zemdol

Николай Дижур

23 апреля 2017

F

Слава богу мы еще не разучились читать, думать и сомневаться. Не разучились, потому, что пока не запретили. Впрочем, в Серпухове уже развесили по всему городу громкоговорители и пока играет музыка. Но, как мне кажется недалек тот день, когда диктор хорошо поставленным голосом будет начинать день с зарядки… 

Умиляет победный тон реляций. 

Если прочитать статьи сопровождающие сокрушительные победы правительства Московской области, то диву даешься. Кажется, что пишут не о твоей родине, а о Германии или как минимум о Словении. 

Черное это белое, а белое это черное – главных лозунг сказочников с бульвара строителей. 

Вот и очередная сказка, пересыпанная числительными: «Мы первые, мы первые, мы первые…» не оставляет сомнения в том, что нам мягко говоря втирают в уши. 

Государственно-частное партнёрство.

И в этом вопросе Московская область не так давно начавшая с ноля отстаёт только от столицы, где практика ГЧП обросла с годами устойчивым положением. Положением коррупционера номер один. 

Я это ГЧП понимают так. За бюджетные деньги депортируем жителей пятиэтажек, а на деньги, похищенные из бюджета, ну, например, на «благоустройстве», застраиваем освобождаемые земельные участки. Формула успеха изложена в фильме «Неподсудные». Убытки государству, прибыль себе, а деньги в офшор. Со времени выхода фильма в прокат произошли некоторые изменения во внешней политике и офшор закрылся. На смену офшору пришел ГЧП. Теперь крадем на месте и инвестируем тут же. 

«Мы первыми в стране в 2016 г. заключили контракт на строительство платной автодороги. Количество и качество проектов позволяют нам реализовывать сразу несколько крупных инициатив в год»

Какой дороги, построили ли ее и пользуются ли ею водители, об этом ни гугу. 

«Особых секретов в работе подмосковной команды тоже нет. Как прозвучало в зале заседаний, за ГЧП в Московской области отвечают не отдельные члены правительства, а все правительство. Начинали с четырех миллиардов внебюджетных рублей, потом шесть, а уже на нынешний год собрано 20 млрд рублей». 

На первый взгляд может показаться, что некое ОПС гордо докладывает об изъятых из бюджета средствах. Заметьте, что при этом не названо имени ни одного инвестора! Кто эти счастливчики, рискнувшие засунуть пальчик в рот каннибалу? 

А эффект от грандиозного, по славам организаторов, мероприятия сведен к заключению двух соглашений о сотрудничестве с одним социальным вузом и одним отделом другого вуза. Складывается впечатление, что они и есть генеральные инвесторы. 

«Государственно-частное партнерство в нашем регионе — это постоянный инструмент, с таких позиций выступает губернатор Андрей Воробьев, — поясняет министр. — Такое партнерство для нас равнозначно бюджетному финансированию — региональному и федеральному. За счет ГЧП бюджетное финансирование проектов сократилось у нас в разы».

А вот здесь и добавить нечего. Фраза «равнозначно» говорит о происхождении инвестиций. 

Ну, и завершает этот текст победных реляций справка. 

«В Московской области реализуется 64 инвестпроекта по ГЧП на сумму 180 млрд рублей. Только за первые месяцы 2017 г. правительство получило 12 частных инициатив примерно на 10 млрд рублей — в 10 раз больше, чем за весь 2014 г».

Тут я уже ничего не понимаю. Если выше нескольким абзацами сказано, что собрано только 20 миллиардов, то к концу буффонады цифра подросла в шесть раз! 

Ну и разумеется о планах. 

Самым интересными проектами признаны хоспис, автомойка и современные дома престарелых. 

Умиляет последнее. 

Ощущая скрежет опускающегося железного занавеса видимо пришла пора и о своей старости подумать… 

 

Поселок Верея, административный центр сельского поселения Верейского, с численностью населения едва превышающем две тысячи человек, 22 апреля 2017 года гудел как разбуженный улей.

Этимология названий местных населённых пунктов трагичная.

Верея – сухое, возвышенное место на низменности среди болот, и сырых мест в лесу. Поселок Снопок – сноп сена, привязанный к столбам для лучшей видимости издалека. Деревня Губино, или Губино болото – не нуждается в комментариях. Одним словом – гиблые места.

Открыл митинг против вхождения в городской округ житель Вереи, совершенно замечательный парень, спортсмен и отец четверых детей, Владислав Апестин. Уверенно поставленным голосом гражданский активист рассказал о грустных перспективах невозможности влиять в будущем на сменяемость власти, усматривая именно в этом принципе нарушение демократии в посёлке.

К  мегафону поднялась жительница деревни Дровосеки Римма Алексеевна Бурмистрова. Пенсионерка с болью в сердце рассказала о том, как у них в Дровосеках появился асфальт, которого никогда не было, как умерло сельское хозяйство, и что до  города далеко, а до Вереи близко. И то, что город скорее всего банкрот, который хочет нажиться на их бюджете.

Великолепная речь учительницы истории Новоснопковской школы Надежды Владиславовны о не вхождении в городской округ завершилась словами о том, что мы стоим на  символическом месте: «Наши отцы и деды погибали за то, чтобы мы не жили с  протянутой рукой!». Стоит отметить, что митинг проходил у памятника павшим в  период Великой Отечественной войны.

Подходившие к символической трибуне люди говорили об одном. Почему не учли их мнение, почему фальсифицировали результат публичных слушаний и почему депутаты и глава пошли против воли народа?

Народ требовал референдума.

На  небольших и аккуратно изготовленных плакатиках красовались надписи. «Воробьева в отставку», «Требуем референдума» и «Руки прочь от местного самоуправления».

Милиция обеспечивал правопорядок, заместитель главы администрации видимо дисциплину проведения митинга, оперативные сотрудники вели видеозапись, а граждане все выступали и выступали.

Смотрел я на этих людей и думал. Живут небогато и можно даже сказать, что бедно. Депутаты уже предали их интересы проголосовав за вхождение в округ. Глава не  заступился. А они не успокаиваются и требуют референдума. Почему?

А  видимо потому, что пока живут на Руси Апестины и воспитывают четверых детей, они будут бороться за лучшую долю для своего потомства. Потому, что хотят они своим детям счастья на родине, а не за ее рубежами. Потому, что пока есть такие учителя истории, как Надежда Владиславовна, есть уверенность в том, что ее  выпускники не оставят Россию без будущего!

Научно-практическая конференция интересна очень узкому кругу специалистов, если в ходе ее проведения не случается сенсаций или тема мероприятия не выходит за его рамки.

Сенсаций на экспертной конференции «Местное самоуправление и вызовы современного общества», приуроченной к 10-летию Европейского клуба экспертов МСУ не  произошло, а вот тема…

Тема на сегодняшний день более чем актуальна, так как местное самоуправление в  Российской Федерации приказало долго жить. Вступившие в силу 13 апреля 2017 года поправки в закон о местном самоуправлении позволяют окончательно ликвидировать поселенческий уровень народовластия, упразднив тем самым демократический фундамент государства Российского.

И разумеется в этом плане очень полезным оказалось послушать из первых уст, а как обстоят дела у коллег из Федеративной республики Германия, пережившей в минувшем веке сопоставимые с Россией политические катаклизмы.

В  этом коротком монологе исключительно эмоции и ничего более.

Эмиль Маркварт, профессор Российской академии народного хозяйства и государственной службы, в свободной манере, легко и не принужденно доложил о состоянии и проблемах МСУ на современном этапе. Холодный практицизм, доля иронии и тем не менее вера в торжество местного самоуправления.

Андрей Максимов, руководитель проектов Комитета гражданских инициатив, заинтересованно комментируя каждого выступающего, отмодерировал конференцию, не выходя за рамки регламента.

Если сравнить по принципу «левый» или «правый», то Эмиль скорее либерал, а Андрей — консерватор.

Томас Штёр, бургомистр города Бад-Фильбель, рассказал, как он руководит, опираясь на мнение населения, вплоть до того, что единожды воспользовался правом созыва общегородского собрания.

Йохен Францке, профессор Потсдамского университета, много говорил о вызовах современности. Зал живо отреагировал на сообщение о том, что в минувшем году в Германии построено 20 мечетей и планируется построить еще 150.

Михаил Гацко, депутат городского округа Королев, более чем объективно довел информацию о «муниципальной реформе» в Московской области.

Не  хочу никого обижать не упоминанием, но восьмичасовое мероприятие, оставившее ярчайшее впечатление, невозможно упаковать на одну страничку формата А4.

Я  благодарен прежде всего организаторам, всем выступившим профессионально и с любовью к МСУ, вот только никак не могу понять.

Почему в Федеративной республике Германия местное самоуправление живёт, развивается и  отвечает на внешние вызовы, а на моей родине умирает?

18 апреля 2017

Назад в СССР

«Формирование городских округов на территории Московской области позволит создать единые тарифы на проезд в общественном транспорте, а также выравнить тарифы на воду для жителей округа» — сообщил в понедельник губернатор Подмосковья Андрей Воробьев РИАМО.

Я думаю, что в вопросе единообразия тарифов следует пойти дальше. Например, единая форма для жителей Московской области. Или единые заработные платы, единые талоны на питание и одежду, единая газета. Все, так сказать одинакового, государственного образца. Я думаю, нам есть что вспомнить и есть чем гордится!

Ведь Андрей Юрьевич не  объясняет за счет чего выровняются тарифы. От того, что он село Липицы своим указом переименует в город, бензин и запчасти, как и сами автобусы, дешевле не  станут, котельная новенькая не появится, и очистные не возникнут.

Далее вообще интересная цитата, где РИАМО кликабельно ссылается на «Известия». Однако если кликнуть, то  мы ничего не найдем. А если понастойчивее поискать, то обнаружим статью, в которой разумеется речи про Одинцовские поселения нет!

«Если это городской округ, то в одном месте принимается комплексная программа ремонта дорог в разных поселениях. Это один подготовленный подрядчик с техникой, объемами и четким пониманием плана работ. То же касается общественного транспорта. Парадокс: из Вереи в Наро-Фоминск проезд сейчас стоит 111 руб­лей. А после объединения по единому тарифу внутри округа будет стоить 32 рубля. В  Климовске вода стоит 30 рублей за кубометр, а через дорогу в Подольске — 19. Почему? Потому что в Москве один поставщик воды — «Мосводоканал». А у нас их — 500. Но в рамках городского округа тарифы постепенно выравниваются, и со следующего года для всех будет одна цена — 22 рубля. Потому что можно огромное число муниципальных водоканалов преобразовать в один и найти оптимальную точку подключения» — эта вот пространная цитата как раз из интервью губернатора Воробьева газете «Известия».

Все эти речи про одного подготовленного подрядчика с пониманием, про единый тариф, про «Мособлканал» и самое главное про оптимальную точку, которую видимо отыскал Андрей Юрьевич, говорят об одном. О хорошо забытом понятии, олицетворяющем Советский Союз – об уравниловке.

А  для этого собственно уже все подготовлено. 13 апреля 2017 года вступил в силу закон о местном самоуправлении отменяющий единственное, что еще как-то могло повлиять на подмосковную политику —  право граждан избирать и быть избранными в  органы местного самоуправления.

Вот так мы, откусывая по не многу от демократии, кусок за куском, год за годом, сожрали последнее – ее самую. Да так профессионально и тихо, что никто этого не  заметил.

А  теперь нам остается слушать чушь, читать чушь, и этой чушью гордиться. А для тех, кто гордится чушью не умеет оловянные миски, оловянные ложки и бескрайние просторы городского округа Магадан.

В  сегодняшних известиях довольно интересное интервью нашего губернатора Андрея Юрьевича Воробьева.

Любопытен текст многим и в первую очередь тем, как мне показалось, что диалог был живой и  если перечень вопросов был заранее согласован, то по ходу ответов появляюсь «уточняющие вопросы».

Ознакомиться с интервью будет полезно каждому депутату, главе поселения, равно как и каждому жителю Подмосковья.

Мы  же попробуем самостоятельно ответить на вопросы журналиста.

Тема застройки – тема номер один!

Андрей Юрьевич признал, все ужасы и последствия массовой застройки нашего региона, но  при этом отметил: «А мы строили и будет строить!». Следуя логике губернатора, коль уже массово вырублены леса, не хватает транспортной и социальной инфраструктуры, то строительство необходимо прекратить скажем до границ третьего транспортного кольца, а за его границами ограничить, например, по высоте.

«Все генпланы будут утверждены до конца 2018 года, но перед их принятием мы проведем общественные слушания в каждом поселении» — это прямая речь демократа. Практика показывает то, что публичные слушания в поселениях превращаются в публичные побоища.

Однако, что условно избранному мнение народа, когда на кону сама возможность строить, строить и  строить. И то, что продажи уже построенного жилья упали практически наполовину никого, не интересует. Главное – успеть!

И Андрея Юрьевича не  смущает, что Подмосковье стало практически на треть филиалом бывших советских республик. Он владеет и статистикой и визуально наблюдал, как изменилось национальное представительство в начальных классах. Но с гордостью отмечает, что Московская область в год прирастет на 90 тысяч жителей. То есть в год прибавляется по три Серпуховских района!

И вторая проблема по  значимости – «муниципальная реформа».

Здесь демократ — губернатор прямолинеен. Оказывается, целью реформы было сохранение исторических городов Верея, Жостово, Хотьково и Яхрома! А если реформу не проводить, то люди за судьбу своих городов не беспокоились бы вовсе?

Оказывается, сельских депутатов нужно ликвидировать, потому что их никто не знает. А может быть нужно изменить избирательную систему, чтобы депутатов знали?

И самый главный эрзац демократии по Воробьеву – интернет. То есть каждый может в Instagram лайкнуть любого члена правительства. Вот только его еще бы неплохо провести в села и деревни области, да обучить пенсионеров пользоваться этой штукой.

А вот Германия, учтя исторический опыт, из года в год увеличивает численность депутатского корпуса.

И с интернетом там явно не хуже.

 

10 апреля 2017

Апрелевка против.

Вот мудрые люди разговаривают на тему права.

И  право на это они наверное имеют.

Пока.

А  вот люди собираются на митинг и не разделяют позицию тех, кто рассуждает на тему права.

Пока.

Почему пока, да потому, что отдельные депутаты говорят, что избирателям нужно запретить общаться с избирателями.

Может быть они и правы в той части, что им  действительно нужно запретить общаться с народом. Именно им.

Почему?

Да  потому, что от их общения вред сплошной.

Кто мне запретит общаться с моими избирателями?

Никто!

Почему?

Да  потому, что люди ко мне приходят, спрашивают, и я отвечаю им, потому, что я ими избран!

Вот такая короткая реприза.

Может быть кому-то она не понравится, но я стоял и буду стоять на страже интересов моего избирателя.

Как бы это кому-то не нравилось.

Невозможно оторвать депутата от избирателей.

Если, разумеется, это настоящий депутат!


Мой отец Измаил Дижур — коммунист.

Он не был коммунистом, когда пацаном в эвакуации в Омске в 1943-м году работал на оборонном заводе.

Он не был коммунистом, когда в 1948-м году поступил во Львовский политехнический университет, который закончили Степан Бандера и Роман Шухевич.

Он  коммунистом стал служа советской родине, партийную принадлежность не менял и ею гордится.

На мой вопрос: «Почему?», он отвечает: «Советская власть дала мне все!».

Я не спорю с ним, потому что считаю, что у советской власти он немного отобрал, служа отечеству, служа своей родине, и  где-то скорее не получил, чем отдал.

У отца своя гордость. У меня своя. У отца гордость за родину. У меня за отца.

Есть такой член партии Владимир Кашин. Его ни с кем не перепутаешь. Он на всех партийных мероприятиях стоит чуть-чуть позади Геннадия Андреевича. На всякий случай, чтобы не дай бог слегка не оттенить вождя!

Тень вождя витает над партией.

Владимир Иванович из Подмосковья. Руководил когда-то совхозом, но на ниве перестройки подвязался на вторые роли в партии. И  вот второразрядно пописывает и почитывает стихи про васильки и незабудки за партийный счет. Они вообще живут за партийный счет. Спят, кушают и оправляют естественные необходимости. Все за партийный счет.

Он из Подмосковья и отвечает разумеется за Московскую область.

Я родился, вырос и живу в Московской области и тоже несу определенную ответственность за мое отечество. Несем мы ее с Владимиром Ивановичем по разному. Я тоже пишу стихи, но не про незабудки, а про выродившихся коммунистов, которых коммунистами я на считаю.

Вы можете меня спросить, почему я не уважаю членов КПРФ, талдычащих о социальной справедливости последние 25 лет. И я отвечу.

Потому, что говоря о социальном равенстве, они социально далеки от рядовых членов партии.

Потому, что вечно второй Владимир Иванович, живет великолепно, не испытывая никаких трудностей, и целуя руку дающую, призывает народ руку дающую оторвать.

Кто ему верит?

Я считаю, что руководство КПРФ виновато пред народом вдвойне. Если правящая и направляющая не скрывает своего презрения к народу, то коммунисты паразитируя на этом, зарабатывают не политические дивиденды, а конкретные деньги. То есть продают социальный протест единой и неповторимой.

Может быть я заблуждаюсь, но я благодарен судьбе, что она отвела меня от вступления в ряды КПСС.

Хотя, кандидатом в эти ряды я был.

08 апреля 2017

Отстой Зюганова

«В субботу на площади Революции в Москве прошел митинг КПРФ с требованием отставки правительства. Акция под лозунгом «Димон, выйди вон» продолжалась несколько часов. По оценке корреспондента Би-би-си, на нее собрались около тысячи человек. Организаторы митинга заявили о трех тысячах участников.

Лидер российских коммунистов Геннадий Зюганов со сцены призывал сплотиться «все народно-патриотические силы» и  рассказывал о программе КПРФ по выходу из кризиса. Он критиковал действия правительства и говорил о коррупции»  — пишет Русская служба ВВС.

Общественная организация «Гражданский форум местного самоуправления» привлекла к участию в  митинге представителей двадцати районных отделений. Это был «не наш митинг», но мы с удовольствием приняли участие в протестной акции в  центре столицы, так как нам в Москве на  центральных площадях в проведении митингов отказывают. И я теперь понимаю почему. Площадка для проведения митинга была оцеплена двумя колоннами автозаков по периметру, а число сотрудников полиции не поддавалось учету. Казалось, что полиция пришла на свой, отдельный от  коммунистов митинг. Войти на территорию митинга можно было только через металлоискатели, огороженные поливальными машинами.

И  я не знаю доподлинно сколько было на  мероприятии людей, но даже если поверить, что их было три тысячи, то как низко пал авторитет КПРФ, если на наши митинги, совсем юной общественной организации собирается по триста человек. При этом мы не имеем столетней истории, фракции в Государственной Думе и разумеется государственного финансирования.

Понять почему коммунистические акции не  собирают протестное население несложно. Достаточно было послушать выступление 72-х летнего старца и бессменного вождя российского истеблишмента, партия которого облагорожена как преступными авторитетами, так и авторитетами новой аристократии. Геннадий Андреевич в  свойственной манере сожалел о горькой участи жителей Лондона, Берлина и  Копенгагена, а обманутых дольщиков Подмосковья теснивших трибуну, он  почему-то не заметил.

О  судьбе местного самоуправления с высокой трибуны заявил лишь наш Юрий Журкин, глава городского поселения Талдом, депутаты совета депутатов которого досрочно сложили полномочия, чтобы не  допустить ликвидации поселения.

Зюганов не замечает, как изнасиловали целую область, как растоптали конституцию страны и как стерли с лица земли пятнадцать муниципальных районов Подмосковья и  продолжают давить на депутатский корпус в целях принятия ими решений о  самоликвидации.

На  коммунистические митинги мы больше не  пойдем.

В  ближайшее время мы инициируем процедуру отзыва депутатов ГД РФ от Московской области проголосовавших за поправки в  закон о местном самоуправлении, грубо попирающие восьмую главу Конституции.

И  если 18 лет Брежнева именуют «застоем», то 25 лет Зюганова видимо следует называть «отстоем». Во всяком случае, я не увидел никаких перспектив этой партии, паразитирующей на легендарном советском прошлом.

На  конференции муниципальных образований РФ 6 апреля 2017 года в ГК «Измайлово» вопросов из зала было очень мало. Казалось главы муниципалитетов приехали в столицу не  по вопросу системного кризиса местного самоуправления, а по вопросу обновления гардероба и ужина за бюджетный счет. Может быть я ошибаюсь, но очереди к  микрофону я не увидел. Как и не услышал предложений, направленных на то, чтобы мы зажили так как должны и можем, чтобы вылезли наконец-то из нищеты, в которую нас вгоняет федеральный законодатель.

Волей не волей, но и Член совета Федерации Степан Киричук, и член Общественной палаты Игорь Шпектор, начали свои выступления с информации о принятии поправок в закон о местном самоуправлении. И 27 минут моего выступления были ровно о том, как разрушают основы конституционного устройства России, как грабят денно и нощно бюджет Московской области и разумеется о драйвере всех этих процессов, безусловном лидере эскалации протестных настроений в Подмосковье губернаторе Андрее Воробьёве.

Самым ярким выступлением на практической конференции, а практицизм ее видимо будет отражен в итоговом документе, направляемом президенту Владимиру Путину, стал концерт депутата Государственной Думы, члена комитета по местному самоуправлению, Александра Пятикопа.

На  мой прямой вопрос: «Почему Вы, лично голосуя за поправки в закон о местном самоуправлении лишили меня права избирать и быть избранным, почему Вы проголосовали за антиконституционный переворот в  России?» последовал ответ, красноречиво говорящий о том, что совершенно недостаточно быть избранным от партии «Единая Россия». Избранных депутатов видимо следует обязать изучить основы государства и права, выучить наизусть все 9 глав Конституции РФ и внимательно прочитать закон «О статусе депутата Государственной Думы». А учителя физкультуры Александра Пятикопа в принудительном порядке.

Следует отметить, что депутат Пятикоп «голосовал по совести». Но я полагаю, что поимо совести при принятии решений, затрагивающих судьбы всех народов России, неплохо бы еще руководствоваться и нормами права.

На  всякий случай, если Александр Иванович поленится прочитать, то я потружусь привести здесь цитату из первой статьи закона. «Депутатом Государственной Думы является избранный в соответствии с  федеральным законом о выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации представитель народа, уполномоченный осуществлять в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации законодательные и иные полномочия, предусмотренные Конституцией Российской Федерации и  настоящим Федеральным законом».

Если депутат Пятикоп исключил меня из  понятия «народ», и он избран в высший законодательный орган страны принимать бюджет и законы в интересах каких-либо народов иных государств, тогда другое дело.

Но до тех пор, пока Вы Александр Иванович депутат и мы Вас не отозвали, Вы будет служить мне, принимать законы в моих интересах и отчитываться передо мной!

 

22 марта в сельском клубе представители администрации городского округа Домодедово проводили публичные слушания по  вопросу изменения вида разрешенного использования земельного участка.

Зал потребовал эколога. Эколога в комиссии, утвержденной постановлением главы округа Двойных Александром Владимировичем, не оказалось.

Зал требовал привести эколога. Комиссия была встречена в штыки. Зал отказывался слушать докладчика.

«Точки сброса очищенных стоков» вызвали бурю выкриков из зала. «Мы жить хотим! Вы уже задушили весь Домодедовский район! Мы в глаза говорим, как есть!!! Закипело уже все. Кипит!!! Мы к чему пришли? Сидите в уши дуете!»

«Транспортный объект, предназначенный для приемки и отправки грузов по  железной дороге…» — продолжил было представлять проект выступающий, но зал отказывался его слушать.

«Прошу обратить внимание, а эту схему»  — пытался говорить с населением оратор. Однако люди неистово требовали ответа на вопрос, почему земли сельхозназначения переводят в другие? «Кто вы такие?»

«Через систему государственно-частного партнерства» построить транспортную развязку. Въезд с  Каширского шоссе и сразу выезд» — напутствовал оратор.  Построить склады для хранения рыбы с Дальнего востока. А после слов «отгружать продукцию, производимую в Домодедовском округе в страны Юго-восточной Азии» зал, почему-то зааплодировал.

«Здесь выращивают детей, а вы предлагает выращивать крыс. Защитим экологию» — такой лозунг прямо во время выступления оратора повесили двое крепких ребят на стену ДК.

«Решение о строительстве этого комплекса было принято на самом высоком уровне» — неожиданно заключил оратор, пытаясь видимо остановить стоящий в зале ор.

«Прекратите это дурацкое выступление. Без экологов мы вас слушать не  будем!»

«Если вы не хотите слушать, не слушайте» — обратился к залу ведущий.

«Все, что вы говорите, это насилие над местными жителями. Вы насилуете нас!» — ответил зал.

Можно еще долго приводить цитаты это всенародного плебисцита, но вывод из презентации можно сделать один. Власть не слышит народ и это не особенно ее волнует.

«А мы стоили и будем строить!». И  ключевая фраза докладчика заключается не в том, что барыбинцев наконец-то подключат к современной системе канализации, а в том, что решение о геноциде населения Барыбино принято на самом верху.

Занавес.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире