'Вопросы к интервью
08 августа 2008
Z Интервью Все выпуски

Грузия и Южная Осетия: обсуждение последних событий


Время выхода в эфир: 08 августа 2008, 13:06

И. ВОРОБЬЕВА: В студии Ирина Воробьева, Алексей Венедиктов, добрый день еще раз. Все-таки о вводе войск в Южную Осетию, российских войск, все-таки, Алексей Алексеевич, что, как? Может быть, вы?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Пока там о вводе войск, российских войск пока вопрос не стоит, насколько я понимаю, сейчас он обсуждается на Совбезе, просто думаю вот о чем, что Саакашвили совершает обычную ошибку, пока еще не преступление, но уже близко, к тому, как борются с сепаратистскими режимами. Я категорически против бомбардировки собственных городов, бомбардировки собственных граждан, даже тех, которые являются сепаратистами. Это не дает никакого результата в исторической перспективе. Мы знаем, что грузинское руководство это уже делало в 91-92-м гг., в частности, при президенте Звиаде Гамсахурдиа, результат он получил, отторжение населения и нежелание населения возвращаться в состав Грузии. Мы знаем, как Милошевич поступал со своим сепаратистским районом, с Косово, действительно, был сепаратистский район, действительно, там лидеры политические хотели отделиться, он ввел армию туда. Результат – прошло какое-то количество времени, и Косово объявило о своей независимости. Я бы подчеркнул также, что я был категорически против, когда президент Путин, таким образом, во время последней чеченской войны пытался подавить сепаратистов, ему это удалось, кстати, Саакашвили сейчас делает ровно то, что делал президент Путин, они даже говорят одними словами – восстанавливаем конституционный порядок в Цхинвали, в Грозном и т.д. И хотя сейчас в Чечне как бы все успокоилось, на самом деле, это не так, это будет иметь долгосрочные исторические последствия. С сепаратизмом бомбардировкой собственных граждан добиться невозможно, это ошибки, которые довольно часто перерастают в преступления, если мы будем видеть массовые убийства мирных граждан. Поэтому, конечно, правильно говорят те, что, в первую очередь, надо остановить огонь. Все равно с сепаратистскими территориями придется разговаривать, придется вести переговоры, придется бывших сепаратистов объявлять президентами или назначать президентами, как это, собственно, случилось и у нас. Саакашвили от этого никуда не денется. Поэтому совершенно понятно, почему сегодня это ночью началось. Уже, правда, не будет понятно, кто выстрелил первым, это и неважно, на самом деле, искать этих людей абсолютно бессмысленно. Понятно, что внутри каждой общины, южноосетинской, грузинской, здесь в Москве были люди, которые были заинтересованы в срыве переговоров, которые были заинтересованы и продолжают быть заинтересованными в военных действиях, которые поставлены сейчас на грань прямого столкновения между российскими и грузинскими войсками, с последствиями, которые трудно предсказать. Поэтому это не потому, что я такой гуманист, хотя, конечно, главное – это мирные жители, главное – это возвращение беженцев, а сейчас беженцев становится все больше, это потому, что это неэффективно, такая политика неэффективная, такую политику люди применяют, когда у них нет уже других средств. Это политика, можно сказать, отчаяния. Путин, кстати, как раз рассказывал о том, что решение на Грозный идти, это была политика отчаяния, когда некому было, когда армию невозможно было собрать. Поэтому я думаю, что главное, что сейчас должны сделать, прежде всего, российские миротворцы, я как раз поддерживаю то, что делает командующий войсками, во-первых, замерять, кто совершает преступление, если они совершаются, кто воюет против мирных жителей, кто ведет обстрел сел южноосетинских или грузинских. Это должны делать миротворцы. Во-вторых, миротворцы должны сделать все, чтобы разъединить воюющие силы. Сейчас это невозможно, это утопия, поскольку бои идут в центре Цхинвала уже, туда вошло порядка 600 грузинских солдат, тбилисских солдат, если угодно. Но мне кажется, что все будет решено сегодня. Все будет решено сегодня и в Тбилиси, и в Цхинвале, и в Москве.

И. ВОРОБЬЕВА: Как насчет российских жителей, которые там, как же так, они сидят по подвалам, у них российские паспорта, они просят, они умоляют Россию, чтобы она вмешалась и как-то спасла их. Что, Россия должна сидеть там в качестве миротворцев и разводить эти силы, которые уже нельзя развести?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Это другая история, Россия должна их эвакуировать, кстати, сегодня Сергей Шойгу или министерство по чрезвычайным ситуациям, не знаю, сам ли Сергей это заявлял, заявил о готовности эвакуировать граждан своей страны в Россию, на их родину. Я скажу сейчас, сейчас будет смешно, потому что, конечно, следствие этой бездумной раздачи паспортов, а я напомню, что, по сведениям ЦИК, это единственные сведения, которые у нас есть, по-моему, 38 тыс. жителей Северной Осетии внесены в списки избирателей, есть еще, конечно, дети, умножаем, делим и получаем, что где-то половина, а всего 80 тыс. жителей Южной Осетии, где-то половина, может быть, чуть больше, две трети являются гражданами России. Мы попали в западню. Мы не можем не вмешаться, но мы не можем и вмешаться, потому что мы признаем, что эта территория – это территория Грузии, мы до сих пор это признаем, на всех международных уровнях, и последняя резолюция Совбеза, за которую мы голосовали, территориальная целостность Грузии, это было заявление и президента в свое время Путина, и президента Медведева. А что нам теперь делать? Грузия – член ООН, Грузия – член СЕ, вводить свои войска? Это та самая ловушка, в которую, кстати, нас загнали еще советские лидеры, я напомню, что вся история – это была история, которую придумал тогда председатель Верховного совета СССР Лукьянов, который вел политику восстановления автономий против республик для предотвращения развала Советского Союза. Дальняя история, уже не имеет значения. Сейчас значение имеет одно, сейчас идут взрывы, с каждой секундой ситуация ухудшается, она ухудшается, чтобы не было ни у кого сомнений, не только для жителей Южной Осетии, но и для Грузии в целом, и для Саакашвили в целом. Саакашвили повторяет ошибку Гамсахурдиа, исторически эту ошибку он будет расхлебывать. Это безусловно.

И. МЕРКУЛОВА: Но зачем Саакашвили вообще это начал делать именно сегодня ночью? Что произошло такого?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Мы не знаем, что произошло, я хочу сказать нашим слушателям, что мы не знаем, что произошло, даже те журналисты, которые находятся сейчас в зоне конфликта, они видят очень узкий сектор из того окна, из которого они смотрят, узкий сектор обстрела. Недаром сегодня с утра сообщалось сначала о 1000 убитых, а теперь 15 убитых. Журналисты могут говорить только о том, что они видели, это, собственно, их работа. Мы не знаем, кто первый начал стрелять, я только напомню, что командующий миротворческими войсками, наш российский генерал, заявил, первое его заявление было о том, что сегодня или вчера в 23.40 начались боевые столкновения с применением минометного огня с обеих сторон. Вот что знает Марат Кулахметов, генерал, это его было первое заявление. Я говорил уже, что там есть не управляемые ни правительством Грузии, ни правительством Южной Осетии банды, которые могут устроить новую Сребреницу, новую провокацию и сорвать мирный процесс. Так оно и случилось.

Комментарии

52

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


09 августа 2008 | 01:09

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире