25 января 2014
Z Интервью Все выпуски

Вопросы безопасности во время Олимпиады и других крупных мероприятий


Время выхода в эфир: 25 января 2014, 18:10

А. СОЛОМИН: Добрый день, в эфире «Эхо Москвы» интервью. Алексей Соломин и Алексей Нарышкин у микрофона, и у нас в гостях глава подкомитета Палаты представителей США по делам Европы, Евразии и возникающих угроз Дана Рорабакер. Здравствуйте, господин Рорабакер.

Д. РОРАБАКЕР: Очень приятно видеть вас здесь в студии. Но холодно у вас тут! Я из Калифорнии, там было гораздо теплее. Знаете, там 22 градуса тепла было.

А. НАРЫШКИН: Я надеюсь, вы не про нашу студию, а про нашу столицу.

Д. РОРАБАКЕР: Нет, конечно, нет, в студии нормально.

А. СОЛОМИН: И, наверное, прием все-таки вас ожидал теплый. Или?..

Д. РОРАБАКЕР: Прием прекрасен был.

А. НАРЫШКИН: Если мы говорим о безопасности, позвольте тогда сразу первый вопрос, который, наверное, для всего мира самый актуальный, насчет безопасности Олимпийских игр, которые уже через несколько недель начнутся в Сочи. Скажите нам пожалуйста, как в США, возможно, готовятся, обсуждают эти вопросы? Мы слышали в новостях, что американские корабли, корабли ВМС США выдвигаются в Черное море и будут каким-то образом обеспечивать безопасность. То ли они будут эвакуировать в случае каких-то непредвиденных ситуаций участников Олимпиады, гостей. Насколько актуальна эта тема сейчас в Штатах?

Д. РОРАБАКЕР: Во-первых, я именно для этого и приехал, это один из вопросов, благодаря которым я здесь. Я очень озабочен тем, что нету необходимого уровня сотрудничества. Проблемы предотвращения бостонских взрывов, терактов, да, во время марафона, они нас многому научили, мы хотели бы поделиться этим опытом. Поэтому я как раз хотел приехать именно сейчас, до начала Олимпиады. Во-первых, посмотреть, не поднялся ли уровень сотрудничества, не удается ли здесь продвинуться вперед. Но также послать сигнал народу России, что народ Соединенных Штатов беспокоится и озабочен, и мы хотим успеха Олимпийским играм, очень хотим этого. И мы ожидаем, что наше правительство будет сотрудничать с вашим правительством, с тем чтобы игры были безопасными.

А. СОЛОМИН: Вот по тому, что вы уже сказали, несколько вопросов сразу возникло. Во-первых, вот если сравнивать с тем периодом сотрудничества, который продемонстрировали власти стран после бостонских терактов, вы сегодня почувствовали снижение заинтересованности в таком сотрудничестве или наоборот?

Д. РОРАБАКЕР: После бостонского марафонского теракта стало совершенно ясно, что уровень сотрудничества не был на нужной высоте. Я деталей, конечно, не знаю, но знаю точно, что приверженности выполнению нужных обязательств существуют сегодня, сегодня уровень поднялся понимания необходимости сотрудничества. Помимо этого, есть радикальный ислам. Это угроза и безопасности американского народа, и русского народа. И имеет самый, так сказать, здравый смысл, чтобы наши народы не подвергались угрозе смерти от этих преступников.

А. НАРЫШКИН: Если мы говорим об уровне угрозы на Олимпиаде, это какой цвет или какая отметка? Это самый высокий уровень или, может быть, средний уровень угрозы?

Д. РОРАБАКЕР: Вы знаете, я бы сказал, что для радикальных исламских террористов это не цель, а мечта, то есть, они спят и видят, чтобы это сделать. И без очень серьезной подготовки по обеспечению безопасности со стороны России и друзей России… уровень безопасности должен быть достаточно высок, чтобы это обеспечить. Я почти абсолютно уверен, что будет попытка террористического акта в любом случае, так сказать, если не принимать меры безопасности.

А. НАРЫШКИН: Вы сами в Сочи отправляетесь? Может быть, уже были, смогли оценить те меры, которые принимают сейчас российские власти?

Д. РОРАБАКЕР: Нет, пока еще не был. Я здесь в Москве просто агитирую за более высокие уровни сотрудничества, но я пока не отвечаю за безопасность в Сочи.

А. СОЛОМИН: Я напомню, у нас в гостях член комитета Конгресса США по иностранным делам Европы, Евразии и возникающим угрозам Дана Рорабакер. Господин Рорабакер, я хотел вас спросить еще по поводу того, как… вот вы приехали в Россию, вы приехали в Россию после чудовищных терактов, которые произошли в Волгограде. Эти события повлияли на внимание американцев к безопасности в России. Вы считаете, что безопасность в России не организована должным образом, не защищена должным образом? Д. РОРАБАКЕР: Одна из причин, почему я здесь, в России, состоит в том, чтобы послать сигнал и русскому народу, и американскому народу одновременно. Русскому народу хочу послать сигнал, что мы с вами. И мы очень болезненно чувствуем ваши жертвы, для нас это наши потери тоже. Вы не должны сомневаться в том, что мы сопереживаем вам в этой трагедии. У нас есть и сострадание, и сочувствие, соболезнования вашему народу. Когда невинные люди гибнут от рук террористов, это ужасно, это неописуемо.

Вторая цель состоит в том, чтобы привлечь внимание американского народа к тем вызовам, которые сейчас находятся в мире, и в частности перед Россией стоят. Вот почему мы должны действительно вести себя как самые лучшие и близкие друзья, наши народы. Когда мы видим вокруг себя сумасшедших и, так сказать, людей, так сказать, задвинутых, мы должны объединять свои усилия на том, чтобы обороняться от них.

А. НАРЫШКИН: Если можно, еще вопрос о безопасности на Олимпиаде. Сказал, собственно, я про эти два корабля, которые якобы будут обеспечивать безопасность, но все-таки интересно, Америка, американские власти, Вашингтон целиком полагаются на Россию в вопросах безопасности или, условно – я не знаю, это моя фантазия – в Сочи из Вашингтона прилетит какой-то отдельный самолет, на котором будет много спецназовцев, и они будут также вместе с российскими спецслужбами следить за тем, чтобы все было в порядке, и никакой террорист нигде не прошел, и, не дай бог, не было каких-то провокаций?

Д. РОРАБАКЕР: Дело в том, что цель моего присутствия, моих встреч и бесед здесь в России состоит в том, чтобы конкретно выяснить, что именно можно предоставить России с точки зрения американской помощи. Во что это выльется, в самолет или во что-то другое – это как раз вопрос, который надо обсуждать.

А. НАРЫШКИН: Тогда скажите, что вы готовы сейчас предложить? Вы, я имею в виду, как Соединенные Штаты. Где та граница, которую вы не можете перейти и сказать: извините, у нас такого нету?

Д. РОРАБАКЕР: К сожалению, я всего лишь навсего конгрессмен…

А. НАРЫШКИН: То есть…

Д. РОРАБАКЕР: … я не президент Соединенных Штатов, поэтому вот конкретные предложения, так сказать, что я могу дать, а чего я не могу дать, не в моей компетенции.

А. СОЛОМИН: Скажите, все-таки эти два корабля в Черном море – это какое-то решение уже принятое?

Д. РОРАБАКЕР: Дело в том, что об американских кораблях в Черном море я почти ничего не знаю.

А. СОЛОМИН: Еще газеты писали, американские газеты в том числе, писали о технологиях, которые США может передать России, позволяющих отследить сигналы, используемые для дистанционного подрыва бомб. Видимо, этих технологий у России нет. Действительно речь об этом идет, о передаче технологий, я имею в виду?

Д. РОРАБАКЕР: Я, безусловно, стопроцентно поддерживаю такого рода передачу технологий и я за это. Технология, которая может перехватить сигналы такого рода, безусловно, нужна, и я стопроцентно за это. Мы можем предугадать террористическую попытку, понимаете? Это очень важно. И я считаю, что это должно быть предоставлено российским властям, безусловно.

А. СОЛОМИН: Но в газете «New York Times», где я об этом прочитал, говорилось о том, что Россия пока не готова принять вот конкретно те технологии, о которых я говорил, потому что очень мало времени для их освоения. Потому что вот если неподготовленно использовать эти технологии, они будут мешать другим мерам безопасности. Почему – не так много времени осталось до Олимпиады – почему сейчас идут эти разговоры, а не год назад, не два года назад?

Д. РОРАБАКЕР: Думаю, что, отвечая на ваш вопрос, существует… как вам сказать? Не знаю даже, слова подобрать… Российский и американские народы и наши правительства не так близки друг другу, как они должны были бы быть в сегодняшней ситуации. Это произошло по ряду причин. Одна из которых – что есть достаточно много людей в моей стране, в Соединенных Штатах, застряли еще ментально в психологии и в ментальности Холодной войны…

А. НАРЫШКИН: Простите, в вашей стране? Д. РОРАБАКЕР: Да, в Соединенных Штатах Америки. И поэтому они, мои соотечественники, во многих случаях несправедливо критично относятся к России, к российскому правительству. Я уж не говорю о том, что, конечно, критическое отношение должно присутствовать всегда, но есть много областей, где мы сверхкритично относились и к господину Путину, и к другим, и это происходило благодаря тому, что стереотипы Холодной войны все еще сидят внутри многих американцев. Именно это предотвращает нас от того, чтобы сотрудничать на ранних этапах и в достаточной мере эффективно.

А. НАРЫШКИН: Скажите пожалуйста, насколько тогда… как, каким образом повлиял такой персонаж, как Эдвард Сноуден, на эти отношения, на эту близость, на это сотрудничество между двумя странами?

Д. РОРАБАКЕР: Не думаю, что Сноуден – это является просто эпизодом – что он оказал какое-то влияние на российско-американские отношения, я так не думаю. Разоблачения Сноудена относительно того, насколько интенсивно наше правительство шпионит за своим собственным народом – это не является актом враждебности по отношению к американскому народу, это разоблачение. Поэтому очень многие люди в моей стране, включая меня самого, нисколько не огорчены тем, что Сноуден сделал свои разоблачения.

А. НАРЫШКИН: То есть, вы благодарите…

Д. РОРАБАКЕР: Однако, однако, я все-таки огорчен тем, что господин Сноуден сказал, что он еще больше раскроет секретов. И вот когда он раскрывает американские секретные операции в других частях мира, ну, тут я уже начинаю задумываться, а стоило ли так. То есть, вот смешанные чувства по отношению к Сноудену. С одной стороны, очень хорошо, а с другой стороны, не так следовало бы ретиво это делать.

А. СОЛОМИН: Но тема Сноудена, тем не менее, открыла проблему, в частности методы работы американских спецслужб по защите американских граждан, в том числе и от терактов. На ваш взгляд, прослушка телефонных разговоров, начиная от обычных граждан и заканчивая главами государств – о недопустимости прослушки союзников не так давно заявлял Барак Обама – сейчас работает, это может повысить безопасность, это необходимая операция, манипуляция?

Д. РОРАБАКЕР: Честно говоря, я не верю в то, что Соединенные Штаты, и правительство Соединенных Штатов в частности, должны иметь такой высокий уровень контроля за разговорами граждан, своими собственными гражданами и…

А. НАРЫШКИН: А за другими можно.

Д. РОРАБАКЕР: (смеется)Честно говоря, насчет других народов мне не так уж важно, это вы должны беспокоиться, когда за вами следят. Вы должны заботиться о безопасности русского народа, и Путин этим должен заниматься, а я и мой президент должны беспокоиться о безопасности нашего американского народа. Вот тут я думаю, что чрезмерно за нашим народом следят. И я не думаю, что наш народ подлежит такому внимательному контролю со сторону правительства Соединенных Штатов. А что касается за океаном – это меня не волнует.

А. СОЛОМИН: А вас не удивило то, что, там, Дмитрий Медведев, например, когда его спрашивают о прослушке возможной его телефона, телефонных разговоров, говорит, что это, в общем, ничего, его это не удивило, по крайней мере? Вот вы как отнеслись к реакции подобной? Что все, ну, все спецслужбы следят…

Д. РОРАБАКЕР: Ну, как вам сказать? Я, наверное, так сказать, ожидал бы, что и ваше правительство занимается, соответствующие службы, сбором разведданных обо всех, кого вы могли бы посчитать своими противниками. И вы можете это делать даже с нами, думая, что мы друзья ваши, чтобы убедиться, что те, кто за океаном, не являются вашими противниками, а действительно являются вашими друзьями добрыми. Но, но, но, сказав это, сегодня в Соединенных Штатах уровень правительственного контроля за своим собственным народом отражает то обстоятельство, сколько свободы и есть у этого народа. И поэтому я не хочу, чтобы этот уровень контроля над народом существовал в Соединенных Штатах. И думаю, что вы тоже этого не хотите.

А. СОЛОМИН: Я напомню, член комитета Конгресса США по иностранным делам Европы, Евразии и новым, и возникающим угрозам Дана Рорабакер у нас в эфире.

А. НАРЫШКИН: Который, как выясняется, благодарен Эдварду Сноудену за то, что он сделал, если я правильно понял.

А. СОЛОМИН: Перевод Виктора Немчинова, за что ему большое спасибо. Мы продолжаем.

А. НАРЫШКИН: Скажите пожалуйста, господин Рорабакер, известно, что Сноуден обитает уже несколько месяцев в Москве, и, коль скоро вы здесь, не хотите ли вы с ним встретиться, пообщаться, донести позицию, еще раз, в очередной раз донести позицию Соединенных Штатов, что пора вернуться на родину, ответить за то, что он сделал, перед законом? Вообще возможность встречи с ним вы рассматриваете для себя? Д. РОРАБАКЕР: Ну, я же вам сказал, что со второй частью я огорчен тем, что он сделал. Когда он раскрыл американские разведоперации в других странах, мне это не понравилось. Но я нисколько не сержусь на него за то, что он раскрыл шпионские операции за своим собственным, американским народом. Если бы Эдвард Сноуден, ну, решил остаться в России, допустим, или переехать в другое место, это мне нисколько не мешает иметь хорошее мнение о России. Равно как и другие разведчики, которые перебегали в Соединенные Штаты и там оставались, не унизили Соединенные Штаты в ваших глазах как державу.

А. НАРЫШКИН: Вы сказали, что Сноуден – разведчик. Вы считаете, что он на самом деле разведчик? И в пользу кого он занимался своей разведдеятельностью?

Д. РОРАБАКЕР: Возможно, точно я не знаю. Но я знаю одно: что он раскрыл информацию, которая подорвала наши разведоперации за рубежом.

А. НАРЫШКИН: Простите, вы все-таки не ответили: вы собираетесь со Сноуденом встретиться? Вы в Москве, он тоже в Москве.

Д. РОРАБАКЕР: Я завтра утром уезжаю, поэтому в моих планах этой встречи нету. Я бы не отклонил предложение о встрече с ним, если бы оно пришло. Но, как я вам сказал уже, я думаю, что он все-таки нанес ущерб органам безопасности моей страны. И, еще раз повторю, я нисколько на него не сержусь за то, что он раскрыл довольно сомнительные операции, которые мое правительство вело по отношению к собственному народу, только за раскрытие секретной информации об американских разведоперациях за рубежом.

А. СОЛОМИН: Еще один маленький вопрос по Сноудену. Было несколько конгрессменов, которые прямо заявляли, что считают его шпионом в пользу России. Вы не относитесь к этим конгрессменам?

Д. РОРАБАКЕР: Нет, конечно, нет, я к этой группе не отношусь. Все может быть, конечно, но я очень сильно в этом сомневаюсь.

А. НАРЫШКИН: Только не в пользу России.

Д. РОРАБАКЕР: Вы знаете, прежде всего, я думаю, что его мотивы были чисто идеалистическими. Сноуден – идеалист. Он увидел, что разведывательное сообщество переступило определенную грань, и как идеалист, с точки зрения контроля за собственным народом…. Поэтому, как только он начал уже конкретные шаги делать, чтобы разоблачить эту деятельность, то он сам перешел какую-то границу, перешел своими шагами вот необходимую меру, за которую его можно только похвалить.

А. СОЛОМИН: Мы должны прерваться. Я напомню, у нас в гостях член комитета Конгресса США по иностранным делам Европы. Евразии и возникающим угрозам Дана Рорабакер. У нас новости, реклама, после чего мы вернемся.

НОВОСТИ

А. НАРЫШКИН: Продолжаем эфир «Эхо Москвы». Напоминаю, в гостях у нас Дана Рорабакер, член комитета Конгресса по иностранным делам, председатель подкомитета по делам Европы, Евразии и возникающих угроз. Эфир ведут Алексей Соломин и Алексей Нарышкин. Помогает с переводом Виктор Немчинов, за что ему огромное спасибо.

А. СОЛОМИН: Господин Рорабакер, я хотел вас вернуть к Олимпиаде на секунду. Я встречал множество комментариев, где люди сравнивают организацию различных Олимпиад, говорят, что в Лондоне видели на крышах домов ракеты Patriot. На ваш взгляд, это действительно необходимо в Сочи все-таки, или здесь какая-то другая степень угроз?

Д. РОРАБАКЕР: Я думаю, вы знаете, что у вас есть высокий уровень угрозы для Олимпийских игр, уровень угрозы со стороны террористов. И он нисколько не ниже, чем это было на предыдущих Олимпийских играх раньше. И, как вы можете видеть из-за взрывов в Волгограде, эти террористические атаки могут быть жестокими и они могут быть направлены на невинных людей.

А. СОЛОМИН: Но все-таки против террористов-смертников не защититься ракетами Patriot и кораблями и самолетами, которые США может ввести вот в зону, где проходят Олимпийские игры.

Д. РОРАБАКЕР: Правильно, ракетами Patriot от террориста-смертника не защитишься, нужна разведка и нужен уровень безопасности прямо на месте, где проходят Олимпийские игры, там служба безопасности должна хорошо работать. И если у вас хорошая разведка, она нормально работает, вы можете предотвратить и остановить террористическую атаку, когда она готовится, или в момент ее осуществления, на худой конец.

А. СОЛОМИН: А вы можете рассказать, с кем вы встречались, с кем вы ведете переговоры на эту тему?

Д. РОРАБАКЕР: У меня были брифинги с нашими посольскими сотрудниками, от Госдепартамента были соответствующие рекомендации. Я встречался с людьми, которые занимаются ядерной безопасностью с русской стороны, пытаясь определить, сможем ли мы продвинуться вперед в совместной работе по тем вызовам, которые сейчас идут со стороны Японии. Дело в том, что нас очень интересует, насколько опыт ликвидации чернобыльской катастрофы может помочь в ликвидации японской катастрофы на Фукусиме. Поэтому были разговоры с соответствующими специалистами в России. Были разговоры с представителями экономических кругов. Но основная причина и цель моих разговоров здесь в Москве состояла в том, чтобы выразить свою солидарность с вашим народом перед лицом возможных угроз.

А. НАРЫШКИН: Как вас приняли, в итоге? И довольны ли вы вот всеми этими встречами, которые вы перечисляли?

Д. РОРАБАКЕР: Если говорить о себе, моих собственных впечатлениях, я человек, который старается быть справедливым. Когда Путин и когда русское правительство делает что-то позитивное, я, безусловно, это приветствую. И я хочу, чтобы люди здесь знали об этом. Дело в том, что, к сожалению, так много идет негатива, негативной информации, что мне хотелось бы сказать людям, что есть вещи, которым можно отдать должное. Ваши люди похожи на нас. Мне бы хотелось, чтобы был более взвешенный, более, так сказать, сбалансированный анализ и понимание того, что происходит в мире, в вашей стране, вообще, так сказать, сегодня. У меня полно, так сказать, людей, которые думают только о том, что вот Россия делает это не так, это не так, это плохо, это плохо. Я не сторонник этого взгляда, я думаю, что это однобокая позиция. Мы должны быть честными, мы должны признавать успехи и критиковать недостатки. У нас у самих достаточно поводов для критики, так сказать, в том, что мы делаем.

А. НАРЫШКИН: Хорошо, что вы можете в этом признаться.

Д. РОРАБАКЕР: Насчет меня даже не сомневайтесь. В Конгрессе мы проводим много времени, посвящая критике, мы очень сильно в Конгрессе критикуем наши слабые стороны.

А. СОЛОМИН: Я слышал, один коллега или в Конгрессе, или в Сенате что-то вроде 12 часов или 24 часов простоял, критикуя инициативы администрации Барака Обамы.

Д. РОРАБАКЕР: Да, конечно, именно так. Еще один момент, который я хотел упомянуть, почему я здесь. Я являюсь одним из старших руководителей двух подкомитетов Конгресса: один – иностранных дел, другой – подкомитет по науке. Потому я и упомянул вам, что я встречался с людьми из Министерства атомной промышленности, с тем чтобы определить вот эту научную стезю, как ликвидировать возможные угрозы. Но также еще встречался с вашими представителями, отвечающими за космические программы России, мне тоже было это интересно. Я очень серьезно поддерживаю будущее сотрудничество и усиление сотрудничества с Россией в области космоса между нашими двумя странами.

А. СОЛОМИН: Скажите пожалуйста, еще один вопрос по поводу Олимпиады в Сочи. На ваш взгляд, само расположение города, где проходит Олимпиада, который был выбран для Зимней Олимпиады, недалеко от Кавказа, который является проблемной зоной, с точки зрения безопасности – это правильный выбор? Как вам кажется?

Д. РОРАБАКЕР: Я думаю, что нет, это было неправильно.

А. НАРЫШКИН: Ошибка.

Д. РОРАБАКЕР: Но это не значит, что если это решение было принято и одобрено Олимпийским комитетом, мы должны отказаться от этого решения и, тем самым, послать сигнал потенциальным террористам, что зря мы тут решили Олимпийские игры организовывать. Но мы на самом деле объединены, мы должны идти рука об руку против любой угрозы террористических убийц, поэтому мы с вами здесь. Хотя и гипотетически, может быть, лучше было бы выбрать местечко потише, подальше. Но господин Путин, ваше руководство и ваш народ хотел провести эту Олимпиаду, и мы уважаем это желание. Поэтому, конечно, мы не будем здесь идти на попятный. Я поддерживаю Олимпиаду в Сочи.

А. НАРЫШКИН: Дана Рорабакер, член комитета Конгресса по иностранным делам, у нас в гостях. Скажите пожалуйста, а сами-то вы на Олимпиаду поедете?

Д. РОРАБАКЕР: Слушайте, я бы очень хотел поехать на Олимпиаду. У меня дома трое детей, я уже неделю отсутствую, да? У меня… им всем по 9 лет, у меня тройня вообще на самом деле. И уже скучаю по ним, честно говоря. Если я не поеду, то это будет только потому, что я не хочу бросать детей надолго.

А. СОЛОМИН: То есть, политических причин не ехать на Олимпиаду у вас нет?

Д. РОРАБАКЕР: Абсолютно никаких политических причин. На самом деле я с удовольствием посмотрел бы Олимпиаду, но с еще большей радостью надо двух видеть моих девочек и одного моего мальчика, тройняшек.

А. НАРЫШКИН: Что вы можете сказать тогда тем людям, тем политикам в разных странах западных, которые говорят, что надо бойкотировать Олимпиаду, потому что в России нарушаются права человека? Тот же «антигейский» закон – это небезопасно для участников и для гостей Олимпиады.

Д. РОРАБАКЕР: Я думаю, что мы видим здесь попытки разных кругов политизировать Олимпийские игры. Правы они или нет, политизация игр, использовать Олимпийские игры для того, чтобы продвигать свои политические убеждения, оказывать политическое давление, делать политические шаги – мне кажется, это неправильно, я против этого.

А. СОЛОМИН: Я напомню, у нас в эфире Дана Рорабакер, член комитета Конгресса по иностранным делам, председатель подкомитета Конгресса США по делам Европы, Евразии и возникающим угрозам. Мы поговорили о том, что Сочи – не лучшее место, с точки зрения географии, потому что рядом проблемный регион, Кавказ, но, судя по последним событиям, рядом с Россией возникает и другой проблемный регион, Украина, где не очень стабильная сейчас политическая ситуация. Ваш взгляд на события, которые там происходят?

Д. РОРАБАКЕР: Украина… как вам сказать? У меня, я чувствую, не более десяти секунд на этот ответ, я хочу собрать мысли. На Украине, совершенно ясно для сторонних наблюдателей, что есть политические силы, которые играют на противоречивых моментах. Часть большая населения хочет быть ближе к России, часть хочет быть ближе к Европе. Ну, при этих обстоятельствах те, кто хотят быть ближе к России, эта группа выиграла выборы. И независимо от того, как они чувствуют, как чувствуют их оппоненты себя, насколько они агрессивно это ощущают, эти люди, которые противостоят этому, они же проиграли выборы. Поэтому, нужно уважать легитимность народного волеизъявления. Конечно, они имеют право на демонстрацию своих чувств, но думаю, что это должна быть мирная демонстрация. Мне кажется, что в данной ситуации протестующие перешли за грань простого выражения своего недовольства и вместо этого сконцентрировались на том, чтобы оказывать давление на руководство страны, на то, чтобы изменить политику украинского правительства, вместо того, чтобы… Не знаю, надо было бы лучше заниматься следующими выборами, которые предстоят Украине, а не на улицах это показывать и так жестко противостоять тем, кто выиграл выборы предыдущие.

А. СОЛОМИН: Ваша оценка уникальна, я не слышал подобных оценок ни от представителей действующих властей, которые известны официальные позиции, в общем, достаточно жестко настроены к проявлению силы со стороны господина Януковича, ни от оппонентов, которые, в общем, тоже поддерживают мирный протест и говорят о недопустимости разгона протестующих.

Д. РОРАБАКЕР: Понимаете, есть большая разница между тем, кто держит просто плакат, и тот, кто бросает бутылку с зажигательной смесью. Есть грань, которую не надо переходить. Не видеть этой грани, мне кажется, неправильно. Если вы пытаетесь насильно навязывать свою точку зрения, не просто плакатами, а уже другими методами, мне кажется, это неправильно. Я бы предложил бы, что те, кто верят, что надо соединяться с Европой, идти в Евросоюз, пусть они готовятся к следующим всеукраинским выборам, пусть они легитимно это сделают. Это нужно делать в урнах, опуская бюллетени, а не строя баррикады. Это не уличные разборки, которые решают такого рода вопросы.

А. НАРЫШКИН: Вы допускаете, что президент Украины Виктор Янукович сейчас под давлением улицы, наблюдая все то, что происходит в центре Киева, вот возьмет и отправит правительство в отставку? И вся ситуация как бы обнулится, народ успокоится и, как вы говорите, будет готовиться к следующим выборам.

Д. РОРАБАКЕР: Не знаю, мы верим, большинство из нас верит в то, что нынешнее украинское правительство было выбрано на легитимных выборах, совершенно законно. Я могу соглашаться с ними, я могу с ними не соглашаться, но я должен уважать. Понимаете, кто-то считает, что Украина должна идти в сторону Европы, кто-то – наоборот, в сторону России. Но это правительство, которое выиграло выборы, которое легитимно, оно должно принимать эти решения, они ведут политику, это единственная законная власть в стране.

А. НАРЫШКИН: Вы говорите прямо как наше политическое руководство, которое постоянно повторяет, что мы не должны вмешиваться во внутренние процессы любой страны.

Д. РОРАБАКЕР: Я тоже считаю, что мы не должны, американцы, вмешиваться в украинские дела. Если выборы были честными, надо уважать честные выборы.

А. НАРЫШКИН: Возвращаясь в Соединенные Штаты, не хотите заглянуть на Украину?

Д. РОРАБАКЕР: Нет, я уже нацелился на то, чтобы лететь прямо домой, и уже можно сказать, что готовлю серфинг, для того чтобы с детьми выйти к океану.

А. СОЛОМИН: Дана Рорабакер, член комитета Конгресса США по иностранным делам и председатель подкомитета по делам Европы, Евразии и возникающим угрозам. Скажите пожалуйста, те меры, которые обсуждаются, в частности по расширению списка Магнитского, по отношению к тем странам, тем персоналиям, которые нарушают права человека, имеют ли эффективные, на ваш взгляд, последствия?

Д. РОРАБАКЕР: Я думаю, что те люди, которые сегодня связаны с крупными нарушениями прав человека, конечно, должны быть внесены в какой-то список. Где тут подвести черту под расширением такого списка – я не берусь сейчас сказать. Но думаю, что за таким решением, опять-таки, стоит очень много политических интересов, которые сюда привносятся. Конечно, мы хотим, если на самом деле происходит нарушение прав человека, кто-то убит по политическим мотивам, это нельзя спускать, тогда можно и в список включить, вот, чтобы все знали, что мы к этому очень серьезно относимся, к такого рода нарушению прав человека.

А. НАРЫШКИН: Вы лично не пожалели, что, в итоге, вот этот акт Магнитского был принят? Потому что если не Сноуден, то этот документ, который Соединенные Штаты и президент Обама подписал год с лишним назад, вот это уж точно испортило отношения Москвы и Вашингтона. Может быть, не нужно было это принимать? Тем более с учетом того, что там буквально два десятка фамилий, если я ничего не путаю.

Д. РОРАБАКЕР: Да, наверное, согласен с тем, что принятие списка Магнитского политизировало наши отношения, внесло определенную такую негативную струю. Но что тут говорить? Поправка Джексона-Вэника должна была бы быть аннулирована без всяких условий много-много лет тому назад, но этого же не произошло. Понимаете, ну, если уж говорить начистоту, правительство Китайской Народной Республики нарушало права человека всевозможными способами, круче, чем кто-либо иной, но мы же не закрывали доступа к китайскому экспорту на наши рынки. И никаких политических реформ в Китае не было, мы же на это, так сказать, не нажимали, мы не торговались здесь. То есть, ну, о чем говорить? В России произошли колоссальные перемены, в отличие от Китая, а наше правительство даже не отказалось от поправки Джексона-Вэника, рудимента Холодной войны. Двойные стандарты, вы знаете, в отношении России, которая прошла через тяжелые реформы, и в отношении Китая, который никаких политических реформ, никакой демократизации не провел, вы знаете, мне это не нравится. А это совершенно очевидно тем, кто смотрит объективно на ситуацию. Поэтому мне кажется, что нужно не политизировать то, что любят политизировать политики.

А. СОЛОМИН: Господин Рорабакер, вы сказали, что вы являетесь еще и председателем подкомитета по науке, если я правильно понял, и занимаетесь, в частности, сейчас космическим сотрудничеством с Россией. Вы в курсе проблем в космической отрасли, которые Россия переживает? И как вы относитесь к тому, что сейчас фактически Россия – чуть ли не единственный поставщик услуг по запуску космических грузовиков в космос? Не следует ли США вернуться к программам, вроде американского шаттла, которые сейчас не работают?

Д. РОРАБАКЕР: Я в своей стране, в Соединенных Штатах, был сторонником коммерческого космоса. Это означает разрешить частным фирмам посылать в космос грузовики с грузами. И сейчас есть несколько таких корпораций, которые этим занимаются. Я совершенно уверен, что в ближайшем будущем… При этом, прежде чем я закончу эту мысль, я должен сказать, что американский народ очень благодарен русскому народу, России, благодарен очень России, потому что в то время, когда шаттлы перестали быть работоспособными, вы, русские, помогли, вы подхватили, взяли на себя эту миссию, вы помогли нам, и вы не использовали ее, для того чтобы придушить нас политическими или какими-то требованиями, или взвинчивая цены на это…

А. СОЛОМИН: Услуги.

Д. РОРАБАКЕР: Вы не воспользовались этой возможностью выкрутить нам руки. Я вам очень благодарен за это, вашему народу. И в будущем мы должны все-таки иметь в виду, что нужны две вещи, за которые я очень серьезно выступаю. И я говорил об этом вашим людям, занятым космической индустрией. Первое: все-таки надо вместе заняться расчисткой космического мусора, который на орбитах еще в огромном количестве имеется. И второй момент, где мы должны сотрудничать: давайте вместе работать против угроз, летящих из космоса, астероидов, которые, как мы понимаем, можно определить, что они ударят в Землю, мы должны против этой угрозы активно сотрудничать вместе. У нас должна быть совместная российско-американская программа, план по перехвату космических тел, определению этих космических тел и по отклонению их на новые орбиты, с тем чтобы избежать столкновений, подобных недавним. Мы легко можем эти делать вещи вместе, надо просто иметь волю для того, чтобы собраться вместе для работы.

А. СОЛОМИН: А сигнал какой-то с российской стороны есть ответный?

Д. РОРАБАКЕР: Да, конечно. Люди готовы, это новая идея сотрудничества с Америкой по этим двум направлениям, и они готовы на это.

А. СОЛОМИН: Спасибо.

А. НАРЫШКИН: Спасибо большое, замечательно, что у нас хотя бы в космической сфере есть направления, по которым мы согласны вместе двигаться дальше. У нас в гостях был Дана Рорабакер, член комитета Конгресса по иностранным делам. Эфир вели Алексей Соломин и Алексей Нарышкин, а с переводом помогал Виктор Немчинов. Всем счастливо.

А. СОЛОМИН: Спасибо. Thank you.

Комментарии

32

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


25 января 2014 | 18:35

Странным было бы, если бы разведки двух крупнейших держав не шпионили друг за другом - иначе на кой бы их и создавать. В плане этой беседы интересно не это. Интересно то, что скандал Сноудена, если говорить общо, возможен в Америке и совершенно невозможен в России. Американцев, подозревая то, для чего создаются спецслужбы, возмущает мысль о том, что собственная разведка может за ними шпионить. Русские, будучи абсолютно точно уверены, что каждый их шаг находится под контролем спецслужб, совершенно индифферентны к этой проблеме.


trovsky 25 января 2014 | 18:57

А какое отношение Сноуден и его разоблачения имеют отношении к России ?
Зарапартовались вы, батенька :))


25 января 2014 | 21:16

Что-то попутал Дана Рорабакер , назвавшись "другом России".
Исходя из того, что "друзья Сирии" поставляют сирийской оппозиции вооружения и воюют против законного сирийского правительства, "друзья Россиии" тоже вряд-ли чем другим будут заниматься....
Так-что только партнёры... А, партнёры ( особенно по картам) это далеко не друзья, чаще даже враги...


(комментарий скрыт)

25 января 2014 | 21:56

andrei_ekb 25 января 2014 | 21:35
//Рорабакер единственный конгрессмен, кто в 2008 году сказал,//
А, я ещё помню, как Брежнев с Рейганом расцеловывался..., а Горбачёв объявлял о мире во всём мире, а Ельцин - что выиграл холодную войну...
И, что из этого?
Если один из конгрессменов признал нечто, осуществлённое Грузией, то, что? США стали самой честной и гуманной страной в мире?


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

vally 25 января 2014 | 21:55

Лоб-1,вам дружбу предлагают,а вы не хотите с америкой дружить.Может все ж лучше дружить?Ну не такие вы уж и крутые,чтоб всем в дружбе той отказывать Вон *проявили характер свой великий*,так и Белоруссия с Украиной от вас отвернулись.


25 января 2014 | 22:40

vally 25 января 2014 | 21:55
Белоруссия и Украина не отвернулись... Они были отвергнуты российским руководством (как и Куба, и Ливия, и Югославия, бывшие союзные республики и др.) во имя дружбы с большим братом (США).
Помните такого министра иностранных дел Козырева, предварительно согласовывающего все свои наиболее ответственные действия с госдепом?
А, я, помню...
Быть партнёрами с США- это вполне нормально. А, вот быть друзьями...- это вопрос...
Друг, он плечо подставит и в спину не ударит...
А, вот США... плечо - не знаю, но вот спиной лучше не поворачиваться...


25 января 2014 | 19:56

США сначала финансируют террористов, а потом тратят деньги на защиту от них!


25 января 2014 | 18:52

Очень хорошо если разведки двух стран будут тесно сотрудничать в борьбе с терроризмом.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

25 января 2014 | 19:14

Согласен по Украине. Янукович, конечно, упырь, но про честность и уровень чистоты ряда последних выборов большой шумихи вроде не было. Коли он такой весь из себя мутный - вот и выберете другого и т.д. Кроме того наши болотники - это агнцы по сравнению с очень бойкими молодчиками-повстанцами. Понятно, что уверенное большинство ведёт себя приемлемо, но там не 30, не 40, и даже не 200 человек, которые ожесточённо провоцируют ситуацию на более агрессивные моменты. Короче, что те, что те хороши. И выборы в принципе не за горами (это в России ощущение, словно они в 2030-м состоятся) - так что пусть голосуют, избираются, а то давай палками махать да валуны швырять.


xakinator 25 января 2014 | 19:58

+1


xakinator 25 января 2014 | 20:00

И про Украину хорошо сказал!


xakinator 25 января 2014 | 20:02

Тяжело сейчас Украине приходится. Опять американцы развязали революцию, где им это необхходимо. Сирийский сценарий.


deutscher1983 25 января 2014 | 20:15

я просто в шоке и все жопализы пендосав наверно тоже.


nastawnik_dulo_w 25 января 2014 | 20:42

Никак не ожидал услышать такое мнение от члена конгресса. Для меня лично - открытие, что есть такая выверенная и корректная точка зрения. На "свободных" СМИ создается впечатление, что за океаном во власти только враги России. На государственных - вообще только один создатель новостей из Америки - Маккейн.
Не осмелюсь выступать экспертом, но, кажется, это единственный случай на Эхе с приглашением зарубежного собеседника, проявляющего независимое понимание и отношение к происходящему.


25 января 2014 | 22:10

Рорабакер красавчик.


rozov19 25 января 2014 | 23:58

На "свободных" СМИ создается впечатление, что за океаном во власти только враги России. На государственных - вообще только один создатель новостей из Америки - Маккейн.-nastawnik_dulo_
В американских СМИ безусловно враги. Но в окружении Обамы и сам Обама нет. Однако ему приходится бросать кости психопатам типа Маккейн.
Мои сослуживцы безусловно уважают Путина за талант, но и опасаются(пропагандистская накачка СМИ).


(комментарий скрыт)

nifont 25 января 2014 | 21:16

А я удивился,почему не Сам берет интервью у такого важного гостя?Теперь понятно.


(комментарий скрыт)

moneaportugal 25 января 2014 | 21:45

Это интервью опора Путина


(комментарий скрыт)

kaplan911 25 января 2014 | 22:40

Сотрудничество разведок США и России, по-моему, это новый анекдот....и совсем не смешной.


(комментарий скрыт)

kaplan911 26 января 2014 | 00:34

Да, готовятся, совершаются и расследуются.....все в одном лице и лицо это спецслужбы.


roy83 26 января 2014 | 00:42

ну вот хомячки вам и голос америки. на редкость профессиональный и не идеологизированный взгляд. так что утритесь хорьки


26 января 2014 | 02:12

Уверен он. Оплачено уже что-ли?


26 января 2014 | 09:26

Как какая-то неопытная девушка Дана, в состоянии разобраться в сложных взаимоотношениях восточной, западной и южной Украины, о зарождении и исторических предпосылках образования которой, она и в помине не в курсе.


roy83 26 января 2014 | 23:18

Дана - это мужик вообще то


26 января 2014 | 17:03

НАТО начнет войну против России на Кавказе.
Араик Саргсян, академик, Президент Академии геополитики… 
На Украине конфликт между прозападными демонстрантами и президентом Виктором Януковичем
на сторону оппозиции перешли власти некоторых западных областей. США уже давно пора вмешаться в этот конфликт.
Президент России Владимир Путин с самого начала поддерживал этот кризис, и даже сейчас он не собирается сдаваться. Oднако стратегическая реальность такова, что только Вашингтон способен увести Украину с российской орбиты. Евросоюз сейчас раздроблен и нерешителен. Пугающие параллели с теми ошибками, которые Европа совершила на Балканах в начале 1990-х годов, слишком очевидны. Сегодня, как и тогда, Евросоюз, очевидно, плохо понимает, что именно поставлено на карту, а потому не торопится предотвращать кризис, развивающийся в соседнем государстве. Большая часть энергетических поставок в Европу идут через Украину, и газопроводы сконцентрированы в основном в западной части страны, местные власти которой в четверг перешли на сторону оппозиции.. http://www.youtube.com/watch?v=3XQbgmNLHHo&feature=youtu.be

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире