'Вопросы к интервью
10 декабря 2007
Z Интервью Все выпуски

Михаил Касьянов


Время выхода в эфир: 10 декабря 2007, 21:07

ОЛЬГА БЫЧКОВА: 9 вечера в Москве и 6 минут почти. У микрофона Ольга Бычкова. Добрый вечер. А наш информированный собеседник – это Михаил Касьянов. Добрый вечер, Михаил Михайлович.

МИХАИЛ КАСЬЯНОВ: Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: И у нас есть телефон для отправки Ваших смс всяких вопросов, реплик, суждений, всего прочего. +7 985 970-45-45. Ну, что? Михаил Касьянов, во-первых, позавчера отмечал свой юбилей. Поздравляю Вас.

М. КАСЬЯНОВ: Большое спасибо.

О. БЫЧКОВА: Сегодня Вы ходили в центризбирком.

М. КАСЬЯНОВ: Точно.

О. БЫЧКОВА: И отдавали документы для регистрации инициативной группы по выдвижению кандидатом в президенты Российской Федерации… правильно я все слова расставляю?

М. КАСЬЯНОВ: Ну, примерно.

О. БЫЧКОВА: Да. Зарегистрируют Вас, как Вы думаете?

М. КАСЬЯНОВ: Ну, обязаны. Не могут не зарегистрировать.

О. БЫЧКОВА: А подписи потом тоже будете собирать в количестве 2 миллионов штук?

М. КАСЬЯНОВ: Больше.

О. БЫЧКОВА: Больше?

М. КАСЬЯНОВ: Ну, конечно.

О. БЫЧКОВА: На всякий случай.

М. КАСЬЯНОВ: Нужно сдать больше.

О. БЫЧКОВА: Где же Вы столько найдете?

М. КАСЬЯНОВ: Найдем, страна большая.

О. БЫЧКОВА: Ладно, хорошо. Мы поговорим еще об этом более подробно. Ну, расскажите нам сейчас про Дмитрия Медведева. Вы же его знаете.

М. КАСЬЯНОВ: Ну, разумеется, знаю Дмитрия Медведева. Он был зам. главы администрации, когда я правительством руководил.

О. БЫЧКОВА: Ну?

М. КАСЬЯНОВ: И, безусловно, мы с ним общались. И работали так чуть-чуть вместе. Скажем так. Пересекались. Вместе не работали, но пересекались. Да.

О. БЫЧКОВА: Что Вы можете нам сказать об этом человеке?

М. КАСЬЯНОВ: Вопросы мне такие задаете неполитические. Что Вы можете мне сказать о Дмитрии Медведеве? Очень просто. Это человек, Дмитрий Анатольевич Медведев…

О. БЫЧКОВА: Это человек, да.

М. КАСЬЯНОВ: Который работал с президентом Путиным, или с Владимиром Путиным, работал, как я понимаю, в Питере. И он был в его близкой команде, как я понимаю. И сегодня он первый вице-премьер был главой администрации. И видимо, его деятельность устраивает нынешнего президента. И, видите, даже  принял сегодня предложение четырех аж партий, которые вместе долго там судили, рядили, и вот нашли кандидата. Хотя он не член ни одной из этих партий, как я понимаю. Ну, вот они решили выдвинуть не из своих рядов, а из окружения, или из тех людей, которые, им как кажется, близкие к Президенту Путину, попросили Владимира Владимировича одобрить их выбор. И президент, не знаю только в какой должности, в форме как президент, или в том, как его старший наставник, или как, он так одобрительно спросил…

О. БЫЧКОВА: Сказал: в самом деле, действительно.

М. КАСЬЯНОВ: При этом спросил, правда, у Дмитрия Медведева, знает ли он об этом, об этой инициативе? Ну, и видите, одобрил. Чтоб партийцы теперь выдвинули его.

О. БЫЧКОВА: Ну, да, это была такая неформальная встреча абсолютно неофициальных лиц, как я понимаю. Случайно показанная в телевизионных новостях.

М. КАСЬЯНОВ: Не знаю, может быть, и так, да.

О. БЫЧКОВА: Ну, Дмитрий Медведев – это наш будущий президент на самом деле?

М. КАСЬЯНОВ: Вы знаете, как, я считаю, что, конечно, будущий президент это я. Именно по этой причине мы и занимаемся серьезной работой. Именно по этой причине мы и готовились два года к этому периоду, к этим событиям, которые предстоят. И именно по этой причине мои коллеги по Народно демократическому союзу выдвинули меня, инициативная группа из граждан предприняла все необходимые юридические действия для того, чтобы можно было исполнить требования закона по выдвижению независимых кандидатов. И мы будем бороться. И я приветствую то, что Дмитрий Медведев будет выдвинут. Надеюсь, что до съезда «Единой России» решение не изменится, никто не передумает.

О. БЫЧКОВА: Ну, осталась уже неделя фактически.

М. КАСЬЯНОВ: Ну, да. Да я думаю, что не передумают. И он все-таки будет выдвинут съездом «Единой России». И, конечно, я уже заранее приглашаю Дмитрия Медведева на теледебаты. Это неплохое решение. Для нас это такое интересное решение.

О. БЫЧКОВА: Вы-то пойдете на дебаты, я не сомневаюсь в этом. А он пойдет, как Вы думаете, на дебаты?

М. КАСЬЯНОВ: Ну, по крайней мере, наверное, подумает. Пойдет, а почему нет?

О. БЫЧКОВА: Ну, хорошо, что хотел сказать нам президент, выдвигая сегодня Дмитрия Медведева? Я понимаю, что президент услышал об этом от четырех представителей четырех партий. Когда они пришли к нему сегодня в кабинет. Да. Ну, мы все понимаем. Тем не менее, вот что это за сигнал такой был подан?

М. КАСЬЯНОВ: Для меня абсолютно понятный сигнал, сигнал нам с Вами. Тем гражданам России, которым не все равно, что происходит внутри страны, тем гражданам России, которым не все равно, какой будет Российская Федерация в недалеком будущем. А я думаю, что и общественность за рубежом, которая с большим вниманием следит за тем, как процессы разворачиваются в Российской Федерации, уходит ли Россия вновь куда-то там в черную дыру какую-то, в тупик. Или все-таки становится цивилизованным государством. И именно для людей, которые размышляют именно так, я рассматриваю сегодняшнее действо, как некий сигнал. О том, что президент Путин, первое, решение не принял, уходит он или нет. И второе, что он серьезно рассматривает возможность своего ухода. А, значит, проведения честных и справедливых выборов.

О. БЫЧКОВА: Подождите, не понятно.

М. КАСЬЯНОВ: Этот сигнал есть.

О. БЫЧКОВА: Разъясните, пожалуйста. Ну, давайте, во-первых, первый пункт. Почему выдвижение Медведева, или вот этой инициативы по выдвижению Дмитрия Медведева свидетельствует о том, что президент Путин не принял решения о том, на самом деле, как дальше будут развиваться события, и какова будет его судьба политическая. Да, об этом же Вы говорите.

М. КАСЬЯНОВ: Я думаю, что за оставшиеся дни до самовыдвижения будет выдвинут еще один кандидат, который так же будет одобрен президентом Путиным.

О. БЫЧКОВА: Например, кто?

М. КАСЬЯНОВ: Например, действующий премьер Виктор Зубков. Почему нет?

О. БЫЧКОВА: А почему не Сергей Иванов?

М. КАСЬЯНОВ: А, может быть, Сергей Иванов. И тем самым, еще выдвижением одним, или поддержка одобрением выдвижением еще одного кандидата, я думаю, что это будет в форме самовыдвижения по сбору подписей. Поскольку это более, скажем, ну, не скажу, легитимная, но более такое…

О. БЫЧКОВА: Народное.

М. КАСЬЯНОВ: Всенародное. Широкий охват. Думаю, что именно так это будет сделано. И президент тем самым откладывает свое личное решение на потом. А именно кого он поддержит точно. И поэтому я думаю ,что до конца января мы точно не узнаем, кого же поддерживает президент Путин. Кто, по его мнению, должен продолжить его курс.

О. БЫЧКОВА: Т.е. Вы хотите сказать, что кандидатов от партии власти будет два человека. По крайней мере.

М. КАСЬЯНОВ: Думаю, что, да.

О. БЫЧКОВА: Не три.

М. КАСЬЯНОВ: Может быть, три, но это уже значения не имеет.

О. БЫЧКОВА: И не один.

М. КАСЬЯНОВ: Не один, да.

О. БЫЧКОВА: Т.е. это нужно для того, чтобы президент имел возможность как-то в очередной раз отстраниться от этой ситуации, взять тайм аут.

М. КАСЬЯНОВ: На мой взгляд, сигнал, который мы сегодня читаем, вот такой, по крайней мере, я так читаю этот сигнал. Что серьезно рассматривает президент, на самом деле, поскольку я верю в благоразумие, и президент Путин разумный человек, он начинает приходить к мнению о том, что все-таки лучше уйти и оставаться в памяти народной, как человек, который фактически стоял у руля, когда страну вытаскивали из глубокой ямы после кризиса. Много проблем и ошибок сделано. И неверный курс сегодня проводится. Но, тем не менее, очень важный фактор, который может очень сильно помочь в будущем исправить репутацию президента в глазах большинства граждан – это то, если он действительно уйдет и исполнит свое главное конституционное обязательство. Будет содействовать организации честных, свободных выборов президента.

О. БЫЧКОВА: И оставит правильного приемника.

М. КАСЬЯНОВ: Нет, это из другой оперы.

О. БЫЧКОВА: Почему? Из какой?

М. КАСЬЯНОВ: Это из оперы, что он никуда не уходит. Уже никаких приемников не будет.

О. БЫЧКОВА: Почему? Нет, подождите, Дмитрий Медведев это не приемник?

М. КАСЬЯНОВ: Конечно, нет.

О. БЫЧКОВА: А кто же он тогда?

М. КАСЬЯНОВ: Еще решение не принято. Решение не принято. Конечно, нет.

О. БЫЧКОВА: Ага.

М. КАСЬЯНОВ: Решение не принято. Стоит два вопроса на рассмотрении. Или уходить или не уходить. Все. Других нет. Приемник – это промежуточное решение. Таких решений уже больше нет. Это будет хаос в стране через пол года. Президент это прекрасно понимает. Поэтому или он остается. А по-прежнему я настаиваю на своем прогнозе, что 50 на 50 сегодня два этих варианта существуют. Я об этом говорю…

О. БЫЧКОВА: Или он остается, или он уходит, одно из двух.

М. КАСЬЯНОВ: Да, именно так. И сегодня по-прежнему 50 на 50. И сигнал, который мы сегодня слышим, как раз чуть-чуть дает нам шанс думать, что может быть, уже чуть больше. Что, может быть, президент задумывается над будущим страны по-настоящему. И уйдет, и даст возможность гражданам решить самим, кто будет президентом.

О. БЫЧКОВА: Т.е. выдвигается два кандидата от партии власти. Выдвинулись Вы, еще кто-то будет, конечно же. Ну, и как бы им ничего не остается, как участвовать между собой в честных выборах. Народ все решит. Все так красиво и просто.

М. КАСЬЯНОВ: Именно так. Этим именно мы занимаемся, Ольга. Два года, три года нашей политической работе.

О. БЫЧКОВА: Я поняла. Я только не поняла вот чего. Причины, по которым президент Путин должен был бы не уйти, а остаться, они перечислялись на протяжении ну как минимум последних месяцев. Значит, там были разные объяснения. Что изменилось в этом смысле? Что стало легче для президента? Какие причины исчезли для того, чтобы он не уходил.

М. КАСЬЯНОВ: Причины не исчезли. Они по-прежнему также существуют, все эти причины. Надо уходить, но уходить нельзя. По-прежнему дилемма, еще даже более острая стала.

О. БЫЧКОВА: Почему более острая? Уходить нельзя, потому что…

М. КАСЬЯНОВ: Потому что много всяких проблем, которые нельзя бросить. Ну, я не буду их перечислять, Вы их сами говорите, что в течение последних месяцев Вы их многократно все перечисляли здесь на «Эхе Москвы» разными экспертами и политиками все это перечислялось. Нельзя уходить, потому что нельзя все бросить. Как это все случится.

О. БЫЧКОВА: Ну, хозяйство бросить.

М. КАСЬЯНОВ: Да. Поэтому мы, как Народно-демократический союз, я в течение трех лет борюсь за одну идею – организация честных и свободных выборов в президенты. Вне зависимости, кто на них победит. Вне зависимости. Кто бы ни победил, это победа всех нас победа. Если эти выборы будут честные, справедливые, свободные, и мы все будем верить в это в наших ощущениях, это наша победа. И мы добьемся этого.

О. БЫЧКОВА: Это ясно. Для нас, для избирателей это действительно так. Тут даже не важно, у кого какие политические взгляды, кто за кого голосует. Не имеет значения, это понятно.

М. КАСЬЯНОВ: Конечно.

О. БЫЧКОВА: Для президента что изменилось. Почему вдруг он сейчас должен решить, что нужно бросить это хозяйство…

М. КАСЬЯНОВ: Не изменилось. Потому что приближается час принятия решения. Приближается. И нужно принимать решение. Или страна становится тоталитарной. Тоталитарной Российской Федерацией, где власть не сменяется вообще.

О. БЫЧКОВА: Ну, и пускай становится. Это не я говорю. Это я в кавычках.

М. КАСЬЯНОВ: Да, я понимаю. Да это же серьезное решение. И к этому нужно быть готовым и верить в то, что это правильно. А я уверен, что президент не верит в это. Он просто находится в обстоятельствах, из которых он не может выскочить. Но выход один. Четные, свободные выборы. Один выход. Это цель нашей борьбы. Не зависимо, кто победит. Может быть, Зюганов победит на выборах. Скорее всего, конечно, я.

О. БЫЧКОВА: Ну, мы понимаем.

М. КАСЬЯНОВ: Но я говорю об одном. Народ должен выбрать. И мы должны все это верить, что мы сделали свой выбор. И нас никто не фальсифицировал. И условия этой гонки были одинаковые. Как юридическое регулирование, так и доступ к средствам массовой информации.

О. БЫЧКОВА: Значит, президент Путин, как возможный тоталитарный тиран, да, или создатель будущего в окончательном таком стройном, завершенном виде, тоталитарного ужасного государства, с одной стороны. С другой стороны, президент Путин – демократ, который в глубине души верит в то, что демократия, она сильнее может быть, чем диктатура какая-нибудь, или автократия. Вот сейчас Вы считаете, что, выдвигая Медведева, он проявляет как бы свою вторую сущность. Вторую ипостась. Или, по крайней мере, хочет, чтобы это так трактовали. Да? Судя по тому, что Вы говорите. Так вот все предыдущее, это что тогда было?

М. КАСЬЯНОВ: Ольга, решение еще не принято. Поэтому нужно создавать заделы по одному сценарию, и по другому.

О. БЫЧКОВА: Понятно. Вот Сергей из Тюмени Вам написал, между прочим. «Если президент станет Медведев, то выйдет ли Ходорковский из тюрьмы?»

М. КАСЬЯНОВ: Ну, это надо у Медведева спросить, думаю, что нет.

О. БЫЧКОВА: Нет. Почему?

М. КАСЬЯНОВ: Не думаю, что Медведеву будет разрешено дать указание всем органам исполнительной власти, которые причастны тем или иным образом к этому делу предоставить в суд всю необходимую, правдивую информацию для того, чтобы суд детальным образом все это рассмотрел и принял справедливое, правосудное решение. Поскольку у нас суды уже привыкли делать не правосудные решения. И эти решения каждый день плодятся со скоростью еще более высокой, чем вчера. И люди это знаю. Никто не верит, что суд – это место, где правосудие свершается.

О. БЫЧКОВА: А вот тогда объясните, пожалуйста, почему все говорят, что Дмитрий Медведев – это такой либерал. Вот он почему либерал? Потому что он в спецслужбах никогда не работал? Только поэтому или еще почему-то?

М. КАСЬЯНОВ: Нет, ну, это пропагандисты, которые этот имидж создают, они, наверное, это прекрасно могут объяснить. Я же не технолог и не политолог, чтобы давать анализы. Я могу, конечно, дать, но я просто считаю это неправильно…

О. БЫЧКОВА: Ну, у Вас есть свое мнение на этот счет?

М. КАСЬЯНОВ: Ну, конечно.

О. БЫЧКОВА: Скажите.

М. КАСЬЯНОВ: Мое мнение очень простое. Что такой президент не может быть у Российской Федерации. Дмитрий Анатольевич еще должен поработать, поднабраться опыта, поруководить тысячными коллективами. Хотя бы чуть-чуть. И после этого можно брать на себя ответственность за страну Российскую Федерацию, такую многогранную, такую разнообразную. Может быть, это будет неплохой руководитель в будущем.

О. БЫЧКОВА: Хорошо, я поняла. Значит, сценарий, если Путин уходит, происходят свободные демократические выборы. Допустим, допустим. А если он остается, то это может как выглядеть?

М. КАСЬЯНОВ: Очень просто.

О. БЫЧКОВА: Исходя из того, что мы знаем на сегодняшний день, что случилось сегодня.

М. КАСЬЯНОВ: Очень просто. Выборы, которые я считаю, не легитимные, и парламент будет не легитимный, эти думские… Вот видите последние дни, и президент лично, и все остальные говорят, легитимно, легитимно. Все говорят: нет, нет, это не легитимно. Нет, все верьте, что это легитимно. Мы же все верим, что не  легитимно. Потому что такие массовые фальсификации. И те нарушения законов и конституции, которые мы видели в течение трех месяцев, не могут ни коим образом дать нам основания считать, что эти выборы были легитимные. Не могут. И все честные граждане России не могу их признать, как честные выборы. Как выборы. Это были не выборы, это был фарс. И это же делают иностранные наблюдатели. Иностранные политические деятели. Иностранное сообщество, которое интересуется большой европейской семьей, которая считает, что мы не варвары и никакие там брутальный народ, а которые хотят, чтобы мы были нормальным европейским государством. Поэтому никто же в это не верит. Но это вот первый фактор, который создан задел для того, чтобы не уходить. Если сейчас мы посчитаем, что это нормально, то тогда президентские выборы могут быть организованы по такому же закатыванию. Вот то, что должен сделать президент. Или он закатывает все так же, как было, тогда он все, скатывается в тоталитарное государство.

О. БЫЧКОВА: Но закатывать что, это значит он принимает решение об вот этом самом так называемом приемнике, да, и дальше на этого приемника начинает работать вся государственная машина. Так?

М. КАСЬЯНОВ: Не надо ничего работать, надо просто выборы сделать и все. Проштамповать.

О. БЫЧКОВА: Ну, это тоже самое. Да.

М. КАСЬЯНОВ: Ничего не надо работать, надо просто проштамповать. Сделать такие же массовые фальсификации, как это было, и все. После этого и не будет даже внимания столько привлечено к этому делу. Потому что не нужно, чтобы люди знали, что что-то важное происходит в стране. Президента избирают. Просто будет занят этот пост кем-то. А потом в мае, 7 мая заканчиваются полномочия президента Путина, его второй срок. И 7-го же мая его кандидатура вносится в думу на утверждение, как премьер-министра. Президент должен иметь доступ к силовым структурам. У президента Путина сегодня нет политической поддержки в обществе. Нет. У него есть административная и силовая. Как только это исчезает, все, режим рушится за 3 месяца, его не будет. Поэтому вопрос ухода или не ухода, принципиально вопрос сегодняшнего дня. И я думаю, что сигнал, который я читаю сегодня путем поддержания мысли о том, что Медведев неплохой был бы кандидатом в президенты, как раз это сигнал именно о том, что президент серьезно задумывается о том, что будет со страной. И есть шанс на то, что он все-таки будет содействовать тому, чтобы не нарушалась конституция, и сам ее не будет нарушать. И сам не будет нарушать законы. И будет содействовать, чтоб другие люди не нарушали, и организует реальные выборы президента.

О. БЫЧКОВА: Ну, хорошо, допустим, сегодня был бы предложен не Дмитрий Медведев, а Сергей Иванов. Это чтобы тогда означало?

М. КАСЬЯНОВ: То же самое.

О. БЫЧКОВА: Почему?

М. КАСЬЯНОВ: Ну, в этом смысле Дмитрий Медведев, Сергей Иванов это ярче сигнал для нас.

О. БЫЧКОВА: Медведев ярче, чем Иванов, как сигнал.

М. КАСЬЯНОВ: Потому что Вы же спрашиваете у меня вопросы. Вот считают его все либералом. Потому что этот де имидж создавали в последнее время. Именно поэтому этот сигнал ярче. Чтобы люди не просто читали между строк, а чтобы почетче было написано.

О. БЫЧКОВА: Понятно, т.е. подчеркнуто красным маркером.

М. КАСЬЯНОВ: Да, да,

О. БЫЧКОВА: Понятно, а если бы, например, нет, я не знаю, какой должен был бы…. По-другому спрошу. Какой сегодня, тогда по-другому спрошу. Какой сегодня должен был бы прозвучать сигнал, чтобы Вы сказали да, это больше намекает на решение президента остаться? Вот.

М. КАСЬЯНОВ: Сегодня… Во-первых, на решение остаться, сегодня сигнала такого еще не надо выдавать. Поэтому если б сегодня выдвинули Сергей Иванова, через «Единую Россию» 17 числа, примерно то же самое ничего не означает, что решение принято. Сегодня понятно, что решение откладывается. Но при этом мы имеем ситуацию, если никто больше выдвинут не будет, и Дмитрий Медведев является единственным от власти, тогда да, это уже практически решение будет принято президентом 23 числа. Это означает, что у нас могут быть по-настоящему выборы. И это означает, что шансы изменить политический курс очень велики. Это означает, что независимый кандидат , или кандидат, или кандидат, не знаю, от компарии, потому что остальные не являются независимыми, то тогда есть шансы, что граждане будут верить.

О. БЫЧКОВА: Подождите, вы только что сказали, что два кандидата от партии власти…

М. КАСЬЯНОВ: Это мои догадки, мои прогнозы.

О. БЫЧКОВА: Являются сигналом к свободным выборам.

М. КАСЬЯНОВ: Я могу ошибаться… Ну, конечно.

О. БЫЧКОВА: Сейчас Вы говорите, что один. Я просто пытаюсь вникнуть в Вашу конструкцию.

М. КАСЬЯНОВ: Да, да. Я именно так и говорю. А если это будет один, я могу же ошибаться, что президент больше не поддержит выдвижение никого, это означает , это сильнее сигнал нам все, что могут быть выборы. Если регулирование будет правильным, одинаковым для всех. Тогда дебаты с Дмитрием Медведевым будут самым как бы ключевым моментом этой компании. Теледебаты.

О. БЫЧКОВА: Ну, я думаю, что да. Вообще, теледебаты, если Дмитрий Медведев, или кто там еще может быть… Может быть, что-то изменится.

М. КАСЬЯНОВ: Ну, в данном случае, меня интересуют дебаты с нынешним политическим курсом и его проводником. Именно с Дмитрием Медведевым. Вот это дебаты принципиальные для всех граждан будут. Это момент будет принципиальный.

О. БЫЧКОВА: Поэтому может с дебатами получиться так, как было на предыдущих выборах с «Единой Россией».

М. КАСЬЯНОВ: Я не хочу верить в это. Я думаю, что все-таки речь будет идти о свободных выборах. Если так получится, это означает, ну, совсем как бы нет четкого взгляда о том, что будет со страной. Это самый плохой вариант.

О. БЫЧКОВА: А в центризбиркоме Вам сегодня задавали какие-нибудь вопросы, когда Вы туда пришли?

М. КАСЬЯНОВ: Вы знаете, я немножко был удивлен, почему в законе записано, что кандидат должен приходить лично. Я предполагал, что какие-то вопросы, какие-то подтверждения. Исключительно техническая процедура. Делать мне там было абсолютно нечего. Я просто сидел, смотрел, как в моем присутствии размножали на ксероксе документы, которые я принес.

О. БЫЧКОВА: Т.е. Вы там сколько минут провели?

М. КАСЬЯНОВ: Час.

О. БЫЧКОВА: А, ну, это много.

М. КАСЬЯНОВ: Да, час размножались документы, ну, там чего-то еще сверяли и т.д. и т.д. Такая чисто техническая процедура. Ну, там все очень культурно, что называется. И уважительно. Но…

О. БЫЧКОВА: А Вы как ожидали?

М. КАСЬЯНОВ: Но прибытия туда моего вообще не требуется никакого.

О. БЫЧКОВА: Ну, написано, значит, написано. Раз надо, значит, надо.

М. КАСЬЯНОВ: Нет, я просто к тому, что закон никчемный. Это же новые нововведения такие. Поэтому конечно, не понятно. В другом случае, может быть, если там нужно какие-то ответы на вопросы, что-нибудь там подтвердить какую-то клятву дать или что-то такое, перед началом…

О. БЫЧКОВА: Отпечатки пальцев.

М. КАСЬЯНОВ: Нет, зачем. Я серьезно говорю. О политических каких-то заявлениях, это, конечно, было бы правильно. Чтобы прессы позвали. А когда этого ничего не требуется, ну, я просто не понимаю, зачем это нужно делать. Там все равно все подписи заверены нотариусом. Моего действия никакого не требовалось вообще.

О. БЫЧКОВА: Ну, ладно. Ну, Вам же не трудно сходить в центризбирком.

М. КАСЬЯНОВ: Мне не трудно. Мне даже интересно.

О. БЫЧКОВА: Конечно.

М. КАСЬЯНОВ: Я просто говорю о том, что не отработана процедура еще. Закон предполагает какую-то процедуру, но на практике никаких процедур не происходит политического свойства.

О. БЫЧКОВА: Как Вы наберете 2 миллиона подписей, вот скажите мне. Для меня это большая загадка. Потому что судя по тому… как голосовали люди на выборах в государственную думу, даже если согласиться с тем, что все было неимоверно зафальсифицировано, не знаю, у всех были отняты голоса, все равно 2 миллиона подписей , это очень много.

М. КАСЬЯНОВ: Да, очень много. Это неоправданно.

О. БЫЧКОВА: Где Вы их возьмете?

М. КАСЬЯНОВ: Это неправильный закон. Но, к сожалению, это закон. И мы будем исполнять требования этого закона. Мы соберем 2 миллиона подписей из 108 миллионов граждан, которые имеют право голоса. Поэтому это очень сложная , напряженная работа. Более того, на этот период выпадают еще и праздники. Это в некоторой степени еще осложняет работу по сбору подписей. У нас уже все практически к этому готово. У нас 12,5 тысяч сборщиков, уже проинструктированы, обучены. В течение двух месяцев специалистами проводились семинары с сними, как это делается. Ну, техническая работа, как заполнять, чтобы не допускать брака при сборе подписей. Поэтому у нас практически уже система подготовлена к запуску для сбора подписей.

О. БЫЧКОВА: А если у Вас так получится, что вот Вы бросите все усилия, и у Вас получится 2 миллиона 687 тысяч 585 и все… Нет, один миллион и вот это все. Не наберется 2 миллионов.

М. КАСЬЯНОВ: Нет, у нас так не сложится. У нас будет 2,5 миллиона. Сдадим мы столько, сколько положено по закону, ну, а соберем мы, думаю, что 2,5 миллиона.

О. БЫЧКОВА: Посмотрим.

М. КАСЬЯНОВ: Чтобы мы могли с Вами отобрать лучшие подписи.

О. БЫЧКОВА: Самые каллиграфические. Поглядим. У нас сейчас…

М. КАСЬЯНОВ: У нас есть профессиональные проверяющие, которые знают, как это делается, как это отбирается, как они брошюруются, и т.д. Это целая работа техническая. Я туда не хочу вникать. Там мои коллеги, соратники, которые занимаются предвыборным штабом, структурированием, и уже запуском его, они все это знают, как это все происходят все эти операции. Какие люди правильные, какие люди квалифицированно могут помочь работу всю эту сделать. Это очень такая сложная техническая работа.

О. БЫЧКОВА: Мы делаем небольшой перерыв на несколько минут на новости и рекламу. Михаил Касьянов вернется в студию прямого эфира «Эхо Москвы».

НОВОСТИ

О. БЫЧКОВА: 21.35 в Москве. У микрофона Ольга Бычкова. Мы продолжаем наш разговор с Михаилом Касьяновым. Напомню номер для отправки смс сообщений. Хотя, что его напоминать. Тут огромное количество идет разных вопросов, реплик. Извините, меня уважаемые слушатели, я, конечно, не успею даже одного процента озвучить того, что здесь написано. Но номер честно назову +7 985 970-45-45. Андрей написал Вам, например: «Как Вы думаете взаимодействовать с Немцовым, Явлинским, Каспаровым и другими представителями оппозиции?» Речь идет о президентских выборах конкретно.

М. КАСЬЯНОВ: Да, это очень принципиальный вопрос. И мы все эти три года озабочены именно темой консолидации демократических сил. Предпринимали попытки неоднократно для того, чтобы каким-то образом такое единение могло состояться. Не сложилось в отношении парламентских выборов прошедших или так называемых выборов. Теперь еще время все не потеряно, но уже значительную часть пути пройдено в попытке консолидировать демократические силы на президентских выборах.

О. БЫЧКОВА: Чего Вы добились конкретно?

М. КАСЬЯНОВ: А именно я встречался лично со всеми руководителями наших четырех организаций помимо Нардемсоюза. Всего у нас пять демократических организаций. С четырьмя оставшимися я встречался лично с каждым.

О. БЫЧКОВА: Это с кем это?

М. КАСЬЯНОВ: Это с Явлинским, это с Рыжковым, это с Белых и Немцовым. И это с Каспаровым из «Другой России». Поэтому я знаю мнение всех. Оно немножко уже меняется с тех пор. Это было буквально 3-4 дня назад. Григорий Явлинский сказал, что это не выборы…

О. БЫЧКОВА: Президентские.

М. КАСЬЯНОВ: Президентские. Так как… парламентские. Он уже понял так же. Он и раньше так, правда, говорил, в августе месяце. Тем не менее, «Яблоко» пошло на выборы. Когда мы все оценивали ситуацию. Все говорили, да, это выборы будут нечестные. Поэтому я призывал: помните, не участвуйте партии. Две партии не участвуйте. Потому что Вы сами же говорите, все признаете, нечестные выборы будут. Пошли.

О. БЫЧКОВА: Ну, хорошо, Явлинский сказал, что этот будут не выборы. И что? И Григорий Алексеевич сказал, что он также не будет участвовать, ни выдвигаться, и они не будут никого поддерживать. Они будут держать нейтральную позицию.

М. КАСЬЯНОВ: Да, поэтому они не будут участвовать в выборах вообще.

О. БЫЧКОВА: Ну, т.е. они устраняются как бы от действия.

М. КАСЬЯНОВ: Да. Примерно такую же позицию занимает Владимир Рыжков. То же самое, считает, что это не выборы и никаких шансов для граждан иметь честные выборы не будет. Поэтому тоже примерно такую позицию занимают. Что касается «Другой России» Гарри Каспаров заявил мне лично, что они будут поддерживать коммунистического кандидата. И идут переговоры с компартией. Поэтому тоже ситуация ясна. Правда, на следующий день почему-то иное решение было принято. Мы знаем, что, по-моему на этой неделе будет инициативная группа по выдвижению Каспарова. Поэтому все-таки там немножко другая позиция.

О. БЫЧКОВА: Ну, там какой-то идет процесс. Ну, понятно.

М. КАСЬЯНОВ: Тут это другая история. И другая тема, что называется. А что касается СПС, прошло детальное обсуждение. И наш проект соглашения коалиционный, который мы предложили, он был дополнен важным пунктом со стороны Союза Правых Сил, мы его приняли, это о том, что все участники коалиции автоматически становятся доверенными лицами кандидатов. Это важный пункт, он закрепляет всю конструкцию. Но решение также СПСом еще не принято. У них будет скоро их съезд. И видимо после этого будет принято решение, войдут они в эту коалицию или не войдут.

О. БЫЧКОВА: Т.е. надо напомнить слушателям, о чем идет речь. Борис Немцов предлагал всем выдвигать своих кандидатов. Всем вот оппозиционным силам выдвигать своих кандидатов, и зарегистрировать, наверное, предполагал он не всех, но к тому, кого зарегистрируют, все остальные идут доверенными лицами.

М. КАСЬЯНОВ: Ну, это первоначальное предложение, сейчас я понимаю так, Борис Немцов такое предложение уже не формулирует, что кого зарегистрируют. Потому что эта тема не приемлема для нас, по крайней мере. Мы не хотим, что бы Владимир Путин выбирал кого-то. Это неправильно политически. Мы не должны дать шанса президенту страны выбирать кого, он хочет зарегистрировать из демократического фланга. Мы должны заставить власти зарегистрировать кандидатов.

О. БЫЧКОВА: А вариант действий у Вас какие?

М. КАСЬЯНОВ: Варианты действий простые. Когда мы говорим о нашем коалиционном соглашении, это говорится, что сегодня мы определяем кандидата, а мы уже определили Нардемсоюз. И я уже сдал документы сегодня. Но мы берем перед всеми участниками коалиции обязательства, что мы не будем делать, я в случае победы, не буду делать ни одного действия без согласования с участниками коалиции. Фактически это представление интересов не моей политической организации, где я являюсь председателем и участником, а всего демократического фланга. Не назначение премьер министра, не выдвижение на будущее, назначение в суды Верховный, конституционный, арбитражный. Ни назначение или выдвижение кандидатуры генпрокурора, или следственного комитета. Все это будет делаться вместе, включая основные положения будущего послания президента для того, чтобы граждане знали: это послание, это политика, эти положения, как страна будет двигаться, они выработаны всем сообществом тех партий, которые являются участниками коалиции.

О. БЫЧКОВА: Я понимаю, но это дальше, это если кто-то выигрывает. А если Вам же еще нужно пройти предыдущую стадию, которая для Вас началась сегодня. Да, вот Вы там как будете согласовывать свои действия. Вот что вот там.

М. КАСЬЯНОВ: По сбору подписей или что?

О. БЫЧКОВА: Ну, вообще свои действия с другими демократическими…

М. КАСЬЯНОВ: Все эти хлопоты мы взяли на себя. Если нам будет в  этом кто-то помогать, мы будем, конечно, рады, поскольку это очень сложная работа. И техническая, организационная работа. Безусловно, мы берем это на себя. Что обязаны по нашему проекту соглашения делать политические организации и участники коалиции, т.е. заниматься политической работой, т.е. разъяснять гражданам о важности коалиции, о факте коалиции, о том, что есть кандидат от этой коалиции. И о том, какой будет страна в будущем.

О. БЫЧКОВА: Можно еще раз Вас спросить, что в этом соглашении о коалиции, какие там пункты, вот кроме того, что Вы сказали сейчас. В чем заключается предмет соглашения.

М. КАСЬЯНОВ: Важность в том, что участники обязуются вместе проводить политическую работу с гражданами в предвыборный период. К этому относится объяснять гражданам, что происходит в стране. Объяснять гражданам, что создана коалиция, есть у нее один кандидат. И объяснять гражданам и призывать их голосовать за этого кандидата. Объясняя, каким будет будущий политический курс в случае победы такого кандидата, объясняя, каким будет будущий политичесмкий курс в случае победы такого кандидата. Что дальше, Нардем союз, поскольку мы уже приняли решение, что мы идем. И мы уже сниматься не будем. Сниматься мы не будем. Мы уже это решение приняли. Нардемсоюз обязуется взять на себя всю организационно-техническую работу по таким выборам. Политическая обязанность всех участников – организационно-техническая обязанность наша. Если кто-то в этом захочет участвовать своими силами, мы будем только рады, это будет серьезная помощь, безусловно. Но при этом мы несем всю ответственность перед гражданами и перед коалицией за то, что мы эту работу проводим. При этом, если вопрос встает о снятии в будущем, т , конечно, такой вопрос – только консолидированное решение. Потому что мы не будем иметь возможностей, я, как кандидат, политически не смогу снять свою кандидатуру, только с согласия всех, если такое решение будет принято. Если мы с Вами поймем все вместе, что это не выборы, а фарс. А очень скоро это будет ясно. Если начнут появляться здесь наблюдатели из ОБСЕ, профессионалы. Вот, например, из бюро по демократическим институтам, которым было отказано, как долгосрочным наблюдателям.

О. БЫЧКОВА: В визах.

М. КАСЬЯНОВ: А потом в визах вообще, значит, если будет отказано, это означает, начинается подготовка к фарсу. То, что мы имели сейчас. К закатыванию. Если дадут им возможность приехать и начать наблюдение на раннем этапе. Как это положено по нашим обязательствам их приглашать и принимать, тогда означает дополнительный сигнал к сегодняшнему, скажем, поддержке идеи о выдвижении Медведева, и приезд наблюдателей, это означает, что президент все-таки задумывается о будущем страны. Ему не все равно, что будет со страной. Будет ли хаос, разрушен (НЕ РАЗБОРЧИВО) Российской Федерации, или все-таки он передаст власть другим людям, которые могут управлять лучше, чем это происходит сейчас.

О. БЫЧКОВА: Я, может быть, что-то упустила. Но почему должно получиться, что объединенная коалиция оппозиционная демократическая будет один кандидат?

М. КАСЬЯНОВ: Вторая часть. Давайте я тогда дорасскажу. Тогда вторая часть. Обязанности кандидата. Обязанности такие: что в случае победы он обязуется не принимать самостоятельных политических решений, глобальных решений. Первое, это формирование политического курса выражаемого в послании президента. Второе, то, что выдвижение кандидатур на ключевые посты будет согласовываться с участниками коалиции. И третье, это, конечно, формирование правительства и всех тех позиций ключевых, которые должны быть заняты победившим кандидатом и его соратниками. Поэтому это вопрос, скажем так, организации управления страной.

О. БЫЧКОВА: Так, значит, коалиция еще раз у нас Народный патриотический союз…

М. КАСЬЯНОВ: Народно-демократический.

О. БЫЧКОВА: Прошу прощения. Я очень прошу прощения. Да, Народно-демократический союз, СПС и «Другая Россия» фактически.

М. КАСЬЯНОВ: «Яблоко». Нет, кому мы предложили. Мы предложили четырем организациям. «Яблоко», СПС, Республиканская партия, «Другая Россия», и мы направили вот недавно после нашего последнего съезда, направили и компартии также предложение присоединиться, рассмотреть возможность или целесообразность присоединиться к такой коалиции.

О. БЫЧКОВА: А вы получили ответ от коммунистов?

М. КАСЬЯНОВ: Нет, не получили.

О. БЫЧКОВА: Вообще никакой?

М. КАСЬЯНОВ: Ну, мы только отправили день назад.

О. БЫЧКОВА: Понятно. Ну, так получается, что тогда почему получается, что один кандидат выдвигается, объясните мне.

М. КАСЬЯНОВ: Это цель этого соглашения, чтобы был один кандидат.

О. БЫЧКОВА: А Вы уже выдвинулись.

М. КАСЬЯНОВ: Теперь уже да, теперь мы заполнили эту строку.

О. БЫЧКОВА: Т.е. Вы им говорите: вот у нас есть кандидат, а Вы все меня поддержите. Фактически так.

М. КАСЬЯНОВ: Не меня, а войдите в коалицию. И на основе этих условий или давайте обсудим, добавим какие-то еще условия. Мы идем вместе, и вместе будем нести ответственность за страну, за будущее, что будет у нас происходить. Мы будем сами формулировать новый политический курс, и будем его исполнять. Это и есть. Поскольку в этом случае кандидат в президенты является выразителем политической воли этих всех организаций, которые вошли. Если там кто-то к нам присоединится. Вы видите настроения пассивные достаточно. По крайней мере, две партии говорят, что мало вероятно, что вообще не будут в чем-то участвовать.

О. БЫЧКОВА: Ну, а другие будут участвовать. Например, скажут, что они не хотят в качестве единого кандидата видеть Касьянова Михаила Михайловича.

М. КАСЬЯНОВ: Нет, это вопрос другой. Значит, они не идут в эту коалицию. Это уже другой вопрос. Именно так. Мы нигде уже не юлим и не маневрируем. Времени уже нет на маневры. Мы приняли решение уже все, окончательное. Поэтому мы говорим. Мы готовы поделиться не только ответственностью, но и участием в будущем страны. Чтобы не получилось так, сегодня нас поддержали, завтра убежали. Нет. Люди, которые нас поддержат, будут иметь все рычаги влияния и формирования нового курса и влияния на будущего президента. И именно эта конструкция есть. Мы не говорим о сегодняшнем дне, мы говорим о будущем. Именно так и есть. Почему мы направили коммунистам, поскольку я думаю, или хочу верить, что все-таки значительная часть компартии является независимой организацией. И поскольку даже сегодня слышал на «Эхе Москвы», Геннадий Андреевич Зюганов сказал, что это были не выборы, мы их не признаем, мы подаем в суд и т.д. Вот если эта фраза о непризнании выборов выльется в то, что все члены компартии, прошедшие по спискам компартии в думу откажутся от своих мандатов, это будет действительно такое серьезное политическое действо. И тогда уважение к этой партии, конечно, в народе вырастет сильным образом.

О. БЫЧКОВА: Неужели такое может быть. Неужели бы Вы отказались от мандатов, если бы Вы получили хотя бы там одну, два, десять мест в думе? За что боролись то?

М. КАСЬЯНОВ: Во-первых, если бы мы участвовали, тогда бы мы проломили ту ситуацию. Не позволили бы там происходить тому, что происходит. Поскольку нельзя было сфальсифицировать до 1%. С 4 или с 5 до 1 можно сфальсифицировать. А с 20% до 6 нельзя.

О. БЫЧКОВА: С 20% кого до 6 чего?

М. КАСЬЯНОВ: Если бы мы все объединились в один список, тогда можно было бы эту неконституционную ситуацию с выборами с госудуму, а не конституционная она потому, что сам закон о выборах в государственную думу предполагает его не конституционность. Это первый фактор почему выборы не могут изначально даже быть признаны свободными еще до их начала. Потому что система кардинальным образом неверна. Не правильная. Противоречит духу конституции, противоречит даже букве конституции. Но если бы мы собрались все вместе, все пятеро организаций. То мы проломили бы эту неконституционную ситуацию.

О. БЫЧКОВА: Этот поезд уже ушел. Не известно еще, что будет с другими (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

М. КАСЬЯНОВ: Я поэтому возвращаюсь к призыву компартии сложить, не принимать эти мандаты и подтвердить свою честность перед избирателями. Тогда они станут политической силой. Сегодня они такой силой практически не являются.

О. БЫЧКОВА: А что будет, если совершенно гипотетически, вот абсолютно теоретически представить, что коммунисты отказываются от своих мандатов и говорят, что это ужасные выборы, они нам не нужны. А кто тогда заполнит их места? Вы знаете?

М. КАСЬЯНОВ: Это не имеет уже значения никакого. Мы же итак знаем, власть не легитимна. Ну, если мы еще получим не легитимного президента, Вы понимаете, страна президент, у которой руку не подают в цивилизованном обществе. Вы понимаете ужас какой ужас нас ждет. А это будет именно так. Именно так это и будет.

О. БЫЧКОВА: Слушайте, как могут не подать руку президенту , который сидит на нефти и газе. Вы смеетесь?

М. КАСЬЯНОВ: Не будут подавать руку. Не будут.

О. БЫЧКОВА: Да не надо руку подавать Трубу будут подавать. И все. Этого достаточно. А так же много денег будут подавать. Можно даже не прямым путем каким-нибудь. Какие проблемы.

М. КАСЬЯНОВ: Ну, я чуть-чуть о другом говорю, конечно.

О. БЫЧКОВА: О другом. Я вот что Вас хотела спросить все время . Вы постоянно говорите о том, что это фальсифицированные выборы. Когда Вы это произносите, Вы имеете в виду конкретные вещи? На конкретных участках? Вот Вы что подразумеваете?

М. КАСЬЯНОВ: Я это слышал много от простых граждан. Я слышал это много от партий, участвовавших, которые не отдемонстриовали документы. Как в течение, скажем, одного часа менялись документы с противоположными данными, подписанные одними и теми же людьми, с одними и теми же печатями. В течение часа эти документы я видел лично. И я видел по телевидению по Евроньюс, по-моему, показывали, когда из ОГФ ребята засняли на избирательном участке, когда бюллетени в машину электронную вбрасываются.

О. БЫЧКОВА: Но потом, правда, было объяснено совершенно официально и по телевидению тоже, что это были бюллетени, которые привезли вот в этих переносных урнах. И что это делалось в открытую.

М. КАСЬЯНОВ: Я интересовался у Гарри Каспарова, он детально видел этот фильм. Там стоит время записи 19.15, по-моему. Т.е. еще когда избирательные участки не закрыты, а вбрасываются туда… еще не закрыты участки, голосование не закончилось. А запускают в электронную машину эти бюллетени.

О. БЫЧКОВА: Ну, так потому что все по честному. Скрывать нечего.

М. КАСЬЯНОВ: Нет, тут не по честному. Как раз это вот не по честному. Более того, машина электронная является урной для голосования. И урна, привезенная с выезда, так же является урной для голосования. Нельзя их смешивать вместе. Это любой человек мало-мальски знающий систему.

О. БЫЧКОВА: Понятно.

М. КАСЬЯНОВ: Это нарушение закона. Нет необходимости, чтобы в одну машину свезти со всех урн бюллетени еще до завершения голосования. По какому праву вскрыта урна до завершения голосования. И она еще запускается в другую урну. Просто вопрос в том, что граждане, а это тысяча людей, которые работали в избирательных комиссиях, они должны задуматься, они совершили уголовное преступление. Они совершили уголовное преступление. И если они еще будут повторять это же не президентских выборах, для них это хорошо не закончится. Это тысяча людей, которые вот так же, как мы видели по телевидению, фальсифицировали выборы.

О. БЫЧКОВА: Можно несколько вопросов разных от наших слушателей. Например, Алексей из Москвы спрашивает: «Может ли Медведев обмануть Путина, став президентом?»

М. КАСЬЯНОВ: Не может.

О. БЫЧКОВА: Почему?

М. КАСЬЯНОВ: Не может. Это отдельная тема, поскольку вопрос контроля за президентом. Поэтому я говорю, что это ….

О. БЫЧКОВА: Т.е. с контролем все хорошо.

М. КАСЬЯНОВ: Это серьезный выбор. Медведев может участвовать в выборах. И я приветствую это, что власть выставила представителя, если это будет так, продолжателя нынешнего курса с нетерпением буду ждать теледебатов.

О. БЫЧКОВА: Олег из Нью-Йорка спрашивает: «Какой смысл Вам все-таки выдвигать свою кандидатуру», потому что Олегу ясно, что Вы выборы выиграть не сможете. Это ясно по итогам выборов в думу".

М. КАСЬЯНОВ: Я как раз надеюсь на то, что выборы президентские будут не такие, как выборы в думу. И не будет такой ситуации. Я об этом вот как раз и говорю. О том, что должны быть наблюдатели авторитетные, профессиональные наблюдатели. Должны быть одинаковые правила регулирования, предусмотренные законом для всех одинаковым, как правовое регулирование, так и доступ к средствам массовой информации. И, безусловно, не должно быть такого давления на граждан.

О. БЫЧКОВА: Тут много вопросов о том, что Вы будете делать, если Вас не зарегистрируют, если вы не выиграете выборы и т.д. Вот в таких случаях, у Вас какие планы?

М. КАСЬЯНОВ: Мы будем продолжать нашу политическую работу, безусловно. Поскольку ситуация будет развиваться катастрофическим образом. Скоро кризис. Он уже в следующем году в пол роста встанет. Не хочу загадывать, что он может уже случиться. Это не так. Года через два будет. Я раньше говорил, через 3-4. Сегодня я уже говорю, через 2 года будет. Но уже яркие предкризисные явления будут в следующем году. И поэтому нужно работать с гражданами, разъяснять им, помогать понимать, что происходит. И, безусловно, предотвратить самое главное развитие, скажу, таких вот, ну, революционных таких проявлений. Поскольку мы должны победить на выборах.

О. БЫЧКОВА: Слушатель Сухарь спрашивает: «Чем Вы лучше Медведева» и ставит пять вопросительных знаков.

М. КАСЬЯНОВ: Я не думаю, что я могу сейчас рекламу какую-то, поскольку уже выборы то идут. Хотя еще не зарегистрирован формально. Тем не менее, я думаю, что это пока преждевременно.

О. БЫЧКОВА: Что преждевременно?

М. КАСЬЯНОВ: Рекламу делать. Что лучше, что хуже.

О. БЫЧКОВА: А это не реклама. Слушатель просто просит объяснить. Он говорит: найдите 25 отличий. Или несколько хотя бы.

М. КАСЬЯНОВ: Нет, это не относится к сегодняшнему (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

О. БЫЧКОВА: Хорошо. Ольга Витальевна из Москвы спрашивает: «Не думаете ли Вы, что на Вас будут такие же гонения, как на СПС во время предвыборной кампании?» А Владимир из США: «Почему Вы не подадите в суд на молодежные банды, которые Вас преследуют по всей стране? Ведь существуют законы, запрещающие преследовать человека».

М. КАСЬЯНОВ: Да, мы пытались это сделать. В милиции все документы были уничтожены. Это было в Екатеринбурге, это было в Нижнем Новгороде. Были собраны, более того, заводились угловые дела. Потом по указанию из Москвы, из МВД непосредственно местная милиция была вынуждена прекратить и все протоколы и составленные документы уничтожить. Поэтому нам не дали возможности довести дело до суда. У нас были те материалы, которые были моими помощниками сданы, включая видеозапись, они были уничтожены, и все факты, которые демонстрировали грубейшее нарушение закона, включая преследование политических деятелей, а это статья под 20 лет тянет, угроза жизни, покушение на жизнь, они все эти факты были уничтожены. Но сегодня прошла, видимо, команда, преследование прекратилось. Сегодня посмотрите у выхода, если в окошко выглянете, сегодня нет этих молодчиков.

О. БЫЧКОВА: Это Вы с чем связываете?

М. КАСЬЯНОВ: Я связываю это, первое, с тем, что власть, конечно, не хочет, чтобы таким образом все это происходило в общественном мнении. А именно то, что лидер так называемого движения «Наши», как его звать, Якименко, что он стал теперь руководителем, практически министром, членом правительства. Это означает, государство слилось, и непосредственно нарушает законы и конституцию. Преследование оппозиции. Думаю, что это плюс никакого эффекта, который они хотели добиться, они не добились. Думаю, что они поняли бессмысленность этих действий. Ну, и, конечно, это уже выходит за рамки разумного. Поскольку идиотичность ситуации, которая происходила, она была, конечно, очевидна. Не только здесь вот в Росси, но и зарубежные наблюдатели, они просто не понимают, как, например, посла Британии терроризируют. Потом эти же, кстати, люди, они 4 месяца преследовали меня. Сегодня не знаю, чем они занимаются, но они такие немножко не в себе даже. Я с ними уже беседовал как-то. Сначала пытался объяснить какие там требования у них. Они мне начали рассказывать, что я американский шпион. Я с ними немножко побеседовал. Они даже не могут саргументировать ни одной своей мысли. Но понятно, что как бы люди не очень, скажем так, движимы фактом. Они причем не скрывают. они мои помощникам рассказывают: у нас повышенная зарплата после британского посла. Мы пришли к Вам. Они рассказывают моим помощникам для того, чтобы исполнять новый контракт, нас увеличили количество. Им выдали новые автомашины. Они, кстати, за 4 месяца у них 1 человек погиб. И три машины они разбили.

О. БЫЧКОВА: Да, ладно. Да, ладно с машинами, но человек погиб. Вы точно знаете?

М. КАСЬЯНОВ: Да, да. Они сами это говорили моим помощникам. У них один человек погиб в автокатастрофе.

О. БЫЧКОВА: Ничего себе. Вот тут еще одна смска: «А Буковский?» Буковский приехал специально участвовать в президентских выборах.

М. КАСЬЯНОВ: Ну, я приветствую так же. Мы с ним будем встречаться. Да, я не знаком с Владимиром Буковским, к сожалению, но он очень уважаемый человек, и я с удовольствием с ним повстречаюсь, пообсуждаю будущее страны. И вообще как мы можем взаимодействовать. Я и надеюсь, что мы найдем какие-то формы взаимодействия.

О. БЫЧКОВА: Как Вы думаете, вот эти снова появившиеся разговоры о союзе России с Белоруссией, это серьезно?

М. КАСЬЯНОВ: Нет, на этом этапе это просто отвлекающие маневры. Это несерьезно, поскольку очень сложно рассчитывать на политическую поддержку и партнерство. А Вы намекаете на это, что это, может быть, базой будет для продления или изменения какой-то ситуации в укреплении нынешней власти. Рассчитывать на такого партнера, как президент Белоруссии, конечно, не приходится. Поэтому это прекрасно понимает президент Путин. Поэтому тот, кто из кремля эти слухи запускает, исключительно для отвода мысли в другую сторону.

О. БЫЧКОВА: Ну, что ж. Все на этом. Наше время истекло. Спасибо большое Михаилу Касьянову. Спасибо нашим слушателям, которые прислали огромное количество вопросов, извините, слишком много.





Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире