'Вопросы к интервью
28 января 2008
Z Аргентум Все выпуски

ДиДюЛя


Время выхода в эфир: 28 января 2008, 00:07

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Привет, 0 часов 9 минут, Александр Плющев и Лариса Ясногородская в студии, Аргентум на радио «Эхо Москвы».

А. ПЛЮЩЕВ — Доброй ночи! Доброй ночи, и сегодня, знаете, как наши… говорилось в нашем анонсе, вообще мне сегодня несколько труднее… нам будет несколько труднее, потому что обычно те, кто к нам приходит, они еще и поют, хоть знаешь, там, есть…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …можно к словам придраться.

А. ПЛЮЩЕВ — Вообще, много есть, за чего зацепиться. Тут же ни за что не зацепишься, тем более, мы с тобой такие специалисты, которых все знают…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Ну, да, да!

А. ПЛЮЩЕВ — …вот, так что…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Во всех сферах вообще.

А. ПЛЮЩЕВ — Будем сидеть, открыв рот фактически просто.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Поэтому помогайте нам смс: +7-985-970-45-45.

А. ПЛЮЩЕВ — Сегодня у нас в гостях Дидюля, доброй ночи!

ДИДЮЛЯ — Доброй ночи, друзья, доброй ночи.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, и первый вопрос, естественно, он вытекает из всех наших вопросов, которые были на 4-х листах, вот сейчас распечатаны, поступили к нашему эфиру через Интернет, через наш сайт на echo.msk.ru, ну, где-то в каждом третьем или в каждом четвертом вопросе, я думаю, что этот вопрос очень часто задают: почему же все-таки Дидюля? Вот, у меня тоже была большая проблема, когда я смотрел на афишу, было написано: Большой Кремлевский Дворец, Дидюля. У меня не монтировалось это в голове никак.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Владимир, кстати, из Москвы задает вопрос, даже утверждение, он фразу бросает: мне нравится ваше творчество, но не нравится слово «Дидюля. Мне кажется, что оно больше подходит попсовику или блатнику».

ДИДЮЛЯ — Сразу начинаю раскрывать все тайны и все загадки. Дидюля – это моя фамилия, древняя белорусская фамилия. Я родом из Белоруссии. С гордостью ношу эту музыкальную, необычную, очень своеобразную фамилию, она уже, теперь уже не просто фамилия, название наших музык, название наших пластинок, название группы. Надеюсь, уже название некого бренда в области инструментальной музыки. Да, «Дидюля» звучит немножко необычно, но я горжусь этими замечательными тремя слогами, музыкальными, интересными, похожими на ноты, о чем-то может быть таинственном заявляющие, необычно, но мне нравится и Дидюля у вас в гостях.

А. ПЛЮЩЕВ — И это очень здорово. Мне очень импонирует то, что, предвидя, может быть, такую реакцию, да, людей, человек все равно решил…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …не стал брать псевдоним…

А. ПЛЮЩЕВ — Решил это делать, да. То есть, исповедуется следующий подход: что не я буду под вас подстраиваться, а вы – под меня. Это очень подкупает. Действительно так, во все остальном тоже такой подход у вас?

ДИДЮЛЯ — Стараюсь. Я стараюсь не отвлекаться на мимолетное, на сиюминутное. Есть данность, есть фамилия, которая мне дана. Мне это… сам по себе этот факт для меня значителен в моей жизни и в моей творческой жизни, и я абсолютно с этим фактом согласен и не хочу его менять, не хочу никаких псевдонимов. И так же касается и творчества: да, сложно в России заниматься инструментальной музыкой, гатарно-инструментальной музыкой. Сложно давать концерты, но мне это нравится, я это люблю, это тоже данность, которой я в жизни нашел свое проявление творческое, я с этим живу и не обращаю на какие-то моменты, которые могут очень сильно прогибать меня. То есть, правильно было сказано: не будем прогибаться под изменчивый мир, пускай, наверно, он будет под нас прогибаться. Мне очень нравится это выражение Макаревича, мне очень нравится эта песня, хотя я об этом не думаю. Я просто делаю то, что мне нравится, и то, с чем я комфортно и гармонично в это мире ощущаю.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — А как пытаются прогнуть? Ну, наверное, что-то для народа, чтобы быть более популярным, больше денег зарабатывать? Нет? В плане творчества?

ДИДЮЛЯ — Это тоже хорошая вещь. Деньги – это тоже хорошая вещь…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Да.

ДИДЮЛЯ — …почему бы их не зарабатывать?

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Неплохо, да?

ДИДЮЛЯ — А почему бы их не зарабатывать? Почему бы не прислушаться к конъюнктуре? Почему бы не думать о рынке? Почему бы  об этом о всем…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …ну, да, я о том и говорю.

ДИДЮЛЯ — Да, это тоже имеется в виду, это тоже есть, но все равно есть вещи, которые выше всего этого, все-таки, есть некая, скажем так, духовная составляющая, по крайней мере, в моей жизни, которая главнее. Мне хочется комфортной и нормальной хорошей абсолютно жизни творческой, мне хочется просто спокойно засыпать после тяжелого хорошего трудового дня. Вот, для того, чтоб это было, мне нужно малое: заниматься любимой музыкой и немножко думать о своих коллегах-друзьях.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Подождите, а если у вас солидный счет в банке, это вам как-то мешает заснуть?

ДИДЮЛЯ — Нет. Но вместе с тем, большие деньги – это большая ответственность, большие проблемы, большие хлопоты. Поэтому за все приходится платить. Но вместе с тем при всем при этом, мы достаточно успешны на музыкальном рынке. У меня большая команда. Большой коллектив, мы умеем работать, мы умеем зарабатывать деньги, и я с гордостью об этом говорю.

А. ПЛЮЩЕВ — Слушайте, а вот, чистая философия музыки, если можно так выразиться, вот певцам, особенно тем, кто из поп-музыки, да и из рок — где там граница, черт его знает — им хорошо. Им хорошо, потому что народ начинает насвистывать что-то такое, напевать, там…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …напевать, и ты слышишь, что зал с тобой.

А. ПЛЮЩЕВ — …просить заявки на радио и так далее. А как добиться такого же расположения у публики с инструментальной музыкой, да тем более с еще не очень-то простой, наверное?

ДИДЮЛЯ — На самом деле, у меня простая инструментальная музыка. Я нахожусь в такой нише поп-инструментальной музыки. При всем при этом мне хочется добиться простоты, легкости, понятности в своем творчестве, хотя и не чужды философские глубокие размышления в музыке и …по-разному. Но, вместе с тем, рыночная часть моего творчества, я скажу так, в хорошем понимании этого слова, рыночная часть нашего творчества, она все-таки легкая, доступная и понятная. Достучаться достаточно легко, потому что есть качество, есть качество музыкальное, есть качество маркетинговое, есть рекламное качество. При всем при этом, что нас мало в медийном пространстве, но у нас много выпущено альбомов, у нас много сделано концертов, и у нас есть чуткий и любящий нас зритель, коим мы можем гордиться. Хотя, конечно же, жанр непростой. В любом случае, нет слов, нету поэзии. Нету голоса, который легко запоминаем и который очень… с которым легче артистам быть. Но  вместе с тем, у нас есть слушатель, зритель, который нас ценит, любит и понимает. Это самое главное.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Но, собственно, сейчас самое время продемонстрировать. Надо сказать, что Дидюля пришел не один, а с гитарой.

ДИДЮЛЯ — Всегда, когда есть возможность поговорить на телевидении или на радио, я всегда беру еще и инструмент, потому что инструмент тоже говорит. Мне не хотелось бы что-то демонстрировать, я просто хочу поиграть музыку. Мне интересна вот эта ситуация, в которой мы сейчас находимся, некий такой реал-тайм в реальном времени мы говорим, задаем друг другу интересные вопросы, пытаемся что-то анализировать, и проявилось какое-то поле энергетическое, я его пытаюсь уловить, превратить в звуки, и сделать маленькую небольшую зарисовку в духе нашей сегодняшней беседы.

А. ПЛЮЩЕВ — Давайте это сделаем, я только хочу нашим радиослушателям напомнить, что они еще и зрители к тому же, если зайдут на plushev.com, в разделе видео там идет видеотрансляция, и можно не только посмотреть… и не только послушать, как Дидюля это делает, но заодно и посмотреть. Давайте сейчас к этому обратимся.

Звучит музыка

Аплодисменты

А. ПЛЮЩЕВ — Браво. Дидюля у нас сегодня в студии. Вы только что слышали, как он играет вживую, рисуя атмосферу, которая сейчас здесь у нас в студии.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — А это была импровизация?

ДИДЮЛЯ — Да, это была импровизация. Есть кирпичики, их которых складывается музыка, я просто решил эти кирпичики немножко потусовать. То есть, один с другим, с третьим… ритм, размерность, немножко так с гармонией особо не мудрил, а вот с пульсом, с ритмом, и с некими, может быть, такими спонтанными настроениями я немножко как бы в шахматном порядочке их расставлял и выстроил некую такую, скажем так, психоэмоциональную зарисовку. Появляется ли из этого музыка, или нет, это второй вопрос. Для меня, все-таки, есть музыка, хотя, когда начинаю, я как композитор начинаю работать, то я более вдумчиво и более осознанно, осмысленно, какими-то владея рамками, создаю музыкальное произведение. Но когда есть возможность пофантазировать и эмоционально что-то порисовать, скажем так, то я даю волю эмоциям, даю волю такой спонтанности, импровизационности, и именно в таких прямых эфирах это наиболее органично для меня, как для музыканта.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Все ваши произведения — это вы автор, вы написали?

ДИДЮЛЯ — Да, да. Вся музыка, которая выходит под названием Дидюля, под брендом Дидюля сделана мною в большинстве случаев и аранжирована, хотя у меня потрясающая команда профессионалов, музыкантов, аранжировщиков, звукоинженеров, своя студия, большой опыт студийной работы, но вместе с тем, весь контроль создания музыки беру в свои руки.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Чтобы вот так вот сходу импровизировать, нужно же быть очень серьезным профессионалом, а где вы учились?

ДИДЮЛЯ — Ну, достаточно…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …мне кажется, в России не такая серьезная школа…

ДИДЮЛЯ — Дело не в этом, дело не в школе, просто есть такая вещь, как самообразование, у меня не было возможности получить какого-то академического образования в Консерватории, или в академии музыки, даже в музыкальном училище, но у меня была очень хорошая среда, в которой я жил, рос, окунался в нее, и вот именно это меня обучало. Достаточно рано начал свою трудовую деятельность, и собственно это привело к тому, что я понял, что музыка — это мое, композиторство — это мое. Делать звук, аудиодизайн, выступления, концерты, гитара, звук, мощная хорошая энергетика, драйв — все то, что присуще вот современной инструментальной музыке — это мое. Я приехал в Москву никому не известным пареньком из Белоруссии и смог развернуть здесь достаточно мощную активную деятельность. И на сегодняшний день, не побоюсь этого слова, мы — номер один, или, скажем, одни из ведущих лидирующих групп, музыкальных групп, которые занимаются инструментальным жанром в такой большой стране, как Россия.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — А сколько лет прошло с тех пор, как в приехали в Москву?

ДИДЮЛЯ — Я в 98-м году приехал в Москву.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — А насколько жестока конкуренция?

ДИДЮЛЯ — Конкуренции практически нету, потому что вообще…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Ну, в таких условиях легко называть себя номером один.

ДИДЮЛЯ — Но дело в том, что конкуренции нет по одной простой причине, что заниматься инструментальной музыкой можно только в том случае, когда для этого есть хорошая, скажем так, атмосфера и почва для того, чтобы это происходило. То есть, должен быть институт продюсирования хороший, студий должно быть много, музыкантов должно быть много, они должны понимать, что любая более-менее нормальная музыка найдет выход в виде пластинок, концертов, каких-то организационных моментов. Пока этого нету. Мне приходится самому воплощать в себе массу специальностей и профессий. То есть, продюсировать приходится самому. То есть, записывать музыку, сочинять, играть, заниматься организационными вопросами, решать финансовые какие-то вопросы. Приходится все самому, хотя есть сейчас команда большая, но вместе с тем мне приходится очень много работать еще не музыкой, заниматься немузыкальными вопросами.

А. ПЛЮЩЕВ — Большой интерес проявили наши слушатели и зрители к сегодняшней трансляции, около ста человек смотрит, присоединяйтесь на plushev.com еще многое можно увидеть сегодня будет. Я потранслирую немножко вопросы, которые задают наши слушатели, в частности, через чат на том же самом plushev.com, написано следующее, Федорелла спрашивает: «А интересно, а кого Дидюля считает лучшим гитаристом России, себя или Зинчука? Интересно, что он ответит на этот бестактный вопрос».

ДИДЮЛЯ — Вопрос не бестактный, нормальный. Только в музыке спорта не бывает, нет лучший-худший, есть масса хороших интересных музыкантов, которые занимаются музыкой, каждый в своем стиле, в своем жанре. Я очень люблю Ивана Смирнова. Я люблю Зинчука, мне очень нравится Четвергов, мне нравится Роман Мирошниченко, мне нравится Вадим Чабанов. Масса, масса есть гитаристов, музыкантов, у которых есть чему поучиться, которые обладают феноменальным багажом музыкальным, чисто человеческим, техническим, гитарным, инструментальным и здорово, что они есть, здорово, что существуют такие музыканты. Кто-то, может быть, более заметен в медийном, так скажем, пространстве, кто-то менее заметен, но у всех у них есть аудитория, есть зрители, слушатели, которые приходят к ним на концерты и слушают их музыку, и, в общем-то, не все так грустно.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, тут вас сразу же одергивают: погодите, если вы номер один, то, значит, есть спорт? Потом еще человек спрашивает: я имею в виду по технике исполнения, по виртуозности.

ДИДЮЛЯ — Техника исполнения — очень абстрактная вещь, можно очень быстро играть, ноты перебирать, но ничего из этого не будет. У нас каждый год Консерватория, училища, академия музыки выпускают сотни музыкантов, у меня вопрос: а где они, эти музыканты? То есть…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …а я могу… у меня даже есть ответ, где эти музыканты. Часть из них, например, включается в музыкальные каналы или музыкальные радиостанции, и там вы слышите часть этих музыкантов. Пожалуйста.

ДИДЮЛЯ — Вот, на самом деле, наша большая страна достойна, как минимум, сотни три-четыре должны быть просто инструменталистов гитаристов, которые активно должны выступать, гастролировать, дарить свои профессионализм, мастерство, умение зрителям, людям, и всем людям, которые неравнодушны к гитаре. Но, вместе с тем, этого не происходит. Почему? Потому что существует, в общем-то, проблема экономическая, техническая, организационная для вообще инструментального жанра в России. Повторюсь, возвращаясь опять к началу беседы. Мне приходится работать еще как продюсеру, мне приходится большую, то есть, 99% своего времени я трачу на то, чтобы музыку подарить и донести до людей. И 1% времени я трачу только на инструмент, на музыку, на сочинение, на…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — А  почему такая проблема, вы не можете найти человека, который будет профессионально этим заниматься?

ДИДЮЛЯ — Конечно, я нашел…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Или не можете доверить?

ДИДЮЛЯ — Нашел, я… у меня есть команда, она ведь этим и занимается. У меня есть директор, у меня есть юрист, у меня есть юридический отдел, у меня есть концертный отдел, у меня есть… все у меня это есть, но вместе с тем, настолько рынок не приспособлен, рынок настолько негибкий и неготовый воспринимать жанр и данное направление в культуре, что приходится преодолевать неимоверные стены, понимаете, в чем дело? Вот часто ли вы меня видите в своем эфире, например, у вас на радиостанции?

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Кстати, а Степан Аркадьевич из Запорожья спрашивает: «Жаль, что вас не слышно по СМИ». Почему так получается, что вас нету ни в телевизоре, ни на радио?

ДИДЮЛЯ — Во-первых, не нужно достаточно… дело в том, что масс-медиа — очень странная такая вещь. Когда начинаешь… очень много тебя начинает быть в телевидении и на радио, это вызывает отвращение у людей. То есть, вообще человек должен сам достучаться и найти музыку, которая ему нравится, не  нужно ему навязывать, должно быть все очень дозировано, все очень аккуратно. Это первый момент. Второй момент: все-таки реклама, пиар, любое появление на телевидении, на радио, стоит денег определенных. Выкидывать…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Плющев, ты понял?

А. ПЛЮЩЕВ — Не любое!

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Ты понял?

А. ПЛЮЩЕВ — Где наши деньги, хотелось бы узнать!

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — После эфира договоримся.

ДИДЮЛЯ — Да, мы после эфира договоримся, на самом деле, телевизионная реклама, по крайней мере, потому что показать концерт, выступить с номером, или что-то — это уже реклама воспринимается, то есть, телевидение живет по законам иным.

А. ПЛЮЩЕВ — Вот после таких слов чувствуешь себя лохом полнейшим, что тебя развели, да? Все за деньги, а ты бесплатно.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Сколько лет лох, Плющев!

ДИДЮЛЯ — На самом деле, мы говорим сейчас о телевидении, а не о радио. То есть, телевидение — это немножко другой жанр, скажем, другая сфера деятельности, но я знаю, о чем я говорю. Я говорю как продюсер, я говорю, как человек, который, например, совсем не прочь, чтоб показали мой сольный концерт в прайм-тайм на каком-нибудь федеральном канале.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Не, ну, так же не бывает. У единиц артистов показывают сольные концерты в прайм-тайм. Начинается со всяких там солянок, сборных концертов, клипы, опять же, показывают.

ДИДЮЛЯ — Мне, вообще, жаловаться не на что, потому что мой концерт показывали в прайм-тайм несколько раз на федеральном центральном канале, так что все нормально.

А. ПЛЮЩЕВ — Вот!

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Ну, вот!

А. ПЛЮЩЕВ — Слушайте, давайте, послушаем музыку, я вот что предлагаю. Я так понимаю, что дальше мы будем слушать с дисков, да?

ДИДЮЛЯ — Да, мы будем слушать с дисков, только, опять же, хочу вернуться к началу беседы, и повторить: 99% времени уходит на то, чтобы музыку подарить людям, и только 1 % времени занимает, к сожалению, у меня на творчество и на музыку. Слушаем музыку.

Звучит музыка

А. ПЛЮЩЕВ — Дидюля у нас в студии. Сегодня это программа Аргентум, Александр Плющев, Лариса Ясногородская, в нашем чате с завидным постоянством повторяется один и тот же вопрос, он приходил и нам на Интернет тоже: а не пробовали ли вы сами петь?

ДИДЮЛЯ — Такие попытки были. У  меня не получается, голоса нету. Ну, может быть, тембр есть, но слуха и четкого интонирования нету. Кое-где экспериментирую немножко, может быть, какими-то красками в студийной деятельности, в студийной работе. Но все это так робко и неумело. Есть очень интересные яркие голоса, которые я использую в студийной работе, вот, даже сейчас, то, что мы услышали трек из альбома «Пещерный город Инкерман», там уникальные голоса, это два монаха из Крыма, из местечка Инкерман, и они мне напели вот эти вокализы, которые и легли в основу этой композиции.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, и, разумеется, спрашивают люди, насчет того, что… сейчас, секундочку, секундочку, потерял я этот вопрос. Был, да, был вопрос насчет… значит… Насчет пения мы только что поговорили, сейчас, секунду…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Давайте я пока задам другой вопрос.

А. ПЛЮЩЕВ — Извини, да.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ – Петя спрашивает: «Депрессив целенаправлен?»

ДИДЮЛЯ — Ну, депрессии, на самом деле, нет, вы, может быть, ошибаетесь. Хотя есть минорные нотки, но у меня минор оптимистичный, все равно в моем творчестве минор оптимистичен, он с очень ясным взглядом и с очень… то есть, скажу так: жизнь удивительно красивая загадка, и ее хочется разгадывать. Это вообще — творческое кредо мое, как композитора, и об этом, собственно, вся музыка. Если даже где-то есть какая-то минорная нотка, то следующая нотка будет мажорная. То есть, в любом случае, все наши пластинки, все наши концерты насыщены оптимизмом, жизнеутверждением и собственно об этом.

А. ПЛЮЩЕВ — Я так и потерял вопрос. Анатолий Северканов 44 года, пишет: «Ваша эволюция как гитариста, почему вы играете соло указательным пальцем? Зачем такие длинные ногти…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Ногти меня тоже впечатлили, надо сказать.

А. ПЛЮЩЕВ — …почему вы играете фламенко не так, как учат в Андалузии?» Ну, достаточно, тут еще много.

ДИДЮЛЯ — Да, да, да, да. Ну, вы знаете, даже не знаю, как ответить на эти вопросы, потому они все, эти вопросы, мимо одного, мимо самого главного: не за те ниточки дергаете, уважаемые, мимо музыки. Есть музыка, а как она делается, какими методами, каким путем я к ней пришел, по каким ступенькам я иду, какими ногтями, пальцами, указательным или мизинцем играю — уж какая это разница? То есть, есть одно главное вообще событие: музыка, мелодия, энергия, искренность, эмоциональность, энергетика, цепляет или нет. Вот этими критериями я пользуюсь в своей жизни и в своем творчестве. Если мне надо будет мизинцем играть какое-то произведение без ногтя — я буду это делать так. Если мне надо будет указательным пальцем с ногтем — я буду это делать так. Если мне надо будет, чтоб это кто-то другой сыграл — значит, сыграет другой, а не я. Всегда найду какой-то способ, как донести музыку. А вот будет музыка, или нет — это вопрос второй. Для меня он прежде всего, самый главный вопрос: музыка и еще раз музыка с большой буквы. Вот, об этом думаю. Обо всем об остальном не думаю. Вот, вы мне сейчас задали эти вопросы, я даже не знаю, как на них отвечать. Отчего вообще эти вопросы возникают?

А. ПЛЮЩЕВ — Значит ли это, что техника не так важна?

ДИДЮЛЯ — Она вообще неважна. Есть масса примеров в мировой музыке, когда техника вообще остается в стороне. Да, она не помешает. Да, ее багаж должен быть. У меня тоже есть багаж технический, и поверьте, далеко не слабый. То есть, я могу показать интересные приемы, интересные находки, к которым шел долго и много, кропотливо и много лет. Есть определенные вещи в технике, но мне не хочется даже это обсуждать, потому что это совершенно вторично и троично. Это не имеет никакого отношения к музыке. Техника, приборы, приемы, инструменты, как мы это делаем, какая имеет значение… какая разница вообще? Зачем об этом вообще говорить? Мы можем говорить только о музыке.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Задавайте вопросы Дидюле в Аргентум по смс +7-985-970-45-45. И тогда о музыке. Первая композиция, произведение, которое вы сыграли вживую, самое первое в сегодняшнем эфире, оно было явно с какими-то вот… я не специалист, я не претендую, да? С какими-то испанскими нотками, вот, очень, мне кажется, много, я слышала на вашем диске много подобных произведений, что-то с фламенко…

ДИДЮЛЯ — Естественно…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …связанное, правильно?

ДИДЮЛЯ — Ну, дело в том, что есть гитара, это испанский народный инструмент. Есть такое понятие «испанская гитара». Это воплощает в себе очень многое, это и классическая музыка, это музыка и фламенко, и музыка современная инструментальная, это масса, масса, масса всего, что объединяет один общий термин «испанская гитара». Очень много представителей разных, музыкантов из Европы, из Японии, из Америки, из Латинской Америки, из Азии, из России, которая тоже играет и какие-то угадываются нотки, где-то испанские, где-то восточные, где-то цыганские. Опять же, вопрос в принципе такой, не очень важный, не очень главный. Для меня вообще, никогда не ставлю его в своем творчестве, мне очень важно, чтобы музыка была. Да, где-то испанские характеристики какие-то, характер звука, где-то восточные, где-то азиатские, где-то русские, где-то белорусские интонации. Но мне удалось побывать в Испании, я очень люблю страсть, господство ритма и импровизационность, присущие музыке фламенко. Мне это очень близко, мне очень нравится импульсивность и эмоциональность, присущая музыке фламенко, и вообще присущая гитаре. Мне очень близко это как человеку, мне очень это созвучно по эмоциональному какому-то, не знаю, восприятию, и поэтому это и есть в музыке, от этого никуда не уйти. Почему бы и нет? Пускай это будет. Кто-то называет меня испанским фламенко-гитаристом ошибочно. Я просто композитор, современный композитор, который взял проводником между музыкой и слушателем такой инструмент, как гитара.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Дидюля, а как выглядит ваш концерт? Вот, выходите вы, ваша команда, я так понимаю, у вас ведь еще есть музыканты, и вот вы играете, да?

ДИДЮЛЯ — Мы не просто играем.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Вот, расскажите.

ДИДЮЛЯ — У нас… это очень трудно сказать то, что находится за гранью слов. Концерт – это очень мощный вихрь, это очень мощный ураган эмоций, это…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Ну, вы нам как-нибудь по-простому: вот, стою я, играю, сижу я, играю…

ДИДЮЛЯ — …я не сижу, не играю, я ношусь по сцене, как бешеный, как сумасшедший, как безумный чертенок, у меня масса костюмов, потрясающий свет, танцоры, музыканты, переодевания, режиссура просчитана и осмыслена до секунды. Каждый концерт, каждая нота, каждую секунду действа  — это безумно большой труд, благодаря которому мы пришли к нашему уникальному событию под названием концерт. Мне очень трудно говорить, вы видите, как вы меня так ошарашили таким вопросом: концерт… концерт – это вся моя жизнь, это все, что я делаю, весь опыт, все мировоззрение, техника, инструменты, костюмы, эмоции, музыка, мелодии, страсти, сомнения, страхи, радость, открытие – это все в концерте, все это подразумевается одним общим словом «концерт».

А. ПЛЮЩЕВ — Я нашел вопрос наконец…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Да, ладно!

А. ПЛЮЩЕВ — …вспомнил, где его искать…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Хорошо, во время эфира!

А. ПЛЮЩЕВ — Слава богу, действительно. Нет, как раз о концертах. Дело в том, что тут наши слушатели и зрители говорят, что вы еще и не произносите ни единого слова за весь концерт.

ДИДЮЛЯ — Да.

А. ПЛЮЩЕВ — Я ожидал, что сегодня к нам придет человек, который ни единого слова еще и за весь эфир не произнесет. Оказалось, не так.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Что нам очень нравится, кстати.

ДИДЮЛЯ — А вы знаете, у нас есть, что сказать музыкой, да, и у нас есть, что сказать словами. Но в концерте, где есть музыка, где есть мелодия, где есть краски аранжировочные, где есть очень-очень много всего, что находится за гранью слов, слова не нужны. Есть только в начале слова и фраза: дамы и господа, Дидюля. Все, выходим мы музыканты, и время останавливается. То есть, два часа превращаются в пять минут. Много всего можно сказать музыкой, звуком, жестом, мимикой, взглядом, вспыхнувшей лампочкой, каким-то элементом в костюме, танцем, движением, эмоциями. Столько красок, столько есть масса интересных средств выразительности, которые находятся… которые не слова, и этим мы пользуемся, и мы создали уникальный язык наш концертный, который был по достоинству оценен зрителями и слушателями, и аншлаги на наших концертах, крупнейшие концертные залы страны, СНГ и не только уже СНГ. Это все то, что мы смогли сделать за последние 3-4 года плотной гастрольной концертной работы.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — А как ведут себя зрители и слушатели на ваших концертах? Кто-то танцует, или просто сидят…

ДИДЮЛЯ — Вы знаете…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …потому что когда поет… когда артист выступает и поет, ему часто подпевают, встают…

ДИДЮЛЯ — Вы знаете, в нашем случае это не работает, под нас нельзя танцевать, мы настолько интересны, ярки, необычны и все время меняющиеся, что нас нужно смотреть с открытым ртом.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …зрителей прибивает к креслам?

ДИДЮЛЯ — Да, прибивает к креслам, они замирают и с открытым ртом два часа смотрят на то, что происходит на сцене, потому что это нельзя пропустить, даже моргнуть нельзя, потому что можно моргнуть и пропустить что-то очень важное и очень веское и серьезное. Поэтому лучше, я советую, на наших концертах не танцевать, а просто смотреть не сцену и получать безумное наслаждение и удовольствие.

А. ПЛЮЩЕВ — Давайте-ка мы сейчас послушаем музыку, единственное, что перед этим я хотел задать еще один вопрос, связанный с концертами и с записями: а запись убивает вот это… вот это качество, когда вбивает людей?

ДИДЮЛЯ — Да. Даже видеозапись многое теряет, потому что происходит очень мощное видеоинформационное поле происходит во время концерта, и камера планом одним каким-то, двумя, тремя, даже видеозапись, она не передает того безумства, которое происходит на концерте. Вот этого вихря энергетического не получается передать, хотя мы выпустили полноценный DVD нашего сольного концерта в концертном зале Россия, мы сделали запись нашего концерта, и не одну, и не две, и не три, но лучше придти на концерт и по полной программе оторваться.

А. ПЛЮЩЕВ — Хорошо, но пока у нас нет такой возможности, прямо сейчас будем отрываться по полной программе под радиоэфир.

ДИДЮЛЯ — Хочу пару слов сказать, прежде чем прозвучит композиция, она называется «Январь. На небе звезда». Эту композицию я посвятил себе, скромно так говорю об этом. У меня день рождения в январе и собственно об этом музыка.

Звучит музыка.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Дидюля в эфире Аргентума на «Эхо Москвы» +7-985-970-45-45. По этому номеру еще можно успеть прислать смс с вопросом Дидюле. Виктор из, кстати, вашего родного города, из Гродно в Белоруссии, спрашивает: «Я неплохо знаю, люблю ваш репертуар. А вы сами не чувствуете, что повторяетесь?»

ДИДЮЛЯ — Возможно. Есть почерк, у композитора, у автора может быть свой почерк, это мой почерк, это мой словарный запас, мой алфавит, которым я пользуюсь, и это очень хорошо, что, мне кажется, у меня найдены какие-то интересные открытия, фишки в музыке, в аранжировке, во фразах. Узнаваем быстрее или легче узнать и понять по почерку: вот, это вот Дидюля, это его стиль. Да, он где-то повторяется, но, ничего, я этого не боюсь. Я не ограничиваю себя вообще, стараюсь не оглядываться, но если даже где-то что-то произошло, какой-то самоповтор, ничего страшного нету, даже если какая-то ошибка произошла у меня в творчестве, я не боюсь, я не боюсь ошибаться, кто не ошибается, тот и ничего не делает. Или наоборот: кто ничего не делает, тот не ошибается. Так что, даю себе возможность ошибиться, оступиться. Где-то что-то не то сделать, самоповтор какой-то сделать. В любом случае, в каждом новом альбоме все равно есть какие-то уникальные находки, открытия, за которые мне не стыдно.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Такое ощущение, что вы – человек, который совершенно не воспринимает критику.

А. ПЛЮЩЕВ — О! Ты прямо угадала! Абсолютно! У меня тот же самый вопрос!

ДИДЮЛЯ — Хочу сказать очень просто. У меня по этому поводу есть мнение, четко устоявшееся. Я вне критики. За что меня критиковать?

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Вне политики, вне конкуренции.

ДИДЮЛЯ — За что? За то, что я создал музыку, подарил ее людям, донес, сыграл, приехал с концертами…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Как не покритиковать! Вот, в этой песне. Ну, конечно, неплохо, да. Но можно было как-то вот здесь… поинтереснее придумать…

ДИДЮЛЯ — …самым мощным, строгим и лучшим критиком, чем я сам для себя уже не придумать. Честно вам скажу. Я вне критики. Конечно, прислушиваюсь, конечно же, мне интересно. Конечно же, у меня есть обратная связь с нашими слушателями. Конечно же, я все, что сегодня в передаче происходит, для меня очень важно, и я для себя какой-то вывод сделаю однозначно. У нас есть и наш сайт didula.com, где наши зрители, поклонники, или не поклонники, наши друзья, враги, все… мы всех ценим, всех любим, всех уважаем. Пишут, высказываются, и для меня это все очень, конечно же, важно. Но все равно, я приму к сведению всю информацию и сделаю по-своему.

А. ПЛЮЩЕВ — Еще здесь пишут, отлично тоже: «У него не только свой почерк, — пишет Кшибаев, — он говорит, как хорошо подготовленный к любым вопросам человек». Меня тоже поразила…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Да.

А. ПЛЮЩЕВ — …ваша реакция молниеносная.

ДИДЮЛЯ — Молниеносная реакция, повторюсь, у нас есть, что сказать. У нас есть, о чем рассказать музыкой, у нас есть, о чем рассказать словами. Есть просто позиция жизненная человека творческого, который много думает, много анализирует, много ездит, много общается, много увидел, прочувствовал, и есть, что рассказать звуками, музыкой, гитарой и просто словами.

А. ПЛЮЩЕВ — Шикарно. Не все наши слушатели здорово знакомы с вашим творчеством, многие очень… и цитируют названия, и все прочее. А некоторые задают вот и такие вопросы: «Великолепно. А изданы ли на CD ваши альбомы?»

ДИДЮЛЯ — Хороший очень вопрос. Мы уже 8 лет издаем наши альбомы достаточно масштабно, широко, с форматом, на всю страну. Достаточно много альбомов вышло и DVD, и МР3 уже коллекция, уже архивы какие-то выходят, и граны, и бэсты всевозможные. Приходите в магазин, говорите: есть ли у вас Дидюля, и вам вывалят целую кучу наших альбомов.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Кто ваша публика, кто ваши поклонники, фанаты? У меня такое ощущение, что это люди такого среднего возраста, мне кажется, это от 30-ти.

ДИДЮЛЯ — Нет, вы знаете, другая немножечко характеристика: это думающие, люди мыслящие, ищущие, ищущие гармонии и красоты, именно не в словах, а в звуке.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Нет, это прекрасно, конечно…

ДИДЮЛЯ — …возрастная категория, она очень разная, от тех людей, которые впервые берут в руки гитару…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Но подростков же среди них нет, мне кажется.

ДИДЮЛЯ — А как раз таких много. Люди, которые берут впервые гитару, которые пришли к нам на концерт, увидели, что, вот, там, чего-то на гитаре играет, это самый инструмент музыкальный. Гитара — вообще, самый популярный инструмент. И поэтому те молодые люди, которые впервые прикасаются к инструменту, они тоже наша аудитория. Может быть, не столь масштабная и не столь обширная…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Может быть, они еще не знают об этом?

ДИДЮЛЯ — Нет, ну, как бы мы-то знаем, мы изучаем нашу аудиторию, для кого мы играем, для кого мы трудимся, ради кого вообще мы живем, как люди творческие. Люди разные, но в основном, я повторюсь, это просто люди, которые ищут в творчестве, в культуре, в музыке что-то такое, что находится, повторяю, за гранью слов, потому что песня – это, все-таки, рамки, это сразу какой-то смысл. У музыки нет рамок. Каждый человек в инструментальной композиции свои рисует горизонты, свои вершины и свои облака рисует. И вот такие люди, их достаточно много, и у нас очень обширная аудитория, аншлаги, повторюсь, в крупнейших концертных залах страны. Это очень серьезно.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Саша, я хочу к тебе обратиться. Вот, только мне так кажется, или гитара в России, в нашей стране связана с костром, с походом в первую очередь…

А. ПЛЮЩЕВ — …и с тюрьмой…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …с песнями Чижа, Чайфа, там, Высоцкого, и, в общем, исключительно с этим…

ДИДЮЛЯ — Это первая сторона медали. Вторая сторона медали…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …и музыка в стиле Дидюли, да, музыка, которую он играет, в общем… это в общем где-то…

А. ПЛЮЩЕВ — Для элиты.

ДИДЮЛЯ — Нет…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Да, где-то так.

ДИДЮЛЯ — Опуститесь на землю, есть вторая сторона медали. Есть большой очень пласт музыкантов и любителей, почитателей классической гитары, есть академическая гитарная школа потрясающая, которая имеет большую аудиторию на самом деле, есть гитара современная инструментальная, есть рок-гитара, потрясающий пласт, металл, тяжелый металлический рок, блюз, какие-то рокерские вещи, где тоже есть инструментальная абсолютно хорошая, мощный пласт, просто это немножко вне медийного пространства находится, поэтому это менее заметно, а это все есть. Есть очень много разных стилей и направлений, и гитаризм России он не чужд. А есть просто еще цыганские традиции. Есть традиции русской семиструнной гитары, есть старинная барочная лютня, есть масса, масса… есть этнические всевозможные струнные, сас, ут, всевозможные греческие бузуки и прочее-прочее. Все под одной единой общей концепцией струнных инструментов и гитары в том числе. Так что все это есть, все это живет, все это имеет свою аудиторию.

А. ПЛЮЩЕВ — В чем вы сами черпаете вдохновение? Тут задавали, как всегда, в не очень корректной форме вопросы: что этот глубоко занудный человек врубает, когда сам едет в машине?

ДИДЮЛЯ — Все очень разное, глубоко занудный человек врубает разную музыку. Могу и клубный трек включить какой-нибудь самый последний, могу включить что-то аутентичное старинное, могу музыку барокко послушать, могу этническую фольклорную…

А. ПЛЮЩЕВ — …у вас такой в машине ящик стоит…

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …с прицепом ездит.

ДИДЮЛЯ — Ну, не то, чтобы ящик, но очень много разной музыки, я в любой музыкальной как бы стилистике найду для себя бриллиант или возьму себе на вооружение, получу от этого удовольствие, кайфану, потому что мне интересна разноплановость не только в жизни, но и в музыке тоже, и поэтому все любые музыкальные стили и течения мимо меня не проходят однозначно.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, что, еще одну композицию послушаем?

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Да.

ДИДЮЛЯ — Давайте послушаем «Полет на воздушном шаре».

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Извините, сейчас будет другая композиция…

А. ПЛЮЩЕВ — «Полет на воздушном шаре»... Давайте этот.

Звучит музыка.

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Дидюля в эфире Аргентума радио «Эхо Москвы». Масса вопросов, Дидюля, про концерты. Когда, где, в каких городах будете? Хотя бы примерно перечислите…

ДИДЮЛЯ — Друзья, всю подробную информацию можно получить у нас на сайте didula.com, наш гастрольный график, весь тур, весь там. Так что, следите за сайтом, и все понятно и открыто расписано.

А. ПЛЮЩЕВ — Кстати, наших слушателей не обманешь, Шандарфин пишет: это «Винил», а не «Полет».

ДИДЮЛЯ — Правильно, правильно.

А. ПЛЮЩЕВ — Мы ошиблись, да.

ДИДЮЛЯ — Это композиция «Винил». Молодцы.

А. ПЛЮЩЕВ — И последний вопрос. Тут кто-то спрашивал, знаете ли вы белорусскую мову?

ДИДЮЛЯ — А как же? Ведаю. Ведаю белорусскую мову, люблю на ей размовлять, мягкие, добрые такие. Добрая мова, яка позволяе мне частей окунаться на родину.

А. ПЛЮЩЕВ — Не забыли язык?

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — …так чтобы каждый день, честно говоря?

ДИДЮЛЯ — …трохи труденее вспомнить, я вельми шутко слухаю, коли слухаю, то просто сердце наполняется радостью.

А. ПЛЮЩЕВ — Шикарно. Дидюля у нас сегодня был. Спасибо вам большое.

ДИДЮЛЯ — Спасибо вам, друзья, приходите к нам на концерты, мы играем для вас, ради зрителя, ради нашего слушателя мы все делаем, все творим ради него. До встречи на концертах, приходите, мы вас любим.

А. ПЛЮЩЕВ — Спасибо. Ну, а мы через неделю без тебя, да, будем?

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Да, видимо, без меня.

А. ПЛЮЩЕВ — А, я в одиночестве буду через неделю. Все, счастливо. Всем пока!

Л. ЯСНОГОРОДСКАЯ — Как обычно, на деревья пойду забираться. Пока!

ДИДЮЛЯ — До свидания.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире