zlatoalex

Алексей Златкин

24 июня 2017

F


События криминальной жизни Казани просто взорвались информационными выпусками местных самых раскрученных СМИ о том, что специальные подразделения полиции накрыли еще одну преступную группировку – так называемых «Суконовских». Этим,  по мнению оперативников и следствия, следовало считать задержание группы лиц, подозреваемых в массовой драке на одном из крупнейших рынков города Казани, произошедшей год назад. При чем, это связали с недавно произошедшим разгромом торговых точек в другом торговом комплексе «Алтын», где погромщики уже сами сдались в органы следствия. По версии следстви, как следует из выше указанных медийных публикаций, оба этих события лежат в одной канве преступной деятельности ОПГ «Суконка», связанной с вымогательством. При этом всех задержанных именуют активными участники ОПГ «Суконка», а так же возможными подозреваемыми в погроме торгового комплекса «Алтын».

Меня же пригласили знакомые самих задержанных и их жен, что бы можно было осветить это с другой стороны, не попавшей на страницы электронных СМИ.

Если обрисовать житейский потрет некоторых задержанных, то сразу должен бросится в глаза резкий контраст между тем, чем они в действительности занимаются в своей обычной жизни, и тем каких их представили в СМИ сотрудники полиции. Так один из них— Габидуллин работает за станком на заводе, а другой— Карапетян является заведующим магазином. То есть самые обычные обыватели, имеющие вполне нормальную жизнь и семью, что вообще никак не вяжется с тем обликом отъявленных гангстеров подобно знаменитому сериалу «Бригада», который для них нарисовали. Как они могли бы умудряться совмещать два таких несовместимых образа жизни можно представить, обладая только незаурядной фантазией. В чем я практиковаться не намерен, важны факты, которые я вам и представляю.

На суд их привезли сначала после окончания срока их задержания 48 часов  22го с ходатайством об избрании меры пресечений в виде заключения под стражу, но поскольку в материалах отсутствовали вообще какие либо доказательства их причастности к произошедшему, на что указал суд, пришлось заявлять ходатайство о продление срока задержания до 72 часов, что бы представить дополнительные материалы.

Вообще не понятно в  связи, с чем было возобновлено следствие по факту драки на «Вьетнамском» рынке, приостановленное год назад за розыском и установлением подозреваемых, и на основании чего задержанных считают таковыми.

Данное же дело было возобновлено после разгрома торгового комплекса «Алтын», как было это преподнесено опять же в тех же СМИ, что в реальности считать таковым возможно только  с большой натяжкой. Так как это заключалось в том, что там разбили пару витрин торговых точек. Поводом же к этому, по словам знакомых задержанных, послужило недопустимое поведение самих продавцов, занимающихся откровенным мошенничеством по поводу починки сломанных телефонов, которое перешло всякие разумные пределы. Забежали и за 10 минут разбили несколько витрин и так же исчезли, все.

Зачем надо было выставлять это в таком свете, как именно разгром торгового центра, и  рэкитирские разборки станет понятно, если знать, что одним из владельцев ТЦ  «Алтын», как бизнеса, является жена заместителя ОРЧ— 6 МВД РТ, то есть подразделения по борьбе с организованной преступностью. Потому не удивительно, что к расследованию этого преступления были применены соответствующие методы. Дело же о драке на вьетнамском рынке, пылившееся целых год под сукном как висяк в отношении не установленных хулиганов, превратилось вдруг в акт вымогательства с установленными неизвестно как лицами. А точнее только вследствие знакомства их с задержанными по факту дебоша в ТЦ «Алтын».  При чем, полицейские, рассказывая о попытке вымогательства и избиение торговца, почему то возбудили дело только по  хулиганству.

Как рассказали же мне посвящённые лица, речь там вообще не идет не только, не о каком вымогательстве, а даже и о каком то хулиганстве, потому как там были разборки на почве личных неприязненных отношений. Когда сначала продавцы и торговцы рынка избили двоих посетителей, а потом те вернулись с друзьями и ответили. История же с неким торговцем, которого били и вымогали деньги, явно высосана из пальца, что подтверждается возбуждением уголовного дела не по факту вымогательства, а по факту хулиганства. Потому как при таких обстоятельствах дело о вымогательстве было бы возбуждено при малейшем поводе.

Хулиганство же здесь вообще возбуждено не могло быть никак, потому что в соответствии с Уголовным кодексом состав преступления 213й образуется или с применением оружия, или по  мотивам национальной, религиозной неприязни, чего не было. Уголовное дело могло быть законно возбужденно лишь по статье 116 УК РФ— побои, если бы были мотивы хулиганские, а не личные, побои по которым сейчас вообще декриминализованы и  являются не преступлением, а административным правонарушением. То есть здесь не  было даже события преступления.

Привезли же всех задержанных 22 го под вечер за пять минут до окончания рабочего дня и в спешке рассовали по разным судьям. Что бы избрать тем меру пресечения, как подозреваемым, что может быть по закону сделано только в исключительных случаях до предъявления обвинения. При откровенной неправильности явно завышенной квалификации преступления, так еще и без каких либо доказательств причастности последних к произошедшему. Завышенной потому как вмененная часть вторая статьи 213 УК РФ, то есть хулиганство группой лиц является преступлением тяжким, а 116 УК РФ, которая с явным нарушением тоже могла быть возбуждена— преступлением небольшой тяжести, меру пресечения с ограничением свободы по которой по общему правилу не избирают.

В результате одного отправляют сразу в изолятор, а остальным продляют задержание до 6 часов следующего вечера, назначив судебное заседание на два часа дня.

23 го же к назначенному времени они так же не являются, приехав по опять ближе к 6ти, предъявив показания одного из задержанных о том, что он признает свое участие в  драке,  и хотя это не может быть квалицированно как признание вины в совершении преступления, как я указал уже выше, это именно так и преподносится, в связи с чем следователь уже просит ему назначить меру пресечения -домашний арест. Никак при этом, не обосновав ни  исключительность случая избрания меры пресечения до предъявления обвинения, ни  правомерность квалификации по тяжкой статье части второй 213 УК РФ, в  отсутствие обязательных признаков последней. И суд соглашается с теми избрав необходимую меру пресечения, что являлось бы так же правомерно, как если бы  тому вообще предъявили убийство и терроризм, при отсутствии каких то признаков самого события этого преступления.

Между тем пока идет это судебное заседание, продленный до 72 часов срок задержания уже истек для второго задержанного, и его адвокат указывает на это полицейским, требуя немедленно отпустить того. Тем более, что он вообще не признает свое участие в тех событиях и никаких дополнительных материалов в отношении него для избрании меры пресечения не имеется. Однако, несмотря на окончание законного срока задержания, полицейские   попросту увозят того с собой, игнорируя законные требования его адвоката. То есть откровенно и  нагло, противозаконно продолжают задержание того в прямое противоречие закона.

Мне же лично из этого не ясно только одно, что здесь является большей подоплекой такого явно незаконного и заказного уголовного преследования, демонстрация фиктивной борьбы с организованной преступностью, или же желание наказать покусившихся на  неприкосновенность бизнеса жены полицейского начальника?

Ясно только одно, что полицейские перешли в этом все разумные и допустимые границы, показав, что бояться сейчас надо уже не орг. преступность, а тех, кто изображает с ней усиленную борьбу.

21 июня 2017

Путин наше все

Недавно ко мне обратились женщина с просьбой о консультации через интернет на одном правовом ресурсе. Суть же вопроса состояла в то, что не могут устроить ребенка в детский садик, тому уже три годика, но им говорят, что мест нет, и что же им в таком случае делать.

Честно говоря ума не приложу, что им толком посоветовать, потому как знаю это кухню изнутри от самих— сотрудников таких учреждений, когда даже при наличии мест руководство все равно брать не будет, тупо вымогая взятки.
При чем, это прибрело такой системный массовый характер, что охватило всю Россию и помочь тут человеку просто не представляется возможным, потому как повязаны все. Да если бы только в детском саду. Такого рода злоупотреблениями охвачена вся система государственной власти во всех сферах государственных и социальных услуг. Даже если взять любую из них, будь то медицина, жилье, образование и т.д. И чем более насущней проблема, тем она становится более коррупционно емкой.

Но тут меня просто осенило. Как нет способа. Только ведь нам недано демонстрировалось с экранов телевизоров как Путин разруливал именно такие вопросы лично во все сферах. Рушиться, затоплено жилье, обратились к Путину и он тут же дал по шапке губернатору, что тот сразу в тот же день прискакал к тем нуждающимся, кому долгое время не оказывалось положенное по закону внимание, несмотря на их самое бедственное положение. Помирает девочка, которой от недостатка медицинского обслуживания вовремя не поставили нужный диагноз рака, и ей теперь осталось только помереть в самом скором времени, не беда, Путин лично ей поможет, а так же тому населенному пункту, в которой нет нормальной больниц. И так далее, Путин как добрый волшебник поможет, разрулит если надо накажет во всем и везде.

Потому я и ответил той женщине с маленьким ребенком на руках, которого и деть некуда и кормить надо, для чего нужно зарабатывать – «обращайтесь напрямую к Путину и она как бессменный правитель нашей страны, имеющий всю полноту власти по всем вопросам вам обязательно должен помочь, а так вообще всем наплевать и ни чего не сделаешь»

Так и получается, что во всей нашей стране беспредел, коррупция, наплевательское отношение к людям, безысходность и бесправие простых людей, а один способ найти в этой жизни справедливость, это обратиться напрямую к Путину.
Так что и обращайтесь напрямую к нему по всем вопросам а не в эти органы власти, которые давно уже пора упразднить, оставив одного Путина для всех и на все, которому давно пора перейти к прямому управлению всей страной по всем вопросам минуя непосредственно институты власти, в главе которой он самым ненужным образом находится.

События антикоррупционных акций, приуроченные к прошедшему дню России, несомненно, указывают на новое качество протеста и принципиальную ущербность стратегии его подавления со стороны правящей власти. Потому как это, по сути, протест не против воровства чиновников, которое есть и было всегда в России, как неотрывное качество государственной службы. Это протест против фальши и лживости идеологии политического режима.

Сама по себе этика общественных отношений в России нисколько ни порицает воровство у государства. В обществе, основы самосознания которого, заложены еще в советский период, когда было все общее, а значит ничье, нет принципа неприкосновенности собственности, как таковой. Это и дало возможности вообще появления законов о реновации, которые были бы принципиально недопустимы в западном, да и не только, обществе, в котором это право собственности неприкосновенно, как основа общественного строя.

Но откровенная явная ложь и обман населения встретить может только отторжение у любого общества. Сейчас же эта ложь на примере подавления протестных акций настолько очевидна и бросается в глаза, что только вызывает прогрессирующий рост протеста. Особенно у молодежи, формирование личности которой всегда было связанно с заявлением своей прямой позиции в жизни как обновления старого и умирающего наследия, разложение которого прикрывается фальшью, как косметикой на лице старухи.

Взятая же линия на замалчивание и откровенного вранья о незначительности протеста, только увеличивает стремление его продемонстрировать. Силовое подавление увеличивает степень восприятия несправедливости и недовольство.

Так и в Казани, когда митинг против коррупции разрешили на окраине города в поселке в 35 километрах от него самого в семь утра, это, несомненно, только способствовало тому, что туда явилось вместо 150 разрешенных человек все 600. А когда людей на массовых мероприятиях ко дню города задерживали только за наличие официальной атрибутики самой России, день которой мы все призваны были отмечать, это только указывало на антигосударственность такого рода действий самих властей.

Потому интерактивный штаб помощи задержанным «Открытой России» с активисткой Дарьей Кулаковой и выезжавшим на помощь в отдел юристом Эльзой Нисамбековой просто переполняло воистину революционный подъем духа. Который, заставил оказать им помощь задержанным даже  в Ижевске.

Суть же революционных настроений по всей России — это революция сознания в противостоянии откровенному вранью, которое нам бессмысленно демонстрируется каждый день с экранов телевизоров и в действиях властей по поводу отношения к ним населения.

Само суть противостояния властей с населением вышла за рамки просто недовольства проводимой государством политики, она заключается сейчас в возможности выражать населения свое отношение к ней, как самого изначального принципа построения властных отношений.

Народ, может терпеть даже свое скотское состояние, если другого выбора у него нет, но терпеть то, что он должен быть согласен с этим, он не будет никогда.


За последние несколько суток в Казани погибло двое задержанных за пьяное хулиганство. При чем,  их еще не успели доставить в  отделения полиции, как те успели скончаться сами по себе. Один выбив, по версии полицейских, дверь полицейского УАЗика ногой, а другой по естественным причинам, потом как тому стало хуже в полицейской автомашине, после того как его препроводили туда из больницы, в которой тот вел себя неадекватно.

Тут, разумеется, сразу возникают вопросы, потому как отделение для задержанных в полицейском автомобиле специально защищено именно от такого рода случаев побега, и дверь там просто так не выбьешь, что бы потом самоубийственно прыгнуть башкой вниз на  асфальт. И если другой человек был так при смерти, что сразу скончался как только был помещен в полицейский автомобиль, без применения каких то силовых мер принуждения, то как он вообще мог хулиганить настолько, что потребовалось его задержание из больницы и как оно могло вообще было быть произведено в  отношении человека, который вот-вот помрет.

Эти вопросы особенно встают после тех громких дел о полицейском произволе, часть из которых до сих пор расследуется и рассматриваются судами. Кроме того нашумевшего, когда задержанного запытали до смерти бутылкой в задний проход, так еще было  уголовное дело когда человек умер скрученный в позе ласточки с привязанными сзади ногами к рукам, а потом следственный комитет несколько раз отказывал в возбуждении  уголовного дела в отношении тех полицейских, признав их пыточно-смертельные действия правомерными.  А также не так давно рассмотренное дело о том, как полицейский пытал электрошокером задержанного, выбивая из него признательные показания, нанеся тому не менее двадцати ударов электроразряда.

Понятно, что в свете такого рода творящегося беззакония и беспредела каждый случай, указывающий на  возможность полицейского произвола, должен вызывать повышенное внимание общественности. Тем более, что сами по себе следственные органы вообще не  склонны заниматься такими делами, как например, с тем делом, когда они признали законным пытать до смерти человека в камере. Однако, как я уже писал не так давно, нам всем скоро хотят вообще запретить ставить под сомнение законность действий полиции. Вводя новый правовой принцип презумпции доверия сотрудникам полиции. То есть общество глядя на подобное, когда например человек умирает в  мучительных пытках в камере, о чем даже имеется видео, нисколько не может усомниться в том, что он умер вполне на законных основаниях. Те же сотрудники полиции, связавшие его в мучительной позе и пинавшие связанного лежачего в  живот, действовали, несомненно, правомерно, движимые исключительно стремлением к правопорядку. Так же как и тот человек, который непонятно как выбил специальную дверь в автомобиле, сделал это, разумеется, только для того, что бы  самостоятельно разбить свою голову о дорогу.

А если уж взять тех, кто может быть использован на публичных мероприятиях, избивая дубинками мирно выражающих свою гражданскую позицию людей, так они вообще априори борцы за свободу и права граждан.

Непонятно только как такой запрет на выражение своего мнения должен будет реализовываться, но  поживем— увидим


Вслед за нашумевшей на  всю страну программой реновации в городе Москве, данная инициатива получила широкое обсуждение в регионах. Тем более, что распространить туда ее  пообещали  в самом Совете Федерации.\

Если же сравнить московскую программу реновации с тем, что происходит на уровне города Казани, то становится понятна степень отличия столичных жителей от провинциалов в  вопросе защиты и уважения их прав. Потому как если сравнить те меры  и условия переселения, которые предложили москвичам с тем, что у нас предлагалось до сих пор по программам переселения из  ветхого и аварийного жилья, то у нас москвичам еще и позавидовать должны, несмотря даже на изначальную принципиальную противозаконность московской программы.

Противозаконность, потому что противоречит основополагающему принципу неприкосновенности права собственности закрепленному в Конституции России. В соответствии с которым, никто не может быть лишен своей собственности иначе как по решению суда. Этот же принцип предполагает, что никакие права собственников не могут превалировать над правами другого собственника. То есть все собственники равны в своих правах. Потому невозможно разменять общую собственность или совершить с ней какую то сделку, если хотя бы один из собственников против. Исключение составляют лишь только случаи, когда доля в собственности вследствие своей незначительности не может быть использована по назначению, что дает возможность другим сособственникам принудительного выкупа опять же на основании судебного решения. Здесь же в городе Москве, почему то решили нарушить оба два этих основополагающих условия неприкосновенности права собственности. Что видимо только говорит об утрате значения основополагающих конституционных принципов при столкновении с экономическими интересам властей, а точнее конкретных должностных лиц. Обретших свое собственное специфическое значение как факторов экономики и правого регулирования.

В городе же Казани на  этом пути уже давно переступили не только через правовые принципы, но вообще через понятия об элементарной справедливости и соразмерности при предоставлении нового жилья.

Потому как жителям старых домов не предполагается предоставлять равное по метражу жилье безвозмездно, а предоставлялось жилье с зачетом смехотворной выкупной цены по 11.22 тыс.руб за кв.м. При том, что Казань вошел в пятерку годов с самой дорогой жилой недвижимостью  То есть фактически предлагалось им покупать новое жилье с некоторой скидкой, чего себе многие позволить просто не могут.

При этом татарстанские власти как то не учитывают, что в соответствии со статьей 32 ЖК РФ выкупная цена должна быть, во первых рыночной, то есть учитывать расценки района проживания, потом включать в себя стоимость доли в общей собственности дома, а  так же покрывать все убытки связанные с переездом собственника. Многочисленные иски о том, что бы взыскать реальную стоимость не удовлетворялись местными судами. Пока однажды был не подан иск об отмене акта Кабинета Министров Татарстана №ИХ-12-378. До рассмотрения которого, сам Кабмин отменил свой акт. И  хотя он должен был быть признан недействующим со дня принятия, производство по  делу прекратили. Что лишило возможности многих проигравших ранее суды пересмотреть эти дела по вновь открывшимся обстоятельствам. До сих пор вопрос с  выкупной ценой и равным предоставлением жилья взамен оставленного остается подвешенным. Сейчас планировалось провести какое то закрытое совещание в том же  Кабмине по этому вопросу, но оно не состоялось. 

О некоторых интересных особенностях реализации программы ликвидации ветхого жилья я еще писал в 2010 г. в газете «Звезда Поволжья», когда для того что бы  получит деньги из федерального фонда ЖКХ у нас приняли огромную программу капитального ремонта и программу ликвидации ветхого жилья на несколько квартир на всю Республику. Что указывает на цели реализации таких программ, как разница между непонятно как проведенными работами и реальными квартирами.

Сам вопрос о  возможности принудительного отселения из дома, который город вдруг решил снести, как аварийный тоже является спорным. Специфику его можно осветить на  примере двух судебных дел, которые я вел лично представляя интересы двух научных сотрудников, один из которых известный общественный деятель сфере науки и образования г. Казани –Фан Валишен.

Суть данных дел в том, что к ним администрацией города были предъявлены иски по действующей тогда еще старой программе ликвидации ветхого жилья о принудительном выселением с  предоставлением нового. Однако данные дома сносить никто и не собирался, в  одном планировался якобы музей, а второй якобы хотели снести, но в нем же на первом этаже, откуда и выселялся Фан, открывались коммерческие офисы и  банк.  Оба данных дела я выиграл, но не по принципиальным, а по формальным основаниям. В настоящий момент дом, в  котором проживает до сих пор Валишен, так и не был снесен, в нем произвели капитальный ремонт, и первый этаж приобрел значение дорогостоящей коммерческой недвижимости. В доме же, из которого, в конце концов, через несколько лет, все таки выехал второй мой доверитель, никакой музей так и не открыли, а там стоит сейчас сама дорогая в Казане элитная жилая недвижимость.

Это и раскрывает саму суть отношения жителей и власти, потому как указывает на степень оказываемого ей доверия. Так как они по сути представляют из себя противостояние имущественных интересов жителей и чиновников, реализующих это программу. Как можно увидеть на примере тех судебных дел, которые я привел. При чем, это откровенно понятно всем и даже особо и не скрывается.

 

Внесенный в Государственную Думу законопроект депутатами от Единой России, числе которых и небезызвестная Яровая, уже прославившаяся своими специфическими законодательными инициативами, по сути означает попытку введения в нашей стране принципа полицейского государства, что прямо противоречит основополагающим конституционными принципам правового государства.

Это с первого взгляда не ясно, поскольку не раскрыт сам смысл введения такого правого понятия как презумпция доверия. Потому как в юридической теории такое понятие как презумпция доверия отсутствует вообще. Содержание имеющегося понятия презумпция указывает на распределение обязанностей по доказыванию. То есть отсутствия обязанностей по доказыванию того, на что наложена презумпция. Однако двусмысленное прибавление к этому понятию слова доверие, вроде бы как вводит новый правовой термин, содержание и применение которого не раскрывается. Однако в правоприменительной практике, он  несомненно будет истолкован как презумпция законности действий сотрудников полиции. А это прямо противоречит уже существующим законодательным принципам презумпции деятельности органов власти.

Так как в настоящий момент именно на государственных органах лежит прямая обязанность доказывания законности своих действия при возникновении об этом спора. То есть, по сути авторы законодательной инициативы, хотят ввести исключение из этого принципа именно для полиции, что вообще убирает все препятствия на пути полицейского произвола. Когда им не придется заботиться о каких то основаниях для осуществления мер полицейского принуждения. Потому как сама по себе такого рода презумпция означает, что их действия будут расценены как правомерные априори. И это разумеется, вызвало негативную реакцию среди юридического сообщества.

Вообще, поскольку такая инициатива не касается напрямую какого либо судебного процесса, так как законопроектом пока не водится каких либо изменений в процессуальный закон, как например относительно презумпции невиновности в уголовном и административном процессе, а так же касательно обязанности доказывания государственными органами законности своих действий и решений в гражданском и арбитражном, она открывает более широкие перспективы, чем просто судебный процесс. Хотя, разумеется, непосредственно затронет и его, водя уже на официальном уровне неформально существующее правило доверия судей сотрудникам полиции при рассмотрении дел.

По сути же оно направленно в первую очередь на общественное мнение и средства массовой информации. Относительно которого этот принцип может только означать прямой запрет обсуждать на предмет законности громкие дела, связанные с произволом полиции. Как, например то, которое и явилось поводом для такой законодательной инициативы. То есть когда в следующий раз, какого нибудь мальчика, мирно на улице читающего стихи, среди бела дня схватят и поволокут орущего в кутузку, как отъявленного ворюгу, то вы не вправе будете осуждать подобные действия с точки зрения их не правомерности. Так как полицейские у нас будут априори правы. А если они не правы, то смотри закон о презумпции доверии полиции.

Вообще стремления насильно заткнуть рот общественности уже давно видна на примере многочисленных дел за по статье 282 УК РФ, когда людей за обычный репост, каких то материалов в интернете привлекают к уголовной ответственности. Здесь же на законодательном уровне хотят запретить в принципе общественное мнение по вопросам законности действий полиции. Как будто оно не совокупность личных мнений, а некая обязанность перед государством, законодательное предписание думать и высказываться только законом разрешенным образом.


Если рассмотреть фактуру вещания нашего российского телевидения, то можно увидеть массу расследований и разоблачений и, казалось бы, если не брать откровенно политические события, там присутствует свобода слова в  достаточной мере относительно обычной человеческой жизни. Однако, столкнувшись с таким расследованием непосредственно, можно понять что все это иллюзия. Цензура проникла во все сферы до самых глубин общественной жизни.

Не так  давно, в мае месяце, популярное ток шоу первого канала «Мужское, женское»  осветило скандальную историю бабушки, которую  самым откровенным и циничным  образом «кинули» на квартиру.

Вкратце по сюжету, бабушка эта на старости лет стала потихоньку терять рассудок, ни чего из ряда вон выходящего, обычное явление для старых людей. И поскольку непосредственно в Казани у нее не было близких, а  ближайшие родственники проживают в Уфе, позаботиться о ней было некому. Этим вскоре воспользовались мошенники, которые не известно как уговорили ее продать квартиру, после чего та вскоре оказалась за городом в доме, которой принадлежал уже другой бабушки в свое время лишившейся жилья.

Как, рассказала риелтор, то к ней обратился некто назвавшийся племянником для продажи, вскоре она нашла покупателей и они совершили сделку. А после продажи, оказалось, что бабушка никуда из проданной квартиры и не собирается уезжать и вообще плохо понимает, что происходит. После чего берет и увозит эту бабушку из города в упомянутый деревенский дом.

Тут конечно ведущие, один из которых прославившийся в свое время на более цивильном поприще Александр Гордон, просто  распяли на публике (в моральном смысле), жаждущей крови за обманутую бабушку, эту женщину риелтора. Практически прямо  обвиняя ее в сговоре с целью мошенничества. При чем, в сговоре, именно с тем псевдо племянником, который и участвовал в сделке, а так же с иным не установленным лицом.

События обсасывались со всех сторон целых пять минут, и ни у кого уже не вызывало сомнений в том, что квартира бабушки будет возвращена и виновники понесут заслуженное наказание.

По результатам же, воз и ныне там. Уголовное дело возбуждено в отношении только выше указанного лже племянника— лица без установленного места жительства. Денег при задержании у него не было и не могло быть. Те, кто стоял за ним следствием не установлены. Все остальные участники событий проходят в качестве свидетелей. Бабушка живет в интернате и исков о возвращении ей  квартире не заявляется.

А самый интересный контекст этой аферы так и не придан широкой огласке. Который заключался в том, что когда общественник Денис, собрав об этом информацию, обратился в местное отделение полиции, то там на него сразу же было оказано жестко психологическое давление. Сотрудники полиции общавшиеся с ним, во первых показали свою полную информированность об этом деле, а во вторых конкретно стали давить на Кирилова, что бы тот не смел давать этому дел ход. И только после того как это событие получило огласку в местных СМИ, уголовное дело все же было возбуждено.

Встает вопрос, откуда у сотрудников полиции такого рода информация, и если она уже имелась до обращения к ним общественника, то  почему они не только не расследовали как повод к возбуждению уголовного дела, а  наоборот предпринимали попытки, что бы не давать возможность инициировать такое расследование.

Вообще по первому каналу ограничились только уже самим фактом произошедшего, то есть самим совершенным обманом. Даже не стараясь вдаваться подробности о том, как вообще он мог получиться. Откуда у мошенников информация об этой бабушке, ведь никто из участвующих в этой афере ранее с бабушкой не общался. Как вообще они могли войти к ней в доверие вплоть до того, что она продала свою квартиру. Что становится понятным, если учесть вышеуказанную осведомленность полиции о всем произошедшем еще при самой первой попытке об  этом туда заявить. Тут картина становится более понятна, если принять во внимание существование полицейских работающих непосредственно с населением по  определенным участкам, то есть участковых.

Однако когда на первом канале Кириллов хотел затронуть эту тему, то ему просто не дали говорить. И тот же Гордон, некогда прославившегося,  как политический аналитик, сейчас изливался праведным гневом по отношению риелторкого жулья, вместе со своей бодрой напарницей, переходившей на откровенно агрессивные выпады в ее адрес, вызывающие массовое одобрение аудитории— зрителей шоу, даже и не подумали разобраться в сути происходящего. А на лицо ведь криминальная схема с  возможным участием самой полиции, привлечь внимание властей, к которой первая задача СМИ. Нет, все свели к рядовому мошенничеству. Как докатились до жизни такой?


Вслед за объявленным Навальным намерения провести акции протеста против коррупции в день России, его решили поддержать многие оппозиционные движения. Так в прошлый четверг 25.05.2017г. активисты Открытой России в городе Казани провели открытую встречу, что бы  разработать общую стратегию проведенных массовых мероприятий  12 июня, которая заключается, прежде всего, в  антиполицейских мерах безопасности по защите прав, свобод и человеческого достоинства при выражении своей активной гражданской позиции на массовом мероприятии.

 На данной встрече присутствовали представители практически всех оппозиционных движений в России, как представители самого штаба Навального, Артподготовки, Парнаса, Яблока, открытой России, и даже, несмотря на явные идеологические разногласия, член левого движения. И хотя никто еще и  не высказал конкретных намерений по проведению массовых публичных мероприятий, все высказались за их необходимость и целесообразность централизованной правовой поддержки участников таких акции против правового беспредела властей. Потому как тот ожидается непременно, и здесь надо выбирать, будут ли протестующие придерживаться своих законных прав и отстаивать свою гражданскую позицию,  или пойдут на поводу беспредела, осуществляемого через полицейский произвол.

То есть фактически, против воровской власти объединяется сейчас вся небезразличная и активная часть населения, вопрос в том, как она сейчас может реализовать свою конституционную возможность выразить свою позицию. При чем симпатии этому высказывают как члены совсем не политических движений, таких как обманутые дольщики, которые после долгих мытарств с челобитными к батюшке царю, так же начинают понимать бесполезность обращений к главе коррупционной вертикали власти.

И хотя властью лицемерно такие права ограничиваются всеми возможными способами, стремясь минимизировать возможность их реализации до предела, но все же, как шила в  мешке не утаишь, так не получиться скрыть и реальное отношения населения к  политическому режиму, если конечно оно будет вообще как то выражаться.

 Однако специфика таких властных отношений заставляет выработать некоторую антиполицейскую технику безопасности. По поводу чего были даны некоторые рекомендации при взаимодействии с сотрудниками полиции во время массовых мероприятий.

Так, во первых, надо понять, что изначально, несмотря на категорично противную позицию полицейских против кого то, кто захочет выражать любым способом свое политическое мнение, отличного от принятого на массовых акциях, сотрудники полиции все же находятся там в первую очередь для защиты гражданского населения от противоправных действий, а не для совершения таковых. Потому, по отношению к вам они имеют, прежде всего, обязанности как к объекту защиты, а не объекту нападения. То есть не надо их воспринимать априори как бродячих собак, которые могут не с того не  с сего наброситься на вас и покусать, тем более, что  чувствуя страх, они склонны ввести себя аналогично упомянутым животным, предпринимая повышенное внимание и действия по  отношению к тем кто относится к ним настороженно.

Во вторых, сотрудники полиции всегда находятся в определенных рамках формальной процедуры, даже  просто патрулируя улицу на предмет возможных и еще не появившихся правонарушений, за пределы которой они выходить не могут. При чем, эта самая формальная процедуры ставится ими гораздо выше, чем реальные жизненные обстоятельства и человеческие отношения. Потому, когда вы им заявите об их обязанностях при общении с ними, ссылаясь на конкретный закон, то есть закон «О полиции», то это сразу установит определенный режим ваших взаимоотношений, в которых они не просто люди, наделенные властью и силой, а лица должностные с определенными обязанностями. Так как рекомендовала представитель Открытой России в Казани Дарья Кулакова, лучше даже  носить с собой текст данного закона и показательно им его зачитывать касательно их прав и обязанностей при общении с вами, потому что это сразу ставит многих из них на место до полной потери уверенности в себе.

 Приведу выдержку из нормативных актов.

При обращении к  гражданину сотрудник полиции обязан:

1.     назвать свои должность, звание, фамилию, предъявить по требованию гражданина служебное удостоверение, после чего сообщить причину и цель обращения;

2.     в  случае применения к гражданину мер, ограничивающих его права и свободы, разъяснить ему причину и основания применения таких мер, а также возникающие в  связи с этим права и обязанности гражданина (ч. 4 ст. 5 ФЗ -3).

Особые требования при общении с гражданином предъявляет к сотруднику ППС Устав патрульно-постовой службы (приказ МВД РФ № 80 от 2008 г). Сотрудник ППС обязан поздороваться, приложив руку к головному убору, назвать свою должность, звание и фамилию, после чего кратко сообщить причину и цель обращения (п. 227 Устава ППСМ).

Более полно вы можете ознакомиться с такими требованиями  на сайте Российской газеты, где дана развернутая правовая инструкция при общении с  сотрудниками полиции https://rg.ru/2011/08/18/police.html.

Хотя сотрудники полиции вообще не вправе требовать предъявить документы по любому поводу, и такие поводы строго перечислены в законе (читайте по указанной ссылке), но все же они их требуют всякий раз и встал вопрос о  необходимости предъявления. Мнения разошлись, потому как с одной стороны отсутствия документа создаст повод для вашего задержания, хотя это и  противоречит закону, но вас все равно могут задержать и при наличии документа.

Самое главное здесь при общении с полицией держать себя спокойно и вежливо, потому как не надо давать повод для применения к вам насильственных мер, которому те могут быть даже  рады. В таком случае вежливость в ответ даже на явно противоправные действия, будет являться не проявлением слабости, а наоборот инструментом защиты.

Если вас все же  задержали, то вы имеете право на помощь защитника, которым в административном процессе может являться не только адвокат, состоящий в адвокатской палате, но и любое лицо с высшим юридическим образованием. Встал вопрос об оформлении полномочий, говорили даже о том, что можно заранее оформить доверенности на юристов. Я лично считают это излишним, потому как если присутствует сам подзащитный, то  он может выразить доверие своей защиты лично, что исключает необходимость в обязательном наличии доверенности. Такое заявление о предоставлении полномочий защитника можно занести в протокол, как это делается, например, в суде.

Самым лучшим вариантом поведения было признано вообще отказаться от общения с ними и подписания каких либо документов без защитника, так как это только дает возможность тем извратив существо ваших же слов в свою защиту, направить их против вас. Такие случаи бывали.

Кроме того, как элементы стратегии, указывались такие возможности, как участие в задержании кого то остальных лиц рядом с ним находящихся, которые могут или требовать совместного задержания, или приехать в отделение полиции для того что бы давать объяснения по поводу незаконности задержания и писать по этому поводу заявления.

Категорично не надо оказывать силовое сопротивление полиции, потому как это дает повод не просто для административного задержания, а для возбуждения уголовного дела. Не стоит давать возможность показывать нашей власти свои репрессивные возможности. Само по себе задержание лиц, демонстрирующих мирный протест, уже указывает на не легитимность того, что происходит и самого политического режима.

Активисты Открытой России готовы оказывать всем необходимую правовую помощь во время этих событий 12 июня, то есть тем, кто солидаризуется с протестом против коррумпированности власти вне зависимости от своих политических предпочтений и личных симпатий, как например к Навальному. Для чего готовы предоставить телефоны правовой поддержки в открытом доступе, и я то же изъявил готовность их поддержать.

Этот пост написан прежде всего не для того, что бы  указать на бесправие участвующих в акциях массовых протестах, а на то, что существует правовая возможность противостояния ему совместными усилиями.  Если же все неравнодушные люди объединяться для помощи друг другу в выражении своего протеста против откровенно заворовавшейся власти, то противостоять этому будет очень трудно, как говориться— вместе победим. Так что распространяйте этот пост, как призыв к консолидации сил на  акции протеста 12 июня.


Признание судом татарского общественного центра Набережных Челнов Татарстана экстремисткой организацией фактически ставит точку в той политической игре, которую федеральный центр и  региональные власти вели по вопросу татарской самостийности начиная с развала СССР.

Это показательное судебное решение, по сути, имеет исключительно политическое значение в свете прекращения срока действия договора о разграничении полномочий между Российской Федерацией и Республикой Татарстан. Фактически же значения оно иметь не может уже никакого, так как идейный вдохновитель и руководитель этой последней цитадели татарского национализма— Рафис Кашапов уже был «посажен» еще в 2015 году именно за возбуждение ненависти и межнациональной розни. Чем было признано размещение соответствующих материалов в сети интернет, как одной из  основных площадок арены идеологической борьбы, на которую российская власть нынче нацелила все свои репрессивные способности. Другой площадкой, остается только улица, на которой в свое время, в начале 90х, бойкие татарские бабушки за кусок мыла пытались кричать трудно произносимое слово – суверенитет.

Время проходит и  мотивация для подобных акций, именно в материальном выражении, исчезает. То  есть и бабушки уже за кусок мыла на улицу не пойдут, да и самих заказчиков готовых оплачивать подобные представления уже не найти. Для того что бы  разобраться кто же они, и кто обеспечил к примеру главной публичной фигуре татарских националистов Фаузии Байрамовой, а так же ее детям проживающим за  границей, обеспечение существование, следует разобраться с тем кому выгодно было поддержание мифа татарского националистического движения.

По сути именно с ее осуждения в 2010 году за деятельность ныне запрещенного межлиса татарского народа, а далее за публичное заявление в отношении подобного же крымского межлиса, было недвусмысленно заявленно о новых правилах той игры, которую вели местные власти с федеральным центром еще начиная с референдума о суверенитете 1992г. Последующая же показательная посадка Кашапова Р. только являлась акцией закручиванием гаек в этом направлении, так сказать для непонятливых. То есть людей вообще «не в теме».

2010 год вместе с  осуждением Байрамовой ознаменовался определенным историческим событием, которой определило буквально концом политической эру неразрывно связанной с  государственным статусом республики, то есть уходом первого президента республики Минтимира Шаймиева. Уходом досрочного и без продолжения своей политической линии в лице преемника и ставленника, которым новый президент не является.

Подобная рокировка уже тогда означал переход точек влияния в федеральный центр, как логическое завершение построения властной вертикали. Вместе с тем оставленное почетное место и  специально введенная именно для Шаймиева должность государственного советника и  особый статус означала мягкий вариант передела сфер влияния. Но не татарским националистам, для которых наступали черные времена, что лично на своем примере ощутила Байрамова. Потерявшая вместе  с уходом Шаймиева и какое то собственное политическое наполнение как политической фигуры, что наверное должно переполнять ту справедливым негодованием за такое неблагодарное отношение со стороны тех, кому она столько лет обеспечивала твердую политическую платформу.

В чем суть этой политической платформы, которая позволила продержаться Шаймиеву на плаву в  качестве 1го лица государства, начиная еще с 80х годов, даже несмотря на  поддержку ГКЧП, которую тот чересчур поспешно оказал в свое время, можно увидеть из книги про него самого. Подробно расписывающей его заслуги по сохранению мира в Республике в то время когда в ночь перед референдумом к ее границам подтягивались войска и только политическая мудрость того позволила избежать кровопролития.

Вообще такая постановка вопроса мне лично как жителю республики и ребенку от смешанного брака удивительно слышать. Как было удивительно наблюдать в свое время акции байрамовских националистов, которые устраивали голодовки в центре Казани с  невнятными, но громкими  требованиями и  лозунгов самой доблестной Фаузии по типу— всех русских вон из Татарстана, а  детей от смешанных браков сжечь. Русские и татары проживают совместно на  территории Поволжья уже столетия и ассимилировались в достаточной мере, что бы  воспринимать друг друга как естественный элемент этнокультурной атмосферы региона. Характерно мне описывал это один татарин— известный казанский общественный активист З.Хафизов, когда рядом с его деревней были и русская и чувашская деревня, и если они татары бывало порой дрались улица на улицу, то чуваши и  русские приходили и их разнимали.


Потому, что я слышал же о референдуме о сохранении СССР в Казане как и в остальной России большинство проголосовало так же за его сохранение. Как и при каких условиях в последующем были получены результаты референдума о  суверенитете Татарстана, и что понималось людьми под независимость его как государства в центре России плохо понятно. Однако то, что байрамское движение и  им подобное движение татарских националистов не получало никогда массовой поддержки татарского населения, это однозначно. Даже больше того, оно не имело даже хоть сколько то серьезной поддержки хотя бы подобной той, что имели националисты русские во всех остальных регионах России. Однако они же с долей татарской темпераментности и не без участия местных властей всегда создавали определенный шум, имитирующий национальное движение, вымышленные противоречия которого с  российской политикой и  обеспечивали столь долгий успех шаймиевской политической группировке, как гарантия спокойствия региона.

Конец же которой только  подчеркивает показательное закрытие фикций национально-освободительного движения.

Оригинал

 

 

видео версия

«Не суди и не судимым будешь»— это заповедь  содержащая в себе вечную мудрость вдруг раскрылась в полной красе на примере тех, кто провозгласил себя исключительными носителями вечной Истины, отрицая для всех остальных право определять ценности своей жизни, даже через призму святого Слова Божьего.

Напомню, что РПЦ в лице своего официального уполномоченного представителя нести Истину в массы соответствующей сакральной канцелярии (синодальный миссионерский отдел Московского патриархата), расценил приговор вынесенный блогеру Соколовскому, не иначе как милость Божью, что именно в качестве такового он настоятельно рекомендовал воспринять самому фигуранту дела.

Это видимо, следует воспринять всем не иначе как постоянно висящую над нашими головами кару Божью, за нарушение неприкосновенности сакральной святости единственных носителей вечной Истины, обладающих исключительной юрисдикцией по решению вопроса излияния гнева Божьего, как в индивидуальном, так и в количественном выражении.

Российский же суд как инструмент Божьего гнева указан в данном случае именно для того,  что бы подчеркнуть свою сакральную юрисдикцию по данным вопросам. Возникает ощущение, что время пошло вспять и мы возвращаемся в эпоху средневековой инквизиции. При чем, не в образном, а в самом буквально выражении, потому как аналогия  юридического процесса здесь получается абсолютная. Инквизиция в  римской-католической церкви, то же сама не выносила приговоров о применении конкретного наказания к еретикам, а лишь отдавала тех в руки светской власти. Как, например Джордано Бруно, который был сожжен по приговору губернатора Рима, переданного тому инквизиционным аппаратом католической церкви для наказания,  с лицемерной формулировкой— «без пролития крови». Сожжен за то, что имел собственное видение божественной реальности.

Осужденному Соколовскому к наказанию без реального лишения свободы, вроде бы стоило радоваться, что в его случае такая формулировка не имеет столь зловещего содержания, но по сути, он объявил, что свою деятельность блогера он пока приостанавливает. То есть по факту достигнуты те же цели, как и в случае с Джордано Бруно, хотя и не в столь ярком выражении, как в непосредственном, так и в социально0— историческом плане.

И тут вроде бы все понятно, и с точки зрения мирской борьбы за власть, может быть даже эффективным, пусть об этом судят политологи, но  именно с точки зрения той вечной Истины, в защиту которой все это и  провозглашается, вызывает недоумение. Потому как когда Церковь объявляет для себя право провозглашать меру Божественного суда, то тем самым она сама напрямую встает в противоречие с тем источником Истины, которую призвана отстаивать.

Пожалуйста, вот вам цитата из Нового Завета: «Михаил Архангел, когда говорил с диаволом, споря о Моисеевом теле, не смел произнести укоризненного суда, но сказал: «да запретит тебе Господь». 

То есть, даже ангел не мог осудить даже дьявола, поскольку это безусловная прерогатива Бога. Когда в таком случае РПЦ провозглашает Божий суд через мирские власти, пытаясь встать тем самым на место самого Бога, то повторяется то самое заблуждение, против которого и выступил сам Иисус, говоря еще древнееврейским священникам о том, что они подменили  заповедь Божью преданием человеческим. Раскрывая тем самым истинную веру людям, как личные отношения с Богом и единственное истинное знание, как полученное только в откровении от Него.

Не знаю какой верой Соколовский руководствовался ища покемонов в храме, но меня и мои чувства верующего, каких моих личных  отношений с Богом, это никак тронуть не может. Духовный же мир РПЦ видимо более доступен таким выходкам как Соколовского, что просто указывает на то, что они явления одного порядка, в котором заповеди о  всепрощении, и высшей любви к ближнему, тупо трансформируются— в скажи спасибо, что не посадили, и аминь здесь не уместен.

Оригинал


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире