А.Венедиктов Это программа «Сканер», первый вице-премьер Игорь Шувалов в эфире «Эха Москвы». Добрый вечер, Игорь.

И.Шувалов Добрый вечер.

А.Венедиктов Игорь Иванович, вы присутствовали, когда разные люди приносили президенту программы реформ, я имею в виду Алексея Кудрина и Бориса Титова, и правительство? Вот эти 3 программы, положенные на стол президента, — это зачем?

И.Шувалов Да. Ну, во-первых, правительство обязано выполнять свою функцию: не только заниматься текущей работой, но видеть определенное будущее и его планировать. Было сформулировано поручение президента, мы должны были в мае соответствующую программу среднесрочного развития президенту представить. Такая программа была разработана Министерством экономического развития, доложена премьеру. Затем Дмитрий Анатольевич доложил эту программу президенту.

Совещание, которое прошло на этой неделе, там были представлены 2 программы: это программа, которую разрабатывал Центр стратегических разработок (ЦСР), и институт Столыпина (это программа, которая была представлена Борисом Титовым).

Президент, уже с правительственной программой ознакомившись заранее, слушал эти презентации. Мы обсуждали отдельные блоки, и затем президент начал задавать конкретные вопросы. И после ответа на эти вопросы он сказал, что необходимо погрузиться более детально, многие вещи слишком противоречивы из всех этих программ.

А.Венедиктов Из всех трех, простите?

И.Шувалов Из всех трех программ. Что он хочет разобраться с отдельными институтами досконально, потратит на это серьезное время, и с правительством и с экспертами будет это отрабатывать в течение ближайших месяцев.

Но самый важный вопрос, который докладывали, это, например, необходимость обеспечить технологическое лидерство. Не просто ликвидировать отставание, а обеспечить в ближайшее десятилетие технологическое лидерство, за счет каких инструментов и можем ли мы это сделать. Новые инструменты социальной политики, новые инструменты сельхоз-политики, судебная система, правоохранительная система. То есть в совокупности это наиболее важные институты нашего развития и существования.

И.Шувалов: Аэрофлот — одна из лучших компаний в мире. Зачем ее продавать?
И, вот, итог такой, что президент сказал, что некоторые вещи, как ему показалось, недоработаны. По некоторым, поскольку это противоречивые были сигналы, он хочет разобраться в деталях. Будем эту работу проводить под его руководством.

А.Венедиктов Игорь Шувалов. Объясните, пожалуйста, как это будет проходить? То есть будут ли эти программы разъяты на части, будут ли отдельные группы? Кто координирует и какие сроки, какой календарь? Мы же вспомним, что у нас президентские выборы. То есть президент – для кого это работает?

2758444

И.Шувалов Я думаю, что у нас с вами есть несколько месяцев, минимум 3, максимум до 5 месяцев (вот такой временной порог). И как это будет работать, пока я формата не знаю. Предполагаю, что по отдельным блокам будем готовить мероприятия у президента, будет заниматься этим Администрация президента, мы будем готовиться со стороны правительства вместе с экспертами, соответствующую тему развивать. Вряд ли мы сможем добиваться какого-то согласия полного, какого-то консенсуса, и в этом нет никакой необходимости. Мы будем приносить разные точки зрения. То есть, наверное, то, что будет побеждать как главная линия, и какие существуют противоречия или как оппоненты этой линии что предлагают сделать. И президент будет задавать нам вопросы, будет, наверное, полагаться на какие-то данные. И главное, чтобы он… Поскольку в нашей стране президент определяет основы внутренней и внешней политики, чтобы он убедился в том, что предлагаемая цель соответствует тем механизмам достижения, которые будут экспертами и правительством поддержаны. Если нет, будет корректировать – это его прерогатива.

А.Венедиктов То есть единая программа, какая-то… Вернее так: какая-то одна из этих программ не будет принята. Видимо, это будет составлено из 3-х программ?

И.Шувалов: Правительство обязано выполнять свою функцию: видеть определенное будущее и его планировать

И.Шувалов Я убежден, что именно так и будет. Вряд ли будет какая-то одна программа целиком исполнена или взята за основу. Это различные наработки, которые придется еще пережить, познать, подвергнуть сомнению, развить и тогда это будет уже целостная программа.

Программа же развития страны – это не программа работы правительства. Вот, то, что сейчас, это было видение правительства, как надо работать. А что будет образовано, это программа развития страны.

А.Венедиктов У президента истекает мандат в мае. Собственно, для кого он эту программу будет утверждать? Для своего преемника? Для следующего президента?

И.Шувалов Президент очень четко сказал, что вне зависимости от персоналий, кто является действующей властью или кто станет властью, в любом случае наш долг – отрабатывать свою задачу сегодня. И мы это будем или другие лица, должен быть четкий план развития. Без планов на будущее невозможно. Для того, чтобы стать сильными, цель должна быть большой. Невозможно жить сегодня без этой большой цели – ее нужно видеть. И поэтому наш долг – эту программу создавать.

А.Венедиктов Ну, может, придет человек с другим видением. И что будет тогда с этой программой?

И.Шувалов Придет человек с другим видением, будет то же самое, что сейчас Трамп в США показывает. Это вот…

А.Венедиктов Что-то вы сейчас как-то пошутили странно.

И.Шувалов Ну как? Когда приходит человек с другим видением… Демократы вели политический курс, они планировали на следующий период, у них была своя повестка. Пришел другой человек в Белый дом, он сформировал Администрацию под свои предвыборные обещания. Но как реализовать эту политику? Что сделать? Будет ли принимать общество этот курс? Будет ли в состоянии президент вместе с Конгрессом договориться по ключевым направлениям этой политики? Это всё вопросы. Поэтому кто придет, я не знаю: это вопрос не ко мне и я политическим…

А.Венедиктов А я не спросил, кто придет, не уклоняйтесь, Игорь Иванович.

И.Шувалов Наш долг – это увидеть большую цель, большую цель развития страны и предложить свои рецепты, как добиться этой цели.

А.Венедиктов А почему за год до конца истечения срока вдруг спохватились и давайте делать программу на следующие мандаты? Что такое случилось, что потребовалась подобная программа и напряжение разных политико-экономических сил разных политико-экономических взглядов? Что случилось-то?

И.Шувалов: Очень многое в мире изобретается русскими, но здесь не приживается
И.Шувалов Не совсем так. Если вы вспомните, в 2008 году, в феврале президент выступал с речью о плане 2020.

А.Венедиктов Ну да.

И.Шувалов Да. Время так быстро бежит, что мы уже практически с вами вот-вот и достигнем вот этого периода. В этот период времени, начиная с той планки зимы 2008 года, мы с вами пережили очень тяжелый кризис, который развернулся со второй половины 2008 года. 2009-й год был совсем, как вы помните… Это не входило ни в чьи планы. Затем стали переживать второй кризис, вторую волну (а она очень жестко проходила в течение 2015 года). И тем не менее, основная цель при всех сложностях, которые мы переживали, самая большая сложность – это понижение реальных доходов населения нашей страны, людей, которые работают. Но появление новых институтов, новых возможностей, то, что мы смогли пережить такие шоки – девальвация, понижение цены на нефть и газ, введение свободного плавающего курса – и то, что мы за 2 года из состояния резкого падения переходим в фазу роста, это всё говорит о том, что основная цель достижения другого качества экономики достигнута. Самое главное, чтобы это теперь качество конвертировалось в доходы населения, чтобы люди жили лучше.

А.Венедиктов Ну мы по этому поговорим подробнее, но у меня вопрос. Значит ли это, что президенту представлена условно либеральная программа, условно консервативная программа и условно бюрократическая программа?

И.Шувалов Я не верю в такие определения. У каждого… Знаете, как часто говорят? «Место определяет». Вот, правительство находится в пределах своего мандата и видит вот так проблему изнутри.

А.Венедиктов Но правительство будет сменено – это точно. Если президент неизвестно, то правительство будет сменено.

И.Шувалов: Главное, чтобы президент убедился, что цель соответствует механизмам достижения

И.Шувалов Тем не менее, правительство понимает проблемы, с которыми сталкивается. Мы, с одной стороны, лучше знаем некоторые проблемы, но, с другой стороны, вот этого дополнительного импульса извне не так много получаем.

Эксперты по-другому видят. Они видят, что существуют проблемы на рынке, часто указывают на денежно-кредитную политику, на недоступность банковского кредита или на его дороговизну и так далее, и так далее.

Но знаете, это же в зависимости от того, где ты находишься. Место определяет. И в совокупности надо, все-таки, на проблему, которая обнажается, посмотреть по-разному.

А.Венедиктов Какая проблема обнажилась? Игорь, не пропустите этот вопрос.

И.Шувалов Я не пропущу. Главная проблема – это не просто технологически не отстать, а обеспечить технологическое равноправие либо даже лидерство. Потому что Россия и наши люди… Наши люди очень талантливы и умны, и мы видим, какие они позиции занимают и в экономике США, и Европейского Союза. Даже в Китае.

А.Венедиктов В том-то всё и дело.

И.Шувалов Да. Как сделать так, чтобы они открывались и использовали свой потенциал для наращивания нашей технологической мощи? И чтобы это всё, будучи изобретенным, имело прикладное значение в нашей с вами ежедневной жизни.

Вот, я видел на сессии по поддержке предпринимательства парня, который развивает бизнес в Ижевске. Он придумал бизнес, а производство в Китае, а продают в ЕС и США. Понимаете? А у нас эти гаджеты, которые он изобрел, в России не пользуются популярностью. И вообще очень многое в мире изобретается русскими, но здесь не приживается.

Так вот, есть основная цель – это технологическое развитие и обеспечение соответствующего лидерства, потому что в новый вот этот технологический век и в эту веру возможно только тогда обеспечить экономическое развитие и мощь, когда ты в этой части чувствуешь себя абсолютно уверенно.

А.Венедиктов Значит ли это, что и президент, и авторы всех 3-х программ признают, что в России начинает нарастать технологическое отставание?

И.Шувалов: Наши люди очень талантливы и умны
И.Шувалов Кто-то это обозначает как технологическое отставание (в том числе об этом говорил и Алексей Кудрин), кто-то говорит, что мы можем оказаться среди отстающих, и те лидирующие позиции по некоторым вещам, например, новая фармакология, некоторые вопросы способов лечения, еще что-то. Появляется нечто новое. Или, там, вопросы ядерной энергетики, то, где нет других конкурентов такого уровня в мире по каким-то даже деталям мы являемся лидерами. Поэтому они не признают, например, тезис о том, что существует технологическая отсталость или она увеличивается.

Кто-то как Кудрин, как я вам сказал, они как раз наоборот проводят термин, что технологическая отсталость и вот этот вот разрыв между Россией и технологически развитыми странами, он… Не имеет значения, как это назвать. Главная задача, что надо стать вровень с лидерами и либо обеспечить даже лидерство, и понять, может это сделать Россия и за счет каких ресурсов.

А.Венедиктов И это была цель этих 3-х программ?

И.Шувалов Нет-нет, конечно. Это одна из целей. Потому что конечная цель всегда это достойная жизнь и развитие своих граждан. Вот, достойная жизнь и развитие граждан России. Представители программ верят, что это через развитие цифровой экономики, через развитие технологий, через доступность капитала, через то, чтобы иметь способность через доступ на другие рынки больше продавать на экспорт. От этого русские люди будут богатеть, и это будет касаться любого малого предпринимателя, среднего предпринимателя, крупного или просто наемного работника в этих компаниях.

А.Венедиктов Игорь Шувалов, первый вице-премьер у нас в эфире. Игорь Иванович, вот, опять возвращаясь. Вы назвали фамилию Кудрин. Замечу, это не я назвал, это вы назвали.

И.Шувалов С удовольствием. Могу несколько раз повторить, да. Он мой товарищ.

2758446

А.Венедиктов Подождите. Может, это будет без удовольствия. Скажите мне, пожалуйста. Вот, Алексей Леонидович на форуме, в частности, и на встрече с журналистами, с главными редакторами говорил о том, что одно из главных звеньев – это производительность труда.

И.Шувалов Правильно.

А.Венедиктов Вы согласны с этой позицией?

И.Шувалов Полностью согласен.

А.Венедиктов А что происходит с производительность труда в России тогда? Почему это вот такое звено, которое надо тянуть?

И.Шувалов А, вот, производительность труда в настоящий момент связана в том числе и с технологиями. Если раньше производительность труда… Вообще производительность труда – это сложный фактор, и Алексей как раз на совещании у президента много времени уделил фактору производительности, поскольку, возможно, санкции будут продлены или они не будут просто отменены, будут разные другие ограничения. Так вот основной фактор для того, чтобы обеспечить высокие темпы роста, по мнению Алексея это фактор производительности.

И.Шувалов: Главная проблема – не просто технологически не отстать, а обеспечить равноправие либо даже лидерство

Знаете, вот нам показывают даже, например, как отстает строительный сектор в России от строительного сектора в некоторых европейских странах. В Чехии часто нам показывают данные. А затем как мы отстаем по строительству, например, от США. Просто это огромная брешь.

Но сегодня появляются такие технологии, например, в строительстве БИМ-технологии или жесткий цифровой контроль за поведением рабочего и так далее. То есть появляются такие технологии, которые, может быть, не изменили бы наше поведение и способность быстро и качественно строить здания. Но эта технология приходит с такой скоростью и так меняется наше поведение, что фактор производительности, благодаря технологии в том числе, будет реально изменен. Вот, надо понять и поймать, каким образом законодательство должно быть адаптировано к появляющимся технологиям, и как сделать так, чтобы индустрии сами принимали… Не директивно, а сами принимали лучшие методы управления и создания. Для этого сегодня всё есть, потому что технологии…

А.Венедиктов А где мы находимся с точки зрения производительности труда по каким-то ключевым?..

И.Шувалов Не очень.

А.Венедиктов Нет, ну это важно понять.

И.Шувалов Ну, по некоторым, знаете, отраслям у нас не так всё плохо, а по некоторым очень плохо.

А.Венедиктов Много ручного труда? Я пытаюсь понять уровень проблемы и объем проблемы, и наши слушатели, которые работают, между прочим, да?

И.Шувалов Да, я скажу. Это совсем не обязательно отсутствие современного оборудования. Даже если есть оборудование, часто мы не умеем пользоваться этим оборудованием. Это в определенное время… Помните, когда проходила программа модернизации лечебных учреждений, мы купили, например… Видите, в здравоохранении тоже есть производительность труда, и было приобретено самое современное оборудование (очень много). Не было специалистов хорошо обученных, а кого обучали, не так работало оборудование. Если вы поедете в Израиль, например, или в другие страны, которые экспортируют услуги по здравоохранению, например, там самое дорогое оборудование работает 24 часа в сутки. И созданы специальные центры, которые эксплуатируют это оборудование.

Поэтому это, вот, куда ни посмотреть, это не только отсутствие техники или технологий, иногда еще неправильно настроенные процессы управления трудом. Но мы учимся.

А.Венедиктов Ну, вот, смотрите. С учетом цифровой экономики, вот, когда нынешний президент Франции господин Макрон пришел в Министерство экономики Франции, он создал отдел, который назвал «Уберизация», да? То есть, грубо говоря, ну, о цифровой экономике. Его за это критиковали, потом перестали.

Но речь идет о том, что вообще меняется характер труда. И в России тоже. Огромное число людей может оказаться завтра без работы, потому что…

И.Шувалов Ну, мы читали эти прогнозы, да.

А.Венедиктов Вот, расскажите мне, пожалуйста, о том, что вы думаете по поводу этих прогнозов.

И.Шувалов Да. Много было спекуляций после того, как Илон Маск выступил со своим вот этим интервью, что мы должны заранее готовиться к тому, что большое количество людей будет высвобождаться.

А.Венедиктов Ну, мы должны заранее готовиться.

И.Шувалов Да. Например, водители.

А.Венедиктов Да, например, водители, например, летчики.

И.Шувалов Да. Но если вы вспомните марксизм, как раз…

А.Венедиктов Я забыл уже.

И.Шувалов: По некоторым, знаете, отраслям у нас не так всё плохо, а по некоторым очень плохо
И.Шувалов Вы вспомните. Как раз там были предсказания другого порядка, что у людей будет больше свободного времени. Поэтому, конечно, будет высвобождение, наверное, не такое драматическое, но то, что у людей будет больше свободного времени, благодаря технологиям, я в это верю. Но готовиться по каким отраслям и как заранее готовиться к этому – вы знаете, это нет такого ответа, потому что нет такого футуролога, который бы нам с вами точно предсказал, что будет на рынке с тем или иным сектором.

Но! К чему мы должны быть готовы? Что бы ни случилось с нами в нашей с вами жизни, быть открытыми тому, чтобы пойти учиться и получить новый навык. А, вот, государство должно так построить систему профессионального образования, дополнительного профессионального образования, что если у тебя сложность с трудоустройством, ты всегда можешь получить новый навык и способность создать собственное дело, учреждать собственную компанию, чтобы это было безопасно, чтобы у тебя был доступ к капиталу, и если ты прогоришь или твое дело в этот раз не получилось, ничего страшного – у тебя получится следующее дело. То есть это совершенно другие подходы к тому, как ты в жизни должен устроиться и себя обеспечивать.

Поэтому вот эта жесткость в его ответах тогда была…

А.Венедиктов Но я же вас спрашиваю, я же не его спрашиваю. Как вам кажется, вот, вам лично и в правительстве?

И.Шувалов Я не верю.

А.Венедиктов Вы не верите во что?

И.Шувалов Я не верю в такую жесткость и такую скорость высвобождения работников.

А.Венедиктов Так?

И.Шувалов Я думаю, что на рынке будут в каждой стране созданы механизмы адаптации на рынке труда, и люди смогут через дополнительное образование получать такие навыки, которые будут востребованы. Но занятость будет, по сути, совершенно иной. Это будет занятость не то, что мы с вами наблюдали на тяжелых предприятиях машиностроения или еще где-то, это будет занятость другого порядка. Какая – мы будем смотреть. Скорее всего, вот, я поддерживаю то, что у людей, занятых в разных областях и в разных секторах, будет больше свободного времени, но труд их будет значительно более производительный.

А.Венедиктов В этой связи в одной из программ… Ну, поскольку мы начали с программы Кудрина, потом перейдем к программе Столыпинского клуба. Сказано о том, что в ближайшие 10 лет количество рабочих рук в возрасте от 23-х до 39-ти сократится на 10 миллионов. Ну, это та самая, вот, демографическая дыра. Каким образом можно говорить о росте ВВП и о вовлечении молодежи в производительный труд, если у нас сократится такое количество людей?

И.Шувалов Во-первых, вся молодежь, какая есть, она должна совершенно по-другому уже работать. Они должны по-другому быть обучены, и система образования должна делать из этой молодежи таких подготовленных, которые глобально конкурируют, а не только на российском рынке. Это должна быть способность готовить лучших специалистов по конкурентным мировым масштабам, то есть на глобальном мировом рынке. Но в данном случае, конечно, чего тут греха таить, это значит надо ориентироваться на рынок труда в передовых стран ОЭСР. Не вообще всех стран ОЭСР, а передовых стран ОЭСР. И нам надо уметь готовить таких специалистов инженерных специальностей, технических, гуманитарных, каких угодно. То есть система образования должна быть полностью адаптирована. Она сейчас нельзя сказать, что она служит этим целям. То есть это большой тяжелый труд.

И.Шувалов: Надо понять и поймать, каким образом законодательство должно быть адаптировано к появляющимся технологиям

Затем. Те, кто представляют уже более взрослое поколение, конечно же, это придется получать новые профессиональные навыки. Это то, о чем говорит наш министр Васильева Ольга Юрьевна, что система дополнительного профессионального образования должна так же быть адаптирована к новым экономическим тенденциям. Сегодня она не служит этим целям.

Ну и, наконец, людям, тем, кто захотят трудиться и в состоянии, придется трудиться много дольше, чем, например, это обозначено сегодня пенсионной рамкой. Мы видим, что люди и сейчас, женщины после 55-ти, мужчины после 60-ти много работают, и по большому счету надо стимулировать в том числе через дополнительные пенсионные накопления через государственную пенсионную систему с тем, чтобы люди могли позволить себе продолжительную активную и здоровую трудовую деятельность.

А.Венедиктов Вы так вкрадчиво подбираетесь к повышению пенсионного возраста сейчас.

И.Шувалов Ничего я… Нет, я просто отвечаю на ваш вопрос.

А.Венедиктов Вкрадчиво отвечаете на мой вопрос. Но мы сейчас его разберем. Но я сделаю, все-таки, шаг вбок. Вы назвали министра образования, которая, как я помню, она в первом месяце вступления в должность говорила о том, что нам не нужно конкурировать с зарубежными… Наша молодежь – не обязательно ей конкурировать в работе с зарубежными другими. Вы меня извините, конечно, но противоречие тому, что говорит первый вице-премьер.

И.Шувалов Алексей Алексеевич, я не слышал, что говорила Ольга Юрьевна по этому поводу.

А.Венедиктов Я говорю про идею. Мы говорим про идею.

И.Шувалов Да. Поэтому я лучше тогда буду оппонировать не ей, а идее.

А.Венедиктов Нет, мне оппонируйте.

И.Шувалов А идее я оппонирую. Я считаю, что наша система образования (и я в этом глубоко убежден) должна конкурировать с лучшими системами образования в мире. Лучшие системы образования – это передовые страны ОЭСР. И наши выпускники должны быть в состоянии устроиться на работу в любые лучшие корпорации в мире, если у них есть такая амбиция. Для этого надо знать…

А.Венедиктов Так это утечка интеллектуальной рабочей силы. Игорь Иванович, вы какой-то враг народа просто.

И.Шувалов Нет, я же сказал «быть в состоянии». Понимаете, когда у выпускника есть приглашение, например, от ExxonMobil, Газпрома, Роснефти, я не знаю, и Тоталя на должность с приблизительно одинаковым окладом, то человек не будет себя чувствовать ущербным, он сам для себя примет адекватное решение, где он хочет жить и где он хочет работать. А задача наша – чтобы вот эти все программы написанные или в будущем созданные его ориентировали, чтобы у него вера была в то, что ему за такую же заработную плату и при таком выборе лучше остаться в России. Это должен быть такой выбор, но для того, чтобы он такой выбор сделал, тяжелая работа впереди.

А.Венедиктов То есть смотрите, что вы сейчас сказали, если я правильно понял. Одно из звеньев – это производительность труда в широком смысле этого слова.

И.Шувалов Да, правильно.

А.Венедиктов Другое звено – это образование. Но если мы смотрим…

И.Шувалов Производительность с образованием связаны.

А.Венедиктов Да-да, да. Ну, я не противопоставляю, я соединяю. Но если мы смотрим на бюджет образования, ну, Игорь Иванович, ну, это, в общем, слезы.

И.Шувалов Никакие это не слезы. Еще…

А.Венедиктов Горькие слезы! Не просто слезы, а горькие слезы. Ну, правда.

И.Шувалов Алексей Алексеевич, надо сравнивать то, что есть, с тем, что есть в других государствах. Вот, например, нам часто показывают и правильно показывают на успехи высшей школы США. Но там же семьи платят за образование своих детей, там нет такого прекрасного образования за государственный счет за исключением некоторых случаев. Это единицы, когда получают гранты, поддержку. Есть, но это не так, как у нас.

У нас совершенно другая социальная политика, совершенно другая социальная среда.

А.Венедиктов И тогда?

И.Шувалов И тогда нужно, даже оперируя таким бюджетом, все-таки, создавать конкуренцию при поступлении в вузы с тем, чтобы общая школа готовила лучших абитуриентов (то есть это вот это звено) и чтобы выходящие из школы выпускники уже были очень высокого уровня. И даже на те места, которые мы финансируем через бюджет, они вот в этой бюджетной системе высшего образования были способны и были бы так подготовлены, не хуже, чем в лучших американских вузах. Ну, просто, может быть, будет так, что наша сегодняшняя повестка – нам надо оказаться хотя бы в сотне десятью вузами лучших, а у них, понимаете, а у них…

А.Венедиктов А почему этого не происходит? Вот, я тоже…

И.Шувалов Что не происходит?

А.Венедиктов Ну, вот, оказаться…

И.Шувалов Почему? Неправда. Если вы посмотрите…

А.Венедиктов Что значит «неправда»?

И.Шувалов Ну, вот так вот. Посмотрите на последние рейтинги. Где 5 лет, 10 лет назад МГУ был в этих рейтингах? Сейчас…

А.Венедиктов Один вуз. Ну…

И.Шувалов: Нужно создавать конкуренцию при поступлении в вузы, чтобы общая школа готовила лучших абитуриентов

И.Шувалов Не один.

А.Венедиктов Игорь Иванович, вы же сами говорите о массовом.

И.Шувалов Неправда, неправда. Технические вузы, Бауманский институт. Во-первых, все научились работать с рейтингами, потому что раньше мы плевать на это хотели и не очень-то этим занимались. Это не значит, что у нас было плохое совсем образование – просто не очень занимались рейтингами. Но если сейчас посмотрите на лучшие вузы и технические, и университеты наши федеральные (я назвал МГУ), то они начинают приобретать всемирное признание. Даже есть частная школа Российская экономическая школа, как вы знаете, которая имеет программы с многими зарубежными вузами и с Высшей Школой Экономики. Она признана и считается одной из лучших экономических школ в мире. Поэтому тут не так всё безнадежно.

Вы, конечно, можете мне сказать, что у нас нет Гарварда и, может быть, Йеля и всего такого… Такого продаваемого имени нет. Но я не думаю, что МГУ хуже, чем я назвал американские вузы, нет, конечно.

А.Венедиктов Игорь Шувалов, первый вице-премьер, и перед новостями очень короткий вопрос. Сейчас, как вы знаете, шел очень громкий процесс между Алишером Бурхановичем, естественно, и Алексеем Анатольевичем. Там опять всплыло ваше имя и обвинения. Как вы реагируете? И будете ли вы реагировать на это?

И.Шувалов Никак не реагирую, занимаюсь своей работой. У меня тяжелая, сложная работа, от успеха которой зависит жизнь очень многих. Поэтому я сосредоточен на своей работе.

А.Венедиктов Вам всё равно?

И.Шувалов Знаете, у меня такая позиция в правительстве и вообще в системе административного ресурса, что я не считаю моральным комментировать что-либо происходящее в судебной системе и тем более судебные решения. Я это делать не могу.

А.Венедиктов Игорь Шувалов. После новостей продолжим. Раз. Два. Сейчас. Поехали.

НОВОСТИ

А.Венедиктов Игорь Шувалов, первый вице-премьер правительства России. Давайте… Вот, мы поговорили о молодежи. Давайте, все-таки, определим вашу позицию по повышению пенсионного возраста. Необходимость, календарь, если это необходимо (ну, теоретически, если можно, да?). Потому что очень много мифов и очень много разных точек зрения, в том числе в этих программах, насколько я понимаю.

И.Шувалов Я бы, знаете, ответил так. Не потому, что я пытаюсь обойти острые углы…

А.Венедиктов Ну, пытаетесь, но не важно.

И.Шувалов Нет, не пытаюсь. Я скажу, как думаю. Что навязать это решение неправильно. Вот, если в обществе не будет консенсуса, что пенсионный возраст надо поднимать, а если его не поднимать, то тогда будут определенные сложности, надо объяснять, какие сложности. Это значит, что пенсионное сопровождение, вот эта ежемесячная выплата людям, вышедшим на пенсию, она будет всё время обесцениваться, обесцениваться.

А.Венедиктов Почему? Игорь, объясните.

И.Шувалов Сейчас, подождите. Вы, вот…

А.Венедиктов Ну, то, что я не понимаю, я спрашиваю.

И.Шувалов: От этого русские люди будут богатеть, и это будет касаться любого малого предпринимателя
И.Шувалов Нет. Если остаться в формуле пенсионного обеспечения, которая сегодня действует на основе федерального закона и с тем же пенсионным возрастом, который есть, то вот этот коэффициент замещения, про который говорят, он будет всё время снижаться.

В принципе, в мире уже не все вспоминают про этот коэффициент замещения. Но чтобы его поддерживать, например, на достойном уровне от 35 до 40 процентов от вашего дохода до выхода на пенсию, то тогда нужно будет всё время обеспечивать больший и больший трансферт из федерального бюджета. Это что значит? Что тогда все другие программы будут сворачиваться. Будет меньше возможностей строить дороги, меньше возможностей направлять деньги на образование, на здравоохранение и еще на многие другие цели. Потому что не всё здравоохранение покрывается за счет обязательного медицинского страхования. Большая доля…

А.Венедиктов А какая, вот, приблизительно доля?

И.Шувалов Бóльшая часть – это ОМС (ну, по сути, это всё равно государственный фонд). Но если говорить о серьезных программах модернизации, то, конечно же, в том числе технологическая модернизация. За счет средств ОМС это не произвести. Дальше медицина будет так развиваться, что нужны будут новые технологии, новое тяжелое оборудование много и много. Правда, тут есть возможности частно-государственного партнерства, но посмотрим: это вопрос будущего.

Так вот. Вот этот коэффициент замещения будет всё время сокращаться. Это значит, что пенсия из той, которую нам удалось создать за последние годы, для многих пенсионеров это пенсия, которая позволяет не быть бедным, жить безбедно, то затем она будет сокращаться. Почему? Потому что работающих будет меньше на одного пенсионера, и потом мы дойдем до ситуации, когда на каждого пенсионера будет один работающий.

Главное, чтобы люди, выходящие на рынок труда, точно понимали, какая их перспектива через 30-40 лет. Они должны трудиться, накапливать. Государственная пенсионная система будет накапливать их права. Но если люди хотят жить достойно в старости, выходя на пенсию, значит, должны быть созданы отдельные инструменты, которые будут позволять накапливать. Накапливать могут люди, которые себя относят к среднему классу и даже чуть выше. Люди, у которых не хватает доходов для того, чтобы обеспечивать ежедневные расходы, ничего не будут, конечно же, накапливать.

Так вот, те, кто могут накапливать, и в нынешней системе, и в будущих будут, конечно, позволять себе потреблять достойно. А люди, которые не накопили, с понижающимся коэффициентом замещения их, грубо говоря, пенсия будет превращаться в пособие по бедности или от бедности, чтобы не было бедности, а не будет реальным пенсионным обеспечением. Это может наступить через 15, 20 лет, но этого ни в коем случае нельзя допустить. Вот, чтобы этого не допустить, справедливо то, что нам говорит, нам, Владимир Александрович Мау, который историком экономики является и говорит, что вот эти вот все современные пенсионные системы и в том числе наша – это произведение XIX века. И тогда люди доживали по-другому, и условия труда были другие. А всё изменилось в мире (вот, мы с вами про новые технологии говорили), а пенсионная система та же. А всё изменилось в нашей стране, а пенсионный возраст 55 и 60 лет. А всё изменилось в нашей стране, и сегодня женщина в 55 лет сильно отличается от женщины, которая была 40 лет назад – она и красивее, и способнее работать, и многие женщины работают. И мужчина в 60 лет еще хочет работать – он не хочет на пенсию. А пенсия всё равно наступает в этот период.

И.Шувалов: Если в обществе не будет консенсуса, что пенсионный возраст надо поднимать, будут определенные сложности

Нам на это говорят справедливо: «Пенсия невысокая, и люди воспринимают это как определенное сложение доходов».

А.Венедиктов Да.

И.Шувалов Люди хотят продолжать работать, но вот они достигли момента 55 и 60 лет, когда можно совместить…

А.Венедиктов Совместить доход – работу и пенсию.

И.Шувалов Да. И тогда они…

А.Венедиктов Кстати, Игорь, а известно, приблизительно сколько пенсионеров работающих?

И.Шувалов Известно. Я не знаю.

А.Венедиктов Процентовки не помните?

И.Шувалов Я не помню, но это, да, есть точные данные, Топилин может назвать.

А.Венедиктов Хорошо. Но их много? Топилина мы, конечно, Максима спросим, министра труда, нет вопросов.

И.Шувалов Да, много. Их много. И, конечно же, в нынешних условиях люди, достигшие, женщины 55-ти, мужчины 60 лет, многие хотят работать. И это справедливо, потому что совсем другое состояние здоровья у нас, как вы знаете, и продолжительность жизни растет, и условия труда совершенно другие.

Так вот если этим людям, которые работают… То есть они не потеряли способность к труду. Ведь, пенсия – это страховка от того, что люди теряют способность к труду. А способность к труду продолжается, люди еще работают после наступления этого возраста 10, некоторые больше лет. Я знаю, в вузах часто просят преподавателей остаться на работе, потому что особо ценные работники. И бухгалтеров просят, и многих-многих просят остаться для того, чтобы люди… Потому что это ценные кадры, у них есть квалификация.

И вообще люди… Сейчас уже наука говорит, что люди меньше стареют, продолжая работать, старость отступает. Так вот для тех, кому нужна пенсия, когда способность к труду исчезает или уменьшается, то должен жить достойно. Значит, не нужно другим доплачивать, начиная с возраста, когда они еще имеют способность полноценно трудиться.

Поэтому эта дискуссия сложная. Нам президент по этому поводу никаких четких ответов и сигналов не давал.

А.Венедиктов То есть пока дискуссия?

И.Шувалов Да. И не давал нам по этому поводу решения. Больше того, всё время ссылается на позицию тех или иных лиц, которые одни в пользу повышения пенсионного возраста, другие категорически против. И для того, чтобы принять такое решение, в обществе должен быть консенсус.

А.Венедиктов Но в обществе не будет консенсуса, потому что мы знаем, что, в основном, те, кто против, те, кто вышел на пенсию.

И.Шувалов Ну, почему? Ну, может быть консенсус по поводу того, что это не надо делать. Почему? Это тоже может быть консенсус.

А.Венедиктов Но, вот, есть другой вопрос там внутри этого вопроса.

И.Шувалов Да. Но я… Если, вот, то, что вам объяснил. Я считаю, что это надо делать, посоветовавшись с людьми, не навязывая, не прошивая решение. Но это справедливо принять такое решение. И некоторые люди, которые достигают возраста 55 или 60 лет, которые, правда, теряют способность к труду, у них должно быть справедливое и достойное пенсионное обеспечение.

А.Венедиктов Игорь Иванович, а справедливо ли платить пенсионерам и пенсию, и зарплату? Слово «справедливо». Вы сказали «справедливо». Не надо на меня так смотреть.

И.Шувалов Нет, в Советском Союзе, как вы знаете, разрешалось только некоторым специальностям, работая по некоторым специальностям, совмещать выплату пенсии с заработной платой. Вообще общее правило было, что это нельзя. И здесь опять к теоретикам, которые занимаются социальной политикой. Вот, они считают, что поскольку способность к труду не утрачена, люди продолжают свою работу, то тогда и пенсию выплачивать не нужно. Но что нужно, нужно накапливать специальные баллы с тем, чтобы когда человек принимает решение о выходе на пенсию, у него будет повышенная пенсия.

И.Шувалов: Главное, чтобы люди, выходящие на рынок труда, точно понимали, какая их перспектива через 30-40 лет

А.Венедиктов Понятно. Игорь Иванович Шувалов. Еще один вопрос – это роль государства в экономике. Тут никуда не денешься от этих программ. И мы видели, что за последние лет 12, наверное, а то и 15 доля государственного или того, что называется государственными корпорациями и так далее, увеличивается. С другой стороны, одна из программ говорит, что частное предпринимательство – оно более мобильно, более гибко и так далее, и так далее. Где здесь золотой баланс? Что с этим можно сделать?

И.Шувалов В целом все программы считают, что уровень государственной экономики должен понижаться.

А.Венедиктов Так? Новость.

И.Шувалов В одной программе, однако, предложены конкретные планы, сколько нужно продавать каждый год для того, чтобы помогать казне решать различные задачи. В других программах говорится о том, как надо продавать для того, чтобы добиваться лучшей структуры экономики. Вот, в программе, которую ЦСР представляет, там приватизация не просто ради приватизации, она скорее для того, чтобы обеспечить казну определенными расходами или дать возможность проводить эти расходы на цели образования и здравоохранения.

А.Венедиктов То есть целевым образом? Приватизация для целевых решений?

И.Шувалов Да. Что надо в том числе и через приватизацию найти капитал для того, чтобы развивать вот эти направления. И знаете, это, ведь, вынужденный был шаг. У нас уровень государственной экономики когда увеличился? Когда разворачивался кризис 2008 года.

А.Венедиктов Да.

И.Шувалов Когда банки с государственным участием стали приобретать активы, а мы эту экономику считаем государственной. Хотя, она не совсем государственная, она не то, что принадлежит Росимуществу

2758442

А.Венедиктов Ну, вы немножко…

И.Шувалов Да. Но мы считаем, что это, все-таки, значительно возросшее государственное влияние. Какие-то активы банки сами продают, какие-то нет, но какой-то целенаправленной политики, чтобы активы делать государственными, нет. Но крупнейшие кредиторы – это банки с госучастием, это ВТБ, это Сбербанк, это Газпромбанк, это Россельхозбанк, и поэтому, конечно, и когда кредит не погашается, у них всегда есть возможность получить бизнес.

Вот, правильно, чтобы, этот бизнес получив, они потом продали, а не становились главным акционером навсегда. Потому что у нас некоторые такие примеры в том числе для Внешэкономбанка есть: когда приобретались активы, нам было заявлено, что они будут проданы, а потом до сих пор они еще на балансе Внешэкономбанка. Правда, новое руководство пытается их продать.

Но про госсектор. Все считают, что государственное влияние в экономике должно сокращаться. Регулирование (и это не связано с собственностью) должно быть более прозрачным и целенаправленным. И в том числе через технологии такое управление экономикой – оно, конечно же, будет более прозрачным. Это мы сейчас наблюдаем в применении новых технологий в Федеральной налоговой службе, то же самое будет в Федеральной таможенной службе, Росалкогольрегулировании. Это всё специально сейчас собрано под Минфином для того, чтобы вот эту вот цифровизацию проводить, и прозрачность управления со стороны Минфина вплоть до потребителей.

Так что это развивается, здесь эти программы одинаково воспринимаются.

Да! Но я даже вам скажу, что эти госкомпании… Ведь, мы что имеем в виду? Что надо разумно их продавать. Там, где есть возможность, вот, мы Роснефть в прошлом году продали.

А.Венедиктов Ох, вы сейчас влезаете одной ногой…

И.Шувалов Никуда я не влезаю.

А.Венедиктов Двумя ногами.

И.Шувалов Нет. Мы же продали и Башнефть, и Роснефть.

А.Венедиктов Государственные компании.

И.Шувалов Нет, не так. Мы продали Башнефть государственной компании, но почти 20% мы продали иностранным инвесторам.

А.Венедиктов Ну, Игорь Иванович…

И.Шувалов Поэтому вы можете по этому поводу сколько угодно улыбаться, факт есть факт.

А.Венедиктов Я бы сказал «ухмыляться».

И.Шувалов Ухмыляйтесь. А казна получила больше триллиона рублей. Поэтому это была хорошая приватизационная сделка. Вам не нравится, может быть… Я знаю, вы на что намекаете, и нам всё время говорят…

А.Венедиктов Почему намекаю? Я сейчас спрошу.

И.Шувалов Не надо ничего и спрашивать. Спрашивайте по делу.

А.Венедиктов Я по делу абсолютно. Я по делу.

И.Шувалов Да?

А.Венедиктов Игорь Иванович, то есть правильно ли я вас понял, что, в принципе, такие госкомпании мощные как Газпром, Роснефть в течение, там, 7-8-10 лет могут быть приватизированы реально?

И.Шувалов Конечно, могут. И никакого запрета никогда…

А.Венедиктов Вам кажется это логично, справедливо, важно?

И.Шувалов: Крупнейшие кредиторы – банки с госучастием, когда кредит не погашается, они могут получить бизнес

И.Шувалов Я считаю, это логично и важно, только надо приватизировать с умом.

Вот, смотрите, была компания Аэрофлот не в очень хорошем состоянии.

А.Венедиктов Да?

И.Шувалов И мы хотели ее продать. Значит, не продали. Сейчас Аэрофлот, как нам пассажиры говорят, с точки зрения сервиса для пассажира и с точки зрения их баланса одна из лучших компаний в мире.

А.Венедиктов Ну, это правда. Это правда.

И.Шувалов Да. Вот, сейчас зачем ее продавать в этом состоянии? Это, знаете, Ли Куан Ю однажды молодые журналисты спросили: «А что вы не продаете наше национальное достояние, сингапурскую авиакомпанию?» Он говорит: «А зачем продавать лучшую в мире компанию?» Они говорят: «Ну как? Чтобы не была государственной». Он говорит: «А. Я думал, продают, чтобы была компания лучше».

Поэтому, вот, у нас есть 2 актива, например, в транспорте – это Аэрофлот и Совкомфлот. И вроде, мы так много лет говорили, что надо продать Совкомфлот и, вот, сейчас уже близки к тому, чтобы начинать размещать акции. Но она лучшая транспортная шипинговая компания Совкомфлот в мире. Она лучшая! Вот, продать только для того, чтобы продать? А она лучше уже быть не может. Ну, может быть, может. Посмотрим. Но Аэрофлот достиг таких результатов.

Понимаете, во всем должен быть экономический смысл. Продать для того, чтобы получить хорошие деньги в казну и направить эти деньги на цели образования – это хорошая цель. Продать для того, чтобы улучшить менеджмент, меньше чтобы было злоупотреблений внутри компании, чтобы были правила корпоративного поведения лучше, понимаем зачем. А если вот эти все качества хорошие, а денег от продажи этого актива не много, ну, тогда это странная приватизация.

И.Шувалов: Не надо создавать эти гетто – надо дать возможности по-другому строить свою жизнь

Понимаете, вот здесь чтобы не было вот так: приватизация ради того, чтобы просто отчитаться перед самими собой, что меньше государственного влияния. Меньше. Я считаю, это справедливо и правильно. Но надо продавать в момент, когда это только лучше будет и государству, и компании. Компания должна от этого выигрывать. И государство должно от этого выигрывать.

А.Венедиктов Последняя тема…

А.Венедиктов Последняя тема. Напомню, у нас Игорь Иванович здесь Шувалов, первый вице-премьер. Скажите мне, пожалуйста, вот, история с расселением москвичей, то, что предложил Сергей Семенович. Я сейчас не беру даже экономическую составляющую (я надеюсь, что Сергей Семенович на следующей неделе будет у меня в эфире и я с ним поговорю).

И.Шувалов Да. Ну, вот, и спросите.

А.Венедиктов Да-да, я спрошу. Но что я вас спрошу?

И.Шувалов Давайте.

А.Венедиктов Очень многие в этом увидели наступление на частную собственность. В Советском Союзе частная собственность была практически уничтожена. Сейчас идет… Знаете, как это сказать? Как мне сказал один человек «Ты всегда был против люстрации, — говорит он мне. – Так это люстрация частной собственности».

И.Шувалов Почему?

И.Шувалов: Москва становится одним из лучших городов в мире для проживания

А.Венедиктов Как вам кажется?.. Ну, потому что без твоего согласия у тебя изымают твою частную собственность. Расскажите мне взгляд на эту проблему, как на а) частную собственность и б) как на ее изъятие.

И.Шувалов Да. По частной собственности, как я понимаю, версия законопроекта, который сейчас находится в Государственной Думе, уже сильно отличается от того, что мы видели вначале. И судебная защита прав сохраняется. Поэтому человек может обратиться в суд и защищать свои права, если считает, что его права как-то нарушены. Затем из того, что я слышу от руководства Москвы, от правительства Москвы, что люди будут приобретать жилье взамен своего нынешнего приблизительно в тех же районах или в тех же районах, где они живут. Это не то, что людей из тех мест, где они привыкли жить, переселяют куда-нибудь, где метро появилось совсем недавно или, откровенно говоря, за пределы МКАД. Я таких намерений не слышал, и это главное, что людей всегда беспокоило, а в каком районе будет жилье.

Вот, кстати, программа по переселению из пятиэтажных домов и замене пятиэтажек на современное жилье при Лужкове. Также была политика, что людей оставляли в этом микрорайоне или близлежащих – их далеко не переселяли.

А.Венедиктов Игорь Иванович, я про собственность. Извините, ради бога, вот, я понимаю процедуру, но тем не менее.

И.Шувалов Тем не менее. Собственность – это когда у вас что-то изъяли, а дали что-то хуже, или то, что вас не удовлетворяет. Но если у вас квартира, которая стоит «Икс». Положим, она 40 или 57 квадратных метров. 40 – это приблизительно в пятиэтажном доме общая площадь двухкомнатной квартиры, 55-57, там, до 60 метров трехкомнатные квартиры в пятиэтажке. И, там, 33-35 квадратных метров однокомнатная квартира общей площадью.

А вам предлагают, вам как собственнику, если берем 2-комнатную квартиру, начиная от 40 метров. Вы получите в новом, современном доме, в своем районе квартиру с тремя окнами такой же площади. Вам не надо ничего доплачивать. То, что говорят эксперты, у вас сразу повышение стоимости около 30% (может быть даже больше). Вы ничего для этого не сделали. Вы просто живете в хорошем светлом подъезде без запаха, с мусоропроводом, с новыми лифтами. Это современный жилой фонд.

Но такого жилья даже практически и не будет. За счет более просторных мест общего пользования (кухни, коридора, санузла) это будет больше, чем те же 40 метров общей площади в пятиэтажном доме.

Но если вы захотите и у вас есть возможность, то на дополнительные метры вы можете получить ипотеку и приобрести 10, 20 квадратных метров по льготной ипотеке, и таким образом улучшить жилищные условия так, как у вас не было никогда такой возможности.

Как можно здесь рассуждать о том, что у вас отнимают собственность?..

А.Венедиктов Как угодно, потому что это собственность, ее отнимают без вашего согласия. Вы всегда говорили, что необходимо в России взрастить класс собственников.

И.Шувалов Да. Значит, класс собственников взрастили тем, что квартиры все передали за бесплатно в собственность. Из того, что это была у нас…

А.Венедиктов И теперь эту собственность…

И.Шувалов А теперь эту собственность предлагают, а не насильно, а предлагают поменять на более дорогую и стоящую на рынке совершенно других денег, и обеспечивающую другие стандарты проживания. Наверное, есть ошибки в пиар-сопровождении, может быть, законодательная инициатива была первоначально не совсем удачна, но я уверен, что вот этот вот проект если Москва чуть скорректирует и, действительно, вот это вот голосование, то, что люди должны проявить свою инициативу… В том числе и обращать внимание на права тех, чьи дома не будут рушиться, но их дома уже существуют в этих микрорайонах.

Это сложная работа, особенно для Москвы. Но, вот, ее так сложно проводя, по большому счету это очень хороший проект, когда собственность одного класса поменяется… Такое, знаете, английское слово, извините, когда произойдет «апсайд» совершенно реальный, когда у вас улучшится собственность. И я надеюсь, что люди только приобретут.

И я понимаю, почему хочет это сделать Сергей Семенович. Он занимается много Москвою. Его критикуют, например, за перекопанные улицы, за широкие тротуары, за одно, второе, третье. Но то, что происходит с Москвой, Москва становится одним из лучших городов в мире для проживания.

Эти все вещи, которые пишут, что плохой климат и люди не будут ездить на велосипедах… Надо просто выйти из своей машины, пройтись по центру, посмотреть, сколько теперь людей с колясками ходит по этим тротуарам, сколько велосипедистов в центре Москвы, сколько людей отказывается от машины в центре, если раньше они пользовались, как меняется атмосфера. Что происходит с парками, во что превратился Парк Горького, парк Сокольники, парк ВДНХ, что в этих парках становится для людей. Как меняются московские школы, какие автострады.

А.Венедиктов То есть Собянина оставляем мэром…

И.Шувалов Подождите. Я про то, как меняется мой город.

А.Венедиктов Я понимаю.

И.Шувалов Я сейчас не как член правительства даже, а как москвич. Мне как-то однажды автор одной из ваших программ Евгения Марковна Альбац сказала, что «ну, это вот мнение одного процента богатых москвичей». Это неправда. Там, если помните, другой журналист, которая сказала, что она не причисляет себя к богатым, но она разделяет эту позицию. Москва становится другим, очень комфортным городом, и в этом городе, в котором очень быстро будет меняться жизнь, вот этот креативный класс будет приобретать большее и большее значение.

Люди, которые живут в пятиэтажках, в этом жилом фонде, их состояние будет более угнетенным, они будут чувствовать себя через десятилетия ужасно. Не надо этого дожидаться, не надо создавать эти гетто – надо дать им возможности по-другому строить свою жизнь. Это другие жилищные условия.

А.Венедиктов Игорь Иванович Шувалов, первый вице-премьер. Оптимист, однако, несмотря ни на что.

И.Шувалов Конечно. Я, правда, оптимист.

Комментарии

171

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


ssmith 04 июня 2017 | 08:50

Одетому как попугай Бенедиктову можно было просто сфоткаться с маниловым, да и дело с концом. И перестать прикидываться крутым интервьюером.


garrytabur 04 июня 2017 | 09:38

Слушать лжеца только время терять.


(комментарий скрыт)

nalix 04 июня 2017 | 18:40

maya11: Поддерживаю.


vaska 04 июня 2017 | 15:47

Боже, так суетиться, как уж на сковородке, и все это из за денег, противно.


(комментарий скрыт)

s011ma 04 июня 2017 | 22:30

обеспечить технологическое лидерство
-----------------
Это мы, безусловно, сможем сделать. Предпосылки к этому есть. Сейчас в академики Его Преосвященство выберем, затем в президенты РАН - наука забурлит, зашевелится. В какой другой стране возможен такой прорыв?


rhythm 05 июня 2017 | 16:43

Замечательное интервью показывает, что Первый вицепремьер правительства РФ работает в жанре "фэнтази" - даже не научной фантастики.


pollll 06 июня 2017 | 12:57

Какая мерзкая, отвратительная рожа


valerymor 07 июня 2017 | 23:41

И это первый вице-премьер! Какой-то невнятный полудетский лепет по всем вопросам, явное нежелание что-либо сказать, что может не понравиться Владимиру Владимировичу - Красному Солнышке. И мысли-то не может адекватно и грамотно изложить.Противно!


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире