24 ноября 2000
Z Интервью Все выпуски

Судебное разбирательство между двумя ресторанами «Обломов»


Время выхода в эфир: 24 ноября 2000, 12:15

24 ноября 2000 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» адвокат Максим Титаренко.
Эфир ведет Ольга Северская.

О. СЕВЕРСКАЯ — В нашей студии адвокат Максим Титаренко. Он представляет интересы ресторана «Обломов». Речь идет о ресторане «Обломов», который находится в Первом Монетчиковском переулке. Я это уточняю потому, что в Москве два ресторана с таким названием. И у «Обломова» с «Обломовым» возник маленький конфликт, что вообще нетипично для Ильи Ильича как человека, не любящего вступать в какие-то сложные взаимоотношения. Ему бы гостей принимать с другом Штольцем, с Захаром, а приходится решать спорные вопросы. История, достойная пера Гоголя, как Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем, первое, что приходит на ум. Тем не менее, арбитражный суд будет во вторник.
М. ТИТАРЕНКО — Да, Вы правы, история именно об этом, и крайне нетипична для нашей сегодняшней жизни, но, тем не менее, конфликт этот возник. Наверное, слово «конфликт» слишком громкое для подобной ситуации. Но суть в том, что когда-то давно, когда в начале 99 года задумывалась идея ресторана «Обломов» на Пятницкой, (я представляю интересы именно владельцев ресторана «Обломов» на Пятницкой), пришла идея о том, чтобы зарегистрировать и товарный знак, и товарную марку «Обломов», по разным причинам. Во-первых, потому что предполагали, что может быть двойник, и посчитали, что европейская практика регистрации товарного знака, под чем ты работаешь, это будет правильно. Тогда же, еще в начале 99 года, мы начали этот долгий процесс. Регистрация товарного знака занимает более 1,5 лет, по практике нашей регистрации. Мы получили лишь в октябре этого года свидетельство о праве на товарный знак «Обломов». Однако спустя еще некоторое время после того, как мы обратились в патентное ведомство, мы узнали о том, что у нас есть двойник, о том, что Антон Табаков, владелец ресторана «Обломов» на Пресне, также собирается работать под этой маркой. Тогда же мы начали долгий многомесячный диалог об этом с ним. Однако, как оказалось, придти к компромиссу в данной ситуации будет достаточно сложно. И мы не пришли к нему. У всего того, что происходит сейчас, есть достаточно определенный коммерческий интерес или коммерческая причина. То есть все происходит не потому, что вдруг владельцам ресторана «Обломов» на Пятницкой захотелось быть монополистами на рынке под этой торговой марке. Речь идет лишь о том, что люди путают два ресторана, которые между собой никак не связаны, кроме названия. И та реклама, которая дается в пользу ресторана «Обломов» на Пятницкой, работает на фактических конкурентов — ресторан «Обломов», который находится на Пресне.
О. СЕВЕРСКАЯ — То есть нельзя сказать: «пусть будет много «Обломовых», хороших и разных»?
М. ТИТАРЕНКО — Да. Как раз для того, чтобы не вводить в заблуждение потенциальных потребителей, мы и затеяли этот процесс. Таким образом написаны наши законы.
О. СЕВЕРСКАЯ — Максим, сейчас модно пытаться придти к мировому соглашению, прежде чем передавать дела в арбитраж. Наверняка ведь велись переговоры.
М. ТИТАРЕНКО — Да, конечно велись переговоры.
О. СЕВЕРСКАЯ — Какие аргументы были у противной стороны?
М. ТИТАРЕНКО — Доводов никаких не было, потому что в данном деле здесь и слово «спор» громко звучит, здесь и спора-то нет никакого, потому что в споре надо что-то доказывать, а нам доказывать ничего не приходится. У нас свидетельство патентного ведомства на товарный знак «Обломов», зарегистрированная, в том числе по классу товаров ресторанная деятельность. И у нас есть факт, который никем не оспаривается. Это факт использования рестораном «Обломов» на Пресне нашего товарного знака. Вот две взаимоисключающие вещи.
О. СЕВЕРСКАЯ — Максим, я бы хотела, чтобы мы внесли ясность. Может быть, опираясь на законы о товарных знаках, на законы об авторском праве. По-моему, название ресторана «Обломов» на Пресне пишется с твердым знаком. И вообще, самое уточнение, «Обломов» на Пресне. Может быть, это просто другое название?
М. ТИТАРЕНКО — Да, вопрос крайне распространенный. Я объясню, почему это не имеет значения: ни твердый знак, ни наименование места географического нахождения ресторана. Дело в том, что твердый знак в данном случае не играет никакой роли, потому что в соответствии с законом о товарных знаках запрещается использование схожих с товарным знаком наименований, причем схожих до степени смешения. В данном случае вы понимаете прекрасно, что твердый знак никакой существенной разницы между «Обломов» без твердого знака и «Обломовъ» с твердым знаком не вносит, и действительно влечет смешение двух товарных знаков. Что касается наименования географического места на Пресне, то вообще географические названия не подлежат регистрации в качестве товарных знаков, и имеет значение, какое слово имеет доминирующее значение в словосочетании. Слово «Обломов», очевидно, имеет доминирующее значение в словосочетании и является нашим товарным знаком. Поэтому использовать без нашего согласия его недопустимо. Те же доводы приводил в нашем последнем разговоре с ним Антон Табаков, но меня он либо не захотел, либо не услышал. Поэтому пришлось обратиться в арбитражный суд, никакого другого способа защиты нашего исключительного права мы, к сожалению, не нашли, и нам не оставили.
О. СЕВЕРСКАЯ — Александр просит нас внести ясность. «Кто первый открыл ресторан «Обломов», на Пятницкой или на Красной Пресне?» Вопрос действительно интересный. Мы уже сказали про названия, как они могут разниться, и что считается все-таки возможным для регистрации товарного знака. Действительно, пальма первенства в открытии предприятия имеет какое-то значение?
М. ТИТАРЕНКО — Нет. Дело в том, что сам факт открытия ресторана никакого значения с точки зрения авторского права не имеет. Если бы это было произведение искусства или литературное произведение, действительно, в соответствии с законом об авторском праве, права автора возникают с момента выхода в свет этого произведения. Ресторан у нас пока не произведение искусства. И не надо путать такие вещи, как авторское право на произведение и право на товарный знак. Это разные вещи.
О. СЕВЕРСКАЯ — Кстати, о произведениях искусства. Есть же ведь известный фильм «Обломов» Никиты Михалкова, в котором Олег Табаков играет Илью Ильича.
М. ТИТАРЕНКО — Конечно. Есть даже передача Артемия Троицкого «Кафе Обломов».
О. СЕВЕРСКАЯ — Была.
М. ТИТАРЕНКО — Да, радиопередача и телепередача. Но речь идет лишь о том, что сам Артемий Троицкий как автор передачи «Кафе Обломов» и господин Никита Михалков, который снимал этот фильм, и киностудия «Мосфильм» имеют права, но на это произведение. То есть в первом случае на телепередачу, во втором случае на художественный фильм, и ни на что большее. Да, это авторство никто не отрицает.
О. СЕВЕРСКАЯ — Вернемся к предстоящему во вторник рассмотрению дела в арбитражном суде. Ресторан «Обломов» на Пятницкой, ресторан в Первом Монетчиковском переулке, вчинил, подал иск своему партнеру. Что Вы предлагаете в качестве документальных оснований?
М. ТИТАРЕНКО — Документальное основание — это свидетельство, которое мы имеем с 11 октября сего года о праве на товарный знак, зарегистрированный по четырем классам товаров. Я поясню, что если вы регистрируете товарный знак, то в этом случае вы можете зарегистрировать по всем классам товаров, но в этом нет необходимости. Товарный знак «Обломов» не зарегистрирован по классу товаров, например, производства химических реактивов, а зарегистрирован по классу товаров «ресторанная деятельность», «печатные издания», «общепит, кафе, бары, клубы» и т.д. То есть то, что близко по виду деятельности самому ресторану «Обломов». Поэтому по тем классам товаров, по которым наши клиенты ресторана «Обломов» на Пятницкой действуют, был зарегистрирован товарный знак. Что касается судебной перспективы, единственный основополагающий документ в данном случае — это само свидетельство о праве на товарный знак и все. Это то, что дает нам исключительное право пользования, и то, что охраняется законом.
О. СЕВЕРСКАЯ — А какова вообще практика разрешения подобных споров?
М. ТИТАРЕНКО — Практики подобных споров немного. Мы ее внимательно изучали, и могу вам сказать, что та практика, которая есть, складывается в нашу пользу. Потому что есть объективные вещи. Мы имеем свидетельство, право на этот товарный знак, мы вправе запретить использование принадлежащего нам товарного знака кому угодно без нашего ведома. И здесь суды стоят на стороне закона, (а не стороне истца), потому что именно законом охраняется право на товарный знак. И те требования, которые мы выдвигали в своем исковом заявлении, складываются не только из запрета использовать товарный знак, принадлежащий нам, но и из обязания ответчика публиковать в тех изданиях, в которых он размещал свою рекламу, судебное решение. Такой способ гражданской защиты нам предоставляет закон о товарных знаках, который говорит, что в качестве восстановления своей деловой репутации мы вправе потребовать публикации в печатном издании судебного решения.
О. СЕВЕРСКАЯ — Как решится конфликт двух «Обломовых», мы узнаем уже совсем скоро. Я напоминаю, что в нашей студии адвокат ресторана «Обломов» в Первом Монетчиковском переулке, того самого, где Захар вместе со всеми обитателями дома встречает посетителей, предлагает им книжное меню заобеденного чтения, а не только меню хорошей кухни, где масса уютных залов, и где проходят культурные акции. Такие как, например, презентация книги Бориса Акунина. Это одно из последних событий. Проект «Валенки» там еще был представлен.
М. ТИТАРЕНКО — Неделя высокой моды.
О. СЕВЕРСКАЯ — И так далее. Максим затронул много вопросов, которые интересны вообще, с точки зрения патентоведения и права на товарные знаки. Поэтому предприниматели и просто слушатели могут задать свои вопросы во второй части нашей беседы.

О. СЕВЕРСКАЯ — Уже есть вопросы, которые пришли на наш эфирный пейджер. Но сначала мне самой хотелось бы задать первый вопрос. Насколько российское патентное право отличается от мировых стандартов, или вообще не отличается?
М. ТИТАРЕНКО — Российское патентное право, конечно, имеет какие-то особенности, но в основном это унифицированная отрасль в связи с тем, что во многих странах, которые присоединились к международным конвенциям, которые, в свою очередь, регулируют авторское патентное право, — все эти страны, которые присоединились к международным конвенциям, используют примерно один и тот же порядок регистрации товарных знаков, если уж мы говорим об этом. И в нашей стране авторское патентное право не особо отличается от принятого во всем мире порядка.
О. СЕВЕРСКАЯ — Еще один вопрос, уже с пейджера. «Если хочется зарегистрировать какой-то товарный знак или открыть какое-то предприятие с определенным названием, и вы уже знаете, что кто-то тоже собирается это сделать, что делать — срочно менять название или пытаться запатентовать раньше, чем конкурент?»
М. ТИТАРЕНКО — Если раньше это наименование не зарегистрировано в качестве товарного знака, то нужно подавать заявку в патентное ведомство и регистрировать в качестве товарного знака ваше название, если оно столь распространенное и желаемо для использования другими. Если оно уже зарегистрировано, то есть выход из этой ситуации. Предусмотрена такая вещь, как заключение лицензионного соглашения. То есть любое лицо, владеющее правом на товарный знак, вправе это право передать в пользование другому лицу. В данном случае предусмотрено лишь заключение лицензионного соглашения, которое регистрируется в патентном ведомстве. Таким образом вы можете использовать принадлежащий другому лицу товарный знак, но при этом, как правило, устанавливается какая-то плата.
О. СЕВЕРСКАЯ — Света нас спрашивает, чем вообще вызван такой интерес к литературным персонажам, и много ли товарных знаков с литературным происхождением.
М. ТИТАРЕНКО — В последнее время да. Если не говорить о литературных персонажах, например, есть водка «Чайковский», сигареты «Петр Первый». Это тоже персонажи, но исторические. Я могу объяснить, почему есть такой интерес именно к Обломову. Наверное, слово «облом» в последнее время несколько жаргонное и распространенное, и кому-то, может быть, нравится именно в связи с тем, что оно современно молодежное, одновременно имеет что-то общее с великим произведением Гончарова.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА — Дело в том, что он не ответил, кто первый использовал название «Обломов». Мало ли, что он зарегистрировал свою марку патентом. Кто первый? Конкретно, какого числа и года открыл Табаков, и какого числа и года открыл адвокат другого «Обломова»?
О. СЕВЕРСКАЯ — Когда свою деятельность открыл адвокат, я не знаю. Но ресторан «Обломов» в Монетчиковском переулке открылся 1 марта 2000 года.
М. ТИТАРЕНКО — Да, открытие было 1 марта 2000 года. Но для вопросов патентного права в данном случае это не имеет большого значения. Важно, кто зарегистрировал товарный знак, а не кто раньше открылся. И лишь свидетельство о регистрации товарного знака дает исключительное право использования. То есть в мировой практике достаточно много случаев, когда уже существующая компания не зарегистрировала… это в основном судебные дела 60-70-х годов. Если говорить о Европе, была масса случаев, когда незарегистрированный товарный знак использовался компанией несколько лет, и спустя несколько лет появлялось некое лицо или компания, которая регистрировала это название в качестве товарного знака, а потом имела способ давления на первичного пользователя. Если уж говорить о том, кто раньше, тогда надо сказать о том, что заявка на регистрацию товарного знака «Обломов» была подана нами гораздо раньше, до открытия ресторана «Обломов» на Пресне, еще в январе 99 года.
О. СЕВЕРСКАЯ — В общем, вопрос «кто первый», действительно сложный вопрос. Я бы хотела успеть ответить еще на вопрос общего характера. Владимир Колычев спрашивает нас, сколько стоит регистрация товарного знака для организаций, например, общественной организации.
М. ТИТАРЕНКО — По-моему, никакого значения, общественная организация, физическое лицо или коммерческая организация, не имеет. Есть установленные законом ставки сборов, пошлин, которые платятся за регистрацию. Я бы Вам посоветовал обратиться к патентным поверенным, которые имеют все контакты с патентным ведомством, и они ответят Вам на все вопросы, связанные с регистрацией. Но могу сказать, что это в пределах нескольких тысяч рублей.
О. СЕВЕРСКАЯ — То есть не безумно дорого?
М. ТИТАРЕНКО — Нет.
О. СЕВЕРСКАЯ — Борис нас спрашивает, регламентировано ли существующими законами авторское право в Интернете. «Как можно зарегистрировать имя в Интернете?» — спрашивает другой наш слушатель.
М. ТИТАРЕНКО — Вообще эта проблема отношения не имеет к «Обломову». Проблема Интернета, распространения информации и прав на распространение информации в Интернете, в том числе и товарных знаков, крайне остра, потому что на сегодняшний день законодательство практически никак не регламентирует это информационное поле. И до принятия специального закона просто никак невозможно контролировать или регламентировать.
О. СЕВЕРСКАЯ — Есть надежда на то, что этот закон будет принят в ближайшее время?
М. ТИТАРЕНКО — Да, об этом много говорится, и я надеюсь, что в ближайшее время мы что-то увидим, потому что крайне остра проблема.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» был адвокат Максим Титаренко.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире