'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 29 августа 2008, 00:07

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ноль часов и почти девять минут. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы». Здравствуйте! У микрофона Нателла Болтянская. В эфире программа «Авторская песня». Сегодня я представляю вам автора-исполнителя из города Ирвайн (США) Алексея Кискачи. Доброй ночи! Скажи тете «здрасьте», пожалуйста!

А. КИСКАЧИ: Тетя, добрый вечер!

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Надо сказать, что для меня это был в свое время один из самых интересных американских авторов. Тут ни тени пышного комплимента: это констатация факта. Хотя у меня сложилось такое впечатление, что твое творчество «искало себя» в неком коридоре между БГ и Щербаковым.

А. КИСКАЧИ: Наверное, это был бы слишком узкий коридор. Но я его прошел. И я в принципе продолжая идти по этому коридору. Но если ограничивать только этими людьми влияние на мою музыку, это было бы нечестно. Но их много, этих влияний, ты права.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я думаю, давайте покажем что-нибудь, «дражайший фагот», как сказал Воланд. И я сейчас поставлю песню, которая на меня в свое время произвела впечатление, как, впрочем, и практически все песни Алексея Кискачи. Запомните это имя. Если будут вопросы – пишите sms-ки: +7-985-970-45-45. А у нас будет звучать песня, которая называется «Джазист».

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «ДЖАЗИСТ» В ИСПОЛНЕНИИ АЛЕКСЕЯ КИСКАЧИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я напоминаю, что сегодня в гостях у «Эхо Москвы» Алексей Кискачи. У вас, говорят, турецкая фамилия. Да не турецкая у него фамилия!

А. КИСКАЧИ: Фамилия у меня караимская. Я, наверное, последний из древних караимов. Ну, правда, не последний: у меня есть дочка Сонька. Вот она пока последняя.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Леш, скажи, пожалуйста, вот мы с тобой буквально перед тем как идти в студию, обсуждали вопрос, который мне пришел по интернету. Вопрос такой: «Как продвинуться молодому талантливому автору?» — пишет, видимо, один из молодых талантливых авторов. Что сделать, чтобы заниматься этим профессионально. Я должна сказать, что практически никто из людей, которые приезжают сюда из-за границы, не зарабатывает себе на жизнь собственными песнями.

А. КИСКАЧИ: Я бы хотел этот вопрос задать многим людям. И себе, прежде всего. Конечно, мне бы хотелось заниматься моим любимым делом.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Не программированием тоскливым!

А. КИСКАЧИ: Нет, программирование бывает и не тоскливое. Но, конечно, хотелось бы больше времени отдавать песням и их исполнению. Так что я затрудняюсь ответить на вопрос, каким образом это можно сделать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Тогда я ставлю «Шахтеров мрамора», которые тоже в свое время поразили совершенно мое воображение. Это, можно сказать, альтернативная история в прочтении Алексея Кискачи. Потом спрошу вообще, зачем ты приехал в Москву.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «ШАХТЕРЫ МРАМОРА» В ИСПОЛНЕНИИ АЛЕКСЕЯ КИСКАЧИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это была песня «Шахтеры мрамора». Собственно, повод?

А. КИСКАЧИ: Повод? Когда я был маленький, мы все жили в шахте. Мой отец был шахтер. И чтобы было не так долго ездить на работу, он нас всех перевез в шахту. Вот так сел в вагонетку – и через час уже в забое. Вообще-то я так всегда рассказываю об этой песне во время концертов.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Я как раз хотела посетовать, что у нас нет интернет-трансляции, потому что выражение лица совершенно замечательное.

А. КИСКАЧИ: Да. На самом деле мой отец, кончено, не был шахтером. Но – почему бы и нет? это же даже интересно. Потом во время концерта я говорю, что шахтами назывались хрущобы. И только потом люди слушатели понимают, что да, многие люди действительно жили в этих шахтах. А потом я рассказываю, что у меня была любимая канарейка, которая умерла. Или просто забываю рассказать о ней. В любом случае, все люди проникаются, что я действительно сын шахтера.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Тем не менее я вернусь к тому, что ты приехал в Москву с небольшими клубными концертами со всей группой. Не со всей группой? Ты меня поправляй спокойно. Вот тут уже мне пришла sms-ка: «Почему вы так агрессивно общаетесь?». Вы знаете, это я к нему еще хорошо отношусь. Представляете, как бы я с ним общалась, если бы я плохо к нему относилась?! Я считаю его очень талантливым автором. Вот тут пришло сообщение, что уши БГ торчат!

А. КИСКАЧИ: Торчат-торчат!

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А вот еще как было в советских столовых: что должно входить в то или иное блюдо – как это называлось? Расклад? 80% Окуджавы, 12% Гребенщиков, 8% «Пикник».

А. КИСКАЧИ: Подождите, подождите! Я запишу! Я хочу записать!

Н. БОЛТЯНСКАЯ: «Классная программа! Спасибо!». Итак, зачем ты приехал в Москву?

А. КИСКАЧИ: Зачем я приехал? Сейчас я просто приехал с женой и с дочкой. Просто пообщаться со всеми друзьями, увидеть Нателлу и побывать здесь, в этой прелестной студии. А еще будет у меня маленький домашний концерт. Но вообще-то я хотел бы сюда приехать в расширенном составе. У меня там целая группа, или, как в народе говорят, банда, там на Западе, в Лос-Анджелесе, где я живу. Мы гастролируем по разным городам, поем и в родных местах.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: У тебя там лежит хорошая бумажка со всякими упоминаниями. Но зачитывать мы их будем потом, потому что сейчас я поставлю песню «Дорожные знаки». Для меня, честно говоря, это был один из самых фантастических образов человека, который спешит проколоть билет щетиною о воротник. Это – здорово; это – классно!

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «ДОРОЖНЫЕ ЗНАКИ» В ИСПОЛНЕНИИ АЛЕКСЕЯ КИСКАЧИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот я насколько знаю, история революционного террора началась примерно с этого, да?

А. КИСКАЧИ: Да.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Алексей Кискачи, напомню, у меня в эфире. Так, «БГ саркастически улыбается», — пишет нам Александр Ароныч. Понимаете, в чем дело: напротив меня сидит человек, который абсолютно не фига не 10 долларов, чтобы нравиться всем. Абсолютно я это знаю точно. Считаю, что он талантливый поэт; считаю, что он талантливый музыкант, хотя, наверное, музыкальную составляющую его творчества могу оценить в меньшей степени. Но есть и другие люди, которые это уже оценили.

А. КИСКАЧИ: Да, вот я коллекционирую вырезки из лидирующих массмедийных источников. Вот тут я нашел, что газета «Музыкальная правда» (это центральный орган для всех органистов) пишет: «Слишком лирическое для рока, слишком джазовое для авторской песни, слишком интеллигентное для нас, пролетариев». Да, вот это мне понравилось («Вестник френологии» пишет): «Кискачи – один из последних древних караимов. Нервная, но добрая акустика». Слава богу, что сказали «но». Ежегодник «Игрец на дуде» пишет: «Кларнет Челябова», — Челябов – это музыкант, с которым я выступаю, он раньше играл в «Бригаде С» и, по-моему, даже в «Браво»; теперь живет там же, где и я, и со мной веселит публику— «кларнет Челябова вставляет так, что хочется плакать». Опять же, я это не писал – писали все остальные.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Но это хорошо звучит. Так, «БГ отдыхает; пора напрягаться Шаову», — пишет один из наших слушателей. «Вообще, парень хорошо поет. Нателла, если бы я не любил Окуджаву, я бы не слушал». Вот тут пара пакостей замечательных. Я всегда говорю: если бы их не было, их надо было бы придумать. Я думаю, что мы сейчас поставим еще одну песню Алексея Кискачи. На самом деле, очень хочется поговорить. Но я бы хотела то, что он делает. А то, как он  разговаривает, вы будете слушать в тех коротких промежутках, которые мы предоставим для этого.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «РЫБА» В ИСПОЛНЕНИИ АЛЕКСЕЯ КИСКАЧИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Это была песня «Рыба». Сейчас будет звучать одна из, как мне кажется, не то что бы нетленок, но вот визитка, визитная карточка. Читаю сообщения, которые приходят Алексею Кискачи. Слава из Торонто: «Какой нафиг БГ! Это «АукцЫон», «Ноль», «Минус», «Запрещенные вещества в текстах»». «Мне очень нравится. Выступает ли Алексей Кискачи на нью-йоркском фестивале?» — Женечка из Нью-Йорка спрашивает. А?

А. КИСКАЧИ: Еще не доехал туда. Надеюсь доехать. Но в принципе еще до этого надеюсь доехать до Москвы с музыкантами. С моими музыкантами и с ребятами, с которыми я сейчас в Москве общаюсь: хотел бы с ними выступать.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот Владимир Николаевич пишет: ««Столбы проносились как черт» – это ужасно. Рифма что ли не подбиралась?». Конечно, не подбиралась. Он вообще не умеет подбирать рифмы.

А. КИСКАЧИ: Я не подбираю.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот песня про ковер – очень хорошая песня, честное слово.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «КОВЕР» В ИСПОЛНЕНИИ АЛЕКСЕЯ КИСКАЧИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Напомню, что у нас в гостях Алексей Кискачи. Хорошее очень сообщение пришло: «Нателла, дорогая! Не знаю, как с рифмами, но с марксизмом-ленинизмом у него все в порядке. Муля». А то ж! Другого не подберешь!

А. КИСКАЧИ: Муля не нервирует.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Вот я зачитываю фрагмент. Это, видимо, был концерт с представления альбома «Хроника»: «Концерт для голоса с оркестром струнных, духовых. Музыка — для эмоциональных мужчин с чувством ритма; слова — для интеллигентных женщин с чувством юмора. Расхваливание, распродажа и раскупка альбома «Хроника». Участники: Леонид Челябов – кларнет и прочие дудки; Алексей Кискачи – визги, хрипы и гитара». Ну, в общем, все действительно так. На самом деле с того момента, как презентовалась хроника… «А «ИВАСи»» на вас какое-то влияние оказали?» — спрашивает Ден.

А. КИСКАЧИ: Конечно! Все оказали!

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Все оказали. Вашу музыку оценил бы Джим Джавуш.

А. КИСКАЧИ: Это хорошая идея! Я ему скажу – и он оценит.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: А вы знакомы? Нет, конечно.

А. КИСКАЧИ: Повод будет познакомиться.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: «То «АукцЫон», то «Мельница». Нет ли планов с Владимиром Волковым что-то сделать?» — спрашивает Кирюша Питерский. А вот Андрей из Торонто спрашивает, не собираетесь ли в Торонто.

А. КИСКАЧИ: Зовите – приеду.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Итак, у нас сегодня премьера. Мы сегодня представляем новый альбом. Для тебя-то он не новый. Я-то его помню еще в эмбриональном периоде: мы как-то ехали с Лешей Кискачи с калифорнийского фестиваля авторской песни, и в машине он ставил мне этот альбом, у которого не было еще ни обложки, ни мастеринга – ничего. В общем, это были голые визги и хрипы Кискачи. А сейчас это уже целый альбом. Поэтому мы поставим с него песню, которая называется «Древний блюз».

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «ДРЕВНИЙ БЛЮЗ» В ИСПОЛНЕНИИ АЛЕКСЕЯ КИСКАЧИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Чем хороши длинные музыкальные хвосты: на них можно наступать без всякого риска для смысла текста. Алексей Кискачи у меня в гостях. Честно зачитываю некоторые гадости, которые приходят. Например: «Песня про ковер – очень плохая». Вы знаете, я мне нравится. Евгений пишет: «Не БГ, не «АукцЫон». Это черный Лукич, соратник Летова». «На самом деле, ваш гость – сочетание БГ и Паши Кашина. Я в восторге!» — Петр из Санкт-Петербурга. Алексей из Самары: «А на Грушинский они не собираются?». Сейчас у НИХ спросим.

А. КИСКАЧИ: МЫ даже очень собираемся. Может быть, даже в следующем году и попадем.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Скажите, пожалуйста (вот у меня есть свое видение этого процесса), как выглядит американский фестиваль? Вот ты участник практически каждого фестиваля калифорнийского.

А. КИСКАЧИ: Да. Во-первых, есть много фестивалей в Штатах. Самый, наверное, большой тот, который на Восточном побережье, потому что там большинство русских живет. Также фестиваль на Западном побережье, в Калифорнии, тоже замечательный фестиваль. В принципе, я давно не был на российских фестивалях. Но у тех, на которых я был, не считаю, что какая-то разница есть между ними. Выступают очень хорошие люди. Какое-то количество людей их слушает. Какое-то количество приехало тусоваться. Но и те, и другие очень хорошо себя чувствуют.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Сейчас будет звучать песня «Марлен». Несколько слов о ней.

А. КИСКАЧИ: Ну что ж, как я уже сказал…

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Очередная порция вранья!

А. КИСКАЧИ: Ну, почему вранья? Я же сказал, что я жил в шахте. В шахте было все достаточно сложно. Время было голодное, послевоенное. И там, когда крутили фильмы в шахте, их крутили не только черно-белые, но и в негативе, чтобы жизнь казалась еще веселее. И вот мне запомнилась именно Марлен Дитрих. То есть даже нет! Это был фильм не с Марлен, а Марлен Дитрих пела. В любом случае, мне запомнилось имя Марлен, которое может обозначать как женское иностранное имя, так и советское мужское. Но, наверное, это все-таки женское иностранное.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «МАРЛЕН» В ИСПОЛНЕНИИ АЛЕКСЕЯ КИСКАЧИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Алексей Кискачи у нас в гостях. «Нателла, спасибо за второго удобоваримого автора в чуждом мне поле авторской песни. Первым был Охрименко. А ехать ему надо в Кливленд: там есть ценители», — пишет Кирюша Питерский.

А. КИСКАЧИ: А мы находимся в поле авторской песни? Я не знал.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну да, это хороший комментарий. «Приглашаем!» — пишет Слава из Торонто. Но, как ты понимаешь, никаких координат не дал. «Достали междусобойчики», — пишут. Вы знаете, есть совершенно замечательный способ. Правда, нельзя его объявлять. Нет, есть, кончено, люди, которым безумно нравится слушать и ненавидеть. Но я не понимаю таких людей.

А. КИСКАЧИ: То же самое, что любить.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну да. «Кларнет хорош, но до Гутмана и Била Смита еще далеко». Так, я думаю, что сейчас мы поставим основополагающую песню с этого диска. Песню, которая дала название диску: «Неверные синкопы». Ты про нее что-нибудь скажешь? Только быстро, потому что времени мало.

А. КИСКАЧИ: Ага, понял. Неверные синкопы – не потому, что не верные, а потому, что про неверность.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «НЕВЕРНЫЕ СИНКОПЫ» В ИСПОЛНЕНИИ АЛЕКСЕЯ КИСКАЧИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Песня о неверных синкопах от Алексея Кискачи. Скажи, пожалуйста, а вот существует общение музыкальное, существует общение профессиональное, домашнее? Как ты видишь свое творческое будущее?

А. КИСКАЧИ: Как в начале был задан хороший вопрос: как бы сделать так, чтобы побольше времени отводить любимому делу. Это сложно.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Никак!

А. КИСКАЧИ: Никак. Но, опять же, когда есть какой-то дополнительный источник дохода, кроме своего любимого дела, то тогда создается свобода для любимого дела.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: То есть игра в банде тебя не кормит?

А. КИСКАЧИ: Игра в банде меня не кормит. Она кормит банду, но не меня.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Ну да, банду, на самом деле, кормит сам Кискачи. «Спасибо за душевную музыку. Наверное, бесполезно сравнивать, но это не про костер и не о том, как все фигово. Блюзовый позитив», — пишет Ден.

А. КИСКАЧИ: Блюзовый позитив – это вообще-то такой оксюморон.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Да. «Хорошие, спокойные песенки», — Андрей из Нижневартовска. Тяжелый комплимент, да. Так, дальше идет очередная филиппика от человек, не уважающего эту передачу. Честно говоря, если бы я не уважала какую-нибудь передачу, я бы постыдилась слать туда гневные сообщения. Так, песня про сиамского брата. Это еще, между прочим, с диска «Хроника». С моей точки зрения, тоже серьезная вещь.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «СИАМСКИЙ БРАТ» В ИСПОЛНЕНИИ АЛЕКСЕЯ КИСКАЧИ

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Наше время, к сожалению, истекает. С вдохновением отмечаю, что равнодушных нет. Либо ненавистники, либо благожелатели. Последнюю песню представляешь очень коротко.

А. КИСКАЧИ: Песня, которая прозвучала последней, должна была быть про сиамского брата. Оказалось, что она больше, чем сиамский брат. Не знаю, как так получилось. Люди писали что-то про раздвоение личности и прочее, прочее. Следующая песня продолжение этой темы.

Н. БОЛТЯНСКАЯ: Алексей Кискачи в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы».

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ «ИСТОРИЯ БОЛЕЗНИ» В ИСПОЛНЕНИИ АЛЕКСЕЯ КИСКАЧИ

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире