'Вопросы к интервью
23 августа 2013
Z Интервью Все выпуски

Миграция


Время выхода в эфир: 23 августа 2013, 20:07

А.ВЕНЕДИКТОВ: 20 часов и 5 минут в Москве. Всем добрый вечер, у микрофона – Алексей Венедиктов. Сегодня в прямом эфире «Эха Москвы» Алексей Анатольевич Навальный, кандидат в мэры Москвы. Добрый вечер.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Добрый вечер.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Основной темой нашего разговора мы планировали миграцию, мы постараемся так же, как и вчера, в ней удержаться, но не удержимся. Я хотел бы сначала, Алексей Анатольевич, задать вам вопрос, который я, собственно, задаю всем кандидатам в президенты… О, «в президенты». Хорошо, оговорочка нормальная. В мэры Москвы.

Вот смотрите, мы сейчас находимся в такой ситуации, когда разные кандидаты в мэры подают друг на друга в суд с тем, чтобы их снять с пробега. Вчера Мосгорсуд отказал снять с пробега Сергея Собянина. Сегодня Мосгоризбирком отказал снять с пробега вас. Ну, там я знаю, что там еще будут подаваться и, может быть, вы будете подавать.

Вот, скажите мне, пожалуйста. Вы считаете это правильным, что когда кандидаты зарегистрированы, началась кампания, решать вопрос с помощью суда, а не с помощью избирателей, даже если есть некие нарушения, даже если они реально есть? Я напомню, этот вопрос я вчера задавал Сергею Собянину. Ваш ответ?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, для нас это была абсолютно такая, воспитательная мера, потому что мы были не согласны с тем, насколько пренебрежительно Собянин и Путин относятся к соблюдению своих собственных законов. Они сначала для нас придумали все эти муниципальные фильтры, закорючки, крючки, потом их не выполняют. Поэтому мы просто, так, решили из принципа продемонстрировать всем, что они их не выполняют. Но, конечно, я вообще противник всех фильтров, регистрацией. Чем больше кандидатов, тем лучше. И не нужно думать, что если их будет много, то это будет похоже на цирк. Это будет похоже на нормальные выборы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Считали бы вы правильным?.. Видите, передо мной лежат вопросы, которые я задавал вчера Собянину, я их просто читаю. Считаете ли вы правильным…

А.НАВАЛЬНЫЙ: У меня тоже есть эти вопросы, и я могу читать ответы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, я понимаю. Естественно. Считаете ли вы правильным, чтобы все 6 кандидатов, которые сейчас зарегистрированы, идет кампания, дошли бы до 8-го числа?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Без сомнения. Каждый из них пользуется какой-то поддержкой, каждый из них может участвовать в выборах.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Следующий вопрос по поводу муниципального фильтра. Вы уже затронули этот вопрос. Действительно, если бы не было муниципального фильтра, то мы бы сейчас имели там несколько десятков кандидатов. Считаете ли вы это нормальным?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Абсолютно я считаю нормальным. Я вижу, сколько кандидатов баллотируется в мэры Нью-Йорка, других больших процветающих городов. Конкуренция – это хорошо. И муниципальный фильтр показал на примере нескольких кампаний, что это исключительно коррупционная мера: все начинают бегать и скупать депутатов, и в Москве это было на начальной стадии кампании.

На самом деле, это не приводит к тому, что кандидаты какие-то более высококвалифицированные, более сильные. Это просто исключительно административный барьер и коррупция. Никакого муниципального фильтра быть не должно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть вы считаете, что если по-простому зарегистрируется там очень большое количество кандидатов, пусть оно и будет, люди разберутся? Правильно я понял?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, есть, во-первых, ограничение в виде партийного выдвижения. Есть ограничение в виде подписей. Я считаю, даже по подписям никого не нужно снимать. Я не вижу, откуда бы взялось больше, чем 12 кандидатов, а реальная конкуренция все равно всегда идет между двумя-тремя.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но подождите. У нас в первичной стадии в Москве было 30.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, не все бы они собрали 70 тысяч подписей. Не все они могли выдвинуться от партии. Вот, если бы не существовало никакого муниципального фильтра, сейчас бы мы имели бы максимум 9 кандидатов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, но сейчас зарегистрирована партий (я просто хочу до конца это довести, даже до абсурда) 37, по-моему. Вот, представьте себе, что в Москве каждая из 37-ми партий выдвинула кандидата. Вот, 37 кандидатов. Нормально?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нормально. Я не вижу в этом проблемы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нормально. Следующий вопрос. Идем опять таким же путем. Как далеко простираются ваши амбиции за Тверскую, 13? И вы, и Сергей Митрохин говорите «Мы начнем с Москвы, изменим Россию», да? Другие кандидаты, Сергей Собянин говорит «У меня нет политических амбиций, я хочу быть мэром Москвы». Для вас Москва и для Митрохина (ну, за Митрохина вы ответить не можете, но тем не менее), это трамплин на более высокую должность?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я не понимаю, как можно не иметь политических амбиций и при этом претендовать фактически на третий пост в стране, который является абсолютно политическим постом.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему, кстати?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Все это какие-то байки относительно того, что крепкие хозяйственники. Мэр Москвы отвечает за то, что, в основном, перерезает ленточки, раздает дипломы и выстраивает правильную систему управления городом, правильные принципы формирует. Вот этим занимается мэр, и это абсолютно политическая работа, тем более в городе, где живет 15% населения страны.

Мои политические амбиции, безусловно, существуют. Они заключаются в том, чтобы сделать страну и Москву лучше. И я борюсь на выборах мэра Москвы, потому что это важнейший политический пост, который позволяет мне и улучшать жизнь Москвы, и изменить Россию. Потому что если впервые в истории новой России мэром города станет человек не благодаря телевидению, не благодаря избирательным комиссиям, а благодаря москвичам, которые за него проголосуют, политическая система нынешняя в том виде, в котором мы ее знаем, она начнет меняться, причем значительным образом, причем быстро и в позитивную сторону.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, мы вернемся к политической системе. Я напоминаю, что Алексей Анатольевич Навальный, кандидат в мэры Москвы. Напоминаю, что наши партнеры из Сетевизора транслируют это в прямом эфире, вы можете это не только слушать, но и смотреть.

Давайте поговорим тогда об управлении Москвой, продолжая эту тему. Значит, опять же, некоторые ваши конкуренты говорят, что будущий мэр должен поделиться полномочиями, усилить влияние Мосгордумы (такая, полупарламентская республика). Другие как господин Левичев, имя которого вам, наверное, приятно слышать всегда теперь, и вы его знаете…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мне все приятно слушать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, я понимаю. Считает, что нужно отдельно от мэра создать правительство и председателя правительства. Мы сейчас говорим, как в этой части (в структурной пока) было бы правильно. Что вы думаете? А про самоуправление отдельный вопрос.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Смотрите. Мосгордума. Ничего не нужно придумывать – нужно проводить честные выборы. Сейчас Мосгордума на 95% контролируется «Единой Россией», что не отражает политические предпочтения москвичей. Если там «Единой России» было бы 30%, сколько-то коммунистов, сколько-то либералов, сколько-то правых, это был бы, действительно, правильный орган, который не работал бы, может быть, в стопроцентный унисон с мэрией города, но выполнял бы свою правильную представительную политическую функцию.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть вы сторонник городского парламента фрагментарного, где много фракций, где нет большинства такого одной партии?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Он по определению будет… Мне кажется… Я представляю политические предпочтения москвичей. Он по определению должен быть фрагментарный. У нас нет политической силы в стране, которая может претендовать на 95%. Это факт. Это должно найти свое отражение в Мосгордуме.

Главное, что я хочу сказать относительно системы городского управления, что не существует ни одного процветающего крупного города, где не было бы большого и сильного, и богатого местного самоуправления. В Москве его…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это мы сейчас поговорим. Давайте сначала вот про мой вопрос. Я вернусь к самоуправлению.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да. Ну так я же об этом и говорю.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы говорите о Думе, а я вам задал вопрос о создании правительства во главе с председателем правительства рядом с мэром. Для управления это лучше, хуже?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я считаю, что…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как предлагает Николай Левичев.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я считаю, что мэр и должен быть председателем правительства.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мэр должен совмещать председателя правительства?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да, да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть вы вот это…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Но при этом сейчас если все полномочия сосредоточены в одном кабинете на Тверской, 13, этого быть не должно. Поэтому несмотря на то, что мэр совмещает, является председателем правительства, значительную часть и денег, и полномочий мы должны отдать на уровень местного самоуправления.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сейчас поговорим о местном самоуправлении – я просто хочу с Мосгордумой закончить, просто чтобы нам не прыгать. Правильно ли я понимаю, что в любом случае вы сформируете свой список на выборах в Мосгордуму и своих кандидатов? Там, победите вы на выборах мэра, не победите вы на выборах мэра, вот, там, Друзья Навального, Братья-сестры (или как там?) или какая-то партия там.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это важный элемент политической борьбы. Я буду участвовать во всех политических процессах. Коли уж я занимаюсь политической борьбой и считаю, что я знаю, как улучшить жизнь в стране, я буду участвовать в выборах в Госдуму, в Мосгордуму и во всех выборах, где…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я пока про Мосгордуму.

А.НАВАЛЬНЫЙ: В Мосгордуму без сомнения.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это будет отдельный список или коалиционный? Как вам видится сейчас?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Сейчас Минюст очень опасается условного, как вы его назвали, списка Навального. Именно поэтому они не дали возможность зарегистрировать нам партию «Народный альянс» под совершенно смехотворными предлогами. Они понимают, что в любом случае, какой бы ни был исход этих выборов, на следующих выборах в Мосгордуму мы займем большую часть вот этого пирога мосгордумского. Поэтому они затрудняют партийное строительство. Есть другие партии, которые мы рассматриваем как союзников. 5-е декабря, РПР-Парнас. Мы сможем понимать, на базе какой партии мы идем, после того, как поймем, какие партии зарегистрированы. Но в любом случае мы будем добиваться регистрации всех партий для того, чтобы мы имели более широкие варианты выборов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Анатольевич, а «Гражданская платформа» — это союзник на выборах в Мосгордуму?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мне сложно сейчас сказать, потому что…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но вы же ее идеологическую платформу знаете? Я же сейчас про это.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Идеологическая платформа здесь не так важна. Для меня более важен вопрос о том, насколько «Гражданская платформа» и Михаил Прохоров являются самостоятельными политиками, насколько вообще они сами принимают те или иные решения. Несмотря на то, что я к ним с симпатией отношусь и чем многообразней политический ландшафт, тем лучше, у меня большие сомнения, что они самостоятельно решают какие-либо вопросы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы имеете в виду, что они – союзники Кремля?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, просто им что скажут, то они и делают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Кремль?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот смотрите, их сняли с…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, скажут Кремль или Госдеп?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, конечно, Кремль.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, давайте вы это скажете, а не я, да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, конечно, Кремль. Их сняли совершенно беспрецедентным, беспредельным образом с выборов в Ярославской области. Просто молчат. Нет даже политического заявления. Ну как же так? Ну, ребята, вас просто там насилуют на глазах у всей страны. Вы насобирали себе всяких звезд, певцов, набрали, вроде бы, мощная партия. В Москве за вас хорошо голосовали. Что же вы молчите-то? Молчат, потому что опасаются. Молчат, потому что не разрешали сказать.

Я испытываю по этому поводу большое разочарование. Но надеюсь, что «Гражданская платформа» будет, все-таки, обретать какую-то самостоятельность.

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Яблоко». Союзники на выборах в Мосгордуму?

А.НАВАЛЬНЫЙ: «Яблоко», безусловно, является моими политическими союзниками.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Несмотря на то, что вас исключили из них?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Меня исключили оттуда. Меня, между прочим, исключили за то, что сейчас официально включено в программу «Яблока» и о чем яблочники говорят на каждой встрече. Тем не менее, я много лет был в этой партии. Они, безусловно, мои политические союзники. Я уверен, что большое количество яблочников будет голосовать за меня на выборах в Мосгордуму. Естественно, будет идти речь о создании коалиции. Конечно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И в этой связи мой последний вопрос в этой части перед тем, как мы перейдем к самоуправлению (я не потерял мысль). Я просто хочу сказать. Вот, вы упорно скрываете до второго тура список своего возможного будущего правительства, да? Ну, это ваша тактика, это ваше право. Но скажите мне, в случае вашей победы это будет коалиционное правительство с «Яблоком»?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вопрос о коалиционности правительства можно обсуждать после того, как мы получили факт, кто кого поддержал во втором туре. Если «Яблоко» (ну, я практически в этом уверен) поддержит меня во втором туре, без сомнения мы заключим с ними те или иные коалиционные соглашения. И я уверен, что такие профессионалы как тот же самый Сергей Митрохин, они будут участвовать в правительстве.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Напоминаю, что это Алексей Навальный, кандидат в мэры Москвы. И давайте теперь к самоуправлению. Вот смотрите. А то вы начинали говорить, я вас все время перебивал, но мне нужно было закончить с центральной частью.

Теперь самоуправление. В Москве 125 районов.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Больше. Ну, Новая Москва.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, Новая Москва, да, согласились, да. Первый вопрос. Не много ли? Как управлять этим? Как соотноситься со всем этим?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, сейчас просто выстроена такая, линейно-штабная структура. Сейчас это управляется с помощью префектур и с помощью самих районов. Невозможно рассматривать районы отдельно от существования префектур.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как должно быть?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я считаю, что эта структура – она не очень правильная, не очень управляемая. Самое главное, что это просто исполнительные органы правительства Москвы, это исполнительные органы власти. Мы должны в первую очередь обсуждать не проблему укрупнения (хотя, мне кажется, некоторые районы я бы укрупнил и снизил бы количество муниципалитетов в Москве). Реальный вопрос и реальная дискуссия должна разворачиваться относительно того, сколько полномочий, сколько денег нужно передать на низовой уровень.

Москвичи – это самые ущемленные в плане местного самоуправления граждане РФ. Возьмите жителя Вологодской области. Он выбирает себе главу администрации, он выбирает себе губернатора. Москвичи выбирают себе только губернатора (мэра Москвы) и больше никого.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, подождите-подождите-подождите. А муниципальные советники, чьи голоса там?..

А.НАВАЛЬНЫЙ: Депутаты. Ну, депутаты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Все собирали эти голоса.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Совершенно верно. Мы выбираем депутатов, которые распоряжаются каким процентом московского бюджета? Одним. Из 1,6 триллиона рублей московского бюджета все, тысяча муниципальных депутатов распоряжаются 16 миллиардами. Ну, это смешно. Не существует ни одного…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это бюджет 2013 года вы сейчас сказали?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Бюджет 2013 года. В 2015 году у нас уже 2 триллиона рублей практически. Не существует ни одного процветающего большого города, где бы не было большого и сильного местного самоуправления. И в Москве оно должно быть.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Какой бы вы поставили процент для самоуправления в таком большом городе как Москва? Не один, а?..

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вы имеете в виду по бюджету?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, конечно?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я думаю, что должно начинаться с 30-ти. 30 и больше.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Треть уходит на местное самоуправление?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну а почему нет?

А.ВЕНЕДИКТОВ: А какие полномочия вы передали? Не-не-не, они же (деньги) идут за полномочиями. Ну, очевидно, да? Какие бы полномочия вы бы еще отдали муниципалитетам?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я считаю, что большое количество полномочий связано с образованием, здравоохранением. Все, что касается не организаций и учреждений городского уровня, это все должно быть в муниципалитетах. Благоустройство должно быть в муниципалитетах. Значительное количество строительства – в муниципалитетах. Земля, по крайней мере, внутридворовая земля – это все муниципалитеты, это все жители. Они там живут, они должны решать эти проблемы.

Вот, знаете, я очень много провожу встреч с жителями Москвы. На каждой встрече ко мне подходят и говорят «Вот, вы знаете, у нас здесь какой-то конфликт, отнимают землю здесь во дворе, там во дворе. Вот, вы как мэр, пожалуйста, помогите». Мой ответ всегда, что когда я стану мэром, вы ко мне с такими вопросами приходить не будете. Ну, это не вопрос человека, который сидит на Тверской, 13, решать, в каком месте располагать у них ярмарку выходного дня и нужно ли сносить или не сносить магазин.

Сейчас фактически все решения принимаются в одном здании. Это невозможно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но смотрите. Вот, стало ясно, муниципальный фильтр показал, что во время выборов в муниципалитеты значительная часть депутатов местных (хоть они и были беспартийные и не очень беспартийные), они поддерживают или представляют «Единую Россию». Как мэру Навальному взаимодействовать с депутатами от «Единой России»?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Они не депутаты от «Единой России», они депутаты от власти. Их просто некоторых записали в «Единую Россию», некоторых не записали. Но это кто? Это главврачи, это директора школ, это сотрудники муниципальных предприятий, в первую очередь ЖКХ и так далее. Это люди просто, которые подчиняются московской власти и получают от нее деньги в виде зарплаты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А будут подчиняться вам, если вы будете мэром?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Те депутаты, которые есть, фактически будут подчиняться мне. Но задача-то моя… У нас, на самом деле, самые большие фальсификации, которые происходят на выборах, они даже не касаются выборов президента или мэра, или Госдумы, а именно выборов местного самоуправления. Там идет тотальная фальсификация. Вот, просто я как мэр не буду организовывать эти фальсификации, и люди тогда будут представлять и жителей района, что меня полностью устраивает. Потому что я не хочу как мэр вступать в дискуссию относительно того, что «Вы здесь хотите на этой лужайке поликлинику или церковь?» Ну, решайте сами. Это ваши полномочия, это ваше право. Хотите, референдум проводите.

В Москве за всю историю не было проведено ни одного референдума. Это безумие. А между тем жители-то этого хотят. У нас были десятки и, наверное, даже сотни попыток зарегистрировать инициативную группу референдума. И есть много спорных вопросов. Но почему бы жителям нельзя решить это?

Федеральная власть и московская власть годами нам рассказывает, что москвичи слишком глупые, чтобы распоряжаться деньгами, а депутаты слишком неопытные, чтобы брать полномочия. Ну, мне кажется, это ерунда. В гораздо менее развитых странах и менее развитых обществах это работает, и будет работать в Москве.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Какие вопросы могут быть вынесены на общемосковский референдум, например?

А.НАВАЛЬНЫЙ: У нас референдумы могут быть московские, окружные и районные.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, например? Вот, давайте про районные. Вот, есть район. Вот, как вы думаете, какие вопросы на референдум московский могут быть вынесены?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот смотрите. Последняя попытка провести референдум была в Митино, касалась застройки, касалась вот этого конфликта с так называемой Хоккейной школой Третьяка, которая, на самом деле, никакая не хоккейная школа, а целое административное здание и внутри немножко этой хоккейной школы. Это вопрос, который беспокоит жителей, и это должны решить жители.

В конце концов, для чего существует район Митино? Для того, чтобы там какие-то девелоперы заработали 100 миллионов долларов, или для того, чтобы митинцам было лучше? Поэтому, естественно, такие вопросы должны относиться…

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть вы считаете, что вопросы застройки должны решаться местными референдумами?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Там, где есть конфликты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Любой вопрос задевает. Ну, слушайте…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Не-не-не. Послушайте…

А.ВЕНЕДИКТОВ: У вашего окна там бум.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет. Вот, я долгие годы работал в Комитете защиты москвичей, я очень хорошо в этом разбираюсь. На самом деле, конфликтных строек меньше 5%. А строек, где сами строители не могут урегулировать свои вопросы с жителями, еще меньше. Конфликтов не так много. Но если конфликт уже зашел в какую-то, действительно, горячую стадию, ну, вы знаете, есть программа строительства «200 храмов Москвы».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Пошаговая.

А.НАВАЛЬНЫЙ: С одной стороны есть большие серьезные лоббистские группы, и, причем, не просто какие-то инспирированные чиновникам, а настоящие обычные москвичи, верующие.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да-да, да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: С другой стороны люди говорят «Не хотим». Вот, жители Куркино говорят «Не хотим. У нас здесь пруд. Не хотим». Ну, пусть проводят референдум. Это не дело городской власти. Это нормальный способ принятия решений.

В Швейцарии референдумы проводятся по каждому чиху. И ничего, всё работает. И в Москве заработает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Замечательно. Вы просто совпали с Собяниным. Предложит ли он…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Но только, тем не менее, Собянин митинский референдум не разрешил провести, и ни один другой референдум он провести не разрешил. И я очень сильно сомневаюсь, что московская власть разрешит проводить референдумы, потому что решения всех этих референдумов будут всегда против них, потому что они забрали себе и власть, и деньги, и полномочия, утащили к себе в кабинет, сели на них как Собака на Сене и не могут ими распорядиться.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот смотрите. Еще раз. Тогда возвращаясь, поскольку вы затронули этот вопрос. Я задавал вопрос, вот, есть конфликты местных жителей по поводу строительства как раз религиозных зданий разных конфессий. Вы сказали «Куркино», а я вам скажу слово «мечеть», о которых мы еще будем говорить, да? И мэр говорит «Пусть решают местные депутаты». Вот, это то самое самоуправление. Вы говорите «Пусть решает референдум». Так депутаты или референдум вот такие вещи?

А.НАВАЛЬНЫЙ: В зависимости от.

А.ВЕНЕДИКТОВ: От чего?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Если мы видим, что депутаты сказали «Да», но существует инициативная группа, которая проводит митинги в 3 тысячи человек. Ну, вот, посмотрите, то же самое Митино предметно. Если люди проводит митинг в 3 тысячи человек, это значит, что это очень серьезная проблема, которую игнорировать невозможно. Это вопрос референдума, который не так дорог и дает совершенно однозначный ответ. Почему нет?

Вот, то же самое, что было с мечетями. Любой случай возьмите, весь район стоит на ушах.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Никакого другого способа урегулировать это. Не может быть никакого келейного решения и решения 10 человек. Пусть жители придут и проголосуют. Да, возможно, это приведет к тому, что мы не сможем строить мечети в тех районах, которые сильно населены.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И храмы православные, возможно, тоже.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Сомневаюсь. Сомневаюсь очень сильно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вместо пруда. Это ваш пример.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет. Вместо пруда – да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да. Вместо детского садика, вместо рощи, где гуляют. Ну, слушайте.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я уверен, что, несмотря на то, что… Я сам православный. Я вижу, что уровень религиозности москвичей не очень высок. И если, конечно, какие-то места обитания или, тем более уж, детские сады…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Анатольевич, давайте сейчас без храмов. Давайте про спортивные школы, да?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Давайте про спортивные школы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну вот детская площадка, там будут строить спортивную школу, причем не административное здание, а спортивную школу – не хотим. А давайте мы здесь построим, я не знаю, откроем рынок – не хотим, потому что мы здесь гуляем с детьми. Это называется «охлократия», на самом деле, когда любой вопрос решается большинством без учета мнения меньшинства, силовым образом, на мой взгляд, это. Потому что ну как? Ну, вот, не хотим. Кто-то хочет рынок, кто-то не хочет. Большинство не хочет – не будет рынка.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Алексей Алексеевич, смотрите.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот, в Комитете защиты москвичей мы создали его, объединив 500 инициативных групп, которые выступали против незаконного строительства. Там не было ни одной группы, которая выступала бы против строительства детского сада, спортивной школы или чего-то такого. Всегда либо жилой дом во дворе, либо административное здание. Всегда. Не будут люди выступать против спортивных школ, уверяю вас.

Люди гораздо более разумные, чем принято об этом считать. И никто не будет выступать против спортивной школы. Урегулируется это совершенно самостоятельно на низовом уровне.

Вот, вы, к сожалению, повторяете какую-то такую парадигму излюбленную московской мэрии, что, действительно, охлократия, придут люди, которые будут кричать «Не треба! Ничего нам не нужно».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я повторяю Латынину.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, вот, в этом смысле…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Она совершенно не служит в московской мэрии.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я расхожусь, значит, и с Юлией Латыниной, потому что я считаю, что… И я знаю совершенно точно, что люди не будут выступать против разумных решений. Когда им говорят, как, вот, например, рядом с моим домом строили заправку, там и дороги перегораживали, и бегали, и я дорогу перегораживал как житель соседнего дома. Но если бы это строился детский сад, если бы это строилась спортивная школа, ну, кто будет против этого выступать? Это моя инфраструктура, нужная мне.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ох, будут.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет, не будут.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Будут. Ну, хорошо. Ваша позиция, во всяком случае, понятно в этом. Таким образом вы, все-таки, тяжесть видите в прямых решениях жителей, а не в местном самоуправлении, не в муниципальных депутатах основные решения.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я вообще не вижу тяжести принятия решений. Я считаю, что решения реально местного значения – они должны быть отданы вниз, вместе с деньгами для, собственно говоря, этих решений. Это то, что работает во всех процветающих крупных городах. И в Москве оно будет работать, и по-другому быть не может. Не могут 10 человек из правительства Москвы решать вопросы Митино, Восточного Дегунино, Марьино и так далее. То есть они их решают, но просто очередь этих решений – она огромна.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть это не эффективно.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это не эффективно. Мы годами ждем, и все равно конфликтуем, и ничего не работаем, и все скандалят, утомляются, митингуют, переживают и ничего не происходит.

А.ВЕНЕДИКТОВ: В этой части до новостей 3 минуты, не буду начинать новую тему. Но речь идет о децентрализации принятия решений в Москве. Москва – огромный мегаполис. Плюс еще возникла Новая Москва, которая еще непонятно, как она будет отстраиваться. Вот, скажите, пожалуйста, считаете ли вы правильным, что не надо лицемерить, а надо просто объединить область и Москву? Ну, в будущем. Не сразу, конечно.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Не считаю так. Я считаю, что это неразумно. В этом субъекте Федерации будет жить, я не знаю, 20 миллионов человек. То, что нужно нам решить реально с Москвой, это в какую сторону она будет развиваться.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но есть же кометный хвост вот этот замечательный.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Кометный хвост – он был в сторону Питера направлен. Вот этот замечательный генплан начала XX века, который получил все призы, это, действительно, было гениальное решение. И если бы тогда была принята такая концепция города, наверное, мы не имели бы сейчас многих проблем. Все хвалили, говорили «Давайте в сторону Зеленограда туда развиваться», потом бах, и мы до Калужской области куда-то совершили марш-бросок. Зачем? Ни одного расчета нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Уже совершили. Ну, совершили. Чего с этим делать? Я сразу спрашиваю, чего с этим делать. Вы это получите.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Уже совершили. Значит, сейчас нам не нужно горячиться и кричать, что давайте засадим 82 миллиарда долларов только в транспортную инфраструктуру на Новую Москву.

Я 2 дня назад выступал в Троицке, между прочим. Жители Троицка говорят «Идите, извините меня, к чертовой матери с вашей Москвой». Поэтому здесь очень много вопросов. Не так много людей живет в Новой Москве.

Мы сначала вообще должны понять, а туда какие-то…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Там 200 тысяч, по-моему, если мне не изменяет…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Чуть больше.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Избирателей, избирателей.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Избирателей – да. Мы должны решить, а какие-то органы туда будут выноситься? Нам сначала говорили, что туда будут выноситься федеральные органы, под это дело приняли закон об изъятии земель (там легко очень земли отнимать). Потом Собянин сказал «Мэрию перенесем». Потом сказал, что некоторые ФГУПы, МУПы и так далее перенесем. Нужно решить…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что нужно сделать? Вам вопрос.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Надо в связи с этим НИИ Генплана, Москомархитектура должна рассчитывать это год, чтобы что-то делать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы бы что туда перенесли, Алексей?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я считаю, что ничего туда переносить не надо.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Во. Просто пусть живет и живет?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Сейчас… Исходя из того, что происходит сейчас, ничего не нужно переносить. Нужно рассчитывать, что нужно перенести, насколько это…

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть взять таймаут, да?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нужно взять таймаут, нужно год это все считать. Это те решения, которые предопределят развитие города на 50 лет вперед, на 100 лет вперед. Нет никакой необходимости прямо, вот, вынь да положь, Навальный прямо сейчас перечислил учреждения, которые туда перенесут. Это вопрос профессионалов, которые год будут считать это все.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я напоминаю, что у нас Алексей Навальный, кандидат в мэры Москвы. Напомню, что вы можете задавать свои вопросы +7 985 970-45-45 и вопросы уже идут. Сейчас будут у нас новости, реклама и затем мы с Алексеем Анатольевичем продолжим.

НОВОСТИ

А.ВЕНЕДИКТОВ: 20 часов 35 минут в Москве. Еще раз добрый вечер. Это Алексей Венедиктов. Мы проводим вместе с компанией Сетевизор эту программу, у нас в гостях Алексей Навальный, кандидат в мэры Москвы. Тема, которую я заявлял, это тема мигрантов, трудовых мигрантов, не трудовых мигрантов, легальных, не легальны мигрантов.

Очень многие наблюдатели (не политические противники ваши, а наблюдатели) считают, что у вас здесь наиболее мутная позиция. Вот, вы можете там ее размутить или взболтать и не смешивать, и изложить свою позицию?

А.НАВАЛЬНЫЙ: У меня наиболее, мне кажется, четкая позиция по мигрантам, совершенно однозначная и ясная.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте послушаем.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Которая заключается в том, что в Москве слишком большое количество нелегальных мигрантов. Россия занимает второе место в мире по количеству нелегалов, и большая их часть живет в Москве. Поэтому для решения проблемы нелегальных мигрантов мы должны в первую очередь добиваться на федеральном уровне введения визового режима со странами Средней Азии и Закавказья – без этого не сработает уже ничего дальше.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, я вас просто сразу перебью. Значит, есть 2 типа нелегальных мигрантов – это люди из СНГ (мы сейчас говорим про иностранцев) и люди из дальнего зарубежья, там, из Вьетнама, из Китая и так далее. У 2/3 людей из СНГ российский паспорт. Чтобы вы просто знали. Вот, у этих людей, когда их там задерживают, они из заднего кармана вынимают российский паспорт, который они получили у себя там где-то.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это важная вещь. Это следствие коррупции…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Просто визовый режим…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Не-не-не, смотрите…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да-да-да. Просто визовый режим – он…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Совершенно верно. Недавно очередные 500 тысяч жителей Киргизии получили российские паспорта. И власть очень приветствует такого плана новых граждан России, потому что они им выгодны. Я говорю о том, что нам нужно ввести визовый режим и нужно прекратить вот эту постоянную натурализацию людей, которые приехали сюда. Это решение, которое мы обязаны просто предпринять, а иначе оно приведет нас в ближайшие 10-15 лет к каким-то очень проблемным вещам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Натурализация – вы имеете в виду предоставление гражданства нелегальным мигрантам?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да, совершенно верно. Когда мы говорим «вот эти все миллионы людей – они легальные мигранты», для меня они, в общем, должны стать сразу нелегальными. Мы должны ввести визовый режим, отправить их в течение полугода обратно, а дальше приглашать уже маленькими порциями. Потому что мы же сами говорим…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как можно 2 миллиона отправить обратно? Вот сейчас 2 миллиона в Москве, скорее всего… Ну, по разным данным. Ну, вокруг 2-х, ну, полтора.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Если они станут нелегалами, они должны будут выехать. Федеральный бюджет…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите. То есть вы предлагаете легальных сделать нелегальными? То есть люди приехали легально в Россию, да?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Все очень просто. Мы вводим… И есть международная практика по этому поводу. Мы вводим визовый режим. Это означает, что все люди, которые въехали сюда без виз, в течение, например, полугода обязаны покинуть РФ, попросить визу. И если их пустят, приехать сюда вновь.

Когда мы будем рассматривать вопрос о том, сколько нужно давать виз, мы давайте обратимся к тем цифрам, которые… Ну, сейчас у нас в Москве сколько, вы знаете, выдается разрешений для мигрантов из стран СНГ?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет.

А.НАВАЛЬНЫЙ: 110 тысяч. В Московской области – 120 тысяч. Вроде бы, небольшое количество. Поэтому миллионы людей сюда просто впускать не нужно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите. Я просто догоняю медленно сегодня. Визовый режим и с Украиной?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Со странами Средней Азии и Закавказья.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Со странами Средней Азии и Закавказья. Потому что украинцев здесь очень много.

А.НАВАЛЬНЫЙ: И с Белоруссией этого не нужно. У нас проблема с миграцией именно из стран Средней Азии и Закавказья. Нужно вводить визовый режим. У нас же, в конце концов, есть визовый режим с Грузией и с Туркменией. Никто не умер и ничего ужасного не случилось. И здесь введем. Это первая мера на федеральном уровне.

Второе. Мы должны в качестве наказания за наем нелегальных мигрантов компании не штрафовать, а дисквалифицировать. У меня на этот счет уже даже законопроект.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что такое «дисквалифицировать»?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Дисквалифицировать – имеется в виду, что они больше никогда не будут иметь доступа к государственному заказу. Никаких тебе капремонтов, никакого благоустройства.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот этот вопрос – давайте не проскочим его.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Значит, компании, которые получают госзаказ, они – частные компании, да?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Они должны обеспечить госзаказ.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И, вот, их дисквалифицировать, их не допускать до государственного заказа?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Конечно. Это мера административного наказания.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно.

А.НАВАЛЬНЫЙ: И мы их будем дисквалифицировать и всё. И третья мера, в течение года которую мы введем, это запрет тем компаниям, которые получают муниципальные деньги, даже частным компаниям, на эти муниципальные деньги нанимать иностранцев. У них есть достаточное количество денег, чтобы брать граждан РФ и даже москвичей. Если это частный бизнес на частные деньги…

А.ВЕНЕДИКТОВ: А это не большой миф, Алексей Анатольевич? Вы знаете, я вот смотрел средний чек узбека, условно говоря. Ну, есть общая некая сумма (я вам ее назову), в 2012 году (это последнее, что у меня есть) в первом полугодии, по-моему, в Таджикистан ушло 43 миллиарда рублей за первое полугодие из России. Средний чек – 9965, ну, 10 тысяч. Это означает, что получает он больше.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я вам могу уточнить даже статистику…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте-давайте-давайте.

А.НАВАЛЬНЫЙ: ...потому что средний гастарбайтер из Средней Азии ежемесячно пересылает домой примерно 513 долларов. То есть это 15 тысяч рублей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не показывает это ни Банк Связной, ни…

А.НАВАЛЬНЫЙ: А 40% — я смотрю просто данные вообще в целом Центробанка – у нас 40%... 50% ВВП Таджикистана формируется за счет таких переводов.

А.ВЕНЕДИКТОВ: да. Но это туда. А мы отсюда смотрим, да?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Отсюда переводится в среднем этим гастарбайтером 15 тысяч рублей.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну я вот видел, что азербайджанцы самое большее 16, а таджики самое меньшее 9. Ну, хорошо. Предположим. Не принципиально.

Это значит, скорее всего, что они создают такую прибавочную стоимость с учетом их недоплаты, что они огромную прибавочную стоимость создают в РФ, если они переводят такие деньги.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Алексей Алексеевич, а вот это уже как раз большой миф относительно того, что они создают большую прибавочную стоимость.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что же они деньги получают за что?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Они получают деньги. Но, извините меня, они здесь живут, они пользуются метро, которое дотируется городом. Они никто не застрахованы, но пользуются медициной, за которую мы платим. Они пользуются образованием (их дети). Они… Ну, хотим мы или не хотим, мы вынуждены признать, что они достаточно много совершают преступлений.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Мало. 1,7.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Извините меня, ГУВД нам официально говорит… Вот, давайте тогда предъявим претензии ГУВД и Собянину. Они говорят «До половины преступлений совершаются». И внутри этой половины…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Иногородними.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Именно мигрантами. Иностранными мигрантами. Пусть значительное количество этих преступлений – это нарушение паспортного режима, но там и тяжких преступлений огромное количество.

А.ВЕНЕДИКТОВ: МВД дает 1,7 по России.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я сейчас… Вот, когда я выступаю в каждом районе (я сегодня выступал в Бескудниково, Восточном Дегунино), я каждый раз на каждом собрании цитирую официальную статистику с сайтов этих ОВД, поэтому я вас уверяю, статистикой я владею очень хорошо.

Поэтому в любом случае эти люди – они живут в Москве. Они живут жизнью. Они любят, работают, умирают, лечатся, совершают преступления. Это все стоит денег. Мы очень много тратим на это все.

Кроме того, самая важная вещь. Мы не можем говорить о стоимости рабочей силы здесь из прибавочной стоимости, потому что мы говорим о стоимости рабской рабочей силы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Эти люди, к сожалению, живут на положении рабов. И если бы они работали и у них был бы 8-часовой рабочий день гарантированный, отпуск оплачиваемый, страховка, если б на их зарплату платились бы налоги, то их зарплата и стоимость их труда – она, в общем-то, не уступала бы стоимости труда москвича или кого-то другого.

Кроме того, важнейшая вещь, которая просто игнорируется тотально при обсуждении проблем миграции, сколько нам нужно рабочих мест… Вот, вы с Собяниным очень интересно обсуждали, что… Вы сказали, 5,5 миллионов рабочих рук, хотя, на самом деле, 6 миллионов…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, хорошо, 6. Я здесь…

А.НАВАЛЬНЫЙ: И 2 миллиона человек нам еще нужно рабочих рук.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Производительность труда. У нас производительность труда в сфере ЖКХ в 10 раз меньше, чем в США. В строительстве – в 7 раз меньше.

Собянин говорил на вашей передаче «Ну, как, вот? Москвичи не хотят идти туда, где цемент нужно на носилках таскать». Так не нужно таскать цемент на носилках. Там, где мой Марьинский парк стригут 25 гастарбайтеров-узбеков ручной газонокосилкой, должен ездить один человек на тракторе, получающий большую зарплату, который может управлять этим сложным механизмом.

То, что мы сейчас приглашаем на положении рабов вот этих людей сюда, тащим, селим их в домах под снос, в подвалах, в квартирах по 30 человек, мы просто поощряем те способы производства, которые были в XIX веке. Мы должны в первую очередь городских…

А.ВЕНЕДИКТОВ: И?..

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот смотрите. Главный работодатель для мигрантов – это город, городские структуры или через посредство частных структур.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, все-таки, через посредство частных структур. Все-таки, надо признать.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, конечно. Ну, какая разница? Все равно мы же работодатели, мы деньги-то эти платим. Мы платим за благоустройство. Люди нанимают большое количество, не знаю, узбекских гастарбайтеров на стоимость 40 тысяч рублей. Эти гастарбайтеры сначала отстегивают по 15 тысяч, живут на оставшуюся сумму. Мы должны запретить в течение года нанимать иностранцев, чтобы эти компании стимулировали рост производительности труда.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вы, действительно, как Владимир Владимирович уже. Не как Сергей Семенович.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Почему?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Потому что Владимир Владимирович в свое время был инициатором закона, который был принят и подписан (по-моему, он был еще премьером, а, может, уже президентом), запрещающий иностранцам торговать на рынках. Ну, вот. Это решило вопрос? Это решило вопрос?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вас правильно поправил Собянин: им запретили стоять за прилавком, потому что это связано с медицинскими книжками и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А, значит, вы не Владимир Владимирович, вы – Сергей Семенович. Понятно.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, я просто знаю факты.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю, да-да. Не-не, правильно-правильно.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это ничего не решило, потому что здесь есть вопрос коррупции, это первое.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Конечно. Конечно

А.НАВАЛЬНЫЙ: А второе, самое главное. Если мы рамочно не ввели визовый режим, если у нас… Вот, мы с вами видим…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Возвращаемся к визовому режиму.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Конечно. Потому что это рамочное решение. Если мы с вами в Германию, во Францию без визы никак не попадаем, почему любой гражданин Узбекистана и Таджикистана даже без загранпаспорта сюда может приехать и оставаться любое количество времени?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я с вами после выборов подискутирую, если вы позволите?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, конечно. Я вас приглашу на Тверскую, 13, и это будет самое открытое здание в Москве.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Хорошо. Мы сядем на лавочке по Тверской, 13, я думаю. Ну хорошо. Я понял эту позицию.

Тем не менее, вы тайно встречались с представителями диаспор. В прессу просочилось, что была такая встреча. Некоторые члены с этой встречи начали рассказывать. Может, вы расскажете, в чем…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мы никаких тайных встреч не проводим. Мы записывали просто рекламный ролик для нашей избирательной кампании. Мы записывали его с врачами, с учителями, с представителями судейского, правоохранительного общества.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Что вам говорили эти люди? Мне интересно услышать, потому что они с проблемами…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мы обсуждали те же самые проблемы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: И вы им то же самое говорили?

А.НАВАЛЬНЫЙ: И я им то же самое говорил.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А они вам?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Они со мной соглашались. Мы обсуждали вопросы образования. Вы же знаете, вам тема эта очень близка: у нас сейчас в Москве появились классы в школах, где до половины детей не владеют русским языком как родным. Это не проблема этих детей – дети эти ни в чем не виноваты, они никакого Узбекистана и в глаза не видели. Но они русского языка не знают. Вот, либо мы сейчас начнем решать эту проблему…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Как? Высылать их с семьями?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ограничивать, по крайней мере, приезд. Если здесь… Вот смотрите, Алексей Алексеевич. У нас руководитель Миграционной службы говорит на пресс-конференции, на вопрос «Сколько у нас нелегальных мигрантов?», он говорит «Ну, 5-10 миллионов человек».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правда, не знает. Правда, не знает.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Не знает.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Правда, не знает.

А.НАВАЛЬНЫЙ: У нас вот такая странная страна, туда-сюда бродит 5 миллионов человек и мы это впрямую говорим. Ну, давайте введем визовый режим, чтобы они здесь не бродили.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Сенатор Маккейн говорит «У нас в стране от 20 до 30 миллионов нелегальных иммигрантов». Тоже не знает. Страна с таким мощным визовым режимом. Тоже не знает. Это потому что вы… Вы же сами об этом говорите, да? В одной квартире 30. Приезжает один, вызывает семью, рождаются дети. То есть посчитать это сложно.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, во-первых, это, все-таки, разные вещи. Тем не менее, США строят стену с Мексикой, и даже Обама голосует за эту стену с Мексикой, а у нас говорят «Давайте приезжайте».

Кроме того, нужно понимать, что к ним приезжают (все-таки, это важная вещь) люди из Мексики, христиане и, все-таки, из более продвинутой страны. К нам сюда приезжает сельское население очень отсталых среднеазиатских стран, преимущественно мусульманских.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это плодит различные конфликты, это рвет социальную ткань общества. И самое главное, для чего? Ну, давайте введем визовый режим. Это то, чего требует просто все население.

Мы не можем начать миграционную политику, мы не можем начать оперировать базовыми цифрами, мы не можем никакие квоты вводить, пока у нас туда-сюда 5 миллионов человек бродит.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну вот. То есть вы поддерживаете ту идею первого шага – это введение въезда в Россию только по загранпаспортам жителям СНГ?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я считаю, что это ничего не решит абсолютно. Ну, они оформят все загранпаспорта. В чем там проблема? Сейчас они подделывают миграционные карточки, точно так же будут друг другу штамповать загранпаспорта.

ВВП Таджикистана на 50%, как мы говорили, состоит из переводов. Таджикистан готов сюда переехать всей страной и фактически переехал всей страной. Не потому, что здесь есть рабочие места – там тяжело очень жить, там ужасная жизнь и нет вообще никакой работы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А какая разница между Таджикистаном и Украиной для вас?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Большая. Очень большая.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, пожалуйста.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Во-первых, как я уже сказал, из Таджикистана сюда приезжают люди из деревень, молодежь. 40% существующих в мире таджиков мужского пола до 40 лет – они проживают здесь, в России уже. Они не знают русского языка. Они способны только на самый низкоквалифицированный труд в связи с тем, что там просто полностью развалилась система образования. Там вообще… Из Украины могут сюда приехать программисты, из Украины может приехать человек…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Знаете, много приезжает… Средний украинский чек меньше, чем азербайджанский чек, пересылаемый на родину из Москвы.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, потому что азербайджанцы заняты, все-таки, в торговле. Они не занимаются строительством. Они занимают узкое направление. В этом узком направлении они больше зарабатывают. Украинский человек зато выше, чем…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Анатольевич, все-таки, может быть, вопрос в исламе, в другой культуре?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это комплексная вещь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, вы хотите это обойти.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет-нет-нет, я не обхожу ни в коем случае. Это комплексная вещь.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Давайте поговорим об этом, да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Но просто, тем не менее, смотрите, невозможно отрицать, что средний уровень образования на Украине несоизмеримо выше, чем в Таджикистане. В Таджикистане и в Узбекистане не существует ни здравоохранения, ни образования, ничего. Из Украины к нам может приехать человек, который управляет трактором, сложной машиной, квалифицированный рабочий на стройку. Из Узбекистана такой человек приехать не может – там его некому научить.

Ислам – важная вещь в том числе. Нам сейчас говорят, что «Вы знаете, в Москве так выросло количество мусульман. Давайте им всем построим мечети». Но они будут постоянно прибывать. Мы не имеем возможности всем построить мечети, и москвичи против большого количества устройства здесь мечетей. Они приезжают сюда, самое главное, вновь повторюсь, не потому, что рабочие места – там жизнь ужасна. Осознавая их проблемы, сочувствуя им, тем не менее, мы должны сказать «Друзья мои, мы не можем принять здесь всех граждан Узбекистана и Таджикистана. Мы их очень любим, очень ценим, но мы вводим визовый режим и приглашаем их сюда в маленьких количествах».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, знаете, на меня обижаются мои дагестанские, азербайджанские друзья, когда я им говорю и публично сейчас вам скажу. Я не отличаю на рынке дагестанца от азербайджанца по виду.

А.НАВАЛЬНЫЙ: И не надо вам этого делать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Подождите секундочку. Так люди с другой культурой – это в том числе люди с Северного Кавказа. Вот эта драка на Матвеевском – это российские граждане.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Российские граждане.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Чего с этим делать?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, послушайте, с этим нужно многие вещи делать. Я сейчас скажу, какие вещи нужно делать. Но это не означает, что если у нас приезжает какое-то количество дагестанцев и с ними есть конфликты и драки…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не-не, мы поняли с иностранцами. Подождите. Я понял вашу позицию, вы ее обозначили.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Что касается приезжих с Северного Кавказа и конфликтов, которые возникают с ними, во-первых, нужно признать, что нынешние попытки решить эти проблемы – они смехотворны. Когда дагестанцы бьют милиционеров, в ответ на это открывается концлагерь, куда сажают вьетнамцев, ну, это бред какой-то, да?

Самое главное, что здесь нужно сделать, нужен одинаковый подход ко всем. Мэр Навальный когда смотрит на трех хулиганов, русского, дагестанского и чеченского, говорит, чтобы им одинаково дали одинаковые 15 суток.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, это не вопрос хулиганства. Я про другое спросил.

А.НАВАЛЬНЫЙ: А вопрос чего?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Про столкновение культур. Про возникновение кварталов. Кстати, в мечети будут не только таджики, но и дагестанцы.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Но у нас, к счастью, пока кварталы не возникают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет. Пока не возникают.

А.НАВАЛЬНЫЙ: И, кстати говоря, абсолютно губительна идея Собянина, строительство вот этих вот общежитий для строителей, потому что вот это как раз будут гетто, где будут торговать наркотиками. Этого нужно всячески избегать.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, сейчас они торгуют в клубах.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нам нужен одинаковый подход, прежде всего, правоохранительных органов к людям разных национальностей. У нас сейчас арестовывают какого-то хулигана-чеченца, начинают выяснять, кто у него дядя в Грозном, не приедут ли сейчас с полпредства какие-то люди на черных Мерседесах, не является ли он сотрудником спецслужб каких-то чеченских бесконечных. Этого быть не должно – ко всем мы должны относиться одинаково.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, это правоохранительное. А я вам говорю о столкновении культур. Я вас пытаюсь вернуть, вот, в бытовую жизнь.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вы знаете, любая бытовая жизнь в той степени, в которой ее нужно регулировать законом, она должна регулироваться законом. Если для нас бытовая жизнь – это лезгинка на Манежной площади, то я как мэр регулирую таким образом, что я говорю, что «ребята, лезгинка на Манежной площади – это административное правонарушение».

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Наверное, если…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Почему?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Потому что это… Вот это…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вот, почему?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это хулиганство, потому что это нарушение общественного порядка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А хоровод можно водить? Вот, если она не лезгинка, а в присядку…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот смотрите, давайте обратную сторону.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, скажем, свадьба. Вот, свадьба…

А.НАВАЛЬНЫЙ: Смотрите…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Не, Алексей, но это же… Это бытовая история. А свадьбу можно?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Смотрите, бытовая история заключается в том, что вы приходите в Парк Горького, сейчас жара, там сидит куча девушек в купальниках.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так?

А.НАВАЛЬНЫЙ: В Махачкале если будут кучи или в Грозном кучи девушек в купальниках, это будет просто, я не знаю там, скандал и большой-большой конфликт.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Но подождите, вы не баллотируетесь здесь в мэры Махачкалы, пока, во всяком случае.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет, я вам просто говорю о том, что в разных городах (у нас очень большая страна) одинаковые действия, где-то это может быть нарушение общественного порядка, а где-то это не нарушение общественного порядка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, я спросил вас, вы мне не ответили. В присядку можно, лезгинку нельзя? Я просто задал вам вопрос. Потому что вопрос, танцевать лезгинку или нет, подняли вы, а не я. Поэтому я задаю вопрос. Какие-то танцы можно, какие-то нельзя? Или никаких нельзя? Или все можно?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Значит, когда дагестанская молодежь собирается на Манежной площади и танцует эту лезгинку, они проводят это таким образом, что москвичи воспринимают это как вызов обществу.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, это правда.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мы запретим это делать, это будет нарушение общественного порядка.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Так?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Поэтому же у нас есть судьи. Поэтому есть правоохранительные органы, которые весьма субъективно, но, тем не менее, основываясь на законе, определяют, это было хулиганство или не было хулиганством.

Если я просто снял рубашку и иду по улицам Москвы, это, вроде бы, ну, неприлично, но не хулиганство. А если, не знаю там, все-таки, женщина разделась догола, ее, скорее всего, в милицию уведут, правильно?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Поэтому это определяет судья. И просто здесь не нужно лицемерить. Все мы можем определить. Вот, мы смотрим на человека, на его поведение на улице, мы – москвичи, у нас есть культурные коды, у нас есть общее понимание того, что такое общественный порядок. Мы всегда можем отличить, человек хулиганит или ведет себя нормально. Верно?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Что значит «нет»?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, потому что нет.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Верно.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да нет, конечно. Потому что, скажем, с точки зрения очень многих людей (опять не хочу дискутировать, хочу задавать вопросы, но тем не менее) во время мусульманских праздников на Олимпийском проспекте это нарушение общественного порядка, потому что перекрывается. Я должен идти на работу, я должен ехать на машине. Перекрывается. И люди на улице (на улице!) нарушают общественный порядок с точки зрения многих москвичей.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Для них специально перекрывают дорогу. Это, конечно, неприемлемо, то, что происходит во время…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет, я просто говорю о восприятии. Понимаете, я вот сейчас говорю о восприятии, да? Не отличают нарушение общественного порядка от ненарушения.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Москвичам это не нравится. Тем не менее, раз это происходит, задача милиции и мэрии – просто перегораживать движение. Но когда обычные граждане просто, например, на свадьбе начинают стрелять из травматических пистолетов вверх, это без сомнения нарушение общественного порядка. И не нужно лукавить. Возможно, в Махачкале вообще с этим нет проблем. Но в Москве с этим проблема. И когда я буду мэром Москвы, я буду за эти вещи преследовать любых людей, кто стреляет из оружия, не важно, они – дагестанцы или чеченцы, или русские. Это делать нельзя.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Анатольевич, о более приятном, о гей-парадах в Москве тут народ спрашивает.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Давайте.

А.ВЕНЕДИКТОВ: «Пусть скажет». Скажите.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Моя задача как мэра Москвы сделать так, чтобы в Москве в том числе соблюдалась Конституция. Вот, Конституция говорит, что все могут ходить и мэр Москвы не может разрешить или запретить. Я как мэр Москвы должен сделать так, чтобы они не передрались между собой.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А ваша политическая позиция? Не административная, а политическая.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Моя политическая позиция – я буду соблюдать Конституцию. В Конституции записано, все люди имеют право собираться мирно и без оружия.

А.ВЕНЕДИКТОВ: То есть при вас как при мэре Москвы такое будет возможно?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Все будут ходить, куда им хочется. Главное, чтобы никто не дрался и не бегал голый, и, опять же, не нарушал общественный порядок. Вот, если там люди разделись догола и бегут, и на них смотрят дети, ну, их, наверное, нужно в милицию забирать. Если все одетые, чинно, прилично идут со своими лозунгами, мне вообще не интересно, какой они сексуальной ориентации и куда они идут, и что они там говорят.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Понятно. Алексей Анатольевич Навальный у нас. И еще у нас есть 5 минут. Вопрос, который волнует некоторых наших слушателей, значительную часть аудитории. Ваше отношение к антипиратскому закону и вообще к тому, что происходит в законодательной сфере в интернете.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Я рекламировал…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я понимаю, что мэр не решает эти вопросы. Но как политик… Но, тем не менее, как политик.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это важно, тем не менее. Политическую позицию я хотел бы обозначить. Она для меня важна как для человека, который значительную часть своей организационной политической деятельности ведет в интернете.

Я продвигал вот эту инициативу на РОИ, Российской общественной инициативе об отмене этого закона. Он абсолютно вреден, он репрессивен и в том виде, в котором он сейчас существует, он будет применяться исключительно для того, чтобы ограничивать те или иные сайты, тех или иных провайдеров, тех или иных авторов по политическим мотивам. И мы видим, что это происходит.

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вы – пират?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Что значит «пират»?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вы пользуетесь пиратским?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет, я стараюсь, естественно, покупать только легальный софт там, где это возможно. Просто сейчас так у нас устроено всё, что невозможно просто всегда пользоваться легальными какими-то источниками. Так или иначе ты будешь пользоваться пиратским софтом. Но я стараюсь платить везде, где есть возможность заплатить.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Последняя тема. Я специально оставил ее на конец и она очень маленькая.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Что же это такое?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это тема о коррупции.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Такая маленькая-маленькая, небольшая тема.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Да, там маленькая тема, потому что, вот, читая ваши выступления по этому поводу и, вот, вы встречались с бизнесом недавно (тоже вытекло кое-что). Вопрос в том, что… Я так понял (если я не прав, вы меня поправите), что ваше предложение по борьбе с коррупцией – это повысить зарплаты одним и посадить других. Вот, если всё там, главные темы. А коррупция, насколько я понимаю, это система.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это совершенно не так. Вот, вы…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Тогда поясните. А тогда поясните. Для этого вы здесь

А.НАВАЛЬНЫЙ: Здесь важна система и подходы. Вот, мы очень четко понимаем, например, как бороться с коррупцией в госзаказе и в госкорпорациях, если мы в нашем фонде борьбы с коррупцией на 59 миллиардов заказов отменили. Учитывая то, что мы не чиновники, а просто юристы без каких-то формальных полномочий, то мы знаем, как это делать.

Я уже написал законопроект, мы все вместе.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Ну, вы все время догоняете, да? Вот, нарушили, вы нашли нарушение – и вы догоняете.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет, нет, нет. Смотрите…

А.ВЕНЕДИКТОВ: А я говорю о другом – я говорю о системе.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Мы Федеральную контрактную систему (законопроект) переписали вместо Минэкономразвития, сделали кучу очень правильных предложений, которые реально сократят масштабы коррупции. Их все отвергают, потому что в коррупции заинтересовано наше государство. Я очень четко понимаю, как бороться с коррупцией в госзаказе. Это система.

Например, сейчас любой миллиардный контракт, Собянин может туда миллиард, сюда миллиард – пусть Ротенберги строят нам эту дорогу, пусть Тимченко нам строит метро. У нас в программе, в частности, положение, по которому я не смогу принимать решения о строительстве объектов больше миллиарда без международной экспертизы. Не будет дорожных или каких-то строительных объектов свыше миллиарда рублей без международной экспертизы. И в этом смысле мы введем систему ограничителей, систему прозрачности, полной публикации всех документов, строительных и обычных с момента поступления или регистрации любого документа в правительстве Москвы или в исполнительном органе в течение двух дней он должен быть опубликован.

Любая строительная документация от предпроектной до рабочей документации должна быть опубликована в течение двух дней, и так далее, и так далее.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей, ведь, мы же с вами как жители Москвы сталкиваемся с коррупцией. Ну да, в том числе поскольку это тарифы и цены, вот там, где это происходит. Но мы сталкиваемся с бытовой коррупцией.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот, вы знаете…

А.ВЕНЕДИКТОВ: А вот здесь-то что?

А.НАВАЛЬНЫЙ: Вот сейчас вы мне напоминаете председателя Верховного суда…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Спасибо.

А.НАВАЛЬНЫЙ: ...который нам сказал, что главные коррупционеры в России – это учителя и врачи. Значит, нужно начать с коррупции там, где миллиарды утаскивают.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я говорю о том, что люди, которые стоят за какой-то справкой (я же не говорю про учителей и врачей, хотя сравнение с Вячеславом Михайловичем мне льстит).

А.НАВАЛЬНЫЙ: Должны быть приоритеты. Вот, мой приоритет – это побороть ту очевидную существующую коррупцию на самом высоком уровне. Госзаказ, крупнейшие строительные подряды.

Посмотрите, у нас метро строится. Вот, Собянин у вас здесь в эфире, как мы много строим метро. Но если 2 года назад километр метро стоил 6 миллиардов рублей, это было в 2 раза дороже, чем в Европе, и дороже, чем в Китае. Сейчас после двухнедельного… 2 недели назад был новый тендер, 9 миллиардов рублей за километр. Да что ж такое происходит-то? Как это вообще может происходить совершенно в открытую?

Возьмите любой крупный строительный проект по развязке.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Я вам скажу 2 страшных слова

А.НАВАЛЬНЫЙ: Да?

А.ВЕНЕДИКТОВ: Метро имеет двойное назначение.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Ну, вот это вот очень много…

А.ВЕНЕДИКТОВ: Это вы знаете.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Это много мифов на эту тему, Алексей Алексеевич.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нет.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Что у нас глубокое залегание, двойное назначение.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Двойное назначение.

А.НАВАЛЬНЫЙ: И в Китае глубокое залегание, и в Китае двойное назначение. Там метро строится в 5 раз быстрее и в 2 раза дешевле. Поэтому… Есть страны очень милитаризированные типа того же самого Китая, но это работает.

Возьмите любую строительную… Северо-Западную хорду, Северо-Восточную хорду.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Нам нужна дешевая рабочая сила.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Тогда нужны механизмы.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Возвращаемся.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Нет, вот как раз ровно наоборот. Нужна высокая производительность труда. Это механизмы. Метро у нас, гастарбайтеры, к счастью, не должны рыть лопатами. Вот, они роют (иногда случаются у нас аварии). Это все механизмы, это работа.

И когда у нас просто все эксперты в один голос говорят, что крупнейшие строительные проекты ценой по 70 миллиардов завышены в 2 раза – вот это то, куда мэр должен приложить основные усилия прямо сейчас.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Навальный. Последний вопрос от Сергея, который прислал: «Чем вы ответите за невыполнение своих обещаний?»

А.НАВАЛЬНЫЙ: За невыполнение моих обещаний москвичи меня переизберут моментально, потому что я сделаю политическую систему такой, что я не смогу влиять на СМИ, я не смогу влиять на избирательные комиссии, я не смогу фальсифицировать. Оппозиционная дума, в которой есть оппозиционные депутаты, объявит мне импичмент, и вы меня вместе с Сергеем переизберете, если я стал плохим мэром. В этом и смысл той политической реформы, которую я сделаю в Москве.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Вот, уважаемые слушатели, вы теперь понимаете, что такое конкурентная выборная кампания. Ну а обещания, конечно, подвергаются инвентаризации в случае избрания. Спасибо большое.

А.НАВАЛЬНЫЙ: Спасибо вам.

А.ВЕНЕДИКТОВ: Алексей Анатольевич Навальный, кандидат в мэры Москвы. Новости на «Эхе».

Комментарии

719

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


morexod 24 августа 2013 | 02:57

Общее впечатление о Навальном - молодец. Не нудный. Уж как Венедиктов не гадил на протяжении всего интервью, ничего у него не вышло. С Собяниным бы так, а то лебезил всю дорогу, только что не восхищался его мудростью. А тот как последняя дешевка, я не политик, что вы, как вы могли подумать, я завхоз. Ну так и иди работай завхозом, а еще лучше кастеляншей.


rovel 24 августа 2013 | 04:06

Да что Собянин, его раскручивать не нужно было Он и так известен. А вот после интервью с Навальным - верным продолжателем дела Рогозина по "выметанию из Москвы мусора" репу то зачешешь! Этот парниша возглавит марши коричневых не только для того, чтобы они "не маргинализировались". А насчет конституции -Гитлер тоже по конституции пришел к власти.


divine_essence 24 августа 2013 | 09:37

У нас говорят: "И не сцать, не сцать с Мухтаром на границе!"


(комментарий скрыт)

24 августа 2013 | 12:55

Портяночный халуй бабло жулья со смаком пожирая,
Как проститутка под него ложась
Своим аналом кремль защищает
И обязательно когда-нибудь его предаст.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

24 августа 2013 | 08:22

Навальный ради победы готов своим очком пожертвовать пообещав пидорам гейпарады а говорили националист


(комментарий скрыт)

25 августа 2013 | 12:19

Статья за мужеложство была исключена из УК РСФСР в 1993 году.
Голосуйте за Навального.Проведём референдум и вернём активистов в тюрьмы.
Каждый кто голосует против Навального,работает на пидарасов.


cosimax 24 августа 2013 | 20:37

Алексей Алексеевич, Вы не давали Навальному высказаться, непрофессионально получилось. Помню, последний раз Барщевский таким же образом брал у Алексея Навального "интервью".


patriotofrussia 29 августа 2013 | 19:20

tatyana_v
Идея с референдумами, как в Швейцарии, мне очень понравилась.
================
И мне понравилась. У меня и темы готовы:
1. Нужно ли пересмотреть результаты приватизации 90-х?
2. Нужно ли национализировать природные ресурсы России?
3. Нужно ли ввести визовый режим со всеми бывшими республиками СССР и обустроить границы?
_____________________
chitator
23 августа 2013 | 21:58
Вместо обещанного интервью Венедиктов устроил дебаты с Навальным. И на правах хозяина постоянно и назойливо перебивал гостя.
=============
Это еще что! Вы послушайте, какие дебаты вместо ОМ устраивают ведущие Эха на ОМ Проханова и Шевченко. Вот уж где не дают слова сказать, перебивая ежеминутно.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире