В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Сейчас мы были у вас на конюшне, вы любитель лошадей.

Р. КАДЫРОВ — Очень.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ — Скажите, когда объезжаете скакунов, новых сейчас или когда это было раньше в детстве, падали с лошади?

Р. КАДЫРОВ — Один раз. Это было в прошлом году. Я сел на лошадь, думал, что она спокойная, и не получилось у нас. Мы не нашли общий язык. Просто он меня…, еле поймали его.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Лошади — хобби, есть работа основная профессия – политика. Можете сказать, что за годы вашего президентства в политическом плане вы когда-то оступились или упали?

Материалы по теме

Чье интервью для вас показалось более убедительным?

Рамзана Кадырова
34%
затрудняюсь ответить
34%
Муху Алиева
33%


Р. КАДЫРОВ — Не было. И отступать не пришлось, и падать не пришлось.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Неужели все, что намечали, все удавалось сделать?

Р. КАДЫРОВ — Даже я сам не верю, но так получается у нас все. Успешно мы справляемся с поставленными задачами.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – А причина в чем? Ваши личные заслуги, ваша команда. В Москве говорят, что во многом залог успеха подъема или реконструкции того, что было разрушено в Чечне, это просто открытая кредитная линия, которую Москва дала и, дескать, будь у любого губернатора, любого президента такие средства, такие возможности, любой край расцвел бы.

Р. КАДЫРОВ — Что им мешает, я не знаю. Мы строим не для того чтобы делать политику, мы строим для своего народа. И строим не на один день, а на всю оставшуюся жизнь, чтобы у нас больше никогда не разрушалось. Не только строительство, мы строим безопасность, мы строим экономику. Это все вместе строим. И только на восстановление можно использовать кредит, а на другие ресурсы это не помогает. Мы строим все вместе, у нас народ определился и поддерживает полностью нашу политику руководства республики, руководства РФ. Это самое главное. Восстановить там или построить здания или объекты, это не самое трудное. Самое трудное – найти общий язык с народом и показать и доказать народу, что руководство республики это слуга народа и счастье — служение народу. Это самое главное, когда тебе понимает народ, — это самое приятное в жизни. И я еще раз повторю, не везде можно использовать кредит, мы не использовали, мы использовали больше чеченский вариант как свой менталитет, обычаи, традиции, все мы вместе использовали, и народ с нами вместе вышел и мы делали очень много вместе с народом.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Но разве уровень поддержки, которым вы пользуетесь в республике, разве это не связано напрямую с тем, что люди видят: вас поддерживает центральная федеральная власть. То есть за вами есть сила.

Р. КАДЫРОВ — Да, это однозначно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – И это весомый аргумент.

Р. КАДЫРОВ — Очень даже. Если федеральный центр, именно президент страны не поддерживал бы меня, они мало верили бы, они чувствуют поддержку не только меня, он поддерживает, он поддерживает регион, он все сделал для того, чтобы у нас восстановился закон, порядок, чтобы у нас главенствовал закон, и чтобы заработала экономика. Путин нам очень много сделал. Это благодаря именно его политике, правильной политике, которую проделал президент страны и первый президент Чеченской республики.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Путин, если не ошибаюсь, в Чечне был раз 12.

Р. КАДЫРОВ — Да, был не раз.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Больше внимания, наверное, уделяет только своему родному Санкт-Петербургу. Не считая столицы. Почему на ваш взгляд он так относится к Чечне?

Р. КАДЫРОВ — Он видел проблемы чеченцев и региона. И что происходило у нас, кто командовал, и кому надо было регион чеченский и для чего это надо было. Он осознанно сделал шаг и поэтому не раз приезжал сюда, и он не раз укреплял свои позиции и настаивал, и военных и спецслужбы и нас всех, что да, Чечня это регион РФ, народ определил и надо этому народу дать все. Как субъекту РФ. Использовали плацдарм, регион наш против суверенного государства России, использовали его все спецслужбы мира. Мы их называем бандитами, террористами, они сильно подготовленные люди и они подготовлены против не чеченского народа, а против суверенного государства России. И чеченцы, и мусульмане стали на защиту России. На сохранение целостности России. И это у них получилось. И это он понимает и чувствует. Президент Путин — настоящий мужчина. Он человек и поэтому он не забывает, и он делает все для того, чтобы оправдать то доверие, которое оказал ему чеченский народ.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Как вам кажется, такое отношение президента Путина к Чечне, к ее проблемам и к ее людям, это продиктовано мотивами исключительно политическими, государственными или может быть у него затронуты какие-то личные струны его души.

Р. КАДЫРОВ — Я думаю, что и то, и другое. И больше человеческие струны, когда он видел страдания нашего народа.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – То есть его тронуло это.

Р. КАДЫРОВ — Конечно, у нас нищета, убийства, похищения, безработица. Образование, медицина – ничего не восстанавливалось у нас. У нас правило беззаконие, кто сильнее – тот командовал. И для сильного закона не существовало, для бедного, для нищего – наставления и исполнения шариатских судей, это происходило. Поэтому я считаю Путина Владимира Владимировича спасителем чеченского народа.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Около месяца остается до президентских выборов. Владимир Путин заявил, что он уходит. Возможно, он останется в какой-то должности, премьер-министр, но он уже не будет президентом. Видимо, будет Дмитрий Медведев. Ожидаете ли вы в этой связи каких-то изменений во взаимоотношениях Грозного и Москвы?

Р. КАДЫРОВ — Абсолютно никакие изменения не могут быть. Есть политика президента страны Путина Владимира Владимировича. Я всегда заявляю, я не чей-то, я президент не ФСБ, я человек Путина Владимира Владимировича. Потому что в самые трудные времена жизни нашего народа, моего народа он всегда был с нами. И что уйдет он из политики, не уйдет, будет, не будет, он останется идеалом для меня и для нашего народа. И выбранный его путь, и политику мы будем поддерживать. Это приемлемо для нас. Это приносит пользу для нашего народа.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Но продолжит ли эту политику Медведев?

Р. КАДЫРОВ — Он один из самых близких людей Путина. Он с ним работал, они знают друг друга, они разговаривают на одном языке. И Медведева Дмитрия Анатольевича не просто определил президент, он психолог, он оперативник, у него все данные и все качества есть. И поэтому определил он правильного человека, который будет держать курс, начатый именно Путиным Владимиром Владимировичем. Это поднятие экономики, он заново собрал и заново сделал Россию. Это однозначно, это не секрет. Просто если мы, руководители региона, министры, руководители департаментов, силовых структур поддерживали бы, как хотел Путин Владимир Владимирович, у нас в России были бы позитивные изменения больше в сто раз, чем сегодня. Но к великому сожалению не так, как нам хотелось. Но я думаю, что он, будучи председателем правительства, докончит и у нас будет самое процветающее государство во всем мире, и как он сказал, войдет в десятку или пятерку или тройку лучших или будет лидировать во всех отношениях среди государств. Это мое убеждение, я уверен, если он сказал, что добьется этого.

Р. ПЛЮСОВ – Многие в России, в том числе и главы других субъектов федерации и вообще многие чиновники выражают Путину такую безосновательную любовь. Любим, следуем курсу, выбранному Путиным. Вы сейчас только что сказали, что да, поскольку приемлема эта политика для нас и приносит пользу для нашего народа.

Р. КАДЫРОВ — У меня лично как у Рамзана Кадырова отношение к Путину, он мой кумир, идеал мой. Лично у меня. И так, в общем, взять, он спаситель нации, спаситель народа нашего. Не только нашего, он спас всех. В каком состоянии было, мы помним, когда президент стал президентом, когда он еще, будучи председателем правительства, какие преобразования, что происходило. Это все видят. Кто не хочет видеть, все равно он видит, он слышит это. Он чувствует это. Это человек… так, как хотелось бы, у него команды не было. Чтобы его поддержали, вот его все начинания, каждое его заявление, вот если мы его соратники, его подчиненные или его представители, или команда, мы бы все его намерения доводили бы до логического конца, то у нас в России вообще бы  ничего не надо было бы делать. Пока у нас очень много вопросов, которые надо решать. Я думаю, что как патриот, как настоящий мужчина он не ушел из политики. Да, подчиняться, быть президентом, потом идти председателем правительства тоже нелегко. Но он ради своего народа, государства согласился на это. Тоже патриотизм проявил, любовь к родине.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Как глава региона вы наверняка встречались с первым вице-премьером Медведевы, каковы у вас впечатления?

Р. КАДЫРОВ — Я с ним работаю очень много. С 2004 года. Он, будучи руководителем администрации президента, я с ним не раз встречался. Он приезжал к нам в республику. Что мне нравится в нем – он человек слова. Он не только дает поручения, он до конца прослеживает и доводит до того, чтобы выполнили его поручения. Это я не просто подхалимничаю. Я не люблю, я человек слова, у меня свои взгляды на жизнь. Свое видение. Что он будет президент, что он вице-премьер, но я знаю, что он человек слова. Он это делал, в отношении ко мне не было просьбы, которую он не выполнил и не довел до логического конца.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – Но на Кавказе такие вещи ценят.

Р. КАДЫРОВ — Конечно, это достоинство мужчины. Самое что может быть ценное в мужчине. Поэтому Дмитрий Анатольевич это самый хороший, правильный выбор.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ – В вашей команде здесь в Чечне есть принципиальные разногласия по каким-то вопросам.

Р. КАДЫРОВ — У нас разногласий нет. Мы спорим, обсуждаем любые вопросы. Когда мы принимаем решения, касающиеся какого-то вопроса, бывает, что спрашиваем друг друга, у нас есть очень умные, образованные, дальновидные люди. Мы согласовываем. Но все равно такого, чтобы были между собой разногласия, такого у нас нет. Если у нас команда, система, к которой мы идем, вот сказал, надо сделать.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — На ваш взгляд наносит ли ущерб деятельности президента России наличие нескольких группировок в его окружении и то, что они между собой грызутся?

Р. КАДЫРОВ — Очень даже. Это самая большая проблема. Одна из самых больших проблем в России. Я это имел в виду, что если выполняли бы его поручения, его наставления все сто процентов, у нас в России было бы все просто колоссально.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Вы сказали такую фразу: я – человек Путина.

Р. КАДЫРОВ — Я – человек Путина.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Мне приходилось встречаться со многими главами регионов. Ни один, кроме вас таких слов не произносит. Ни в ходе официального разговора, ни в кулуарной беседе. Это наверняка вы сами подозреваете или знаете. Такое отношение, может быть, люди стесняются, может быть, они считают членами путинской команды, но почему-то так прямо об этом не говорят.

Р. КАДЫРОВ — Я не говорю, что он меня так считает. Я говорю, я его считаю. Если ты  уважаешь человека, ценишь его достоинства, как мужчину, как патриота, а почему не озвучить. Мое мнение как Рамзана Кадырова: он — мой кумир. А он в политике – наш спаситель.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — А вы с ним как общаетесь? На «вы», на «ты»?

Р. КАДЫРОВ — Конечно, на «вы». Если он не был бы президентом, все равно уважение по старшинству у нас есть и по всем направлениям. Я со всеми обращаюсь, у нас хотя на «ты» нет, уважительно отношусь к тому, кто сидел с моим отцом. Чеченец, аварец, русский, без разницы. Кто с отцом работал, дружил, отношения были хорошие – к этому человеку я отношусь с уважением. А Путин он хочешь, не хочешь, заставляет себя уважать. И как президента я его уважаю, и как человека. Это мое мнение. Я говорю, что да, действительно Кадыров сегодня хвалит его, чтобы было ему хорошо. Такого нет. Я многих хвалил, и других спецслужб, в которых сильные люди есть, я не говорю, что я чей-то человек, я не говорю, что я президента человек, я говорю, что я человек Путина Владимира Владимировича. Я знаю, что я говорю. Я знаю, о чем идет речь.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Вот это интересное уточнение.

Р. КАДЫРОВ — Я здравомыслящий человек. Я знаю, что в любое время я могу потерять все. Но я не потеряю достоинство, честь, это я никому не продам, и у меня никогда силой не заберут. Это мое. Остальное все, жизнь могут забрать, это у меня никто не заберет. И о чем я говорю, я знаю. Я не дурак такой, я могу отличить хорошего от плохого. И знаю, что такое политика. И чтобы сохранить себя в политике, люди очень много что придумывают в жизни. А я хочу сохранить лицо. Чтобы народ не подвести. И себя и род Кадыровых, именно первого президента. А у нас по чеченским обычаям некрасиво говорить об отце или чтобы о сыне отец говорил, но он наш лидер, я не хочу подвести его. Я хочу довести до логического конца, что начал мой отец, первый президент нашего народа.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Слова, которые вы сейчас произносите, они звучат, возможно, искренне, но пафосно. И сразу, наверное, у московского слушателя вызывает некое не то, что отторжение, некоторое недоверие. Очень правильно вы говорите. Не согласиться невозможно. Но разве может, мы все российские граждане, мы все здесь живем кучу лет, мы знаем, как действуют, как мыслят наши политики. Вы политик, вы глава субъекта федерации. Как можно так рассуждать, если угодно романтически. Я не понимаю.

Р. КАДЫРОВ — Я потерял за Россию все. Читают в Интернете, говорят про меня, недруги России, недруги нашего народа, которые меня слушают и читают. Рамзан не это. Я потерял за Россию отца, двоюродных братьев. Я одноклассников потерял. Я 420 самых близких людей потерял за Россию. Мы защищали целостность России. Большего патриота, чем Рамзан Кадыров я не вижу. Это мое глубокое убеждение. Я могу с любым человеком поспорить. И я сегодня защищаю интересы РФ. Защищая интересы своего народа, я защищаю интересы российского государства. Российских граждан. Благодаря команде Кадырова (неразборчиво), которые отправлялись в Чеченской республике, мы погибаем, наши ребята, каждый погибает, защищая этот регион России. Чеченская республика это регион РФ. Это субъект РФ. Мы защищаем до сих пор, мы боремся с международным терроризмом. Это не наша вина. Мы не просили. Не против чеченского народа это все. Кто дал суверенитет нам. Ельцин дал. Кто оставил чеченскому народу целые склады, кто отправил Дудаева генерала, Масхадова штабника. Работника спецслужб Басаева. Это не мы родили. Не мы вырастили. И не мы отправили их. Мы хотим спасти свой народ. Убрать ярлык, который на нас, что мы бандиты, террористы. Мы граждане России. И когда будет необходимость, дай Аллах, чтобы никогда не было такой необходимости, мы на первом плане будем защищать Россию. Это я вас уверяю. Это не просто слова Рамзана, я встречаюсь с молодыми и старейшими, и уважаемыми и религиозными людьми, и мы не разделяем, мы объединяем все религии, национальности и делаем политику на этом.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — У вас, у ваших граждан нет обиды за то, что было в отношении Чечни сделано плохого, я уж не вспоминаю про 19 век, но то, что было в веке 20 и середина 40-е годы и война 90-х.

Р. КАДЫРОВ — Это делал не весь народ России. Это делали люди, политики. Поэтому да, Сталин, Ельцин, когда бывает о них разговор, мы недолюбливаем. Потому что, почему выслали нас, почему они не сделали так, чтобы не получилось этого, и войну, почему завели в Чеченскую республику. Почему выбрали именно для разборок нашу территорию, да, у нас вопросы есть. И как мы знаем, и что мы знаем, мы не такие дураки. Чеченцы стали все почти политиками. Это война сделала нас такими. Мы все взвешиваем, говорим, обсуждаем. Да, определенных людей мы проклинаем. Ненавидим, недолюбливаем. А основная часть, даже не знают, что такое Чечня и кто такие чеченцы. Поэтому наоборот были использованы все каналы, радио, журналы, газеты, чтобы показать образ бандита-чеченца, все было сделано. Надо сделать так, чтобы, если мы граждане России, показать, что чеченцы тоже люди. У чеченцев тоже есть своя культура, спорт, жизнь, делают все для того, чтобы объединить всех и не надо упрекать нас. Любой человек может приехать сюда. И может писать книги и 20 томов и ни одного места не найдут, что народ чеченский виноват. Да, виноваты определенные люди, Басаев, Удугов, Масхадов. И откуда они. Чьи они люди? Тоже вопрос. И поэтому нас надо оставить, в том числе, чтобы не обвинять нас. И дать нам шанс жить нормально. Не выходить из положения, а чтобы мы не заходили в ту ситуацию, из которой потом надо было выходить. Дать нам хотя бы 5-10 лет, чтобы показать, не упрекать, не оскорблять, не унижать, нас 12 лет убивали, все исказили, все делали.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Но может быть сейчас в том числе и вы даете повод для таких сомнений. Простой пример. Перед выборами была опубликована ваша официальная декларация. Однокомнатная квартира в Грозном, что-то еще. Не бешеные богатства. Новый год – в Грозный приезжают артисты, и приходит сообщение: Рамзан Кадыров как барин с барского плеча дарит артистами машины за 200 тысяч долларов. Подождите, Рамзан Кадыров, человек, у которого есть какая-то зарплата государственная. Какое-то имущество и он дарит такие подарки. Как верить человеку?

Р. КАДЫРОВ — Неправда это. Приехали люди и люди богатые бизнесмены, один бизнесмен подарил машину. Сказал, что от нас это все. У нас очень много вопросов, которые надо решать в Чеченской республике. Эти 200 тысяч или 100 тысяч, не знаю, сколько стоит машина, могли использовать в других направлениях. Я не буду называть бизнесмена, который подарил машину. Но он от нас подарил это. За то, что они были у нас не раз, поддерживали нас. Так что я не такой, чтобы так…, но они просто озвучили неправильно.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — То есть использовалось имя.

Р. КАДЫРОВ — Да, использовали.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Через несколько месяцев, через три с небольшим месяца будет очередная годовщина гибели вашего отца – президента Ахмата-Хаджи Кадырова. Честно говоря, готовясь к этой поездке, я не смог найти информационных материалов о том, что были найдены убийцы. Хотя я помню, вы говорили, что приложите все усилия для того, чтобы преступники были найдены и понесли наказание.

Р. КАДЫРОВ — Я вас заверяю официально, Хайрулла из Наура, фамилия Имурзаев из Дагестана взял на себя ответственность. И у меня есть запись, где он сказал: мы убили Кадырова-старшего, и мы убьем Кадырова-младшего. У нас утром должна была быть инаугурация моя, вечером мы этого Имурзаева уничтожили. До этого, которые сидящие были, Мускиев и другие, все были уничтожены. Душаев, все, которые даже косвенно сказали, что они хоть знают, кто убил Кадырова, их в живых нет.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — На ваш взгляд…

Р. КАДЫРОВ — А что прокуратура делает, это вопрос десятый.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — То есть вы, как и президент…

Р. КАДЫРОВ — Как чеченец, как сын…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Считаете, что возмездие совершилось.

Р. КАДЫРОВ — Да. Как Сайдуллаев, президент Ичкерии заявил, который себя там считает (неразборчиво) Басаева нет. Я говорю, озвучили о том, что Кадырова где-то что-то, этих людей нет в живых, и до сих пор я считаю, что как чеченец, как мусульманин, как сын своего отца, все, что было использовано против Кадырова… Я не считаю, что я отомстил, пока на территории Чеченской республики находится хоть один террорист, я считаю, что мы полностью не отомстили за наш народ, за нашу религию. И за нашего президента.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — То есть бандиты еще остаются?

Р. КАДЫРОВ — Ну да, есть определенная кучка шайтанов.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Типа Умарова?

Р. КАДЫРОВ — Да. 70-80 человек. Это последняя зима. Я вас уверяю.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Сейчас Чечня выглядит спокойнее своих некоторых соседей. Многих.

Р. КАДЫРОВ — Я не знаю насчет соседей. Но Чечня очень спокойная. Почему – потому что у нас МВД работает своевременно, и если где-то появляется хоть что-то, сразу принимаются меры. Чтобы народ почувствовал, вот сегодня народ почувствовал именно правоохранительных структур поддержку. Именно со стороны Министерства внутренних дел Чеченской республики. У нас в МВД работают достойные патриоты, смелые ребята. И они, не жалея себя, защищают, охраняют общественный порядок.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — А кстати, как происходит разделение полномочий в силовой сфере в Чечне? Здесь кто обеспечивает порядок и спокойствие? Федеральные силы или чеченские?

Р. КАДЫРОВ — У нас большинство обеспечивает общественный порядок это прерогатива МВД Чеченской республики, ФСБ дает упреждающую информацию, и эта информация используется, у нас очень хорошее взаимодействие, взаимопонимание и у нас слаженная структура, система со спецслужбами и правоохранительными структурами. У нас больше предпочтение отдают, доверяют МВД, и сотрудничает с ними народ. И если незнакомый человек, сразу докладывают и РУВД и сразу принимают меры.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Подразделения Минобороны, которые дислоцированы в Чечне, они в чем-то участие принимают в такого рода операциях или просто стоят.

Р. КАДЫРОВ — Давно не слышал, чтобы они участвовали. В последнее время работает ФСБ и МВД.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Еще о распределении полномочий. Раньше об этом говорили только некоторые радикально настроенные политики, но теперь уже и в Совете Федерации звучат слова из уст, например, вице-спикера Торшина о том, что нынешнее национально-территориальное деление России, когда есть несколько уровней, области, края и республики, должно со временем упраздниться и, например, вместо Чеченской республики появится Грозненская область. Наравне с Пензенской областью, Московской. Как вы  к этому относитесь?

Р. КАДЫРОВ — Абсолютно я никак не отношусь. Потому что на сегодняшний день мы в Чеченской республике только начинаем строить экономику, строить заново жизнь. И только что почувствовали свободу, у каждой национальности есть своя культура, и свои традиции и обычаи надо сохранять и на Кавказе я думаю так, как сегодня есть, мы можем, сохраняя наши национальности и культуру, объединяя их вместе, сделать сильное государство…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Вы считаете, что Чеченскую республику можно превратить в область или губернию? Без Конституции, без государственного статуса.

Р. КАДЫРОВ — Абсолютно нет. Я даже не представляю, как это может быть. Не знаю. Если есть такая надобность, надо разрабатывать стратегию правильно, чтобы…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — А что для вас как для чеченца, изменится? Я живу в Московской области, например, чувствую себя полноценным человеком.

Р. КАДЫРОВ — Я чеченец, я этим горжусь. Но я гражданин России. Я не отказываюсь от этого. И поэтому для меня это абсолютно…, у нас есть разные национальности, у каждого есть своя культура, мы бывает, всех приглашаем, и национальные блюда, проводим свои культурные мероприятия. Все бывает по-разному. Но это есть республика, этим мы объединяемся и живем. Почему такой вопрос подняли, я даже не знаю.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Можно ли укрупнить регионы на Северном Кавказе, объединить например, Чечню, Ингушетию, Кабарду, Дагестан в каких-то конфигурациях.

Р. КАДЫРОВ — Это я не представляю. Я не имею права обсуждать такой вопрос. Это не моя прерогатива. У меня задача сегодня делать все для того, чтобы у нас не было бедствий, не было третьей кампании, чтобы люди получали от жизни удовольствие. Чтобы не было больных. Объединяться ни с кем я бы не хотел.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Скоро…

Р. КАДЫРОВ — У нас есть родственные связи. Мы и так вместе. У нашего министра внутренних дел жена ингушка.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — А между вами и Ингушетией нет административной границы. До сих пор не определена. А у вас выборы скоро муниципальные. Непонятно, как их проводить.

Р. КАДЫРОВ — Мы уже дали поручение, все главы районов определяются со своими границами. У нас будет ясность. Это не проблема. Очень хороший багаж у нас есть, старейшины, объединимся и определим границы. Не обижая Ингушетию, чеченцев и Дагестан.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Кстати, о выборах. Сейчас главы регионов, вы например, не избираетесь напрямую гражданами, другой порядок ныне. На ваш взгляд прямые выборы стоит вернуть или нет?

Р. КАДЫРОВ — Почему, избирается. У нас в парламенте избраны (неразборчиво) уже представители, они тоже делают выборы, наоборот сейчас больше и президент дает предпочтение и народ.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Это не принципиально считаете вы?

Р. КАДЫРОВ — Абсолютно для Чеченской республики, для народа это не принципиально. Сегодня, когда еще меня назначали, мы сделали статистку независимую, и большинство мнений, если я буду хвалить себя, что меня поддерживало большинство населения, не по нашим обычаям будет звучать, но меня большинство поддерживало населения, и парламент меня поддержал.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — В Чечне после двух войн много русских осталось?

Р. КАДЫРОВ — Не так много, но очень много возвращаются.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — А кто-то есть из русских на руководящих должностях сейчас?

Р. КАДЫРОВ — Есть глава Наурского района русский. Еще в администрации работает начальник отдела. У меня советников очень много русских. И начальник милиции.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Просто после того отъезда Сергея Абрамова, работавшего в правительстве…

Р. КАДЫРОВ — У нас очень много внутри и начальники отделов.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Казалось, что всё, теперь все посты занимают только чеченцы.

Р. КАДЫРОВ — Почему чеченцы. Я такого даже не вижу, чтобы чеченец, если русский, если так вообще взять, он не будет интригами заниматься. Он будет работать. Нам нужны специалисты. Мы  сейчас с Русланом Эдильгиреевым, снова назначенным министром, он говорит, когда я проверял, очень много работает русских в сельском хозяйстве. Он даже не знал об этом. Очень много работает.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Скажите, как вы относитесь к идее преподавания основ религии в школах?

Р. КАДЫРОВ — Я это поддерживаю. Это моя инициатива, чтобы изучали религию, ислам. Почему я это озвучил тогда. Если бы мы знали, что такое ваххабизм, наше подрастающее поколение, у нас не было бы войны. Не пошли бы за Басаевым, Хаттабом. Не знают суть ваххабизма. И это течение своего рода, Саудовская Аравия — большинство там ваххабитов. Они это течение использовали для своих интересов. Они зашли сюда, говорили, что да, ислам, такой-сякой. А сзади война, убийства, кровопролитие.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Считаете, что изучение основ ислама в школах могло бы спасти?

Р. КАДЫРОВ — У нас воспитывают так чеченцев. Больше этим занимаются родители. Бабушки, дедушки.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — В ваши же времена в школах не было такого предмета.

Р. КАДЫРОВ — Не было. У нас воспитывают. А в других субъектах сейчас этого нет. Это ушло. У нас сейчас молодежь сразу разврат, чтобы больше раздеваться, и дальше пошло-поехало. Духовно-нравственное воспитание должно присутствовать. Любовь к родине, к религии, уважение к старшим, это должно возвращаться обратно. Если у нас это заберут полностью, у нас тогда…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Религия может этому помочь?

Р. КАДЫРОВ — Очень даже может.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — И последний вопрос относительно ваших планов. Сколько времени, сколько сроков вы себе отводите на то, чтобы заниматься той работой, которую делаете сейчас в должности президента.

Р. КАДЫРОВ — Я никогда себя не видел президентом. Я больше отдаю предпочтение, я служу народу. Я считаю это для меня большое счастье. Самое трудное время, чтобы я чем-то мог быть полезен для своего народа. Это не просто слова, лет через несколько приедете, потом скажете, плюнете мне в лицо, если мои слова не будут оправданы. Я это от души говорю. И если я не хотел бы этого, все равно у меня другой дороги нет. Я как чеченец, как мусульманин, как гражданин России не имею права, я потерял все, и все мы положили на карту во имя народа. И поэтому меня спросить,  — я не хотел быть президентом. Это большая ответственность. Но я мог бы помогать и президенту, и правительству. А это перед Всевышним, перед народом, перед президентом, это большая ответственность. Я верующий человек, я должен умереть, на том свете обязательно будут спрашивать, и я говорю, я больше отдаю предпочтение религии, исламу. И если сегодня у меня не получится, я буду считать, подвел и религию, и мусульман. И на меня смотрят, как чеченец с бородой, плохо говорящий, во всех отношениях меня показывают. И такой мусульманин, который себя считает глубоко верующим человеком, если хоть я где-то допущу ошибки, это не моя ошибка. Это ошибка мусульманина.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Почему вы терпите, когда вас иногда бандитом называют?

Р. КАДЫРОВ — Они не только меня оскорбляют. Он оскорбляет всех. Он даже не думает, о чем он говорит. Он не знает, кто я такой. Если я буду заявления каждого придурка воспринимать, то меня не хватит. Пусть он приедет и докажет, что я бандит. Но почему держат меня ФСБ, МВД, прокуратура, судьи, если я бандит. О чем он говорит, не знает. У нас сумасшедших людей хватает. На психику действует жизнь. Они относятся ревностно, бывает. Они больные. Дай Аллах им здоровья. Чтобы они побыстрее вылечились и стали нужными и полезными для своего народа.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ  — Спасибо. Это был Рамзан Кадыров на «Эхо Москвы».

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире