'Вопросы к интервью
26 ноября 2008
Z Интервью Все выпуски

Интервью с министром образования и науки Андреем Фурсенко


Время выхода в эфир: 26 ноября 2008, 22:08

А. ВЕНЕДИКТОВ: 22:10 в Москве. Мы попросили Сергея Корзуна уступить это место. Обычно здесь выходит программа «Без дураков», на следующей неделе она выйдет обязательно. У нас в гостях Андрей Фурсенко, министр образования и науки РФ. Добрый вечер.

А. ФУРСЕНКО: Добрый вечер.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я должен сказать, что по количество вопросов, которые пришли на сайт, Вы побили рекорд. Двести шесть вопросов было час назад, наверное сейчас больше. Это ни хорошо, ни плохо, это просто факт. Я попытался сгруппировать несколько вопросов, в основном буду опираться на вопросы наших слушателей. Напомню вам, что у нас работает смс — +7-985-970-45-45. Не забывайте подписываться, анонимные вопросы я задавать не будут. Мы договорились, что часть вопросов, есть конкретные вопросы, и есть вопросы, которые объединяются, мы передадим в Ваше министерство. И Вы через наш сайт ответите, мы через некоторое время, как это было с Валентиной Матвиенко, вывесим Ваши ответы на вопросы.

А. ФУРСЕНКО: Замётано!

А. ВЕНЕДИКТОВ: Замётано. И первый вопрос, который я хотел бы задать… Тут и 11-классница из Кемерово пишет, и учитель из Коломны с тем же самым вопросом. Это связано с ЕГЭ. Грубо говоря, звучит так: неужели нельзя сделать так, что бы дети, которые будут в конце года сдавать ЕГЭ, уже 1 сентября знали, как они будут сдавать экзамены. До сих пор, например, в Кемерово, девочка 11-классница, звонит в институты, как это будут сдавать, ничего не известно. Как это сделать, чтобы это было установлено?

А. ФУРСЕНКО: Я думаю, что почти что сделали так, потому, что со следующего года это уже будет в регулярном режиме.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, 1 сентября все будут сдавать, кто сдаёт и как принимают, да?

А. ФУРСЕНКО: Да. В этом году мы впервые издаём приказы Министерства. Один из них – это приказ об итоговой аттестации. Второй о том, как будут приниматься результаты экзаменов в ВУЗы.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И в какие ВУЗы как.

А. ФУРСЕНКО: На какие специальности как. И вот эти приказы должны быть и будут подписаны до 1 декабря. Затем они пройдут регистрацию в Министерстве юстиции, и после этого они будут представлены народу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, правильно я понимаю, что до 1 января все 11-классники будут знать, какие ЕГЭ они у себя сдают обязательно и какие ВУЗы какие ЕГЭ у себя там, как в Кемерово, они будут сдавать? А в следующем году – с 1 сентября.

А. ФУРСЕНКО: Я даже рассказать могу, если надо.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пожалуйста.

А. ФУРСЕНКО: Во-первых, два обязательных экзамена – русский и математика. В форме ЕГЭ все школы. Кроме этого, есть ещё 13 экзаменов, не буду я их перечислять, примерно понятно. Из них школьник выбирает, какие экзамены он хочет сдать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сколько?

А. ФУРСЕНКО: Сколько хочет. Может вообще ничего не сдавать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, всего сколько он должен сдать?

А. ФУРСЕНКО: Два обязательных для того, чтобы получить аттестат. И больше ничего не сдавать. И никуда не поступить.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

А. ФУРСЕНКО: Для того, чтобы поступить в ВУЗ, ему требуется ещё два экзамена. Какие это экзамены, он может определить, когда будет этот приказ, на какую специальность какие экзамены являются обязательными. То есть, там структура такая будет – на все специальности обязательный экзамен – это русский язык. Дальше выделяется один профильный экзамен. Например, по точным наукам это будет та же самая математика, может быть, физика. И плюс к этому называется ещё два дополнительных экзаменах. Это то, что в подготовленном приказе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте разбёрем. Я школьник. Я сдаю в 11 классе обязательных два экзамена, и если я больше ничего не хочу сдавать, то что я получаю?

А. ФУРСЕНКО: Аттестат и свидетельство о том, что у Вас по этим двум обязательным экзаменам получены такие-то оценки по 100-бальной шкале по математике и по русскому.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И поступать я с этим не могу?

А. ФУРСЕНКО: Когда Вы придёте в ВУЗ, в любой ВУЗ, от Вас потребуют результаты ЕГЭ по тем предметам, которые необходимы для того, чтобы поступить в этот ВУЗ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Предположим, я поступаю в Кемеровский педагогический, я должен узнать, какие экзамены на истфак требует ЕГЭ и сдать их в школе?

А. ФУРСЕНКО: Да.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Плюс математика и русский.

А. ФУРСЕНКО: Это будет не на истфак Кемеровского педагогического, это будет истфак. Какой бы он не был. Например, история и английский язык, например. Иностранный язык.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, я выбираю свои экзамены в школе, исходя из того, что я должен принести в какой-то из ВУЗов.

А. ФУРСЕНКО: Но если Вы не определились, если Вы думаете, что может быть, пойдёте на экономику, а может на историю, то Вам, может быть, придётся сдавать не два экзамена по форме ЕГЭ, а три.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю. То есть, я выбираю. Теперь ещё один вопрос. Вот школа. И я единственный из школы, 60 11-классников. И я единственный, кто хочет сдать историю. Что тогда происходит?

А. ФУРСЕНКО: Да ничего, потому, что Вы сдаёте экзамены не в школе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну хорошо! Вот в этой деревне, мы же говорим, что люди из удалённых районов должны иметь доступ. Где-нибудь в Корякском крае, я единственный в этом округе, кто собирается сдавать немецкий язык. Что происходит тогда? Куда мне обращаться? Это очень важно. Как это будет технологически?

А. ФУРСЕНКО: Вы должны заранее уведомить своё образовательное учреждение, какой экзамен Вы хотите сдавать?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Заранее за сколько? Месяц, два?

А. ФУРСЕНКО: Приказ ещё не подписан, но это должно быть где-то в мае.

А. ВЕНЕДИКТОВ: То есть, за месяц-полтора.

А. ФУРСЕНКО: Да. И к этому, в день экзамена вам будет вручен пакет с контрольным материалом, вы заполните его, и после этого те, кто будет проводить экзамены, им всё равно, какой вы экзамен сдаёте. Они его опечатают и сдадут в центр, где будет определяться качество ваших ответов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В следующем году правила будут с 1 сентября известны.

А. ФУРСЕНКО: Правила – да. Единственное, что может появиться, я не знаю, будет ли 1 сентября, потому что, например, по итогам экзаменов будут сделаны предложения, что на какие-то профильные предметы надо изменить, ВУЗами будут сделаны предметы, чтобы они оценили поступающих. И они говорят, что на вот такой профильный предмет надо дополнительный экзамен, например, не история, а обществоведение. Поэтому надо будет какое-то время для того, чтобы оценить эти предложения. И может быть, принять обоснованное решение.

Но я хочу сразу встречно добавить. Я прочёл один из вопросов, Вы их обобщали, а я читал один. И тоже из Кемерово, там написала мама какая-то. Она написала, что объявите скорее, какие будут экзамены, а то приходится учить всё. Вообще, в школе надо учить все те предметы, которые есть в расписании. Независимо от того, какие экзамены в ВУЗе. Я считаю, что мы в школе знания получаем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Ещё один вопрос. Вернее два. Вы недавно высказались по поводу возвращения к сочинению, как к экзамену обязательному по литературе. В какой это стадии? Принято ли решение, что все будут писать сочинение, не в форме ЕГЭ, естественно, а как сочинение.

А. ФУРСЕНКО: Решение окончательное ещё не принято. Считаю, что это было бы полезным. Это может коснуться не только сочинения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Так… Начали накидывать!

А. ФУРСЕНКО: Нет. Экзамены, которые не входят в ЕГЭ, но при этом которые предлагается сдавать. Например, национальные языки.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы вернёмся к этому.

А. ФУРСЕНКО: Мне казалось бы правильным, если бы мы предложили всем школьникам по окончанию школы написать сочинения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что такое предложили? Когда так говорит Министр – это обязательно. Или делайте его обязательным, или это тоже по выбору. Это как?

А. ФУРСЕНКО: Решение окончательное не принято. Мнение в том, что должно быть обязательное сочинение после окончания 11 класса.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И ещё один вопрос по ЕГЭ, он частный. Ирина из Москвы: «Мой сын заканчивает музыкальное училище в 2009 году. Какие ЕГЭ он должен сдавать по окончании среднего специального учебного заведения и как это будет учитываться при поступлении в Консерваторию?»

А. ФУРСЕНКО: Консерватория – это некий особый случай. Два обязательных экзамена он должен сдавать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И может быть сочинение.

А. ФУРСЕНКО: Опять же, это не есть ЕГЭ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Как экзамен.

А. ФУРСЕНКО: Это способ добиться того, чтобы люди все годы обучения в школе изучали и проявляли интерес к литературе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Андрей Фурсенко у нас в гостях. Ещё раз, идём чуть дальше. Вы затронули тему национальных языков. Недавно был форум в Казани. И здесь очень много вопросов из Казани, видимо, местная казанская пресса это широко освещало. Кроме того, нас сейчас слушают в Казани, я хочу, чтобы Вы рассказали своё видение, в чём возникла проблема у казанского руководства с одной стороны, и в чём Ваше видение того, что такое национальные языки. Сейчас по ЕГЭ и по преподаванию.

Я вижу массу вопросов, что очень много татарского языка. В английской школе 5 часов в неделю, как мне пишут, я не могу проверить, татарского языка и 3 часа английского. Причём, английский знают лучше, как пишет человек. Забыли про Татарию, Мордовию, Чувашию, неважно. Национальные языки.

А. ФУРСЕНКО: Проблема в том, что у нас в конце прошлого года был принят закон о новой структуре образовательного стандарта. И он принципиально изменил подход к образовательным стандартам. Раньше у нас было три компонента – федеральный, региональный или национально-региональный и образовательного учреждения компонент. Было разбито по долям: 75% федерального, до 15% национально-регионального и школьного компонента – до 10%. Вот каждый имел свою делянку.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но ведь национально-региональный не обязательно языки были. Они могли вводить историю края на русском языке, информатику.

А. ФУРСЕНКО: Информатика, краеведение, всё, что угодно. Мы принципиально по-другому подошли к стандартам. Вообще, к понятию стандарта. В понятие государственно-образовательного стандарта вошли требования не к содержанию, а к результатам обучения. В стандарте должно было быть точно описано, что человек должен знать и уметь после прохождения того или иного курса.

Далее – вошли требования к условиям, в которых учатся школьники. Это принципиальнейшая вещь, такого никогда не было. Сегодня в стандарте существует требование к условиям, это помогает нам изменять к лучшему условия обучения в школе. Потому, что есть законодательные требования. В стандарте выделено две части…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Которые будут?

А. ФУРСЕНКО: Которые будут в будущем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: С 1 сентября 2009 года.

А. ФУРСЕНКО: Которые будут вводится. Это не значит, что везде будут введены. Инвариантная часть – это 70% от общей части. Инвариантная часть – это то, что должно быть инвариантно по всей стране. И которая принимается, вводится, согласуется на федеральном уровне. Есть вариативная часть – 30%, которая вводится по решению учреждения. То есть…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Не региона, а учреждения.

А. ФУРСЕНКО: Учреждения. Каждая школа принимает решение, что должно быть в этой вариативной части. Обратите внимание, что это больше, чем региональная и школьная часть вместе взятые.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я уже посчитал.

А. ФУРСЕНКО: При этом, в рамках инвариантной части мы считаем принципиально важным, должны учитываться особенности региона, особенности того, где эта часть внедряется.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В 70%, школы к этому не имеют отношения.

А. ФУРСЕНКО: В 70%, когда мы готовим эту инвариантную часть, то в подготовке этих стандартов, это не значит, что во всех школах только такая, что невозможны определенные разветвления и предложения. И с самого начала мы сказали, что должны готовить эту часть с участием субъектов федерации. То есть, они должны влиять на содержание. Причём, это подразумевается во всём законе. И де-факто, сейчас готовятся новые стандарты, активное участие принимают в их подготовке представители самых разных регионов, в первую очередь Татарстан.

Но у представителей разных регионов возникло опасение, а вдруг их мнение не учтут, а вдруг задавят местные языки.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Особенно языки, давайте говорить честно.

А. ФУРСЕНКО: По поводу языков, я считаю вообще неправильно, потому, что есть закон о языках, который чётко регламентирует роль родных языков и необходимость преподавания их в соответствующих регионах. То есть, там есть другое законодательство, которое так же обязательно к исполнению, как законодательство об образовании.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это внутри этой федеральной инвариантной части, получается.

А. ФУРСЕНКО: Они относятся ко всему. Закон об языках относится и к инвариантной, и к вариативной части. Но мы, учитывая эти опасения, мы собираемся предложить, даже усилить закон об образовании ту часть, которая касается роли субъектов федерации, роли регионов, мы предлагаем законодательно добавить в закон об образовании то, что в разработке этой инвариантной части, участие, совместно с уполномоченными государственными органами принимают и представители субъектов федерации, в части учета региональных, национальных однокультурных запросов граждан в обществе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но смотрите, с другой стороны, те вопросы, есть вопросы – дайте сохранить наши родные языки. С другой стороны с того же Татарстана – замучили татарским языком. Что делать родителям, которые вот замучены?

А. ФУРСЕНКО: Вот именно поэтому мы и говорим, что есть инвариантная часть. И я считаю принципиально важным, что если ты живёшь в Татарстане, ты должен иметь возможность изучать татарский язык, это очень важно. И во-вторых, мне кажется, что должен изучать, даже не просто возможность, это некая обязательность, потому, что ты живёшь в сообществе, в той части страны, где этот язык является родным. И из уважении к этой части ты должен заниматься.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Баланс.

А. ФУРСЕНКО: С другой стороны, есть мнение школьного учреждения, есть мнение родителей, школьного совета. И вот этот баланс должен, с моей точки зрения, определяться в значительной степени мнением этого локального сообщества. Я считаю, что любой диктат, будь то федеральный или региональный, не допустим.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я вернулся бы к ЕГЭ, до Новостей у нас 3,5 минуты. Если я поступаю через год? – спрашивает Саша. Я сдал эту математику, русский, социологию, историю, сдал пять экзаменов. По каким-то причинам, по семейным, в армию ушёл, вынужден был пойти работать. Прошёл год, два, три. Я хочу поступить.

А. ФУРСЕНКО: Через год ваш экзамен будет принят. На следующий год. Через год, дальше есть специальные правила, если вы ушли в армию, то тоже будут приняты. Но если вы сдали экзамен, потом 3-4 года никуда не ходили, потом пришли. Вам придётся сдавать снова.

А. ВЕНЕДИКТОВ: ЕГЭ? Вместе со школьниками?

А. ФУРСЕНКО: А как Вы думаете?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я просто уточнил.

А. ФУРСЕНКО: А если вы через 3-4 года стали поступать без ЕГЭ? Вы сдавали бы вступительные экзамены. Воспринимайте в этом случаи экзамены ЕГЭ как вступительные. Аттестат у вас есть, поэтому всё в порядке.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ещё один вопрос. Две минуты у нас. Спасибо, что быстро ответили. Я бы вернулся к кризису и кредитам. Первое. Вы сказали о том, что те, кто взял образовательные кредиты, и с которым сейчас, видимо, что-то происходит, Министерство сделает всё, чтобы студентов не отчисляли за неуплату денег за обучение. Что Вы можете здесь сказать?

А. ФУРСЕНКО: Во-первых, мы договорились с руководителями ВУЗов о том, что они пролонгируют возможность для ребят, которые не сдали вовремя деньги.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А сколько пролонгируют? Мы же не знаем, сколько кризис будет.

А. ФУРСЕНКО: Они пролонгируют эту сессию. До окончания сессии мы даём возможность учиться. Во-вторых, я могу сказать, что эта программа «Кредо» с банком «Союз» делают все возможное для того, чтобы решить вопросы. И я могу сказать, что подавляющее большинство контрактов и договоров выполнено, и деньги выделены.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подождите. Иван Сидорин, строитель из Щёлково: «Многим студентам, и моей дочери в том числе, в начале учебного года не дали образовательный кредит по программе «Кредо». Замечательная программа, помогающая молодым людям. Но что с этим делать? Нельзя ли подключить к этой программе Сбербанк, ВТБ и другие?

А. ФУРСЕНКО: Уже подключены. Есть согласие Сбербанка включиться в эту программу и взять это на себя. Но есть определенные технические проблемы. Поэтому варианта сейчас два. Первый – возможен вариант, когда банк «Союз» вместе с этой программой «Кредо» встанет на ноги и продолжит программу сам. Второй вариант – мы найдём ситуацию, Сбербанк готов перевести эти кредиты туда, но при этом не исключено, что изменятся условия.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Андрей Фурсенко – Министр образования. Сразу после Новостей мы вернёмся в студию, здесь есть ещё вопросы по платному образованию, я обязательно их задам.

НОВОСТИ

А. ВЕНЕДИКТОВ: 22:33. Андрей Фурсенко – Министр образования и науки у нас. Я опираюсь на ваши вопросы. Остальные передам в Министерство и на нашем сайте вы сможете получить ответы. Я нашёл эту девушку, Ирину Чупрасову из Кемерово, из России. Она говорит: «Всё будет известно, в каком ВУЗе, в феврале, а кто-то говорит, даже в мае по ЕГЭ».

А. ФУРСЕНКО: Ещё раз повторяю. 1 декабря будут подписаны приказы. Какое-то время на регистрацию их в Минюсте, в этом году будет всё известно.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ещё один вопрос. Вадим Фурдуев, пенсионер из Москвы: «Возможна ли оплата обучения в рассрочку на платном отделении государственного ВУЗа в Москве? Есть ли нормативные документы Минобразования на этот счет?» Нет? Опытный человек спрашивает.

А. ФУРСЕНКО: На эту тему есть договор между ВУЗом и поступающим туда.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Кстати, вопрос был отдельный по МГУ. Будет ли МГУ и некоторые другие ВУЗы, которые стояли чуть в стороне от ЕГЭ, принимать эти документы?

А. ФУРСЕНКО: Принимать будут все. Есть некоторое количество ВУЗов, небольшое, в которых в силу того, что там большие конкурсы, будут вводиться дополнительные испытания. Это означает, что человек приносит результаты ЕГЭ, но помимо этого он будет сдавать, ему будет предложено сдать ещё экзамен, потому, что конкурс между людьми с высокими баллами ЕГЭ достаточно высокий. И в силу этого есть специально утверждённый правительством список ВУЗов, по которому разрешено проводить дополнительные испытания.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Когда будет известно, какие испытания?

А. ФУРСЕНКО: Список этот будет известен тоже в этом году. Я думаю, что испытания должны уже обозначить сами ВУЗы, но я думаю, что в этом году или в самом начале следующего, не позже, чем обычно ВУЗы объявляли о своих экзаменах, список тоже должен быть известен.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сергей Давыдов, физик из Санкт-Петербурга: «Прокомментируйте, г-н Министр тот факт, что даже наши лучшие университеты не попадают в ведущую сотню мировых?»

А. ФУРСЕНКО: Печальный факт. Существует одно из объяснений, что это связано с неправильными рейтингами. Думаю, что дело не только в них. Именно поэтому мы считаем необходимым проводить достаточно серьёзные шаги по модернизации образования. Это касается и материальной поддержки наших ВУЗов, в частности, конкурсов инновационных ВУЗов, создание дополнительных программ, которые бы позволяли ВУЗам получать новое оборудование, новые гранты на научные работы.

Кроме этого, существует целый набор критериев, которые ВУЗы должны отвечать. В частности, например, должны быть ужесточены требования к проведению научных работ в ВУЗах. Критерий к условиям обучения.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вы всегда говорили последние 4 года, как минимум, о том, что очень много расплодилось ВУЗов, вернее, их филиалов, которые выдают не знания, а удостоверение о высшем образовании, тем самым приравнивают людей, которые выходят из приличных ВУЗов, по бумагам, во всяком случае. Много говорилось о том. что Вы будете сокращать т.н. филиалы, проводить переаттестацию, сокращать, хотелось бы понять объём этой работы.

А. ФУРСЕНКО: Работа большая.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сколько у нас всего вот это всё?

А. ФУРСЕНКО: Полторы тысячи ВУЗов и где-то 2200 филиалов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: 377 учреждений, грубо говоря. И на какую цифру Вы хотите выйти? Вопрос неправильный. Экспертно вы уже оценили? Потому, что за каждым филиалом стоят судьбы людей, которые там учатся.

А. ФУРСЕНКО: Давайте так. Сокращение, реорганизация филиала не означает сокращение людей, которые там учатся.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Объясните. Если вдруг будет признано комиссией какой-то, что этот филиал должен быть лишён лицензии, но там пять курсов, и учатся 2 тысячи человек. Как технически это будет происходить?

А. ФУРСЕНКО: Во-первых, я оценивал филиалы, и проводил анализ. Те филиалы, в которых учатся 2 тысячи человек, они, как правило, дают более-менее нормальные знания.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Андрей, 20 человек, не имеет значение.

А. ФУРСЕНКО: А филиал, в котором учится 20 человек, вряд ли способен дать нормальные знания. И тогда надо смотреть, какие в этом городе есть ВУЗы, которые дают знания именно по этим же самым направлениям, специальностям. И предложить студентам этого филиала либо перейти на учёбу в другой филиал…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Предоставить им такую возможность.

А. ФУРСЕНКО: Перейти, может быть, продолжить образование, например, в основном ВУЗе, если он находится недалеко. У нас есть случаи, когда ВУЗ находится в столице региона, а филиал расположен в поселениях, причём, не обязательно даже городах, а в маленьких, в 30-40 км от него. Это не совсем нормально. При этом, конечно, эти студенты должны действительно учиться. Если они поступили туда, заплатили деньги и считают, что только за это они должны получить через какое-то время диплом…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Может им сразу выдать, чего мучиться?

А. ФУРСЕНКО: Нет, тогда пусть они диплом пытаются нарисовать себе в какой-нибудь конторе, потому, что цена его будет одинаковая. Если они учатся, то должны быть и будут предоставлены все возможности для этого. Я повторяю, что будут предложены либо учёба в аналогичных ВУЗах, в других ВУЗах, либо продолжение учёбы в другом филиале или в основном ВУЗе. И могу сказать, что сейчас ряд филиалов закрывается, насколько я знаю, ни один студент на улице не остался. Если он не хотел остаться на улице.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А что такое ряд?

А. ФУРСЕНКО: Несколько десятков филиалов закрыто самими ВУЗами. Я повторяю, что я не знаю ни одного случая, когда студент, который действительно учился, вдруг остался на улице.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Насколько этот период санации, извините меня, наших ВУЗов…

А. ФУРСЕНКО: Тут не может быть и не должно быть кампании. Разные случаи возможны. Например, филиал даёт не совсем доброкачественное образование. Или филиал дублируется, есть небольшой город или большой посёлок в 10-20 тысяч человек. Там находится 2-3 филиала. Это не очень нормально. В этих случаях может быть предложено каким-то из этих филиалов перестать принимать студентов на первый курс. Если они, все-таки, знания обеспечивают. Есть возможность перейти в соседнее образовательное учреждение.

Бывают случаи, когда просто идёт издевательство над образованием, когда, конечно, учреждение надо закрывать. По моим оценкам, в течение 4-х лет количество этих точек образовательных может уменьшиться где-то на 1 тысячу, на 1,5 тысячи.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, мы откроем другие!

А. ФУРСЕНКО: Нет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет?

А. ФУРСЕНКО: За последний год было закрыто несколько десятков, а открыто менее 10. Я могу привести пример. Открыли филиал Московского Автодорожного института в Сочи. В этом филиале будут готовить только дорожников и строителей, потому, что идёт огромная стройка. И ко мне обратился Минтранс, обратилось руководство, губернатор региона. Они сказали, что у них есть достаточно большое количество предприятий, они выделяют помещение, оборудование для того, чтобы люди, которые будут работать на строительстве Олимпийского проекта, они имели возможность одновременно учиться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А что будет с этим филиалом в 2014 году, когда закончится стройка?

А. ФУРСЕНКО: Это зависит от того, насколько он окажется востребованным? Дорожники нужны всегда. Объекты надо будет эксплуатировать. И учить там будут не только строителей, но и эксплуатационников. Если же окажется, что он не востребован, мы поставим вопрос о том, что он должен закрываться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Сергей, преподаватель из Ханты-мансийского АО говорит: «А в целом что можно ожидать филиалам государственных ВУЗов?»

А. ФУРСЕНКО: Я думаю, что тут не надо делить на государственные и негосударственные. Надо делить на хорошие и плохие, дают образования и не дают образование. Те, кто дают качественное образование – дают оставаться, а те, кто не дают – должны реорганизовываться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я хочу задать вот ещё какой вопрос. Несколько частных вопросов. Ирина Велецкая, преподаватель из Санкт-Петербурга: «Уважаемый Андрей Александрович! Можете ли Вы прокомментировать фактический запрет на использование учебников английского языка британских издательств в средних школах всей страны в пользу учебников российских авторов, которые входят в федеральный список, ведь по закону об образовании, учебник выбирает учитель, а большинство учителей английского языка предпочитают учебники ведущих британских издательств. Тем более, что ЕГЭ тоже можно сдать по британскому учебнику. Я уверена, что Вы знаете, что такое Единая Европейская школа».

А. ФУРСЕНКО: Ну, что я могу сказать…

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вопрос учебников. Важно тоже.

А. ФУРСЕНКО: Я понимаю. Учебники проходят экспертизу, как вы знаете. Я говорю о школьных учебниках. Они проходят экспертизу в двух наших Академиях. РАН и Российская Академия Образования.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Вряд ли британские учебники поводят нашу экспертизу.

А. ФУРСЕНКО: Мы можем, не обязательно они должны пройти. Если мы хотим этот учебник издать, если мы хотим, то мы должны получить право на переиздание, т.е. авторские права, согласие издательства. А во-вторых, он должен пройти именно эту экспертизу. Если окажется, что он пройдёт благополучно экспертизу, он будет включен в соответствующий список.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Грубо говоря, Ирина Велецкая может обратиться куда? Она хочет в своей школе учить вот по этому учебнику, купленному в 30 экземплярах в Британии.

А. ФУРСЕНКО: Она может использовать для дополнительного обучения те учебники, которые она считает нужным. По конспектам она может учить. Но есть такое понятие, как учебники, одобренные Министерством образования и науки, учебники рекомендованные. Для того, чтобы получить соответствующий гриф, этот учебник должен пройти соответствующую экспертизу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но она его должна направить на экспертизу, если она считает, как учитель, что хочет его выбрать? Кто направит его?

А. ФУРСЕНКО: Направить должно издательство.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но оно британское.

А. ФУРСЕНКО: Нет, если британское хочет, чтобы по его учебнику учили в России, оно может это делать. А если учительница хочет использовать каким-то образом этот учебник, она может в дополнение к российским, тоже его использовать.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что-то у нас много из Петербурга вопросов. «В Петербурге все школы и гимназии опять перешли на шестидневную учебную неделю. Дети совсем не отдыхают, в субботу учатся, в воскресенье надо делать уроки на понедельник. Почему опять вернулись к тому, от чего отказались? А ещё говорят о снижении нагрузки».

А. ФУРСЕНКО: Это надо спросить у руководства школ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Речь идёт о снижении нагрузки. Видимо, нагрузка опять распухла.

А. ФУРСЕНКО: Это решение каждой школы. И родители, если они видят, что их дети не выдерживают, они должны просто обратиться. Есть соответствующие органы, есть школьные советы. Сказать, что хватит.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Давайте затронем ещё вопрос школьного образования. Я касаюсь истории религии и культуры. Я хочу на конкретном случае. Идёт суд сегодня в Перми, по-моему. Там отслужили молебен в классе, православный, учительница пригласила. Там был мальчик-протестант, протестанты не совершают крестного знамения. Сейчас над ним смеются дети, родители подали в суд. Он просто другой религии. Я возвращаюсь к вопросу обязательности. Какая позиция Министерства здесь?

А. ФУРСЕНКО: Вы знаете, молебен в классе – это не образовательный процесс. В принципе, это неправильно, это нарушение всяческих правил. Я думаю, что руководство пермского образования должно принять меры соответствующие.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Или воронежское… Я не помню.

А. ФУРСЕНКО: Я не слышал эту историю, мне надо понять. Потому, что в Вашем изложении это разные вещи.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Суд уже идёт.

А. ФУРСЕНКО: К сожалению, не в курсе. Что касается обязательности, я вообще говорил, что я считаю, что в рамках культурологических предметов, подходов, вообще люди должны знать и историю религии, и культуру религии, это составляющая часть нашей жизни. Но при этом это не должна быть религия, как таковая. Это моя точка зрения, я её придерживался, придерживаюсь и дальше.

А. ВЕНЕДИКТОВ: А Министерство одобрило учебник Чубарьяна или нет, я прошу прощения, по Истории религии?

А. ФУРСЕНКО: Это не единственный учебник. Очень хороший учебник подготовлен в Татарстане, в котором представлены и очень удачно изложено под редакцией Сахарова, известного нашего историка, причем, изложены очень доступно, по-моему, различные религии, которые присутствуют в нашей стране. Такие учебники мы поддерживаем и одобряем. Ребята должны знать историю, культуру религии, должны знать эту очень важную составляющую нашей жизни.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Андрей, это войдёт в 70% или в 30%?

А. ФУРСЕНКО: Не знаю.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ещё нет стандартов?

А. ФУРСЕНКО: Ещё нет стандартов, стандарты разрабатываются. Но я могу сказать, что в инвариантной части есть такая составляющая, как духовно-нравственное образование.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Под него можно всё, что угодно.

А. ФУРСЕНКО: И предложения, которые сделаны и РПЦ. И рядом других конфессий, переданы в Российскую Академию образования, которая занимается разработкой этих новых стандартов. В этой работе участвуют представители разных конфессий. Я считаю, что в том или ином виде эти знания должны быть представлены и в инвариантной части стандартов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Но это вопрос а) виды и б) преподавание. Кто преподаёт, имеется в виду.

А. ФУРСЕНКО: Любые предметы зависит от того, кто преподает. У нас любой предмет, даже такой хорошо формализуемый, как математика или русский язык можно так преподать, что вы не узнаете ни математику, ни русский язык.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Что мало не покажется, или много не покажется. Вопрос о преподавании вообще. Сначала о ВУЗовском. Когда я разговариваю с ректорами разными, я получаю диаметрально противоположные точки зрения на вопрос – что у вас с кадрами? Есть часть людей, которые говорят, что полный кошмар. Никто не идёт на преподавание. По разным причинам: по деньгам, по престижности профессии, по невозможности заниматься научной работой или наоборот.

Другие говорят, что всё блестяще, молодёжь прёт, молодые, блестящие аспиранты. Я понимаю, что средняя температура по больнице не работает. Если есть проблема кадровая в высшем образовании, то в чём она?

А. ФУРСЕНКО: Вы знаете, есть проблема в качестве ВУЗов. Это главная проблема. И Вы на это ответили, на этот вопрос. Есть ВУЗы, в которых действительно всё более-менее нормально. Проблемы есть везде. Чтобы все в шоколаде – нет нигде, наверное, такой ситуации. Но есть ВУЗы, в которых эта ситуация более-менее нормальная, есть ВУЗы, в которых ситуация очень плохая. Может быть, это и есть один из критериев, по которому какие-то ВУЗы должны оставаться и поддерживаться, а какие-то должны потихоньку реорганизовываться.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Нет, Андрей, это системная история по России или в основном это локальные истории по кадрам преподавательским в ВУЗах?

А. ФУРСЕНКО: Это проблема общая.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Системная.

А. ФУРСЕНКО: И скорее у нас ситуация в этом напряженная. Ситуация начала исправляться в ВУЗах, которые сегодня можно назвать лидерами. И мы и дальше планируем делать ставку именно на них.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Они должны вытащить высшее образование?

А. ФУРСЕНКО: Они могут вытащить. А мы должны делать всё, чтобы помочь им это сделать. У нас сейчас много новых программ принято. В том числе при поддержке молодых преподавателей, молодых научных сотрудников, которые работают в Высшей школе.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Смотрите, Михаил Михайлов, доцент ВУЗа из Москвы: «Сегодня, 24.11 подписали новые трудовые соглашения. Ух ты! Ничего не изменилось – доцент – ставка 900 часов в год, 6500 рублей. Комментарии будут?» Как вы привлечёте амбициозную молодежь, которая сейчас уже и отдельно жить должна…

А. ФУРСЕНКО: Во-первых, это проблема ВУЗа.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

А. ФУРСЕНКО: Новая система оплаты труда ориентирована на то, чтобы дать больше возможности каждому конкретному учебному заведению. Есть в ВУЗах средства. Я не могу сказать, чтобы всем одинаково сделать очень высокую зарплату. Но выделить тех, кто являются ключевыми людьми для этого ВУЗа.

А. ВЕНЕДИКТОВ: И этим распоряжается?

А. ФУРСЕНКО: Этим распоряжается ВУЗ, ректор, с одобрения учёного совета. Конечно, есть ВУЗы, в которых это сугубо кулуарно решается. Решается либо кому-то очень много и по непонятным критериям. Либо всё это раздаётся поровну… Как вы знаете, прибавили в бюджетной сфере плюс 30%.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это в высшую школу?

А. ФУРСЕНКО: Во всю бюджетную сферу. Если это точно распределить поровну, то ничего не будет. Шесть тысяч пятьсот – это то, что называется базовый оклад. У нас по новой системе оплаты труда есть требование, что не меньше 30% всех средств должно идти стимулирующей надбавкой. И она должна распределяться точно неравномерно. У нас есть надбавки, которые никто не отменял. За степени, например. Я думаю, что для доцента, кандидата наук, это 3 тысячи, вряд ли сюда входят.

Знаете, как при мне один губернатор спросил учительницу, которая стала говорить про зарплату. Он спросил, какие отпускные получила?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Правильно спросил.

А. ФУРСЕНКО: И когда она говорила, что вот 5-6 тысяч, он спросил, какие отпускные получила? 12 тысяч. Вот это и есть твоя зарплата.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Там полтора месяца, все-таки.

А. ФУРСЕНКО: Нет, месячная зарплата. Поэтому я хочу сказать, что возможностей сегодня для того, чтобы изменить ситуацию с оплатой труда, они появляются. Но для этого требуется сделать несколько решительных шагов. И в частности, сделать так, что тем людям, которые действительно тянут на себе основную работу, добавлять. А тем, кто проводит время, по крайней мере не добавлять.

А. ВЕНЕДИКТОВ: В этой связи были вопросы. Уже слова кризис никто не боится. Насколько Вы опасаетесь секвестра… Были обещаны некие повышения бюджетникам в следующем году. Премьер сказал, что мы всё выполним, но при этом вопрос с инфляцией в годовом выражении будет где-то 15, будете ли вы бороться за сохранение этой части? Кудрин говорит о том, что бюджет уже не будет профицитным.

А. ФУРСЕНКО: Первое. Я думаю, что бюджетная составляющая образования сохраниться. Другое дело, что в сегодняшнем профессиональном образовании очень большую роль играют внебюджетные деньги. До сих пор примерно 50:50. В этом году не за счёт кризиса, а за счёт демографического спада количество внебюджетников уменьшилось в среднем на 13%. В следующем году произойдёт уменьшение, как минимум, на столько же. Потому, что в 2006 году у нас было выпускников школ 1 млн 200 тысяч, в 2012 – будет около 700 тысяч. Почти вдвое. Это всё означает, что количество бюджетных мест практически не уменьшается.

Это означает, что большая часть людей, которая захочет поступать в ВУЗы, пойдёт на бюджетные места, таким образом бюджет ВУЗов начнёт сокращаться. Вторая вещь, что та поддержка, которую оказывал бизнес в последнее время Высшей школе, выделяя деньги, она тоже, наверное, сократится. Времена нас ждут довольно сложные, но бюджетная поддержка Высшей школы, она не сократится.

Когда мы говорим о модернизации, то главная наша задача – сосредоточить наши средства в тех ВУЗах, которые, во-первых, дают достойное образование, и которые работают сами на развитие. Они в перспективе имеют варианты привлечь внебюджетные деньги, несмотря на сложные экономические дела. И войти в те рейтинги, о которых мы столько говорили.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Среднее образование, я имею в виду сокращение бюджета?

А. ФУРСЕНКО: Если говорить о школе – это проблемы регионов. Не думаю, что финансирование будет уменьшаться. Вопрос о том, какими темпами оно будет увеличиваться. Боюсь, что те темпы, которые были в последние годы, 25-30% ежегодно, выдержать будет тяжело. Разговаривал со многими губернаторами, никто из них, все они понимают, что образование – это приоритет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы понимаем, что школа финансируется не из федерального бюджета, из регионального бюджета.

А. ФУРСЕНКО: Те трансферты, которые будут идти в регионы, они будут учитывать необходимость поддержки школ.

А. ВЕНЕДИКТОВ: У вас будут деньги в следующем году, Андрей?

А. ФУРСЕНКО: У нас – это у кого?

А. ВЕНЕДИКТОВ: У государства, у Министерства образования, у федеральных программ, у нац. проектов.

А. ФУРСЕНКО: Вопрос надо задавать не мне, а Алексею Леонидовичу.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Подождите. Президент подписал трёхлетний бюджет. Мы же понимаем.

А. ФУРСЕНКО: Значит будет.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это Вы сказали. Это не я сказал. Но я очень надеюсь.

А. ФУРСЕНКО: Деньги на образование, я абсолютно убеждён, будут сохранены и даже увеличены в случае появления каких-то больших проблем.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Андрей Фурсенко – Министр образования и науки РФ был у нас в студии в прямом эфире. Напомню, что значительное число вопросов, которые я не успел задать, сущностных вопросов, мы передаём Министру. И потом, на нашем сайте, вместе с вопросами, вы получите персональные ответы. Спасибо большое.

А. ФУРСЕНКО: Всего хорошего.




Комментарии

100

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


29 ноября 2008 | 01:24

Насколько я понимаю,министр образования является,как и все учителя,"бюджетником".Нашла сообщения о доходах министра за 2006г.Они составили 2,6 млн.руб.,примерно, 216666руб. в месяц.
Хотелось бы задать вопрос министру и господину Венедиктову.Почему зарплата министра в 36111раз(и это за 2006г)должна быть выше зарплаты учителя?Какую разница зарплата министра России и учителя(пусть даже в среднем )составила в 2007г и в 2008г,и какова пропорция в зарплате министра и учителя в Евросоюзе.в США..Так же хотелось спросить;почему там учителя получают больше таксистов и грузчиков,и что ему,как министру,изменить ситуацию здесь.А,вообще,пословица гласит;"Сыт голодному не товарищ".


29 ноября 2008 | 09:16

Учитель-государственная профессия. Закройте школы на неделю,- забастовка родителей.Ответы министра адресованы, в основном родителям, но не учителям.Отец Ленина В.И., работая в провинции, смог своей зарплатой прокормить шестерых детей.


dar_spb 03 декабря 2008 | 17:39

"Российская газета" 4 августа 2007 года опубликовала представленные членами Кабинета Министров сведения о доходах и имуществе за 2006 год. Министр образования и науки Андрей Фурсенко (2 637 788) поправил свое состояние в 2006 году почти на 800 тысяч, опередив премьера с доходом в 2 596 563 рубля, министра иностранных дел и министра финансов Алексея Кудрина, заработавшего на финансовом поле лишь 2 321 570 рублей, и других коллег по кабинету.


29 ноября 2008 | 09:33


А. ФУРСЕНКО: Во всю бюджетную сферу. Если это точно распределить поровну, то ничего не будет. Шесть тысяч пятьсот – это то, что называется базовый оклад. У нас по новой системе оплаты труда есть требование, что не меньше 30% всех средств должно идти стимулирующей надбавкой. И она должна распределяться точно неравномерно. У нас есть надбавки, которые никто не отменял. За степени, например. Я думаю, что для доцента, кандидата наук, это 3 тысячи, вряд ли сюда входят.

Знаете, как при мне один губернатор спросил учительницу, которая стала говорить про зарплату. Он спросил, какие отпускные получила?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Правильно спросил.

А. ФУРСЕНКО: И когда она говорила, что вот 5-6 тысяч, он спросил, какие отпускные получила? 12 тысяч. Вот это и есть твоя зарплата.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Там полтора месяца, все-таки.

А. ФУРСЕНКО: Нет, месячная зарплата. Поэтому я хочу сказать, что возможностей сегодня для того, чтобы изменить ситуацию с оплатой труда, они появляются. Но для этого требуется сделать несколько решительных шагов. И в частности, сделать так, что тем людям, которые действительно тянут на себе основную работу, добавлять. А тем, кто проводит время, по крайней мере не добавлять.

Министр явно сознательно подменяет понятия зарплаты и оплаты труда за ставку. Ставка учителя это 18 часов в неделю- это то рабочее время, проверенное десятилетиями, выверенное в на практике, при котором учитель может восстановиться для продолжения работы с детьми. Восстановить своё здоровье и подготовиться к следующим урокам без ущерба этому своему здоровью, без ущерба своей семье, своему культурному развитию, без ущерба тем же, наконец, ученикам. К которым на урок он придёт бодрым, подготовленным, здоровым, весёлым и жизнерадостным, а не наоборот.
Воспитать счастливого человека может только счастливый, успешнгого - только успешный. Можно говорить дальше , мужчину - только мужчина.

Но, при таком подходе нашего министра и К. долго ещё наше образование будет сиднть в "яме". А вся так называемая "новая система оплаты труда" свелась к узаконенной возможности "работать больше". Бери две ставки - 36 часов в неделю (6 уроков в день), будешь получать в два раза больше. Бери 48 часов. А как к этим урокам подготовиться качественно, те же тетради проверить и т.д.
Да просто элементарно выспаться.

У господина министра Фурсенко степень доктора, да ещё физико-математических наук, а с цифрами он обращаетсмя как дилетант. А о школьной жизни рассуждает как... Слов подобрать не могу. Его бы на годик учителем математики или физики отправить поработать в обыкновенную, даже не сельскую школу, он бы понял, что говоря учителю об его отпускных, зароаботанных кровью и потом, он прежде всего показывает своё незнание реальной жизни, не говоря уже об обиде нанесённой конкретному человеку.


luda 15 декабря 2008 | 21:22

Вы расплатитесь, Фурсенко, за то, что делаете. Проклятие и ненависть людей, искореженные судьбы наших детей, так просто не пройдут ни Вам ни Вашим детям...Бог накажет Вас, поверьте!


15 января 2009 | 18:19

Кого мы хотим увидеть в будущем с таким образованием и с такой сдачей экзаменов (ещё бы собаку с милиционером к каждому ученику приставили). С огнём шутят...


24 февраля 2009 | 01:14

Господин Фурсенко, "напахали" Вы уже прилично. Дайте "порулить" другим.


24 февраля 2009 | 17:10

Дочка сдавала пробный ЕГЭ по-математике-весь класс минимальный балл,хуже двойки.Только двое слабых ученика от незнания предмета наугад поставили варианты ответов и быстро ушли-чего думать,все равно ничего не понятно !Именно их баллы соответствуют 3.Говорят,что в Подольске подавляющее количество одиннадцатиклассников в разных школах написали пробный ЕГЭ на двойки!!!Что делать,куда идти,кому давать ?Театр абсурда !


25 февраля 2009 | 09:29

Здравствуйте!
Как только слышу фамилию Фурсенко, у меня, как у отца школьницы 7 класса, начинает вырабатываться желудочный сок.:) Вроде как смех, но, если честно, то надо плакать. В чем проблема? Да, собственно, в двух словах и не скажешь. Просто ВСЕ не так! Я понимаю, что наше образование 70-80-х годов категорически отличается от сегодняшнего. А если честно, то школьного образования, в моем понимании, просто НЕТ! "Злая училка сегодня" - это педагог который читает лекцию по только ей понятной программе. Ей абсолютно не интересно, поняли ее или нет. Мы можем спорить, что учеба - это дело рук ученика, но, пардон, это же ДЕТИШКИ, это пластилин в руках "злой училки". А мы что имеем? Учебников нет, все разные, темы преподносят по разному, ошибок МОРЕ, где МИНОБРАЗОВАНИЕ? Мол, давай, отец, лети на "Олимпийский" и доставай где хочешь. Я, лично Я, каждый учебный год покупаю учебники на 5-7 тыс. руб., пляс скидываемся в школе. Да, я могу это себе позволить, а другие? У каждого педагога своя метода, свои авторы, свои издания. Спрашиваешь у продавца, а у него глаза по 7 копеек. А сколько ошибок в учебниках, а сколько они весят (картинок море, информации мало). БЕДА! Мы, родители, школе купили все: доски, тряпки, мебель, охрану, ремонт, цветы, кирпич, а моему ребенку, когда нужна была справка о том, что она ученик школы, сказали, что справка стоит 5 руб.! У меня сначала кровь с клыков капать начала, а потом слезы из глаз! Только руки жены и время 20.00 (пришел с работы) смогли меня остановить, чтобы я "глаз на пятку" не натянул директору школы. А ребенок мой, что САМОЕ УЖАСНОЕ, спокойно среагировал, сказала, не переживай папа, у меня просто деньги закончились, я пирожок купила, завтра отдам. В этом году у нас пробный ЕГЭ. И я с ужасом жду этого момента! Правда тесть, кстати, бывший учитель, меня успокаивает, мол КУПИМ, а знания через репетиторов нагоним! Да, тут решал задачку ребенку по геометрии за 7 класс, сам не справился, подключил математика-тестя, 3 дня до 2-х ночи сидели, решили! Тесть побогровел и хотел пойти к математичке и спросить, а сама-то решила?
Я бывший военный и человек бизнеса, привык ко всему. То что правительство и народ живет в параллельных мирах, я уже привык, но то что касается детей - никак не привыкну! Такое безразличие, пофигизм, непрофесионализм, что просто БЕДА! Мало платят - УЙДИ, НЕ КАНЮЧ! Педагоги - это же волшебники детских душ, что захотят, то и сделают, только как бы страшно потом не было. И я не удивлюсь, что если, НЕ ДАЙ БОГ, прозвучит "Вставай страна огромная...", а вставать-то будет и не кому.
Сори за эмоции.
С уважением, Виктор.
Последнее.
Слушаю Ваши эфиры, все хорошо, все нравится. Но, никак в толк не возьму, куда не кинь, все все правильно говорят, лозунгами кидаются, проблемы правильно очерчивают, решения разумные предлагают, а результата нет, точнее есть, но через даже нефелейную часть ( Я, в таких случаях говорю: есть три варианта решения задачи, но мы находим не познанный четвертый!), почему? Мы что, с Марса?


kvaleriy 03 мая 2009 | 18:37

Уважаемый Алексей Алексеевич!
45 лет я в ВУЗе и в школе, автор школьных учебников, в течение 30 лет знаком с американской системой тестирования SAT и др.
В нынешнем варианте ЕГЭ не принимают 85%(опрос Zavuch.info-2009 г.) людей, связанных с образованием (средним, высшим), и это не случайно. В нынешнем варианте минусы структуры ЕГЭ превалируют над ее плюсами. Однако можно предложить корректировку этой структуры, которой в беседе со мной заинтересовался и А.А.Фурсенко. В результате устраняются практически все недостатки нынешней системы, сохраняются наши лучшие традиции и учитываются передовые тенденции мирового образования. Готов рассказать об этом подробнее. И если необходимо - представить необходимые материалы.
Я - не изобретатель и вполне адекватен (профессор кафедры Общей Физики и Ядерного Синтеза МЭИ(ТУ)).
С уважением, Касьянов Валерий Алексеевич.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире