'Вопросы к интервью
07 октября 2013
Z Полный Альбац Все выпуски

Между тюрьмой и Мосгордумой


Время выхода в эфир: 07 октября 2013, 20:08

Е. АЛЬБАЦ — Добрый вечер. 20.07. В эфире радиостанция «Эхо Москвы». У микрофона Евгения Альбац, и я как всегда начинаю в понедельник программу, посвященную ключевым событиям недели, тем событиям, которые будут иметь влияние на политику ближайших недель и месяцев. Сегодня 7 октября день, когда семь лет назад 7 октября 2006 года убили нашу коллегу журналиста «Новой газеты» Анну Политковскую. Аня была умным, мужественным человеком. Она посвятила свою жизнь адвокатской журналистике. Защите униженных и оскорбленных. Сегодня в Потаповском переулке на доме №3, где находится «Новая газета», открыта мемориальная доска ее памяти. И она навсегда в памяти очень многих людей. И тех, кого она спасала и те, кто с ней рядом работал. Близких, друзей. Придет время, и мы обязательно узнаем, кто подписал ей смертный приговор. И гореть ему в аду. А сегодня у меня один гость, политик Алексей Анатольевич Навальный, который месяц назад триумфально завершил избирательную кампанию в Москве, набрав по официальным данным 27%. Вчера он объявил о создании волонтерского движения «Народный депутат», я еще спрошу его об этом. А в среду ему предстоит суд в Москве, 16 октября в Кирове и снова Интернет ставит ставки, посадят Навального или не посадят. Здравствуйте.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Добрый вечер. С триумфальным завершением избирательной кампании, вы конечно загнули. Если бы это все-таки было триумфальное завершение, вы бы меня, наверное, представляли как-то по-другому. Но мы…

Е. АЛЬБАЦ – В смысле мэром Москвы.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я доволен, тем не менее, результатом. В тех условиях, в которых велась эта избирательная компания, но все-таки слово «триумфальное» мне кажется, не очень уместно.

Е. АЛЬБАЦ – 27% не набирал ни один из оппозиционных депутатов, на протяжении, по-моему, 20 лет.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Действительно в Москве никто, не связанный с властью типа Лужкова, Собянина или Ельцина не набирал большего процента на федеральных или региональных выборах, это высокий результат, поэтому я доволен им, я доволен тем, как работала команда. Но опять же, все-таки это не триумфальный результат.

Е. АЛЬБАЦ – Хочется успеха, Алеша. Успеха хочется. Расскажите теперь, про хорошее мы сказали, теперь немножко про плохое. За что вас будут судить 9 октября?

А. НАВАЛЬНЫЙ — 16 октября…

Е. АЛЬБАЦ – А 9-го в Москве же.

А. НАВАЛЬНЫЙ — 9-го должна была быть апелляция в Мосгорсуде и, по-моему, ее тоже перенесли. Там была целая очень странная ситуация, когда московский и кировский суд друг с другом согласовывали даты, и по-моему, нашу московскую дату перенесли на ноябрь. Но в любом случае это связано с так называемым делом братьев Навальных. По которому прохожу я и мой брат. И есть заявление от фирмы «Ив Роше» о том, что мы нанесли какой-то ущерб в связи с тем, что мой брат занимался организацией транспортных перевозок для этой фирмы. В течение трех лет все были абсолютно довольны, счастливы, после того как в офис к «Ив Роше» пришел Следственный комитет и ФСБ, они написали заявление, что в течение всего этого времени им наносился ущерб. Каким образом уже туда меня привязывают, я не совсем понимаю. Но, в общем, Следственный комитет и как показывает практика и суды это не сильно интересует, один Навальный, два Навальных. Там уже и мои родители по этому делу проходят и все на свете.

Е. АЛЬБАЦ – А разве «Ив Роше» не отказался от своего заявления?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Было много разговоров, что они якобы отозвали свое заявление. Не признают ущерб и так далее. Тем не менее, дело продолжается. Вообще в рамках российского уголовного процесса, даже если они заявление забирают, то дело все равно может развиваться, Следственный комитет не обязан его закрывать. Мы не понимаем, что там происходит, потому что по этому делу и мне и моим адвокатам отказываются давать ознакомиться с материалами, понять, что там есть внутри.

Е. АЛЬБАЦ – А почему?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Ну потому что там очевидно большое количество ляпов. Очевидно, что никакого ущерба нет, никакого хищения не было, все это просто очевидно высосано из пальца и все это базируется просто на том, что ФСБ, насколько я понимаю просто заставило эту французскую компанию, которая очень сильно зависит от того же самого ФСБ, потому что привозит свои товары из-за границы, они на них надавили, написали заявление. Начальник, который писал заявление, сейчас уже уволен и уже уехал обратно во Францию. Тем не менее, все это вполне себе дальше развивается и живет уже своей жизнью, своей логикой.

Е. АЛЬБАЦ – Понятно. Хорошо. Теперь суд в Кирове. Что будет собственно 16-го октября?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Понятия не имею. Каждый раз, когда меня кто-то спрашивает, что будет на суде в Кирове, каждый раз мой ответ «понятия не имею», потому что это действительно так. Может быть все, что угодно. По новым правилам апелляционная инстанция может делать практически все, что и первая инстанция. Поэтому они могут, как начать заново по существу рассматривать дело, приглашать свидетелей новых и старых, экспертизы назначать или не назначать. Могут делать все. Все это снова может тянуться несколько месяцев. Может закончиться и за один день.

Е. АЛЬБАЦ – То есть это не вопрос о сроке.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Нет, это вопрос. Мы обжаловали само по содержанию приговор 5 лет лишения свободы. Офицеров и его адвокат обжаловали свой срок 4 года лишения свободы в колонии общего режима. Прокуратура в своем отзыве от всего не отказывается, говорит, что нет, никаких смягчений, ничего. Дальше суд должен снова по существу решить, оставить этот приговор в силе, они могут сделать все, что угодно. Они могут вернуть в первую инстанцию. Могут вернуть в прокуратуру, могут меня оправдать, могут дать мне больше, больше, по-моему, все-таки не могут уже дать. По крайней мере, меньше точно могут дать. Могут дать условный, реальный, все, что угодно.

Е. АЛЬБАЦ – Понятно.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Какие-то видимо, решения уже они приняли. Поскольку назначили дату. Мы видели, что там были какие-то колебания, и они явно в панике не понимали, что с этим делать дальше. Потому что им в свое время поступили указания из Москвы выпустить его под подписку о невыезде, после чего они просто не понимали, что делать. Сейчас поступили явно новые инструкции, какие-то указания есть, но я не имею ни малейшего представления о том, какие.

Е. АЛЬБАЦ – И какие-то ожидания у вас есть?

А. НАВАЛЬНЫЙ — У меня, когда было первое дело, все-таки были достаточно четкие ожидания, что это будет реальный срок. Но вы помните, когда и я и все журналисты ехали на первый приговор, у всех было приподнятое настроение, все были уверены в условном сроке. Я понимал, что он будет настоящий, и знал, что он будет настоящий. Просто по некоторым признакам. Сейчас у меня нет никаких ожиданий и, честно говоря, я давно бросил уже это занятие, пытаться анализировать собственные ощущения, чтобы понять, что там будет. Потому что это бессмысленное занятие, которое просто треплет нервы. И мешает нормально работать. Я просто пытаюсь абстрагироваться от этой ситуации.

Е. АЛЬБАЦ — И сколько будет заседаний, вы тоже не знаете?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Их может быть сколько угодно.

Е. АЛЬБАЦ — Понятно. Но если реальный срок более-менее понятная стратегия действия, а если условный срок. Что вы будете делать, что будет происходить, я так понимаю, что вы уже начали готовиться к выборам в Мосгордуму. Отсюда и «Народный депутат» движение. А если условный срок, то что делать?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Ничего не изменится. Нет же задачи стать депутатом. Есть задача заниматься правильной политической деятельностью. Бороться за власть. Если будет условный срок, то по действующему законодательству я буду лишен права баллотироваться, пассивного избирательного права навсегда. Навсегда – имеется в виду, пока Путин остается у власти. Потому что очевидно, что после того как его не будет, практически очевидно, эта все-таки совершенно идиотская норма будет отменена.

Е. АЛЬБАЦ – Она сейчас в Конституционном суде оспаривается.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Судя по тому, что заявлял господин Барщевский и, судя по каким-то комментариям господина Зорькина, я сомневаюсь, что ее отменят в Конституционном суде. Кроме того, режимы Путина они очень сильно боятся, я думаю, после последней избирательной кампании в Москве им тем более не нравится, что приходят какие-то люди и получают 27%, хотя Кремлем было уготовано 3-5, максимум 7%.

Е. АЛЬБАЦ – Они ждали 13-22.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Тем не менее, результат оказался гораздо неприятнее. Поэтому я думаю сейчас у них еще меньше есть желания пускать меня и таких людей, как я на настоящие выборы. Но это не имеет на самом деле большого значения. У меня нет задачи обязательно стать депутатом. У меня и мне кажется у всех людей, которые меня поддерживают, политическая задача сделать так, чтобы «Единая Россия» не имела большинство в Мосгордуме. «Единая Россия» в нашем городе имеет уровень поддержки 20-25%, пусть они получат столько, сколько они должны получить. Они должны лишиться своего большинства. И в этом смысле я смогу эффективно работать, и буду пытаться делать так, чтобы другие правильные нормальные люди, которые выбраны нами, может быть, через процедуру праймериз стали депутатами и эффективно работали в этом представительном органе. И если я не буду сам депутатом, я вполне себе буду продолжать сидеть в фонде борьбы с коррупцией, заниматься тем, чем я занимаюсь.

Е. АЛЬБАЦ – Понятно. Многие писали о том, что вам нужно все-таки поздравить Собянина с победой. Вы не изменили свою точку зрения?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Как я могу изменить свою точку зрения. Я считаю себя ответственным политиком и моя точка зрения основана на фактах. Факты говорили о том, что Собянин украл у меня 3%. И фальсифицировал победу в первом туре. Мы до сих пор ведем, огромное количество 921 жалоба рассматривается во всех районных судах Москвы. Как я могу изменить свою позицию, если бы ее изменил, это бы означало, что либо я раньше врал и придумывал из головы, либо я сейчас что-то придумывал. У нас были факты раньше, я опираюсь на эти факты и сейчас. Естественно и сейчас считаю, что Собянин украл эту победу. Я не говорю, что он у меня украл 20%, или 15 или даже 10, но то, что 3% он украл это факт.

Е. АЛЬБАЦ – Альберт Гор тоже считал, что у него победа была украдена. И, тем не менее, после того как Верховный суд США остановил пересчет голосов во Флориде, и Джордж дабл-ю-Буш электоральными… был признан победившим, он поздравил Джорджа Буша-младшего с победой.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Все-таки немножко разное доверие к судебной системе. Немножко разные условия, в которых велась избирательная кампания до этого. И Гор и Буш имели приблизительно равный доступ к СМИ, совершенно точно Буш не занимался тем, что выпиливал двери в квартирах у сторонников Гора и так далее. Ничего этого не было. Во время выборов мы столкнулись с совершенно наглой и беспредельной административной машиной. Когда у людей с балконов баннеры срезали, арестовывали наших активистов, задерживали, разгоняли, мешали вести избирательную кампанию. После этого они еще украли голоса. Все-таки никто не обвинял Буша в том, что его сторонники занимались конкретными махинациями, и Буш это организовывал. Все-таки не было доказательств, что Буш организовывал это.

Е. АЛЬБАЦ – А есть доказательства, что Собянин это организовывал?

А. НАВАЛЬНЫЙ — У нас есть доказательства, что эти махинации были организованы непосредственно районными управами и подразделениями социального обеспечения правительства Москвы. Указания им давал, я не сомневаюсь, Собянин, Ракова и все остальные люди, которые руководили избирательным штабом.

Е. АЛЬБАЦ – Хорошо. А что с судами, исками, которые вы подали?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Это удивительная вещь, потому что в нашем основном иске, который мы подали в городской суд, нам отказали в первый же день. Отказавшись вызвать всех свидетелей, приобщить любые материалы, удовлетворить все ходатайства. И сейчас на этом основании нам пытаются отказать в рассмотрении во всех нижестоящих судах, хотя это абсолютно незаконно. Потому что ответчик другой и основания другие. И если в городской суд мы подавали в первую очередь по поводу нарушений в доступах к СМИ, массового подкупа и так далее, в нижестоящие суды мы подаем в суд на основании фальсификации реестров надомного голосования. Это разные основания. Разные ответчики, разные стороны. Но установка городского суда и установка Егоровой, видимо, сильнее, чем законы, поэтому нам отказывают. Вообще в принципе в рассмотрении в нижестоящих судах. Но это будет долгий процесс. Разные суды по-разному отказывают. Иногда это все выглядит очень смешно. Я опубликую большой материал об этом вскоре.

Е. АЛЬБАЦ – Это сколько растянется. Это месяц или годы эти процессы.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Не годы, конечно, годы это могло бы быть, если бы кто-то рассматривал. Сейчас это все в основном заключается в том, что нас отфутболивают, а мы обжалуем. Пару месяцев точно займет.

Е. АЛЬБАЦ – Что с регистрацией партии «Народный альянс»?

А. НАВАЛЬНЫЙ — В ближайшее время пройдет оргкомитет, то есть это вся длительная процедура, которая была сделана людьми, создававшими «Народный альянс» дважды, она будет сделана в третий раз. Начиная от оргкомитета, заканчивая съездом, региональными собраниями. Только уже с непосредственно моим участием, в этот раз я не буду пытаться прятаться в надежде на то, что если не увидят меня, то облегчится регистрация. То сейчас мы поставим вопрос очень прямым простым образом. Если вы регистрируете партию, которую возглавляет, возможно, если съезд меня выберет, возглавляет Навальный, либо вы ее не регистрируете и тогда вы просто всем показываете, что стоят ваши слова относительно либерализации политического законодательства.

Е. АЛЬБАЦ – То есть вы станете членом партии «Народный альянс».

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я планирую вступать в партию «Народный альянс».

Е. АЛЬБАЦ – Понятно. Движение «Народный депутат» это как-то связано с «Народным альянсом», расскажите, что это такое.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Это выполнение предвыборных обещаний. Меня, несмотря на то, что не избрали, тем не менее, я выполняю свои предвыборные обещания. Были несколько законопроектов, которые являлись частью моей программы, с которыми я шел на выборы. И всем людям обещал, что я сделаю все, для того чтобы такие законопроекты были внесены. В частности один из резонансных законопроектов относительно аудита тарифов ЖКХ. Всю избирательную кампанию об этом говорили все кандидаты абсолютно. Общее место, что тарифы несправедливы. Начисляются они непрозрачно. Колоссальная коррупция. Мы написали законопроект о проведении аудита тарифа ЖКХ, что он должен обоснованно формироваться, и все мы должны иметь возможность перепроверять те цифры, которые представляют монополисты. К сожалению, депутатов в Мосгордуме у нас нет, там сидит преимущественно «Единая Россия», практически одна «Единая Россия», но московское законодательство позволяет так называемую гражданскую законодательную инициативу. То есть это формальная вещь, собираешь 50 тысяч подписей под законопроектом и вносишь, они обязаны его рассмотреть в Мосгордуме. Этот законопроект, он поддерживается, я беру на себя смелость сказать 99% москвичей, все подержат, любой нормальный человек хотел бы, чтобы его тариф он понимал, из чего он состоит. Мы сейчас сделали первый шаг, сформировали инициативную группу, в которую вошло 570 человек. Это самая большая из подобных созданных инициативных групп в стране, которая сейчас подала документы о своей регистрации в Мосгордуму, следующим шагом будет сбор тех самых 50 тысяч подписей. Фактически сейчас мы создали такую систему, инфраструктуру, которая позволит жителям города Москвы, которые никак не представлены в органах власти, в частности в представительном органе в Мосгордуме просто через систему народного депутата формулировать, прописывать и вносить на голосование законопроекта те законопроекты, которые нам нужны. Нам есть что внести, и мы тем самым продемонстрируем жителям Москвы и сами себе, что, во-первых, мы выполняем предвыборные обещания, во-вторых, все это вранье, что нам нечего предложить, что у нас нет конструктивной повестки. Все есть. Есть программы, есть конструктивная повестка, есть конкретные решения проблемы. Этим мы и будем заниматься.

Е. АЛЬБАЦ – Все-таки объясните, Алексей, вот инициативная группа я понимаю, зачем нужно 570 человек. Это зачем столько?

А. НАВАЛЬНЫЙ — По закону сначала формируется инициативная группа сборщиков подписей. Только эти люди в дальнейшем могут собирать подписи. Минимум должно быть 50 человек. У нас она в 10 раз больше. 570 человек. Эти 570 человек после регистрации должны будут собрать подписи 50 тысяч человек, бумажные причем, не электронные. И эти 50 тысяч подписей отдаются и вместе с законопроектом в Мосгордуму.

Е. АЛЬБАЦ – И они тоже нотариально заверяются.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Они не нотариально заверяются. Но там тоже очень формальная процедура. Вчера мы провели собрание этой инициативной группы, это была достаточно непростая задача. Потому что по сложности проведения это фактически как партийный съезд. Создать счетную комиссию, очень запротоколировано, листы регистрации, именно потому, что наша власть сделала такую сложную процедуру регистрации инициативных групп, собственно говоря, в истории Москвы и страны ни разу не было такого, чтобы хотя бы зарегистрировали инициативную группу. Пока еще никто и никогда не смог реализовать этот механизм гражданской инициативы. Но у нас ситуация, при которой мы, во-первых, пригласили все СМИ. И все могли следить за нашей процедурой, наблюдать за законностью. У нас была непрерывная видеозапись, мы  выполнили самые глупейшие, но формальные требования закона.

Е. АЛЬБАЦ – Например.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Все эти листы регистрации, когда каждое голосование открытое этих 570 человек счетная комиссия считает и делает протокол счетной комиссии, утверждает его после каждого подсчета. То есть такая дурацкая забюрократизированная юридическая процедура. Мы ее выполнили полностью. С каждого взяли копии паспортов, всех сейчас проверим. И так далее.

Е. АЛЬБАЦ – А кто эти 570 человек?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Это те люди, которые зарегистрировались. Там единственное требование. Они должны иметь постоянную регистрацию на территории Москвы. Я думаю, что это актив нашего предвыборного штаба.

Е. АЛЬБАЦ – А как они регистрировались?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Сначала через Интернет, потом они пришли непосредственно на собрание, показали свои паспорта. Дали нам копию паспорта, мы убедились в том, что они постоянно зарегистрированы на территории Москвы. После чего мы вбили в эти листы регистрации, и они получили право голосовать на собрании инициативной группы и формально запустить процедуру гражданской законодательной инициативы.

Е. АЛЬБАЦ – Очень интересно. Ни разу про это не слышала. Объясните дальше, значит, сейчас вы это подадите в Мосгордуму. И что будет дальше?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Мосгордума должна зарегистрировать нашу инициативную группу, и выдать каждому из 500 человек специальное удостоверение члена инициативной группы. После чего они получат право собирать подписи. И дальше происходит достаточно интересный процесс. Почему инициативой мало кто пользовался. Потому что очень забюрократизировано все, сложно. И собрать 50 тысяч подписей в эти сроки практически невозможно.

Е. АЛЬБАЦ – А срок какой?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Там два месяца, но очень много времени съедается всякими проверками. А подписи нужны с паспортными данными, как на выборах. Только еще все проверяется в десять раз жестче. Но у нас в наших предвыборных системах агитационных, например, такая была у нас штука, — Навальный в каждый дом.

Е. АЛЬБАЦ – А разве нет сейчас этой карты?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Она есть у нас. В ней зарегистрировано 45 тысяч человек. И мы понимаем, что у каждого есть родственник, то есть 90 тысяч подписей мы можем получить. Поэтому эти наши 500 человек инициативной группы мы просто свяжем их с теми людьми, которые у нас нанесены уже на карте, живущие по соседству и каждый из них, мы надеемся, без проблем сможет получить сто подписей. Уже готовых, вбитых в подписной лист и поэтому сама инфраструктура, процедура сбора подписей для нас будет гораздо легче, потому что у нас есть актив в десятки тысяч людей. И я надеюсь, что мы станем первыми, кто сможет внести эту законодательную инициативу, если конечно, «Единая Россия» в Мосгордуме снова не поведет себя по беспределу и не зарубит нашу инициативную группу. Но в этом случае нам будет что сказать избирателям, все те ласковые слова, которые мы скажем «Единой России», если они заблокируют принятие гражданской инициативы о прозрачности тарифов ЖКХ.

Е. АЛЬБАЦ – А как они могут формально заблокировать…

А. НАВАЛЬНЫЙ — Придерутся, как они не зарегистрировали, например, «Народный альянс». Придумывают какую-то ерунду. И, например, коммунисты несколько раз выходили с такой гражданской инициативой, и мы ее каждый раз отклоняли. После чего они выигрывали суды. Приходили снова и снова, ее отклоняли. Естественно, власть, Собянин, «Единая Россия», сидящая в Мосгордуме, они ужасно боятся самого процесса сбора подписей. Мы начнем собирать и соберем 50 тысяч подписей, но в орбиту этого политического действия будет вовлечен миллион человек. Миллион человек будет знать, что мы собираем эти подписи. Десятки тысяч людей будут сдавать. Это большое политическое движение. Естественно они как огня боятся.

Е. АЛЬБАЦ – А кто у вас этим будет заниматься. Фонд или вы сохранили структуру штаба вашего.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Полностью структуру штаба, конечно, мы не смогли сохранить. В последние недели штаба там только в самом штабе работало человек 300. Это же была колоссальная машина, которая обслуживала всю агитационную деятельность. Но костяк небольшой, который мы можем позволить себе сохранить, мы взяли на работу в фонд борьбы с коррупцией. И наша организационная сейчас задача это пытаться управлять этими всеми волонтерскими силами и ресурсами, которые мы наработали на избирательной кампании. Через очень маленькую компактную и дешевую структуру. Все-таки на избирательную кампанию мы потратили за 10 недель 104 миллиона рублей. Которые собрали нам люди. За что мы им очень благодарны. Сейчас такими деньгами мы естественно не располагаем. Поэтому живем гораздо скромнее, чем во время избирательной кампании.

Е. АЛЬБАЦ – Но вы будете какой-то фандрайзинг тоже делать, наверное.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Конкретно сейчас «Народный депутат» не требует пока никаких денег, и мы не будем собирать, но в дальнейшем, конечно, мы будем использовать эти ресурсы. Тем более что люди с удовольствием перечисляют нам деньги, потому что знают, что мы их тратим по назначению. И тратим с пользой.

Е. АЛЬБАЦ – Поняла. Хорошо, зарегистрировали инициативную группу, дальше что. То есть собрали подписи, внесли законопроект.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Дальше законопроект должен быть рассмотрен и либо поддержан, либо отклонен Мосгордумой.

Е. АЛЬБАЦ – В течение какого срока?

А. НАВАЛЬНЫЙ — В течение я не помню, недели или двух. Неважно. Они в какой-то короткий, фиксированный срок должны его рассмотреть. Здесь конечно, этого они и боятся. Потому что здесь будет поразительная ситуация, при которой да, сидит «Единая Россия», они обязаны проголосовать либо за, либо против. Но как можно проголосовать против законопроекта, который говорит о прозрачности тарифа ЖКХ.

Е. АЛЬБАЦ – Надеюсь, что Алексей Навальный ответит на этот вопрос через пару минут. Сейчас новости в эфире «Эхо Москвы».

НОВОСТИ

Е. АЛЬБАЦ – Еще раз добрый вечер. В студии политик Алексей Навальный. И  мы говорим о том, что будет, о его политических планах. И в частности он только что рассказывал и движении «Народный депутат». Регистрируется сейчас инициативная группа, которая должна собрать 50 тысяч подписей, чтобы внести законопроект в Мосгордуму. А что не понимаю. В Мосгордуме абсолютное большинство «Единая Россия». Приносится законопроект, инициатором которого является Навальный. И они что самоубийцы?

А. НАВАЛЬНЫЙ — В этом и прелесть идеи. Если здесь будут сидеть представители Мосгордумы, вы спросите об этом, они уйдут от ответа. А этот вопрос, от которого уйти нельзя. Это предложение, от которого нельзя отказаться. Как «Единая Россия» на глазах у всей Москвы отклонит законопроект 50 тысяч человек о прозрачности тарифа ЖКХ. Это же законопроект о том, что мы, жители Москвы хотим посмотреть, каким образом Мосэнерго, Мосводоканал и остальные монополисты формируют тарифы и почему он такой большой. Имеем такое право? Имеем. У «Единой России», когда она идет на выборы и все депутаты «Единой России», которые пойдут на выборы одномандатниками, они сами будут на каждом углу верещать про ЖКХ, что нужно снижать цены. Мы спросим, скажем, ребята, ну если вы за снижение цен и прозрачности, почему вы отклонили законопроект 50 тысяч человек. Им будет очень сложно это сделать. Именно поэтому я скорее опасаюсь, что они не зарегистрируют нашу инициативную группу. Потому что они этого тяжелого неприятного вопроса, неприятной ситуации с голосованием хотят избежать.

Е. АЛЬБАЦ – Понятно, что вы начали готовиться к выборам в Мосгордуму. Это очевидно.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Это не скрывалось. Я прямо говорил, что лицемерить. Это важный политический проект в преддверии выборов.

Е. АЛЬБАЦ – Вы рассматриваете вариант, что выборы в Мосгордуму будут досрочными? Опять пошли такие слухи.

А. НАВАЛЬНЫЙ — У нас есть огромное количество информации с районного уровня, территориальных избирательных комиссий, что выборы могут быть досрочными, пройти в марте. Мы не понимаем, лично я не понимаю, либо утечки, дезинформация, которую делает сама мэрия. Или это что-то, под чем есть действительно основания. Но нужно быть готовым к тому, что выборы могут быть в марте.

Е. АЛЬБАЦ – «Народный альянс тогда…

А. НАВАЛЬНЫЙ — Если выборы будут в марте, «Народный альянс» никак в них не сможет…

Е. АЛЬБАЦ — Не зарегистрируется.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Мы будем действовать сейчас, конечно очень выверено юридически, но с большой скоростью. Потому что мы уже три раза проходили эту процедуру, я имею в виду регистрацию «Народного альянса», но все равно максимум, что мы сделаем до нового года. А если выборы будут в марте, они будут объявлены раньше и партия, которая не зарегистрирована на дату объявления выборов, она не сможет принять. И я думаю, что в этой ситуации единственной возможностью партийного участия будет РПР-Парнас.

Е. АЛЬБАЦ – То есть вы будете формировать вместе с ними список.

А. НАВАЛЬНЫЙ — По крайней мере, все-таки я не управляю партией РПР-Парнас, но насколько я понимаю, у них есть намерение проводить праймериз открытые и на базе Парнаса формировать список, который пойдет и будет претендовать…

Е. АЛЬБАЦ – Праймериз как это было в КС?

А. НАВАЛЬНЫЙ — КС все-таки были выборы. Наверное, будет больше офлайн и меньше онлайна. Но это должно быть важное действие, при котором 100 или 50 тысяч москвичей должны выбрать тех самых единых кандидатов от оппозиции. Власть все-таки сконцентрируется на своих конкретных представителях. Эти выборы будут характерны тем, что ключевой успех это не партийный список, а одномандатные округа. Скорее всего, будет много одномандатных округов. Возможно даже 30. Власть снова выдвинет своих жуликов «единороссов», назовет их самовыдвиженцами и сконцентрирует на них все усилия. Мы с одной стороны имеем все шансы выиграть, потому что мы знаем, что у «Единой России» нет большой поддержки в Москве, с другой стороны мы, конечно же, столкнемся с ситуацией, при которой будут спойлерские движения, будут попытки разорвать протестный электорат, личные амбиции некоторых людей возобладают. Мне кажется, самый правильный способ это не когда Навальный или кто-то другой или Парнас назначает кандидатов и говорят, вот они главные оппозиционеры, а при котором мы сами через праймериз выберем самых сильных кандидатов. А потом уже все свои усилия сконцентрируем на их поддержке.

Е. АЛЬБАЦ – Алексей, даже с вашим выдвижением в мэры от РПР-Парнас были проблемы в том смысле, что там были члены руководства РПР-Парнас, которые были против этого.

А. НАВАЛЬНЫЙ — И прекрасно.

Е. АЛЬБАЦ – Но вы уже начали с ними переговоры.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Это же пример с РПР-Парнас и моим выдвижением, он очень хорошо показывает, как важно, да, были люди против, тем не менее, когда решение было принято, РПР-Парнас меня выдвинул и не сказал ни одного плохого слова. Все люди, кто были против моего выдвижения, они как минимум молчали. За что им тоже спасибо.

Е. АЛЬБАЦ – А одномандатные округа вы уже начали обговаривать с «Гражданской платформой», с «Яблоком».

А. НАВАЛЬНЫЙ — Во-первых, сейчас нет нарезки. Поэтому никаких предметных таких переговоров нет. Но очевидно, что есть люди, которые хотят идти и кто-то имеет больше шансов, кто-то меньше. Я считаю, что сейчас нужно меньше заниматься переговорами, всей это болтологией, а больше концентрироваться на практической работе. Почему тот же «Народный депутат» так важен для тех, кто хочет баллотироваться, и почему так много будущих кандидатов было вчера на собрании. Это же прямой шанс, путь работы с активом. Вот тебе 570 человек, из которых 20 человек живут в твоем округе. И каждый из 20 человек будет взаимодействовать с еще 100 человеками, живущими в твоем округе. Этот актив в 2 тысячи или тысячу человек, опираясь на которых ты реально можешь победить. И каждый кандидат сейчас должен заниматься не какой-то дележкой округов или политическими переговорами, а практической работой с избирателями.

Е. АЛЬБАЦ – Вы сказали, что там было много, я ускоряю темп, потому что времени мало остается. Что было много тех, кто собирается выдвигаться. Уже я слышала, что Ольга Романова собирается выдвигаться, Владимир Ашурков об этом заявил. А вообще среди ваших коллег довольно много собираются выдвигаться в Мосгордуму.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Есть действующие депутаты, которые хотят выдвигаться. И они даже не члены «Народного альянса». Янкаускас, например, Константин. Депутат в Зюзино. Он планирует выдвигаться.

Е. АЛЬБАЦ – Вы имеете в виду муниципальный.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Он действующий муниципальный депутат, который идет на выборы. Мотин из Печатников. Много депутатов, которые хотят…

Е. АЛЬБАЦ – А Максим Кац будет выбираться?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я, честно говоря, с ним общался несколько недель назад последний раз, у него не было таких идей. Но я вижу, что он пишет в своем блоге, по крайней мере, он активно обсуждает это, я думаю, это была бы хорошая идея, если бы он выдвинулся.

Е. АЛЬБАЦ – Понятно.

А. НАВАЛЬНЫЙ — По крайней мере, шел бы на праймериз, а дальше пусть жители Щукино решат, кто будет тот кандидат, который может эффективно противостоять «Единой России». Кац или кто-то другой.

Е. АЛЬБАЦ – А Владимир Ашурков, он пойдет по одномандатному округу или он тоже…

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я буду просить Владимира, и мне кажется это хорошая идея. Мы все его выдвинем, если он пойдет и по списку, я считаю, что тот человек, который может возглавить список в том числе. И по одномандатным кандидатам.

Е. АЛЬБАЦ – Он в фейсбуке написал, что он собирается стать спикером Мосгордумы.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Руководителем фракции. Это хорошее дело, правильные амбиции.

Е. АЛЬБАЦ – А если вы попадете, то кем вы будете?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Мы с Ашурковым как-то договоримся.

Е. АЛЬБАЦ – Хорошо. Ваша жена Юля Навальная пойдет на выборы?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Пока у нас таких планов нет. И у нее пока такого большого желания нет.

Е. АЛЬБАЦ – А если условный срок?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Посмотрим, будем решать проблемы по мере их поступления. Мне будет чем заняться, даже если будет условный срок, вот для меня ничего не изменится. Я как сидел в своем фонде и занимался своими делами, так и продолжу заниматься.

Е. АЛЬБАЦ – А из фонда много пойдет на выборы?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Несколько человек пойдет. Я считаю, те люди, которые имеют поддержку, и которые эффективно будут работать. Я думаю, что многие про них знают, что они не будут коррумпированы, они профессионалы и могут эффективно работать. Моя задача заключается в том, чтобы другие люди прошли. Чтобы было много других депутатов. Нет супер у меня самоцели стать депутатом…

Е. АЛЬБАЦ – Ну ладно, Алеша, вы сейчас мне будете рассказывать, что вы сами не хотите избираться.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Нет, я, конечно, хочу, поэтому я недавно участвовал в выборах только что, я говорю конкретно в ситуации с Мосгордумой, нет такого положения, при котором меня лишили пассивного избирательного права, и, боже мой, мы все схватились за голову, ах, Навальный не может участвовать в выборах. Я буду активным образом участвовать в выборах, только просто сам не буду в списках кандидатов.

Е. АЛЬБАЦ – Понятно. Болотное дело. Завтра должен быть вынесен приговор Михаилу Косенко. Говорят, что с большой вероятностью его отправят в принудительную психушку. Однако неделю назад он произнес речь в зале суда. И я знаю…

А. НАВАЛЬНЫЙ — В вашем журнале она напечатана.

Е. АЛЬБАЦ – Совершенно верно. И я знаю, что он писал ее сам. И конечно это поразительно светлая голова. Светлее многих тех, у кого нет диагноза шизофрения. Вы завтра пойдете на суд?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я конечно пойду. Спасибо вам большое за этот вопрос, потому что у меня есть возможность сейчас всем сказать, что завтра в 14 часов в Замоскворецком суде будет процесс. Я призываю всех туда приходить. Я обязательно сам туда приду. Для того чтобы поддержать и Михаила, и его родственников. Сестру его, которая нам помогала в избирательной кампании. И то, что происходит это просто совершенно, снова назвать это беспределом и бредом, мы все говорим эти слова, но я просто хотел бы предложить просто прочитать его последнее слово в вашем, например журнале или в «Новой газете» в Интернете, много где и убедиться. Это абсолютно нормальный человек. Вот многие иронически воспринимают словосочетание «карательная психиатрия», но в этом случае оно именно и есть.

Е. АЛЬБАЦ – К сожалению, мы помним, как это было с генералом Григоренко, которого обвинили сумасшедшим, потому что не могли себе представить, что генерал может быть против советской власти. Как это было с Лерой Новодворской, как это было с очень многими диссидентами. И, к сожалению, мы похоже, возвращаемся в то же самое время. Вопрос по Болотному делу. На Валдайском клубе Путин сказал, что не исключает амнистии по Болотному делу. Но пусть закончатся все судебные процедуры. Вы поняли, что он имеет в виду и насколько возможна амнистия?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Насколько я понял, они просто постоянно оценивают, для них политические последствия Болотного дела будут каковы. Это будет рост недовольства населения, или всем на это наплевать. Текущая социология, хотя последние выборы, конечно, научили нас очень скептически относиться к социологии, тем не менее, показывают, что больше половины граждан России знают про Болотное дело, и больше половины среди тех, кто знает, считает его политически мотивированным и считают, что этих людей сажают, потому что пытаются заткнуть им рот. Наша задача политическая и организационная, в том числе и моя, моего фонда, нести эту информацию шире. Должны 85% людей знать про Болотное дело. И среди них 85% знать про то, что это просто попытка замучить этих людей, наказать их за их политическую деятельность. Тогда их точно отпустят. Путин это же человек, который правит по соцопросам. Смотрит соцопросы, если забыли кого-то уже давно, если он видит, что широкие народные массы не считают это политическим процессом, ну значит можно сажать сколько угодно.

Е. АЛЬБАЦ – Понятно. А я ни разу не видела, чтобы вы высказались по поводу нынешней ситуации с Гринпис. Протестом Гринпис против буровой «Газпрома» в Печорском море. 30 человек задержаны на 2 месяца. Арестованы. По обвинению в пиратстве. В том числе Денис Синяков, фотокорреспондент, который выполнял свои служебные обязанности. Сегодня появилось письмо тех, кто сидит о том, что они сидят в холодных камерах. И перевозят их в холодных, для нас это все привычно, там иностранцы, они не привыкли же к таким делам. Что вы думаете по этому делу?

А. НАВАЛЬНЫЙ – Я не высказывался, потому что не было повода. Я не пишу просто каких-то политических заявлений. Но у меня ясная позиция по этому поводу. Которая основывается просто на том, что я открыл Уголовный кодекс и прочитал статью «Пиратство». Где совершенно четко черным по белому написано, что это корыстные действия, что это захват имущества или корабля. Очевидно, что у активистов Гринпис не было никакой задачи украсть что-то с платформы или саму платформу. Предъявление им обвинений в пиратстве, это просто вообще попрание основ судебной системы, просто надругательство над судебной системой очередное. Оно не имеет отношения к праву вообще. Если бы им предъявили обвинения в хулиганстве и отправили под домашний арест или подписку о невыезде, это были бы, мне кажется чрезмерные, но, наверное, адекватные действия. Но когда людей просто арестовывают с учетом того, что все понимают, что такое Гринпис. Это распространенный формат проведения политических акций, экологических акций. Они не угрожали ничьей жизни, они не воровали. Они не ставили платформу под угрозу, они не подплывали на большом корабле близко к платформе. Подплыли на резиновых лодках. Если есть там состав нарушения границы, если есть какие-то составы по нарушению безопасности платформы, пусть их привлекают за это к ответственности или пытаются привлечь. Но когда за пиратство, это же просто полный бред.

Е. АЛЬБАЦ – Судя по всему, их корабль вообще находился в международных водах.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Насколько я понимаю, на достаточном отдалении и не вошел ни в какое противоречие с действующими нормами.

Е. АЛЬБАЦ – Да, во всяком случае, есть зона безопасности полкилометра согласно конвенции ООН по морскому праву. И Arctic Sunrise не пересекал…

А. НАВАЛЬНЫЙ — Это даже все анализировать бесполезно. Уже сейчас после того как им предъявили обвинения в пиратстве, анализировать правовую сторону стало бесполезно. Это очевидно демонстративное политическое решение. Наши власти, которые живут в таком конспирологическом ключе и считают, что Гринпис действовал по международному заказу каких-то сил, которые пытаются сократить влияние России в Арктике, поэтому на это мы ответим таким же просто нарочитым наглым образом и покажем, что вот да, по беспределу мы сейчас всех закроем. И не будем бояться. И наплевать нам на Олимпиаду и международный резонанс и позицию чего там, Голландии или Бельгии.

Е. АЛЬБАЦ – А вы думаете, это может как-то повлиять на Олимпиаду?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Мы видим уже сейчас, что есть достаточно большой международный резонанс на эту тему. Задержаны иностранные граждане. То, что они задержаны, это нормально, если повторюсь, им было бы предъявлено обвинение в хулиганстве, никакого резонанса бы не было, но когда людей хватают и предъявляют им обвинение в пиратстве, ну просто такая пощечина международному праву.

Е. АЛЬБАЦ – А как в принципе относитесь к такого рода акциям? Есть люди, которые считают, что они действуют по заказу конкурентов «Газпрома» и их проплачивают всякие зарубежные корпорации. И поэтому они такое устроили.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Тяжело сказать. Я не изучал ситуацию подробно. Многие экологические организации ими, так или иначе, манипулируют. Платформа Приразломная еще даже не пущена, не эксплуатируется. Никакого загрязнения она не делает. Поэтому такого грандиозного скандала вокруг нее поднимать сейчас я не вижу никаких причин. Тем не менее, Гринпис это организация, у которой есть определенная политика, понятно, что они такие акции проводят. Они выступали против Приразломной. Было понятно, что они туда заберутся, повесят какой-то баннер. Они везде забираются и вешают баннеры. Это нормальный диалог между экологическими организациями и государством. «Газпром» на это должен отвечать так, как отвечают по всему миру нефтяные компании, которые сталкиваются с претензиями. Привлекают своих экспертов, привозят туда журналистов, показывают, как у нас все прекрасно, мы в белых перчатках. Добываем и ничего у нас не разливается. Это происходит всегда и везде. Так и нужно было действовать. То, что сейчас «Газпром» решил задействовать ресурсы государства и так демонстративно ответить, да вы не беспокойтесь, у нас и пограничники, и ФСБ, и суды нам подчиняются, мы здесь всех упечем за пиратство. Приведет к тому, что будем иметь проблемы все мы.

Е. АЛЬБАЦ – Многие ожидали, что после московских выборов вы предложите какую-то «дорожную карту». Понятно, Алексей, что с вами у очень многих людей связаны ожидания на перемены. Может быть, вы не всем нравитесь, в конце концов, вы не икона в красном углу, чтобы нравиться. Но с вами связаны ожидания. И были ожидания, что сейчас Навальный предложит некую «дорожную карту», как оппозиция будет бороться с режимом, в конце концов, придет к власти. Помимо «Народного депутата» это такие все-таки мне кажется локальные вещи. Этого не произошло. Почему? Или вы вообще не собираетесь…

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я не собираюсь. Потому что все эти «дорожные карты» это в основном сотрясание воздуха. Это какие-то очередные политические манифесты. Я всегда пытался заниматься предметными вещами. И конкретными проектами. Вот «Народный депутат» это пример взаимодействия с большими группами людей и наращивание нашего политического давления на власть. И я считаю, что применение именно таких механизмов оно способно влиять. Наши выборы мы строили на этом. Нашу избирательную кампанию вернее. Мы пытались строить систему, которая может управлять тысячами волонтеров. Эти тысячи мы точно знаем, есть. И мы показали, что лучше не «дорожные карты» писать и не выпускать политические манифесты и заявления, а просто выстраивать эти системы, вкладывать в них деньги и так далее.

Е. АЛЬБАЦ – Но людям хочется знать, как вы себе представляете свои дальнейшие шаги.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Я представляю ровно таким образом. Мы знаем, что в стране у нас уже сейчас миллионы сторонников. Задача заключается в том, чтобы организовывать сеть этих миллионов сторонников для проведения агитационной работы, и политической работы на выборах. Нужно создавать эти системы через компьютер, через офлайн, всеми другими способами, для того чтобы вести эту агитацию и вести конкретную политическую работу. Сейчас мы ее ведем на примере Москвы. Мы будем ее переносить в другие районы, регионы. Людей огромное количество и самое главное, что мы сейчас знаем, такое политическое последствие этих выборов, что мы, вот надо мной уже смеются, что я повторяю без конца эту фразу, мы готовы представлять политические интересы большинства. С любой аудиторией, с которой мы действительно работаем, эта аудитория начинает голосовать за нас. Потому что все против коррупции. Все за прозрачность ЖКХ, все за верховенство закона, и все за нормальную судебную систему. Пенсионеры, пионеры, рабочие Уралвагонзавода, все. Милиционеры и чиновники. Они все готовы поддержать эти требования. Просто никто не занимался работой с этой аудиторией. Поэтому нужно как мне уже сейчас кажется не манифесты выпускать, а создавать систему, при которой… Мы понимаем, что есть врачи, давайте этих врачей таргетируем. В Интернете, в офлайне, в больницах. А дальше через нашу систему из десятков тысяч сторонников придем и каждому врачу, дадим листовочку, чтобы врач видел, за кого голосовать. Именно таким образом оно все должно дальше строиться.

Е. АЛЬБАЦ – Кстати, вы сказали врачи, я сразу вспомнила про «Доктора на работе», про Станислава Сажина, который был один из тех, кто подписал социальный контракт с вами. Эти ребята из бизнеса они взаимодействуют с вами или сейчас никакого продолжения той истории не было?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Мы продолжаем естественно, с ними работать, просто выборы хороши тем, что люди мобилизуются. Очень четкая конечная цель. Вот 10 недель, вот выборы, давайте сделаем так, чтобы Навальный получил побольше. А сейчас между выборами, конечно, только самые продвинутые, самые активные, самые сознательные понимают, что можно делать.

Е. АЛЬБАЦ – Поняла. Алексей, очень много идет вопросов, как вы относитесь к возврату графы «против всех», если можно коротко.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Мы в рамках своей социологии пока видим, что графа «против всех» ударит в первую очередь по системным партиям. Оппозиционным системным партиям, коммунистам и «Справедливой России», и «Единой России». Поэтому мне кажется, они чего-то перемудрили. Я не возражаю, если будет графа «против всех», скорее всего нам это будет на руку.

Е. АЛЬБАЦ – Понятно. Все время идет вопрос, вы не высказались по тому поводу, о стихийном бедствии на Дальнем Востоке, вы ничего не сказали по поводу дефицита бюджета. И так далее. Вы действительно не собираетесь комментировать такие……

А. НАВАЛЬНЫЙ — Не собираюсь я комментировать. И никогда этим не занимался. И не собираюсь я превратиться в классического политика, зайдите на сайт партии «Яблоко», и они там извиняюсь, фигачат эти заявления по каждому поводу. Я не собираюсь их выпускать. У меня есть мое мнение по каждому вопросу. Спросите – отвечу. Но просто превращаться в человека, который вместо работы высказывает политические заявления, я не собираюсь.

Е. АЛЬБАЦ – По поводу не «Народного депутата», а «Народного альянса», какая идеология?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Все народное.

Е. АЛЬБАЦ – Все вокруг народное. Все вокруг мое. Это было при советской власти.

А. НАВАЛЬНЫЙ — У нас есть конкретная программа действий. Если вы хотите, чтобы я идентифицировал нашу идеологию с точки зрения политического спектра и сказал, мы какие-то консервативные либералы, или либеральные консерваторы, этим я заниматься не буду. Этим пусть занимаются политологи. У нас есть конкретная программа, конкретные требования. Можно зайти на сайт почитать. И то, что мы делаем сейчас в рамках того же «Народного депутата», что мы делали в рамках моей избирательной кампании в Москве, мы выступаем за конкретные требования. Люди, которые смотрели на мою программу, касающуюся миграции, они меня идентифицировали как консервативного политика, если они смотрели относительно управления госсобственностью, наверное, скорее как либерального. Но наша программа это набор конкретных требований. Правильных.

Е. АЛЬБАЦ – Отлично. Вы рассказывали во время кампании, что целый ряд инструментов в вашей компании вы взяли на вооружение их различных сериалов. Подслушка. Карточный домик. Что вы сейчас смотрите? Чтобы знать хотя бы, что вы сейчас подсматриваете.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Это смешно. Я смотрю, вместе с женой смотрим сериал «Оранжевый — новый черный», это про тюрьму. Про женскую, правда. Хотя на фоне тех писем, которые пишет Толоконникова, ужасные описания женских тюрем в США выглядят просто абсолютным санаторием.

Е. АЛЬБАЦ – А  Breaking Bad досмотрели?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Досмотрел. Последняя серия вышла.

Е. АЛЬБАЦ – И посмотрели.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Естественно.

Е. АЛЬБАЦ – Крутая серия-то была. Хорошо. Алексей, если я вас через месяц приглашу в эфир, и я вам буду задавать вопросы именно по тому, что происходит в стране и по решениям, которые принимает власть, вы готовы будете на это отвечать?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Женя, я всегда прихожу с удовольствием в ваш эфир, и готов отвечать на любые вопросы. Наверное, степень подробности в моих ответах будет зависеть от моей компетенции и я же не такой всезнайка, я не Википедия. И если вы меня будете спрашивать про какие-то вопросы, я честно скажу, что я не готов отвечать, мне нужно изучить этот вопрос, посоветоваться со специалистами. На этом основана работа нашего фонда, например и моей деятельности. Если я чего-то не знаю, я просто обращусь к экспертам.

Е. АЛЬБАЦ – Сейчас какого-то шумного расследования ждать?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Не скажу. Ожидать, но какого конкретно – не скажу.

Е. АЛЬБАЦ – Но что-то вы делаете.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Мы много чего делаем. Естественно. Мы только и делаем, что готовим эти расследования, они в разной степени готовности.

Е. АЛЬБАЦ – А по Якунину вы получили какие-то ответы…

А. НАВАЛЬНЫЙ — Якунин это жулик такого масштаба, что мы имеем по нему много информации и будем еще долго им заниматься.

Е. АЛЬБАЦ – Владимир Якунин глава РЖД. Если кто не знает. То есть это вы тоже продолжаете.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Слушайте, вы видели схему, мы опубликовали десятую часть этой схемы. Там еще копать, там Следственный комитет мог бы 7 лет этим заниматься.

Е. АЛЬБАЦ – Но ничего, никаких действий со стороны правоохранительных органов нет.

А. НАВАЛЬНЫЙ — Они сами себя сажать не будут. Якунин управляет этими правоохранительными органами, и они кормятся с его шубохранилища.

Е. АЛЬБАЦ – Понятно. Пехтин подал на вас в суд или нет?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Нет, это все были разговоры. Все наши материалы про него были абсолютно железобетонные. Поэтому он только мог кричать, что подает в суд. Но оснований нет никаких. Ни Пехтин, ни Малкин, ни все остальные.

Е. АЛЬБАЦ – Вообще ничего не происходит.

А. НАВАЛЬНЫЙ — На меня поразительно никогда никто не подает в суд, хотя все обещают.

Е. АЛЬБАЦ – Доктор Z продолжает с вами сотрудничать?

А. НАВАЛЬНЫЙ — Продолжает и целыми днями бомбит меня письмами. Он в основном концентрируется на том, что разоблачает в рамках Диссернета жуликов, которые воруют диссертации. И его коллеги достигли, конечно, поразительных успехов. Просто я не могу публиковать все его расследования, потому что я писал бы исключительно только о диссертациях. У них просто поток этого всего.

Е. АЛЬБАЦ – Алексей, я бы с удовольствием продолжала вам задавать вопросы. Они идут и идут. Но, к сожалению, мы должны уходить из эфира. Я благодарю Алексея Навального…

А. НАВАЛЬНЫЙ — Спасибо вам.

Е. АЛЬБАЦ – …за то, что он к нам пришел. И услышимся через неделю, если будем живы и здоровы. Пока.

Комментарии

332

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


(комментарий скрыт)

hrabanaz 08 октября 2013 | 03:37

А я помню сказку какой то малой северной народности из советского сборника народных сказок. Как лиса пришла лечить уточек. Они заболели и лиса очень убедительно поговорила с мамашей, что она большой специалист в лечении этой болезни. Пошла и всех детишек сожрала.


(комментарий скрыт)

edward_sakash 08 октября 2013 | 14:24

Алексея Навального дико боятся в Кремле, судя по обилию ублюдочных комментариев портянок, которые словно с цепи сорвались, усиленно загаживая страницу комментариев. Реакция нормального человека на обилие ".овна" в комментариях очевидна - он не сможет читать комментарии, так как трудно будет в них найти мнение единомышленников.
Ответ прост: нужно жаловаться на каждый "высер" портянок модераторам и ставить их в "чёрный" список.


wanson 11 октября 2013 | 00:01

Зачем собирать 50 тысяч подписей москвичей?
В МГД сидит КПРФ принесите им годный закон и фракция Единая Россия будет вынуждена его рассмотреть.
Но Навальному нужно чем-то занять своих леммингов, а так же продолжать рассказывать москвичам о том какой он хороший, а ЕдРо и даже КПРФ с Яблоком плохие.
Евгения Марковна, Вам самой-то не смешно?

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире