'Вопросы к интервью
21 июля 2012
Z Интервью Все выпуски

Формирование нового Общественного совета при Министерстве образования и науки РФ


Время выхода в эфир: 21 июля 2012, 18:05

А. ВЕНЕДИКТОВ: 18 часов и почти 10 минут в Москве, всем добрый день. Наталья Ивановна Басовская в отпуске, мы воспользовались этим случаем, для того чтобы пригласить в эфир двух федеральных министров. Михаил Абызов, добрый день.

М. АБЫЗОВ: Добрый день.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вечер. И Дмитрий Ливанов, добрый день, вечер же.

Д. ЛИВАНОВ: Добрый день.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, у кого что. И поговорить о том, что новое правительство России, в принципе, обещало быть открытым, в самом широком смысле слова. И поговорить о том, каким образом можно открыть его через систему общественных советов. Я попросил бы сейчас наших слушателей, прежде всего, приблизиться к своим телефонам и проголосовать вот по какому вопросу: считаете ли вы, что в современной ситуации общественные советы могут корректировать политику правительства? Ну, вот корректировать ее. Если вы считаете, что да, такая возможность у них есть, то ваш московский номер телефона – 660-06-64. Если считаете, что нет – 660-06-65.

Материалы по теме

Считаете ли вы, что общественные советы при министерствах могут корректировать политику нового правительства?

да
7%
нет
91%
затрудняюсь ответить
1%


Итак, еще раз вопрос, голосование будет идти одну минуту, чтобы не было накруток. Считаете ли вы, что общественные советы при министерствах смогут корректировать новое правительство, политику правительства в разных ведомствах? Да, скорее могут – тогда телефон 660-06-64. Нет, скорее не могут – 660-06-65. И мой первый вопрос кому угодно, господа министры: а какие, собственно говоря, функции, полномочия вы предусматриваете в ваших общественных советах людей, которых вы туда приглашаете, чего они могут? Михаил Абызов.

М. АБЫЗОВ: Добрый день, уважаемые радиослушатели, добрый день, Алексей Алексеевич. Мы уже обсуждали на предыдущей программе, посвященной общественным советам при министерствах и ведомствах, какие бы могли быть полномочия у общественных советов, какие функции они должны и могут выполнять. И все-таки основная позиция правительства (и она уже неоднократно обсуждалась) заключается в том, что общественный совет – это консультативный орган и его решения носят рекомендательный характер. Неправильно было бы возлагать на общественный совет, на людей, которые приняли решение и согласились входить туда, возлагать на них ответственность за принятие политических решений, связанных с деятельностью министерства или ведомства. И, памятуя вашу позицию, которую мы обсуждали и дискутировали в прошлый раз… вы настоятельно говорили о том, что вы как член общественного совета хотите иметь полную безответственность.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да, это правда.

М. АБЫЗОВ: И, с другой стороны, я считаю, для того чтобы общественный совет был эффективным органом при органе исполнительной власти, важно его фокус поддерживать на наиболее актуальных вопросах работы правительства и конкретного министерства. И применительно к Министерству образования в приоритет работы общественного совета будет поставлен вопрос обсуждения политики министерства и стратегии по вопросам образования. Вопросы, которые определены как приоритетные для открытого правительства – это вопросы кадровой политики и кадрового потенциала отрасли. Второй вопрос – это вопрос антикоррупционных мероприятий, борьбы с проявлением коррупции на разных уровнях работы конкретного министерства, а также его отраслей. Третий вопрос – развитие конкуренции и предпринимательства в области регулирования. Вот эти вопросы, актуальные и принципиальные для работы министерства, должны быть в фокусе работы общественного совета.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Михаил Абызов, я хотел бы развернуть к вам экранчик. Ну, вы видите, да? 9,8% считают, что советы могут корректировать политику в области, в отрасли, и 90,2% так не считают. Мы еще к этой цифре вернемся. У меня вопрос к Дмитрию. Все-таки то, что сказал Михаил, это может быть применительно ко всем советам, от министерства обороны и министерства внутренних дел, да, до, там, министерства экономики и транспорта. Если говорить о функциях, как вы видите, совета при Министерстве образования и науки, более конкретно что бы вы могли сказать?

Д. ЛИВАНОВ: Я бы хотел сделать так, чтобы мы вместе с общественным советом, когда он будет окончательно сформирован, определили круг вопросов, который именно для тех людей, которые в него войдут, представляются важными. И я готов по этим вопросам ввести принцип двух ключей. То есть, мы будем принимать какое-то решение – круг этих решений, еще раз обращаю внимание, будет определен позже – по которым общественный совет будет иметь полноценное право голоса. И я буду как министр принимать решение только в том случае, если имеется положительное решение общественного совета. Нам нужно сбалансировать…

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, вы перекладываете часть ответственности.

Д. ЛИВАНОВ: Я не перекладываю часть ответственности, я хочу, чтобы люди, входящие в общественный совет, участвовали в принятии решений, понимая, что, в общем, действительно, по большому счету, они ответственности, кроме моральной, за эти решения не несут. Мне кажется, это, в общем, нормальная система. Посмотрим, как она будет работать. Нам очень важно действительно точно спозиционировать этот круг вопросов, понимать, какие вопросы в принципе имеет смысл решать таким способом. Далеко не все административные вопросы, естественно, надо решать так.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи у меня вопрос к вам обоим, поскольку Михаил в том числе и идеолог этой истории. Все-таки чего вы хотите от общественных советов? Вот еще раз возвращаюсь к теме, о которой спорил мы с Михаилом. Может, я порошу сейчас и вас, Дмитрий, начать. Мы спорили с ним, мы не соглашались с ним на следующую тему. Вот есть экспертное сообщество, да? Есть люди, профессионально работающие в области, и им тоже предложено будет войти в совет, и уже предложено, как я понимаю. А есть люди, которые являются потребителями этого сектора, этого социального сектора – это родители. Ну, если говорить о школе, это родители, да? Это семьи, я бы сказал даже, если говорить более широко. Как сбалансировать историю, при которой вы можете получить либо экспертный совет, который работает… знаете, корпоративно, как бы сказать так… корпоративный совет, да? Либо потребительский совет.

Д. ЛИВАНОВ: Для меня важно, чтобы в общественный совет входили люди, имеющие широкую аудиторию, неважно при этом, являются ли они экспертами, профессионалами в области образования или в области науки или они являются потребителями. Для меня вопрос их принадлежности к определенной группе вторичен. Мне кажется, поскольку мы рассматриваем общественный совет как интерфейс взаимодействия власти и общества, то эти люди должны именно обладать определенным воздействием на общественное мнение, транслировать его как в одну сторону, то есть от общества к нам, так и в другую сторону. Потому что мы иногда действительно испытываем тоже со своей стороны проблему объяснения позиции. Мне кажется, если мы по каким-то вопросам синхронизируем мнение с мнением общественного совета, мы можем иметь все основания рассчитывать на то, что члены общественного совета смогут эту позицию объяснить, смогут ее транслировать, смогут ее защитить, поскольку, наверное, по каким-то решениям будет обязательно и оппозиция. В этом смысле я предъявляю другой критерий к членам общественного совета, чем принадлежность к определенным группам.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Дмитрий Ливанов, министр образования и науки. Михаил Абызов.

М. АБЫЗОВ: Когда мы говорим о таких инструментах как общественный совет, все-таки мы говорим о взаимоотношениях государства и общества. И я не считаю, что нам надо каким-то образом бюрократизировать эту систему и определять какие-то конкретные жесткие рамки, в которых общественный совет должен функционировать. Я не считаю себя правым, когда я говорю, что общественный совет – это в том числе эксперты, и я не считаю вас неправым, когда вы говорите, это исключительно общественное мнение, которое не может претендовать на какую-то профессиональную экспертизу. Я считаю, что содержание и форма, они должны найти себя во взаимодействии конкретного министерства и той группы людей, которым, по большому счету, доверяет общество. И именно таким образом мы построили формирование общественного совета при министерстве образование. Когда, вы помните, я предложил вам, в том числе «Эху Москвы», принять участие в формировании общественных советов при министерствах и ведомствах, и Дмитрий…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Взял на слабо, короче говоря.

М. АБЫЗОВ: Да. И я считаю, тот опыт, который «Эхо Москвы» получило, и ту работу, которую сделало вместе с Министерством образования по формированию вот того пула людей, которые стали кандидатами сначала и прошли рейтинговое голосование по вхождению в общественный совет, этот опыт абсолютно феноменален. Вы посмотрите, насколько качественные, если можно так сказать, люди, с каким широким кругозором, вошли кандидатами и были потом отобраны и отретингованы в ходе работы «Эха». Если мы сейчас этим людям скажем, которые прошли в том числе через процедуру общественного обсуждения: «Ходите сюда и не ходите сюда. Вот экспертиза касательно о том, правильно ли строится политика в области образования – это не ваш удел, это удел научно-исследовательских институтов, вы занимайтесь вопросами, как общество воспринимает, хорошо или плохо работает министерство, плохое или хорошее у нас образование». Они же не социологические службы, для того чтобы высказывать свое мнение. И не надо грань проводить жесткую на предмет того, могут ли они высказывать экспертное мнение или нет. Это первое. Второе. Я считаю, что в рамках работы министерства с общественным советом должна применяться такая форма как создание экспертных групп, которые бы проводили …

А. ВЕНЕДИКТОВ: Министр зевает. Я имею в виду Дмитрия. Те, кто не видит… мы радио.

Д. ЛИВАНОВ: (смеется)

М. АБЫЗОВ: … в этом направлении конкретную профессиональную работу, профессиональную работу экспертных групп, которую бы в последующем оценивало, с одной стороны, профессиональное сообщество в лице министерства и соответствующих ведомств, а с другой стороны, общественный совет. И они бы посмотрели и сказали: «Да, наверное, заключение по данному вопросу экспертной группы, оно является… одинаково воспринимается как обществом, так и министерством и чиновниками, давайте его реализовывать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Михаил Абызов. Да, Дмитрий.

Д. ЛИВАНОВ: Я бы вот к этому хотел бы только одно добавить: что поэтому вопрос о полномочиях экспертного совета должен в значительной степени решить сам экспертный совет. Что люди, которые…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Экспертный или общественный?

Д. ЛИВАНОВ: Общественный совет, прошу прощения, общественный совет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я просто уточнил.

Д. ЛИВАНОВ: Да. Поэтому вопросы, которые члены общественного совета сами сочтут важными, они и должны артикулировать. И мы вместе с ними обсудим формы участия в решении этих вопросов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хочу сказать нашим слушателям, небольшую статистику дать, каким образом проходил отбор. Значит, мы объявили по радио после того, как действительно Михаил Абызов, затем Дмитрий Ливанов подтвердил, предложили нам принять участие в отборе половины общественного совета, половины, я хочу сразу сказать. Мы предложили… создали специальный почтовый адрес и предложили через эфир, через наших коллег в других медиа присылать нам кандидатуры. Мы получили 1163 письма в конечном итоге. И у нас было порядка шестисот, по-моему, восьмидесяти кандидатур. Все эти кандидатуры были отправлены министру, я хочу сказать, вот чтобы… Почему вы ему передали только… все передали, себе ничего не оставили, они все в резерве, да?

Д. ЛИВАНОВ: Абсолютно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: После чего мы отобрали 57 кандидатур, которые набрали 5… 5 писем их называло с разных IP-адресов, с разных почтовых адресов (проверили и так далее). 57. Вот эти 57 были выставлены на рейтинговое голосование по четырем номинациям для удобства. И дальше мы боялись только одного – это я докладываю министрам – боялись накруток. Поэтому моя, там, служба, не только моя, мы попросили наших более …

М. АБЫЗОВ: Безопасности?

А. ВЕНЕДИКТОВ: … взрослых коллег – интернет-безопасности – более серьезных корпораций за этим присматривать. Могу сказать честно, была одна попытка накрутки, но, поскольку она не повлияла, скажем так, на итоговую десятку, то мы оставили все как есть. В этой связи я хотел бы спросить министра Дмитрия Ливанова: как вы будете пользовать теперь результаты рейтингового голосования?

Д. ЛИВАНОВ: Мы сделали предложения тем людям, которые набрали максимальное количество голосов, первой десятке, каждому из этих людей. До одного не дозвонились пока, но обязательно дозвонимся и сделаем предложение войти в состав общественного совета. Те, до кого мы дозвонились…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Девять.

Д. ЛИВАНОВ: … девять человек согласились. Они войдут в состав общественного совета при Министерстве образования и науки. Если десятый человек, по тем или иным причинам, откажется, мы сделаем предложение одиннадцатому, потом двенадцатому…

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, вы взяли абсолютно вчистую, хотя имели право, как мы с вами договаривались, выбрать любых из этих пятидесяти семи.

Д. ЛИВАНОВ: Мы взяли с сайта «Эха Москвы» те проценты, которые люди получили по результатам рейтингового голосования, и выставили просто свой как бы рейтинг абсолютный, от, значит, первого места до 57-го. Первой десятке сделали предложение.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи был задан мне вопрос, на который я не могу ответить, а вы ответите. Люди точно знают, что Жорес Алферов получил больше пяти писем и должен быть войти в шорт-лист, но я его не включил. А теперь вы объясните, почему я его не включил.

Д. ЛИВАНОВ: Я уже об этом говорил, я еще до того, как вся эта процедура была начата, сделал предложение Жоресу Ивановичу Алферову стать председателем общественного совета…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Поэтому я и не включил.

Д. ЛИВАНОВ: … Жорес Иванович согласился. Включать его не было смысла, естественно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Второй вопрос: какой у вас будет подход ко второй половине? Я считаю, кстати, это очень правильно, да? Вот дать свободу и ведомству формировать часть совета, и обществу формировать часть совета. Вот вы приняли решение пополам. Каков будет ваш подход ко второй десятке, скажем так?

Д. ЛИВАНОВ: Чисто субъективный.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть? Михаил, что он сказал?

М. АБЫЗОВ: Он сказал, что…

(неразб.)

А. ВЕНЕДИКТОВ: Объяснение.

М. АБЫЗОВ: Дмитрий Ливанов предложит…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Назначит.

М. АБЫЗОВ: … предложит для вхождения в совет на свое усмотрения таких кандидатов, которые, с его точки зрения, остро понимают проблемы, вопросы и задачи министерства, обладают соответствующей репутацией. И мы с вами увидим когда полный список общественного совета, в том числе сможем, и слушатели «Эхо Москвы» смогут отнестись к тому, кто вошел в эту вторую десятку. И, безусловно, министр должен обладать такими возможностями и полномочиями по субъективному подбору кандидатов, для того чтобы обеспечивать работу общественного совета. В том числе туда должны входить люди, которые могут помогать министру в решении тех задач, которые стоят перед министерством, с точки зрения взаимодействия с обществом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть чиновники?

Д. ЛИВАНОВ: Нет, нет, безусловно, речь не идет о чиновниках. Для меня – я уже об этом сказал – главным критерием является широта аудитории, которая слушает этого человека. Для меня совершенно не важно, какую должность он занимает, где он работает. Чиновников точно не будет. Мне кажется, у нас нет чиновников, обладающих таким колоссальным общественным потенциалом. Я, естественно, там, не беру политиков. Поэтому я буду исходить из этого. Взгляды, которые эти люди имеют, исповедуют, они для меня непринципиальны. Более того, я считаю, что нам нужно иметь людей разных взглядов принципиально…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Общество имеет разные взгляды, в совете должны быть разные взгляды.

Д. ЛИВАНОВ: Да-да-да. И мне, в общем, бессмысленно приглашать, значит, в совет людей, которые разделяют, например, мои взгляды, потому что мои взгляды я и так знаю. Мне очень важно слышать разное мнение. Поэтому в совете будут люди с разными позициями, в том числе и критическими по отношению к тому, что мы делаем или планируем делать, в том числе и такие промежуточные, то есть в чем-то согласные, но имеющие свое мнение по каким-то аспектам. Но, вот еще раз: мне важно, чтобы эти люди были авторитетны, чтобы они обладали авторитетом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Михаил, а какой, вот какой для вас… оптимальная матрица, модуль? Наверняка ваше представление об общественных советах при министерстве, оно, ну, в практике когда реализуется, оно, там, корректируется, да? Понятно, что вот была задумка такая, сейчас идет процесс. Чего вообще вы хотите, вы, господа министры, и вы, господа правительства – как раньше говорили, господа Сенат, да? – чего вы вообще хотите от этих общественных советов? Ну, чего вы хотите?

М. АБЫЗОВ: Я хотел бы проиллюстрировать это на примере формирования общественного совета Министерства образования и науки.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Две минуты до новостей.

М. АБЫЗОВ: Вот смотрите. Люди, которые были включены радиослушателями в кандидаты, их было более шестисот человек. Они не вошли в общественный совет и не вошли в топ 60. Вопрос: заинтересованы ли мы в том, чтобы знания, умения, а также позиция этих людей была востребована в работе конкретного министерства? Однозначно заинтересованы. Как сделать так, чтобы, несмотря на то, что они не вошли в общественный совет, как сделать так, чтобы это реализовать? Мы предполагаем вместе с Дмитрием в формате работы общественного совета: 1) сделать для всех членов общественного совета персональные кабинеты на сайте общественного совета Министерства образования и науки. В рамках работы вот этих, собственно говоря, персональных интернет-кабинетов возможно в том числе и обращение к членам общественного совета, и формирование форум-дискуссий, интернет-дискуссии вокруг той или иной повестки дня, заседания, а также подготовка предложений со стороны общества, адресованная к членам общественного совета, подготовка предложений по предмету работы общественного совета или по повестке дня. Я хотел бы, чтобы к этой работе были подключены и те 600 человек, которые были отобраны кандидатами в работу общественного совета.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И уж точно те 47, которые…

М. АБЫЗОВ: И если мы говорим о том, что все-таки это модель развивающаяся, то у нас отдельная программа по формированию общественного совета онлайн, то есть в интернете. Там нету никакого физического ограничения, там может быть очень большой круг участников у этого. Главное, чтобы они были активные и освещали ту программу работы общественного совета и министерства, которая будет определена в ходе этой работы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Михаил Абызов. Министр правительства Российской Федерации. У меня сейчас, перед новостями, к вам вопрос, Дмитрий, вы над ним подумайте, пока будет три минуты новостей. А регионы… вот у нас в основном это московско-центричная история получилась, хотя интернет, он… могли даже из Нижнего Новгорода заходить. Вот как вот это распространить на регионы? Это я задал вопрос Дмитрию Ливанову, а теперь новости на «Эхе» с Александром Плющевым.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: 18:35 в Москве. Напомню, у нас в гостях министры федерального правительства: министр Михаил Абызов и министр образования и науки Дмитрий Ливанов. Перед новостями я вам задал вопрос: а как это сделать так, чтобы это не было москвацентричной историей? Понятно, столица в Москве, но есть, там, особенности, скажем, в Татарстане, наверное, в Липецке, да? Там разные бюджеты.

Д. ЛИВАНОВ: Я думаю, что, безусловно, общественный совет – это только вершина пирамиды, у нас будет ее основание. Нас интересует мнение людей, живущий в разных регионах, в разных городах и не только в Москве, но все-таки именно в общественном совете, на мой взгляд, должны быть люди, обладающие федеральным авторитетом. Вне зависимости от того, где они живут, они должны быть известные. Если мы видим вот по результатам голосования, что в основном это люди из Москвы и Петербурга, значит, это так. Мы это признаем как данность, никаких региональных квот у нас не будет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Меня, конечно, совершенно поразила такая известность Станислава Смирнова, да? Математика из Петербурга.

Д. ЛИВАНОВ: Для меня это тоже было удивительно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но это вот все открытая история, да?

Д. ЛИВАНОВ: Да, да. Но это, кстати, единственный лауреат Филдсовской премии, которая аналог, значит, Нобелевской премии в математике, живущий сейчас, работающий…

А. ВЕНЕДИКТОВ: В Петербурге.

Д. ЛИВАНОВ: В России, в Петербурге.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И, кстати, не очень публичный.

Д. ЛИВАНОВ: Абсолютно не публичный.

А. ВЕНЕДИКТОВ: История же в том, что это не говорящие головы, да?

Д. ЛИВАНОВ: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как вы думаете, кстати, вот если мы говорим слово «авторитет»… Вы хотите, чтобы в общественных советах при федеральных органах власти исполнительной – это я Михаилу Абызову задаю вопрос – были люди авторитетные. Авторитетный – это что, с вашей точки зрения?

М. АБЫЗОВ: Ну, во-первых, как сказал уже Дмитрий, это люди, которые обладают определенным общественным авторитетом, в первую очередь.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Раз. То есть, публичным, назовем его так, да?

М. АБЫЗОВ: Публичным общественным авторитетом.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Быть авторитетом в своей области, но закрытым специалистом…

М. АБЫЗОВ: У министра нету проблем по узкопрофессиональным и специальным вопросам, получить консультацию и экспертизу у любого человека, который работает в отрасли…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю, да.

М. АБЫЗОВ: … и имеет соответствующий опыт, находится он на работе или уже находится в отставке. И на самом деле я вижу, что сегодняшний кабинет министров активно работает с экспертной средой. Общественный совет – это все-таки люди, которые представляют реакцию и мнение общества относительно тех политик, которые проводят министерства, относительно тех решений, которые принимает министр в конкретный момент времени. И здесь вот эта производная общественной признанности человека, которая работает, его общественного авторитета, он является одним из ключевых. Безусловно, когда мы говорим – и вы видите это по интернет-голосованию – когда мы говорим про общественный совет, например, при Министерстве образования, в основном рекомендуются в том числе и в первую очередь те люди, которые имеют либо очень глубокое понимание проблем образования, либо люди, которые много уделяют времени своей общественной деятельности и вопросам образовательного процесса в нашей стране.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Смотрите, смотрите, Михаил, смотрите, Дмитрий. Образование в нашей стране, как и медицина, грубо говоря. Если бы мы создавали, там, общественный совет при МИДе, наверное, это была бы просто другая конструкция создания. Образование потребляют – извините за это слово, я знаю, что нашим слушателям оно не нравится, но потребляют… все население, все население. Я уж не говорю про семейное, да? Имея в виду, что там дедушки, бабушки. И дедушки, и бабушки тоже учатся и должны иметь возможность учиться, о чем говорили мы давно и с Андреем Фурсенко, сейчас, наверное, будем, Дмитрий, с вами говорить. Вот как сделать так, чтобы министерство, с одной стороны, проводило государственную политику, а с другой стороны, не игнорировало общественные требования, общественный заказ? А то получится, как в «Айболите-66», да? Я всех сделаю счастливыми за три дня, а кого не сделаю, в бараний рог скручу и отправлю… Понимаете, да? Я государство, лучше знаю, чего вам надо.

Д. ЛИВАНОВ: Мне кажется, важная функция общественного совета – выступать в качестве фильтра…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Фильтра.

Д. ЛИВАНОВ: … фильтра в отношении тех решений, которые могут ухудшить ситуацию. Но мы как чиновники в силу своей ограниченности, в силу отсутствия полной информации, в силу невозможности провести необходимые социологические исследования и так далее иногда этого не можем предвидеть. Мы прекрасно знаем, что такие решения часто принимаются. Вот мне кажется, снизить число этих решений – это очень важная задача.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Снизить число ошибочных. Ну, не ошибочных…

Д. ЛИВАНОВ: Ошибочных и имеющих негативные последствия для людей, вызывающих их негативную реакцию, ухудшающие их ощущения, там, комфортности и так далее, безопасности и всего остального. Вот мне кажется, именно для этого и нужны авторитетные, имеющие большую аудиторию люди в составе общественного совета. И мы именно в качестве одной из основных функций общественного совета видим именно это. Мы будем обсуждать предварительно такие решение, социально значимые, важные для большого количества людей, с общественным советом, мы будем эти решения, ну, как бы апробировать на общественном совете как на некотором срезе общества.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А вот смотрите – я сейчас к Михаилу Абызову обращусь как к отцу, к потребителю образовательных услуг, поскольку мы о детях говорили до вашего прихода, Дмитрий…

М. АБЫЗОВ: Три штуки.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Три штуки, три головы это называется (смеется). Смотрите, значит, сейчас идет спор, и в российском обществе, и в мире, вообще в постиндустриальном обществе: образование стремится к индивидуализации, да, или все-таки задача государства – всем давать стартово, ну, максимально стартово равные возможности?

М. АБЫЗОВ: А почему вы противопоставляете это?

А. ВЕНЕДИКТОВ: А потому что ресурсы ограничены. И вот совет вынужден будет это обсуждать. Потому что учителя настроены таким образом, потому что бюджет, потому что в классе должно быть не больше 25 человек, или 15, или 7. Ну, и так далее. То есть, это будет вот такая история. И я, например, почитал интервью Дмитрия Быкова, который, видимо, вошел в эту десятку. Министр кивает. Ну, по этим самым… и согласился, как я понимаю, да, Дмитрий? Да. Который говорит о том, что это не правильно, что он, там, будет выступать за то, чтобы не было, скажем, профильного обучения. Он считает… Не так. Он сказал, что он считает неверным сейчас… что профильное обучение в старших классах устарело, короче. Понимаете, это тоже обсуждается. Вот вы как отец, у вас запрос какой будет?

М. АБЫЗОВ: Я хотел бы, чтобы был найден баланс. Я хотел бы, чтобы было сохранено и базовое минимальное образование, которое дает на самом деле широкий кругозор учащимся. А с другой стороны, при желании родителей и при желании, соответственно, учеников, им была предоставлена возможность по дополнительному образованию. Вот мы на следующей неделе приступаем в рамках работы экспертного совета правительства Российской Федерации…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот этого большого вот.

М. АБЫЗОВ: Да, большого экспертного совета, приступаем к обсуждению, во-первых, закона об образовании, а во-вторых, государственной программы об образовании. И там на самом деле предусмотрено 4 подпрограммы, одна из которых ориентирована на предоставление возможности получения дополнительного образования, и определены те параметры…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А я про общее, я не про дополнительное – это отдельная тема. Потому что у Дмитрия-то будет проблема с общим, со стандартами, да? То есть, не проблема… она будет проблемой, дети разные.

Д. ЛИВАНОВ: Ну, это вечная проблема…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

Д. ЛИВАНОВ: … она в любое время возникает, всегда.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да. И всегда все недовольны. Одним много, другим мало это называется, да? Как решать такие вопросы и где здесь место общественного совета, где место общества вообще?

М. АБЫЗОВ: Вы знаете…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Фильтр – это понятно, а вот…

М. АБЫЗОВ: Мы проект государственной программы по образованию обсуждаем с Дмитрием и с экспертами последние две недели. И хотел бы обратить внимание, в том числе радиослушателей, что написано в самом начале этой программы: что ее целью является формирование современной системы образования, подотчетной обществу. Вот на самом деле экспертные советы, группы, общественный совет – это те институты, которые должны обеспечить при реализации этой программы ее прозрачность для общества. И, с другой стороны, я считаю, что в формате работы общественного совета не надо уходить от острых вопросов вот таких, которых…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, этого Дмитрию не удастся, судя по составу, части совета.

М. АБЫЗОВ: Это и было целью формирования…

А. ВЕНЕДИКТОВ: (смеется) Да, я вижу список коллег и понимаю, что легкой жизни не будет. Седых волос добавит.

М. АБЫЗОВ: Цель, которую мы ставили при формировании этого общественного совета – сделать его максимально активным, с разными точками зрения. И чтобы выбор членов общественного совета принимался с учетом мнения общества – что мы и продемонстрировали на «Эхо Москвы». Я считаю, что первый этап, с точки зрения и технологий, и подходов, в целом, нам удался. Мы начинаем сейчас другой этап: о том, каким образом построить работу общественного совета. Я уже говорил о том, что я не считаю необходимым загонять работу общественного совета в жесткие рамки. Здесь будет определенная свобода, и мы будем искать наиболее правильные формы взаимодействия. На следующей неделе начинаем работу по обсуждению закона об образовании и госпрограммы. Кстати, вот мы с Дмитрием договорились о том, что члены общественного совета, которые вошли в том числе по голосованию в «Эхо Москвы», будут приглашены на это обсуждение экспертов, на абсолютно профессиональное обсуждение экспертов с участием премьер-министра страны. И те, которые, собственно говоря, будут иметь в том числе возможность, будут в Москве в данный день – это будет проходить в середине следующей недели, мы обязательно приглашение пришлем – они будут иметь возможность высказаться по данным…

А. ВЕНЕДИКТОВ: В лицо премьеру.

М. АБЫЗОВ: … законопроектам, обсудить это с экспертами, обсудить государственную программу. Мы специально вывесили сейчас в интернете на сайте большоеправительство.рф и проект государственной программы, и проект закона об образовании, и начали сбор предложений, и модерировать дискуссию по тем дополнениям, которых сообщество считает необходимым внесение в эти документы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот нам говорят… Сергея Большаков пишет, который был, по-моему, ну, в шестистах точно, учитель, по-моему, из Петербурга, он пишет, что коммуникаторы, коммуникационный авторитет. Так он переводит слово «авторитет», к членам общественного совета. Нет?

Д. ЛИВАНОВ: Наверное, можно и так. Вот мне кажется, авторитетный человек – это тот, к мнению которого прислушивается большое число людей. Это не вождь, это авторитет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вот это очень важно сейчас было подчеркнуть, поэтому как бы туда входим.

М. АБЫЗОВ: Да, и действительно важная тема еще в том, что общество у нас очень разнородно, оно состоит из разных групп, и внутри разных групп есть тоже разные мнения. И очень важно, чтобы разные мнения были высказаны. Естественно, не каждое мнение можно учесть, поскольку очень часто мнения прямо противоположны. Но они должны высказываться, и должна быть площадка для обсуждения разных мнений. Решение, которое будет потом принято, точно не будет ни с одним из этих мнений совпадать, оно должно быть неким вектором, вектором, являющимся суммой этих разных мнений. И в этом смысле никогда решение всех полностью не устраивает.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы знаете, на что я обратил внимание? Я обратил внимание на то, что среди, ну, во всяком случае тех людей, которые, там, набрали значительное число голосов, даже больше, чем десять, нет представителей ассоциаций. Ну, не профессиональных ассоциаций, а, там, Ассоциация студенчества, Ассоциация родителей, да? Профсоюзов учителей. Вообще ассоциаций. Там, за честное образование, за гуманитарное образование… Понимаете, да?

Д. ЛИВАНОВ: Я тоже это отметил и я буду это учитывать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В постиндустриальных странах эти ассоциации играют огромную роль.

Д. ЛИВАНОВ: Согласен. Я буду это учитывать, этот фактор при принятии решения о своей десятке.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю. Как вы думаете… вот мы даже Михаилу… Почему? Потому что внутри общества должна быть, условно говоря, страта, да? Там, профсоюз родителей, который есть в штате Флорида, да, предположим? Или в муниципии какой-нибудь. Который защищает интересы вот… У нас этого нет.

М. АБЫЗОВ: Это то, что мы с вами обсуждали. И голосование на «Эхе» это показало. К сожалению, общественные организации, которые у нас, безусловно, есть, их руководители не являются лидерами мнений. И именно поэтому они, собственно говоря, не вошли.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, это выявило эту проблему. Это их проблема, не наша проблема.

М. АБЫЗОВ: И на самом деле – вот здесь я абсолютно солидарен с Дмитрием – это надо учитывать, их нельзя игнорировать. Их работу, общественную деятельность, вот этих общественных организаций, необходимо со стороны государства поощрять. Министерство должно уделять работе с ними самое пристальное внимание, для того чтобы через два года, когда мы формировали с вами общественный совет, они могли стать таковыми лидерами мнений. Для этого в том числе им нужно предоставить площадку министерскую, площадку общественного совета, трибуну, для того чтобы они стали известны и имели возможность проводить свои идеи и отстаивать свои взгляды. Безусловно, это и независимые профсоюзы учителей. Безусловно, это общественные организации студенчества, родителей…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Родители – это вообще нигде не объединены, никак, кроме школьных советов, по-моему.

М. АБЫЗОВ: Заметьте, кстати, на самом деле…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не, ну, мы тут все родители, почти. Я бы сказал, тут, в общем, родителями вы не будете обделены, мы посчитаем, сколько детей у членов совета.

М. АБЫЗОВ: С другой стороны, вас не удивило то, что среди отобранных кандидатов нету никого из представителей работодателей, которые в первую очередь…

А. ВЕНЕДИКТОВ: А кто у нас?.. А, бизнес вы имеете в виду. Да?

М. АБЫЗОВ: … которые в первую очередь заинтересованы в качественном образовании в стране. Потому что они, собственно говоря – это те площадки, на которых потом люди с багажом образования продолжают работать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Значит, работодатели в этом смысле не являются авторитетными. И это все, только поэтому. Потому что, безусловно, мы знаем программы, которые те или иные компании, да, ведут по образованию и по набору. Не буду делать им рекламу, но мы с ними сотрудничаем, мы знаем их проблемы. Но то, что они это делают непублично и продолжают считать, что это надо делать непублично – это тоже факт, это тоже факт.

Д. ЛИВАНОВ: Здесь еще нужно учитывать то обстоятельство, что мнение работодателей обычно достаточно критично…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну и что?

Д. ЛИВАНОВ: … по отношению к тем, кто работает в системе образования.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это правда, это правда. Ну и что?

Д. ЛИВАНОВ: Поэтому если мы исходим все-таки из того, что те люди, которые голосовали, люди, которые имеют какое-то отношение (либо работают, либо считают себя специалистами)… ну, вот мы и получили такой результат. Но это совершенно не значит, что в составе общественного совета не будет представителей работодателей. Мы тоже, безусловно, будем иметь в виду, что, наверное, вот голос потребителей системы образования…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Профессиональных потребителей.

Д. ЛИВАНОВ: … в этом смысле, да, должен быть представлен.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, на самом деле, скажите, какие, с вашей точки зрения – и Михаил, и Дмитрий – какие, с вашей точки зрения… Я понимаю, в среду, в среду, наверное, в среду-четверг будет вот этот экспертный совет при премьере. Самое больное, что сейчас в образовании. Чем мы будем заниматься для общества? Не вот налаживание там вот… да, там, стандарт суда: час туда, час… а вот что сейчас в образовании то, чего никак не можем вытащить? Мы много чего вытащили за предыдущие годы – я, например, считаю так. Но делай раз, как Павел Грачев в свое время говорил, делай раз.

Д. ЛИВАНОВ: Ну, кстати, вот на этот вопрос и должен ответить общественный совет. Мое мнение, что на сегодняшний день, наверное, наиболее такой просевшей частью образования сегодня является профессиональное образование. На разных уровнях: и высшее, и среднее.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, и среднее тоже, да?

Д. ЛИВАНОВ: И среднее, безусловно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Даже больше, чем высшее, наверное.

Д. ЛИВАНОВ: Ну, может быть. Тут трудно сказать, что больше, но вот именно профессиональное образование – то, что сегодня не работает так, как это нужно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Еще раз, вот с профессиональным образованием меня натолкнули на следующую мысль, потому что… среднему профессиональному образованию. Ну, вы помните, что такое было… вы правда помоложе меня будете, но помните, что такое было в Советском Союзе ПТУ и отношение к ПТУ, да? Значит, есть запрос общества на высшее образование, да? Семей. Даже там, где дети совсем не готовы. Это запрос, это престиж. И есть интерес государства, и есть интерес будущих работодателей – другой, третий, уже третий. Каким образом государство, которое это организует, то есть, один из контрагентов, будет примерять эти интересы, через какие механизмы?

М. АБЫЗОВ: На самом деле в том проекте государственной программы по образованию, который сейчас обсуждается, я считаю, баланс, в целом, найден. Там большое место уделено как дошкольному образованию, профессиональному образованию, дополнительному образованию. Это и очень четко структурировано, имеет свои источники финансирования. И надо сказать, что (на память) затраты на образование должны будут вырасти с 5,4% ВВП до 6,5% ВВП.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это консолидированный бюджет? Потому что федеральный бюджет, там падение, с 4,8 до 4,1, по-моему…

М. АБЫЗОВ: Консолидированный бюджет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: … до 15-го года.

М. АБЫЗОВ: То есть, это общие расходы на образование.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это общие расходы на образование?

М. АБЫЗОВ: Да. Значит, я считаю, что один из актуальных вопросов развития образования в России – это вопрос поддержки и развития негосударственного сектора в образовательных услугах.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Тоже тема.

М. АБЫЗОВ: Это будет большая дискуссия…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сразу скажут: «А-а-а, платное образование решили заместить!»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Во-первых, там есть аспект платного образования. А второе – там есть аспект работы образовательных учреждений на бесплатной основе на основании государственного заказа. И этот сектор должен у нас развиваться. Посмотрите на Москву: у нас платежеспособный спрос на высококачественное образование велик, но люди едут учиться за границу. Задача государственной программы и нового закона — создать условия, при которых качество образования здесь, в России, позволяло бы людям его здесь получать, а не уезжать и не тратить деньги на качественное образование за пределами родины. И, собственно говоря, это и есть развитие негосударственного сектора. Платежеспособный спрос есть, его надо удовлетворять. И на это нацелены те программы, которые разрабатываются. Один из острых вопросов, и я согласен, как вы уже заметили, неоднозначный, с различными общественными трактовками по нему.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну да, я, собственно, об этом. Дмитрий, а как с этим справляться министру, который за это будет отвечать?

Д. ЛИВАНОВ: Вы имеете в виду баланс между интересами различных групп?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конечно, конечно. Нет, не просто групп: государства, семьи и работодатель. Не просто групп, это, там… Если слон залезет на кита, кто кого сборет? Потому что…

Д. ЛИВАНОВ: Если вы имеете в виду под государством систем управления, которая у нас есть…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Абсолютно. И организации, и организации.

Д. ЛИВАНОВ: Это далеко не все государство.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, естественно. Но имею в виду государство, которое, тем не менее… ну, вы как управляющий от имени власти в этом секторе, назовем это так.

Д. ЛИВАНОВ: Задачу, значит, свою и моих коллег я вижу именно в том, чтобы сбалансировать эти интересы с пониманием стратегии развития. Потому что интересы…

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, не сиюминутные интересы…

Д. ЛИВАНОВ: Интересы сиюминутные, да, интересы отдельных групп могут быть сиюминутные или кратковременные. Интересы общественного развития, они имеют гораздо более длительную перспективу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но я как общество и как отец не хочу думать, там, туда, я хочу, чтобы сегодня моему ребенку были предоставлены возможности. Это любой…

Д. ЛИВАНОВ: Абсолютно понятно.

М. АБЫЗОВ: Алексей, надо, я думаю, делать сложные вещи простыми. Вот вы назвали три элемента: семья, государство, работодатель.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Да.

М. АБЫЗОВ: Скажите, кто из них заинтересован в плохом образовании?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что самое незаинтересованное – это государство.

М. АБЫЗОВ: Никто, никто, никто, все заинтересованы в хорошем образовании. Вот когда мы упрощаем вещи, все становится ясно. Все три полюса, которые… почему-то вы их противопоставили, все заинтересованы в хорошем образовании.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но под словом «хорошее» все понимают разное.

Д. ЛИВАНОВ: Нет.

М. АБЫЗОВ: Вопрос – как сбалансировать…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет? Дмитрий, нет?

Д. ЛИВАНОВ: Мне кажется, нет.

М. АБЫЗОВ: Как сбалансировать вопросы тактики, стратегии, вопросы скорости преобразований в образовательном секторе экономики – это вопрос на самом деле профессиональной работы, и обсуждения в том числе с общественным советом, который сейчас формируется. У нас намечено, мы с Дмитрием договорились в конце августа заседание общественного совета по очень острым вопросам.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это первое которое будет?

М. АБЫЗОВ: Одно из первых заседаний. Вот, значит, первое – это результаты сдачи ЕГЭ в 2012-м году. Мы помним…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я уже министра пожалел, сразу, уже просто сразу…

М. АБЫЗОВ: Согласитесь, вообще вопрос острый, да? Результаты зачисления в ВУЗы по экзаменам ЕГЭ – второй вопрос, тоже острый. И сколько мы помним этих резонансных репортажей о коррупции и далее по тексту. Третий вопрос – результаты зачисления в первый класс, принятие в школу. И принятие в детский сад. Все эти вопросы последние два года были на самом верхнем уровне общественного резонанса…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это очень хорошо, что они были на верхнем уровне.

М. АБЫЗОВ: Четыре очень сложных и острых вопроса на первый же общественный совет выносятся. И там, я думаю, что дискуссия и обсуждение будет жаркой. Мы что, о чем договорились? Работа общественного совета должна строиться в том числе в режиме онлайн и интернет-трансляции. И мы с вами как граждане будем, и радиослушатели будут иметь возможность посмотреть за ходом обсуждения. Не просто с протоколом ознакомиться, но посмотреть, какие мнения…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это очень правильно.

М. АБЫЗОВ: … какие мнения высказываются в ходе этого обсуждения.

Д. ЛИВАНОВ: Важно, да, чтобы общественный совет работал не во время заседаний…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Конечно.

Д. ЛИВАНОВ: … а и между заседаниями. Наверное, это более важная часть работы.

М. АБЫЗОВ: Поэтому те, которые пройдут отбор, 10…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас, наверное, половина откажется, сбежит (смеется). Работать надо.

М. АБЫЗОВ: … наиболее авторитетных, а также те, которых назначит Дмитрий, вот пускай готовятся к этому первому заседанию по острейшим вопросам, которые все общество беспокоят. И, конечно же, от уровня подготовки, уровня дискуссии будет зависеть в том числе и какая будет следующая повестка дня.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понял. Иными словами… У нас минута, вопрос Дмитрию. Иными словами, правильно ли я понял, что вы хотели бы, чтобы общественный совет, который будет сформирован, там, через какое-то время, да?.. недолго, я думаю.

М. АБЫЗОВ: В следующую неделю.

Д. ЛИВАНОВ: Я думаю, что…

М. АБЫЗОВ: В течение следующей недели.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В течение следующей недели. Вы хотели бы, чтобы это была вполне автономная организация, но с элементом ответственности, с ответственностью?

Д. ЛИВАНОВ: Мы хотим, чтобы это была независимая организация, независимое сообщество индивидуальностей. Мне бы хотелось, мне бы хотелось, чтобы действительно эти люди брали на себя ответственность за какие-то решения, но это будет их решение об этом. Поэтому я думаю, что один из первых вопросов, которые мы будем обсуждать – это именно полномочия общественного совета. Я обращусь к его членам и скажу: «Коллеги, какие вопросы вы хотите обсуждать и какие решения вы хотите принимать?»

А. ВЕНЕДИКТОВ: Брать на себя.

Д. ЛИВАНОВ: Да. И мы обсудим.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Испугал Дмитрий Ливанов, министр образования и науки, и Михаил Лабызов, федеральный министр правительства Российской Федерации. Новости на «Эхе».

Комментарии

69

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


pioner222 22 июля 2012 | 15:45

Самое важное в в деятельности советов,где в составе уважаемые люди,обязательная,своевременная трансляция мнения этих советов о жизненно важных решениях министерств на госканалах,в строго определенные дни в прайм-таймах


plast726 22 июля 2012 | 17:46

"В Новосибирске скончалась пенсионерка, которая подожгла себя в приемной партии "Единая Россия""


canary 22 июля 2012 | 18:38

из ничего и выйдет НИЧЕГО, вот посмотрите через годик их успехи;)


(комментарий скрыт)

prof57 22 июля 2012 | 19:40

Ниже итоги голосования, которые весьма печальны для ДАМа, как инициатора, Абызова и Ливанова......... более 90% не верят абсолютно в результативность общественных советов...... Весь смысл этих советов - "операция прикрытия" для чиновничьего аппарата.....


aney 22 июля 2012 | 21:25

Неправильно было бы возлагать на общественный совет ответственность за принятие политических решений, связанных с деятельностью министерства
---------------------------------------------------------------------------------------------------------------
а на хрена тогда он нужОн?


timtatefi 23 июля 2012 | 04:41

после прослушивания появилось ощущение неудовлетворенности: Ливанов говорит, что 600 получат кабинеты, к их мнению он будет прислушиваться (я не против), 10 избранных (не им) будут нести моральную ответственность... за что? Почему-то, мне кажется, что в 10-ку вошли не те, кого хотел видеть в совете Ливанов (5+ или 10+ - не его)... далее он говорит, что решение будет приниматься суммарным вектором мнений... что имеем? чьи мнения будут приниматься во внимание? Через себя считаю: зачем терять свое драгоценное время, если в результате твое мнение сложится в непонятную фиг...уру?
М.Прохоров разрабатывает платформу для... похоже, что слизали как аналог? Вот только по содержанию нужны профессионалы, а так: вектор адекватного содержания образования и вектор мнений советчиков - далеки друг от друга, как галактики во Вселенной...


timtatefi 23 июля 2012 | 05:07

после прослушивания появилось ощущение неудовлетворенности: Ливанов говорит, что 600 получат кабинеты, к их мнению он будет прислушиваться (я не против), 10 избранных (не им) будут нести моральную ответственность... за что? Почему-то, мне кажется, что в 10-ку вошли не те, кого хотел видеть в совете Ливанов (5+ или 10+ - не его)... далее он говорит, что решение будет приниматься суммарным вектором мнений... что имеем? чьи мнения будут приниматься во внимание? Через себя считаю: зачем терять свое драгоценное время, если в результате твое мнение сложится в непонятную фиг...уру?
М.Прохоров разрабатывает платформу для... похоже, что слизали как аналог? Вот только по содержанию нужны профессионалы, а так: вектор адекватного содержания образования и вектор мнений советчиков - далеки друг от друга, как галактики во Вселенной...


23 июля 2012 | 21:36

Больше суток назад послал комментарий, а он так и не появился. Огорчён. Отправляю ещё раз.

Были ли переданы Ливанову все поступившие вопросы (из незаданных в эфире)?
Должно быть правилом передавать чиновнику ВСЕ вопросы к нему, чтобы он потом письменно и открыто ответил на них. Вот вам и "открытое правительство" в натуре, в действии. Но этого мы не видим. Болтовня одна.

Вопрос на голосование, считаю, был сформулирован не очень правильно. МОГУТ ли общественные советы корректировать политику правительства...? Конечно, могут - при определённых условиях. Ответ здесь должен быть 100% - ДА.
Другое дело БУДУТ ли они это делать, дадут ли им, верите ли вы в это?

М. АБЫЗОВ: ...И очень важно, чтобы разные мнения были высказаны. Естественно, не каждое мнение можно учесть, поскольку очень часто мнения прямо противоположны. Но они должны высказываться, и должна быть площадка для обсуждения разных мнений. Решение, которое будет потом принято, точно не будет ни с одним из этих мнений совпадать, оно должно быть неким вектором, вектором, являющимся суммой этих разных мнений. И в этом смысле никогда решение всех полностью не устраивает. [Выделение моё.]

Михаил Абызов всё-таки математик. Как он мог такое сказать?!
А если одно из высказанных мнений является самым верным, самым доказанным? Он собирается среднее арифметическое высчитывать всех мнений? Одно мнение - 2х2=3, другое - 2х2=9 и т.д. Сложим, поделим, и вот вам пожалуйста 2х2=5,6 и все довольны.


zaharov1950 01 августа 2012 | 11:33

http://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=443311165690542&id=100000349880416


21 июля 2012 | 18:49

Это не власть, это породия на Шмондера.


22 июля 2012 | 22:58

По переливанию из пустого в порожнее Абызова вполне можно сравнить с Медведевым. Тот премьер ни о чем, этот-министр ни о чем.


21 июля 2012 | 19:00

Помните в фильме - "Мы тут посоветовались."


21 июля 2012 | 19:22

Это не власть, это породия на Шмондера.


khazary 22 июля 2012 | 01:32

Вспомнился сегодняшний видеосюжет с Кашиным. Да и местные комментаторы наполовину полное отрицалово...
А есть ААВ реально пытающийся, что-то сделать для своего сына и для остальных граждан. Мой голос за таких как он.


urba Сергей Большаков 22 июля 2012 | 01:44

Чиновник чиновнику глаз не выколет :)


khazary 22 июля 2012 | 02:39

Даже канадский труженник клавиатуры, российской топ-медиа звезде? Полетик разный :-((


urba Сергей Большаков 22 июля 2012 | 10:46

Тем не менее.
Вы ведь считаете, что ААВ что-то пытается сделать для остальных граждан :)
А вы у них спросили?
То, что для своего он старается - бесспорно.


khazary 22 июля 2012 | 18:49

Вопрос, конечно, теоретический. Есть теория маленьких дел. Есть теория отторжения власти. Можно пытаться сделать лучше то, в чем понимаешь и разбираешься. А можно бороться, или считать что борешься, с властью как с абстрактным злом, за светлое будущее, отрицая все, что с этой властью связано. Два таких эксперимента в России поставили. Нужен третий? А главное что является тем идеалом, за который идет борьба? Город Солнца Компанеллы? Или заокеанская демократия Буша и Обамы? Мне, честно говоря, ни то ни другое не по душе.


urba Сергей Большаков 22 июля 2012 | 21:10

Теория малых дел как способ "отторжения власти" (радикальной смены власти, системное изменение) - не работает и не работала никогда. Это и есть мысль Кашина.

Теоретическое обоснование этого тезиса состоит в следующем.
Совокупность маленьких (даже суперположительных) изменений не успевает за системным торможением, разве что оттягивает его. В итоге взрыв все равно происходит, но позже. Что еще хуже, потому как время-то идет.

Это не значит, что она плоха сама по себе.
"Пытаться сделать лучше то, в чем понимаешь и разбираешься" - можно, но результат (эффект) будет только в том случае, если это прямо не противоречит системе. В противном случае - это превращается в дымовую завесу системы.

"Что является идеалом" - совсем не главное, когда речь идет о методах. Сегодняшняя повестка дня - методы, а не цели.


khazary 22 июля 2012 | 22:40

"Теория говно, главное движение" - это, если мне не изменяет память, из Троцкого. Но тут больше, борьба с режимом уже вознесена в самоцель. Полное отрицание существующей власти и бескомпромиссная борьба.
Ваш последний тезис очень хорошо характеризует "Болотное" движение. Именно эта борьба и объединяет то, что в нормальном обществе дисперсно: националистов, леваков и сторонников либерального капитализма.
Но посмотрите в исторической ретроспективе: неразборчивость в союзниках и в методах, никогда ни к чему хорошему не приводила. Вот сейчас задумываюсь, насколько прав был Сахаров, предостерегая демократов первой волны от союза и поддержки Ельцина.
Ну и в целом, я совершенно не понимаю какого либо движения делающего целью саму борьбу. Как-то привычным и понятным было бы написание "апрельских тезисов" или какой-либо позитивной программы. Именно это приводит к отсутствию какой либо массовой поддержки.


urba Сергей Большаков 22 июля 2012 | 23:25

Ну вы и идеалист :)

Ни к чему особо хорошему и не приведет, и обойдется без массовой поддержки.


22 июля 2012 | 10:51

Если, вы хотите, чтобы ваш ребенок получил современное образование, более того, если он талантлив и собирается заниматься наукой, он должен уехать отсюда - другой возможности нет! Причем, если раньше уезжали после вуза, то сейчас это надо делать уже после начальной школы. Вот, что мы имеем, господа из прошлого и нынешнего Общественного совета при Минобрнауке ... И вы тоже за это отвечаете ...


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире