'Вопросы к интервью
21 апреля 2005
Интервью Все выпуски

Представление доклада по соблюдению прав и нарушению прав человека в России (по телефону)


М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - У нас на связи Страсбург, где находится Альваро Хиль-Роблес, комиссар Совета Европы по правам человека. И помогать нам общаться с ним, переводить ваши вопросы и мои вопросы будет советник Бюро комиссара Александр Гессель. Господин Хиль-Роблес, вы представляете свой очередной обширный доклад о ситуации в России. Я бы хотел, чтобы вы рассказали основные тезисы вашего доклада. На какие болевые точки российской действительности вы обращаете внимание.

А. ХИЛЬ-РОБЛЕС - Здравствуйте. Я действительно думаю, что наш доклад пытается обрисовать российскую реальность и реальность соблюдения прав человека в стране. И в этом докладе нам хотелось с наибольшей ясностью обрисовать ситуацию прав человека в России, проблемы, которые существуют, но также и улучшения, которые прослеживаются в ситуации в России. Потому что, конечно, не стоит забывать, что Россия находится сейчас в процессе эволюции, в том числе в процессе строительства демократического общества, консолидации демократии, и, конечно, существуют и проблемы, но и успехи. И, например, если вы хотите меня спросить об основном, о чем мы говорим в докладе, - например, о том, какие есть положительные моменты в российской действительности. Это, конечно, те огромные усилия, которые были сделаны за последние несколько лет в РФ, для того чтобы провести реформу законодательства и приблизить ее к европейским нормам и стандартам. Особенно в том, что касается юридических моментов. А какие основные негативные моменты, я бы сказал "черные точки" в этой эволюции – это то, как это законодательство демократическое, соответствующее демократическим нормам, сегодня осуществляется в действительности в российском обществе. Применение законодательства. Применение этого демократического законодательства в менталитете чиновников и других представителей власти, которые не хотят, а иногда не могут понять, что же они должны делать. И это особенно прослеживается, например, в работе правоохранительных органов, в ситуации в отделениях милиции, в местах лишения свободы, в ИВСах или СИЗО. Это прослеживается, и я об этом говорил в докладе, в ситуации в вооруженных силах. Солдаты, которые испытывают на себе акты дедовщины, это просто необъяснимая ситуация, ее нельзя объяснить. Но нельзя, например, не отметить те положительные моменты, например, Россия сейчас делает очень большие усилия для улучшения ситуации детей. Несмотря на то, что существует сегодня по некоторым данным до 600 тысяч беспризорников. И, конечно, я говорил в докладе о тяжелой ситуации, создавшейся для населения России, особенно для уязвимых групп в связи с последними реформами в социальной сфере, реформами в системе здравоохранения и реформе льгот. Я не хотел бы вас еще больше утомлять перечислениями, но я бы хотел еще раз сказать, что этот доклад не является полным, то есть я не хочу сказать, что все проблемы прав человека находятся в нем. Тем не менее, я осветил проблемы, которые мне кажутся основными, и осветил в стиле, который мне кажется конструктивным. То есть Россия, прежде всего, это страна-член Совета Европы, страна, к которой существует в Европе дружественное отношение, и по-дружески России можно показать на некоторые проблемы. Но последнее, что я хотел бы сказать, что ничего нового в этом докладе нет, потому что россияне хорошо знают о тех проблемах, которые существуют в обществе.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Господин Роблес, у меня к вам несколько конкретных вопросов. Первое. Можно ли сказать, что в России нет или есть, как вы это прокомментируете, массовое нарушение прав человека?

А. ХИЛЬ-РОБЛЕС - Вы знаете, я никогда за всю свою жизнь так и не понял, что же значит этот термин "массовое нарушение прав человека", где граница того, что значит массовое, а что не массовое. Я вам скажу так: в России есть действительно серьезные, очень серьезные нарушения прав человека. Но это вовсе не значит, что все население, например, массово страдает от нарушений прав человека. Это каждый конкретный случай.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Дело в том, что критерий здесь есть. Например, сегодня в нашем эфире звучала некоторая статистика. По обращениям в Европейский суд по правам человека Россия находится на втором месте после Турции. Значит, такие цифры о чем-то говорят, такая позиция России в этом списке о чем-то говорит?

А. ХИЛЬ-РОБЛЕС - Конечно, это естественно о чем-то говорит. Это говорит о том, что сегодня граждане России подали 22 тысячи жалоб на свое государство. Но это еще не говорит о том, что есть 22 тысячи нарушений прав человека. Потому что только суд решит, есть или нет нарушения в каждом из этих случаев. Но вот, например, что меня сейчас на сегодняшний момент больше всего волнует - информация о том, что большие слои населения в России не имеют реального доступа к лекарствам. Что меня волнует - это действия милиции, правоохранительных органов, которые в некоторых конкретных случаях не уважают индивидуальные права и свободы. Что меня, прежде всего, волнует – тот факт, что сегодня существует 600 тысяч беспризорников. Или то, что бытовое насилие в семье сегодня дает нам тысячи женщин, которые гибнут каждый год. И в данном случае мы могли бы продолжать этот список.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Тогда уместен вопрос. Что же является критерием для понятия "массовое нарушение прав человека". Что, только когда все население России обращается с заявлениями в Европейский суд по правам человека, тогда можно признать эту страну как страну, в которой массовые нарушения?

А. ХИЛЬ-РОБЛЕС - Нет. Я как раз хотел бы вернуться к тем примерам, которые я вам только что дал. В данных конкретных случаях речь идет об очень широких нарушениях прав человека, которые касаются конкретно личности и граждан.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Следующий вопрос у меня к Альваро Хиль-Роблесу, комиссару Совета Европы по правам человека, который касается СМИ России. Что вы пишете об этом в докладе?

А. ХИЛЬ-РОБЛЕС - Да, естественно в моем докладе отдельная глава посвящена ситуации прав человека в СМИ. И во время моего визита, двух частей моей визита я очень много встречался с журналистами, в том числе, чтобы узнать от них лично ситуацию. И, конечно, нужно в данном вопросе исходить из основополагающего принципа, который гласит, что свобода слова и свобода информации являются краеугольным камнем демократии и уважения прав человека в каждом данном обществе. Это то завоевание демократии, которое нужно защищать без каких-либо дебатов в данном вопросе. И я говорю об этом в моем докладе, я лично смог наблюдать в различных регионах, которые я посещал, прессинг и давление, которое осуществляется на СМИ со стороны администрации регионов. Что касается центральной прессы, потому что мне кажется, что нужно разделять в России центральные и региональные СМИ, то я тоже говорю в своем докладе о той обеспокоенности, которая у меня существует в связи с последними тенденциями в этой сфере. Особенно касающихся телевизионных СМИ. Действительно нам рассказали о том, что основные частные телеканалы, в общем, перестали быть частными и теперь контролируются по большому счету властями. И соответственно создается впечатление, что они потеряли былую независимость, в том числе в своем тоне. И поэтому вывод следующий - это то, о чем я говорил со многим журналистами, что самое основное в России – это защитить завоевания закона о свободе информации 1991 года, и дать возможность журналистами работать в полной независимости. И предлог борьбы с терроризмом не должен влиять на свободу прессы. С другой стороны не стоит забывать о том, что при всех этих трудностях нужно признать, что в России пресса свободна в целом. Потому что тот факт, что мы сейчас в прямом эфире говорим с вами по радио "Эхо Москвы" без какой-либо цензуры, это тоже говорит о свободе прессы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ - Следующий вопрос. Господин Хиль-Роблес, на пейджер пришел вопрос от Владимира из Санкт-Петербурга. Он напоминает о визите в Россию государственного секретаря США Кондолизы Райс. Он напоминает о совместной пресс-конференции, которая была с министром иностранных дел Лавровым и о том, что госсекретарь сказала о проблемах прав человека и свободы СМИ, на что министр ответил: давайте конкретные примеры, (приблизительно такая фраза) и мы будем на них реагировать. Суть вопроса нашего радиослушателя: в вашем докладе содержатся конкретные примеры, на которые могла бы прореагировать российская власть или это общий доклад, в котором таких примеров нет?

А. ХИЛЬ-РОБЛЕС - Я считаю, что доклад является очень конкретным. Мы приводим в нем большое количество конкретных примеров нарушения прав человека. И в этом смысле мне хотелось бы подчеркнуть, что вчера во время представления этого доклада в Комитете министров Совета Европы, позиция российской стороны, российского посла и госпожи Эллы Памфиловой, которая присутствовала на представлении доклада, была очень позитивной. Как раз они говорили о том, что необходимо по конкретике заниматься решением вопросов защиты прав человека. В том числе и реагировать на те примеры, которые мы приводим. Я бы хотел ответить Владимиру из Санкт-Петербурга, что если он сможет прочитать этот доклад (а доклад будет очень широко распространяться, он и сейчас в открытом доступе в Интернете на моем сайте), то он сможет заметить и мне кажется, что это так и есть, этот доклад очень обширный и по большому счету может быть охарактеризован как "дорожная карта" по тому, что нужно сделать в области защиты прав человека в РФ.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – И последний, пожалуй, вопрос. Я хочу сказать, что если бы госпожа Памфилова была президентом РФ, возможно, во всяком случае, это мое субъективное мнение, ситуация с правами человека была бы резко улучшена. Но она не является президентом РФ. Из года в год повторяются тезисы вашего доклада. Две болевые точки: нарушение прав человека, исчезновение людей в таких точках как Чечня и проблема СМИ. И вот эти три пункта все время повторяются. Как вы считаете, российские власти все-таки реагируют на то, что вы пишите или на это реагирует только госпожа Памфилова и наш посол, который там находится, и который слышал, что вы ему говорили?

А. ХИЛЬ-РОБЛЕС - Я думаю, что вы действительно правы в том, что госпожа Памфилова является одной из самых сильных личностей в области защиты прав человека в РФ. То, что она вчера говорила перед Комитетом министров Совета Европы, только укрепило нас в этой уверенности. Но представитель РФ, как посол РФ, представляющий правительство, в ответ на представление доклада вчера заявил, что доклад действительно является довольно-таки строгим и жестким, как сказал он, но объективным. И что российское правительство постарается конкретно отреагировать на этот доклад. Но я в чем особенно согласен с вами - что действительно нельзя оставаться только на декларациях, декларации и заявления не помогут. На проблемы нужно смотреть прямо и их нельзя скрывать. И необходимо начинать их разрешать вместе. Но ни Совет Европы, ни Комитет министров, ни я лично как комиссар, прежде всего, не хочу давать каких бы то ни было уроков РФ. Российские власти и российский народ прекрасно знают, что необходимо сделать. Мы всего лишь находимся рядом, чтобы время от времени напоминать о существующих проблемах, и если этого захотят наши собеседники, стараться помочь им, вместе с ними работать, для того чтобы проблемы могли быть решены. Это, прежде всего, реакция, которую я жду от властей – конкретно начать работать по разрешению проблем. Я надеюсь, что такое произойдет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ – Спасибо большое. Я благодарю Альваро Хиль-Роблеса, комиссара Совета Европы по правам человека. Также благодарю советника Бюро комиссара Александра Гесселя, который помогал нам общаться. Господин Роблес был в прямом эфире радиостанции "Эхо Москвы".

Комментарии

0
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире