечественного производителя. Это чтобы 2 раза не вставать. Я – большой сторонник защиты отечественного производителя от отечественного чиновника. Для того, чтобы защитить отечественного производителя, надо прежде всего сделать так, чтобы в России можно было что-то и как-то производить.

Знаете ли вы, например, что для того, чтобы построить в России маленький средненький заводик (ну и большой также), нужно так, на минуту, до начала строительства, на начало эксплуатации 300 разрешений? Еще раз прописью: триста.

Есть такой термин, он называется «перекладка». Знаете, что такое этот термин? Это когда вы хотите построить современный завод западный, по западным стандартам. Но поскольку западные стандартны не соответствуют нашим доморощенным российским стандартам… Это, вот, знаете, как если бы в Папуа — Новой Гвинеи было бы написано, что всякое здание должно сооружаться из гусиного дерьма и соломы, да? А тут вам просят построить небоскреб, и Папуа – Новая Гвинея, Ростехнадзор Папуа – Новой Гвинеи говорит «А нам, пожалуйста, из гусиного дерьма». А из гусиного дерьма, вот, не строится.

«Не важно, — говорит Ростехнадзор Папуа – Новой Гвинеи. – Если у вас из гусиного дерьма не строится, значит, вы не соответствуете нашим высоким стандартам». Да?

Так вот. Значит, вот, наш Ростехнадзор должен переложить практику строительства западных зданий на российские стандарты, которые не отвечают никаким здравым смыслам, которые, в общем, извините, немножко Папуа – Новой Гвинеи.

Потому что например, в частности, первое, что предусматривают российские стандарты еще с советских времен, это что вся эта фиговина, которая будет построена промышленная, должна быть рассчитана на ядерную войну. Именно поэтому у нас, например, когда строятся нефтехимические заводы, от этого даже Роснефть стонет. От этого Роснефть писала докладную записку в правительство, в которой она говорила, что «Ребята, знаете, так нельзя. На Западе нефтехимические заводы, установки стоят близко друг к другу, и ничего, работают и не взрываются». И у нас они должны быть разнесены на такое расстояние, чтобы даже если одна нефтехимическая установка взорвется в результате ядерного удара, то другая продолжала бы работать. Соответственно, представляете, какое количество налогов на землю приходится платить, какие это расстояния, какое количество труб приходится вести на это расстояние и насколько это удорожает.

Удорожает это… Я не знаю, конкретно как по нефтехимии. Вообще тот цех, который в Европе, который тоже недешевый, а стоит 100 миллионов построить, в России, благодаря нашему всемогущему Ростехнадзору и компании, стоит построить 180 миллионов долларов.

Если это не нефтехимия, если это, допустим, какой-нибудь, извините, просто супермаркет или просто цех с большими помещениями, ты его строишь… Ты строишь его со стальными колоннами, как везде сейчас строят на Западе. К тебе приходит Ростехнадзор и говорит «Слушайте, стальные колонны при пожаре расплавятся. Вы должны строить бетонную стену».

Почему Ростехнадзор выступает насчет стальных колонн? Вы отвечаете Ростехнадзору: «Но извините, при каком пожаре расплавятся? Они расплавятся, но они расплавятся за полчаса. К этому времени все люди успеют из этого цеха убежать». Понятно, потому что у Ростехнадзора старые советские нормы, цех должен выдержать ядерную войну. Бетонные стены этому отвечают, стальные колонны современные этому не отвечают. И так далее, и тому подобное. Это называется «перекладка». Сколько это стоит уродование проектов, вы можете догадаться сами. Причем, понятно, что нормы Ростехнадзора – они еще и меняются в процессе строительства. То есть вам всё согласовали, вы построили, за это время нормы изменились. «Извините, — говорит Ростехнадзор, — переделывайте».

И ситуации бывают фантастические – я многократно об этом рассказывала. Вот вам еще несколько на выбор. Вот у нас, например, строят морские терминалы. А у нас согласно нормам Ростехнадзора те сваи, которые забиваются в дно, должны быть 2 ряда свай, чтобы их песок не заносил. Во всем мире строится уже один ряд свай, потому что они новые – они так устроены, они друг за друга цепляются как папа за маму, и их песок не заносит.

Ростехнадзор требует 2 ряда свай. Естественно, люди строят один, платят, потом всё это заливается бетоном, никто не видит.

Новый завод ставится на месте старого. Посередине этого старого завода есть пожарная лестница. Цех выстроили, новейший цех. Приходит Ростехнадзор, говорит «А вы извините, вот у вас пожарная лестница. У нее ширина не соответствует нашим нормам». Это та же самая пожарная лестница, которая была в советское время, просто нормы за  это время изменились.

А вокруг уже оборудование не на десятки, а на сотни миллионов долларов. Люди спрашивают «А что же нам делать с нашим оборудованием, с нашим цехом?» «А мы не знаем, — говорит Ростехнадзор. – Всё уничтожайте». Потому что там так построено, что эту клеть с этой пожарной лестницей не вынешь. Естественно, дело решается взяткой.

И я рассказывала множество других примеров, начиная от безумных норм, которые заставляют каждое российское предприятие, которое имеет технических работников, этих технических работников аттестовать в соответствующих органах каждый год. Причем, там вопросы задаются совершенно потрясающие на этой аттестации. Там людям, которые являются операторами газовых котелен, задают вопросы относительно кусков угля. Ну, потому что так было в 50-х годах – куски угля.

Я могу бесконечно продолжать этот список историй, которые я рассказывала и буду продолжать рассказывать.
То, что в окрестностях российской столицы орудует маньяк, который убивает водителей, просто не интересно руководителям нашего государства
Ребята, пока всё это не будет отменено, издержки, транзакционные издержки, связанные с импортом любой продукции (не важно: европейской, американской, китайской, хоть зимбабвийской) в Россию будут дешевле, чем производство в России. Потому что при нашей экономике, которая вся состоит из транзакционных издержек и уплаты бюрократам, у нас человек платит на протяжении всего цикла производства продукта, а при импорте ты платишь, только когда его ввозишь.

И вы знаете, теперь я вам скажу совершенно удивительную вещь, которая меня поразила. Помните, у нас когда-то была такая история про дачную амнистию? Объявили дачную амнистию, упрощенный порядок регистрации земельных участков и при этом при упрощенном порядке надо было получить 18 бумажек для этого упрощенного порядка, включая, например, справку о пожарной безопасности, которую надо было добывать в пожарном депо, расположенном за 100 км от твоего сельского поселения – езжай, как хочешь.

Приходит Собянин. Ну, это, естественно, сейчас то, что я говорю, касается территории Новой Москвы. И те люди, вот, в частности, мои знакомые, которые 6 лет назад отступили от этого процесса как абсолютно неподъемного… За этот процесс, за эту регистрацию просили у людей ровно 10 тысяч долларов. Вдруг оказалось, что можно приехать в Единый расчетный центр (или как это там называется), сдать все очень немногочисленные документы и через месяц приехать за бумажкой, которая удостоверяет их право собственности. Просто потому, что пришел один нормальный чиновник и сказал «А зачем же просто мучить людей, садистски мучить людей?»

И я почему рассказываю эту историю? Это просто история о том, что просто одному чиновнику (в данном случае которого зовут Собянин) стало не всё равно, как мучаются люди.

И знаете, что это значит? Это значит, что в целом в Кремле просто всё равно, что происходит с российской промышленностью. Это не нарочно. Вот эти 300 разрешений – там нет никакой сермяжной глубокой идеи, что «Вы знаете, давайте мы сделаем побольше чиновников, давайте мы сделаем так, чтобы в России было поменьше предпринимателей», а просто глубоко накласть. Вот, великое государство ведет великую политику. Мы аж договариваемся о расчленении Украины.

То же самое, кстати, у нас с сельским хозяйством. Сколько мы выделяем на поддержку сельского хозяйства по случаю своих же собственных санкций? 2 с лишним триллиона рублей, больше, чем на Олимпиаду.

Я вам скажу, что надо, чтобы поднять сельское хозяйство. Это не единственное, но это необходимое условие. Нужны генно-модифицированные продукты, новые сорта, нормально растущие.

Что у нас происходит с ГМО? У нас ГМО чуть уже не приравняли к преступлению (завод ГМО). Кажется, кто-то из наших депутатов подавал эту светлую мысль, кто-то из этих яровых-милоновых – я их не упомню, имя им легион.

Знаете, почему наше сельскохозяйственное лобби против ГМО? Потому что все страны относительно генномодифицированных продуктов делятся на 2 рода: те, которые выращивают сельскохозяйственную продукцию, и те, которые получают субсидии. Ко вторым, которые делят субсидии, относится Европа, относится 26 стран Африки, голодающей Африки, которая запретила у себя ГМО, всякие Боливии с Венесуэлой, и вот Российская Федерация. 26 африканских стран, в том числе страны с тяжелейшим голодом, отказываются от генномодифицированных продуктов, в том числе просто от гуманитарного зерна, потому что у них там всё это оккупировали соответствующие организации, которые с ГМО борются и которые очень хотят сами всё это раздавать.

Там совершенно происходят чудовищные истории типа истории с золотым рисом, когда за деньги Билла Гейтса, в том числе и за деньги Билла Гейтса создается рис, который генномодифицирован в том смысле, что в нем больше бетакаротина, предшественника витамина А. Это история, от которой страдают сотни тысяч детей (от дефицита витамина А в мире).

Этот рис – он даже не продается, он раздается вот как раз тем самым беднейшим фермерам, которые едят свой собственный рис и которые просто ничего больше не едят. Он раздается бесплатно – это не коммерческий проект. И, вот, Тартюфы из Гринписа имеют наглость писать, что всё равно этот рис неправильный: лучше мы будем кормить этих детей программами, витамины раздавать, а деньги, которые истратили на создание риса, который позволит сотням тысяч людей остаться в живых и не ослепнуть, и не умереть, надо было истратить на что-нибудь другое – видимо, например, отдать их Гринпису.

Так это я, собственно, к чему? Вот естественно: как только страна начинает заниматься дележкой субсидий вместо выращивания сельскохозяйственной продукции, так она становится против генномодифицированных продуктов.

Естественно, если делить 2 триллиона рублей, какие генно-модифицированные продукты, ребята! У меня вообще есть еще лучше предложение. Давайте откажемся от проклятого картофеля, завезенного нам из гнилой Америки, и перейдем на аутентичную российскую репу, которую даже, вот, российские пословицы исконные «Проще пареной репы» говорят. Не говорят же они «Кто проще пареной картошки».

Восстановим сорта яблок и пшеницы XI века, времен Добрыни Никитича, откажемся от кукурузы и я скажу, что мы так не только 2 триллиона на сельское хозяйство освоим – мы все 6 триллионов освоим, и еще будет надо.

+7 985 970-45-45. И у меня довольно много вопросов как всегда по поводу Украины, потому что Украина у нас сейчас центр российской политики. По поводу нынешнего визита Меркель, по поводу гуманитарного конвоя, который мурыжили украинцы неделю и его не пускали. И по поводу Ангелы Меркель, которая сейчас уговаривает Порошенко прекратить, фактически прекратить огонь.

Насколько что я понимаю произошло с гуманитарным конвоем. Вот, мы видим, что пока украинцы не пускали гуманитарный конвой, на территорию Украины дошло достаточно большое количество бронетехники. Видимо, это должна была быть та самая бронетехника российская, которая должна была прикрывать гуманитарный конвой. И смысл этого самого гуманитарного конвоя заключался не в том, чтобы он что-то страшное провез. Как раз мы видели пустые грузовики. То есть это удивительно: мы кричим «гуманитарный конвой, гуманитарный конвой», а внутри грузовиков там валяется 3 сиротливых мешка муки. А смысл гуманитарного конвоя заключался именно в том, что, вот, я не помню, чья это была история про город, осажденный город, в который всё время проходили кони. В них искали контрабанду – контрабанды не находили. И уже после войны спросили «А что же, все-таки, провозили контрабандой в этот город?» И человек, который был погонщиком коней, ответил «Лошадей. Лошадей, которых потом ели».

Вот, смысл гуманитарного конвоя заключался в самом гуманитарном конвое, в том, что эти белые грузовики проходят на территорию Украины. И там, где они останавливаются, возникают российские базы, очень сильные опорные пункты, которые охраняет бронетехника. И эту бронетехнику нельзя уничтожить, потому что как только эту бронетехнику украинская сторона долбает, сразу начинается крик, что это уничтожение мирного гуманитарного конвоя.

Вот, поскольку украинцы, видимо, понимали, что это будет происходить и они неделю проваландались с запуском конвоя, то бронетехника зашла раньше. И таким образом этот план обратился в труху.

Более того, насколько я знаю, эта бронетехника не просто зашла раньше, а там около 70 единиц бронетехники было сосредоточено в одном месте и туда благополучно прилетела украинская ракета «Точка-У» и раздолбала, в общем, всё это там очень хорошо. Сказать на это было нечего, потому что МИД заявлял, что этой бронетехники не существует. И сказать, что она раздолбала гуманитарный конвой, тоже было нельзя, потому что он еще не заехал.

После этого, насколько я понимаю, в Кремле вообще обиделись и заехало туда уже не 70 единиц и не 100 единиц, а гораздо больше. Как я понимаю, только в Луганске их стоит 150. И это достаточно открыто.

Насколько я понимаю, суть нынешних переговоров и суть того, что говорила Меркель Порошенко, заключается в том, что Кремль, Путин дал понять, что он пойдет на всё. Что если Украина не прекратит огонь, то будет просто реальная война. Вот эта бронетехника пойдет в наступление, а, возможно, она и так пойдет в наступление.

Является это блефом или нет, то есть пойдет ли эта бронетехника в наступление или нет, мне сказать сложно. Но, по крайней мере, видимо, европейцы очень испугались и сейчас мы наблюдаем вот эту вот трагикомическую историю, когда Европа, испугавшись, что будет новая волна уже российской открытой войны и Европе снова придется принимать какие-то санкции (а Европа не хочет), уговаривает Украину, чтобы та прекратила огонь, потому что только прекратив огонь, может, собственно, выжить Луганская и Донецкая народные республики. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45. Итак, я говорила об Украине, я говорила о том, что опасность полномасштабного военного вторжения России в Украину сохраняется или, по крайней мере, судя по всему, вот, нынешняя внешняя политика России заключается в том, что Путин открыто дает понять украинцам и Западу, что если украинцы не прекратят огонь, то будет российская контратака. Запад боится и уговаривает украинцев прекратить огонь.

Это вообще очень интересная история с гибридной войной, потому что мы видим, что, с одной стороны, всё в современном мире, как и тысячу лет назад, на самом деле, решается только силой.

Вот, в конечном итоге проблема невозможности существования Луганской и Донецкой народных республик сводится к тому, что люди, проживающие в этих республиках, как-то не собираются воевать. Вся проблема высосана из пальца, все люди, которые, в общем, абсолютное большинство людей, которые там воюют, были там завезены из России, точно так же, как техника, вооружение и так далее. Всё это было создано, ну, если не на ровном месте, то там на крошечном бугорке, который никогда не был бы причиной военного конфликта, если бы не Россия.

Значит, выяснилось, что, несмотря на всю небоеспособность украинской армии, несмотря на всю неопытность украинских добровольческих батальонов, те люди, которые сидят самостоятельно в Донецке и Луганске, и стреляют в белый свет как копеечку, держат в подвале заложников, ездят пьяные. А это люмпены, которые не способны нормально воевать и выполнять боевые задачи.

Это удивительно: мы кричим «гуманитарный конвой, гуманитарный конвой», а внутри грузовиков там валяется 3 сиротливых мешка муки


И, соответственно, перед Путиным встала возможность, 2 возможности: либо воевать силами российской регулярной армии, которая, как я уже сказала, видимо, в значительной части там уже есть, в том числе водители, артиллерийские расчеты, бронетехника и так далее. Либо каким-то способом убедить Украину прекратить огонь.

Вот, в настоящий момент, угрожая первым, Путин добивается второго. В противном случае… Как я уже сказала, конечно, нельзя сказать, что украинская армия и украинские добровольцы воюют очень хорошо. Вот, если вы можете посмотреть то, что происходило на этой неделе в Иловайске, это очень интересный и достаточно печальный для всех сторон пример. Потому что, что такое Иловайск? Вокруг него шли самые ожесточенные бои. Если вы посмотрите, то Иловайск – это в значительной степени замкнуть кольцо окружения возле Донецка.

И вот туда украинское командование отправило добровольческие батальоны. Оно отправило его, абсолютно не смотря на то, что уже достаточно долгое время идет война. Добровольческие батальоны были отправлены без какой-либо поддержки бронетехники. Правда, добровольческие батальоны сами виноваты, потому что я вам объясню, как добровольческие батальоны в Украине берут бронетехнику. Они, допустим, звонят регулярным войскам и говорят «Слушайте, у нас есть беспилотник». Ну, у них, действительно, есть беспилотник, который они купили коммерческий. «Вот, мы вам дадим беспилотник, а вы нам дадите БТР». А могут сменять БТР на 2 ведра раков. Не хотите на 2 ведра раков?

И украинские добровольческие батальоны воюют так. Это очень разные батальоны. Я как-то, кстати, говорила о том, что в современном мире, ну, мягко говоря, трудно себе представить состоявшегося удачливого человека, который будет реализовывать себя в войне. Вот, бизнесмен не пойдет воевать, потому что у него есть другие способы реализации самодостаточной. Это в первую очередь касается бизнесменов в Донецке и Луганске, потому что большинство этих людей уехало. И те люди, которые в Донецке и Луганске пошли воевать, они по определению были люмпенами, ну, примерно того же рода (об этом я буду позднее говорить), которые выходят на улицу в американском Фергюсоне.

Вот, если бы в город Фергюсон поставляли Грады и Ураганы, знаете, что бы там было? Там бы сейчас так воевали за это самое… За что? За социальную справедливость.

Ну так вот. И вот это правило, о котором я сказала, имеет единственное исключение, а именно когда у бизнесмена отняли бизнес. И, вот, с украинской стороны (к сожалению, я должна это с уроном для моей национальной гордости констатировать) наблюдается совершенно обратная ситуация, когда значительное количество добровольческих батальонов оказывается укомплектовано из тех людей, которые в нормальной ситуации бы никогда не пошли воевать. Но это у них украли, и это их страну обидели.

Прежде всего это касается батальона «Донбасс», самого боеспособного батальона во всей этой добровольческой истории. Это касается батальонов «Айдар» и «Азов», которые, кстати, наполнены достаточно националистическими людьми. В том числе и иностранными националистами, приехавшими сражаться за Украину.

Это касается батальона «Киев-1», который воюет чрезвычайно мало, но, знаете, там это батальон, который составлен из киевских бизнесменов, которые там себе накупили оружия на 20 тысяч долларов. То есть это те люди, которые могут накупить себе всяких тепловизоров, разгрузок и так далее на 20 тысяч долларов на рыло.

Это касается хоть и в меньшей степени боеспособных батальонов типа «Шахтерск» и «Артемовск», одним из которых, например, командует человек, который был бизнесменом и у которого боевики отобрали шахту. Я думаю, что это была шахта незаконная копанка, но не в этом дело, да? Это бизнесмен, у которого отобрали бизнес. Он воюет за то, чтобы вернуть этот бизнес себе.

То есть, вот, к сожалению, я должна констатировать факт, что качество украинских добровольческих батальонов – оно выгодно отличается от качества тех людей, которые ездят по улицам Донецка пьяные и сажают заложников в подвал. Хотя, конечно, понятно, что на войне везде у всех хватает.

И, кстати, я хочу заметить, вот какая интересная вещь. Все-таки, война – она как лакмусовая бумажка. Помните Правый сектор? Нету Правого сектора на войне. Нету господина Дмитрия Яроша в качестве военной добровольческой силы. Как я уже сказала, боеспособные части националистов ушли в «Айдар» и в «Азов», которые не слушаются Дмитрия Яроша, и понятно, за кого они его держат. Дмитрий Ярош, великая пугалка просто кончилась, как дело дошло до войны.

Да, так вот. И в Иловайск были брошены добровольческие батальоны с очень печальным результатом без поддержки бронетехники. Причем, в этот момент, сначала в тот момент, когда они были брошены, город был вообще пуст. Когда они дошли, они уже там сильно угодили в засаду – там уже было какое-то количество народу. При этом оказалось, что реально наступал только «Донбасс», а остальные добровольческие батальоны, в первую очередь «Шахтерск» с Правым сектором наступал и в меньшей степени там… Там, по-моему, еще «Азов» был. Они куда-то делись по дороге.

То есть попал под огонь один «Донбасс», понес достаточно серьезные потери, отступил, потом пришел снова, закрепился на половине города. А теперь уже в Иловайск нагнано огромное количество… Наверное, уже не следует говорить «со стороны сепаратистов». Практически уже с российской стороны реально как и серьезной техники, так и серьезных профессионалов. И там вот этот город неожиданно превратился в новый Славянск. В новый Славянск, за который сепаратисты, видимо, будут биться до конца. Потому что, как я уже сказала, это если не замыкает кольцо окружения вокруг Донецка, то близко к тому.

И очень интересно, что после того, как «Донбасс» понес большие потери, то должна была прийти украинская армия – она несколько дней вообще ничего не делала. Это к вопросу о том, как воюет украинская армия – тоже не ума палата.

И, конечно, такие вещи сильнее раззадоривают Кремль, потому что он видит, что, с одной стороны, сепаратисты, которые вообще, как я уже сказала, ну, всё больше специалисты по сажанию бизнесменов в подвал. А с другой стороны, украинская армия тоже делает массу глупостей, то есть это соблазняет на дальнейшие шаги.

+7 985 970-45-45. Еще две истории, собственно, гораздо более важных, о которых я хотела рассказать. Ну, во-первых, это исламский халифат, который обезглавил американского журналиста на этой неделе. Собственно, почему исламский халифат, который вот такие гигантские успехи сейчас делает, и распространился по Сирии и по Ираку, почему в этот момент именно ему понадобилось обезглавливать американского журналиста, что, естественно, теперь на первых полосах всех американских газет? Ответ: потому же, почему Хоттаб взрывал в 1999 году дома, а Бен Ладен взрывал башни-близнецы.

Я уже говорила, что все деструктивные мемы и параноидальные идеологии в современном мире имеют одну особенность. Каждая из них начинается с фразы «Это они на нас напали». Это проклятые ученые отравляют нас генномодифицированными продуктами, это фашисты украинские убивают русских детей. Это они, американцы сами взорвали башни-близнецы или это КГБ само взорвало московское метро, чтобы скомпрометировать мирный ислам.

Вот, несмотря на все успехи исламского халифата, совершенно очевидно, что приходится им воевать против более-менее своих. Они охотно воюют против своих, они охотно режут головы всем, кого они считают недостаточно правильными мусульманами. Там уже целая гора голов как у Чингисхана. Но, все-таки, это более-менее братоубийственная война.

И, вот, как Басаеву и Хоттабу в 1999 году надо было, чтобы Россия напала на Чечню, потому что иначе в Чечне бы началась братоубийственная война между Басаевым и Масхадовым, точно так же исламскому халифату абсолютно надо, чтобы Америка сейчас напала на исламский халифат, потому что иначе он будет заниматься братоубийственной войной.

А он не хочет заниматься братоубийственной войной – он хочет заниматься оборонительным джихадом против неверных, проклятых неверных, которые сами на него неизвестно с чего мирного напали.

Собственно, я надеюсь, что Америка не нападет, потому что, ну, этих замечательных людей следует предоставить их собственным раздорам. И я должна сказать совершенно жуткую вещь, которая меня пугает даже не скорее в том, что касается Сирии и Ирака (бог с ними – их проблемы), а как раз в том, что касается Донецка, Луганска и, собственно, России. Как быстро деградирует общество, как может быстро современное общество превратиться в общество, где только насилие является эффективным.

Вот, у меня есть приятельница-арабка, с которой мы время от времени обсуждаем то, что происходит в Ираке. И она вспоминает, как в 60-е, в 70-е, в 80-е годы по улицам Багдада ходили девочки в миниюбках. Попробуйте сейчас пройти по улицам Багдада не то, что в миниюбке, а с незакутанным лицом.

Вот, позавчера я сидела с археологом, который в прошлом году еще копал в Сирии. Он копал в Сирии много лет. Он копал поселения IV-го даже тысячелетия. Он ни разу не чувствовал ни малейшей опасности. У него были замечательные сирийские рабочие, которые никогда не молились. Вот, можно себе представить, где сейчас эти замечательные маленькие сирийские рабочие?

И когда я говорила с этим археологом… А я его спросила «А вы арабский знаете?» Он сказал «Конечно, знаю». И он мне дальше сказал после этого очень страшную фразу. Он сказал: «Но, понимаете, Юля, на нем нечего читать». Потому что, вот, на английском есть, чего читать, на французском есть, чего читать. И мне стало очень страшно, потому что я стала думать, что мы деградируем в том направлении, когда…

Вот, в XIX веке на русском было, чего читать – Толстого и Достоевского. Мы деградируем в том направлении, благодаря в том числе и нынешнему режиму, когда на ответ на вопрос «а вы русский знаете?» кто-то пожмет плечами и скажет «Ну, вы знаете, да, но на нем нечего читать. А что на нем читать? Книгу Мединского? Книгу Николая Старикова?»

+7 985 970-45-45. И я, собственно, перехожу к истории, о которой я хотела говорить больше всего. Это к беспорядкам в американском городе Фергюсон. Учитывая, как я люблю всеобщее избирательное право и социальные блага, я всё обещаю вам дискурс о всеобщем избирательном праве, и всё каждый раз чего-то вмешивается по дороге важное текущее, что требует комментариев.

Так вот понятно, учитывая, как я люблю всеобщее избирательное право, понятно, как я отношусь к беспорядкам в городе Фергюсон. И должна сказать, что все эти беспорядки… Напомню, что в Фергюсоне они вспыхнули после того, как (цитирую всяческие MSNBC и CNN), «белый полицейский застрелил безоружного черного подростка», что является стопроцентным враньем. После чего, естественно, толпа людей, находящихся на Вэлфере, как черных так и белых… Кстати, абсолютное большинство этих людей было не из Фергюсона – они приехали со стороны на готовенькое. Они били витрины, они… Ну, в общем, всячески они пытались доказать, что вот эти проклятые белые полицейские, которые почему-то считают людей, сидящих на Вэлфере, склонными к насилию, не правы. И это они пытались доказывать, разбивая витрины и устраивая поджоги.

Так, в общем, все эти беспорядки имеют абсолютно одну и ту же характерную модель развития. Вот, скажем, 1992-й год, Лос-Анджелес. Многократно судимый подонок Родни Кинг, условно осужденный за очередной разбой (перед этим он уже отбывал там срок за разбой, драку и хулиганство), рассекает на своей машине с двумя пассажирами по Лос-Анджелесу. Полицейский его останавливает. Поскольку Кинг знает, что он пил, он дает по газам и уносится на скорости 115 миль (не километров) в час. Его обгоняют, прижимают к обочине, заставляют выйти из машины. Два пассажира Кинга при этом без всякого насилия со стороны полицейских садятся в патрульную машину. Кинг начинает сопротивляться, его начинают бить.

Вот эту финальную часть истории, когда полицейские бьют рецидивиста, который устроил опаснейшую гонку, который сопротивлялся полицейским… Дело в том, что он еще, видимо, находился под воздействием наркотиков помимо того, что он был пьяный. Он вел себя странно, он хихикал. Когда ему велели вылезти из машины, стал щупать себя за ягодицы. Полицейские подумали, что у него там оружие.

И, вот, собственно, этого невменяемого человека снимает на видеокамеру консернутый ситизен, как бьют этого человека, финальную стадию. И, вот, пленка с действиями кровавых полицейских, избивающих невинную жертву, демонстрируется по всем либеральным телеканалам. После того, как суд присяжных оправдал полицейских, начинаются бунты, толпа разносит город, грабит магазины, вытаскивает из машин, бьет белых водителей. Что примечательно, грабят не только белых – в первую очередь грабят корейцев и латиноамериканцев.

43 человека погибло от рук толпы, желавшей доказать, что, вот, проклятые белые неизвестно с чего избили черного. Разграблено было имущество на миллиард долларов.

Лозунг толпы был совершенно такой же, как лозунг этих ребят в исламском халифате, и совершенно такой же, как в Луганске – «Опять нас обидели. Это они нас обидели».

Это к вопросу о… Кто-то говорит «Луганда и Донбабве». Ребята, посмотрите на Фергюсон. Все либеральные телекомментаторы рассуждали о том, что произошла ужасная несправедливость, что белая Америка страшно виновата перед этими бедными бунтующими людьми, которые грабят корейские магазины и проламывают голову водителю из Гватемалы. Но, видимо, корейцы были главные плантаторы в свое время на юге. И возмущение их, конечно, тяжелое наследие расизма, следствие многих столетий рабства, бла-бла-бла.

Угнетенный бедный Рони Кинг, который в состоянии глубокой укурки устроил ралли по улицам Лос-Анджелеса, получил 3,8 миллионов долларов компенсации. Все эти деньги он пропил, проколол и продолбал.

В промежутках между пребыванием в реабилитационных центрах бедный угнетенный герой занимался тем, что совершал пьяные ДТП. Один раз он переехал собственную жену, другой раз по пьяни въехал в собственный дом так, что сломал копчик. Третий раз сбежал с места пьяного ДТП и так далее, и так далее. В конечном итоге бедная жертва утонула в собственном бассейне, ну, если, конечно, его не утопила там невеста, которая, вы будете смеяться, была одним из членов того самого жюри, который присудил бедолаге 3,8 миллионов долларов. В крови погибшего была смесь алкоголя, марихуаны, кокаина и ангельской пыли.

Абсолютно та же самая история, 2011-й год, Лондон. Полиция следит за членом банды Марком Дагоном. Упоротый Дагон приезжает к своему приятелю, забирает у него ствол. Полиция его останавливает. Дагон начинает вытаскивать этот ствол, который упрятан в носок. Полицейские начинают стрелять. Дальше – погромы. Главная претензия погромщиков, обезьяны грабят магазины с криком «Они нам должны, они нас не любят и почему-то они считают нас способными на насилие». Насилуют 13-летних девочек, избивают попавшихся под руку велосипедистов, кстати, не из высшего общества, убивают в том числе тех, кто пытается помешать погромам (68-летнего человека убили). Убили троих арабов, которые пытались помешать погромам.

Значит, этот 68-летний человек… Представьте, толпа подожгла какую-то мусорную урну, а он, негодяй, пытался ее потушить. А толпа хотела доказать, что, вот, почему-то они нас считают способными на насилие.

Естественно, со страниц либеральной прессы при этом не сходят рассказы очередной девицы, с которой жил этот гангстер, какой он был мирный человек, и все на свете социальные работники дают интервью на тему «Что бы нам еще сделать для этих несчастных людей?»

Та же самая история в Стокгольме была в прошлом году. Там было совсем смешно. Там португалец пьяный, взяв мачете, угрожал соседям. Пришли полицейские, его застрелили. Но группа, которая называлась «Мегафонен» социальных активистов, написала, что этот человек не был белым. И все решили, что это был не португалец, а мусульманин. И опять же, пошли переворачивать машины. И, естественно, все, абсолютно все шведские политики (потому что Швеция – страна либеральная) сказали, что дело в социальной несправедливости, дело в том, что наше общество не смогло интегрировать иммигрантов. И все опять задались вопросом, что мы можем сделать для этих бедных людей, не задавшись вопросом о том, что, собственно, эти бедные люди могут сделать для себя сами.

В 2005 году во Франции было то же самое. Только там погромам предшествовала вообще замечательная история. Там был грабеж в магазине. Приехали полицейские. А подростки, которые видели, как эти полицейские проезжали, решили, что это по их душу. Побежали и спрятались в трансформаторной будке. Поскольку они плохо умели обращаться с электричеством, их там убило током. После этого были погромы. Собственно, что было полицейским предъявить, мне вообще сложно, потому что, ну, если подростки почему-то решили, что это их разыскивают за хулиганство, ну, что же могут сделать полицейские, если этим подросткам, что называется, показалось?

Единственное замечательное исключение было в Сингапуре в прошлом году – я рекомендую вам по этому поводу совершенно гениальную статью как всегда Максима Саморукова в «Слоне». Потому что там беспорядки развивались по типичному европейскому сценарию. Правда, там не было полиции – там просто частный автобус сбил на перекрестке 30-летнего гастарбайтера из Индии. Гастарбайтер погиб. Дальше толпа только собралась всё бить, переворачивать и рассказывать, какая она несчастная, как в Сингапуре, в котором 40 лет ничего подобного не происходило, мгновенно выстроились полицейские отряды, забрали зачинщиков, выпороли их, кажется, розгами и депортировали в их замечательную Индию, где, вот, они должны быть счастливы, что к ним не проявляют социальной несправедливости и где им… Пусть им все всё будут должны в Индии.

Вот, что именно случилось в Фергюсоне? Вот, заметим, что мало кого интересует, что именно там случилось. Случилось следующее. Черный подросток по имени Майкл Браун, накушавшись марихуаны (это установлено вскрытием), и его приятель Дориан Джексон ограбили ларек. Это, видимо, было обычное времяпрепровождение для господина Брауна и господина Джексона. Владелец ларька позвонил, что его ограбили. Подъехала полиция. Видят, идут по улице двое подростков, соответствующих описанию. Полицейский (его звали Уилсон) потащил Майкла Брауна в машину. Заметим, что его приятель совершенно не пострадал, потому что он не сопротивлялся.

Майкл Браун вместо того, чтобы сесть в машину, разбил полицейскому очень серьезно лицо. В этот момент прозвучал первый выстрел, но Майкл Браун не был задет и бросился бежать. Полицейский выстрелил второй раз – в Майкла Брауна снова не попало. После этого он остановился, а, вот, после этого свидетели расходятся.

Или Майкл Браун после этого поднял руки, и полицейский всё равно в него выстрелил, или Майкл Браун рук не подымал, а, наоборот, на полицейского попытался броситься. И, вот, собственно, американская либеральная общественность, когда она рассказывает, что «видите ли, полицейский застрелил невинного безоружного человека»... Для начала этот человек не был невинным. Человек, который с марихуаной, неадекватный, который только что ограбил ларек, который только что разбил полицейскому морду, который бросился от него бежать… Извините, полицейский не обязан вот в такой ситуации сильно долго думать: «А вот этот человек – он опустил руку для того, чтобы достать оружие, или опустил руку, потому что, вот, у него колотье в боку?»

Еще раз повторяю, никакой истории, никакого дискурса о безоружном мальчике, которого застрелили. Это просто вранье. Это был грабитель, окосевший от травки и не очень вменяемый.

В чем причина всей этой истории? Причина всей этой истории очень простая, она называется «Вэлфер». И она заключается в том, что Америка с 1965 года ведет войну с бедностью. За это время Америка на войну с бедностью истратила 16 триллионов долларов – это больше, чем Америка истратила на все войны, которые она вела вместе взятые.

В результате войны с бедностью… До того, как была война с бедностью, бедность в Америке стремительно уменьшалась. Она уменьшилась с 32% в 1950-м году до 22% в 1959-м. Упала до 12% в 1969-м, то есть спустя несколько лет после начала войны с бедностью. А сейчас она составляет опять 15%. Как сказал в свое время Рональд Рейган, «мы объявили войну бедности и бедность победила».

Я вам рекомендую замечательную статью Питера Феррары – это один из советников Рональда Рейгана, который… Собственно, да, у меня кончается время. И я, может быть, если не будет каких-то важных новостей, продолжу эту историю на следующей неделе. Но, собственно, то, что я собиралась рассказать, заключается в том, что в результате войны с бедностью бедным стало невыгодно работать, а женщинам стало невыгодно заводить семью. И это привело к чудовищному росту тех людей, которые так же, как и люди в Донбабве, и так же, как и люди в исламском халифате, рассказывают, что эти проклятые богатые их не любят.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

Комментарии

473

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


atmaisi 30 августа 2014 | 18:29

Боже правый сколько наворотила! Вот это производительность! Бенедиктову, Алексей пожалуйста хорошо оплатите за такой колоссальный объём материала. У меня от чтения и метания мыслей в разные стороны крыша поехала, а тут создать этот "шедевр" ну просто восхитительно Юлия! Но с головкой Юля аккуратней, можно перегреться. Удачи.


sleonf 30 августа 2014 | 19:19

Штейнглиц смеялся над "бабой-шпионом", здесь же баба берется рассуждать о войне, это-нонсенс, мягко говоря!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире