Время выхода в эфир: 20 апреля 2014, 06:05

ВСЕВОЛОД БОЙКО — Здравствуйте, у микрофона Всеволод Бойко, вы слушаете «Эхо Москвы». И я беседую в Донецке с Клаусом Цилликенсом, руководителем Донецкой миссии ОБСЕ. Здравствуйте.

КЛАУС ЦИЛЛИКЕНС — Здравствуйте.

В. БОЙКО — Прежде всего хочется задать вопрос о том, как в контексте Женевского соглашения будет действовать миссия ОБСЕ здесь в Донецке, в регионе в целом и каковы основные направления работы этой миссии?

К. ЦИЛЛИКЕНС — Я хотел бы сказать, что миссия ОБСЕ несколько недель уже работает в регионе. Это значит уже до соглашения в Женеве мы здесь начинали работать. У нас есть мандат… всех стран ОБСЕ, в том числе России, мандат этот довольно широкий. Самое главное, до сих пор для нас было сделать миссии буквально на машинах, чтобы увидеть то, что происходит на местах. Особенно, конечно, в таких местах, где были особенные события, где были конфликты. И это наше дело здесь каждый день.

Обычно у нас две миссии, сейчас мы переключены на три. И мы, конечно, особенно обратили внимание на эти места, где были такие проблемы, конфликты, как Славянск, Краматорск. Мы, конечно, посмотрели тоже, что в Донецке происходило.

Что касается соглашения, Женевское соглашение для ОБСЕ, конечно, дополнительный вызов и дополнительная задача. Я хотел бы подчеркнуть, что мы, во-первых, очень рады, что было такое соглашение. И я вам скажу искренне, хотел бы добавить сразу же, что, на мой взгляд, это очень позитивный шаг, но это будет не так легко выполнить это соглашение. Нам надо для этого доверие всех сторон, чтобы другие страны тоже как бы влияли на это соглашение и хотели понимать позитивные и конструктивные шаги.

Во-вторых, это будет длится. Конечно, сейчас задача ОБСЕ и сторон, которые подписали это соглашение — определить шаги, как мы можем выполнить эту задачу.

В. БОЙКО — То есть вы хотите сказать, что не нужно ожидать, что в ближайшие дни обстановка кардинально изменится, разрядится и после подписания соглашения все стороны начнут жать друг другу руки?

К. ЦИЛЛИКЕНС — Конечно, идеальное решение для всех было бы, если все стороны соглашаются и сразу говорят — ок, давайте будем выполнять такое соглашение. Но такого не будет. И мы это сейчас уже видим.

Для меня это не разочарование, я этого ожидал. Значит, надо работать, чтобы позиции разных сторон становились ближе и ближе. Задача ОБСЕ — это помогать сторонам это сделаь, создать диалог, найти больше и больше общего языка, начиная, может быть, на низком уровне. И потом обратиться к более сложным задачам.

Например, я вижу, что здесь в регионах есть много зданий, которые сепаратисты или протестующие захватили. Но есть разный уровень. Есть места, где они просто на месте, может, с оружием, может, без оружия, но администрация работает нормально. Есть другие места, как здесь в Донецке.

Я думаю, что мы могли бы начинать работать со сторонами в целом, что все госструктуры начинают нормально работать, чтобы население, которое не виновато, могло получить свои услуги — пенсии, заработные платы и так дальше.

Потом посмотрим, как на базе этого можно сделать дополнительные шаги. Это не значит, что это соглашение не действует, но это значит, что выполнить это соглашение возможно разными шагами, но не сразу одним большим шагом.

В. БОЙКО — Мой вопрос касается как раз мониторинговой эмиссии и этого аспекта. Что вы можете сказать об информации о погибших, раненых, которая поступает довольно противоречивая с момента начала конфликта и о присутствии или отсутствии российских военных на территории Украины?

К. ЦИЛЛИКЕНС — Это два вопроса. Первый вопрос самый изначальный — это, конечно, печально, что били, и действительно погибшие, и есть люди, которые сейчас в больнице. Сколько? Точно я вам сейчас не могу сказать. Но я вам могу сказать, что, слава Богу, наш опыт сейчас в течение 4 последних недель — это что такие слухи и тоже иногда такие новости, которые есть, обычно представляют число погибших слишком высоким. Обычно это меньше.

Например, вы слышали и читали по Интернету, что в Мариуполе трое погибших. Мы могли проверить только одного человека. Конечно, один человек — это очень много. Но и с другой стороны, нам кажется, что в этом плане конфликт не такой печальный, как мы это видим иногда по интернету и в новостях. Это уже хорошо.

Что касается вашего другого вопроса, вы знаете, наша миссия — мы используем открытую информацию, мы посмотрим и напишем то, что мы видим на месте. И результаты наших разговоров с конкретными собеседниками. На базе этой информации, которая может быть не полной картиной, но это конкретная, я думаю, что объективная картина.

Я вам скажу, что есть знаки, что работали и действовали заграничные консультанты на территории Украины, есть для этого знаки. Но ясные доказательства для этого у нас отсутствуют.

Это не значит, что этих солдатов нет, это значит только, что доказательств у миссии ОБСЕ в Донецке нет. Может, завтра будут такие доказательства. Я этого не исключаю. Но пока нет. Но знаки есть. И именно такую же информацию, такую же картину мы рисуем и отправляем в Киев и в…

В. БОЙКО — Вы сказали о том, что миссия работает здесь уже на протяжении четырёх недель. А раньше вы сами, как я понимаю, по долгу дипломатической службы долгое время жили в Донецке. В связи с этим я не могу вам не спросить всё-таки о том, каковы перспективы этого мирного урегулирования. И самое главное — как вам кажется, есть ли у сторон конфликта и здесь, и, может быть, наверху, что называется, желание этот конфликт действительно завершить миром?

К. ЦИЛЛИКЕНС — Вы знаете, как человек, который раньше здесь работал, я здесь работал консулом Германии, в совсем других обстоятельствах, мне это очень больно. Этот конфликт для меня болезненен, есть знакомые друзья, которые страдают. Я чувствуют огромный стресс между людьми, и это мне очень больно.

Тем более что я вижу, что есть очень отрицательные экономические аспекты этого конфликта. Что касается прогноза, конечно, очень сложно сделать прогноз. Я думаю, что в данный момент, и даже если идёт ухудшение этого конфликта, надо поверить в то, что есть всегда выход.

Я как дипломат верю в этот выход, всегда есть выход. Если есть желание со стороны правительства, протестующих, со стороны соседних стран, выход есть и будет. Я полностью уверен в этом. И ОБСЕ пытается использовать и показать, какие выходы можно использовать. И мы будем продолжать работать в этом направлении. Это такая философия, может быть, это такой дух нашей миссии здесь.

В. БОЙКО — Спасибо большое. Я беседовал с Клаусом Цилликенсом, руководителем миссии ОБСЕ в Донецке.

Комментарии

167

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире