'Вопросы к интервью


К. ЛАРИНА: У нас начинается программа «Детская площадка», я приветствую в студии наших гостей. Во-первых, с Майечкой здороваюсь. Майя, доброе утро.

М. ПЕШКОВА: Доброе утро.

К. ЛАРИНА: В студии у нас Вероника Долина, доброе утро Вероника, здравствуйте.

В. ДОЛИНА: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: И Марина Бородицкая. Мариночка, доброе утро, здравствуйте.

М. БОРОДИЦКАЯ: Доброе утро всем.

К. ЛАРИНА: Мы сегодня хотели вспомнить Ренату Муху, замечательного человека. Я уже говорила, что она часто бывала у нас в гостях, несмотря на то, что жила очень далеко, а жила она в Израиле, и вот на прошлой неделе ушла из жизни после тяжёлой болезни. Я не знала, что она оказывается болела очень давно. Вот вчера Веронику встретила в магазине, и она мне сказала, что это всё давно уже длится, и она такой человек мужественный, это всё переносила. Я так понимаю, что она когда к нам приезжала, Майя, она была уже нездорова.

В. ДОЛИНА: Она была уже больна.

К. ЛАРИНА: Вообще никогда бы в жизни и не подумала, такой светлый оптимистичный человек, остроумный, эмоциональный, очень приветливый, в общем, молодец.

М. ПЕШКОВА: Больше того, в той стране, где она живёт, где она жила, она очень часто рассказывала про «Эхо Москвы», потому что для неё приход на нашу радиостанцию видимо тоже был событием. И она так и начинала: «Вот когда я пришла на «Эхо Москвы»». Об этом мне рассказывали многие жители этой страны, она часто выступала в библиотеках.

К. ЛАРИНА: Давайте мы с этого и начнём: «Когда я была на «Эхо Москвы», когда я выступала на «Эхо Москвы»», у нас есть небольшой фрагмент из передачи с участием Ренаты Мухи, когда она читала свои стихи. Давайте послушаем, а потом поговорим.

Фрагмент передачи с участием Ренаты Мухи

Р. МУХА: Моя самая главная ошибка в жизни, а вернее их четыре, это мой путь в литературу, и моё в ней нахождение. Он всё время связан с ошибками, собственно говоря, является ошибкой, с этого начался, я очень люблю эту ошибку, потому что она познакомила меня с Вадимом Левиным, я не знаю, как он относится к моей этой ошибке. Я вам сказала, я знала, что он поэт, я любила его стихи, я любила только его стихи, я любила только эти стихи. А потом от этой косвенной любви у меня возникли две строчки в голове или где там они возникают:

Жили в одном коридоре калоши

Левый дырявый, а правый хороший.

И моя подружка, она была учительница русского языка, на мой вопрос: «Хорошие стихи, правда», ответила: «Будут хорошие, когда исправишь ошибку». Все сказали: «Очень хорошие стихи, вернее будут хорошие, когда ты исправишь ошибку». Я ошибку исправила, но стихи испортила. Получилось:

Жили в одном коридоре калоши

Левая дырявая, правая хорошая.

К. ЛАРИНА: Но тоже ничего.

Р. МУХА: И мне стало очень неудобно перед этими калошами, раз уже они ко мне попали.

К. ЛАРИНА: Знаете, что с ними случилось, они стали почему-то сразу неодушевлёнными. Мне показалось, что когда они стали женского рода, они стали неодушевлёнными, предметами стали.

Р. МУХА: Вот, так что ошибка тоже нас ждёт. Дело в том, что я уже к тому времени привыкла, что я тоже поэт, и вообще мне это понравилось. И я начала приставать ко всем знакомым, и это правда, а в Харькове было очень много знакомых поэтов и незнакомых поэтов. Я всем читала эти две строчки, и все говорили: «Какие хорошие строчки, только надо исправить ошибку». Я говорила сначала: «Ой, пожалуйста, исправьте, и вы будете моим соавтором». Так как все тогда не очень соглашались, и я тогда говорила: «Ладно, вы будете автором, только исправьте ошибку». И вот однажды я пришла на работу и мне сказали: «А к тебе приходил поэт». У меня проснулось жуткое чувство юмора, и я механически спросила: «Пушкин или Лермонтов». А мне сказали: «Хуже, Вадим Левин». Тут я испугалась: «А что хотел Вадим Левин». Они сказали: «Ему очень понравились строчки про калоши, и он хочет познакомиться с автором».


К. ЛАРИНА: Вот вы поняли, что в этой передаче, отрывок из которой вы слышали, принимали участие Вадим Левин, ведущие что-то там квакали, это понятное дело, а книжка, о которой мы тогда говорили, она сегодня есть у нас, мы её подарим, совместная книга Вадима Левина и Ренаты Мухи, называется «Между нами взрослыми».

М. ПЕШКОВА: Да, это издательство «Актопус», которое издавало Ренату Муху именно у нас в России. Стихи Ренаты Мухи выходили также и в Минске, издательство «Босэдер» в Израиле издавало, но получилось так, что израильский издатель книжки приносил только тогда, когда Рената где-либо выступала. И получается, что книга разошлась только среди тех, кто Ренату слышал. Но у Ренаты было одно желание, быть опубликованной в России, и тогда она печатается в интернете, и появляется статья Евтушенко, и потом её стихи, как приложение к его же огромной серьёзной врезке, и вдруг словно обвал, все издательства России становятся в очередь к Ренате, чтобы её опубликовать.

К. ЛАРИНА: Вот ещё одна книжечка, которую вы тоже сегодня получите, издательство «Актопус» Рената Муха «Немного про осьминога», это как раз сборник её стихотворений. Вероника, расскажите нам про ваши чувства, связанные с Ренатой Мухой.

В. ДОЛИНА: Мне не так просто, я даже не знаю. Вот эти строчки про калоши вдруг у нас сейчас возникли. Допустим, я их не знаю, но это же совсем близко с Вадимом Левиным:

Лошадь купила четыре калоши

Пару хороших, пару поплоше.

С книжкой Левина с иллюстрациями очень такого знаменитого Спартака Калачёва я познакомилась, когда я была совсем девочкой, её привезли из Новосибирска. В общем, был такой правовестник вообще прогресса город Новосибирск со своим Академгородком, мне было лет 12 – 14, и приехала книжка Вадима Левина, она была очень революционная, очень необыкновенная. Прошло много времени, можно разные страницы истории быстренько перелистать. Вот про Евтушенко Майечка сказала, а Евтушенко возник тогда, когда в городе Харькове, родном городе Ренаты Мухи, Евтушенко Евгений Александрович немного балатировался в большое депутатство, и туда уйма народа нашего ездила. Я помню, как ездили туда Серёжа с Таней Никитины, и тоже правовестники прогресса, чего-то такое пели на стихи Евтушенко, и все знакомились, все дружились. Ещё был немножечко большой союз, практически советский. Были такие годы, самое начало 80-х, и было такое место ЦДРИ, центральный дом работников искусств. В 80-м году умер Высоцкий, где-то в конце 80-го, в 81-м почти подпольно, но очень задорно и весело мы стали делать вечера его памяти в ЦДРИ с тамошними сотрудниками, ясное дело. Партизанщина в этом была, всё это было довольно запретно. И мы, в общем, что-то такое там начали, в ритме слова это называлось вроде так простецки, но публики была масса, на наши билетики люди там охотились по всему Кузнецкому мосту, и там детские вечера тоже сделались. И там мы познакомились с Ренатой и Вадимом Левиным. Они с детьми проводили вечера, может и утренники, а никакие не вечера, что там вечера, зачем. Приводили деток, вот эти неслыханные рифмы на английский лад детям чуть-чуть рассказывали, чуть-чуть вдалбливали, чуть интерактива с детьми проводили, как это теперь называется, ты им строчку, они тебе вторую, было очень здорово. Очень раскрепощённый стиль для того начла 80-х годов, ведь вообще это всё было невиданно и неслыханно. Рената блистала, как кусок хрусталя, собственно, она всегда так блистала. И впоследствии, когда мы с ней виделись в Москве, она уже приезжала из Израиля и когда я приезжала из Москвы в Израиль. Рената хрусталь абсолютный со своим английским безукоризненным, со своей методикой английского, с тем, что она не на швейной штопальной фабрике в довольно скромном городе, но в академическом Бершева преподавала, а в университете Бершевском на английской кафедре сделалась сразу полным молодцом и достаточно давно, когда ещё многие наши люди с расчудесным образованием и воспитанием искали место в жизни, а Рената Муха его уже нашла в Израиле, и была полнейшим молодцом. Это был кусок света в нашей жизни, и вот и его не стало. Тут со многими так. Будем жить без них, видимо, но хотя бы с их книжками. Мой ребёнок в прошлом году, такой взрослый театральный ребёнок, вышел на сценку своего театра, школы современной пьесы.

К. ЛАРИНА: Это Олег Долин.

В. ДОЛИНА: Да. И на вечере стихов говорит: «Как-то раз в одной стране

Все решили больше не». Это тоже такое недлинное стихотворение Ренаты Мухи. Бедный зал замер. Ну ничего, отмер же потом, мы же всегда чуть-чуть замираем, а потом надолго отмираем.

К. ЛАРИНА: Там у неё такие смешные, даже не двусмысленности, а какие-то пятисмысленности, про этого лося: «Вот и всё, подумал лось».

М. БОРОДИЦКАЯ: «Ну и ну, подумал лось

Не хотелось, а пришлось». У детей почему-то большой успех имеет.

В. ДОЛИНА: Я обожаю такое существо с неслыханным чем-то на голове стоит перед зеркалом, затылком к зрителям, и под ним такая строчечка: «Мама зебра, папа лось,

Как им это удалось».

К. ЛАРИНА: Вот стихи мы ещё вспомним обязательно Ренаты Мухи, у нас сейчас время новостей, если они появятся, вот они появились, прекрасные новости в виде Ирины Меркуловой, послушаем выпуск новостей, а потом, а потом продолжим программу, и естественно, разыграем для вас книжки, о которых мы сегодня вспоминаем. А вспоминаем мы Ретану Муху.

Идут новости.

К. ЛАРИНА: Продолжаем мы воспоминания наши совместные о Ренате Мухе, вы уже слышали её голос, и ещё услышите обязательно. Вот Вероника Долина рассказала о своих ощущениях, связанных с этим человеком, а теперь хочу, чтобы Марина Бородицкая подключилась. Марина, пожалуйста.

М. БОРОДИЦКАЯ: Абсолютно был солнечный человек, я не в юности с ней познакомилась, я была уже постарше. Но абсолютно был солнечный человек. У нас есть такая передачка «Литературная аптека», и мы её туда пригласили. И как обычно, мы своих приглашённых людей мучаем по поводу книжек, которые они читали в детстве и в отрочестве, и находили их лечебными и целебными. Она рассказала такую потрясающую историю. Всё это просто встаёт у меня перед глазами. Когда увозили в эвакуацию, и она была ещё девочкой, и ей удалось схватить две книжки, нельзя было брать никакой вес, потому что вес был сильно ограничен, но она каким-то образом протащила эти две книжки, первые, которые она хватанула дома, и они попали с ней в эвакуацию. Это были её два основных сокровища. А в эвакуации, это я знаю ещё по рассказам собственной мамы, было ужасно тесно. И люди, я вот свою детскую метафору так и представляю. Эвакуация это то, где люди спят на столе, под столом на сундуке, в сундуке. А Рената спала под кроватью. И вот там под кроватью было её место. Мы с ней смеялись на этой передаче, как есть Алиса в зазеркалье, так у нас Рената в Подкроватье. И две эти книжки были, одна «Тарас Бульба» Гоголя, а вторая Яна Лари замечательного, книжка, которая в 1937-м году как раз вышла, «Приключения Карика и Вали». Она потом у меня в детстве тоже была, я даже не знала, что она уже до войны тоже была. И вот эти две книжки она читала и перечитывала под кроватью, и обе эти книжки были для неё каким-то лечением, убегом в чужую жизнь, каким-то бомбоубежищем, как обычно, книжки бывают такие разные. И вот под кроватью она лежала, их читала, и выучила их в конце концов, наизусть. Вообще замечательные совершенно, эти её крошечные вещи, опирающейся на какой-то английский весёлый абсурд.

К. ЛАРИНА: Что это, давайте слушателям объясним. И Вероника говорила про эти английские рифмы, и Марина сейчас говорит про английский абсурд. Что это такое, значит, объясните нам, почему эта ассоциация именно с английской литературой?

М. БОРОДИЦКАЯ: Вообще как-то так традиционно, исторически сложилось, это моя любимая фраза, когда меня спрашивают почему, я говорю, что так исторически сложилось. Но действительно так исторически сложилось, что в лучших своих частях наша детская поэзия сильно довольно-таки опирается на английскую традицию. Так повелось от Чуковского Корнея Ивановича, так повелось от Маршака, и, в общем, лучшие наши детские авторы, Хармс, тот же Вадим Левин, они всегда немного эту струю…

В. ДОЛИНА: В эти периодики мир открывался через этих волшебных людей, которые делались антеннами. Наш очень закрытый, как я понимаю, мир нашего детства, нашего прадетства, чуть ли ни детства ещё наших родителей, он открывался, и тогда делался ещё более волшебным.

М. БОРОДИЦКАЯ: Это был голос из такого внешнего мира, в сущности Байрон. Это тоже был голос из внешнего мира для русской поэтической традиции. А вот это такие маленькие Байроны нашей детской поэзии. Вот эти английские песенки, потешки, дразнилки, штучки замечательные, которые так переосмыслены в русском языке, что их уже почти не узнать, но они составляют такую сверкающую часть нашей уже совершенно русской литературной традиции, вот то, что в английском объединено в английском объединено под общим названием «Сказки матушки гусыни», и то, что так блестяще обработали и подарили нашим детям и Чуковский, и Маршак. И вот эту традицию продолжает Вадим Левин, и продолжала Рената Муха. Но у неё совершенно есть сияющие вещи. Вот у неё разговор, по-моему, пора её немножко почитать:

Сказала летом роща чаще,

«Ты одеваешься кричаще»,

«Ну что ж» — сказала чаща роще,

«Придёт зима, оденусь проще». Замечательно. «Вчера крокодил улыбнулся так злобно,

Что мне за него до сих пор неудобно.

М. ПЕШКОВА: Могу сказать, что Рената Муха была человеком четырёх культур, русской, украинской, одесской культуры, и конечно английской культуры. Именно Рената разработала способ, я так понимаю, что это была тема её кандидатской диссертации, а Рената была профессором, доктором наук. И тема её диссертации звучала так: «Счастливый английский». Именно таким она видела метод обучения детей иностранным языкам. И буквально до последних лет Рената преподавала, уже на полставки, но она по-прежнему преподавала в университете Бенгуриона. За ней тянулись ребята, и именно ребята подсказывали ей ту вторую строчку, а Рената любила всегда завершать стихотворение двумя строчками. Я думаю, что Вероника Аркадьевна расскажет, как в соавторстве они написали стихотворение, и вот эти две строчки она всегда пробовала на детях, которым преподавала.

К. ЛАРИНА: Вероника.

М. БОРОДИЦКАЯ: Признавайся.

В. ДОЛИНА: Нет, я ничего не помню.

М. ПЕШКОВА: Тогда позвольте, я зачитаю.

В. ДОЛИНА: Это был Ренатин сюжет, я его почти оспариваю.

М. ПЕШКОВА: Можно я скажу:

Это для дятла такая наука,

Что он никуда не заходит без стука. Это было завершение стихотворения, а вот начала у Ренаты не получалось. Она любила с Левиным писать последние две строчки, а Вероника Аркадьевна придумала начало:

С утра этот дятел сидел на столбе,

Соседи о нём донесли в КГБ,

И это для дятла такая наука,

Что он никуда не заходит без стука.

К. ЛАРИНА: Это похоже на Веронику Долину.

В. ДОЛИНА: Не знаю, насколько это похоже, но это вот что. Дело в том, что это как раз начало 80-х годов вечерочки, где сходились как-то воедино, и дети играли тоже роль публики, может такое и было. Но у Ренаты я знаю, что она преподносила этот анекдот. Я совершенно его не помню. Это не самая волшебная часть наших встреч была, вот не удержалась во мне.

К. ЛАРИНА: Ну что, давайте мы попробуем разыграть наши книжки, чтобы наши дети там не тосковали. У нас есть для вас задание, Марина Бородицкая подготовила. Давайте возьмём наушники, дорогие гости. Напомню телефон прямого эфира 363-36-59, и напомню, что сегодня мы разыгрываем книги «Немного про осьминога», это сборник стихов Ренаты Мухи, и «Между нами взрослыми», совместная книжка Ренаты Мухи и Вадима Левина, она даже такая двухсторонняя, что называется, очень красиво сделана. То есть тут от Ренаты Мухи все её потрясающие настоящие детские стихи, а от Вадима Левина такое руководство к действию, «Как читать с детьми», очень полезная книга, между прочим, и для взрослых, и для детей. Что давайте.

М. БОРОДИЦКАЯ: Сегодня даже наши вопросы для розыгрыша будут представлять собой стихотворения Ренаты Мухи. Вот стихотворение из трёх частей, действительно, тут так и написано. Часть первая, часть вторая, часть третья. Называется «Стихи о плохой погоде». Первую часть я читаю полностью, вторую, последнее слово, пожалуйста, угадайте сами. Значит, часть первая, «Стихи о плохой погоде».

Стояла плохая погода,

На улице было сыро,

Шёл человек по городу,

И ел бутерброд без сыра. Часть вторая:

Стояла плохая погода,

На небе луна погасла,

Шёл человек по городу,

И ел бутерброд без…

К. ЛАРИНА: Без чего. 363-36-59. алло, здравствуйте.

Слушатель: Без масла.

К. ЛАРИНА: Правильно, без масла.

К. ЛАРИНА: Как тебя зовут?

Слушатель: Стёпа.

К. ЛАРИНА: Стёпа, где ты живёшь?

Слушатель: (Неразборчиво).

М. ПЕШКОВА: Малыш, повтори пожалуйста.

Слушатель: (Неразборчиво).

К. ЛАРИНА: Я честно не поняла. Стёпа, а сколько тебе лет?

Слушатель: 7 лет.

К. ЛАРИНА: Всё, мы замучили Стёпу вопросами.

М. БОРОДИЦКАЯ: Сам угадал, или знал заранее?

Слушатель: Конечно.

К. ЛАРИНА: Вот так вот. Всё, Стёпу мы записали в победители, молодец.

М. БОРОДИЦКАЯ: Стёпа у нас победитель. А что, дальше разыгрываем?

К. ЛАРИНА: Да.

М. БОРОДИЦКАЯ: Хорошо. Читаем часть вторую уже с угаданным Стёпой словом:

Стояла плохая погода,

На небе луна погасла,

Шёл человек по городу,

И ел бутерброд без масла.

Но дальше краски сгущаются. Часть третья:

Стояла плохая погода,

Сердито хмурилось небо,

Шёл человек по городу,

И ел бутерброд без…

К. ЛАРИНА: Без чего. Алло, здравствуйте.

Слушатель2: Алло, здравствуйте. Без хлеба.

К. ЛАРИНА: А бывает такой бутерброд без хлеба?

Слушатель2: Нет.

К. ЛАРИНА: А что же осталось, если и хлеба нет?

Слушатель2: Ничего.

М. БОРОДИЦКАЯ: Ребёнок, тебя как зовут?

Слушатель2: Даня.

М. БОРОДИЦКАЯ: Даня мальчик или Даня девочка?

К. ЛАРИНА: Как это?

Слушатель2: Мальчик.

К. ЛАРИНА: Даниил.

М. БОРОДИЦКАЯ: Даниил, ты сам угадал, или тебе кто-то подсказал?

Слушатель2: Я сам отгадал.

К. ЛАРИНА: Молодец, Даня, телефон твой записали, ты у нас тоже победитель. Действительно, ел бутерброд без хлеба, это такой Хармс уже похоже.

М. БОРОДИЦКАЯ: Да, это уже немного Хармс.

В. ДОЛИНА: Какое время, такие и бутерброды.

М. ПЕШКОВА: Вообще Рената была замечательный рассказчик. Наверное, многие знают о том, что Рената была одним из победителей конкурса, который проводился в штате Юта на лучший рассказ. Она по-английски рассказывала Стори Стейлор. Вот такой замечательный рассказчик, целый стадион стоя её приветствовал, слушал её рассказы, и очень жаль, что эти рассказы она не записывала. Вообще она говорила, что на устный автор.

К. ЛАРИНА: Очень жалко, здесь даже вопрос есть от наших слушателей: «Будет ли издана книга Ренаты Мухи для взрослых, её воспоминания, её дневники». Я не знаю, есть ли у неё что-то.

М. БОРОДИЦКАЯ: Я не знаю, зафиксировано ли всё это, вот эти чудесные устные байки, которые она рассказывала про каких-то одесских тётушек, которые говорили, что ребёнок должен быть упитанным, чтобы у него тёрлись ножки, и всякие такие потрясающие вещи.

К. ЛАРИНА: Хорошо.

В. ДОЛИНА: Остался очень хороший муж, и очень хороший сын, не сиротливо жила Рената Григорьевна, может и всё будет. И были люди в городе Бершев, где она проживала, были люди, которые её слушали. Может всё и будет, я просто сейчас зримо представила.

К. ЛАРИНА: Наверняка есть же какие-то записи дома.

М. БОРОДИЦКАЯ: Очень хотелось бы.

К. ЛАРИНА: Потому что хотелось бы её прочитать.

М. ПЕШКОВА: Вообще Рената писать не любила, она звонила по телефону, когда были Бесланские события, была книжная ярмарка, и так получилось, что Рената увидела мою зарёванную фотографию на обложке одной из израильских газет. И вдруг нежданно, негаданно поздно вечером раздался в моей квартире телефонный звонок. Я не поняла даже, кто звонит. Она мне говорит: «Рената», я стала судорожно думать, я же знаю только одну Ренату Муху. И вот Рената мне говорит: «Майя, я тебя видела». И вот тут до меня дошло, как Рената узнала о том, что случилось тогда на ярмарке, вообще в мире.

К. ЛАРИНА: Давайте ещё о чём-нибудь спросим. Марина.

М. БОРОДИЦКАЯ: Может быть, почитаем ещё что-нибудь.

К. ЛАРИНА: Давайте почитаем.

М. БОРОДИЦКАЯ: Какие есть чудесные здесь вещи. Вот у меня книжечка «Недоговорки». Это скорее для взрослых книжка. «Бывают в жизни чудеса», это вообще из серии «Моя первая библиотека», тоже чудесная книжка.

М. ПЕШКОВА: Посмотри, пожалуйста, издательство, где вышла эта книга «Бывают в жизни чудеса»?

М. БОРОДИЦКАЯ: Маленькая, совсем бумажная книжка, а издательство, я даже не знаю.

В. ДОЛИНА: Давай я гляну, а ты пока что-нибудь прочитай.

М. БОРОДИЦКАЯ: Мы мучительно передаём друг другу очки.

В. ДОЛИНА: И видим что-то таинственное, Минская фабрика цветной печати. Бывает такое издательство?

М. БОРОДИЦКАЯ: Видимо бывает. Вот ещё замечательное стихотворение «Река».

А под мостом течёт река,

Но только без воды пока. Это мне напоминает известный анекдот про бассейн.

К. ЛАРИНА: Я придумала задание. Вот что мы сейчас сделаем. Марина, мы сейчас будем заниматься творчеством. Это задание я вычитала как раз из книги Вадима Левина «Между нами взрослыми», на примере стихотворения Ренаты Мухи, которое мы уже цитировали сегодня.

«Ну, дела» — подумал лось,

Не хотелось, а пришлось. Придумайте, пожалуйста, свои двустишия со своими героями. Например: «Ну, дела» — подумал гусь,

И хотел бы, да боюсь. Или например: «Ну, дела» — подумал рак,

И хотел бы, но не так. Или: «Ну, дела» — подумал змей,

И хотелось, но не смей.

М. БОРОДИЦКАЯ: Так, это для детей задание?

К. ЛАРИНА: Для детей, книга ведь детская.

М. БОРОДИЦКАЯ: И хотелось, но не с ней.

К. ЛАРИНА: Ну, так давайте, у вас есть возможность сочинить свои двустишия по примеру этого маленького стихотворения Ренаты Мухи, я ещё раз его прочту:

«Ну, дела» — подумал лось,

Не хотелось, а пришлось. Пожалуйста, на СМС +7-985-970-45-45. Мы принимаем ваши стихи, давайте присылайте, и потом обязательно будем вас цитировать, и назначим победителей. Ну а теперь прочитаем сами, да Марина.

М. БОРОДИЦКАЯ: Мне очень нравится это стихотворение, во-первых, мне нравится «Дорогой отважных», но это из крохотулечных стихотворений:

Однажды, а может быть дважды,

В дорогу, а может быть в путь,

Уехал правитель отважный,

От важных забот отдохнуть. А ещё мне ужасно нравится «Книжкина колыбельная».

К. ЛАРИНА: Это замечательное стихотворение.

М. БОРОДИЦКАЯ: У Ренаты Мухи длинное стихотворение, как длинное, стихотворение, которое почти занимает страницу.

К. ЛАРИНА: Прочтите его Марина.

М. БОРОДИЦКАЯ: Это вообще редкость, она редко себе это позволяла. Если она уже разбегалась для длинного дыхания, то получалось что-то совершенно прелестное. «Книжкина колыбельная».

За окошком ночь настала,

Где-то вспыхнули зарницы,

Книжка за день так устала,

Что слипаются страницы,

Засыпают понемножку,

Предложения и слова,

И на твёрдую обложку,

Опускается глава,

Восклицательные знаки,

Что-то шепчут в тишине,

И кавычки по привычке,

Раскрываются во сне,

А в углу в конце страницы,

Перенос повесил нос,

Он разлуку с третьим слогом,

Очень плохо перенёс.

Недосказаны рассказы,

Недоеден пир горой,

Не дойдя до этой фразы,

На ходу заснул герой,

Перестало даже пламя,

Полыхать в полночном мраке,

Где дракон с одной драконшей,

Состоит в законной драке.

Никого теперь не встретишь,

На страницах спящей книги,

Только медленно плетутся,

Полусонные интриги,

Дремлет юная невеста,

По дороге под венец,

И заснули Середина,

И начало, и конец.

К. ЛАРИНА: Замечательно.

В. ДОЛИНА: Слух музыкальный надо бы иметь, чтобы что-то вот эдакое написать, чудесная музыка внутри.

К. ЛАРИНА: Вот-вот, поющее стихотворение.

М. БОРОДИЦКАЯ: И сколько этой игры со словами.

В. ДОЛИНА: Сколько метафоры, как всё катится одно к другому.

М. БОРОДИЦКАЯ: Такая россыпь драгоценностей прямо.

В. ДОЛИНА: Специальный человек.

М. ПЕШКОВА: Рената Муха приехала к Борису Захадеру, это было в самом начале тех самых лет, когда она начала писать. Она ему прочитала свои стихи, мэтр чуть морщился. Но потом, прочитав одно из стихотворений, он закричал: «Галя, налей ей ещё тарелку супа», в такой восторг пришёл писатель.

В. ДОЛИНА: Я когда-то приехала в Бершеву, что-то я там делала, возможно, песни свои разнесчастные пела. А Рената говорит: «Ко мне ужинать, чтобы были у меня». В общем, пришли, по-моему, мы с кем-то из детей были, и у неё на столе стояла здоровеннейшая кастрюля с супом-солянкой, такой у нас был ужин.

К. ЛАРИНА: Рано утром в полвторого,

В полдень к нам пришла корова,

И не вымолвив ни слова,

Молчалива и строга,

Прошептала мне сурово,

«Молока не пей сырого»,

Постояла, и ворота почесала о рога. Вот это потрясающее что-то, ворота почесала о рога.

М. БОРОДИЦКАЯ: А вообще логопеды всей необъятной нашей родины, они должны просто петь свои логопедические гимны Ренате Мухе просто денно и ночно.

В. ДОЛИНА: Спецупражнение, а могут вовсе не знать её строк.

М. БОРОДИЦКАЯ: Наверное знают, вот «Ужаленный уж», вот наверняка по этому стихотворению занимаются с детьми.

Бывают в жизни чудеса,

Ужа ужалила оса,

Ужалила его в живот,

Ужу ужасно больно. Вот.

А доктор ёж сказал ужу,

«Я ничего не нахожу». Это гениальная фраза всех докторов.

Но всё же думается мне,

Вам лучше ползать на спине,

Пока живот не заживёт. Вот.

К. ЛАРИНА: А вот у неё тема почёсывания о всякие предметы тоже красной нитью проходит через всё творчество.

М. ПЕШКОВА: Не случайно проходит, потому что Рената Муха свою диссертацию писала в главной библиотеке страны, в библиотеке Ленина. Вот у неё в профессорском зале страшно зачесалась спина. И вот она сочинила в тот день «Разрешите о ваш почесаться забор» именно сидя в библиотеке.

К. ЛАРИНА: Да, она рассказывала.

В. ДОЛИНА: Это специальная фамилия, фамилия диктует специальные темы, фамилия Муха кое-что давала.

М. ПЕШКОВА: Вообще это фамилия папы.

К. ЛАРИНА: По длинной тропинке немытая свинка,

Бежит совершенно одна,

Бежит и бежит она,

И вдруг неожиданно,

У неё зачесалась спина.

Немытая свинка,

Свернула с тропинки,

И к нам постучалась во двор,

И хрюкнула жалостно,

«Позвольте, пожалуйста,

Об ваш почесаться забор».

М. БОРОДИЦКАЯ: А концовки эти неожиданные, пируэты потрясающие, «Секретная песенка о слонёнке».

По Барнео и Ямайке,

Ходит слон в трусах и майке,

Ходит в маминой панаме,

Только это между нами.

К. ЛАРИНА: У нас уже есть первые стихи, могу вам прочитать.

М. БОРОДИЦКАЯ: Здорово, давайте.

К. ЛАРИНА: «Ну, дела» — подумал слон,

Мне приснился страшный сон. Это Миша.

М. БОРОДИЦКАЯ: По-моему очень неплохо.

К. ЛАРИНА: «Ну, дела» — подумал Путин,

Взял, и всех людей замучил. Я читаю, орфография авторская.

М. БОРОДИЦКАЯ: Отлично, рифма не очень точная, но надо принять во внимание, что слово трудное для рифмовки.

К. ЛАРИНА: «Ну, дела» — подумал лев,

Не люблю я королев. Хорошее стихотворение.

М. БОРОДИЦКАЯ: Тоже неплохо.

К. ЛАРИНА: Это Ксюша нам написала, молодец.

«Ну, дела» — подумал волк,

Не хотел, но уволок. Тяжеловато, но ничего.

В. ДОЛИНА: Всё равно кто-то что-то изобретает.

К. ЛАРИНА: «Ну, дела» — сказало эхо,

По субботам всем утеха. Ну, ничего.

«Ну, дела» — подумал крот,

Вышло всё наоборот.

М. БОРОДИЦКАЯ: Это просто блестяще.

К. ЛАРИНА: «Ну, дела» — сказала пчёлка,

Я сегодня вся в иголках. Так:

«Ну, дела» — подумал папа,

Он надел чужую шляпу. Паша нам написал.

«Ну, дела» — подумал кит,

Съесть хотел его, он спит. Так:

«Ну, дела» — подумал кот,

И пошёл наоборот. Ксения. Так, ещё один кот:

«Ну, дела» — подумал кот,

Дали завтрак, да не тот.

М. БОРОДИЦКАЯ: Кстати вот это хорошее, что дали завтрак, да не тот.

К. ЛАРИНА: «Ну, дела» — подумал лев,

Не хотелось, а впал в гнев. Это Слава.

«Ну, дела» — подумал жмот,

Что хотелось, не сбылось.

В. ДОЛИНА: Боже мой, что это.

М. БОРОДИЦКАЯ: Нет, жмот и не сбылось это плохая рифма, и даже не игровая.

К. ЛАРИНА: «Ну, дела» — подумал морж,

Не хотелось, а похож. Хорошо. Ну, в общем, смотрите, поступают телеграммы с замечательными стихотворениями, вот ещё целая куча пришла. Читаю?

М. БОРОДИЦКАЯ: Да.

К. ЛАРИНА: «Ну, дела» — подумал бык,

Не хотелось, а привык. Вова молодец. Так:

«Ну, дела» — подумал крот,

Не хотелось, а не смог. Марина написала.

«Ну, дела» — подумал пень,

Солнце светит целый день. Так:

«Ну, дела» — подумал слон,

Мне спускаться под уклон. Юля нам написала. Так:

«Ну, дела» — подумал я,

Детям можно, мне нельзя. Это пишет Леонид. Так:

«Ну, дела» — подумал крокодил,

Не хотел, а проглотил. Ну, здесь тяжеловато получается.

М. БОРОДИЦКАЯ: Да, это, пожалуй, нарушает ритм.

К. ЛАРИНА: Пока всё, но видите, активно народ включился.

В. ДОЛИНА: Надо вот так: «Ну» — подумал крокодил», безо всяких дел.

М. БОРОДИЦКАЯ: Да, не хотел, а проглотил.

В. ДОЛИНА: Чуть смелее, и всё.

К. ЛАРИНА: Ну что, мы уже должны завершать нашу программу. Я ещё хотела, чтобы стихотворение про таракана нам сама Рената Муха прочитала.

М. БОРОДИЦКАЯ: Да, пожалуйста, давайте послушаем её голос.

К. ЛАРИНА: Да, а победителей определим в следующем часе. Я назову тех, кто у нас сегодня получает книжки. Благодарю моих гостей, благодарю Майю Пешкову, благодарю Марину Бородицкую, и благодарю Веронику Долину. Спасибо Ренате Мухе.

Идёт часть эфира с Ренатой Мухой.

Р. МУХА: Вы в хорошей, по-моему, компании. Потому что мне рассказывал друг его (неразборчиво) Юркевич, и Галина Сергеевна, жена Захадера, что Борис Владимирович это стихотворение очень любил. Причём история этого стихотворения такая. Оно было до последних четырёх строчек.

К. ЛАРИНА: Прочтёте, или вы наизусть помните?

Р. МУХА: Я помню всё наизусть. Было такое стихотворение у меня в моей жизни:

Жил в квартире таракан,

В щели у порога,

Никого он не кусал,

Никого не трогал,

Не царапал никого,

Не щипал, не жалил,

И домашние его очень уважали. Я его так написала, повинуясь чувству справедливости, принесла своему другу и соавтору Вадиму Левину, с которым я у вас тут была. И он сказал: «Если ты про таракана даже напишешь «Евгения Онегина» или «Ромео и Джульетту», мне это не понравится, потому что я не люблю тараканов. Я ему говорю: «Я не говорю, что я его люблю, но это несправедливо». И вот я жила с этим стихотворением, и с этим чувством несправедливости, не очень давно, и не очень недавно. Лет 8 тому назад я вдруг увидела конец, а конец был такой: так бы прожил таракан,

Жизнь со всеми в мире,

Только люди завелись,

У него в квартире. Вот тогда всё встало на место, и тогда многие люди нарисовали рисунки, но мой ученик Юрочка сделал замечательный рисунок. У него на двери сидит таракан с аэрозолем, брызгает по стенкам, а люди вот так вот ползают, но в руках у них чемоданы. Так что многие любят его стихотворения. Я его люблю, Левин отказывается его любить, но теперь я рада, что вы тоже любите.


Комментарии

10

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


29 августа 2009 | 23:18

Извините за фамильярность,но эта фраза нас
сближает.До сегодняшнего дня мы слушали человеков
из телевизора,игнорируя площадку.Так бы и умерли
дураками.Да повезло(не знаем кому больше:нам с
вами или вам с нами)Ну не в ентем дело.Как там
в песне?Ааа,лучше поздно,чем никогда.Повторить
два раза,лучше три.
Долина,которая с негнущимся именем Вероника,
побудила нас сделать этот нелёгкий выбор.
И что же?(это мы вас так вот изощрённо интригуем).Развязка:Любы вы нам,вот чё.
Слушаем вас,девчата, в инте,поэтому не обижайтесь
на замедленную реакцию.Смотрите и читайте:
Вариант первый:"Ну дела",сказал енот:"Президент
опять не тот".
Вариант второй:"Ну дела",сказала муха:"Голос
есть,да нету слуха".
Вариант третий:"Ну дела",сказала вша:"Нам
мешают С Ш А.".
Если этого не достаточно для сокрушительной победы,можно обсудить откат.


29 августа 2009 | 23:27

Серёжа-три года(условно)
Оля вообще девять с половиной недель.


30 августа 2009 | 13:33

"Ну дела",сказали лоси:"Возвращается Иосф".

"Ну дела",сказал медведь:"Я на троне,о бол деть".

"Ну дела",подумал Вова:"Плохо всем и,что такова?"


andrikos 30 августа 2009 | 19:20

Свежее +10!Последние три,читалъ и плакалъ!:)Пусть аффтар пишет исче!!!:)))Только это,все-таки,для взрослых.Думаю,детям не стОит читать-детство портить...Успеют ещё!:)


30 августа 2009 | 20:37

Лось медведю не баран,
Вертолёт – не мельница…
Пролетарии всех стран
Не мычат, не телятся…

В букваре сидит джигит –
Фрукт для папы Зю. Ура!
Главный вождь и индивид –
Для тупых путь во вчера…

Главный правый – голова!
В отпуске на лошади…
А избушка – без замкА
И смердит по площади…

Площади одной шестой,
Что на КРОВИ и на ЛЖИ.
Эс_три_эр – сплошной аццтой,
Мясорубка! Живы ВШИ.

Мухи слушают DEEP PURPLE
И стращают пуганных.
Корп.ГБ глядит в бинокль
Методов иудиных.

Всем напёрстки и серпы!
Страусам – песочницу!
Всё путём! Нам без борьбы
Взвесьте всё! Молочницу

Испугал Геннадий! О!
Птицей грипп захрюкает,
А в итоге – НИЧЕГО!
В лампах черви пукают…

Несознанка, как всегда!
Новое – протухшее…
Польша? Гитлер? Ерунда!
Весь возврат к не_сущему…

Этот мысленный поток
Продолжается меж строк…


nmaqsudov 07 сентября 2009 | 00:21

"Ну, дела...", - подумал муж:
"Где вы взяли столько груш?"

"Ну, дела!", - подумал дятел:
"Я б вас всех законопатил!"

"Ну, дела!", - сказал червяк...
И скоерей на землю бряк...

Конь подумал: "Ну дела...", -
Закусивши удила.

"Ну, дела!", - подумал крендель,
Получив от булки пендель.


07 сентября 2009 | 01:51

"Ну дела",сказал Максюдов:"Нету сена у верблюдов"


nmaqsudov 07 сентября 2009 | 12:46

:) Тааааак, переходим на личности?

Ухмыльнулась Кузнецова:
"Нету сена! Хм..., что ж такого?"


(PS В русской транскрипции я Максудов)


07 сентября 2009 | 23:01

Лично для вас,персонально.
Обещаю вам, Максудов,что не буду про верблюдов.

"Ну,дела"Наиль сказал,улыбнулся и пропал.


nmaqsudov 07 сентября 2009 | 23:46

"Ну дела...", - он удивился...
Глядь! И снова появился
:))))

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире