'Вопросы к интервью
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Доброй ночи. 00:08. Программа «Аргентум» на «Эхо Москвы». Здравствуйте.
А. ПЛЮЩЕВ: Доброе ночи. Я сегодня немножко в другом месте нахожусь, не в студии Москвы, но слышно меня, надеюсь, хорошо. Дело в том, что сегодня наша студия оккупирована целым коллективом творческим фильма «День радио». Он же – творческий коллектив фильма «День выборов». Некоторые, до сих пор, несмотря на строгий запрет, продолжают злостно говорить по мобильному телефону. Я их наблюдаю издалека, нахожусь в другой студии. Ларисочка, ты меня слышишь?
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да! Михаил Козырев, продюсер, Леонид Барац, артист театра «Квартет И», Ростислав Хаит , артист театра «Квартет И». Смс — +7-985-970-45-45.
А. ПЛЮЩЕВ: Они должны писать?
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да. Если они говорят по телефону, пусть и пишут смс.
Л. БАРАЦ: Пусть Слава пишет.
Р. ХАИТ: Здравствуйте, ребята. Расскажите о насущных проблемах, наболевших вопросах. Я хочу сказать, что нужно запустить линию одежды «Плюшев ком». Это хороший бренд.
М. КОЗЫРЕВ: Я почти тебя не слышу.
Р. ХАИТ: Миша, шапку сними.
М. КОЗЫРЕВ: Не могу, это имидж.
Р. ХАИТ: Мы пока будем подготавливаться, время пройдет. Нам надо про фильм говорить.
Л. БАРАЦ: Во всех кинотеатрах с 20 марта фильм «День радио». Если кто-то случайно это пропустил, то 20 марта во всех кинотеатрах будет фильм «День радио». Вы задавайте вопросы.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Смотри, сами не могут, мы требуемся.
А. ПЛЮЩЕВ: Мы думали, что вы сами будете вопросы задавать.
Л. БАРАЦ: Саша! Учитывая Броуновское движение, вы не только задавайте вопрос, но и назначайте отвечающего.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Нет, мы не можем на это пошли.
А. ПЛЮЩЕВ: Отвечает Михаил Козырев. Ладно, хорошо. Я был очень рад, что фильм «День радио» выходит на экраны, поскольку, когда у меня в отсутствие Р. Хайта здесь были Л. Барац и М. Козырев, тогда уже шла речь о том, что «День радио» фильм будет, но я не знал, что так скоро. Получается, что вы фильмы, как пирожки печете? Вы начали его снимать еще до того, как он вышел на экраны? Отвечает Ростислав Хаит.
Р. ХАИТ: Спасибо большое. На самом деле фильм «День выборов» мы сняли аж в начале сентября 2006 года. Он просто вышел на экраны через год, поэтому не то, чтобы «пирожки печем». «День радио» мы начали снимать в декабре 2007 года и через полгода он выходит на экраны. Никаких пирожков, серьезное кулинарное произведение.
А. ПЛЮЩЕВ: Я предупрежу наших слушателей и зрителей, что я не буду показывать отвечающего, потому, что гораздо интереснее смотреть на тех, кто не отвечает, пока он там корячится.
Р. ХАИТ: Я просто хочу сказать, что сравнение с пирожками у нас вызывает неприятные ассоциации. Лучше пирожки не употребляйте.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Расскажите про фильм!
Р. ХАИТ: Я с удовольствием. Пока Слава будет кусать микрофон… Нет, вы назначайте.
Л. БАРАЦ: Все, кто смотрел спектакль, немного понимают, о чем идет речь. Мы переделали, написали киносценарий, там появилось много разных дополнительных линий. Но все основное осталось. Потому, что это проверенное временем, эти шутки прошли испытания огромным количеством зрителей. Так почему же их выбрасывать? Снял фильм режиссер Дима Дьяченко, один из самых внятных и вменяемых людей, которых я знаю и из режиссеров, который удивительно сочетает в себе возможность настоять на своем и прислушаться. Это две вещи практически всегда несовместимые. У него идеальные параметры торса, у него огромные, 3-метровые ноги. Это проблема.
М. КОЗЫРЕВ: Мы всегда питаем иллюзии перед тем, как столкнуться с творческими людьми, что самым главным должно быть качество чувства, понимания, взаимодействия.
А. ПЛЮЩЕВ: Самое главное – гонорар.
М. КОЗЫРЕВ: Ответ неверный. Просто адекватность.
Р. ХАИТ: Ответ верный, просто чувство, вменяемость – и тогда у тебя большой гонорар.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Скажите, он над вами издевался?
Р. ХАИТ: Нет.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Не заставлял снимать кадры в холодной воде?
Л. БАРАЦ: Нет. Мы совмещаем в себе актеров, авторов сценария и продюсеров.
Р. ХАИТ: Там в начале фильма есть животные в клетках – это все переодетые мы.
Л. БАРАЦ: Здесь на одном из мониторов написано «Режим энергосбережения». Это не значит, что мы взорвемся?
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Нет. Просто нас скоро выключат.
А. ПЛЮЩЕВ: Дело в том, что мы уже 10 минут разговариваем и я вдруг представил себе лицо нашего начальника. И оно так говорит мне: «Саша, ты знаешь, мне казалось, что у тебя музыкальная передача, почему разговариваете о кино?»
М. КОЗЫРЕВ: Давайте мы будем, отвечая, петь.
Р. ХАИТ: В разных жанрах.
А. ПЛЮЩЕВ: Просто фильм «День выборов» был очень музыкальным. Мне казалось, что «День радио» должен был бы продолжать традицию, а там нет ни одной композиции.
М. КОЗЫРЕВ: Разница между фильмами в том, что один тональный, другой а-тональный. Здесь нужно девятую штуку поставить. На самом деле, одну вещь, как я клялся не говорить словосочетание «на самом деле», но не сдержал. Смысл в том, что в конечном счете ты приходишь к выводу, что все нужно контролировать до мельчайших деталей самим. Потому, что если в данный момент между нами и слушателями есть только микрофон и единственный человек с кнопкой, то в кино, между твоим замыслом и тем, что на экране, есть сотни людей и каждый из них может все запороть полностью. И поэтому ты зависишь от абсолютно неизвестных составляющих и тебе приходится во все вникать. Кто бы мог представить себе, что ребята будут проводить сутки по телефону, выясняя особенности цветопередачи при перегоне фильма на пленку? А я узнал, что монтируется фильм в студии по 25 кадров, а в кино он пойдет на 24, поэтому все немного медленнее. И для того, чтобы этого избежать, особенно для песен, все пропускается через небольшое ускорение, чтобы потом пришло в норму. Вот такая фигня.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Это так интересно!
А. ПЛЮЩЕВ: Второй фильм снял, только понял.
М. КОЗЫРЕВ: При этом нужно сказать, что нам с командой повезло, поэтому грех жаловаться. Эти сто человек, надеюсь, ни на одном из них не будет сбоя.
Л. БАРАЦ: Еще они позволили совать нос во все эти дела.
А. ПЛЮЩЕВ: Ладно, не подводите. Давайте послушаем музыку, соблюдем формальность.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: А что мы будем слушать?
Л. БАРАЦ: Сначала нажмите, а я скажу, то или не то. Нет, на один трек… В принципе, это тоже можно. Фильм начинается с этой вещи. С унылого ощущения какого-то заброшенного порта. Это кампучийский рок, записи, которые были обнаружены, когда этих групп уже не стало.
(Звучит песня)
Р. ХАИТ: Мы можем рассказывать, что происходит в кадре.
Л. БАРАЦ: Эта вещь не может звучать полностью, это может вывести из себя кого угодно. Все песни исполняются на аутентичном камбоджийском языке.
Р. ХАИТ: Я эту песню столько слушал и думал, что знаю ее наизусть. И в любое время ночи, когда меня будят, начинаю напевать.
А. ПЛЮЩЕВ: Давайте вернемся к программе. Ведь есть люди, которые не смотрели и не знают про «День выборов», про предыдущую вашу работу.
М. КОЗЫРЕВ: Я таких людей не знаю.
Р. ХАИТ: Я тоже.
Л. БАРАЦ: Живут где-то на острове…
Р. ХАИТ: Даже Д. Медведев знает.
А. ПЛЮЩЕВ: Ну, ему положено знать про день выборов немного.
Р. ХАИТ: Есть шутка. 2028 год. Путин звонит Медведеву: «Дима, я не помню, кто из нас сейчас президент?»… У нас принцип такой. Лидеры страны меняются по одному и тому же принципу – Ленин Лысый, Сталин волосатый и т.д. Путин лысый, Медведев волосатый. Путин лысый, Медведев волосатый.
М. КОЗЫРЕВ: У Путина аббревиатура ВВП, а у Медведева – ДАМ. Получается ДАМ ВВП.
А. ПЛЮЩЕВ: Раньше мы удваивали ВВП, а теперь интересная перспектива открывается. «День радио». Был такой спектакль. И есть до сих пор. Видоизменяющийся немножко, поскольку там введена новая группа, существует уже 7 лет. Тем не менее, все-таки, решили его «окартинить». Не жалко?
Л. БАРАЦ: Мы после «Дня выборов» хотели снимать другой фильм..
А. ПЛЮЩЕВ: Хотели пойти и утопиться, скажите честно.
Л. БАРАЦ: Почему? Мы хотели снять фильм по спектаклю, по сценарию спектакля «Быстрее, чем кролики». Пошли искать деньги. И все посмотревшие спектакль, сказали, что это лучший ваш спектакль, но денег не дадим.
М. КОЗЫРЕВ: Тогда мы их заперли в подвалах и долго были.
А. ПЛЮЩЕВ: Но Козырев же не участвует в спектакле.
Л. БАРАЦ: Нет, но действует быстрее. И мы подумали, а не снять ли нам тогда….
М. КОЗЫРЕВ: …тёлок.
Р. ХАИТ: Господа! Михаил Козырев потерял человеческий облик.
А. ПЛЮЩЕВ: Прорвалось…
Л. БАРАЦ: Мда… И тогда мы решили снять «День радио»…
Р. ХАИТ: Я хочу напомнить, что у нас здесь ночь, а в каком-нибудь Майями день и нас там слушают.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Конечно! Весь Майями не работает.
Л. БАРАЦ: Вот такая история произошла.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Мы начали с вопроса, что есть люди, которые не смотрели спектакль «День радио».
А. ПЛЮЩЕВ: А им будет понятно?
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Да подожди ты!
Л. БАРАЦ: Они даже друг друга перебивают….
А. ПЛЮЩЕВ: У нас на радио все время так.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Изложите сюжет немножечко…
Р. ХАИТ: На одной радиостанции «Как бы радио», должен состояться радиомарафон и они за 10 минут до него узнают, что точно такой же марафон, на эту же тему, идет на конкурирующей радиостанции. И за 10 минут нужно придумать новую тему. Они высасывают ее из пальца и раздувают в течение 2 часов марафона. И успешно все заканчивается. Понятно, что это все обрастает какими-то деталями, фальсифицированием массовым фактов и еще каких-то дел.
М. КОЗЫРЕВ: Я добавлю, что если «День выборов» был и есть спектаклем и фильмом о цинизме выборной системы и политической системы, то «День радио» — это спектакль о цинизме СМИ и, в частности, тех людей, которые ими управляют, когда из ничего…
Р. ХАИТ: На самом деле, при этом писали мы не про это. Потому, что тема выборов, мы хотели расписать следующий день и выборы взяли, как тему. В фильме мы видим нормальные человеческие взаимоотношения.
Л. БАРАЦ: Последнее время все фильмы либо о наркоманах, либо о проститутках, ментах, суперменах. Фильмов о людях почти нет. О тех людях, которых большинство. И «День радио» — фильм о тех людях, которые на радио, офисе.
А. ПЛЮЩЕВ: Чем отличается фильм от спектакля? Как я понимаю, в «День выборов» вошло много из «Дня радио», например, музыкальные номера.
М. КОЗЫРЕВ: Только музыкальные номера и вошли.
А. ПЛЮЩЕВ: У меня программа про музыку.
М. КОЗЫРЕВ: Ну добавились одна-две сюжетные линии. Добавилась линия парохода, терпящего бедствие. Маленький пароходик, а мы делаем вид, что это большой лайнер. Мы в спектакле это рассказываем, а здесь показываем, как плывет этот корабль. Там капитан, матрос, дрессировщица в исполнении Амалии Мордвиновой.
А. ПЛЮЩЕВ: Слава, Вы с Амалией в одних сценах снимались?
Л. БАРАЦ: Нет. Её всё время тошнит. Возвращаясь к фильму, для людей, которые долгие годы влюблены в спектакль и знают, о чем он, наибольшее удовольствие доставят те вещи, о которых мы всегда гипотетически говорили, а здесь они предстают воочию. Я не был в Одессе, где снималась Находка…Для меня это было чистое наслаждение. Наконец, я увидел этот баркас.
М. КОЗЫРЕВ: У нас группа «Чайф», которая застревает в лифте.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ее слышно.
М. КОЗЫРЕВ: А теперь ее и видно. Они приезжают, долго стоят в пробке. Шахрин говорит, что устал, не хочет больше быть легендой рока. «Я старенький , мне жарко, мне плохо».
Р. ХАИТ: Я хочу добавить, что на протяжении многих лет ребята умудряются задействовать в своих проектах круг своих друзей. И получается так, что в каждом из них находится место, хоть и маленькое, самым разным актерам, друзьям, приятелям. И калибр их остается очень высоким. А разнообразие в фильме гораздо больше, чем в спектакле, если в спектакле чередуются ди-джеи, то в фильме они есть все, только в разных ролях.
М. КОЗЫРЕВ: Я бы употребил слово «ипостасях».
Р. ХАИТ: Я подписывал контракт на неупотребление этого слова.
Л. БАРАЦ: Они в разных ролях, а не ипостасях. Я не вижу субстанции в нашем споре.
А. ПЛЮЩЕВ: Слово это вылетело из хит-парада самых смешных слов.
Л. БАРАЦ: И еще одна вещь, которая отличает фильм от спектакля.
Р. ХАИТ: Он показывается на экране, а спектакль на сцене.
Л. БАРАЦ: Если кому-то придет в голову проверить, есть ли за экраном живые люди, можете этого не делать, их там нет. Но неожиданная вещь – это то, что чудесные Кортневские песни, которые вызывают невероятную реакцию в зале, они же, как правило, драматургически имеют развитие всегда и их нельзя прерывать. Как только врезаешь внутрь какой-то другой кусок, они вдруг теряют последовательность развития событий. И еще несколько номеров было использовано в «Дне выборов»,
М. КОЗЫРЕВ: А в фильме приходится их рвать, приходится что-то вставлять, чтобы не терять ритм фильма. И тогда они погибают. Песни погибают, потому, что не очень понятно. Вчера мы смотрели сериал и там звучат песни полностью и они украшают, а тут мы решили…
Л. БАРАЦ: Мы решили просто пойти по пути того, чтобы пригласить группы, которые играют сами себя. На этот марафон приезжает Мумитроль и поет песню «Бермуды», два поворотных момента нужно было найти заново. Это момент, когда гаснет электричество и что-то должно принципиально иное произойти. И Снежинки уже нет.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Люди очень интересовались судьбой Снежинки.
Л. БАРАЦ: Мы недавно общались с ней, она передавала привет. И финал, когда должна прозвучать чудовищная блатная песня в исполнении музыкантов, которые идут на такого масштаба компромисс. И здесь надо отдать должное, рассказываем прямо все….
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Конечно!
М. КОЗЫРЕВ: Есть восхитительный талант – Коля Фоменко. С ним работать огромное удовольствие. Мы долго спорили именно по этому моменту. Это должно быть некрасиво, потому, что когда «Несчастный случай» исполняет «С одесского кичмана», это звучит красиво и не может вызвать реакцию ужаса.
Р. ХАИТ: А нам она нужна была в кино!
М. КОЗЫРЕВ: И на первой же встрече с Колей Фоменко, он сказал: «Я знаю! «Вязанный жакет»».
М. КОЗЫРЕВ: Он ее и поет. У нас, к сожалению, нет ее с собой.
А. ПЛЮЩЕВ: А что есть?
Р. ХАИТ: Есть много. Я хотел вам показать камбоджийский рок! Есть клип «Бермуды». Чудесно!
Л. БАРАЦ: А может Бабкина послушаем? Как раз тот момент, когда выключается свет, и здесь рефлексии наших героев по поводу цинизма ситуации.
М. КОЗЫРЕВ: Они вдруг останавливаются и думают: «Господи! Что мы делаем»
Л. БАРАЦ: Миша говорит: «Мне 40 лет! Чем я занимаюсь! Маккартни в моем возрасте «Yesterday» написал, Гагарин в космос полетел, Пушкин уже умер».
(Звучит песня)
А. ПЛЮЩЕВ: Мне казалось, или фильм сначала позиционировался, как комедия?
Л. БАРАЦ: Это единственный момент, даже в самой комедийной комедии нужно давать людям отдышаться.
А. ПЛЮЩЕВ: У Лары даже тушь потекла.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Лучший друг героя погибнет?
Л. БАРАЦ: Нет, выживет. Он просто упадет за шкаф. Сцена диалога, когда у Славы звонит телефон и он говорит: «Ты смотри, что творится! Пошли смс на короткий номер, твои 2 доллара спасут бородатую выхухоль».
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Михаил Козырев, продюсер, Леонид Барац, артист театра «Квартет И», Ростислав Хаит , артист театра «Квартет И» сегодня в эфире. Телефон для смс — + 7 -985-970-45-45. И Сергей задает вопрос: «Когда будет диск саундтрек «Дня выборов»? Надоело искать по пиратским сайтам».
Л. БАРАЦ: Вот тебе раз! А Миша сказал, что уже есть.
М. КОЗЫРЕВ: Фильма. Спектакля точно есть саундтрек.
Р. ХАИТ: И продается точно у нас в театре.
Л. БАРАЦ: Я неожиданно для себя обнаружил, что есть, оказывается, диск и «Дня выборов». Могу сказать, что набор песен на пластинке не точно отражает набор песен в фильме. Но узнать его можно легко, поскольку обложка этого диска такая же, как был…
М. КОЗЫРЕВ: Все фамилии на та-та-та, можно было делать и образовывать.
А. ПЛЮЩЕВ: У нас часто гостей пробивает на воспоминание детства.
Р. ХАИТ: Еще они придумали прекрасные скороговорки про Питчула.
Л. БАРАЦ: Чучело Питчула пучило. И пугало Пикуля пукало. Извините. 20 марта во всех кинотеатрах.
А. ПЛЮЩЕВ: А как вы сами оцениваете, был ли успех у фильма «День выборов», потому, что приходилось слышать разные оценки. И оценки о его окупаемости. Вы сами как оцениваете?
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Подождите. Все реплики, которые были присланы на наш Интернет-сайт, все совершенно восторженные. Все говорят, что «День выборов» просто замечательный.
Л. БАРАЦ: Вот это и пугает. Это лестно, приятно, но нам кажется, что в силу объективных и субъективных причин, как кино, «День выборов» проиграло спектаклю. Там не очень найдет киноязык. Повторюсь, на то было много объективных причин, в том числе то, что мы, например, повинны в этом. Но реакция на фильм просто замечательная, 90 процентов народа, которые посмотрели фильм, наши знакомые, им всем нравится. А еще мы стали узнаваемые, подходят люди и говорят спасибо. Мы довольны этим шагом, если бы нам не предложили это сделать, мы бы до сих пор сидели бы в театре. Так что спасибо большое людям, которые инициировали этот процесс.
Р. ХАИТ: Но при этом, как телефильм, это выглядит очень прилично. И как телефильм, и как телесериал. Надо сказать спасибо за это Николаю Ульянову и Олегу Фомину. Это генпродюсер и режиссер-постановщик.
Л. БАРАЦ: Все же оценка зависит от планки ожиданий своих собственных. Дело в том, что ребята функционируют, работают в области юмора в этой стране много-много лет. Вопрос – почему мы не включаем телевизор и каждый раз их не видим, потому, что каждый раз, когда они сталкиваются с системой общенародного, понятного юмора, им каждый раз становится понятно, что нужно идти на компромиссы, на которые идти нельзя. И от этого фильма были вели ожидания, нам казалось, что можно все сделать правильно. Нельзя! Первый блин комом. Но это зависит от того, с чем сравнивать.
Р. ХАИТ: А финансово в минус. Продюсер потерял деньги.
М. КОЗЫРЕВ: В ноль, насколько я знаю.
А. ПЛЮЩЕВ: Он потерял не так много, он доволен. Сейчас вы можете посмотреть на сайте, как они финансовые вопросы на ушко обсуждают.
М. КОЗЫРЕВ: Не обращай внимания, можешь со мной говорить.
А. ПЛЮЩЕВ: В чате, где видео-трансляция идет, кто-то спросил, с какого перепугу там Козырев? Мало того, что он там играет, он выступил как музыкальный продюсер. Я в третьем томе читал о том, как ты работал с Балабановым на фильме «Брат-2» и там в какой-то мере ты был музыкальным продюсером, ты подбирал музыку. В этот раз ты полноценно музыкальный продюсер.
М. КОЗЫРЕВ: Да. Переписали специально для кино. Но это, действительно, так.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Актеры все очень известные, они легко соглашались работать с вами?
Л. БАРАЦ: С Максимом Виторганом было сложно договориться. «Нет и все!».
М. КОЗЫРЕВ: Нет дат, нет сроков.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Ну, серьезно! Люди радовались, когда вы звонили и предлагали?
Р. ХАИТ: Это вопрос к директору фильма, когда он называл цифру, после чего они либо огорчались, либо радовались.
Л. БАРАЦ: Неправда! Послушать тебя, так все проникнуто циничным духом заработка денег.
Р. ХАИТ: Хорошо. Послушаем Путина.
Л. БАРАЦ: Все в ребят влюблены и любое предложение от них воспринимают с восторгом. И только потом начинают договариваться.
М. КОЗЫРЕВ: Но радуются именно величине гонорара.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Восторги отдельно, радости отдельно.
Р. ХАИТ: У нас 3,5 минуты.
А. ПЛЮЩЕВ: Так когда же премьера?
Р. ХАИТ: 20 марта во всех кинотеатрах премьера «День радио».
А. ПЛЮЩЕВ: Хочется задать вопрос от радиослушателя…
Л. БАРАЦ: А вопросов нет, одни восторги?
А. ПЛЮЩЕВ: Да нет…
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: А не было у вас таких идей, продолжить с кино? День еще чего-нибудь?
Л. БАРАЦ: Были.
А. ПЛЮЩЕВ: День чего?
Л. БАРАЦ: Если Вы подводите нас к мысли «День серебра», то это произведение уже кто-то написал.
М. КОЗЫРЕВ: Почему серебра?
Р. ХАИТ: Аргентум.
М. КОЗЫРЕВ: У нас есть уже идея о том, как отбирают радиостанцию. Но она в театре к нам пришла в голову.
Р. ХАИТ: Когда у олигарха отбирают радиостанцию.
Л. БАРАЦ: И его посылают в Сибирь. Не будем говорить, как кого.
А. ПЛЮЩЕВ: С наших лиц сползла улыбка, когда «отбирают радиостанцию». Как-то очень жизненно.
М. КОЗЫРЕВ: Поэтому мы и не будем делать это кино.
Л. БАРАЦ: Либо по этому и будем. Еще какой-нибудь позитивный вопрос задайте.
А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо! Самый позитивный вопрос. Зачем вы это сделали?
Л. БАРАЦ: О как!
М. КОЗЫРЕВ: Вот тебе и раз…
Р. ХАИТ: На самом деле я уже частично говорил, потому, что реально очень интересно и прикольно. Во-первых, играет некоторая другая группа мышц.
Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ: Мне тоже кажется, что вы почувствовали себя профессионалами и захотелось двигаться дальше.
Л. БАРАЦ: Не знаю, насколько мы профессионалы, но пробуем с искренним желанием понравиться.
М. КОЗЫРЕВ: В глобальном смысле вопрос не имеет ответа. Зачем мы всме делаем? Если его задаешь – всё, смерть!
А. ПЛЮЩЕВ: Вы смотрели в смонтированном виде?
М. КОЗЫРЕВ: Да. Нам понравился фильм. Мы, единственное, боимся того, что посложнее способ съемки, киноязык, динамичнее все и мы боимся, как зритель это воспримет.
Л. БАРАЦ: Есть ощущение, что это будет чуть более московское кино. Хотя мы надеемся, что «День радио», он ездит по всей стране и с успехом.
М. КОЗЫРЕВ: Самый успешный наш спектакль и мы надеемся, что это перенесется на фильм.
Р. ХАИТ: Главное – это удовольствие от освоения пространства.
А. ПЛЮЩЕВ: Последний, на 15 сек. Вопрос. Вы когда были у меня в прошлый раз, говорили о том, что фильм «День выборов» перед тем, как его запустить в прокат, демонстрировали некоторым людям. С этим не было так?
Л. БАРАЦ: И тот не демонстрировали. Теперь другим людям будут демонстрировать.
Р. ХАИТ: Еще мой контракт со словом «ипостась». 20 марта будет ипостась. Смотрите во всех кинотеатрах.
М. КОЗЫРЕВ: Спасибо, что пригласили.
А. ПЛЮЩЕВ: Михаил Козырев, продюсер, Леонид Барац, артист театра «Квартет И», Ростислав Хаит, артист театра «Квартет И» были у нас в гостях. До встречи на премьере кино. Пока!
М. КОЗЫРЕВ: До свидания.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


isometry 10 марта 2008 | 00:14

Эм. Гедеонович - это Березовский?

Отвечает Козырев:

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире