zemdol

Николай Дижур

23 июня 2017

F

Французы приехали на электричке на Чеховский вокзал. Наши летают вертолетами. Могу предположить, что не великая голодовка, на наших глазах становящаяся историей протеста по массовому непринятию пищи, привела первую газету Франции в отравленное Манушкино. И не полное игнорирование законных прав и интересов населения органами государственной власти, а отношение народа к президенту.

Общаясь с людьми, Пьер Авриль так прямо и спрашивал: «Вы будете голосовать за Путина на выборах?». Ольга Манько, в семье которой 12 детей, так же прямо ответила: «Нет, не буду», и объяснила почему.

Я  специально ухожу от ответа на этот вопрос, потому, что мы — организаторы акции, Николай Дижур, Юрий Буров и Михаил Бурдин, изначально определились, что не выдвигаем никаких политических требований. Требование у нас одно локального характера — немедленное закрытие полигона ТБО «Кулаковский». И мы твердо стоим на этом.

Французы уехали довольными.

Второй день приезжает такси с вопросом: «Кто заказывал пиццу?». И не удивительно, что недолог тот день, когда на телеканале «Выколи глаз» появится сюжет о разговении голодающими пиццей. Мы сфотографировали коробки заботливо приготовленные для нас и показали французам. После визита к нам журналисты отправились в офис ПАО «Промэкотех», где на стуле сиротливо покоились упомянутые выше фирменные коробочки.

Вчера до нас довели информацию, что в понедельник в администрацию Чехова приезжает высокая делегация, состоящая из делегатов Государственной и областной Думы. Проинформировали, чтобы мы в зипунах и онучах, ломая картуз, пошли к барину на поклон. Чтобы в сводке РИАМО появилась строка. «Народные депутаты встретились с голодающими и определились с путями выхода из кризиса».

Этого не будет. Принимая не простое решение идти на голодовку, мы договорились, что все вопросы обсуждаем публично, открыто и гласно для населения и в его присутствии, на голодовке. Пусть депутаты миллиардеры общаются с чиновниками-миллионерами Чеховской администрации. У них свои «терки», у нас-свои.

А  для понимания, кто из нас холоп, короткая справка.

Владимир Путин на прямой линии 15 июня дает указание о закрытии полигона в Балашихе.

Вечером того же дня Воробьев летит на вертолете на свалку, где шантажирует президента России заявлением, что закроет полигон в 2019 году, когда построит в Орехово-Зуевском районе мусоросжигательный завод.

Вчера Путин, обращаясь в министру природных ресурсов и экологии РФ Донскому заявил, дав срок губернатору Воробьеву на закрытие один месяц: «Вам нужно заявление Воробьева? Считайте, что он уже его написал».

Видимо Андрей Воробьев понял это заявление буквально и уже с сегодняшнего дня полигон закрыт. Оказывается можно.

В  нашем же случае игнорирование законных прав и интересов населения уже в ближайшей перспективе приведет к тому, что вопросы локальной повестки разочарованные люди заменят на политические требования отставки губернатора Подмосковья.

Совесть человеческая границ не имеет, а ессовестность тем паче.

Читая «Коммерсант», информацию которого видимо еще не в состоянии купить медиахолдинг губернатора Московской области Андрея Воробьева, диву даешься цинизму оккупационного правительства.

Белла Сказко, проживающая на улице Геодезической, 60 — политический спектакль.

Семья Буровых, проживающая в Манушкино и последние пять лет жизни посвятившая борьбе за закрытие полигона ТБО «Кулаковский» — политический спектакль.

Ольга Чурикова, жительница Манушкино, угодившая в психушку за свои убеждения — политический спектакль.

Михаил Бурдин, постоянно подвергающийся административным штрафам, осужденный 17 июня за «несанкционированный пикет» — политический спектакль.

Ну и наконец голодовка, как крайняя форма протеста, вынудившая людей рисковать жизнью во имя здоровья всех жителей Чеховского района — политический спектакль.

Фраза «их рассудит история» в нашем случае не применима. История сегодняшнего дня уже поставила точку в споре народа со властью. Идет необъявленная война за выживание людей, оказавшихся в ловушке коррупционных интересов чиновников.

Мораль разъедена до основания бешенной выгодой от банального складирования отходов человеческой жизнедеятельности в окружающую среду. Бизнес на костях кормит всю коррупционную вертикаль и если говорить о виновных, то их перечень широк. Каждый имеет со своего «фронта работ», жируя на уничтожении генофонда нации, на костях собственного народа.

По совокупности преступлений «бандитов во власти» невозможно судить судами общей юрисдикции. Здесь потребуется международный трибунал, так как масштаб преступлений настолько велик, а последствия его непредсказуемы и ещё долго эхо экологического геноцида будет сказываться в поколениях родившихся и не родившихся детей.

И если фашисты уничтожали людей славянской национальности, то наши «славяне» уничтожают своих.

Могу ли я спокойно взирать на это и ждать, когда все прекраснейшее Подмосковье, моя родина, превратится в гигантскую свалку и покроется сетью мусоросжигательных заводов?

Нет, не могу.

Могу ли я, действительный советник муниципальной службы, жить спокойно, когда число онкологических больных юга Московской области, зашкаливает?

Нет, не могу.

Могу ли я уехать из России в страны, где права и жизненные интересы человека, являются наивысшей ценностью.

Могу, но не хочу. Я свой выбор сделал еще в 2007 году отказавшись от гражданства Израиля в пользу мандата депутата Серпуховского района.

Коррупция разъела власть похлеще, чем в 1917 году. Ткни пальцем и развалится. И в этой войне я на стороне моего народа.

И когда ты воюешь за правое дело, а борьба за жизнь моих земляков дело благородное, каждый день открываются новые силы и мы разумеется победим.

Победим зло абсолютное и восстановим законность и справедливость!

День вчерашний был перенасыщен для слабеющего организма голодающего.

Уже с десяти утра отработал в дух комиссиях совета депутатов Серпуховского района. А в одиннадцать часов принял участие в очередном заседании совета. Дебаты были жаркими. Делили дефицит бюджета образовавшийся в результате происков городского округа, куда нас тянут на канате губернатора Андрея Воробьева. Прокурорские нашли нарушения финансовой дисциплины у руководителя организации, нагнули и он вдруг признал уплаченные в бюджет района налоги ошибочно выплаченными и взыскал с районной казны 42 миллиона рублей. Не думает ли этот заслуженный и некогда уважаемый гражданин, что по заявлению жителя Серпуховского района эту самую проверку теперь можно довести до уголовного дела?

И  в этих непростых условиях мы тем не менее нашли один миллион рублей на проектно-изыскательские работы по газификации четырех муниципальных жилых домов в деревне Подмоклово. И теперь мои избиратели получат бесплатно газ до газовой плиты!

Сразу после окончания заседания совета выступил в часовом эфире на радиостанции «Милицейская волна». В результате заданных вопросов неожиданным образом получился мой жизненный меморандум, который по праву можно считать исповедью.

После этого я вернулся на голодовку, где дал интервью крупнейшей ежедневной иллюстрированной газете — таблоиду «Бильд», которую читают более 12 миллионов человек. Если нас не слышит наша власть, услышит чужая. Специального корреспондента издания Александру интересовали разумеется вопросы федеральной политической повестки, а нас — закрытие полигона. Поэтому я прямо сказал журналисту, что мы не выдвигаем никаких политических требований и у голодающих единственное требование — немедленное закрытие полигона ТБО «Кулаковский». И нам все равно, кто его закроет. Даже если это будет канцлер Федеративной республики Германия Ангела Меркель!

Следует отметить, что немцы неплохо осведомлены о нашей внутренней политической кухне.

Сегодня мы с Юрием Буровым и еще тремя активистами поедем на личный прием в приемную Президента РФ на Ильинке, на котором передадим 1871 подпись преимущественно жителей деревни Манушкино за немедленное закрытие Кулаковской свалки, сопроводив подписные листы обращением на имя главы государства.

Услышит ли нас на вершине вертикали власти или нет, я не знаю. Но по поручению жителей окрестных сел и деревень Чеховского района, задыхающихся в свалочном газе, мы  это сделать обязаны.

И  да рассудит нас бог!

Завтра будет уже три недели, как мы не принимаем пищу в знак протеста против произвола властей Московской области, устроивших геноцид жителей Чеховского и Серпуховского районов.

Есть такой документ, как устав Московской области. Первым разделом в нем значится, собственно с чего и начинается этот важный манускрипт, по которому и в соответствии с которым, мы должны жить, «Народ как источник власти». В главе первой «Формы демократии и ее институты» есть статья третья, которую мы приведем буквально.

Статья 3

1. В Московской области обеспечиваются и гарантируются законодательными актами Российской Федерации и законами Московской области правовые институты демократии, включающие:

а) общероссийский, областной и местный референдумы;

б) систему выборов депутатов и должностных лиц;

в) гражданскую инициативу;

г) народное обсуждение.

2. Высшим непосредственным выражением власти населения области являются референдум и свободные выборы.

3. Референдум и выборы осуществляются на основе всеобщего равного прямого и тайного голосования.

Заметим, что при вступлении в должность, именно на этот документ губернатор кладет руку. А теперь давайте посмотрим на что же губернатор Московской области Андрей Юрьевич Воробьев положил .

а) референдумы на территории субъекта не проводятся, так как не открыт некий специальный счет. Причина разумеется весомая и значимая для народовластия. То есть вопрос, а что же в таком случае являете высшим выражением власти остается открытым.

б) в ходе, так называемой «колхозной реформы» за два года ликвидированы 1615 депутатов и 114 должностных лиц. Депутатский корпус, как шагреневая кожа, скукожился только до депутатов городских округов, а выборы глав городских округов, в целях опять же торжества демократии, ликвидировали вовсе.

в) понятие гражданской инициативы приобрело суррогатный, гуттаперчевый смысл квазидемократии неких общественных палат, общественных советов и всяческих «ночных волков» исключив народ из субъектов гражданской инициативы. Все вышеназванные суррогатные, ничего не решающие образования, инициированы сверху.

г)народное обсуждение. А вот это как раз наш случай. Когда жители деревни Манушкино решили обсудить принародно жизненно важный вопрос немедленного закрытия полигона ТБО «Кулаковский» на митинге, так нам его запретили, суд признал это решение законным, а на собрание жителей бросили полки полиции. При этом задержали и мгновенно осудили гражданского активиста Михаила Бурдина, а  пенсионерку Ольгу Чурикову упрятали в Мещерскую психиатрическую больницу.

Поэтому, отложив в сторону Устав Московской области, как не работающий, мы вынуждены бороться за свои права, руководствуюсь понятиями справедливости, законности и правопорядка.

К сожалению, вместо того, чтобы жить, работать и вносить свой посильный вклад в дело укрепления могущества нашего отечества, мы вынуждены за него бороться.

У нас свои методы, и опираясь на народную поддержку, мы очистим Родину от скверны чиновников, игнорирующих закон или эксплуатирующих его в своих личных, корыстных интересах.

Есть такая организация — Федеральная Служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека.

Есть такая организация — ПАО «Промышленные технологии», которая на основании санитарно-эпидемиологического заключения эксплуатирует полигон ТБО «Кулаковский», выданного вышеупомянутой конторой. Без этого заключения эксплуатация полигона невозможна. Могу предположить, что получить такую «лицензию» на тотальное отравление окружающей среды, стоит больших денег. Разумеется в карман должностных лиц.

В  насквозь коррумпированном государстве, каждый кормится со своего блюдечка.

Есть в деревне Манушкино средняя школа, которая в результате хищнической эксплуатации полигона оказалась в  санитарно-защитной зоне, которая составляет 500 метров, в соответсвии с  заключением, выданным «Росприроднадзором».

А  дальше начинается история, где обязательно кто-то окажется крайним, смысл которой заключается в следующем. Купили право на экологический геноцид населения — работайте. Ведь еще есть масса государственных органов, кормящихся с  этого беспредела.

А  если какие-то несмышленые человечки, букашки неразумные, возроптали, так разъясните несмышленым, кто в доме хозяин.

Объявившие голодовку в знак протеста против бездействия «Росприроднадзора» жители Манушкино, подали заявку на митинг. Администрация запретила. Суд узаконил.

Голодающие решили провести собрание. Выпустили народную газету «Долой» и распространяли ее на вокзале. В отношению этих самых, так называемой основы конституционного строя России, провели спецоперацию, которой руководили лично начальник ФСБ Чехова Андрей Сергеев и начальник ОМВД Андрей Большаков. Водителя Михаила Бурдина задержали и через четыре часа осудили признав виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 20.2 ч.1 КоАП РФ, а  гражданскую активистку Ольгу Чурикову закрыли в легендарную Мещерскую психиатрическую больницу. Где держат до сих пор и адвокату Дмитрию Трунину стоило больших усилий, чтобы попасть к  потерпевшей.

Все, что написано выше, по научному называется репрессии, или тотальное подавление инакомыслия в целях устрашения, чтобы другим неповадно было.

Теперь давайте вернемся в начало статьи.

Кого должны были задержать два статусных начальника? Нарушителей закона — ПАО «Промышленные экологические технологии» и заодно друг друга, в упор не замечающих этого широкомасштабного преступления, прямой ущерб от которого государству составляет один миллиард рублей в год.

Но  преступники на свободе, а караван мусоровозов, как ни в чем не бывало, продолжает отравлять жизнь местного населения.

И  может быть действительно правы Большаковы-Сергеевы и мы есть твари дрожащие и место нам на кладбище, а не на их празднике жизни?

Возможно. Но в России всегда были, есть, и будут люди, судьба отечества которым не безразлична.  

Власть и народ. Откуда берется народ-понятно. А кто производит такую власть – нет.

17 июня состоялось собрание жителей окрестных Манушкино сел и деревень с  единственным требованием к властям немедленного закрытия полигона ТБО «Кулаковский». Заметим, что днем ранее, Чеховский городской суд отказал голодающим в  проведении митинга в Манушкино, мотивируя это тем, что в единственном официально установленном месте для проведения публичных акций, проводится некий марафон.

Но  мы собрались и на собрание пришло столько людей, сколько иной раз не собирают столичные мероприятия. И это не удивительно, так как отравлению свалочным газом подвергается все население.

«Полигон ТКО существует на территории Чеховского муниципального района с 1966 года, установленная санитарно-защитная зона составляет 500 метров, о чем имеется санитарно-эпидемиологическое заключение Федеральной Службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и  благополучия человека» — написано на официальном сайте эксплуатирующей организации.

Нанятый нами лицензированный кадастровый инженер произвел замеры и установил, что расстояние от границы полигона до забора Манушкинской средней школы составляет 408 метров, а до здания — 451. То есть 362 ребенка обучающихся в школе ежедневно находятся в «газовой камере» полигона.

Таким образом для самого не сведущего в  законодательстве человека очевидно, что в силу закона, полигон ТБО «Кулаковский» должен быть закрыт немедленно, а виновные в нарушении прав ребенка должностные лица, привлечены к установленной законом ответственности.

А теперь о том, как власть реагирует на ярко выраженное мнение населения, на само право жить, дышать чистым воздухом и пить свежую воду.

После прямой линии с Президентом РФ губернатор Московской области Андрей Воробьев опрометью бросился в Балашиху, где заявил, что и усом не поведет до тех пор, пока окончательно на отравит область строительством мусоросжигательного завода в Орехово-зуевском районе. Новое строительство которых в Европе запрещено.

А на борьбу с  голодающими Манушкино были брошены лучшие силы правопорядка.

Уже с утра семнадцатого числа единственный въезд в деревню был перекрыт силами полка ДПС. Нарекли они эту операцию «массовая проверка водителей».

Днем ранее в  кабинете начальника ФСБ по Чеховскому району Андрея Сергеева, «обработали» ряд инициативных товарищей, пытаясь внести раскол в протест, в расчете на то, что эти «авторитетные» жители, преимущественно дачники столицы, уведут народ с  площади. Только сделали это настолько не профессионально, что имена предателей уже к вечеру стали известны народу.

На привокзальную площадь Чехова, где гражданская активистка Ольга Чурикова распространяла народную газету «Долой» в 9 часов утра прибыли двое. Начальник ФСБ Андрей Сергеев и  начальник Чеховского ОМВД Андрей Большаков. После чего несчастную женщину заперли в легендарную Мещерскую психушку, а на доставившего пенсионерку на вокзал Михаила Бурдина составили административный протокол за несанкционированный пикет. Тираж газеты изъяли.

Собрание у ДК «Русь» «охраняли» с десяток экипажей полиции в ожидании приказа «винтить». Только расчет красногорских чиновников на раскол не оправдался и матери с детьми, пенсионеры и молодежь вышли по сути на несанкционированный митинг, облаченный устроителями в форму собрания, и консолидировано выступили за немедленное закрытие полигона.

Завершить статью я хочу словами гражданского активиста, не принимающего пищу с 1 июня, Юрия Бурова: «Вам решать, чем дышать!».

Однако на вопрос, не является ли губернатор Московской области Андрей Воробьев единственным выгодополучателем теневого оборота от незаконного складирования отходов, в  сумме один миллиард рублей, надеюсь ответит следствие.

А мы продолжаем публичную акцию в форме голодовки, и возможно умрем, но не изменим ни формы ни  сути требования, так как есть вещи гораздо важнее, чем сам жизнь.

Например, свобода.

 

 

16 июня 2017 года в открытом судебном заседании Чеховского городского суда было рассмотрено дело №2а-2695/17 по административному иску Дижура Николая Измаиловича к администрации Чеховского муниципального района Московской области о признании незаконными действия органов местного самоуправления, связанных с согласованием времени проведения публичного мероприятия.

Что такое фашизм? Определение сложное и не имеющее к нашей ситуации прямого значения, но один момент заставляет задуматься. Все преступления фашисткой Германии свершались строго в соответствии с законом. С законами страны, которая их  принимала.

Мы  подали заявку на проведение митинга в городе Чехове в месте, определенном Главным управлением территориальной политики Московской области, возглавляемым Александром Костомаровым. В целях наиболее широкого применения 31-й статьи Конституции РФ, гарантирующей гражданам право мирно и без оружия собираться для выражения мнения по наиболее актуальным вопросам жизни, такое место в Чехове одно. И определена предельно допустимая численность граждан для 70-ти тысячного города – 500 человек. Но и в этом единственном месте в проведении мероприятия нам отказали. Как такое могло быть, скажет наиболее продвинутый пользователь интернета, ведь отказать можно только в дух случаях. Если заявитель недееспособен, или место для проведения является закрытой территорией, например воинской части. Как видите депутат Дижур вполне дееспособен и место указано, специально определенное для целей публичных мероприятий. Но это Чехов, не забывайте.

Однако, являясь законопослушными гражданами, мы обратились в суд. И суд вынес вердикт. При этом для удобства судопроизводства мы приложили копию решения Ступинского городского суда по аналогичному иску. Вы скажите, что у нас не прецедентное право, однако законы все же одинаковы к применению и одинаково действуют, как в  Ступинском, так и Чеховском районах.

Огласив вердикт суда федеральный судья Елена Колотовкина не забыла указать, что мы  вправе обжаловать это решение в суде апелляционной инстанции. И мы разумеется воспользуемся этим правом, хотя публичное мероприятие должно было состоятся сегодня. И оно состоится, но не в форме митинга, а в форме собрания. И на это наше решение ни один суд повлиять не в праве.

Фашизация общества происходит не мгновенно, а начинается она вот с таких неправосудных решений, узурпирующих право граждан на свободы, дарованные Конституцией РФ.

На  сегодняшний день единственным источником власти Чеховского муниципального района является полигон ТБО «Кулаковский», теневой оборот которого составляет один миллиард рублей. Этого достаточно с лихвой, чтобы полиция и прокуратура не  замечала экологического геноцида населения, а суд узаконивал произвол.

Нужны нам такие институты власти? Я думаю нет. И поэтому нам ничего не остается, как умереть с голоду, что много полезнее для общества, чем быть отравленными свалочными газами Кулаковской свалки.

Милая барышня на голубом экране может и не знать, что голодовка действительно не мой фирменный стиль жизни и протестую я таким вот жестоким способом, второй раз. Предыдущий я выступил в защиту законных прав и интересов моих односельчан, безжалостно обкраденных православным меценатом, ввозителем плащаницы и покорителем Крыма, фамилию которого я называть не хочу. Он и по сей день владеет паевыми землями крестьян села Липицы и если диктор телеканала «Выколи глаз» хочет побороться с  олигархом, имеющим прекрасное юридическое образование, то у нее есть для этого все шансы. У нас – никаких, так как все сроки исковой давности истекли.

Далее по тексту. Я и сейчас выступаю за объединение Серпухова и района в единое муниципальное образование путем вхождения городского поселения Серпухов в Серпуховский район.

Выступать на митингах, тем более если тебя приглашают, иметь гражданскую позицию по  значимым для общества вопросам – дело чести каждого законопослушного гражданина.

Полигон «Лесная» имеет годовую мощность 100 000 тонн и этот объем полностью закрыт действующими договорами. А куда повезут мусор после закрытия полигона «Кулаковский» я отвечу, когда стану губернатором Московской области в 2018 году, у которого все полномочия по решению вопросов утилизации бытовых отходов.

Закрытая свалка «Сьяново», а равно как и ответственность за ее рекультивацию, полностью лежит на губернаторе Московской области Андрее Воробьеве. Поэтому журналисты обратились не по адресу.

«Городские власти, а не районные делают все возможное». Очень хочется спросить что же они такое делают или могут делать, если это не вопросы их компетенции.

Слушатьдепутата, незамерзающего угашающих в свалочном детей Манушкино, грустно . Глядя на него отчётливо видны плоды разидеологизированного поколения. Дети фастфуда не знают что такое мораль, или искренне понимают ее по своему и живут по  принципу, своя рубашка ближе к телу.

А  вот и провокатор Артем Бобров, представитель партии «Зеленые». К нам неожиданно нагрянула группа бородатых мужиков в камуфляже, с судимостью у каждого второго. Первое, что они сделали, так это извлекли мангал и разожгли дрова. А после этого интервью, вопросов каким образом они приехали нас поддержать, не  осталось.

Вопрос, «Как он мог позволить распродать все земли в Серпуховском районе», скорее к  Серпуховскому городскому прокурору. Один из которых был осужден, второй находился под арестом, но благополучно суда избежал. И в добавление к  сказанному – я землями не торгую.

А  вот и Роман Коваленко, заместитель директора ПАО «Промэкотех», прокололся на  камеру. «Плюс двести рейсов автомашин»! А ведь Кулаковский полигон должен принимать законно всего лишь 17 единиц техники в сутки.

О  так называемых «медиках». Скорая помощь, присланная в целях провокации, была отправлена к неотложным больным. А мы, здоровые мужики и барышни, ежеутренне ходим в фельдшерско-акушерских пункт, где нас в плановом порядке обследуют фельдшер. Показатели прекрасные.

А  вот в отношении того, что Чеховскую свалку закроют с 1 января 2018 года, вызывает большие сомнения. И всем, кто именно так ставит вопрос, мы настойчиво рекомендуем определить своих детей на учебу в Манушкинскую среднюю школу, которая находится в санитарной зоне полигона.

Для всех же остальных, а особенно для ярых поборников истины, журналистов и  городских депутатов, сообщаю, что ежедневно на территории Чеховского района в  деревне Манушкино публично совершается государственное преступление по незаконной утилизации мусора, ежегодный теневой оборот которого составляет один миллиард рублей.

Основной выгодополучатель Андрей Воробьев. И сколько бы не пели сладкоголосые сирены о  том, какой плохой Дижур и какие мудрые городские депутаты и прочие холуи режима, экологическая катастрофа меньше не становится. А ответ этим беспринципным нелюдям, не знающим ни стыда не совести один.

Полигон закройте.

13 июня 2017 года мне довелось принять участие в совещании общественного движения народов земли «Федеральный сельсовет» по вопросу подготовки съезда делегатов народов российских земель «Россия! Курс созидания».

Мероприятие произвело на меня неизгладимое впечатление и вот почему. В президиуме сидели рядом, что называется рука об рука два любопытных человека. Руководитель сельхозпредприятия «Совхоз имени Ленина» Павел Грудинин и вечный депутат ГД РФ Евгений Федоров. Я не совсем понимаю, для чего Василий Мельниченко пригласил прямо скажем полярных представителей политической элиты, но это его право, как хозяина мероприятия. Достаточно посмотреть на меняющуюся мимику лица Павла Николаевича, чтобы понять брезгливость к всепоглощающей и агрессивной глупости оппонента.

Фермеры Краснодарского края рассказали, что регион поделили пополам судья края и семья нынешнего министра сельского хозяйства РФ Евгения Ткачева. Из их доподлинных рассказов, людей у которых неправосудными решениями отобрали землю становится ясно, что на сегодняшний день весь Краснодарский край превращен в Кущевскую. Приехал на совещание и фермер из Кущевки.

Многочисленные участники тракторного марша рассказали, как их остановили на границе Ростовской области, а организатора марша арестовали.

Были фермеры и были НОДовцы, молодые и не совсем молодые люди, требовавшие предания суду Ельцина, Горбачева и МВФ в полном составе. Из их выступлений следовало, а  особенно из постоянных реплик национально-освободительного вождя, что страной руководит МФВ.

Евгений Федоров, в ходе всего совещания, постоянно настаивал, что нужно помочь Владимиру Путину справится с засильем запада в нашем правительстве. До выступления Федорова, я считал, что у нас в стране сильный и независимный лидер, легко решающий не только вопросы внутренней политики, но и внешней. А по Федорову получалось, что хилый и безвольный, допустивший в страну западных агентов, нуждающийся в помощи то — ли народа, то — ли националистов.

Крепкий Тамбовский фермер не выдержал натиска ослепших от «любви» к Ельцину ораторов и не выходя к микрофону прокричал: «Чем ему еще можно помочь, ведь мы за него проголосовали?»

Слушал я это все внимательно и думал о том, как в высшем законодательном органе страны могут находиться такие депутаты, которые в камерном зале не слышат своего народа? А что уж говорить про Охотный ряд!

И  как могут люди говорить о каком-то развитии, говорить о движении вперед, если на ногах повисли гири диктатуры.

Поэтому, свое выступление, сразу за представителем ТПП, я начал с метафоры. «Если на порог Торгово-промышленной палаты» вывалить машину навоза, то они этого не заметят и продолжат писать программу развития страны, в то время как Россия находится в полном дерьме!"

Вчерашний день можно смело назвать днем медийным. Сразу три телеканала, не взирая на дождь, приехали убедиться в том, что ситуация на самом деле доведена до предела. «Россия-1», «МИР» и «жаренное» телевидение «Выколи глаз» отсняли репортажи о голодающих Манушкино.

Белла Сказко, проживающая в собственном доме в 139 метрах от свалки, дала исчерпывающие интервью столичным медиа звездам, раскрыв весь трагизм положения деревни. Слякоть и дождь не остановили жителей, готовых и в лютый мороз донести миру свое бедственное положение, в надежде на то, что если власть имущие не видят нашей деревни из своих кабинетов, то может быть с высоты федерального телеканала разглядят отравленное свалочным газом Манушкино.

Душераздирающее интервью дала телевизионщикам Ольга Чурикова, которая своими глазами видела, как погиб на свалке чернорабочий, как захоранивают яды, как гастарбайтеры эксплуатируют труд бомжей. Почему и на свалку другой раз не пускают областных министров, так как там царит рабовладельческий строй криминализованного сообщества.

Ольга Васильевна так и сказала, что если свалку не закроют в ближайшие дни, то она обольет себя керосином и подожжёт. Жить задыхаясь от свалочного газа она больше не хочет. Это не жизнь.

Оба федеральных телеканала с сочувствием и состраданием отнеслись к голодающим, к  положению Манушкино и уехали брать интервью у другой стороны. Нетрудно предположить, что они там услышат. Однако ждать осталось недолго, так как журналисты уверили нас в том, что уже сегодня в новостных блоках «Россия — 1» мы увидим наших телезвезд, вынесших на суд всего мира, геноцид жителей Чеховского района.

И  совсем с другим целями приехали «воробьевские».

Журналисты «Выколи глаз» тащили меня за рукава и требовали, чтобы я голодал не в Манушкино, а в «Сьяново-2», где преступное сообщество обанкротив эксплуатирующую фирму, оставив долги Серпуховскому району в сумме 200 миллионов рублей, растворилось в небытие. Я объяснял адептам губернатора Московской области Андрея Воробьева, что районные депутаты даже зайти на свалку не могут, так как все функции по контролю, лицензированию и утилизации мусора замкнуло на себя правительство региона. И что журналистам, так называемого общественного телевидения Серпухова никто не мешает всем коллективом во главе с тучным недополковником, предводителем оккупационной армии Жариковым, голодать хоть на проходной свалки, хоть за ее пределами.

И  вот я задаюсь вопросом, почему судьба 362 манушкинских учащихся волнует федералов, а областников не интересует? Почему «воробьевские» провокаторы, стремятся опорочить голодающую учительницу Беллу Сказко?

А  ответ простой. Подонки порождают подонков. И нет иного объяснения поступкам, людям без чести и совести.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире