03 февраля 2008
Z Аргентум Все выпуски

Группа «БартО»


Время выхода в эфир: 03 февраля 2008, 23:59

А.ПЛЮЩЕВ: Московское время – 0 часов и почти уже 9 минут. Вы слушаете радиостанцию «Эхо Москвы», смотрите ее на plushev.com/video, это наша видеотрансляция. Сегодня с вами один Александр Плющев. Только что было соврано, что Лариса Ясногородская доставлена. Ничего она не доставлена. Доставлена черт знает куда, и где-то там прохлаждается. А я тут один, понимаешь, отдуваюсь за нее. Знаете, какая большая проблема была на этой неделе? Была большая проблема пригласить гостей. Не потому что их нет. Наоборот, ко мне набивалось огромное количество народу, серьезно, кроме шуток. Но смысл был в том, что я не мог никого принять без Ларисы. Вы представляете – приезжает она обратно, а я ей говорю «Знаешь, а у меня был вот тот-то» или «У меня приходили вот те-то» или «Вот та почтила своим присутствием программу «Аргентум»? она же выцарапает мне глаза – как я буду без глаз дальше существовать, вести разные передачи? Невозможно. Поэтому пришлось мне сильно собраться с мыслями и позвать в эфир группу, которую Лариса не знает. И я скажу – «Вот, собственно, была у нас группа «Барто». Она скажет – «Да? а что это такое?» И тут я ей расскажу, и только после этого она начнет завидовать. Собственно, уже момент будет потерян, рука не поднимется, и все нормально. У нас в эфире группа «Барто» — Маша и Алексей. Доброй ночи.

А.ОТРАДНОВ: Привет всем, мы группа «Барто».

А.ПЛЮЩЕВ: Честно говоря, неделю назад я тоже был в ситуации Ларисы. Не в том смысле, что я сидел черт знает где, а в том смысле, что я не знал группу «Барто» совершенно. Но слава богу – это абсолютно правдивая история, — по коридору проходил своей обычной шаркающей кавалерийской походкой Артемий Троицкий, которому я шлю привет – он все время слушает нашу передачу в это время, и, я больше чем уверен, приник к радиоприемнику, — вот, собственно, Артемий Кивович спросил – «А что, у тебя еще не было группы «Барто»? Тут я почувствовал весь стыд ситуации и сказал – «Да нет, они приглашены на это воскресенье ближайшее. Конечно, а как же?» Он тут же выдал координаты для лучшей связи с ними и, собственно, все срослось. И теперь они у нас здесь. Кто не знает, тот познает сейчас всю прелесть их творчества… Мне кажется, меня несет… Нет?

А.ОТРАДНОВ: Да нет, все здорово. Люди должны узнать «Барто».

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, узнают, выхода у них нет просто сейчас.

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте начнем процесс познания прямо сейчас, послушаем одну из песен. Скажу сразу – единственное, о чем я должен сразу предупредить: дело в том, что в некоторых, не во всех – мы нашли несколько песен группы «Барто», в которых этого нет, — но в некоторых присутствует не совсем нормативная, многими не очень воспринимаемая лексика. Поэтому немедленно усадите своих детей перед радиоприемниками… в смысле – уберите своих детей от радиоприемников, впечатлительных бабушек, старушек, дедушек, ревнителей нравственности мы тоже призываем как можно скорее все другие радиостанции, выключить нашу…

А.ОТРАДНОВ: Ну или сделать потише хотя бы.

А.ПЛЮЩЕВ: Уснуть немедленно, забыться, умереть… как там было у Гамлета? Ну вот что-то в этом духе. Не портить себе и нам прекрасный вечер. А мы продолжаем с группой «Барто». Прямо сейчас у нас на очереди песня под названием «КинКонг».

А.ОТРАДНОВ: Забудьте все, что вы знали о КинКонге, и послушайте песню.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Нет-нет, Руслан, Троицкий не пошутил. Руслан пишет нам на смс, я напомню — +7 985 970 45 45, — ничего не пошутил, и ближе к концу программы вы поймете, что шуток никаких нет, все посерьезке, все крайне серьезно. И те, кто помнят наш эфир с группой «Кровосток», поймут о чем речь, поймут, что это звено той же цепи, собственно. Ну вот, у нас в гостях группа «Барто» — Мария Любичева и Алексей Отраднов. Вы вдвоем и есть, да? больше никого нет?

М.ЛЮБИЧЕВА: Нет, неправда.

А.ОТРАДНОВ: Пока Маша снимает стринги, я расскажу чуть-чуть.

М.ЛЮБИЧЕВА: Чего ты меня перебиваешь? Я начала рассказывать.

А.ОТРАДНОВ: Ну рассказывай.

А.ПЛЮЩЕВ: Она больше не будет.

М.ЛЮБИЧЕВА: Все, я обиделась.

А.ОТРАДНОВ: Ну, как группа мы существуем с прошлого года. Все произошло очень быстро. Начиналось все как небольшая шутка. Сделали какие-то интересные композиции в духе времени. Вообще, о чем думали? Думали о следующем: что русская музыка прошла какие-то этапы своего развития. То есть был рок 80-х – он такой социальный, он такой острый, он чего-то хотел, чего-то боролся, в 90-е все стали более расслабленные – появился «Мумий-Троль», «Земфира», тот же «Наутилус», прорабы перестройки, начали петь о вечном, какие-то такие штуки у них пошли.

М.ЛЮБИЧЕВА: О личном.

А.ОТРАДНОВ: Не об общественном, короче. Что касается 2000-х – та же самая история. Ничего свежего, ничего особенно нового, ничего такого социального, ничего острого. Разве что хип-хоп. Тот же «Кровосток», как ты, Саша, сказал, можно еще несколько групп привести в пример. Ну и вот, в принципе мы решили, почему бы и нет. По сути, получается целый пласт не охвачен. То есть музыки сопротивления, музыки агрессивной, эмоциональной, песен, где речь идет о каких-то социальных вещах, о вещах сексуальных, не побоюсь этого слова…

М.ЛЮБИЧЕВА: Да ты уж не побоялся на целый альбом, чего уж там…

А.ОТРАДНОВ: Ну, то есть захотелось такое немного провокационной вещи, которая раскачает то, что происходит, и вот оказалось…

М.ЛЮБИЧЕВА: Ну или пинка даст кому-нибудь.

А.ОТРАДНОВ: Двум-трем.

М.ЛЮБИЧЕВА: В эмоциональном плане.

А.ОТРАДНОВ: И вот оказалось, что это созвучно идеям того же Троицкого, который нас поддержал, благодаря которому…

М.ЛЮБИЧЕВА: Это очень хороший ответ на вопрос – кто еще есть в группе?

А.ПЛЮЩЕВ: Вы знаете, я как зашел сюда в 8 минут первого, чую дух Троицкого.

А.ОТРАДНОВ: Но это свежий дух-то, русский дух.

А.ПЛЮЩЕВ: Значит, так скажите немного о том, как, собственно, вы друг друга нашли, как образовались. И для того, чтобы 90% наших слушателей, которые понятия не имеют, как и я на прошлой неделе, о существовании группы «Барто», чтобы они были чуть-чуть в курсе.

А.ОТРАДНОВ: Как выяснилось, недавно мы познакомились на курсах психологической помощи.

М.ЛЮБИЧЕВА: В 13-летнем возрасте.

А.ОТРАДНОВ: В 13-летнем возрасте. То есть получилось как – мы ходили на какие-то эти курсы и там и познакомились, и нас оттуда выгнали, потому что мы были очень агрессивными, и вместо того, чтобы помогать друг другу и себе, мы только вредили.

М.ЛЮБИЧЕВА: Мы всех настроили против, да.

А.ОТРАДНОВ: Создали такой кризис недоверия к психологии, к этим курсам и прочее.

М.ЛЮБИЧЕВА: Мы были подростками тогда.

А.ОТРАДНОВ: И с тех пор как-то пошло. Сначала у нас был проект, он и сейчас есть – называется «Огни святого Эльма».

М.ЛЮБИЧЕВА: Пиар пошел.

А.ОТРАДНОВ: Но он такой, более расслабленный, более, что ли, лиричный, скажем так. Мы в рамках этого проекта существовали какое-то время, а потом началось сплошное «Барто». И, как я уже говорил, сначала это был побочный проект – просто порадовать друзей, порадовать самих себя.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, а потом – раз – «Огни святого Эльма» не покатили, а покатило «Барто». Мы думаем, мы к «Огням святого Эльма» еще вернемся, а пока «Барто» будем двигать. Пока прет, пока хорошо все идет, пока нравится нам и всем.

А.ОТРАДНОВ: Ну, мы ни разу так не смеялись, как когда делали песенки для «Барто».

М.ЛЮБИЧЕВА: И в принципе публика наша никогда так не веселилась на наших предыдущих концертах, в основном все плакали, грустили.

А.ПЛЮЩЕВ: Можно ли сказать, что этим вы нашли не столько даже свою нишу, сколько свой стиль, поймали тот кайф, который обычно возникает, когда ты делаешь что-то свое, – есть отдача?

М.ЛЮБИЧЕВА: Безусловно, есть отдача.

А.ОТРАДНОВ: Маша считает, что нет, наверное.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, я считаю, что нет, наверное.

А.ОТРАДНОВ: Она еще ищет, ищет.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, нет, нет, да.

А.ОТРАДНОВ: А я считаю, мы нашли очень хороший такой…

М.ЛЮБИЧЕВА: А я думаю, что одно другому не мешает. То есть когда мы делали наш трипхоповый лаунджевый проект, это тоже наш стиль, и мы отдавались ему на 100%.

А.ОТРАДНОВ: Я – на 50, даже на 30 иногда.

М.ЛЮБИЧЕВА: «Барто», разумеется, тоже отдаемся на 100%, но тут как, что говорить о стиле… о стиле музыки… то есть когда мы брали электро-трэш, электро-панк, синди-поп…

А.ОТРАДНОВ: «Барто» — это не цирк шапито.

М.ЛЮБИЧЕВА: Пошли уже программные лозунги какие-то. Леш, хватит, дай я договорю. То есть мы брали этот стиль музыкальный просто как элемент всей концепции. То есть одной составляющей – слова, музыка – это все вместе.

А.ОТРАДНОВ: На самом деле, если говорить о музыке, которая в каком-то смысле противостояла мейнстриму, в 80-е годы это был панк в лице «Гражданской обороны», каких-то сибирских команд, московских, питерских, в 90-е годы это был хардкор, рэп, кор, который тоже как-то так пытался… мы думаем, что сейчас, в 2000-е больше электроники, и таким стилем стал электроклэш. Поэтому все очень весело и бодро.

А.ПЛЮЩЕВ: Алексей спрашивает: «А против чего вы протестуете? Против какой социальной проблемы боретесь?» — спрашивает он.

А.ОТРАДНОВ: Против всех. Нас очень многие вещи волнуют на самом деле.

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас нет такой графы.

М.ЛЮБИЧЕВА: Очень плохо, мы всегда раньше отмечали.

А.ОТРАДНОВ: Тогда мы уже не боремся. Ну раз «против всех» нету.

А.ПЛЮЩЕВ: Все, нет такой графы, до свидания, нельзя быть против всех, надо обязательно за кого-нибудь. А хотите, вам почитаю немножко, чтоб вы не обольщались, что вас все во главе с Троицким любят?

М.ЛЮБИЧЕВА: Да мы знаем, что про нас пишут.

А.ПЛЮЩЕВ: Подождите. Смотрите – «Круто, спам с «Барто» добрался и до «Эха» — пишет тоже Алексей. А чего, вы спам рассылаете, нет? Я не получал еще.

М.ЛЮБИЧЕВА: Что значит спам?

А.ПЛЮЩЕВ: Вот люди некоторые не знают, что значит спам. Хорошо. Алексей из Екатеринбурга пишет… нет, он не о том. Вот – «Да, — пишет некто, — для прыщавых подростков разве что». Еще лучше – «Эта песня меняет мое представление о тупых песнях – тупее некуда. Ну и отстой! Такая фигня!» Ну и так далее. Друзья, дождитесь, собственно, окончания эфира. Я думаю, что ваше мнение будет меняться, и мы это увидим по вашим смс, которые вы присылаете на +7 985 970 45 45. Мы вернемся после следующей песни, которая называется «Супермен». Да?

А.ОТРАДНОВ: Ну да, после «КинКонга» «Супермен» самое то.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Это была песня «Супермен».

А.ОТРАДНОВ: На самом деле мы ее расцениваем как современный вариант песни про черного кота. Там, если помните, «песня о том, как плохо быть черным котом». А у нас песня о том, как героиня трахнет кого-то резиновым хвостом. То есть, по большому счету, новый черный кот такой, как мне кажется…

А.ПЛЮЩЕВ: А-а-а, подумать только, какая ситуация. Я бы сразу не додумался.

А.ОТРАДНОВ: Ну и плюс еще – там рифма есть отличная: «Останусь только Я нетронутаЯ», то есть в духе группы «Фабрика».

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, песня, навеянная песнями группы «Фабрика», на самом деле.

А.ОТРАДНОВ: Это такая «Фабрика», не знаю для кого.

М.ЛЮБИЧЕВА: Для прыщавых подростков.

А.ОТРАДНОВ: Для крестьян.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Собственно, пока шла песня, мы поговорили чуть-чуть, и те, кто смотрит нас на plushev.com в трансляции, могли быть свидетелями этого. Оказалось, что проблем, которые волную группу «Барто», много.

М.ЛЮБИЧЕВА: Очень.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну-ка, вскройте их немедленно.

А.ОТРАДНОВ: Ну да, помимо КинКонга нас волнует Супермен.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да нет, я думал, ты скажешь.

А.ПЛЮЩЕВ: Маша заявила эту тему и смотрит на Лешу. Прекрасно, мне кажется. Типично женский подход. Ну ты же мужчина, действительно.

А.ОТРАДНОВ: Ну рассказывай, все.

М.ЛЮБИЧЕВА: Какие проблемы меня волнуют…

А.ОТРАДНОВ: Женщин волнует больше проблем, чем мужчин, на самом деле.

М.ЛЮБИЧЕВА: Нет, меня не волнуют проблемы женщин… нет, в какой-то степени, конечно, безусловно, у женщин есть проблемы, они их всех волнуют, но почему, собственно говоря, появился проект «Барто» — действительно, волнует то, что происходит сейчас в головах у современной молодежи, можно так сказать. Молодежи, не молодежи, людей за 35, за 40. Какая-то вата у всех в мозгах, мне кажется.

А.ОТРАДНОВ: Не обобщай.

М.ЛЮБИЧЕВА: Хорошо, не у всех.

А.ОТРАДНОВ: У слушателей «Эха Москвы» нет ваты, точно.

А.ПЛЮЩЕВ: О, что в мозгах у слушателей «Эха Москвы»…

М.ЛЮБИЧЕВА: Это тайна.

А.ПЛЮЩЕВ: Это не тайна совсем! Просто там вся таблица Менделеева, мне кажется. Весь вопрос – в каких пропорциях. Ну да бог с ними, со слушателями «Эха Москвы».

А.ОТРАДНОВ: Рассказывай про проблемы-то.

М.ЛЮБИЧЕВА: И хотелось бы как-то встряхнуть эту вату. Потому что мозг современного молодого человека похож на такой…

А.ОТРАДНОВ: Устроен по-особому…

М.ЛЮБИЧЕВА: Может, устроен по-особому, дай я доскажу. Народ – пенсионеры беззубые. То есть совершенное нежелание что-то анализировать.

А.ПЛЮЩЕВ: «Пенсионеры» — в кавычках, конечно.

М.ЛЮБИЧЕВА: Не все пенсионеры беззубые.

А.ОТРАДНОВ: Стереотипные пенсионеры.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, такой, который жевать не может – ему кашку приносят на блюдечке и говорят – «Ну вот поешь – чем-то попитаешься». То же самое, мне кажется… даже не кажется, я просто сталкиваюсь с этим целый день – на работе, везде, в транспорте, в жизни, в общении. Конечно, есть исключения, но к сожалению, большая часть людей, которых я знаю, существуют таким образом. То есть как-то задумываться о том, что происходит, о каких-то духовных ценностях.

А.ОТРАДНОВ: У нас дофига духовных ценностей.

М.ЛЮБИЧЕВА: Это видно по проекту, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Андрей спрашивает: «Как надо пыхнуть, чтоб такое создать?»

М.ЛЮБИЧЕВА: Надо хорошо выпить. Зачем пыхнуть-то? есть русское народное средство.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы старорежимные люди, да?

А.ОТРАДНОВ: Да.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, абсолютно. Мы не любим наркотики, нам они не понравились. Мы решили по старинке.

А.ОТРАДНОВ: Что значит – не понравились?

М.ЛЮБИЧЕВА: А тебе понравились? Мне нет.

А.ОТРАДНОВ: Я за алкоголь.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, мы за алкоголь.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо.

А.ОТРАДНОВ: Очаковский джин-тоник. Ничего, что я сказал об этом?

М.ЛЮБИЧЕВА: Ой, это круче, чем пыхнуть. Очаковский джин-тоник – я помню, лет 10 назад, в студенчестве…

А.ОТРАДНОВ: От него пахло мылом.

М.ЛЮБИЧЕВА: Он как шампунь был. Я не знаю, что сейчас с ним происходит, но это хорошее средство.

А.ОТРАДНОВ: Но мы крестились и пили.

М.ЛЮБИЧЕВА: Но пили.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо, все, не будем на религиозные темы. Сейчас, секундочку, есть еще несколько вопросов. Ладно, обратимся к ним после следующей песни. Все, друзья, начинается главная часть нашей программы, до этого были разминки, теперь пойдут самые убойные песни. Я-то их все прослушал, разумеется. Все-таки впервые за 6 лет существования программы «Аргентум» подготовился к эфиру, и вот оно началось.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, чем вам Микки-Маус то не угодил, собственно?

А.ОТРАДНОВ: но он же символ, по большому счету.

А.ПЛЮЩЕВ: Глобализации.

А.ОТРАДНОВ: Да. Как сказал Никита Михалков – «духовный Макдональдс» — мне очень понравилось.

М.ЛЮБИЧЕВА: Подожди, это про следующую песню.

А.ОТРАДНОВ: Это будет дальше, да. Но вот Микки-Маус он же вместе с Макдональдсом шагает, подбирается.

А.ПЛЮЩЕВ: Но у них там свой символ – это Рональд такой безумный.

А.ОТРАДНОВ: Это его брат, мне кажется. То есть они все родственники. Одна семья, просто чувствую.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы постоянно упоминаете про концерты. Как часто они бывают и где будет ближайший? Если кто-то из наших слушателей заинтересовался, может, на это стоит посмотреть…

А.ОТРАДНОВ: Я думаю даже, что стоит посмотреть и съездить в Минск, где будет ближайший концерт – 10 февраля. Всех приглашаем.

А.ПЛЮЩЕВ: А в Минск недалеко, между прочим. И не надо проходить таможенный контроль. Это как в Питер съездить, абсолютно.

А.ОТРАДНОВ: По большому счету да.

А.ПЛЮЩЕВ: Ночь на поезде – и все.

А.ОТРАДНОВ: На самом деле, на московский концерт приезжали люди из Минска.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, было очень приятно. Специально.

А.ОТРАДНОВ: Мы даже не ожидали. То есть если б я жил в Минске, я б не поехал…

М.ЛЮБИЧЕВА: Никуда. Ни на «Барто», никуда.

А.ОТРАДНОВ: Даже на «Depeche Mode».

А.ПЛЮЩЕВ: Да ладно? Я в Питер ездил. И в Минск бы поехал, без проблем. Но только, конечно, представить себе «Depeche Mode» сложно.

М.ЛЮБИЧЕВА: А почему? Что там, проблемы?

А.ОТРАДНОВ: Мне кажется, вряд ли «Depeche Mode» будет в Минске.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну как-то у меня не вяжется. Даже в Пекине можно, а вот в Минске как-то не очень. Нет? ну ладно.

М.ЛЮБИЧЕВА: Не знаю, мы только посмотрим на Минск 10 февраля.

А.ОТРАДНОВ: Концерты проходят весело. Сейчас стало больше людей, которые приходят и очень позитивно воспринимают. Мы даже не ожидали.

М.ЛЮБИЧЕВА: Ну, концертную деятельность, собственно, мы начали недавно. У нас в декабре только вышел альбом на «Союзе» официально.

А.ПЛЮЩЕВ: Между прочим, есть альбом, да, его можно показать в камеру, как он выглядит. Мне он очень понравился, оформление.

А.ОТРАДНОВ: Кто сейчас не видит – там изображена женщина, у которой разрезан живот, причем не вдоль, а поперек, и она туда сливает туда вино.

М.ЛЮБИЧЕВА: Зачем ты это описываешь?

А.ОТРАДНОВ: Ну просто многие же не видели.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, там не очень видно на камеру, на самом деле.

А.ОТРАДНОВ: Почему она так делает – она потребляет. Вот она туда себе все сливает, скидывает. Ну, короче, это наша эпоха такая.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть вы типичный вокально-инструментальный ансамбль общества потребления?

М.ЛЮБИЧЕВА: Абсолютно, да. «Барто» — типичный вокально-инструментальный ансамбль. Общества потребления.

А.ПЛЮЩЕВ: Это не главное. Главное – общество потребления. Хорошо. Кий мне пишет: «Думаю, сегодня «Аргентум» потерял немало постоянных слушателей». Приобрел немало временных зато, ничего страшного. «На мой взгляд, ту тему, которую продвигает группа «Барто», уже раскрыла группа «Чугунные скороходы» в песнях «Автопати» и «Реалити-шоу». Слышали ли гости эти песни?»

А.ОТРАДНОВ: Конечно. «Чугунные скороходы» — наши любимцы. Но на самом деле я не стал бы так сравнивать.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да? я не слышала.

А.ОТРАДНОВ: Ну хорошо. Маша не слышала. Так что не будет о них много.

А.ПЛЮЩЕВ: Тут еще много. Как всегда. Наши радиослушатели же блещут своими музыкальными познаниями и находят много аналогий. Кто-то, например, как Саймон, пишут: «Смахивает на «Красную плесень», только слегка помягче».

М.ЛЮБИЧЕВА: Наверняка. Вылитая «Красная плесень». Еще и «Сектор газа» можно вспомнить.

А.ОТРАДНОВ: И группу «Х*й забей» еще.

А.ПЛЮЩЕВ: Так называется?

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, конечно. Кого еще? Кто у нас еще матом поет? Главное, что если мат есть, значит похоже на «Красную плесень».

А.ПЛЮЩЕВ: А я видел аннотацию – вариант девичьего электро-поп «Ленинграда». Вот такого плана.

М.ЛЮБИЧЕВА: Это мусолят по-разному. На самом деле, это мы сами написали…

А.ОТРАДНОВ: Ну это как бы такая система координат.

М.ЛЮБИЧЕВА: Мы думали, когда продвигали альбом…

А.ОТРАДНОВ: Мы в «Союзе» попросили как-то обозначить, что это такое, на что это похоже.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да не только в «Союзе», просто надо было несколько строк набросать, на что это похоже.

А.ОТРАДНОВ: По-моему, вообще никто ничего не знает. То есть лучше что-то написать.

М.ЛЮБИЧЕВА: Но вообще мне не очень понятно, зачем какую-то музыку привязывать к похожим исполнителям. Смысла я не вижу в этом особого.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Продолжаем слушать группу «Барто», еще одна песня, называется «Танцпол» — вот она мне больше всего понравилась на MySpace – я зашел на страничку группы. Мне кажется, самый ударный хит группы «Барто».

А.ОТРАДНОВ: Тот, кто не спит, танцуйте, пожалуйста.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Надеюсь, вы все на месте и все в порядке. Мы, опять же, поговорили в перерыве. Люди действительно очень впрямую все воспринимают. Просто в лоб. Например, в нашем чате на plushev.com в разделе «Видео» Кришна Кристи пишет: «Не трогать рок-н-ролл!!!!!!!!!!»

А.ОТРАДНОВ: А буги-вуги можно хоть? Давайте поставим буги-вуги.

А.ПЛЮЩЕВ: Люди воспринимают впрямую. И Маша сказала, что есть такое восприятие, что это гимн клубной культуре.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да. Но это совершенно не так.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть вместо сатиры люди воспринимают напрямую.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да. Мы, кстати, были удивлены. То есть мы пытались для «Барто» писать совершенно прямолинейные, очень тупые тексты, чтобы доходчиво было, что нравится, не нравится. «Жопа Микки-Маус» — когда начинаешь читать какие-то отзывы или спрашивают, задают вопросы, беседовать…

А.ОТРАДНОВ: Сколько раз в неделю у вас секс в туалете…

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, то есть мы разводим руками и даже уже и не знаем, насколько примитивнее надо написать, чтобы все было понятно. Да нет, ну можно, конечно, и буги-вуги, и рок-н-ролл отправить туда, куда мы посылаем, но только в том плане, наверное, что сейчас это не несет какой-то роли просто, данная музыка, важной для умов. Ну, ту, которую несла.

А.ОТРАДНОВ: Ну да, она фоновой, по большому счету, стала.

М.ЛЮБИЧЕВА: Но мы не большие поклонники клубной культуры. Нам это блядство, пардон, совершенно не нравится, которое происходит.

А.ПЛЮЩЕВ: «Мат – слишком простой способ влиять на подсознание» — пишет мне некто…

М.ЛЮБИЧЕВА: А мы не скрываем.

А.ПЛЮЩЕВ: «Мат обязательно в песнях?» — спрашивают.

М.ЛЮБИЧЕВА: В «Барто» — да, обязателен. Понимаете, если б мы больше ничего не написали вообще в жизни никогда, то…

А.ОТРАДНОВ: То песней «Танцпол» мы бы гордились, на самом деле.

М.ЛЮБИЧЕВА: «Барто» — да, это средство донести наш месседж.

А.ОТРАДНОВ: А потом – чтобы эмоционально люди поняли. Но все поняли, по большому счету.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты знаешь, но ведь не все – вы только что сами жаловались на непонимание.

М.ЛЮБИЧЕВА: Кто-то не понял, кто-то понял – отлично. Кто-то понял по-своему. Мы ж не должны каждому разжевывать, в конце концов. Вот сейчас мы сидим, беседуем, рассказываем, о чем песня, но нас видят 46 человек, слушают… постоянных потерялось несколько…

А.ОТРАДНОВ: Не теряйтесь. Постоянные, не теряйтесь!

М.ЛЮБИЧЕВА: Я имею в виду, что мы не будем же всем разжевывать. Каждый кто как понимает – ну и ради бога. Свобода выбора.

А.ОТРАДНОВ: В принципе, это все ради того, чтобы было хорошее настроение.

А.ПЛЮЩЕВ: «Давно пора разгундосить застойную дИВствительность» — пишет Антон из Санкт-Петербурга.

А.ОТРАДНОВ: Гундосим, Антон, гундосим.

М.ЛЮБИЧЕВА: Разгундошиваем.

А.ОТРАДНОВ: Вместе с тобой.

А.ПЛЮЩЕВ: Так, еще вопросы по +7 985 970 45 45. Пока вы формулируете, я спрошу у Маши. Ведь явно не соответствует – те, кто смотрят на тебя сейчас по видео, они отметят явное несоответствие между тем, что они слышат, и тем, что они видят. Пришла в студию интеллигентная барышня…

М.ЛЮБИЧЕВА: Ботаник такой…

А.ПЛЮЩЕВ: В очках еще, да. Ей бы, знаешь, в крайнем случае в походы ходить в волейбол играть…

М.ЛЮБИЧЕВА: Ой, ненавижу походы и волейбол.

А.ПЛЮЩЕВ: Вокруг костра.

М.ЛЮБИЧЕВА: И костер.

А.ПЛЮЩЕВ: Или с томиком Пушкина сидеть. А она, понимаешь ли, на сцене поет неприличные слова какие-то непристойные. Почему такое несоответствие между тем, что вы представляете в жизни, и тем, что происходит на сцене? Внешнее, по крайней мере. Вот для меня просто полная противоположность.

М.ЛЮБИЧЕВА: Разумеется, я не то, что на сцене как вокалистка «Барто». То есть «Барто» — это образ. Соответственно, когда я выхожу на сцену, я в образе.

А.ОТРАДНОВ: В золотых лосинах.

М.ЛЮБИЧЕВА: Это обязательно, да.

А.ОТРАДНОВ: Приходите на концерт – это будут золотые лосины, и что еще?

М.ЛЮБИЧЕВА: И на сцене я стою, кричу матом, поливаю всех вином, и все хорошо у всех со всеми, и все прекрасно.

А.ОТРАДНОВ: А после концерта – очки.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, а после концерта я домохозяйка, и все хорошо тоже.

А.ПЛЮЩЕВ: Хороший вопрос от Евы поступил: «Саша, зачем? Пусть бы сидели в своих притонах». «И кажется, потом в притонах Сан-Франциско…»

А.ОТРАДНОВ: Поздно, поздно – мы уже вышли из притонов.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне ужасно понравилась следующая ваша песня, которая сейчас прозвучит. Давайте попозже чуть-чуть, а то мы что-то зачастили, вопросов тем более много, в основном реплик. Сейчас скажу. Что еще есть… «Что за отстой? – пишет Вадим из Казани. – Матом может каждый языком трепать. Клубная музыка – намного лучше». Ясно?

М.ЛЮБИЧЕВА: Ну, пусть Вадим из Казани либо трепет языком, либо не трепет. Мы ж не против.

А.ПЛЮЩЕВ: «Насколько важна в проекте сама музыка? Аранжировки и стиль – это тоже ирония?» — все тот же Алексей не унимается.

М.ЛЮБИЧЕВА: Безусловно. Ирония, конечно. То есть в «Барто» все сделано просто – чтобы порадовать публику. Пусть на 15 минут, на 45, на час, на всю жизнь… Все сделано в рамках концепции.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, меня потрясают люди, которые даже после того, как ты им объясняешь, они… Это все равно что рассказывать смысл анекдота, мне кажется…

М.ЛЮБИЧЕВА: А мы поэтому вообще в жизни этим не занимаемся. То есть нигде. Мы обычно никому ничего не объясняем.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, смысла нет.

М.ЛЮБИЧЕВА: Не спорим, не доказываем. Ну вот сейчас мы дорвались до микрофона – сейчас мы все объясним.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну вот в нашем чате пишут: «Даешь осмысленные тексты и живую музыку, а не синтезатор с чипом вместо рук и струн!»

М.ЛЮБИЧЕВА: Мне кажется, живой музыки достаточно много. Ее никто не запрещает. И можно зайти в любой клуб, где играет живая музыка или послушать пластинки – сейчас в свободном доступе.

А.ОТРАДНОВ: Но мы не дадим.

М.ЛЮБИЧЕВА: Но мы не дадим, да. Не слушайте «Барто», что я могу сказать…

А.ОТРАДНОВ: Да нет, руки-то у нас есть, на самом деле, кто не в курсе.

М.ЛЮБИЧЕВА: Вот, кто видит нас, видит наши руки, эти самые…

А.ОТРАДНОВ: А струны – в душе.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: «Песня «Цветные сны» просто потрясла танцпол осенью прошлого года. Слышал ее на школьных дискотеках и ремикс в каком-то клубе», — пишет Саша.

М.ЛЮБИЧЕВА: Ну отлично. Мы не против.

А.ПЛЮЩЕВ: У нас сегодня не будет ее, правда, в нашем сегодняшнем плей-листе. Есть уже хвалебные. Я хвалебные специально не буду читать, чтобы вас не расслаблять, нет. Не расскажу. Давайте следующую песню – вот она мне понравилась. Там есть отличное такое выражение, которое, мне кажется, очень четко, в одной строчке характеризует, собственно, целый пласт людей. Я надеюсь, вам тоже понравится и до вас тоже как-то достучится. Эта песня сейчас…

А.ОТРАДНОВ: Добьет.

А.ПЛЮЩЕВ: Наконец-то, да. Поехали. «Сучки» она называется.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: 50 минут. Тут мне пишут: «Александр, самые строгие на вид барышни в очках на самом деле такие!!!» — пишет, видимо, знаток барышень Андрей.

А.ОТРАДНОВ: Такие.

А.ПЛЮЩЕВ: Рой Джой пишет: «Что-то не верится, что она так поет, — пускай докажет прямо сейчас».

М.ЛЮБИЧЕВА: Мне матом, что ли, сказать?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, не надо, достаточно было уже сказано.

А.ОТРАДНОВ: Промычи хотя бы.

М.ЛЮБИЧЕВА: Я думаю, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Имеется в виду, можете ли вы петь вживую. Вот что спрашивают люди. Голос не тот, подменили!

М.ЛЮБИЧЕВА: А, ну там на альбоме же все обработано, поймите.

А.ПЛЮЩЕВ: Подожди, а как на концертах?

М.ЛЮБИЧЕВА: А на концертах ничего обработанного – идет все живое. На самом деле, голос, которым я разговариваю, не похож на голос, которым я пою. Все удивляются, но так есть. Ну что мне теперь делать?

А.ПЛЮЩЕВ: Понятно, хорошо. Очень часто появляется сегодня в словах наших радиослушателей слово трэш. Да, абсолютно, трэш. Когда мне надо было сегодня написать анонс небольшой, я написал, что… черт, я сам забыл, как я написал. А, я написал – арт-хаус на гламурный электро-поп. Вот как я написал. Первое, что мне пришло в голову.

М.ЛЮБИЧЕВА: Вы нам мстите.

А.ОТРАДНОВ: Что-то такое есть.

М.ЛЮБИЧЕВА: Ну отлично, да, нам нравится. Мы обязательно включим в какое-нибудь описание.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, насчет того, кто что делает в группе. Значит, Мария делает музыку, аранжировки и вокал. Правильно я понимаю?

М.ЛЮБИЧЕВА: Делает.

А.ПЛЮЩЕВ: Алексей Отраднов – идеология и тексты. Вот идеология – очень интересно. Что вкладывается в это слово? Тут еще и идеология есть?

А.ОТРАДНОВ: Ну мы же про нее рассказывали.

М.ЛЮБИЧЕВА: Мы весь эфир рассказываем про идеологию.

А.ПЛЮЩЕВ: Я, на самом деле, не зря. Я, конечно, тупой, но не настолько. Потому что Макс из Питера повторяет вопрос: «А к какому движению или за то и против чего ваши гости?»

М.ЛЮБИЧЕВА: А почему мы должны относиться к какому-то движению, быть за что-то или против чего-то? мы живем…

А.ПЛЮЩЕВ: Идеология. Понимаешь?

М.ЛЮБИЧЕВА: Ну, про идеологию сейчас скажет Алексей. Я буквально пару слов: мы живем в окружающей нас действительности, ее через себя пропускаем, мы видим, что вокруг нас происходит, нас это не очень устраивает, какие-то моменты. Грубо говоря, вот я в обычной жизни офисный работник. Я сижу в своем офисе с 10 до 7…

А.ПЛЮЩЕВ: А, слушайте, вы не профессионалы, вы любители. Правильно?

М.ЛЮБИЧЕВА: Мы любители. Мы – большие любители этого дела. И музыки тоже. Но, как сказать, профессионально мы, конечно, этим не занимаемся. Но любим это дело уже достаточно давно. Наверное, больше 10 лет…

А.ОТРАДНОВ: Ну да, идеология простая, Маша здесь совершенно права, — это как бы зафиксировать то, что сейчас происходит, какие-то вещи, которые у всех на глазах, но об этом почему-то мало кто говорит. То есть мы попытались сказать, и получилось вот, надеюсь, что современно…

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, отсюда появилась песня «Микки-Маус», «Сучки» и все остальные песни, которые есть на альбоме.

А.ОТРАДНОВ: То есть это такой срез того, что есть. И мы пытаемся обозначить, как мы к этому относимся. С иронией, но все-таки обозначаем.

М.ЛЮБИЧЕВА: Мы для рабочих писали. Для рабочего народа. Ну, может, для офисных работников тоже.

А.ПЛЮЩЕВ: Офисный – самый главный работник. Офисный рабочий.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да, сейчас офисный работник – это рабочий современный. Он уже люмпен какой-то, никто уже не обращает на него внимания.

А.ОТРАДНОВ: Он уже деградирует.

М.ЛЮБИЧЕВА: И вот мне очень не нравится, что людей зачастую все больше и больше считают ничем. И люди все готовы… ну ладно…

А.ПЛЮЩЕВ: Как я и говорил, очень разнообразными теперь стали смс к концу передачи. Давайте почитаем что-то из отзывов. «Вот бы вам действительно посидеть за томиками Пушкина и Достоевского – может, тогда бы другую музыку писали».

М.ЛЮБИЧЕВА: Мы пишем, сидели за томиками.

А.ПЛЮЩЕВ: «Лучше бы Маша была немой», — пишет Людмила.

А.ОТРАДНОВ: Глухой.

М.ЛЮБИЧЕВА: Обычно я мало общаюсь, да.

А.ПЛЮЩЕВ: И знаками бы общалась. Представляете, сколько было бы у нашей видеотрансляции зрителей? Не 102, как сейчас, а больше гораздо.

А.ОТРАДНОВ: Сурдопереводчик нужен был бы.

А.ПЛЮЩЕВ: Дальше. «Супер, классные песни, первый раз услышал», — пишет Дмитрий из Саратова. «Пошло и отвратительно, мерзко!» — Наталья, Челябинск. «Саша, не введитесь на сомнительные реплики про руки и струны». «Какая высокая поэзия! Шевчук, БГ и еже с ними отдыхают!» — с грустью пишет Кирилл из Петербурга. «Какая же она умничка!» — пишет Аркадий. И вот Анатолий наконец, он ловит вас, и вы сейчас не отмажетесь абсолютно. все, ловушка захлопнулась. И захлопнул ее Анатолий.

М.ЛЮБИЧЕВА: Все, мы не выйдем отсюда?

А.ПЛЮЩЕВ: Все. Вопрос следующий: «А ваши родители слушают вашу музыку?»

М.ЛЮБИЧЕВА: В данный момент. Вот сейчас они слушают нашу музыку.

А.ОТРАДНОВ: И радуются.

А.ПЛЮЩЕВ: И пишут – «Какая хорошая песня, первый раз слушаю».

М.ЛЮБИЧЕВА: Это они.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Ну правда – как относятся родители к вашему творчеству?

А.ОТРАДНОВ: Хорошо. С пониманием, по большому счету.

М.ЛЮБИЧЕВА: Да они рабочие, собственно говоря.

А.ПЛЮЩЕВ: Что ж они, не видят, что происходит, действительно?

А.ОТРАДНОВ: Ну здесь же ничего криминального.

М.ЛЮБИЧЕВА: Вот именно. Что, у нас все вечно за томиками Достоевского и Пушкина? Мы тоже любим на досуге почитать…

А.ПЛЮЩЕВ: «Сколько лет автору песен? Откуда такая озабоченность?» — спрашивает Игорь.

А.ОТРАДНОВ: 17.

М.ЛЮБИЧЕВА: Озабоченность чем? Нам 14.

А.ОТРАДНОВ: Нет, мне уже 17.

М.ЛЮБИЧЕВА: А мне 14.

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте еще одну песню, а то не остается времени. «Касса» называется.

А.ОТРАДНОВ: Про Макдональдс.

А.ПЛЮЩЕВ: Да? Ну наконец-то.

М.ЛЮБИЧЕВА: Макдональдс – это жупел просто.

А.ОТРАДНОВ: Да нет, хорошая песня, очень красивая.

А.ПЛЮЩЕВ: Думаю, что вас взбодрит.

А.ОТРАДНОВ: Белый танец.

ПЕСНЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Ну вот, собственно, и все. 0 часов 59 минут, заканчивается наш эфир с группой «Барто». На этом наступает на нас цензура. Спасибо вам большое.

А.ОТРАДНОВ: Пис энд лав, друзья.

А.ПЛЮЩЕВ: В хорошем смысле этого слова.

А.ОТРАДНОВ: Хороший пис и хорошая лав.

А.ПЛЮЩЕВ: До следующей недели, когда, я надеюсь, мы с Ларисой воссоединимся. И не где-нибудь, а в эфире.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире