'Вопросы к интервью
29 января 2012
Z Открывашка Все выпуски

Что не изучают в школе? — Наука этнография


Время выхода в эфир: 29 января 2012, 10:08



Л. ГУЛЬКО — 10 часов 6 минут. Мы начинаем (хотел сказать – открываем) нашу «Открывашку». Хотя открывашкой что угодно можно открыть. Наш сегодняшний гость – это Виталий Бабенко, писатель и журналист. Здравствуйте, Виталий.

В. БАБЕНКО — Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО — Здравствуйте. И вспоминать и говорить мы будем… вспоминать Льва Мироновича Минца, разыгрывать его книжки. Человек, который внёс, если говорить таким высокопарным языком, огромный вклад в развитие культуры вообще, и в частности, я не знаю, как это правильно… есть ли детская культура? Ну, наверное, есть какая-нибудь детская культура.

В. БАБЕНКО — Думаю, что есть детская культура.

Л. ГУЛЬКО — Без Льва Мироновича, конечно, было бы всё намного хуже.

И книжки у нас совершенно замечательные сегодня. Одна книжка называется «Придуманные люди с острова Минданао» — «История. География. Этнография», издательство «Ломоносов».

А вторая книжка называется «Блистательный Химьяр и плиссировка юбок». Тоже издательство «Ломоносов», «История. География. Этнография».

«Котелок дядюшки Ляо», да, тоже такая замечательная книжка Льва Минца. Мы её тоже будем разыгрывать?

В. БАБЕНКО — Будем о ней говорить.

Л. ГУЛЬКО — Будем говорить.

В. БАБЕНКО — Конечно же.

Л. ГУЛЬКО — Мы её, кстати, разыгрывали, между прочим. А тема наша сегодняшняя – «Что не изучают в школе? Наука этнография». Почему, кстати, её в школе не изучают, интересно?

В. БАБЕНКО — Вопрос, на который ответа у меня нет, потому что в школе много чего не изучают, к великому сожалению. Есть ряд дисциплин, наук, предметов, которые надо бы в школе изучать, но вот как-то так получается, что…

Л. ГУЛЬКО — А какие надо в школе изучать?

В. БАБЕНКО — Да хотя бы астрономию, которая…

Л. ГУЛЬКО — Астрономию я изучал, помнится.

В. БАБЕНКО — Да вылетела уже.

Л. ГУЛЬКО — Вылетела, да?

В. БАБЕНКО — Конечно. Или, скажем, этимология, например. О словах. Почему нет?

Л. ГУЛЬКО — Тоже да.

В. БАБЕНКО — Знать надо свой язык, свои слова, которые мы все употребляем, да? Замечательная наука. Тоже нет в школе. И многое другое.

Л. ГУЛЬКО — Ну этнографию сейчас самое время изучить бы, чтобы народы знали друг друга.

В. БАБЕНКО — Всегда надо изучать, конечно же, потому что очень добрая наука, очень человеческая. И очень широкая, да? По диапазону, по глубине. «Широкая по глубине» хорошо я сказал, да?

Л. ГУЛЬКО — Хорошо. Широкая по глубине – это можно себе представить. Объёмная такая.

В. БАБЕНКО — Объёмная.

Л. ГУЛЬКО — Объёмная, конечно же. Широкая по глубине – это, конечно, объём. Лев Миронович Минц. Давайте о нём поговорим.

В. БАБЕНКО — О нем говорить и легко, и интересно, и весело. И очень грустно, и печально. Потому что его уже нет с нами. Он скончался 2 месяца назад к великому несчастью. Это был мой старинный друг и коллега, когда-то учитель, мы с ним работали вместе в журнале «Вокруг света», и познакомились мы, страшно сказать как давно – 38 лет назад, когда я пришёл совсем молодым в редакцию журнала «Вокруг света», того самого, старого доброго журнала «Вокруг света», и моим первым редактором и моим наставником был как раз Лев Миронович Минц, тоже тогда не старый человек. И мы с ним проработали вместе полтора десятилетия в журнале редакции «Вокруг света». Потом, когда наши пути из редакции немножко разошлись, я ушёл из редакции «Вокруг света», мы продолжали дружить и общаться, и стали просто очень добрыми, тесно знакомыми друзьями. И вот это прервалось совсем недавно.

Лев Миронович был прекрасный журналист, прекрасный. Он очень здорово писал. Очень хорошо. У него замечательный стиль, хорошая манера, мягкая, человеческая, добрая, ироничная, самоироничная и в то же время бесконечно человеческая манера. Написал он очень много. У него было огромное количество очерков, статей, которые он публиковал и в «Вокруг света», и не только «Вокруг света». У него были книги, книги не только те, которые мы сегодня разыгрываем и о которых будем говорить.

Книг было много. У него история книжная началась в 70-ые годы. Первая книжка, помню, была, вот, называется «Люди и народы». Очень хорошее название, просто обозначающее саму область науки этнографии – люди и народы. Потом были книги про индейцев: «Старая индейская тропа» — индейская книга, за которую, кстати, он получил в своё время премию имени Александра Беляева, как ни странно. Премия фантастов была дана за научно-популярную об этнографии, об индейцах. Ну индейцы – тема великая. Лев Миронович очень любил её и писал много на эту тему.

Была книга у него «Последний из каменного века». Уже этот ратитет. Книжка антикварная сейчас по нынешним временам. Очень интересная книжка. Ну и наконец, вот, те последние книжки, которые, к сожалению, последние, которые были выпущены издательством «Ломоносов» — это «Котелок дядюшки Ляо», «Придуманные люди с острова Минданао» и блистательный «Химьяр и плиссировка юбок», вот такие названия. Это книги все об этнографии. Здесь собраны и частично те очерки, которые были когда-то написаны и опубликованы в журнале «Вокруг света» и не только «Вокруг света», а также написано многое, и все они соединены очень умело и органично вот в такие три томика, которые рассказывают не только о науке этнографии, не только о людях и народах, они рассказывают, конечно же, об авторе, потому что они написаны от первого лица, в них очень много эпизодов, личных эпизодов, сцен – встреч с людьми, рассказах о путешествиях в самые разные страны. Лев Миронович довольно много ездил, много путешествовал, побывал в массе стран. Везде находил свои объекты, то есть этносы. Везде находил людей разных национальностей и разных народов, с которыми он всегда умудрялся разговориться, вступить в какую-то интереснейшую беседу и выносил из этих бесед очень много интереснейшей информации, о которой потом сообщал в своих очерках и книгах.

И которые пополняли вот ту огромную картину науки этнографии, которой он был на самом деле занимался, он был не только писатель и журналист. Он был учёный. У него была учёная степень. Он получил, например, доктора философии в Карловом университете в Праге. Он защитил здесь диссертацию. Она была посвящена этнографии питания. Этнография – она наука действительно очень широкая. Там есть этнография питания, этнография одежды и много чего другого.

Л. ГУЛЬКО — Это жутко интересно.

В. БАБЕНКО — Конечно. Этнография будничная, например, есть такое понятие.

Л. ГУЛЬКО — Да?

В. БАБЕНКО — Этнография будничная.

Л. ГУЛЬКО — А это что такое?

В. БАБЕНКО — А вот как люди повседневно живут. Что они делают в своей повседневной жизни?

Л. ГУЛЬКО — То есть разные этносы – они живут по-разному?

В. БАБЕНКО — Живут по-разному, конечно же, разные обычаи, разные манеры, разные привычки, пристрастия. И вот обо всём этом как раз в этих книгах об этом говорится, и сведения об этих буднях людей – они просто рассыпаны по этим книгам. И читать их бесконечно интересно, потому что мы узнаем жизнь людей разных стран и разных народов изнутри. Ну как бы изнутри, потому что через очень доброго и непосредственного рассказчика, каким был Лев Миронович Минц с его легким юмором, с его ироничным отношением – и к себе как к автору, и к предмету даже, о котором он писал, потому что без иронии и самоиронии, вообще говоря, хорошей литературы не бывает. А эти – конечно же, литература, помимо того что это очень хорошие журналистские работы.

Л. ГУЛЬКО — Виталий, скажите, пожалуйста, вот та будничная этнография, те будни, в которых варились люди, а потом их предки уехали куда-то из этого региона в другой, это как-то влияет на сегодняшнюю жизнь тех людей, которые живут, скажем, не на своей исторической родине? Вот, как, знаете, говорят, есть менталитеты. Менталитеты, да? Как это?

В. БАБЕНКО — Ну я не очень люблю это слово.

Л. ГУЛЬКО — Я и сам не люблю, но я по-другому не могу назвать.

В. БАБЕНКО — Да. Конечно, влияет. Конечно, влияет. И как раз об этом говорится много в этих книгах, но влияет незаметно, люди не осознают, насколько это влияет. Люди не очень понимают, насколько в них прошито, если говорить таким языком компьютерным, в них прописаны вот эти традиции культурные какие-то, да? Привычки, что ли. И тем не менее, без этого никак нельзя. Человек куда бы ни приехал, он всё равно несёт в себе свою собственную этнокультуру обязательно. Без этого…

Л. ГУЛЬКО — Они же, эти культуры – они же не мешают друг другу жить?

В. БАБЕНКО — Абсолютно…

Л. ГУЛЬКО — То, о чём говорят некоторые странные люди, назовём их так, что одни люди отличаются от других, одни лучше других, это совсем не так.

В. БАБЕНКО — Вот я прямо хочу процитировать Льва Мироновича из его книжки «Котелок дядюшки Ляо» замечательные слова. Как раз суть науки этнографии. «Обычаи, традиции, привычки – это и есть национальная самобытность, и в них нет ничего случайного. Но есть много странного, непривычного для тех, кто принадлежит к другому этносу. Ведь основа любого этнического самосознания – это противопоставление «мы – они». В этом нет ничего плохого до тех пор, пока это «мы» и «наши» воспринимаются заведомо лучшим, чем «они» и «их».

Л. ГУЛЬКО — Да. Прямо к последним событиям. Это мы уж для взрослых говорим, а не для детей. Совершенно подходит. Хотя с другой стороны, люди когда-то приехали, скажем, откуда-нибудь, они впитывают и традиции, и привычки тех людей, к которым они приехали.

В. БАБЕНКО — Да, конечно.

Л. ГУЛЬКО — И они так плавно входят в их жизнь. Такая тоже, взаимопроникновение такое…

В. БАБЕНКО — То есть желательно, чтоб они входили, конечно же.

Л. ГУЛЬКО — Ну они поневоле входят в их жизнь.

В. БАБЕНКО — Они входят поневоле, но бывает агрессивное отторжение, бывает агрессивное отторжение тех привычек в той стране, куда ты приехал, да?

Л. ГУЛЬКО — Ну, конечно.

В. БАБЕНКО — Остаться собой, остаться со своей культурой и ничего другого не заимствовать – это, конечно же, беда.

Л. ГУЛЬКО — Конечно. Ну это неправильно, потому что это просто невозможно сделать.

В. БАБЕНКО — Абсолютно.

Л. ГУЛЬКО — Вариться в среде. Сам и сваришься в этой среде.

В. БАБЕНКО — Конечно.

Л. ГУЛЬКО — И всё. Вкрутую или всмятку. Потом тебя съедят, и на этом всё закончится, по-моему. Вот такая замечательная история. И, кстати, книги Льва Мироновича Минца об этом тоже говорят.

В. БАБЕНКО — Конечно. Просто с первых строк. И дальше по всем книгам эта мысль и эти мысли просто рассыпаны. Интересная судьба этих книг. Вот, скажем, книга «Котелок дядюшки Ляо», которую мы не разыгрываем, но которая была первая в этой трёхтомной, трёхчастной серии в издательстве «Ломоносов», она рождалась на моих глазах. Я прекрасно помню, с чего всё начиналось. Начиналось с того, что… вообще, Лев Миронович был, помимо всего прочего ещё и замечательный кулинар. Он прекрасно знал о восточной кухне, он очень любил китайскую кухню, вьетнамскую кухню. Сам готовил…

Л. ГУЛЬКО — Готовил сам?

В. БАБЕНКО — Готовил великолепно совершенно, великолепно. И любил рассказать о том, как он готовит, что он делает, да?

Л. ГУЛЬКО — Обычно кулинары так и рассказывают.

В. БАБЕНКО — Да. И он меня учил когда-то этим рецептам. И я много чего перенял.

Л. ГУЛЬКО — Научились?

В. БАБЕНКО — Научился, конечно. И когда-то у него возникла идея сложить из рецептов, из способов готовки некую, ну, книжку, может быть, брошюру, некое пособие. И вот назвал его тогда, это было 35 лет назад, «Котелок дядюшки Ляо». Ну, дядюшка Ляо – так он себя именовал, на китайский манер.

Л. ГУЛЬКО — Ну да.

В. БАБЕНКО — Вот. Потом этот сборник рецептов и советов стал обрастать некими подробностями, да, какими-то новеллками маленькими, какими-то эпизодами из жизни, из встреч с людьми. И книжка стала вырисовываться уже как настоящая книга, а не просто как некое кулинарное пособие.

Л. ГУЛЬКО — Конечно.

В. БАБЕНКО — Та первая у меня где-то дома хранится, переплетённая, ещё такая тоненькая книжечка, да, самостоятельно сделанная. Но из неё выросла книга, которую можно назвать книгой в полной смысле слова об этнографии, этнографическая научно-популярная книга. Сейчас там нет рецептов, что интересно, в этой книге, в «Котелке дядюшки Ляо». А когда-то они были. Сейчас там есть много о кухне, много рассказов о способах еды. Много рассказов о продуктах. Продукты питания – это очень важная вещь.

Л. ГУЛЬКО — Ну, конечно. А рецептов нету. Почему?

В. БАБЕНКО — Вот так получилось. Отошёл от первоначального замысла. Котелок получился другой, получился по-настоящему этнографический котелок. Такое варево сведений о том, как люди живут, как питаются, как общаются, как смеются, как шутят, как используют слова. У него очень много рассказов о словах в его книгах. Он очень любил этимологию, наша общая с ним любовь, это наука, которую мы с ним… которой мы и питали друг друга в течении многих лет жизни.

И история происхождения слов – она неразрывно связана с наукой этнографии, потому что в конце концов, даже названия городов, названия рек.

Л. ГУЛЬКО — Конечно.

В. БАБЕНКО — Все эти топонимы, гидронимы – они рождаются из языка, причём, из языка порой ушедшего, и мы до сих пор иногда не понимаем, почему то или иное место называется так. Вот, этнографы докапываются и до этого тоже. Этнографы и лингвисты, и этимологи. То есть вот такая связка разных наук, которая очень характерна для этнографии. Она в себе соединяет очень многое. Как сам говорил Лев Миронович, этнография – это прежде всего география и история прежде всего. Ну плюс к этому этимология, плюс к этому лингвистика, плюс к этому ещё много чего другого. Но это наука такая синтетическая. Но главное, она, конечно, о людях.

Л. ГУЛЬКО — Здесь вопрос задают нам – где учат на этнографов? Как изучать науку этнографию? Ну, наверное, в каком-нибудь учебном заведении, насколько я понимаю. Или сейчас не учат?

В. БАБЕНКО — Наверное. Я не знаю ни одного… может быть, я просто действительно не знаю… ни одного института или университета, где есть факультет этнографии. Этого я не знаю. Но из геофака МГУ вышло немало хороших этнографов. Географического факультета.

Л. ГУЛЬКО — То есть так отдельно…

В. БАБЕНКО — Отдельно чтоб был факультет этнографии – я такого просто не знаю.

Л. ГУЛЬКО — Так что Дима десяти лет, который очень любит фантастику, родители редко покупают, как он пишет, а где нужно учиться, чтобы заниматься этнографией, когда вырастешь? Значит, Дима, наверное, географический факультет МГУ. Одна из целей.

В. БАБЕНКО — Как первый шаг, первая ступень.

Л. ГУЛЬКО — Да. Ну и, наверное, этнография, связанная с фантастикой, Дима. Мы об этом уже говорили тоже.

В. БАБЕНКО — Конечно, конечно. Безусловно.

Л. ГУЛЬКО — Все мифы, сказания – это же тоже фантастика.

В. БАБЕНКО — Конечно.

Л. ГУЛЬКО — Да?

В. БАБЕНКО — Конечно. Надо иметь в виду, что придти куда-то, взять и выучиться на этнографа невозможно. В тех же книгах Льва Мироновича, о которых мы сегодня говорим, написано, что поскольку это сплав географии и истории, то это многолетняя усидчивая работа по изучению.

Л. ГУЛЬКО — То есть это любовь?

В. БАБЕНКО — Любовь, конечно же. Любовь и постоянное познание, постоянное собирание различных сведений, да, впитывание в себя, это многолетняя работа по впитыванию себя опыта человеческого на самом деле. Вот, что это такое.

Л. ГУЛЬКО — Любовь вообще состоит, это мы для взрослых мальчиков и девочек, в основе всего. Потому что когда человек увлекается, скажем, какой-нибудь… собирательством художественных произведений, он тут же, ну, нормальный человек, он тут же начинает интересоваться историей этого. И отсюда пошло-поехало.

В. БАБЕНКО — Конечно.

Л. ГУЛЬКО — Так что любовь к этому или любовь к этому… Дима… рождает…

В. БАБЕНКО — А откуда взялись индейские книги и индейская тема в творчестве и в науке Льва Мироновича Минца и не только его? У многих людей, которые занимаются индейцами.

Л. ГУЛЬКО — С детства.

В. БАБЕНКО — А от того, что читали в детстве Майн Рида, читали в детстве Фенимора Купера, конечно.

Л. ГУЛЬКО — Какого-нибудь…

В. БАБЕНКО — Ну и какого-нибудь… да.

Л. ГУЛЬКО — Тоже читали. Поэтому, Дима, чем больше читаешь, тем больше любишь.

В. БАБЕНКО — Да, конечно. Чем больше читаешь, тем больше интереса, тем больше любви, и снова интереса…

Л. ГУЛЬКО — Опять же, вы упомянули любовь к готовке, любовь к еде, любовь к этому делу – отсюда же тоже что-то идёт через любовь. Кстати, почему Лев Миронович так любил вот эту восточную кухню – китайскую… почему так получилось? Он не рассказывал?

В. БАБЕНКО — Сложилось так, что когда он учился, он учился не в одном учебном заведении, он начинал в одном, потом учился в другом, учился на Геофаке МГУ, конечно же. Среди студентов института были китайцы, были вьетнамцы. С ними познакомился. Ему было с ними интересно. И он был очень пытливый человек всю жизнь, вот, до конца своих дней это был человек необыкновенной пытливости и любознательности. Вот это просто то, чему можно позавидовать и поучиться у него. Любознательность бесконечная. Ему было с ними интересно. Он ходил с ними в только что открывшиеся в Москве китайские рестораны, ему было интересно, что это за кухня, что это за люди. Но совершенно неожиданно для того времени, может быть, для советских людей, ему поначалу очень не понравилось. Это тоже можно прочитать в его книге, что в Пекине он так поел, что навсегда, казалось, отпадёт охота к китайской… Потом он повстречал ещё одного китайского студента, который объяснил ему, в чём суть, как надо есть, каким образом смешивать ингредиенты. И второй опыт оказался очень удачным. Настолько удачным, что Льву Мироновичу захотелось самому попробовать готовить. Он стал пробовать, потом стало получаться, потом он стал мастером в этом деле. Ну и в итоге ежегодные встречи китайского Нового года у Льва Мироновича – это были события. Много десятилетий традиция. Причём, они были двух видов – для взрослой компании, взрослый круг друзей и для детей друзей и для своих детей, внуков. И это было такое проявление огромной любви Льва Мироновича к детям. Он был человек детского мировоззрения и детского отношения к миру. И отсюда любовь к молодому поколению и вообще к юным. Он очень любил, привечал их, учил их очень по-доброму. И все эти детские китайские Новые годы или детские дни рождения у него, на которые приглашались только…

Л. ГУЛЬКО — Только дети.

В. БАБЕНКО — Только дети. Для нас, для людей более старших, были закрытые. Даже не знали, что там происходило. Они там, видимо, ели что-то своё и говорили о своём. Но Лев Миронович был при этом постоянный участник и адекватный участник всех этих бесед, просто интересно.

Л. ГУЛЬКО — Я хочу сказать нашим уважаемым мальчикам и девочкам, а также папам, мамам, бабушкам и дедушкам, что Виталий принёс 9 вопросов.

В. БАБЕНКО — Да.

Л. ГУЛЬКО — 9 вопросов. Ответив правильно на которые, вы будете получать эти книжечки. Наши сегодня книги. Книги, книги, не книжечки. Не так сказал. Книги Льва Мироновича Минца замечательные. Я одну, честно скажу, сразу притырю себе, пользуясь…

В. БАБЕНКО — Просто так откровенно.

Л. ГУЛЬКО — Откровенно. А я да, честный человек, не шуршу за спиной, понимаете?

В. БАБЕНКО — Хорошо.

Л. ГУЛЬКО — Чтоб никакой коррупции. Я всё честно признаю.

В. БАБЕНКО — Никакой абсолютно.

Л. ГУЛЬКО — Сразу возьму себе одну книжку, уж простите меня, воспользуюсь служебным положением. Так что будьте готовы, во второй части нашей передачи после кратких новостей для взрослых мы будем вас спрашивать, задавать вопросы, вы будете отвечать. Мы начали с «Котелка дядюшки Ляо». Следующая книжка – «Придуманные люди с острова Минданао».

В. БАБЕНКО — Да. «Придуманные люди с острова Минданао». Это прямое продолжение «Котелка дядюшки Ляо». В том же ключе рассказы о людях, о странах, о народах, об их обычаях и привычках. И темы переплетаются, темы продолжаются. Вообще, в моём понимании эти книги надо читать подряд. Вот, начать с «Котелка», а потом перейти к «Придуманным людям с острова Минданао», потому что это какое-то единое повествование, написанное в той же самой замечательной доброй манере, и некоторые вопросы, которые задаются читателю в книге «Котелок дядюшки Ляо», вдруг получают ответы в «Придуманных людях с острова Минданао». Так они переплетаются. Они интересно очень построены. И, конечно же, не только о «Людях с острова Минданао» идёт речь. Вот это название, это название последней главки книги, а до этого много разных рассказов о других людях. Минданао – это Филиппины, чтоб все себе представляли. Там не только о Филиппинах речь идёт. Там о Европе, о российской истории, европейской истории, о венграх много. И об армянах, и о русских. Ну, то есть все этносы здесь переплетаются и представлены как постоянно варящийся котел такой человеческий. Вот это переплетение людей, народов, культур.

Л. ГУЛЬКО — Смотрите. Нам пишут: «Кафедра этнографии есть на Истфаке Санкт-Петербургского Государственного Университета».

В. БАБЕНКО — Замечательно.

Л. ГУЛЬКО — Олег из Питера. «На истфаке мы тоже изучали этнологию», — пишет Дмитрий. На историческом. Ну, наверное. Прямое отношение… И прямое отношение имеет. Ну хорошо, а про Кира Булычёва, я не буду сейчас озвучивать, про Кира Булычёва у нас спрашивает с уважением Марат из Казани. Есть вопрос просто по Киру Булычёву. Марат, если я сейчас ваш вопрос задам, я таким образом отвечу на тот вопрос, который Виталий придумал, поэтому давайте подождём. Сейчас будут новости. А потом мы продолжим нашу беседу.



НОВОСТИ



Л. ГУЛЬКО — Мы продолжаем нашу «Открывашку». Я напомню – Виталий Бабенко, писатель и журналист. Мы говорим об этнографии. О той науке, которую не изучают в школе. И говорим о Льве Мироновиче Минце. Нам тут с вами накидали ответов, где учат на этнографов.

В. БАБЕНКО — Ага.

Л. ГУЛЬКО — Во многих местах, оказывается. Хотя все говорят – на исторических факультетах. А Миша, мальчик шести лет, вот, он, например, посмотрев, я так понимаю, «Кавказскую пленницу», хочет собирать тосты, как Шурик.

В. БАБЕНКО — Ну неплохое начало. Неплохое начало для постижения науки этнографии. Это входит.

Л. ГУЛЬКО — Конечно, безусловно.

В. БАБЕНКО — Это фольклор. Это народное творчество, в конце концов.

Л. ГУЛЬКО — Да. И третья книжка – это книжка…

В. БАБЕНКО — Под названием «Блистательный Химьяр и плиссировка юбок».

Л. ГУЛЬКО — Да.

В. БАБЕНКО — Это книга тоже этнографическая, но она в большей степени посвящена истории еврейской культуре, еврейского языка, еврейского народа, особенностей этого этноса и особенностей этой культуры. Книжка бесконечно интересная. Опять-таки, рождалась она долгое время на моих глазах, так уж получилось. Я знаю, как она составлялась, она долго писалась, и в конце концов вышла уже даже не одним изданием. Так что это очень достойное произведение, как и все остальные, что выпустил в свет Лев Миронович Минц. Кстати, этнография… этнология тут прозвучало, что я учусь на этнолога. А какая разница, спросит наш юный читатель, ой, слушатель.

Л. ГУЛЬКО — Или я.

В. БАБЕНКО — Что такое этнография и что такое этнология? Это одно и то же. Это одно и то же. Просто люди старой школы, старой закваски, ну, скажем, к сожалению, ушедший от нас Лев Миронович, и я уже принадлежу к старой школе, мы говорили всегда «этнография». В Советском Союзе этнологии не было. Была этнография. Считалось, что этнология – это буржуазное. А этнография – это как бы… Такое было смешное идеологическое деление. Потом эта идеология ушла, остались два названия, которые совершенно равнозначны. Можно сказать – этнография, можно сказать – этнология. Но привычнее мне, скажем, говорить «этнография». Мне на этнологию что-то язык не поворачивается.

Л. ГУЛЬКО — «А мне кажется, что этнография изучает прошедшее время, или настоящее тоже?», — спрашивает Дима десяти лет.

В. БАБЕНКО — Дорогой Дима, этнография изучает не только прошедшее и настоящее, но и будущее.

Л. ГУЛЬКО — Ещё и будущее?

В. БАБЕНКО — Конечно.

Л. ГУЛЬКО — Это каким же образом.

В. БАБЕНКО — А любая наука изучает будущее. Нет науки, которая не изучает будущее. Даже история изучает будущее.

Л. ГУЛЬКО — «Есть специальность «Социальная антропология»», — пишет Катя.

В. БАБЕНКО — Близко, близко.

Л. ГУЛЬКО — Тоже близко, да?

В. БАБЕНКО — Конечно. Социальная антропология. Кстати, социальную антропологию преподавал Лев Миронович, он был ещё преподавателем в институте, в котором мы с ним вместе преподавали, я преподаю до сих пор, Институт журналистики и литературного творчества. Вот он вёл курс антропологии, социальной антропологии, этнографической карты мира. Это всё были его предметы. Он с удовольствием их читал.

Л. ГУЛЬКО — А вот Юля пишет нам, что «Моя бабуля собирает материал для родословной». То есть когда человек составляет своё генеалогическое дерево, он тоже каким-то образом занимается, наверное, этнографией?

В. БАБЕНКО — Конечно, конечно, безусловно. Я хочу посоветовать… это Юля, да?

Л. ГУЛЬКО — Юля.

В. БАБЕНКО — Чтоб не только бабуля занималась собиранием родословной, но и сама Юля. Это очень важно, это очень интересно. И это великая память о собственной семье, которая должна, конечно же, копиться эта память и продолжаться.

Л. ГУЛЬКО — А как найти какие-то материалы, если человек захочет в том числе и девочка или мальчик, ну, уже такие, немножко взрослые.

В. БАБЕНКО — Ну тут надо быть повзрослее, потому что для того чтоб собрать… надо ездить, надо ездить, конечно.

Л. ГУЛЬКО — В архивы?

В. БАБЕНКО — В архивы, ездить в те места, где жили предки, и собирать там какие-то данные. Я знаю немало людей, которые занимаются поиском своих предков, своих корней, если угодно. И для того чтоб собрать материал, всякие личные экспедиции предпринимают люди, для того чтобы найти своих предков. Это не так бывает просто, как казалось бы. Они не живут на одном месте, да? Семья, род. Это перемещение, это изменение местообитания, места проживания. Так что это работа. Это серьёзная, интересная работа. Не только для личного пользования, важно не только для данной семьи. Вообще сбор сведений о предках – это вклад в общую науку – этнографию, вклад в историю, вклад в культуру, в конце концов.

Л. ГУЛЬКО — Виталий, скажите, пожалуйста, вы продолжаете работать. Что у вас на, так сказать, на данный момент?

В. БАБЕНКО — У меня у самого?

Л. ГУЛЬКО — У вас у самого, да.

В. БАБЕНКО — Ох какой интересный вопрос. Я-то думал, что мы будем всё про Льва Мироновича.

Л. ГУЛЬКО — Ну про Льва Мироновича мы ещё поговорим.

В. БАБЕНКО — У меня продолжается институтская работа, которая мне очень интересна и важна. У меня немало студентов с любопытными дипломами, с которыми я работаю. Есть мои курсы лекций, которые я читаю, разнообразные, в институте. Есть моя издательская деятельность.

Л. ГУЛЬКО — А книжка?

В. БАБЕНКО — Книги. Выпускаю книги.

Л. ГУЛЬКО — Какие?

В. БАБЕНКО — Ну вот-вот должна выйти книга, в которой я редактор, ну и в какой-то степени даже соучастник, не могу сказать соавтор, книга, которая называется «Всё о цвете». Вот такая любопытная научно-популярная книга об истории цвета, о восприятии цвета. Цвет в живописи, цвет в жизни людей, о цвете в интерьере, о цвете в домах. Толстая иллюстрированная красивая книга, написанная канадским автором, очень опытным и известным дизайнером цветовым. А мы эту книгу издаём обильным таким иллюстративным рядом, в котором много становится чисто визуально в этой книге.

Л. ГУЛЬКО — Очень интересно. И когда? Ну приблизительно.

В. БАБЕНКО — На следующей неделе она появится.

Л. ГУЛЬКО — На следующей неделе появится, да? То есть её ждать…

В. БАБЕНКО — Да, конечно. Это просто я говорю первое, что пришло в голову, потому что книга, во-первых, вот-вот появится, во-вторых, я очень много сил отдал этой книге. Она действительно важна и хороша. Очень интересное издание.

Л. ГУЛЬКО — С удовольствием примем вас с вашей книгой в наших эфирах.

В. БАБЕНКО — Спасибо.

Л. ГУЛЬКО — Я бы сказал так, да.

В. БАБЕНКО — С удовольствием.

Л. ГУЛЬКО — А есть ли какие-то материалы, оставшиеся у Льва Мироновича, которые он не успел что-то обработать, не успел опубликовать…

В. БАБЕНКО — Конечно же, есть. У любого творческого человека, у любого пишущего, думающего человека есть такие материалы. Я знаю, что он работал, о начал работать прошлым летом над новой книгой. И договаривался об издании её. Начал работать, но не успел. В сентябре он заболел и потом…

Л. ГУЛЬКО — А книга? О чём?

В. БАБЕНКО — Книга тоже этнографическая.

Л. ГУЛЬКО — Этнографическая?

В. БАБЕНКО — В большей степени… скажем, более историческая, чем этнографическая. Я знаю, что там он хотел написать в том числе и о некоторых событиях Второй мировой войны.

Л. ГУЛЬКО — И что будет с этим материалом дальше? Незаконченной книгой.

В. БАБЕНКО — Ну надо думать, надо думать, что с этим делать. Пока…

Л. ГУЛЬКО — То есть что-то будет, конечно?

В. БАБЕНКО — Обязательно. Да, конечно, конечно.

Л. ГУЛЬКО — Понятно. Давайте мы потихонечку приступим к нашим вопросам, если позволите.

В. БАБЕНКО — Конечно, то есть с удовольствием.

Л. ГУЛЬКО — Да? Вопросы, да. Смотрите, значит, у нас, поскольку я одну книгу захапал, у нас 1-2-3-4-5-6-7 книжек. Три «Блистательных Химьяра и плиссировок юбок» и четыре «Придуманных людей с острова Минданао». Поэтому есть семь вопросов. Оставшиеся два я, опять же, говоря простым языком, притырю на следующие эфиры. И по ним разыграю тоже книжки. Давайте начнём.

Вот тут было сообщение СМС-кой, связанное с Киром Булычёвым. Вот и вопрос. У Кира Булычёва есть знаменитый цикл произведений о великом гусляре. Как звали героя этого цикла, срисованного с Льва Мироновича Минца? 3633659 наш телефон. 3633659 наш телефон. Сейчас найдём.

У Кира Булычёва есть знаменитый цикл произведений о великом гусляре. Как звали героя этого цикла, срисованного с Льва Мироновича Минца. 3633659. Здравствуйте. Это что-то фантастическое. Из Кира Булычёва. 3633659. У нас ещё есть один звонок. Доброе утро. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — Здрасте.

Л. ГУЛЬКО — Привет. Как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — Меня зовут Данила.

Л. ГУЛЬКО — Данила, тебе сколько лет?

СЛУШАТЕЛЬ — Мне 9.

Л. ГУЛЬКО — 9 лет. Давай ответ. Ты чуть подальше от приёмника и не слушай приёмник, а разговаривай с нами по телефону, хорошо? Так будет проще. Давай. Значит, называй героя.

СЛУШАТЕЛЬ — Кого?

Л. ГУЛЬКО — А ты вопрос слышал?

СЛУШАТЕЛЬ — Нет.

Л. ГУЛЬКО — Нет? А Кира Булычёва читал?

СЛУШАТЕЛЬ — Ну, вроде бы да.

Л. ГУЛЬКО — Вроде бы да. А цикл произведений о великом гусляре? Я сейчас так осторожно тебя спрашиваю, Данил. Я тебе могу другой вопрос задать, смотри, если ты на этот не ответишь.

СЛУШАТЕЛЬ — Ну давайте.

Л. ГУЛЬКО — Ну давай. Хорошо. Давай. Хорошо. Давай я тебе задам вопрос – какая фамилия самая русская? Вот, подумай.

СЛУШАТЕЛЬ — Ну, фамилия…

Л. ГУЛЬКО — Ну такая, самая-самая. Ну разные там есть фамилии – Воробьёв, там, есть фамилия. Я тебе просто для примера говорю, Столяров.

СЛУШАТЕЛЬ — Ну я думаю, самая русская фамилия  — это Иванов.

Л. ГУЛЬКО — Иванов?

СЛУШАТЕЛЬ — Иванов, да.

В. БАБЕНКО — Нет.

Л. ГУЛЬКО — Нет, прости, пожалуйста. Нет, давай, знаешь что, я тебе какую-нибудь книжку подарю, но не эту. Вот так вот сделаем. Всё равно человек дозвонился же, правда?

СЛУШАТЕЛЬ — Да.

Л. ГУЛЬКО — Спасибо тебе большое. Но ответ не очень правильный. Спасибо тебе большое. Пока. А с фамилией мы сейчас погодим. А вернёмся всё-таки к Киру Булычёву. 3633659 наш телефон. Доброе утро. Оп, соскочил. Доброе утро, аллё. Аллё, доброе утро. Нет, нас тут не слышат. Сейчас тут услышат. Доброе утро. Так, 3633659. Сейчас ещё раз попробуем. 3633659. Сейчас попробуем ещё раз найти и про Кира Булычёва спросить. Вот. Доброе утро. 3633659 наш телефон. Ещё раз попробуем. Мы настойчивые же люди. Доброе утро. Так. Звонков много. Поэтому будем выбирать. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ 2 — Доброе утро.

Л. ГУЛЬКО — Здрасте.

СЛУШАТЕЛЬ — Здрасте.

Л. ГУЛЬКО – Привет. Сейчас много откашляется.

СЛУШАТЕЛЬ — Повторите вопрос.

Л. ГУЛЬКО — Ты Кира Булычёва читала?

СЛУШАТЕЛЬ — Что?

Л. ГУЛЬКО — Кира Булычёва читала?

СЛУШАТЕЛЬ — Нет, не читала.

Л. ГУЛЬКО — Нет, не читала. А как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — Карина.

Л. ГУЛЬКО — Карина. Карин, давай я тебе книжку подарю, хорошо? За то, что ты дозвонилась. Спасибо тебе большое. А мы кого-нибудь ещё поспрашиваем. Спасибо тебе. Пока.

СЛУШАТЕЛЬ — Хорошо.

Л. ГУЛЬКО — Пока. Сейчас запишем твой телефон. 3633659. Все книжки нам достанутся. Как хорошо. Доброе утро. Аллё. Слушаем вас. Говорите, пожалуйста. Вы уже дозвонились.

СЛУШАТЕЛЬ — Аллё.

Л. ГУЛЬКО — Да, привет.

СЛУШАТЕЛЬ — Корней Иванович Удалов.

Л. ГУЛЬКО — Корней Иванович Удалов?

В. БАБЕНКО — Нет. Конечно, Удалов персонаж, но он другой совсем.

Л. ГУЛЬКО — Нет, нет, вот этот герой… давай ещё раз, вторая попытка. Тебя как зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — Ирина.

Л. ГУЛЬКО — Вот, давай вторую попытку. Этот герой срисован с Льва Мироновича Минца. Чуть подальше только от приёмника отойди, а то ты слушаешь его, а не нас. Ну? Понятно, спасибо тебе большое.

СЛУШАТЕЛЬ — А можете повторить вопрос?

Л. ГУЛЬКО — Спасибо тебе большое. 3633659. Значит, дорогие друзья, дозвонились – сразу дальше от приёмника уходите. От приёмника. Или выключайте его. Потому что иначе невозможно разговаривать. Доброе утро. Аллё. 3633659. Сегодня какие-то у нас уникальные телефонные звонки.

В. БАБЕНКО — Да.

Л. ГУЛЬКО — Сейчас попробуем ещё. Ещё раз попробуем. Доброе утро. Аллё. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

Л. ГУЛЬКО — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО — Привет.

В. БАБЕНКО — Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО — Тебя как зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — Оля.

Л. ГУЛЬКО — Оля. Сколько тебе лет?

СЛУШАТЕЛЬ — Восемь.

Л. ГУЛЬКО — Восемь лет.

В. БАБЕНКО — Хорошо.

Л. ГУЛЬКО — Будешь отвечать на вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ — Да.

Л. ГУЛЬКО — Давай. Ну?

СЛУШАТЕЛЬ — Ну я не читала книжку.

Л. ГУЛЬКО — Но? Но ответ-то знаешь? Несмотря ни на что.

СЛУШАТЕЛЬ — Нет.

Л. ГУЛЬКО — Не знаешь. Ну спасибо тебе большое за то, что ты дозвонилась. Мы тебе тоже чего-нибудь найдём. Сейчас Света Ростовцева запишет твой телефон. 3633659 наш телефон. Какой сложный вопрос вы принесли про Кира Булычёва.

В. БАБЕНКО — Главное – дозвониться.

Л. ГУЛЬКО — Конечно. Доброе утро. Аллё.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

Л. ГУЛЬКО — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО — Привет.

СЛУШАТЕЛЬ — Это «Эхо Москвы»?

Л. ГУЛЬКО — «Эхо Москвы», «Эхо Москвы», да. Говори.

СЛУШАТЕЛЬ — А можно я отвечу на…

Л. ГУЛЬКО — Отвечай, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ — Кузнецов.

Л. ГУЛЬКО — Самая русская фамилия – это Кузнецов.

В. БАБЕНКО — Правильно.

Л. ГУЛЬКО — Это правильно.

В. БАБЕНКО — Да.

Л. ГУЛЬКО — Как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — …

Л. ГУЛЬКО — Хорошо, давай я тебе подарю книжку, которая называется «Придуманные люди с острова Минданао». Хорошо?

СЛУШАТЕЛЬ — Хорошо.

Л. ГУЛЬКО — Прекрасно. Спасибо тебе большое. Книжка твоя.

СЛУШАТЕЛЬ — Спасибо.

Л. ГУЛЬКО — Будь здоров. Пока. 3633659. Но вопрос про Кира Булычёва всё равно остаётся. Сейчас мы попробуем найти. 3633659. Вот так. Доброе утро. Аллё. Срывается, срывается. А вот тут попробуем.

СЛУШАТЕЛЬ — Доброе утро. Это Лев Минц.

Л. ГУЛЬКО — А как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — Владимир.

Л. ГУЛЬКО — Владимир, у нас детская передача. Сколько вам лет?

СЛУШАТЕЛЬ — Много.

Л. ГУЛЬКО — Много. А дети у вас есть?

СЛУШАТЕЛЬ — Да.

Л. ГУЛЬКО — Я вот с этого конца сейчас зайду. Дети у вас есть? А кто? Мальчики, девочки?

СЛУШАТЕЛЬ — И так, и так.

Л. ГУЛЬКО — Взрослые уже?

СЛУШАТЕЛЬ — Десять и шесть.

Л. ГУЛЬКО — Десять и шесть. Нормально. Подойдёт.

В. БАБЕНКО — Ну раз взрослый, то отчество…

Л. ГУЛЬКО — Профессор Лев Минц… а отчество?

СЛУШАТЕЛЬ — Христофорович.

Л. ГУЛЬКО — Христофорович.

В. БАБЕНКО – Ну вот, хорошо.

Л. ГУЛЬКО – Профессор Лев Христофорович Минц. Выбирайте книгу. Либо «Блистательный Химьяр и плиссировка юбок», либо «Придуманные люди с острова Минданао».

СЛУШАТЕЛЬ — Остров.

Л. ГУЛЬКО — Остров Минданао. Хорошо. Прекрасно. Спасибо вам большое. Полномочный представитель своих детей. У нас семейная передача.

В. БАБЕНКО – Конечно.

Л. ГУЛЬКО — 3633659. Вопрос №2. Что означает фамилия Минц? 3633659. 3633659. Что означает фамилия «Минц»? Тут надо немножко задуматься и кое-что сопоставить. Доброе утро. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ — А повторите, пожалуйста, вопрос.

Л. ГУЛЬКО — Что означает фамилия «Минц»?

СЛУШАТЕЛЬ — А…

Л. ГУЛЬКО — Угу.

СЛУШАТЕЛЬ — М-м-м. Нет, я не знаю.

Л. ГУЛЬКО — Тогда извини. Пока. Будь здоров. 3633659. Главное — дозвониться, а потом будь что будет. Это правильный подход, на самом деле. 3633659. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ — Аллё.

Л. ГУЛЬКО — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО — Привет. Сейчас я угадаю. Тебя зовут Ваня.

СЛУШАТЕЛЬ — Да!

Л. ГУЛЬКО — Ваня, ну так что означает фамилия «Минц»?

СЛУШАТЕЛЬ — Это, по-моему, от немецкого города…

Л. ГУЛЬКО — Какого?

СЛУШАТЕЛЬ — Сейчас… Майнцк.

Л. ГУЛЬКО — Майнц. Во Ваня!

В. БАБЕНКО — Он сказал «Майнцк». Но это неважно.

Л. ГУЛЬКО — Неважно. Да, Майнц. Вань, откуда ты знаешь, Вань?

В. БАБЕНКО — Здорово.

СЛУШАТЕЛЬ — Это мне мама подсказала.

Л. ГУЛЬКО — Тоже хорошо.

В. БАБЕНКО – Тоже хорошо.

Л. ГУЛЬКО — Да, пользоваться литературой.

В. БАБЕНКО – Зачем же мамы нужны? Чтоб подсказывать.

Л. ГУЛЬКО — Конечно, конечно. Ваня, значит, давай я тебе подарю, опять же, «Придуманные люди с острова Минданао» книжку, хорошо?

СЛУШАТЕЛЬ — Давайте.

Л. ГУЛЬКО — Давай. Замечательная книга.

В. БАБЕНКО — Молодец, Ваня. Очень хорошо.

Л. ГУЛЬКО — Молодец, Ваня. Пока. Будь здоров. Пока.

СЛУШАТЕЛЬ — До свидания.

Л. ГУЛЬКО — Пока. Следующий вопрос. Почему ужин называется ужином, а завтрак – завтраком? 3633659. Про завтраки мы на «Детской площадке» сегодня разговаривали. Не зря. Почему ужин называется ужином, а завтрак – завтраком? 3633659. Сразу, сразу, сразу как народ побежал-то. Ну ладно. Доброе утро. Не получается. Доброе утро. Аллё.

СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте, меня зовут Ильнур.

Л. ГУЛЬКО — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Я думаю, завтрак – это когда мы утром завтракаем, а ужин – когда вечером ужинаем.

Л. ГУЛЬКО — Ну это правильно, конечно, но неправильно. Логично, но неправильно.

В. БАБЕНКО — Логично, но неправильно.

Л. ГУЛЬКО — 3633659 наш телефон. Ну-ка. Ещё раз. Доброе утро. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ — Аллё.

Л. ГУЛЬКО — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Аллё. Наверное, ужин – это потому что уже день закончился, а завтрак – завтра…

Л. ГУЛЬКО — Всё логику включают.

В. БАБЕНКО – Интересная версия, да, логичная.

Л. ГУЛЬКО — Логичная. Но неправильная версия, неправильная. Всё это связано… я не знаю, как подсказать. Всё это связано со сторонами света.

В. БАБЕНКО — Да.

Л. ГУЛЬКО — Да, правильно?

В. БАБЕНКО — Да.

Л. ГУЛЬКО — 3633659. Со сторонами света связано. 3633659 наш телефон. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ — Здрасте.

Л. ГУЛЬКО — Привет.

СЛУШАТЕЛЬ — А вот был вопрос про Кира Булычёва.

Л. ГУЛЬКО — А уже всё, уже проехали. Уже нам сказали, да. А почему ужин называется ужином, а завтрак – завтраком? Как ты думаешь?

СЛУШАТЕЛЬ — Завтрак – завтраком, потому что это первая трапеза после вчерашнего дня. А ужин – не знаю.

Л. ГУЛЬКО — Подожди. Я подсказку давал. Это связано со сторонами света.

СЛУШАТЕЛЬ — Запад.

Л. ГУЛЬКО — Завтрак – запад?

В. БАБЕНКО — Нет.

Л. ГУЛЬКО — Нет, это английский завтрак, я понимаю. Французский. Но неправильно. Спасибо тебе большое. 3633659. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ — Аллё.

Л. ГУЛЬКО — Аллё.

СЛУШАТЕЛЬ — Завтрак называется завтраком, потому что раньше люди сначала вечером готовили еду, чтобы утром её не делать. И поэтому то, что с вечера осталось, то люди доедали утром, и получается, что завтрак – это то, что сделано на завтра. Ещё не было микроволновок, чтобы быстро сделать бутерброд…

Л. ГУЛЬКО — Действительно. Ну что? Может, мы на этом остановимся?

В. БАБЕНКО — И как же без микроволновок…

Л. ГУЛЬКО — Может, мы на этом остановимся и скажем правильный ответ, а человеку дадим книжку, потому что прям так он… мне понравилось, как он рассуждал.

В. БАБЕНКО — Да, это хорошо.

Л. ГУЛЬКО — Тебя как зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — Вася.

Л. ГУЛЬКО — Вася. Значит, смотри, «Блистательный Химьяр» и плиссировка юбок или придуманные люди с острова Минданао?

СЛУШАТЕЛЬ — Придуманные люди с острова Минданао.

Л. ГУЛЬКО — Минданао. Хорошо. Прекрасно. Значит, правильный ответ. Ужин…

В. БАБЕНКО — Ну, давайте я поясню.

Л. ГУЛЬКО — Давайте.

В. БАБЕНКО — Начнём с завтрака. Завтрак и «завтра» — это совершенно однокоренные слова, происходят они от одного и того же выражения. «За утро», то есть то, что наступает после утра. За утром. Поэтому завтрак – это та еда, которая потребляется после наступления утра. Совершенно не обязательно готовить её заранее. А ужин имеет отношение действительно к сторонам света, потому что «ужин» в русском языке от слова «юг», а в старославянском, древнерусском языке юг обозначало не только направление на юг, но и полдень. И ужин, производное слова «юг» — это то, что люди ели в полдень когда-то, а не вечером. Это позднее переместились эти времена приёма пищи. Ужин стал вечерней едой, обед – дневной, завтрак – утренней. А обед – это вообще то, что естся, а ужин – это то, что естся в полдень.

Л. ГУЛЬКО — Вот такая интересная наука.

В. БАБЕНКО — Интересная наука.

Л. ГУЛЬКО — Которая называется этнография.

В. БАБЕНКО — Этнография и этимология с ней связана очень сильно.

Л. ГУЛЬКО — Давайте ещё один вопрос. Всё-таки мне хочется его задать. Откуда взялось слово «халява»? Между прочим, очень много по этому поводу в последнее время и по телевизору, и по радио говорили. Поэтому, может быть, кто-то слышал из наших слушателей. Откуда взялось слово «халява»? 3633659. Мы успеем, я надеюсь, принять правильный ответ. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ — Здравствуйте. Я думаю, с Руси.

Л. ГУЛЬКО — Нет. Вы не правы, к сожалению. 3633659 наш телефон. Откуда взялось слово «халява»? Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ — Здрасте.

Л. ГУЛЬКО — Привет.

СЛУШАТЕЛЬ — Мне кажется, это происходит от татарского языка.

Л. ГУЛЬКО — Нет. Это от языка, но не от татарского.

В. БАБЕНКО – Не от татарского.

Л. ГУЛЬКО — Спасибо тебе. 3633659. Доброе утро. Аллё.

СЛУШАТЕЛЬ — Аллё, здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО — Здрасте.

СЛУШАТЕЛЬ — Это «Эхо Москвы»?

Л. ГУЛЬКО — Да, да, да, да.

СЛУШАТЕЛЬ — Это, по-моему, от слова «халав» — «молоко».

Л. ГУЛЬКО — Совершенно верно. Это из иврита.

В. БАБЕНКО – Совершенно верно. Да. А кто это?

Л. ГУЛЬКО — А как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — Ну, я взрослая. Я не ребёнок. Римма меня зовут.

Л. ГУЛЬКО — Римма вас зовут. Ну у вас дети-то есть?

СЛУШАТЕЛЬ — Ну, племянники, да.

Л. ГУЛЬКО — Племянники. Конечно. Поэтому племянникам будет особенно интересно, между прочим. Это тоже. По пятницам в еврейских общинах раздавали пищу неимущим. Не всегда это было молоко, но называли это вспомоществованием молоком – халав. Или халяв на иврите. То есть такая бесплатная еда. Такой стакан молока.

В. БАБЕНКО — Да.

Л. ГУЛЬКО — Да. Или крайняя полоска в поле, которую тоже отдавали неимущим, за исключением бананов, правда, бананы не отдают, потому что очень сложно выращивать. Да, спасибо вам большое. Книжка «Блистательная Химияр и плиссировка юбок» ваша.

СЛУШАТЕЛЬ — Спасибо.

Л. ГУЛЬКО — Спасибо вам большое. Всего хорошего. Спасибо, наша передача подходит к концу. Виталий Бабенко, писатель, журналист, был у нас сегодня в гостях. «Что не изучают в школе? Наука этнография». Замечательная наука. Очень интересная. С вашей книгой мы вас ждём позже.

В. БАБЕНКО — Все вопросы, что мы задавали, все взяты из книг Льва Мироновича Минца.

Л. ГУЛЬКО — Да.

В. БАБЕНКО — Об этом всё это написано.

Л. ГУЛЬКО — Да, вспоминали Льва Мироновича Минца. Ну а с вашей книжкой мы ждём вас. Как только, так сразу.

В. БАБЕНКО — Спасибо.

Л. ГУЛЬКО — Да.

В. БАБЕНКО — Конечно.

Л. ГУЛЬКО — Спасибо вам большое.

В. БАБЕНКО — Спасибо вам.

Л. ГУЛЬКО — До свидания.

В. БАБЕНКО — Всего хорошего.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


spikeyapples Алекс Якубсон 29 января 2012 | 17:53

потрясающая аудитория. половина пянь, звонящая поутру в воскресенье, с похмелья, в детскую передачу чтобы сказать матерное слово; другая половина--родители, настолько занятые домашними делами, что не замечают что их дети звонят и подставляются под позор (или же сами родители их подставляют, дабы на халяву урвать книжицу). совковые привычки выходят из людей тяжело.
завидую ведущим, их выдержке и профессионализму: я бы десять в течение такого эфира, из себя вышел :)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире