Время выхода в эфир: 08 марта 2014, 19:06

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина. «Код доступа» как всегда в это время по субботам. И добро пожаловать в прекрасный новый мир, где в Крыму силы самообороны спасают местное население от фашиствующих бандеровцев. Должна честно признать, я думала, что Кремль никогда не решится на то, чтобы забрать Крым. Признаю это без всякого стыда, потому что всё, что я слышала на эту тему, даже когда уже захватывали здания, было о том, почему Путин не решится на ввод войск. Более того, я уверена, что сам Путин не знал, что события так сложатся, скажем, в ноябре по одной простой причине. В ноябре, ведь, у нас выпустили Ходорковского. Думаю, что никогда бы Кремль не выпустил Ходорковского в существующей ситуации. Михаилу Борисовичу просто повезло, потому что дали бы третий срок и наплевали бы на международное мнение, потому что, снявши голову, по волосам не плачут.

То есть произошло событие, которое невозможно предсказать, хотя легко анализировать. Ну, знаете вот там, бывший муж грозил-грозил и, наконец, зарезал жену. Вот, предсказать невозможно, но понять причины постфактум очень легко: «Ой, значит, у него в голове было вот такое». Ну, там, типа кто же ожидал?

В общем, поэтому мне довольно смешно. Люди, которые еще неделю назад уверенно предсказывали неввод войск, так же уверенно теперь предсказывают гибель режима, те же последствия, что и в Афганистане, и так далее. В общем-то, переломные моменты истории потому и называются переломными, что трудно предсказать, куда переломится. И, вот, все эти уверенные предсказания, что это там будет как русско-японская война, что как всякая кровавая затяжная война она кончится революцией… Ну, например, а с чего вы взяли, что Украина будет воевать, что у Украины есть армия, способная воевать? Что Украина будет консолидироваться на этом противостоянии России, да? Скорее Украина будет жаловаться в Европе «Нас обидели», тем более, что мирная Европа обиженных любит больше, чем воюющих. Да и в качестве украинской армии я сильно сомневаюсь.

Или возьмем, например, прекрасную статью профессора МГИМО Андрея Зубова, за которую его чуть не уволили, в которой он сравнивал Путина с Гитлером, и где писал, что «просчитала ли российская власть все риски этой авантюры? Уверен, что нет, как и Адольф Алоизович в свое время не просчитал. Просчитал бы, не метался бы по бункеру в апреле 1945 года, не жрал бы ампулу с ядом». Ну, вот, опять же, все эти уверенные сравнения опираются на один висящий в воздухе тезис, что будет продолжение, что за Крымом, мол, последует Казахстан. А с чего вы взяли? А скажите, пожалуйста, если б Гитлер взял Судеты, присоединил Австрию и этим бы ограничился, ну что он, ну, всерьез думаете, что он в мае 1945-го прятался бы в бункере?

У меня есть несколько коротких тезисов. Первый, один. Одна из главных целей взятия Крыма – использование его как инструмента для дальнейшей дестабилизации Украины и создания Вандеи в восточных областях Украины – это тот план, о котором говорит Андрей Илларионов. Похоже, маловероятно. Учитывая непредсказуемость общую, я бы не стала говорить, что это на 100% не исключено. Но похоже, что просто очень велики ставки, тут уж без войны не обойтись и этого не будет.

Второе. Россия получила Крым. Некоторое время казалось, что мы получим колотушки, а Крым останется горячей точкой, непризнанной республикой по образцу Абхазии и что Крым в таком варианте получит премьер по кличке «Гоблин» и вместе с ним миллиарды долларов, которые будут разворованы. А разворованы они будут непременно – там см. историю российских денег в Южной Осетии. И что ценой международной изоляции Крым достанется бандитам. Ну, вот, хотя бы этого не произошло. Крым, судя по всему, войдет в состав России, бандитам покажут мента.

Третье. Россия стоит на пороге превращения в страну-изгой. Трудно сказать, что возобладает – растущая импотенция Запада или трезвое осознание того, что режим российский нынешний Западу грозит опасностью. Но, во всяком случае, так просто как Грузия это вряд ли сойдет Кремлю с рук.

Ну, с отличной от нуля вероятностью Запад примет меры, чтобы вызвать крах режима. Он в самом деле это может сделать в течение нескольких лет, уронив цену на нефть и газ.

И, наконец, самое (четвертое) печальное для меня. Главным итогом вторжения станет, похоже, тотальная внутриполитическая катастрофа, окончательное закукливание режима, подавление свободы слова, псевдопатриотическая истерия, культ личности и, конечно, окончательная переориентация Кремля на социальную базу в виде люмпенов, которые будут почитать альфа-самца, который в одиночку спасает великую Россию от западных фашистов, мечтающих ее погубить.

Ну, собственно, об этих вещах несколько подробней. Вот, первое, что, все-таки, случилось? Операция «Крым», насколько я понимаю, была разработана, идеолог – Сурков. В общем, там некоторые видны следы Суркова. И как я уже сказала, вряд ли с целью получения Крыма, а скорее там с целью дестабилизации и вмешательства дальше. То есть там была программа-минимум – Крым и программа-максимум – дальше Украина.

Вот, в интервью «Сноба», в интервью, которое Ксения Собчак брала в «Снобе» для Порошенко (совершенно потрясающая, кстати, там статья Собчак), там Петр Порошенко, один из украинских олигархов рассказывает Собчак замечательную историю, как они после переговоров с Фюля приезжают на Майдан. А Фюля не говорит по-русски, и там стоят 6 парней и девушка, он их спрашивает (Фюля), зачем они там стоят, и они отвечают все ему на английском. И, вот, я вам рекомендую прекрасную статью Ольги Седаковой, нашего прекрасного, великого российского поэта, которая пишет, что при свете Майдана российское общество (не власть, а общество) выглядит позорно. И что та мудрость, из которой исходят сейчас российские интеллектуалы, это мудрость страха. Вот, событие преодоления страха (Майдан) видится глазами людей, не вышедших из состояния страха.

И, вот, это, как бы, одни события. А, вот, допустим, возьмем интервью господина Якунина с шубохранилищем «The Financial Times», в котором господин Якунин (обязательно прочтите) рассказывает о том, что происходит в Украине. И оказывается, это масштабная геополитическая игра, цель которой уничтожение России как противника США и глобальной финансовой олигархии. Вот, очень трогательно, что господин Якунин со своим шубохранилищем рассказывает про глобальную финансовую олигархию, которой, оказывается, противостоит бескорыстная путинская Россия.

Дальше оказывается, что это есть страшный план Америки по ослаблению России (украинская революция). Или я вам могу процитировать обращение российских христиан к христианам американским. Начинается оно так: «Хорошо известно, какую роль сыграли спецслужбы США в разжигании кровопролитного конфликта на Украине, в вероломном свержении законного президента и установлении профашистского режима».

То есть, есть, собственно, реальность, которая отражена в статье «Сноба», которая отражена в том, что пишет Ольга Седакова, а вот то, что воспринимают российские власти.

Вот, почему Сталин думал, что Советском Союзе наводнен западными шпионами? Потому что он знал, какую большую роль пятая колонна Коминтерна играет на Западе. Кремль тратит большие деньги на всяких нашистов, на «Кетчумов», на агентов влияния, на Russia Today, на Бронзового солдата, и Кремль совершенно искренне полагает, что то же самое делают его противники. Видимо, там не понимают искренней разницы между свободным человеком, который пришел на Майдан, потому что не может терпеть, и люмпеном, который едет в Харьков за деньги и там водружает российский флаг.

Эта разница принципиальная, состоит она не в том, что там люмпен не искренен. Он искренен. Я вас уверяю, что те, которые там за 200 рублей собираются на путинг, страшно любят Путина. Их просто прет от того, как они любят Путина. Они не видят никакого противоречия в том, что они получают деньги. Наоборот: Путин – такой классный пацан, он всех тех фашистов на Западе построил и еще 200 рублей дает.

Но проблема заключается в том, что если им не дадут 200 рублей, то они не будут искренне любить Путина. Они будут искренне любить того, кто им даст 200 рублей.

И, вот, я думаю, что проблема главная, что в Кремле не то, что не понимают. Это не комфортно понимать, когда это противоречит твоей картине мира. Они знают, что их контингент любит их за 200 рублей, искренне презирают их как Янукович презирал своих люмпенов. Но, вот, психологически невозможно представить: «Ну, вот, меня, такого великого и умного любят за 200 рублей, а вот этих негодяев, фашистов любят бесплатно».

То есть я думаю, что, действительно, Путин и его окружение живут в мире, где проклятый Запад устроил Майдан. Мало того, что устроил – давил на Путина, чтобы тот надавил на Януковича, чтобы тот подписал соглашение от 21 февраля. И Путин надавил, а Янукович подписал, а Запад кинул. Ну так мы им сейчас вдуем, мы им устроим обратку, вы у нас за 200 рублей люмпенам отобрали Киев, а мы у вас за 200 рублей отберем Восточную Украину. Тем более, что несмотря на эту твердую уверенность, что проклятый Запад опять обидел Москву, я думаю, что там в Кремле в лучшем оруэлловском виде имеется представление о том, что Запад – слабаки и сдачи давать не будут.

Ну, вот, знаете, когда уголовник наезжает на терпилу со словами, что тот его кинул и сейчас за это ответит, вот, уголовник говорит совершенно искренне. Но при этом он точно знает, что он имеет дело с терпилой и точно знает, что терпила отпора не даст.

Вторая вещь про, собственно, Крым. Крым, судя по всему, будет присоединен к России, не останется непризнанной территорией под руководством премьера «Гоблина», чья партия на последних выборах получила 4% голосов. Это уже хорошо: иначе все деньги, которая Россия тратила бы на содержание, будут просто разворованы, потому что, ну, самое страшное было бы, на мой взгляд, если бы, действительно, Крым остался не туда, не сюда, потому что ни один нормальный курорт не существует без инфраструктуры и гостиниц, а ни один нормальный турист не поедет в то место, где его могут украсть и убить, где вокруг свинарник, где инфраструктуры нету, где в отели не вкладываются, потому что международные сети не стали бы строить отели в Крыму по той же причине, по которой они не будут строить его на Северном Кипре.

Но в итоге, все-таки, у нас есть довольно нетривиальная задача по превращению полуострова, где самый высокий уровень преступности даже в криминализованной Украине, где живет 2 миллиона человек, из них добрая половина пенсионеры и бюджетники с отрезанными коммуникациями… Не забудьте, что все коммуникации в Крым идут с материка через Украину. Значит, придется бросать что-то через Керченский пролив. Вот, превращение этого полуострова в туристический рай плюс там элита, премьер по кличке «Гоблин».

Учитывая опыт Сочи, учитывая то, что у нас, как бы, тоже много денег воруют, это довольно трудно. Но, в общем, делаемо. То есть я вполне допускаю, что огромные деньги сейчас будут брошены на Крым, чтобы превратить его в такую витрину. Но не будет ли за этой витриной пустого и довольно убогого пространства, тоже сказать сложно.

Ну, третья вещь, это что будет с Россией в международном смысле? Вот, канцлер Германии Ангела Меркель сказала Обаме, что после разговора с Путиным она не уверена, что он находится в контакте с реальностью, что он живет в каком-то другом мире. Ну, во-первых, что можно сделать? Ведь, согласитесь, многие вещи Путин просчитал лучше, чем негодующая западная общественность. Точно он просчитал, что никакой войны за Крым не будет, что там… Понятно, что если бы, условно говоря, 6-й флот США в ответ на агрессию против Украины нанес удар по Черноморскому флоту, то, знаете, мы бы знали точно отныне, где базируется Черноморский флот – на дне Черного моря приблизительно в тех местах, где нашлись амфоры. Тоже понятно, что 6-й флот никогда не нанесет этого удара, и что Путин в отличие от многих прекраснодушных либералов понимает одну простую вещь: прекраснодушие, не опирающееся на тело, ничего не стоит.

А если вы убеждены, что ничего не решается с помощью насилия, сами насилие не применяете, а ваш противник насилие применяет, то даже самый слабый человек, применяющий насилие, может одолеть самого сильного труса. Кстати, именно это происходит повсюду в мире: исламизм идет в наступление не потому, что исламизм силен, а потому что Запад слаб. И Путин видит, как исламисты, которые живут на пособие, громят магазины и жгут автомобили неверных, и вот там при этом неверные в отчаянии ломают руки «Что мы еще можем сделать для этих бедных людей?» Но Путин видит, как Иран делает ядерное оружие. У Путина была российско-грузинская война, которая ни к чему не привела с точки зрения санкций. Кремль поставляет оружие Сирии, откуда оно расходится куда угодно. Ну, тут чем Крым хуже?

Что может сделать Запад, сейчас все гадают? Арест счетов. Ну, арест счетов обрушил режим Януковича. Кремль устроен гораздо сложнее. Самая серьезная вещь, что может сделать Запад, — это обрушение цены на нефть и газ. Это, собственно, то же самое, что сделал президент Рейган после ввода войск в Афганистан, потому что Рейган показал, что страна, правитель которой считает себя великим, но, на самом деле, живет на деньги от экспорта энергоносителей, может в один прекрасный момент очнуться и обнаружить, что она перепутала величие и высокую цену на нефть.

Что это означает? Запад может форсировать добычу сланцевого газа на Украине. Напоминаю, что даже Янукович объявлял, что полностью Украина избавится от газовой зависимости от России к 2020 году, а Шеврон начинает добычу в 2014-м, то есть в этом году. Ну, в общем, в реальности при форсированном вливании денег в сланцевые месторождения как Украины, так и Польши, то не только Газпром лишится тех самых 12-14 миллиардов долларов, которые он имеет с Украины, но он, в общем, может вытеснить Россию с газового рынка Европы, кстати. И я думаю, что это обстоятельство бесспорно побудило Кремль вмешаться в дела Украины.

Ну, собственно, это сделать тем проще, что речь идет об ускорении естественного процесса. Потому что я напомню, что для Газпрома на европейском газовом рынке сократилась за время правления Путина с 39% до 25% в то время, как себестоимость выросла в 13 раз.

И то же самое сланцевая нефть. Темпы роста добычи сланцевой нефти в США бьют все прогнозы. Я напомню, что вообще в 2009 году США обогнали Россию и вышли на первое место в мире по объему добычи природного газа. А в прошлом году они обогнали Россию по объемам совокупной добычи газа и нефти, и США занимают сейчас третье место в мире по добыче нефти. За 5 лет импорт нефти США упал на 15%. И, в общем, после вторжения в Афганистан президенту Рейгану понадобилось, по-моему, 6 лет, чтобы договориться с Саудовской Аравией уронить цены на энергоносители.

На этот раз, собственно, уже даже многие эксперты предсказывают падение цен на нефть в связи со сланцевой нефтью. Чем более либерализован будет американский рынок сланцевой нефти, тем быстрее это будет происходить. Есть еще один выход, довольно стремный – снять эмбарго с Ирана. Если Иран подсуетится и воспользуется моментом… Ну, вообще иранская нефть, конечно, обрушит цены на мировом рынке энергоносителей, и это, собственно, касается и газа, потому что Иран занимает второе место по запасам газа после России. У него сейчас нулевой экспорт. Иран ближе к Европе, чем Новый Уренгой. Кстати, даже уже сейчас какие-то объемы газа можно экспортировать по газопроводу, который не действует, но который идет через Грузию.

Ну, вот, представьте себе, что будет, если выручка от нефти упадет вдвое, а от газа втрое? Ну, скажем так, исчезнут 2 системных класса, на которых опирается сейчас режим, — это, во-первых, люмпен, голосующий за нынешнюю власть, потому что у него мало халявы будет. И кроме того, есть многочисленные силовики и чиновники, которые в погоне за  привычной нормой воровства, скорее всего, пожрут друг друга и немногих оставшихся бизнесменов.

Как я уже сказала, хватит ли у Запада реализовать такой сценарий, это большой вопрос, потому что с точки зрения западных дипломатов, которых всё равно в этом обвиняют, они могут сказать «Ну уж там больно большая непредсказуемость режима» и что дело не в Украине, а в том, что неизвестно, где и когда в следующий раз грохнет, что системная опасность требует системных решений. Но как я уже сказала, воля Запада атрофируется на наших глазах, потому что в современных западных демократиях есть большое количество влиятельных бюрократических институтов, которые защищают права мигрантов, беженцев, исламистов, которые регулируют кривизну огурцов. А, вот, существование институтов, которые способны осуществлять стратегические решения, оно под вопросом. Под вопросом даже существование институтов, которые способны снабжать руководителей государства адекватной информацией для их приятия, потому что, например, напомню, что та же разведка США сообщала Обаме, что она не видит возможности войны за Крым даже тогда, когда вооруженные люди уже захватывали Верховную Раду. И в общем случае может оказаться, что в каком-то своем мире живет как раз не Путин, а Запад. Там вот в мире, где милые цивилизованные люди считают, что насилие – это не способ выяснения отношений, и поэтому проигрывают тем, кто так не считает.

Ну и четвертое, самое важное для меня последствие, потому что западные санкции – это вещь, как я уже сказала, трудно предугадываемая… Так сказать, трудно предугадать, будут ли санкции и в каком объеме, и к чему они приведут.

А, вот, мы отметим довольно страшную вещь, которая называется «окукливание режима», потому что меня лично куда больше захвата Крыма убивает вранье. Вот, почему не сказать «Ребята, извините, Украина после революции – слабое государство. Ну, всё замечательно, офигительная революция, но революция – это бардак, Россия воспользовалась бардаком, отхватила от Украины Крым, завоеванный Россией, населенный преимущественно русскими, который вошел в состав Украины 23 года назад в результате достаточного стечения обстоятельств»? Вот, зачем говорить при этом, что русских в Крыму вырезали бы мифические бандеровцы и называть регулярные российские части российской армии, у которых на грузовиках номера воинских частей, отрядами самообороны?

Вот, при всем моем уважении к Будапештским соглашениям, напомню, которыми Россия гарантировала территориальную целостность Украины в обмен на отказ последней от ядерного оружия, к пониманию, что если менять границы, это чревато, к восхищению украинской революцией. Да? Вот, не могу я как-то впечатлиться тем, что Крым должен быть неотъемлемой частью Украины на том основании, что 23 года он ее часть. Ну, давайте тогда отберем через 23 года – это будет неотъемлемая часть России на том же основании.

И я еще раз повторяю, приобретение территорий – это, в принципе, хорошо, потому что хорошо всё, в чем выгода превышает убыток. Понятно, конечно, что в современном мире территории и влияние приобретаются другим способом. Мы посмотрим на Китай, который, скажем, не завоевывает Тайвань, хотя у Китая огромная армия и Китай там мог бы это сделать. Но Китай ждет, пока Тайвань как спелая груша свалится в Китай сам, потому что там подавляющее экономическое превосходство Китая позволяет в наши годы сильным державам вести квазивойну экономическими методами.

Ну, в принципе, ну да, если мне скажут, что любое завоевание – это плохо, то, все-таки, нам для начала придется переписать всю мировую историю, там, устроить посмертно трибунал над Цезарем, а территорию города Москвы отдать угро-финнам.

Вообще государства дорого платят за ошибки, которые они совершают почти всегда. Саакашвили, например, в свое время совершил большую ошибку, отрезав Южную Осетию экономически от Грузии. Он решил, что тамошний режим задохнется, осетины взвоют. Они поступили на содержание Кремля и, так сказать, превратились в такой Хамас, единственной работой которого стала борьба против грузинских фашистов. В этом смысле Украина сделала большую ошибку, притесняя русский язык. Я понимаю логику, понимаю логику молодого государства, которое считает, что без украинского языка оно и не государство, и что его надо насаждать как, допустим, в Израиле насаждали иврит. Но я могу, например, привести пример Бельгии, где существует 2 языка и где не притесняют французский язык, несмотря на то, что Франция – это гигантский язык с гигантской культурой, которая находится рядом, и никто не боится, что потеряется фламандский язык при наличии рядом французского.

Вот, за это Украина тоже платит. Но, вот, собственно, что страшно, что меня убивает во всей этой истории? Это ложь. Я очень люблю историю о евнухе Чжао Гао, который поставил перед чиновниками оленя и сказал, что это лошадь. И все, кто возразил, что это олень, потом казнили как неблагонадежных. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, опять «Код доступа». Я в конце рассказывала историю, которая случилась 2 с лишним тысячи лет назад, когда при династии Цинь евнух Чжао Гао поставил перед чиновниками оленя и сказал, что это лошадь. Вот, любой деструктивный мем построен, собственно, по этому принципу «Олень – это лошадь». Вот, надо повторить это миллион раз, и в таком случае те люди, которые это повторяют, они становятся неким привилегированным сословием, они живут за счет того, что они исповедуют, что олень – это лошадь, и для них очень жизненно важно, чтобы все остальные считали, что олень – это лошадь. Потому что те, кто не считают, что олень – это лошадь, это очевидно враги.

Вот, очень важно понимать, что в таком случае истина не находится посередине, потому что помимо охотников говорить, что олень – это лошадь, находится множество охотников говорить, что всё относительно, что они оба копытные и жвачные. И вообще какая разница? Вот это как с Холокостом: антисемиты вам скажут, что евреи пили кровь христианских младенцев, а евреи вам скажут, что был Холокост. И истина находится не посередине – она заключается в том, что младенцев не было, а Холокост был.

Вот, то же самое с картиной мира, которая нам сейчас предлагается официальной пропагандой. Нам уже предлагали аналогичную картину мира во время грузинской войны, когда нам рассказывали про 2 тысячи убитых осетин, про геноцид, про женские кишки, намотанные на гусеницы танков, всё с леденящими душу подробностями. Потом оказалось, что никаких 2 тысяч трупов осетинских нет, а зато осетины, распаленные этой геббельсовской пропагандой, уничтожили у себя все грузинские анклавы, как сказал Кокойты, «Мы там всё выровняли». И, вот, истина не находится посередине, а она заключается в том, что 2 тысячи трупов – их не было, а, вот, этническая чистка была.

Вот, то же самое сейчас. Нам всерьез официально предлагают считать, что русских военных в Крыму нет, что есть там силы самообороны Крыма с целью спасения от фашиствующих бандеровцев. Вот, Путин лично сказал на пресс-конференции, что здания в Крыму захватили силы самообороны и что форму их военную можно купить в любом магазине. Но как заметил Аркадий Бабченко, «а где же они купили гранатометы, зенитно-ракетные комплексы и вообще грузовики, на которых номера российских частей?» И, вот, более того, Владимир Владимирович на пресс-конференции говорит «Оценка того, что произошло в Киеве, на Украине может быть только одна – это антиконституционный переворот и вооруженный захват власти. С этим никто и не спорит. Кто с этим спорит?» Ну, знаете, вот, я, Юлия Латынина с этим спорю, я считаю, что в Украине произошла революция. Кажется, президент США Барак Обама со мной, Юлией Латыниной согласен.

Или когда Владимир Владимирович говорит, что «если мы примем такое решение (решение о вводе войск в Украину), только для защиты украинских граждан. И пускай попробует кто-нибудь из числа военнослужащих стрелять в своих людей, за которыми они будут стоять не спереди, а сзади. Пускай они попробуют стрелять в женщин и детей». Ну, вот, эти слова Владимира Владимировича уже породили многочисленные комментарии, потому что, во-первых, ну, как-то это довольно страшно, когда глава государства говорит, что войска могут быть введены в Украину для защиты украинских граждан. То есть не российских, а украинских. А куда же еще могут быть в таком случае введены российские войска? Там, например, в Америку для защиты американских граждан, если нам покажется, что американские граждане нуждаются в защите от местных фашистов?

И, конечно, вот это потрясающее утверждение, что впереди будут стоять украинские женщины и дети, которых российские войска защищают, а сзади будут стоять российские солдаты. Не впереди, а сзади. Ну, есть хрестоматийная картинка, которая изображает израильского солдата, за которым стоят женщины и дети, и против него палестинский террорист, который стоит за женщиной и ребенком. Вот, конечно, самые страшные ассоциации всё это возбуждает.

И, вот, как я уже сказала, самое печальное, что такого рода утверждения не требуют правдоподобия – они требуют преданности. Когда Чжао Гао показывал оленя и говорит «Это лошадь», он не собирался так хитро обмануть людей. Просто хотел выяснить, кто ему предан. Предан – назовет оленя «лошадью». И, вот, самое страшное – это, конечно, окукливание режима, потому что мы всё больше и больше живем в стране, где только Путин спасает великую Россию от фашистов с Запада, и уже депутат Государственной Думы Евгений Федоров требует включить в число государственных преступлений сознательный обман аудитории работниками СМИ, цитирую, «направленный на поддержку терроризма, интервенции, сепаратизма или геноцида». То есть если Ольга Седакова пишет, что в Украине произошла революция, а это были не боевики с Запада, это поддержка терроризма со стороны Ольги Седаковой. А высказывание Обамы на эту же тему, вот, публикация его – это, наверное, тоже поддержка терроризма.

Вы, наверное, спросите, почему в Кремле так говорят. Наверное, потому что так в Кремле думают. Вы спросите, как же могут люди, которые отдают приказы российским войскам, говорить, что в Крыму силы самообороны. Но отвечу, что это описано Оруэллом и что еще, возможно, в какой-то момент, когда в Кремле не знали, как всё обернется, это был такой запасной выход, это был способ выйти из ситуации, не теряя лица, и сказать, что российских войск никогда не было. Теперь это, конечно, выглядит странно. Ну и, видимо, конечно, это очень важная часть любого деструктивного мема – бороться против несправедливости и угнетения. И, вот, если несправедливости нет, ее надо выдумать.

И еще одна важная вещь, о которой я хочу сказать. Собственно, о реакции Запада. Вот, я боюсь, что эта прекраснодушная история о том, что есть некий международный порядок, он устарел как прекраснодушное представление о том, что демократия – это всегда хорошо.

Вот, в 1991 году Фрэнсис Фукуяма написал статью «Конец истории», в которой сказал, что история кончилась победой рынка и демократии во всем мире, и тогда же в 1991 году была, собственно, война в Ираке, когда единственный раз реально Саддам Хусейн, диктатор, вторгшийся в чужую страну, вторгшийся в Кувейт, был наказан военным образом. Там этого не было ни до, ни после, потому что всё, что было дальше, было как-то, знаете, по-другому. Дальше была Сербия, когда казалось очень просто: вот, мы сейчас накажем злого диктатора Милошевича, а оказалось, что жизнь устроена сложнее и создали, в общем, там нехороший мусульманский анклав в центре Европы. Никакой злой воли при этом не было, просто оказалось, что человечество устроено сложнее, чем думал Фукуяма. Что волшебный мировой порядок образца после 1991 года работает не больше, чем идеалистический марксовский коммунизм.

И оказалось, что международное сообщество вовсе не та светлая сила, которая способна решать проблемы. И международная бюрократия вовсе не та светлая сила, которая способна решать проблемы. Очень много проблем она, например, порождает, да? Она не может справиться с исламизмом ни внутри собственных государств, ни снаружи. Вообще, господа, я хочу вам напомнить, что еще в XX веке границы государств на Ближнем Востоке устанавливались западными державами как удобнее. Саудовская Аравия, Иордания, Ливан – всё это государства, созданные для удобства западных держав. Еще в 40-х годах в этих местах не было никаких исламистов, а действовали там во Второй мировой войне германские и английские армии.

А сейчас там действует Бен Ладен (вернее, действовал Бен Ладен), его 3 раза не могли уничтожить беспилотниками. Не мог Клинтон отдать приказ, потому что боялся, что рядом погибнут какие-то люди и американская общественность сотрет его с лица Земли.

То есть если говорить о личном опыте Кремля. Посмотрите, на самом деле, какую реакцию доселе Запад имел на то, что делал Кремль. Ну, вспомним 2005-й год, август, избиение польских дипломатов в Москве. Это, конечно, очень мелкая, маленькая история, но, собственно, ведь, это была очень характерная история вначале. Вот, избили каких-то детей российских дипломатов в Польше и это делали польские хулиганы, которых потом нашли. Но в ответ была такая грандиозная массовая истерия и кампания о том, какие плохие поляки. И, в общем, те люди, которые избивали польских дипломатов, их так и не нашли. Ну, мелкая история. Но никакой реакции не было.

2006-й год. Отравление Литвиненко. Все тогда говорили «Ой, сейчас Англия покажет, Британия». Ну и где та Британия времен генерала Напьера и генерала Китченера?

Апрель 2007 года, Таллин. Бронзовый солдат. Та же самая риторика. Нам без тени сомнения объявили, что, знаете, вот, так сказать, проклятые эстонские фашисты угнетают русское население. А Советский Союз освободил их от фашистского ига. Ну, в общем-то, это тоже была спецопераия. И эта спецоперация предусматривала такую, знаете, палестинизацию российского населения, превращение его в пятую колонну, которая внутри ездит. И я помню, меня шокировало, когда какой-то местный таксист российский, который меня вез, вдруг мне говорит «Мы – русские, и это наши исконные земли. А эта чухня тут никогда не жила». Это был тот редкий случай, когда мне было стыдно за свою нацию.

Ну, вот, Бронзовый солдат. Какая-то была реакция международного сообщества? А, кстати, подумайте, что было бы тогда, если бы Эстония не была уже членом НАТО? Может быть, еще бы тогда там принялись защищать права русскоязычного населения?

Кстати, обратите внимание, что каждая такая история сопровождалась краткосрочной интенсивной кампанией ненависти. И заметьте, что эта кампания почему-то потом затихала, да? Поляков ненавидели строго по расписанию в 2005 году, а в 2007 году уже ненавидели эстонцев. Это, собственно, отличие такой кампании от, условно говоря, истории с Палестиной, где палестинцы всегда ненавидят проклятых израильтян и как-то не переключаются на других.

Что было дальше? Помните, в Грузии уронили ракету возле Гори и сказали, что, знаете, грузины ракету эту принесли и выкопали сами. Что сказал Запад? «Ой, то ли уронили, то ли они сами выкопали. Ну, вот, эти грузины, нам не интересно разбираться». А, ведь, это, собственно, была там не только ракета – там были теракты, взорванные трубопроводы. Западу было лень разбираться.

Потом была российско-грузинская война. Какая реакция Запада была? Была комиссия Тальявини. Помните, у комиссии Тальявини получился прекрасный доклад. Комиссия Тальявини, например, храбро задалась вопросом, а имела ли право абхазская авиация бомбить территорию Грузии, и бесстрашно отвечала «Не имела», что это было нарушение международного права. Хотя, это было дело вовсе не в этом, а в том, существует ли вообще абхазская авиация как класс, да? Или, там, существуют ли абхазские военно-космические силы, абхазские летающие тарелки? Потому что если авиация была российской, то, как бы, это ставит крест на всей российской версии войны. И получается не защита осетинского народа от грузинской агрессии, а хорошо продуманный удар с двух флангов. Вот, храбрая госпожа Тальявини этот вопрос не задала.

Или, там, например, комиссия Тальявини задавалась вопросом, а имела ли право грузинская артиллерия в ночь с 7-го на 8-е августа бить по Цхинвали? И с позиции непреклонного гуманизма отвечала: «Не имела. Там же мирные люди, там же гражданское население».

Вот, проблема: грузины же не только били артиллерией по Цхинвали – они его заняли в ночь на 8-е, и были в городе 2 дня. И их вынесли из города авиацией и артиллерией. И, вот, вопрос бесстрашной комиссии Тальявини: «А, вот, чья же авиация и артиллерия сносила Цхинвали с лица земли 2 дня, пока там были грузинские войска?» Но этим вопросам бесстрашная комиссия Тальявини не озаботилась.

И там самое замечательное, конечно, это история о том, как госпожа Тальявини сказала о том, кто начал войну. Говорилось там так: «По мнению российской стороны это было ничем не спровоцированное нападение грузинских милитаристов на мирно спящий Цхинвали. А по мнению грузинской стороны это был встречный удар по входящим на территорию Грузии российским войскам. А где правда, мы не знаем. Мы как объективные люди вам излагаем обе версии».

Ну, вот, у меня, кстати, вопрос. Если есть какое-то затруднение, как выйти из неловкой ситуации с Крымом, пусть пошлют туда комиссию Тальявини. Комиссия Тальявини напишет: «Согласно версии украинцев, никаких русских они в Крыму не резали. А люди, захватившие административные объекты, являются кадровыми российскими военными. А, вот, есть версия русских, что им в Крыму угрожал геноцид от профинансированных Западом украинских фашистов. Действовали против этих страшных фашистов силы самообороны. А где правда, комиссия Тальявини не знает».

Ну, вообще, конечно, если серьезно, то для начала, если говорим серьезно о какой-то реакции Запада, ну, если Запад хочет в самом деле хоть как-то воздействовать на российский режим, то, в общем, он должен начать там с чистки тех дипломатов и политиков, которые писали доклады вроде комиссии Тальявини. Пусть там госпожа Тальявини на пенсии пишет новую историю Второй мировой войны: «Примерно, значит, по утверждениям немцев Вторая мировая война началась с того, что поляки захватили немецкую радиостанцию в Гляйвице. А по утверждениям поляков, это была провокация немцев. А где правда, мы не знаем».

Кстати, это, собственно, касается довольно интересного эпизода, который произошел на этой неделе, опубликованного перехвата разговора министра иностранных дел Эстонии Урмаса Паэта и еврокомиссара Кэтрин Эштон. Кстати, опубликован он был… Привет Эдварду Сноудену, который разоблачает тоже. Тоже еще один разоблачитель проклятых американских фашистов, которые всех прослушивают. Господин Сноуден, который находится сейчас в России, вот, он считает нормальным публикацию разговоров Эштон и Нуланд?

Ну, собственно, вот, очень интересная публикация. Урмас Паэт – член эстонской Партии Реформ. Это такая, твердо рыночная эстонская партия, очень мною уважаемая, базирующаяся на идеях Хайека и Фон Мизеса. Разговаривает с Кэтрин Эштон. Ну, это птица совсем другого полета, эта дама еще в 70-х годах боролась за мир и за ядерное разоружение. И вот этот член очень уважаемой партии, к которой у меня вообще нет никаких вопросов, который, кстати, один из вероятных будущих лидеров этой партии, но сейчас, наверное, не будет, говорит, пардон, заведомое вранье. Говорит он следующее: «Эта самая Ольга сказала, что, — цитирую я Урмаса Паэта, — что люди, которые были убиты снайперами с той и с другой стороны, что это были одни и те же снайперы. Она показала мне фотографии. Она сказала, что она – доктор медицинских наук, она может это понимать, что новая коалиция не желает расследовать, что произошло, на самом деле, и всё сильнее и сильнее понимание, что за снайперами был не Янукович, а кто-то из новой коалиции». Почему я говорю, что это вранье, уверенно? Ну, во-первых, потому что вот эта самая Ольга – это Ольга Богомолец, начальник медицинской службы Майдана. Она сказала журналистам, что она не говорила Паэту об убитых с обеих сторон, она не видела тел убитых милиционеров, не высказывала предположений, что руководить снайперами на Майдане мог кто-то из оппозиционеров. И я думаю, что она говорит правду, потому что это была публичная встреча и потому что доктор медицинских наук, действительно, не может по фото убитых определить почерк снайпера и тип пули. Это фигня какая-то. Ну, даже если представить себе, что это, действительно, были одни и те же снайперы (кстати, маловероятно, но возможно)... Ну, в общем, даже тот факт, что это были одни и те же снайперы, не отменяет главного – что стрелять мог или Янукович, или какая-то третья сторона, его поддерживающая, потому что есть логика событий. Это Янукович 30 ноября, там, зачистил Майдан. И это Янукович и его власть потом перешли к тактике индивидуального террора, нанимали титушек, чтобы те убивали или избивали активистов Майдана. Когда эта тактика провалилась, просто стали отстреливать людей снайперами. Ну, трудно предположить, что Майдан зачищал Янукович, титушек нанимал Янукович, а когда всё это не подействовало, снайперов нанял кто-то другой.

Есть такая тривиальная статистика: абсолютное большинство убитых – это майдановцы. Ну, понятно, для чего их убивали – чтобы терроризировать Майдан, заставить разойтись по домам. Вот, представьте себя на месте обыкновенного гражданского активиста. Он вышел на Майдан, вдруг оказывается, справа и слева убили человека. Хочется с Майдана уйти. Зачем сторонникам Майдана стрелять в майдановцев, чтобы те с Майдана ушли? Это всё равно, что рассказывать, что во время военного столкновения двух армий, красной и белой, белые сами стреляли по белым, чтобы вселить боевой дух в тех, кого они расстреливают.

Как я уже сказала, да, есть отличная от нуля вероятность, что те же снайперы, которые в подавляющем своем большинстве стреляли в майдановцев, для оправдания насилия несколько пуль выпустили в «Беркут». Это, в общем, делает тех, кто стрелял, особо отвратительными, общей диспозиции никак не меняет. Но идем дальше.

Урмас Паэт был в Киеве 25 февраля. Как справедливо заметил Марк Солонин в своем блоге, в это время нового правительства просто еще не было, оно не могло желать или не желать расследования. Публично оно заявляло о том, что оно расследования желает. Если господин Паэт встречался с кем-то из оппозиционеров, который сказал, что он не желает расследования, но, ведь, он должен был назвать Кэтрин Эштон его имя. К тому же коалиция состоит из ненавидящих заведомо друг друга политиков, которые еще когда в кабинетах Януковича ходили, тут же выходили, публично друг друга обдристывали. И если, например, там Кличко и Яценюк подозревают, что майдановцев убивали люди Тягнибока, так я вас уверяю, они тут просто, с места не сходя, об этом станут кричать. Они же не могут совместно договориться ни о чем, тем более о том, чтобы совместно убивать друзей. Тогда те, кто не убивал, должны (НЕРАЗБОРЧИВО) тех, кто убивал. И вот тогда господин Паэт должен был бы сказать «Вот такие-то партии хотят расследования, а такие-то нет».

А вместо этого он говорит «Всё сильнее и сильнее понимание». У кого оно сильнее? Кто это говорил тут? На перекрестном допросе, конечно, порвали бы Паэта как тузик грелку. Да? То есть еще раз: вот такая невероятная вещь. С моей точки зрения, господин Паэт в этом разговоре врет.

Вот, самое изумительное другое, что я не могу понять, зачем он врет. Даже не могу предположить. И я могу видеть только одно, что, с моей точки зрения (вот, не забудем – это важный момент), евробюрократия 21 февраля предала Майдан. В чем заключалось это предательство? Заключалось это предательство в том, что в течение нескольких месяцев люди, украинцы стояли на Майдане, потому что им не нравился воровской и коррумпированный режим (только поэтому), и они терпели и титушек, они терпели холод, и они потом терпели снайперов. И когда они уже всё совсем вытерпели, и даже не дали своим вождям (якобы вождям, ну, там, псевдовождям, оппозиционным легальным политикам) подписать соглашение с Януковичем. Вдруг вмешалась евробюрократия и настояла на том, чтобы официальные политики подписали соглашение с Януковичем. Вмешалась евробюрократия с целью сохранить Януковича на троне, да? Вопрос – почему она это вмешалась? Почему такое невероятное решение? И ответ только один у меня: потому что это бюрократия. А бюрократам всегда надо вести с кем-то переговоры. Они доказывают свое существование тем, что они с кем-то договариваются. С Майданом им вести переговоры (госпоже Эштон) было физически невозможно. Майдана не существует как объекта переговорного процесса, он существует только как субъект политического процесса. И только потому, что они не могли вести переговоры с Майданом, а им о чем-то хотелось договариваться, они договаривались с Януковичем.

Не помогло. Майдан снес всех, в том числе это соглашение. При этом с точки зрения Кремля это, наоборот, была такая хитрая интрига евробюрократии – они нарочно. Потом они всё равно Януковича свергли.

И, вот, я по этому разговору господина Паэта и Кэтрин Эштон с ужасом заключаю, что евробюрократия, регулирующая, как я уже сказала, кривизну огурцов и борющаяся с глобальным потеплением и с генномодифицированными продуктами, у нее есть какая-то своя повестка дня, которая, к сожалению, глубоко отлична от той повестки дня, которая, как правильно сказала Ольга Седакова, украинская революция – триумф над страхом, триумф над цинизмом, триумф над утверждениями всяких циников о том, что в истории, все-таки, всё слишком сложно. Иногда сложно, иногда просто.

И, собственно, вот, чем я хочу закончить эту передачу? Я уже всю передачу посвятила тому, что, знаете, мы не можем предсказать, что будет дальше. Я думаю, что мы живем в довольно переломный момент истории. И я напомню, что 2 такие вещи, которые очень похожие на то, что произошло на Украине, сейчас происходят в Таиланде и Венесуэле. Что, конечно, не вписывается несколько в теорию господина Якунина о том, что это США и финансовая олигархия в Украине боролась против великой России, потому что против кого же она тогда борется в Таиланде?

Напомню, что происходит в Венесуэле. Вообще история очень похожая на то, что происходит в Украине. Там происходит восстание среднего класса против люмпенов, президентом которых является Мадуро. Точно так же, как в Украине произошло восстание среднего класса против люмпенов и большинства, президентом которых являлся Янукович. И там всё происходит удивительно похоже, потому что всё началось с изнасилования какой-то студентки случайно. В ответ на это изнасилование произошла демонстрация студентов. Эту демонстрацию разогнали как Майдан 30 ноября. Тут уж поднялся весь город, потому что всех возмутило, что как же: студентку насиловать можно, а протестовать против этого нельзя?

После этого, естественно, президент Мадуро объявил всех протестующих а) фашистами и наймитами Запада и б) создал специальные отряды, абсолютно аналогичные украинским титушкам, которые просто их физически запугивают с той только разницей, что эти люди разъезжают по ночам на мотоциклах и просто стреляют по богатым районам. Кроме этого, венесуэльцы нашли хороший способ борьбы с такими мотоциклами – они ночью поднимают в этих районах проволоку.

И очень похожая история происходит в Таиланде с той только фантастической разницей, что в Таиланде, кажется, впервые в современной истории оппозиция просто идеологически сказала: «Вы знаете, у нас есть большая проблема. У нас есть необразованные окраины страны, в которых проживает большинство население, которое сначала проголосовало за абсолютно коррумпированного политика Чиннавата. А когда потом его, все-таки, вынесли, они проголосовали за его сестру, которая реализует безумные популистские и нехорошие схемы. И мы не хотим демократии, мы не хотим всеобщего избирательного права».

И как я уже сказала, мы живем в переломном мире. Это не то, чтобы такой большой переломный момент, потому что этот переломный момент… Там перелом с 1991 года. Вот, в 1991 году был переломный момент, когда кончилось противостояние двух систем и казалось, что в мире восторжествует демократия. А дальше оказалось, что демократия не так хорошо, оказалось, что в самой Европе кризис, оказалось, что в Европе начинают распространяться массовые фобии про глобальное потепление, про генномодифицированные продукты, которые, на самом деле, являются такими же деструктивными мемами, таким же утверждением, что олень – это лошадь. Оказалось, что Запад бессилен противостоять террористам-исламистам, но в это время борется за права геев, потому что за права геев легче бороться.

И вот этот порядок начинает ломаться. На мой взгляд, он начинает ломаться с двух сторон. Во-первых, он начинает ломаться с восстаний среднего класса против люмпенов, избирающих Мадуро, Чиннавата или Януковича. И он начинает ломаться со второй стороны, когда благоразумные европейские политики говорят нам, что насилием нельзя ничего решить. Но, ребята, если вы говорите, что насилием ничего не решить, тогда в мире, который вы создали, будет выигрывать не самый сильный, а самый хулиганистый. И Кремль в этом смысле распечатал довольно страшную кубышку мира, в котором снова побеждает тот, кто готов применить силу, потому что, согласитесь, в стратегической перспективе состояние российской армии не таково, чтобы Россия надеялась в этом мире одержать окончательную победу.

Всего лучшего, до встречи через неделю.

Комментарии

496

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


shuhrat.kalandarov 10 марта 2014 | 11:18

Кто может обьяснить мне, почему в Афганистане, где последние 20 лет армия США, расцвел исламизм(радикальный)? почему в Турции, которая является партнером США, расцветает тоже исламизм... почему именно ирак, ливия, сирия, афганистан? почему не саудовская аравия? дермократии во всех арабских государствах не хватает..а почему выборочно?


shuhrat.kalandarov 10 марта 2014 | 11:21

Если на родине правят злые силы, то ее надо не продать, а спасать... не думаю, что англо-саксы желают вообще кому нибудь на земле добра..просто хотят ресурсами владеть..

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире