'Вопросы к интервью
14 июля 2014
Z Арсенал Все выпуски

Ракета «Ангара» и новые проекты Роскосмоса


Время выхода в эфир: 14 июля 2014, 22:10

А.НАРЫШКИН: Добрый вечер всем, кто нас слушает, в эфире программа «Арсенал», ведущие в студии Анатолий Ермолин, Александр Куренной и Алексей Нарышкин. Сегодня говорим о ракете «Ангара», уже второй раз за месяц и новые проекты Роскосмоса. В студии – Александр Иванов, первый заместитель руководителя Роскосмоса.

Сегодня стало известно, что российскую делегацию не очень ждут в Фарнборо, на авиасалоне в Великобритании – половину делегатов не пустили. Роскосмос собирался там что-то представлять?

А.ИВАНОВ: Насколько я знаю, по  моей информации, та часть делегации, которая не попала в Фарнборо, она к Роскосмосу отношение не имеет. Это, в первую очередь, «Рособоронэкспорт», насколько я  осведомлен. По делегации Роскосмоса у нас планировалась туда поездка руководителя Роскосмоса Олега Остапенко, но в связи с тем, что он участвует в официальной делегации вместе с Путиным по Южной Америки, ему поехать не удалось. Но делегация наша присутствует, присутствует делегация Объединенной ракетно-космической корпорации во главе с ее руководителем, поэтому к нам особых вопросов нет.

А.НАРЫШКИН: То есть, ваших вех пустили?

А.ИВАНОВ: Нашим в визах отказано не было.

А.НАРЫШКИН: А что вы там показываете особо интересного?

А.ИВАНОВ: Ничего особенно интересного не показываем – те проекты, которые демонстрировались на предыдущих выставках, на  «Максе». Из новых вещей ничего особо выдающегося там нет, мы в этот раз ограничились участием в этой выставке.

А.НАРЫШКИН: Эта выставка что значит, — просто похвастаться, или подписать соглашения, контракты?

А.ИВАНОВ: Нет, если бы речь шла о подписании серьезных контрактов, были бы серьезные делегации, но она пока из разряда проходных выставок, на которых мы принимаем участие для того, чтобы посмотреть основные направления развития международной тематики, и свое кое-что показать, но по контрактам особо серьезных вещей не планировалось.

А.НАРЫШКИН: На прошлой неделе, с божьей помощью, запустили облегченную версию «Ангары», вроде бы предполагалось, и даже у нас в  эфире Моисеев говорил, что «Ангара» выведет макет спутника на низкую орбиту. Тем не менее, «Ангара» полетела у нас на Камчатку – почему так получилось? Моисеев нас обманывал?

А.ИВАНОВ: Николай Федорович не мог обманывать Просто, может быть, он  не знал некоторые нюансы первого испытательного пуска. Изначально предполагался полет ракеты по баллистической траектории. Основные задачи пуска первой легкой, облегченной «Ангары» — вообще-то «Ангара» уникальная, потому что в такой конфигурации больше никогда пусков не будет.

«Ангара 1-2ПП» означает первого пуска. В чем особенности – в том, что на этой «Ангаре» была применена первая ступень, та. Которая будет использоваться в  качестве универсального ракетного модуля на «Ангаре-5», это такой же центральный блок, очень сильно похож, они практически унифицированы с  четырьмя блоками первой ступени. И дальше на «Ангаре 1-2», легкой, которая будет летать, стоит свой блок, вторая ступень. Здесь же использовали универсальный ракетный модуль, это третья ступень тяжелой «Ангары».

И основная задача этого пуска была проверить, как работает универсальный стартовый комплекс, — это сооружение, которое создано в  РФ впервые, до этого объекты, которые мы создавали, были либо модернизированы, как «Союз-2», либо как «Рокот», практически конверсионная ракета, «Днепр», а здесь ракета, полностью созданная новая, стартовый комплекс новый.

А.НАРЫШКИН: Стартовый комплекс многоразовый, будет для всех типов ракет?

А.ИВАНОВ: Семейства «Ангара», для всех типов ракет. Стартовый комплекс создавался на базе незавершенного строительства ракеты носителя «ПАнгара». Строительство началось в  1985 г. на  Северном космодроме, потом, вначале 90-х, было остановлено, хотя на тот момент уже было готово порядка 70% конструкций стартового сооружения. Было принято решение о начале работ над «Ангарой», и  стартовый комплекс был переориентирован на этом направлении. Поэтому основная задача и главная в этой ситуации была проверка всех систем стартового комплекса. Системы сложные, — автоматизированная система управления подготовки пуска, технологическим оборудованиям, башни, быстроразъемные соединения системы заправки жидким кислородом, нафтилом, — в общем, все необходимо было проверить.

А.НАРЫШКИН: Все-таки вопрос – почему на Чукотку, почему по  баллистической траектории, а не в Космос? Ведь в будущем в Космос планируется отправлять «Ангару»?

А.ИВАНОВ: Совершенно. Верно. Почему на  Чукотку, — не на Чукотку, а на Камчатку, Чукотку мы не трогали. Объясняю. Первая ступень, стартовый комплекс мы уже проверили. Дальше  — сама ракета, полет ракеты. Первая ступень она, в принципе, уже прошла отработку при пусках, и скорее, более или менее мы представляли, как она будет работать. Вторая ступень летала в первый раз. Для того, чтобы вывести на орбиту космический аппарат, достаточно работы первой и второй ступени, и он будет выведен.

Для итого, чтобы не было проблем в дальнейшем – с затоплением этого макета, еще чего-то, для того, чтобы получить материальную часть в случае возникновения какой-нибудь нештатной ситуации, и  была выбрана эта баллистическая траектория, чтобы на суше, принадлежащей РФ, положить вторую ступень с неотделяемым головным блоком. Если возникают какие-то нештатные ситуации, мы имеем матчасть, в которой можно разобраться. Но это не понадобилось, все отработало великолепно.

А.НАРЫШКИН: Означает ли пуск «Ангары», что эта ракета носитель в будущем будет использоваться как баллистическая межконтинентальная ракета? 6 тысяч километров за  20 минут она пролетела удачно.

А.ИВАНОВ: Этого не будет.

А.НАРЫШКИН: Обещаете?

А.ИВАНОВ: При чем тут «обещаете»? Это чисто космический носитель, по своим характеристикам он не может быть применен в качестве межконтинентальной баллистической ракеты. Динамика старта, динамика полета – все совершенно другое. Если вы видели кадры телевидения, — посмотрите, как стартует «Рокот», который переделан из боевой ракеты – там моментальный взлет. Здесь — аккуратный подъем, никаких перегрузок, все делалось очень аккуратно.

Первый пуск «Союза-2» тоже был по баллистической траектории, но с затоплением в водах Тихого океана. Все испытательные пуски всегда разумно и  правильно, первые пуски, делать именно по такой траектории.

А.КУРЕННОЙ: В чем были причины откладывания первого пуска, а их было несколько? Это больше техника, или больше человеческий фактор, или и то и другое?

А.ИВАНОВ: Во-первых, несколько их не было.

А.КУРЕННОЙ: Но сроки переносили?

А.ИВАНОВ: Была всего лишь одна причина. То, что происходило на техническом комплексе – шла штатная подготовка – когда первая ракета впервые испытывается, там естественно, возникали ситуации. Связанные с  корректировкой эксплуатационной документации, еще с чем-либо. Но  когда она была на техническом комплексе подготовлена, Госкомиссия назначила дату вывоза на  стартовый комплекс, 25 июня, ракета была вывезена, и за полторы минуты до пуска произошел автоматический отбой подготовки пуска, после этого она была возвращена на технический комплекс, найдена неисправность, исследована, и после этого, со второй попытки, практически без единой задержки, произошел пуск, и результаты были получены отличные, все системы отработали: старт, ракета, место,  — все сложилось, как надо.

А.КУРЕННОЙ: А почему этот отбой произошел, выяснили?

А.ИВАНОВ: Конечно. Если бы не выяснил, второго пуска не было бы. Все очень просто: при наборе стартовой готовности, за несколько минут до пуска,  — отбой был произведен за  минуту двадцать до пуска, когда был проведен опрос готовности бортовых систем ракеты носителя, показала неготовность в двигательной установке первой ступени. Когда начали разбираться, обнаружили негерметичность в магистрали подачи геля к демпферу окислителя.

Когда начали разбираться на техническом комплексе, нашли причину этой неисправности, ее устранили спокойно. Почему не обнаружили до того,  — потому что все проверки на техническом комплексе, на стартовом, проводятся при одном давлении, — на  40 атмосферах, можно надувать до  80 шар-баллоны, но рабочее давление, после того, как происходит захолаживание кислородом бака и шар-баллон захолаживается — 230 атмосфер. Поэтому это такая сложная неисправность, которая проявилась только при подаче повышенного давления.

Нашли, отправили на технический комплекс, провели необходимые мероприятия, убедились в том, что все нормально, поехали на старт, и  результат мы наблюдали.

А.ЕРМОЛИН: Очень интересную техническую тему вы поднимаете, — собственно, что такое стартовый комплекс, что такое технический комплекс. Мы про ракеты много говорим, а в чем особенность и уникальность этой конструкции — вы говорите, что там мощная система электроники стоит, — что это такое, как комплекс?

А.ИВАНОВ: Если брать технический комплекс, это то место, куда прибывают несколько вагонов с составными частями ракеты космического назначения – первая ступень, вторая, третья. Там их  вынимают аккуратно из вагонов, происходит сборка ракеты носителя, или это пристыковка боковых блоков на  специальном стапеле, после чего кладут составные части на место подготовки, происходят электрические проверки, пневмо. Когда убедились, что все ступени нормально подготовлены, там же собирается ракета космического назначения: ступени стыкуются между собой, стыкуется космическая головная часть, — это либо космический аппарат, либо, как в данном случае, макет.

Все изделие полностью, во всей связке, перекладывается на транспортный установочный агрегат, и на этом работы на техническом комплексе заканчиваются.

Стартовый комплекс находится на расстоянии – в данном конкретном случае, по прямой, там километра 4, но железная дорога идет по дуге, — километров 7-8 от технического комплекса. Стартовый комплекс это то место, куда устанавливают ракету. Сначала проводятся опять электрические проверки – как она доехала, как она себя чувствует, проверка включения космического аппарата, зарядка бортовых батарей.

Но самая главная функциональная принадлежность стартового комплекса, обязанность его, — обеспечить заправку ракеты носителя. Там находится хранилище, огромные хранилища — 1400 кубов по жидкому кислороду, огромные емкости, в которых хранится нафтил, емкости с  гелием, — обеспечить заправку ракеты носителя и пуск. Башня обслуживания, которая установлена на конкретном стартовом комплексе «Ангары», со всеми соединениями. Которые подводятся к ракете и в автоматическом режиме должны стыковываться, освободить ее, ветровые захваты – там очень много всяких систем. И чтобы они синхронно сработали, это стоит очень большого.

Поэтому даже первый отбой пуска, который у нас произошел, пошел нам в плюс, как испытателям – мы увидели, что помимо всего прочего, в  случае возникновения нештатной ситуации, оборудование старта, оборудование ракеты ведет себя так, как и должно вести в случае нештатной ситуации. Оно все вовремя отключило, остановило подготовку запуска,  — разобрались, и дальше пошло все нормально.

А.ЕРМОЛИН: Но тут сложнейшая конструкция,  — где людей берете, как готовите, откуда опыт, если это новая система? Сколько человек обслуживают старт?

А.ИВАНОВ: На старте не обслуживают старт, а работают в момент подготовки запуска космического аппарата. Различные вещи бывали, доходило, — боевой расчет – там так называется, — туда входят военные, гражданские, — в определенные времена доходило до  700-800 человек. Но сейчас на стартах «Союзов» порядка 300-400 человек, и на «Ангаре», когда я  был, а  я был на всех попытках пусков, — мне назвали цифру порядка 380 человек. Это военные, те люди, которым сейчас принадлежит стартовый комплекс, это первый государственный испытательный космодром, которые будут его в дальнейшем эксплуатировать, и гражданские – представители тех организаций промышленности, которые создавали оборудование для стартового комплекса, которые создавали ракету.

Где и как их учить? первый испытательный космодром называется «испытательный». Изначально его предназначение – проводить испытания. Там проводятся испытания ракет космического назначения, стратегических, это очень серьезная школа, которую надо пройти, чтобы стать нормальным испытателем, нужен не один год и даже не один десяток лет. Но там школа воспитания, подготовки заложена. Ну а предприятия промышленности, естественно, те люди, которые там трудятся в КБ, заводы, которые готовят эту технику, они тоже не один год работают. Это сложный вопрос, кадровый вопрос тяжелый, но решаемый. По  крайней мере, на этом этапе нам эту проблему удалось решить.

А.КУРЕННОЙ: «Ангара» взлетела, слава богу, все отлично, будет ее несколько модификаций, — она останется пока самым интересным, самым новым, самым главным проектом Роскосмоса, или у вас есть какие-то прикидки на будущее, еще что-то создаете?

А.ИВАНОВ: Если брать подразделения по  тематике средств выведения, сейчас существует четыре класса ракет: легкий, средний, тяжелый и так называемый сверхтяжелый. Легкий класс в конце прошло7го года была запущен носитель 2-1В, самарская ракета. В этом году мы показали реально работающую «Ангара-1-2». Это легкий класс – до  3-43 тонн на орбиту высотой в  200 км.

Следующий класс средний. В среднем классе у нас работает долгожитель, легендарная королевская «семерка», «Союз», она проходит модернизацию за модернизацией, но в настоящий момент она востребована и на международном рынке, и  у нас. Существует несколько стартовых комплексов, несколько мест подготовки, и она работает.

Тяжелый класс до этого момента представлен только одним носителем — «Протон», который мы используем с Байконура.

А.КУРЕННОЙ: Приостановлены его запуски?

А.ИВАНОВ: Нет, мы уже готовим. Сейчас мы готовим «Ангару», она сегодня в ночь должна поехать с завода Хруничева на Северный космодром, это уже в  принципе создано. Сверхтяжелым класс, который был представлен за всю историю всего лишь одной ракетой, «Энергия», «ЭН-1», королевская, в свое время не полетела, когда Королев ее задумал, но не удалось ее запустить с Байконура, Лунная программа, «Энергия» тоже не пошла.

И вот сейчас пришло время, которое требует от нас разработки новой ракеты в классе сверхтяжелых. И сейчас Роскосмос выдал тактико-техническое задание некоторым предприятиям промышленности, которые захотели участвовать, на создание проекта по этой сверхтяжелой ракете. Так что это следующий наш шаг.

А.ЕРМОЛИН: Под какие задачи нужна сверхтяжелая ракета? У нас как раз вышел на связь наш постоянный активный слушатель, капитан Колесников с самыми компетентными вопросами, он  ставит вопрос шире: «Какие новые исследовательские космические аппараты готовит сегодня Роскосмос к выводу на орбиту, и  каким исследованиям уделяется основное внимание, и  что для нас важнее всего с точки зрения экономической целесообразности – исследование ближнего, или дальнего космоса?»

А.ИВАНОВ: По ближнему космосу скажу очень просто: сейчас Роскосмосом создан ряд космических аппаратов в линейке, которые касаются дистанционного зондирования земли, связных аппаратов, навигации, метео. Сейчас главная задача, и эти аппараты показали свою жизнеспособность на орбите – создать нормальные, хорошие, функционирующие группировки в  каждом этом сегменте. Для этой цели нам достаточно тех носителей, которые у нас сейчас есть – «Союзы», «Ангара», легкая «Ангара» и  легкий «Союз».

А вот задачи, которые связаны, в первую очередь, с перспективой дальнейших пилотируемых программ, с  необходимостью, — уже пора, это уже назревшая необходимость, — начало действий по Лунной программе. Ведь уже Китай отправил луноход, США ведут в полный рост подготовку со своей ракетой в своих лунных миссиях. Необходимо возвращаться к Лунной программе, Роскосмосом сейчас, совместно с  академией наук, разрабатывается предложение «Лунной программы», — задачу нам такую поставил президент в основу государственной политики к  30-му году подготовить все это. Мы сейчас и занялись подготовкой Лунной программы, а для того, чтобы ее осуществлять, нам необходим этот носитель.

А.НАРЫШКИН: В чем важность Лунной программы, что России нужно на Луне?

А.ИВАНОВ: России на  Луне, помимо тех научных экспериментов, которые там можно проводить – там масса всего интересного с точки зрения наличия воды, материалов, которые там существуют. Если бы в 1957 г. мы не вышли в космос, не было бы сейчас ни навигации, ни метео, ни связи. Поэтому это очередной шаг к тому, чтобы понять, в том числе, что нам нужно.

А.НАРЫШКИН: Сделаем небольшой перерыв на новости и  вернемся в студию.

НОВОСТИ

А.НАРЫШКИН: Продолжаем программу. Есть ли конкретные планы и даты, связанные с Лунной программой?

А.ИВАНОВ: Конкретные планы, естественно, есть Я уже говорил, что у нас целая рабочая группа вместе с  Академией наук, рассматривала и формировала эту Лунную программу. Она будет задействована у нас поэтапно. Первый отрезок этой работы, к концу этого десятилетия — космические аппреты уже изготавливаются, — будет создан целый спектр космических автоматических аппаратов с посадочным модулем, Луна-грунт, которые будут достигать поверхности Луны, проводить исследования, в том числе, по возвращению грунта на землю.

А.НАРЫШКИН: К  2020 году?

А.ИВАНОВ: Первый космический Лунный аппарат будет. Существуют определенного рода проблемы – у нас же международная кооперация, в том чисел, поставки научной аппаратуры нашими зарубежными партнерами. Тем не менее, сейчас формируется новая федеральная космическая программа, где все это расписывается.

Вторым этапом сейчас уже начата работа над новым перспективным пилотируемым космическим кораблем, который придет на смену «Союзу», и основная задача которого будет посещение дальнего космоса, — Луну уже можно отнести в некотором понимании к дальнему космосу. Наоборот, мы в последнее время занимались только ближним, и все пилотируемые программы у нас проходили от  200 до 400 километров, а здесь гораздо больше расстояние, скорость уже другая, вторая космическая, — там свои проблемы.

Поэтому на следующем этапе, если эту программу нам утвердят, будем создавать некие орбитальные станции не околоземные, а окололунные, – это в  программе прописано. Ну и в дальнейшем, в районе 30-40 гг. уже создание сначала окололунных станций, в дальнейшем рассматривается вариант и создание вариантов поселения на лунной поверхности.

А.НАРЫШКИН: К  2020 г. луноход будет на Луне?

А.ИВАНОВ: «Луна-грунт», «Луна-глоб», — в районе 2020-2021 гг.

А.КУРЕННОЙ: Но он беспилотный?

А.ИВАНОВ: Естественно, чтобы создать лунное поселение на Луне, если мы в районе Земли еще можем жить на кораблях, там же жесточайшая радиация, это уже полностью открытый космос, там рассматриваются варианты, чтобы создать поселение на Луне, а его так просто не создашь. Там различного рода варианты рассматриваются, в том числе вплоть как землянка – глубоко вошедшее в грунт для того, чтобы уйти от всех этих вещей Достаточно ядовитая лунная пыль, она имеет свои проблемы к жизни на Луне. Поэтому вопрос прорабатывается – во-первых, это не очень дешево, это очень дорого. Поэтому сейчас идет проработка всего.

А.НАРЫШКИН: Но к 2020 г. Будет луноход. Когда российские космонавты сумеют вступить на Луну?

А.ИВАНОВ: В нашей программе это в районе 30-35 гг.

А.НАРЫШКИН: Поселения?

А.ИВАНОВ: Это гораздо сложнее. Участки на Луне уже продавались неоднократно. Сейчас Лунная программа обсуждается, ведь, сколько союзников, столько и противников всего этого. Но  программа создана и проходит сейчас обсуждение.

А.ЕРМОЛИН: Нет ощущения, что мир возвращается к политической конкуренции в космосе вместо того, чтобы развивать международное сотрудничество?

А.ИВАНОВ: Во-первых, конкуренция в космосе никогда не исчезала, а во-вторых, вы правы, но для того, чтобы выходить на нормальное сотрудничество, когда ты туда выйдешь голый и босой, тебя быстро оттеснят. А когда ты выйдешь и скажешь, что ты что-то можешь, с тобой гораздо быстрее пойдут на сотрудничество.

Яркий пример тому – орбитальная станция «Салют», «Мир» — были у нас. А какое дальше продолжение? — МКС, и там уже пошли на сотрудничество. Это все прекрасно понимают. Поэтому когда мы будем иметь определенные проработки, естественно, мы пойдем на международное сотрудничество. К  примеру, проект международный, который сейчас идет, который в районе 2020-2022 гг. будет осуществляться, так называемый «Экзо-Марс» — по экспедиции, беспилотной, автоматической на Марс, доставку туда марсохода.

А.НАРЫШКИН: Совместный?

А.ИВАНОВ: Совместный. Когда посчитали, что, сколько стоит, — естественно. И здесь будем применять все варианты. Нужно использовать все для того, чтобы выполнить задачу, которая поставлена.

А.ЕРМОЛИН: Как регулируется юридически интеллектуальный вклад в разработку таких программ? Это же самые последние достижения, есть международные нормы, которые регулируют эти отношения?

А.ИВАНОВ: Конечно. Сейчас не хочется влезать в  эти юридические перипетии, но вы правы, это очень сложный процесс. Когда в Бремене, перед запуском аппарата «Колумбус», который шел к  МКС, мы туда прибыли, нам показали международную космическую станцию, которая у них стоит в  ангаре, в монтажно-испытательном корпусе для доработки всего, и когда мы поднялись наоборот, нам показывали, как хорошо здесь японский модуль стыкуется, здесь американский, и потом такая фанерная дверь, мы  спрашиваем – что за ней? – туда нельзя, там русский сегмент, — так что юридические тонкости всегда присутствуют, без них никуда не денешься.

А.НАРЫШКИН: Вернемся к «Ангаре». Первые испытания состоялись. Вторые когда ожидаются?

А.ИВАНОВ: Два железнодорожных состава уже отправились на  Плесецк. Груз крайне негабаритный, это не просто вагоны, а очень большие – расстояние между колесными парами большое, длина ступеней серьезная. Поэтому было принято решение груз расцепить и  отправлять двумя этапами. Первый отправляется, следом идет второй. Сразу же по прибытии на Плесецк начинается подготовка ступеней, разгонного блока – мы планируем декабрь, совместно с  Минобороны.

А.НАРЫШКИН: Это сверхтяжелая?

А.ИВАНОВ: Тяжелая. Это тот класс, которого никогда не было на территории РФ. И когда комплекс «Ангара» начал создаваться, главная задача была создать на территории РФ  весь спектр средств выведения, который может обеспечить всю космическую программу России. Мы сейчас к  этому подошли вплотную.

А.КУРЕННОЙ: Вы нам обещали рассказать про «Протоны» — возобновляем пуски?

А.ИВАНОВ: Естественно, возобновляем. Та ситуация, которая произошла 16 мая, когда мы получили аварию «Протона», отработала межведомственная комиссия. Причину в принципе определили. Это неисправность внутри турбонасосного агрегата двигателя третьей ступени. Он разрушился, после чего ракета отклонилась от  курса, прошла команда на аварийное отключение двигателей и дальше она просто падала. А поскольку при входе в плотные слои атмосферы она еще была заправлена, — взрыв, и все разметало по большой территории.

Комиссия отработала, в целом эта авария отличается очень серьезно от всех аварий, которые были в последнее время. На предыдущих авариях практически в течение недели доходили до того, что знали фамилию того, кто стал виновником аварии. Это и  авария с ГЛОНАСС в прошлом году, и предыдущие. Здесь по подготовке ракеты носителя, двигателя третьей ступени, турбонасосного агрегата, проверили все – все находится в глубоком допуске по статистике. Рентгенографию смотрели, подшипники – все смотрели. То есть, сделан вывод, что это некое нарушение технологии сборки турбонасосного агрегата. Восстановить невозможно, поскольку матчасть невозможно найти.

Было принято решение о том, чтобы убедиться в том, что на остальных блоках технология не нарушена, о переборке всех турбонасосных агрегатов третьей ступени. Исходя из этого график запусков подкорректирован, не все пуски в этом году нам удастся выполнить, но для того, чтобы идти на следующий пуск, мы  должны быть абсолютно уверены.

Введены дополнительные проверки, дополнительный контроль, видеодокументирование.

А.КУРЕННОЙ: Санкций к производителю не применяли? Надо же как-то воздействовать.

А.ИВАНОВ: Необходимые дисциплинарные взыскания объявлены. Но самое главное – убедиться, что люди, которые это делали, понимали, что они делают и готовы сделать все, чтобы в данной ситуации технология больше никогда не была нарушена. И те предложения, которые сделали люди, которые этим занимаются, свидетельствуют о том, что они сами заинтересованы, чтобы такого никогда не повторилось, и сейчас они очень активно работают. Это же огромная работа – вернуть ступени с космодрома сюда, перебрать их.

Но первый пуск пока в плане стоит на  28 сентября.

А.ЕРМОЛИН: Судоплатов описывает историю, когда был первый атомный взрыв, что Берия был настолько взволнован, что подбежал к Курчатову и сказал: вы даже не представляете, что бы с нами было, если бы она не взорвалась. Это к  вопросу установления фамилий. Это же даже не миллионы долларов коту под хвост. Какие есть способы воздействия в таких ситуациях?

А.ИВАНОВ: Начнем с того, что ракетно-космическая промышленность, это та лакмусовая бумага, состояние всех точнейших направлений промышленности вообще. Тысячи предприятий задействованы на то, чтобы эта ракета полетела. В последние годы, начиная с 90-х, вы представляете, что происходило в промышленности. Кто-то переходил на кастрюли, откуда-то убирали военную приемку, что-то еще, конверсия, и так далее. Сейчас мы из этого состояния потихоньку выходим.

Я честно скажу, когда я Рогозину докладывал по результатам этой аварии, я честно доложил на  ВПКомиссии, что таких аварий я  в последнее время не помню. Она мне напомнила золотые годы советского времени, когда долго пытались разобраться, в чем, и находили вероятные причины. Здесь то же самое.

Произошло что-то непредвиденное, потому что все документы, все, что необходимо, — заводы начинают учиться работать по-нормальному, собирать ракетно-космическую технику. И здесь не  столько нужно наказать, расстрелять или повесить кого-то – это совершенно незачем делать Люди, которые признают свои ошибки и их исправляют, с ними можно работать.

А.ЕРМОЛИН: Я просто пытаюсь понять, как воздействовать на того же рабочего.

А.ИВАНОВ: Воздействовать только одним: создать ему нормальные условия для работы, для контроля этой работы. Та операция, о которой вы говорите — речь идет о датчике угловой скорости, который был перевернут, — это операция так называемого тройного контроля – один выполняет, второй читает документы, третий смотрит, как выполняется. Это было нарушено. Ну, человек перевернул, — конечно, я не представляю, как это можно было сделать, но это было сделано, чтобы навести порядок в организации, качестве, культуре производства, — для этого и происходит реформирование отрасли, сейчас создается Объединенная ракетно-космическая корпорация, в которой вопросы надежности стоят на одном из первых мест. Усилия прилагаются очень серьезные, и я не сомневаюсь, что они принесут пользу.

А.ЕРМОЛИН: Как воссоздать инженерную культуру? Вряд ли бы такое произошло на немецком заводе.

А.ИВАНОВ: А вот сейчас она в процессе возвращения. И военная приемка – сейчас Минобороны предприняло все шаги, чтобы восстановить ее. На некоторых предприятиях количество военных представителей уже даже превышает то, что было до того, как начали разгонять. Одно маленькое «но» — преемственность нарушена, время ушло, и пока коллектив не будет воспитан, когда он инженерно не начнет понимать, что он делает – здесь определенное время есть. Нет ни у кого волшебной палочки. В  90-е, начале 2000-х тысячи инженеров уходили из отрасли, и это все надо восстанавливать, это тяжелый, кропотливый процесс.

И огромное спасибо руководству страны, правительству за то, что они понимают этот процесс и не стали нас всех после аварии начинать расстреливать и вешать мы доложили правду, прекрасно понимаем, как выходить из этой ситуации, разработали мероприятия, и они пошли навстречу, сказали – вперед, делайте. И  с «Ангарой» после первой неисправности президент РФ сказал – разбирайтесь, и только по готовности проводите пуск, когда будете уверены. Разорались, провели пуск. Это сложная вещь, испытания, от этого никуда не денешься.

А.НАРЫШКИН: Следующая тяжелая версия «Ангары» куда полетит?

А.ИВАНОВ: Основная цель этого испытательного полета – отработать полностью трассу до  геостационарной орбиты.

А.НАРЫШКИН: Когда будет первый серьезный пуск, не вхолостую?

А.ИВАНОВ: Это было не вхолостую, это был первый комплекс, который создан в  РФ, первый комплекс со времен «Энергии» и «бурана» и  «Зенита». Никуда не денешь эти 30 лет, надо научить делать, изготавливать и  пускать такие ракеты.

А.НАРЫШКИН: Когда можно будет использовать «Ангару»?

А.ИВАНОВ: Первые ракеты заказаны Минобороны, они уже заказаны под конкретные нагрузки. После того, как в декабре, дай бог, пройдет успешный пуск, дальнейшая летная программа испытаний комплекса будет проходить только с космическими аппаратами.

А.НАРЫШКИН: Первая дата – когда?

А.ИВАНОВ: Это, наверное, 2016-2017 гг.

А.ЕРМОЛИН: Нет идеи развивать вашу отрасль, привлекая частный капитал? Бытует мнение, что так гораздо дешевле, — например, как в США.

А.ИВАНОВ: Очень хорошая фраза «бытует мнение». По определенным каналам бытует мнение, что там проходят большие государственные дотации на проведение этих пусков, — чтобы сбросить цену на рынке. Такое мнение тоже бытует, — это не моя точка зрения, я слышал об этом. Это первое. А второе – мы полностью открыты к работе с частными компаниями, у нас появляются конкретные предложения, в том числе, по космическим аппаратам, чуть осторожно подходят компании. Которые предлагают пока свои мысли по средствам выведения. Поэтому «Фалькон-9» — мы до этого еще не дошли, но по космическим аппаратам частный сектор уже начинает работать достаточно серьезно.

А вот средства выведения – пока мы за счет государства. Но если такие — я  определенным товарищам уже дало такие задачи проработать, лично сам, пока ответной реакции нет, но будем ждать. К этому все равно придем, как только появится слово «конкуренция», появятся и частные фирмы.

А.КУРЕННОЙ: Помимо «Фарнборо», есть санкции, которые серьезно повлияли на работу Роскосмоса – на международную кооперацию, на сотрудничество?

А.ИВАНОВ: Знаете, нам все больше почему-то грозят. Грозят и грозят. Мы говорим: ну, ладно, бог с вами, раз уж так пошло, вы до 2024 хотите использовать МКС, а мы будем до 2020, Т С нами начинают разговаривать: давайте все-таки протянем еще немного. Ну, отказались они, наши товарищи из Канады, от пуска аппарата – кроме ущерба от  санкций канадского правительства для канадской фирмы, она ничего не принесла. Они сейчас будут искать новый носитель, тратить новые деньги на адаптацию. По-моему, они сейчас обратились в суд, и там кто кому платить будет, неизвестно. Пока по международному сотрудничеству мы работать продолжаем, готовы сотрудничать. Если нас будут совсем зажимать и ставить неприемлемые условия, мы найдем, чем ответить.

А.НАРЫШКИН: С Украиной сложности есть?

А.ИВАНОВ: Украина делает ракету «Зенит», которая используется для морского старта – это частное мероприятие. И на Байконуре есть стартовый комплекс «Зенита» в рамках международных космических услуг. Но у них очень серьезные проблемы с изготовлением этих ракет. У них практически нет денег там, где надо. По нашим заказам мы доплачиваем – в качестве теста, когда они изготовили ракету в мае. Было поставлено условия, чтобы дальнейшие разговоры с ними были только после того, как ракета окажется на нашей территории. Ракета на нашей территории, мы продолжаем с ними сотрудничество, и  пока здравая мысль у тех, кто занимается экономикой, присутствует у них.

А.НАРЫШКИН: То есть, сотрудничество продолжается?

А.ИВАНОВ: Если мы заплатили деньги им заранее, мы должны получить продукцию. И второе – импортозамещение. Если мы смотрим, что что-то можно у них получать дешевле, чем создать у нас – мы продолжаем с ними работать. Пока мы работаем.

А.КУРЕННОЙ: По  морскому старту – принято решение, что Роскосмосу он не особенно интересен, сама платформа?

А.ИВАНОВ: Нет, это уникальный старт и уникальное судно, но  маленькое «но» — все это сооружение находится на территории США, что мы туда повезем? Наши военные аппараты? Чтобы нам потом заблокировали пуск? это первое. Второе  — это частная организация, которая имеет огромные долги. Вот когда они разберутся с  долгами, может быть, тогда решится вопрос, как нам предлагают, Владивосток или Бухту золотой Рог, тогда можно об этом говорить. Но пока как вкладывать государственные деньги в то, что не имеет пока реальной возможности существовать?

А.ЕРМОЛИН: Слушатели спрашивают, Кто из писателей-фантастов наиболее популярен сейчас среди ваших коллег?

А.ИВАНОВ: Знаете, мы практики. Тактико-технические задания, эскизные проекты, рабочая документация – честное слово, не до фантастов. Разрешите, поскольку я понимаю, что у нас диалог заканчивается, в коцне еще вернусь к «Ангаре». «Ангара» это было первое ракетное соединение, которое было создано на севере в  1957 г. и получило кодовое название «Ангара». Там сейчас создан ракетно-космический комплекс «Ангара». 15 июля — годовой праздник первого государственного испытательного космодрома Плесецк. Поэтому и я там служил, и у меня масса знакомых, и  «Ангара» оттуда полетела 9 июля в качестве подарка к этому празднику.

Поэтому разрешите поздравить Минобороны, всех моих коллег, государственный испытательный космодром с этим праздником и пожелать много новых успешных стартов, в том числе и  старт Ангары-5.

А.КУРЕННОЙ: А мы присоединяемся.

А.НАРЫШКИН: Обязательно присоединяемся. Спасибо вам огромное.

Комментарии

7

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


diciotto 15 июля 2014 | 00:37

Радует, что в нашей космонавтике есть адекватные и целеустремленные люди. Вселяет оптимизм.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

kaplan911 15 июля 2014 | 02:48

// Ракета "Ангара" и новые проекты Роскосмоса...//
Неймется кому-то. Все воевать настроены....


dmitri4 15 июля 2014 | 03:52

1. Аналогичная космическая ракета создана и запущена частной компанией в США и стоимость по сравнению с Ангарой в 3 раза дешевле и без баллистических испытаний
и "доводок".
2.Зачем оформлять и отправлять на" проходную выставку" 600 человек? Благо британцы
экономят России несколько десятков миллионов фунтов и оформили визы только 150 туристам .


man_with_paddle 15 июля 2014 | 07:47

Что за система? Фалкон Хэви не предлагать - не сопоставима она с Ангарой ни разу.


dmitri4 15 июля 2014 | 05:21

Более прогрессивное решение это многоразовый корабль типа ШАТЛ, с 1981 по 2011гг.
было произведено 136 запусков в космос (2трагические аварии). СССР произвёл один опытный вылет Бурана вокруг земли беспилотный с помощью носителя Энергии в 1987г.
И на этом работы забросили, а сейчас в США ведутся на конкурсных основах новые разработки Шатлов.


man_with_paddle 15 июля 2014 | 07:50

А если еще посчитать - сколько стоит полет Шаттла по сравнению с запуском Союза или Протона... И новые разработки Шаттлов - это про что? Я-то грешным делом думал, что сейчас Америка вернулась к концепции капсульных кораблей - программа "Созвездие", "Орион" и т.д. Т.е. ни разу не Шаттл. А тут вона чо!


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

valharenems 17 июля 2014 | 20:47

Если вдруг упал ПРОТОН
То виновен Вашингтон
Если министр обороны
Платит билядям миллионы
Если Путэн строит дачи
Если в думе черти скачут
Если падают зарплаты
Виноваты в этом штаты
От Алабамы и до Юты
Но совсем совсем не Пукин

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире