Время выхода в эфир: 14 мая 2000, 01:01

Сначала — дыхание.Прерывистое,чувственное дыхание любви,предполагающее нежную интимность полушепота,полувзгляда,полуулыбки.Голос с хрипотцой .Диапазон — от низкого баса до щенячьего фальцета.И все это — в  роскошном теле.И все это — в  роскошных бедрах,что движутся — именно движутся — слегка покачиваясь,в такт только ей слышной музыке,которая изредка напевается вслух то под гитарный перебор,то под русскую гармошку,то под визжащие скрипки.Она любит подчеркивать свое деревенское простое происхождение.Любит казать свою кротость и беззащитность,любит обнажать свои бабьи крестьянское руки и смотреть на мужчину снизу вверх.Она обманчива как мартовское тепло.Ее нежный кошачий изгиб,приглашающий к поглаживанию — на самом деле лишь  тонко разыгранная интрига — так она готовит свой прыжок,который всегда неожиданный,как к нему не готовься.Не верь глазам своим — она знает себе цену,как настоящая актриса и настоящая женщина.Она мягко и властно ступала по сцене БДТ,затем столь же властно приняла под свое царствование Москву — театр Маяковского ,потом МХАТ,потом свой собственный МХАТ.От стюардессы Радзинского и Надежды Монаховой Горького в ней остались скромное обаяние и неизбывная страстность.Именно эти черты ее героинь вызывали и вызывают у публики почти всегда — взрывную реакцию — не одну женскую судьбу оплакивал зрительный зал ,внимая ее  темпераментным монологам и влажному покорному молчанию.В Маяковке она играла роль Тигрицы.Дульсинея Тобосская,королевы Елизавета и Мария,Аркадина,Кошка на раскаленной крыше. Она владела этим театром безраздельно,сводя с ума своих партнерш и влюбляя в себя своих партнеров.После ее ухода из театра ни одна актриса не решилась сыграть одновременно две роли в спектакле Да здравствует королева,виват.Мария и Елизавета могли ужиться в месте только благодаря ее беснующейся натуре,в которой намешано все,чем господь одарил и наказал Женщину.Консервативный МХАТ пытался перевести стрелки ее звездного амплуа в другую сторону — единственный спектакль ,оставшийся в памяти из ефремовского периода — Скамейка ,где сияющее пространство лицедейства она разделила с Олегом Табаковым.Бунт на корабле возник спонтанно и закономерно одновременно.Де юре — она встала на защиту ущемленных в своих правах актеров.Де факто — она не может ничего ни с кем делить.Ни любовь,ни мужчин,ни роли ,ни сценическую площадку.Ни свое прошлое,ни свои убеждения,ни свои творческое планы и хотения.Наверное,она страшно одинока.Наверное,ее агрессивность — следствие этого одиночества.Но свою великолепную сценическую жизнь она воздвигла сама,своими крестьянскими руками ,не гнушаясь никакой черной работой и уж тем более ,не разделяя ее на женскую и мужскую.Этот мраморный замок,выстроенный и выстраданный ее  мятущимися героинями ,хранит немало сердечных тайн и смертельных обид,но фасад его безупречен ,как и положено быть легенде.По любимому ею Чехову — Душа моя,как дорогой рояль,который заперт,и ключ от которого потерян.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире