zemdol

Николай Дижур

15 августа 2013

F

Под председательством судьи Шилиной Елены Михайловны 12 августа 2013 года было назначено дело слушанием в Московской областном суде «О защите чести, достоинства и деловой репутации». Истцом в этом деле №33-17503/2013 (номер дела в городском суде 2-1453/2013) выступал я, ответчиком глава города Серпухова Павел Залесов.

Два адвоката ответчика, я и мой адвокат прибыли из Серпухова в Красногорск к 10-30 заранее, как и предупреждается в повестке, чтобы успеть оформить пропуск в здание суда. Поднявшись со второго этажа, где было назначено заседание на третий, куда заседание перенесли, и прождав два часа в коридоре, мы наконец-то были приглашены в зал. Паспорта и адвокатские удостоверения у нас отобрали.

Мягко сказать недоумение, а если точнее, то шок вызывала реплика Елены Викторовны вдруг объявившей, вместо элементарных процессуальных формальностей, что дело ей «не подняли» и что «она с делом не ознакомилась, то есть слушать дело не будет». Впрочем, предложила она, вы можете опустится вниз «..там у нас есть Аркадий…». Не понимая о каком Аркадии идет речь, мы поинтересовались: «А что же нам делать?» «Ожидайте повестки» — молвила судья Шилина.

Из информации на сайте Московского областного суда мы узнали, что дело слушанием назначено на 16.09.2013 в 10:30. Вот только успеет ли к этому времени Аркадий «поднять дело» или нам опять вместо «Встать суд идет» судья Шилина объявит «Встать. Суд уходит».

Беспрецедентность случая немотивированного переноса дела слушанием обусловлена видимо вопиющим по сути решением суда первой инстанции. В Серпуховском суде «не был установлен факт» публичной клеветы в мой адрес главы города Серпухова Павла Залесова размещенной на официальном сайте администрации 28.02.2013 года. Этот «банный триллер», в котором глава Серпухова обвиняет меня в тяжких преступлениях, а именно организации ОПГ и вымогательстве, занятии коммерческой деятельностью, несовместимой со статусом председателя совета депутатов до сих пор висит на сайте горадминистрации. 28 февраля пасквиль из уст Павла Залесова взорвал общественное мнение города. Все информационные ресурсы отреагировали незамедлительно. На ИА «Росбалт» 25 марта 2013 года вышла моя статья «За гранью морали». Однако не смотря на то, что весь мир видел и депутаты, граждане, журналисты дали в суде свидетельские показания, судья Петрунина М.В. факт распространения клеветы в СМИ не установила. Однако при не установлении факта распространения, дала оценку, что высказывания Павла Залесова, клеветы не содержат!

После решения Серпуховского суда по моему делу любой ответственный руководитель, любой мэр может публично слово дать, а потом, в «результате обновления сайта» убрать и суд этого не заметит. Хозяин — барин!

О каком доверии к судебной системе может идти речь, если судья принимает решение «посоветовавшись» с председателем суда, а та в свою очередь, «поговорив» с председателем суда областного. Видимо правосудие стали вершить в России Аркадии, Аркадии Московского областного суда!!!

Я прошу Московский областной суд оставить мой иск без удовлетворения, чтобы весь мир узнал, что слово главы города Павла Залесова размещенное на официальном сайте городской администрации ничего не стоит. Я хочу, чтобы граждане знали, что официальная информация на сайте города Серпухова может исчезнуть в любую минуту, а человек на видео, как заявили адвокаты мэра: «Человек похожий на Залесова».

И как я понимаю из решения суда, правят нами не выборные лица, а «лица похожие на них!»

14 августа 2013

Прозрей, Отечество!!!

 

Жить и красть стало догмой властвующей вертикали. Морализировать нажитое преступным путем — государственная идеология, основная задача министерства культуры. Воровать и оставаться на свободе — норма правящей элиты.

Из учебников изымается все, что бичевало и высмеивало чиновничество царской России, до боли похожее на сегодняшних казнокрадов. Из бюджета государства финансируются идеологические проекты насаждающие в обществе уважение к живущему на широкую ногу чиновнику, берущему взятку милиционеру, финансовому махинатору. Система образования направлена на оболванивание страны, на формирование принципа передачи власти по наследству.

Каждый руководитель муниципалитета и не стремится скрыть свою причастность к элите общества, живя в особняке в прислугой, разъезжая на автомобилях премиум класса, отдыхая на элитных курортах. Являясь по сути, всего лишь нанятым обществом чиновником.

Самое страшное, что общество рукоплещет проворовавшейся власти, рукоплещет суду, превращенному в судилище, активно обсуждает Навального, а не его судей!

Государственный преступник, деморализовавший основу государства — армию, на свободе и продолжает пользоваться государственными привилегиями.

Государственный преступник, превративший министерство здравоохранения, в частную коммерческую лавочку, отправлен не в тюрьму, а послом в соседнюю республику. Посол — лицо государства.

Министр образования ликвидирующий последнее, что осталось нам от социализма, фундаментальную науку, практически национальный герой!

Прозрей отечество, оглянись, что с тобою делают твоими же руками. Ученые, писатели, художники верой и правдою служат режиму находя объяснение своему, мягко сказать проституированному поведению, пережевывая жвачку, скармливаемую из — за зубца. «Пусси райт», Гей-парады, промилле наверное могут являться предметом общественного обсуждения, но после того, когда получены ответы, на более важные, государство отождествляющие вопросы.

Когда грабящая нас круглосуточно преступная клика будет осуждена судом международного трибунала?

Или ответ на это главный вопрос за рамками компетенции общества?

 

 

Судья была очень удивлена тем, что стороны добросовестно явились в судебное заседание по иску о защите чести, достоинства и деловой репутации Николая Дижура к главе города Серпухова Павлу Залесову. Взглянув аккуратно между стороной защиты и стороной обвинения она промолвила буквально: «А дело мне еще не подняли». «То есть Вы дело отложили?» — выстрелила из под темных очков, скрывающих бескрайнюю синеву, адвокатесса защиты. «Как это отложила? Я его еще не видела!» — парировала строгая судейская мантия. «И что же теперь» — пробормотала от неожиданности дама, еще не так давно источавшая гневные панегирики по поводу беспардонного нарушения сроков начала судебного заседания. «Ну вы можете спустится вниз, там у нас есть Аркадий…»

Когда мы посовещавшись решили, что не стоит расстраивать судью своею излишней настойчивостью, судья вернула нам паспорта с присказкой, что вызовет на следующее заседание повесткой.

Новенькое здание Московского областного суда, припарковаться к которому невозможно, мы покидали в недоумении. Четверо взрослых и не обремененных избытком времени людей, встав пораньше и прибыв в суд заблаговременно, как и написано в повестке, чтобы оформить пропуск, уходили потому, что некий Аркадий, судя по всему человек могущественный, дело «наверх не поднял».

В отношении Аркадия молчит процессуальный кодекс. В отношении Аркадия ничего не сказали нам в бюро пропусков мраморные лица не обученные человеческому общению. И судьи, судьи Московского областного суда тоже ничего о нем не сказали, не назвав ни его отчества, ни его фамилии.

Имя этого великого человека нам, приехавшим из Серпухова в Красногорск ничтожным заявителям, должно было быть известно заранее. Во всяком случае, судья произнесла его имя так, как наверное не произносит имя председателя Московского областного суда даже всуе.

Очень много говорят нехорошего о судьях. Правда говорят шепотом. И вам может показаться, что судьи точно прохвосты, потому, как сбившиеся в кучки поборники истины, перешептываются пред дверью судебного заседания. Шепотом клянут судей те, кто не сумел пройти дорогой правосудия до конца. И те кто откопал ключик к правосудному решению, о судьях тоже отзываются без сожаления. И в семьях, наверное тоже не любят судей, потому, что когда же их любить, если они вечно в процессе.

Вот и получается, что судьи зачастую принимают не те решения, которые мы в глубине души надеемся от них получить. А как вы думаете могло ли быть по другому, если они не любимы ни кем. Даже своим начальством, потому, что иногда вынуждены судить по закону. И такое случается.

И только Аркадия, Аркадия московского областного суда любят все. Потому, что он может поднять, а может и не поднять дело в судебное заседание. Может поднять полностью, а может по дороге и утерять какой-нибудь ничтожный лист дела. И вы в праве будете дело вернуть на новое рассмотрение.

И вот я уже начинаю сомневаться. А может быть все же стоило послушать судью и исполнить ее просьбу буквально? 

Мое самое большое разочарование за десять лет публичной политики — это люди.

Я с трудом приобретаю друзей и с еще большим их теряю.

Самая великая ценность для меня — человеческие отношения. Трагедия — это их утрата. Я борюсь до конца за каждую близкую мне душу.

Я наивно полагал, что чувство справедливости — врожденное чувство здорового человека. Однако одни идут в бой за истину, другие лают из подворотни. Третьи отовариваются на похлебку.

Я действительно не собирался быть депутатом. Но увы с одной стороны меня в очередной раз вытолкнули в публичную плоскость, с другой — меня опять настойчиво об этом попросили и доверили идти и бороться за права ограбленных очередным властным жуликом, мои земляки — жители Серпуховского района.

У каждого человека всегда есть выбор. Я имею возможность уехать и забыть как страшный сон все риски для жизни, связанные с борьбою за права простого человека. Тем паче, что свора прыщавых антисемитов, слизывающих смитану из под канапушек, настойчиво меня выталкивает из России.

Но я не уеду и пройду свой путь до конца, даже если конец будет очень скорым.

Я обещаю тем, кто мне верит, что я добьюсь того, что закон и право восторжествуют.

Я обещаю всем, что Серпухов и Серпуховский район, станут единой территорией где человек будет главною фигурою формирующем и контролирующем власть.

Я добьюсь того, что каждый казнокрад ответит за преступления перед своим народом!

Я гарантирую, что все разговоры о добре и зле, попытки вразумить неразумных, закончились. Пришло время ответить. Дальше так жить нельзя.

Люди!!!Снимите розовые очки. Одни нас грабят. Другие не могут поймать воров. Третьи не видят нарушения закона в суде.

Дальше так жить нельзя. Пора вора назвать вором. Преступника в погонах-преступником. Преступника в мантии — еще более страшным государственным преступником.

Пора остановиться.

В своем молчании, в своей надежде на авось, в своем «моя хата с краю» мы до края дошли. До края где заканчивается государство и начинается банда преступников.

Пора остановиться. Пора уже спросить. Почему за последние годы вы стали жить как персидские шейхи, а мы как крепостные ваши?

Пора выйти из крепости. Место в крепости — казнокрадам. И помните, что все диктаторы приходили к власти под аплодисменты толпы!!!

 

Седьмого августа 2013 года я впервые присутствовал на очередном заседании Центральной избирательной комиссии Российской Федерации в качестве председателя политической партии «Колокол».

Если говорить о впечатлении в целом, то очень демократично, я бы сказал даже, более чем. А вот в деталях, а черт как известно кроется именно в них, то увы.

Вел заседание председатель Чуров Владимир Евгеньевич. Жестко, уверенно и не без доли иронии. Объявив в регламенте для заключительного слова своему заместителю Ивлеву Леониду Григорьевичу до десяти часов, я понял, что над избирательным правом осталось только посмеяться. А когда после четырех с половиной часов интенсивного заседания, под напором участников был объявлен тридцатиминутный перерыв, я понял, что здоровье у членов ЦИК крепкое.

Меняющиеся на интерактивном экране председатели региональных избирательных комиссий в основном по писанному бойко докладывали о ходе избирательной кампании и об обеспечении гарантий прав граждан на нетленные конституционные права. Первая дама на экране отбарабанила так, что даже глухой бы услышал — права соблюдаются. Особенно в части того, как областная комиссия командировала на общее собрание одной из партий своего члена из Архангельска в Москву, который самого собрания не обнаружил. В погоне за «санитарной чистотой» процедуры милая дама не заметила, как педантично «промотала» деньги налогоплательщиков, за чистоту прав которых она «поборолась», не учитывая того, что закон на требует обязательного присутствия на партийных мероприятиях.

После «экранных председателей» выступили трое «живых». Первый, председатель Московской городской избирательной комиссии, сравнил молодые политические партии с футбольными командами, из которых единицы попадают в высшую лигу. Я полагаю, что его следовало бы переквалифицировать в футбольные арбитры.

Вторым выступил Ирек Раисович Вильданов, с удивлением обнаруживший меня среди присутствующих. Он порассуждал на тему того, что закон не ограничивает право гражданина на выбор партийной принадлежности, что плохо с его точки зрения, предложив это право ограничить. Далее сказал, что муниципальный фильтр необходимо применить еще не один раз и только тогда обобщить и что-то изменить, отметив его абсолютно демократический характер.

Третьим выступил председатель Владимирской избирательной комиссии, которая пачками снимала неугодных. По выступлению получалось, что массовое снятие с выборов, абсолютно легитимно. Вопросов ни у кого не возникло…

Ивлев, говоря о муниципальном фильтре, сказал, что конкурс на высшее должностное лицо в двух ведущих регионах России и так выше, чем в МГУ, отметив, что непременно необходимо отфильтровывать кандидатов, чтобы не дай бог, не прошел человек без опыта.

Слушал я этих господ и думал, а понимают ли они, что вообще-то не чиновники и их фильтры, а НАРОД должен определить, кто достоин, а кто не очень достоин стать мэром Москвы или Подмосковья? И определить это в результате ВЫБОРОВ? Что демократия безусловно должна иметь ряд фундаментальных ограничений, например чтобы во власть не проходили душевнобольные люди или экстремисты любого толка. Но демократия не должна ограничивать выбор народа избирать НОРМАЛЬНЫХ людей, которые отвечают общепринятым и конституционно закрепленным стандартам. Что избирательный ценз должен максимально способствовать ротации выборных лиц, а не фундаментализации «партии власти».

Я тактично не стал выступать на первом для меня заседании. Но право на ответ, право на отстаивание своей позиции на этой политической трибуне, право партии «Колокол» на свою точку зрения, я непременно реализую.

 

«Депутаты выдвинули инициативу, которая поможет решить пенсионную проблему. Народные избранники намерены обложить 2-процентным налогом работающих граждан, эти деньги пойдут на содержание пожилых родителей, пишут «Известия».

Соответствующий законопроект подготовил лидер Партии пенсионеров, депутат Госдумы из независимой группы (бывший «эсер») Игорь Зотов.

«Возможности действующей государственной пенсионной системы не соответствуют потребностям граждан. Для того чтобы покупательная способность пенсионеров соответствовала реалиям, необходимо повысить пенсионные выплаты, хотя бы за счет их детей», — уверен депутат».

Я пишу, пытаясь подобрать слова, которыми можно описать эту «высоко моральную инициативу» депутата Зотова, а на языке все больше матерщина, которую депутаты уже запретили.

Когда я читаю подобные предложения депутатского корпуса фальсифицированных законодателей, я хочу сдать свой мандат, ведь я тоже депутат, и в какой-то ничтожной части, несу ответственность за зотовскую озабоченность пенсионерами. Как сын своих родителей точно несу.

Подлецы и только. Утратившие, или не имеющие никогда связи с народом, политические…. отливающие в бронзе закона государственное мракобесие. Меня хочет научить любить родителей господин Зотов за два процента? А если я люблю папу и маму на сто процентов? А если я их просто люблю, потому, что они самые лучшие люди на свете? А если я их люблю, потому, что я их сын, и последнюю крошку хлеба мне отдавала мать, а отец пахал всю жизнь от зари и до зари, чтобы дать своим детям высшее образование?

Вы спросите почему подлецы? А я объясню. Потому, что сердюковы, безнаказанно разворовывающие добросовестно перечисляемые мною налоги, на свободе. Потому, что зотовы приняли такие законы, что казнокрады и после отставки продолжают жировать в лучшем случае условно осужденные, а в худшем, вечно прибывающие под домашним арестом. Их конечно же осудят через год, зачтя его за два и выпустят условно-досрочно в зале суда.

А это деньги моих пенсионеров родителей украла сердюковская армия расхитителей. Это на деньги моих родителей пенсионеров, живет в тринадцати комнатах воровка Васильева. Это на деньги моих пенсионеров родителей выстроено рублевско-барвихинское счастье армии казнокрадов моих налоговых отчислений. Деньги, которые должны были-бы получить мои старики, но уже не получат никогда. Их нет. Их разворовали. А жулики на свободе, в силу тех законов, которые приняли зотовы фальсифицированной государственной думы.

И что предлагает мне этот эсэр пенсионного фонда, расхищаемого неистово каждым последующим руководителем? Увеличить объем на два процента расхищаемых средств?

Увольте. Я вообще не вижу смысла платить налоги, до тех пор, пока мне не прогарантируют то, что мои налоговые отчисления потрачены на мои нужды, нужды добросовестного налогоплательщика.

А омандатенные людишки пусть узаконивают сыновнюю любовь в размере два процента.

Вам не стыдно?

 

Кто считает, что власть глупая и немощная, тот глубоко ошибается. Я не сторонник того мнения, что в кремле вообще возможна паника. Власть стабильна, как никогда. Как баррель нефти. До тех пор, пока армия чиновников не встанет в очередь за зарплатой, ничего не изменится.Они и дьявола принесут на своих руках в выборное кресло, если тот гарантирует стабильность. Стабильность их положения.

Геннадию Владимировичу повезло — его выпустили. Всякое административное деяние нужно оценивать не сточки зрения тех государственных мужей, кто рассуждает о демократии, а ровно наоборот. Чего хотели красногорские мужи, а как мне подсказывают «независимые источники» — мужи кремлевские, демонстративно протягивая руку Гудкову? — Стабильности своего положения, то бишь сохранения «статуса кво», с небольшой поправкой на «демократизацию». Хотите Гудкова? Пожалуйста! Берите его столько, сколько хотите. И тот, кто скажет, что Геннадий Гудков, чем то поступился, глубоко ошибается. Я уверен, что условий никаких ему не выдвигалось. Ему могли сказать, примерно следующее, «идите да обрящите», отпустив, как кролика, отпускают в стаю волков.

Власть в Московской области принадлежит бюрократии. Воробьеву принадлежит власти еще пока не так немного. Власть в руках глав муниципалитетов. Это они решают, кому быть губернатором, а кому ни при каких обстоятельствах. Главы Воробьеву присягнули. Гудкову не присягнут никогда, потому, что они, как никто другой знают, что следующим губернатором Московской области будет Андрей Воробьев. Хотя если немного пофантазировать, и предположить, что главы соберутся в «какой-нибудь Беловежской пуще» и решат: «Быть Гудкову губернатором!», то Геннадий Владимирович губернатором станет. Но главы сегодня заняты собою. Им бросили кость.

После восьмого сентября, те руководители городов и районов, кто покажет результат выборов ниже 65% выстроятся в очередь за выходным пособием. Но вся беда в том, что и те, кто покажет лучший результат тоже уйдут на пенсию, но почетную. Что-то вроде «совета старейшин» Московской области. Их все равно «уйдут», потому, что они волки старые, а в загоне стоят молодые, не испившие еще крови народной. Что называется, бьют копытом и брызжут слюной.

Власть централизуют, число муниципальных образований сократят за счет объединения, депутатов будут избирать из глав поселений, власть омолодят.

И с учетом всего выше сказанного, как неизбежного, почему все же я голосую за Гудкова?

А вот потому, что я ненавижу диктатуру в любом ее проявлении. Потому, что диктатура, всегда заканчивается взрывом народного негодования. Потому, что я хочу для моей родины не диктатуру личности, а диктатуру закона. И протест мой, против очередного мракобесия власти я могу привнести только в одной форме — активно поддержать Гудкова. И я положу на алтарь выборной кампании себя, во имя одного, чтобы показать, что воинствующей бюрократии можно противопоставить здоровую позицию, оппозицию здоровых сил общества. Общества которое устало от несменяемой новорожденной бюрократии.

Мы хотим перемен, и из шести кандидатов в губернаторы, один способен на них. По сути, сегодня есть пять кандидатов партии власти и один Гудков против. Так вот я голосую «против» и уверен, что не одинок в своем решении.

 

По факту тотального понуждения депутатов поставить свои подписи в листах поддержки кандидата в губернаторы, по факту ограничения круга кандидатов одиннадцатью персонами на момент централизованного сбора подписей, по факту грубого вмешательства органов государственной власти в деятельность органов местного самоуправления, и еще точнее, обязании депутатов к «свободному волеизъявлению», я обратился в ЦИК РФ.

Обращение рассмотрели в избирательной комиссии Московской области и признали, что депутатов действительно собирали, действительно разъясняли, действительно «добровольно» заверяли подписи в листах поддержки у нотариуса, но давления на депутатский корпус при этих «демократических процессах» не оказывали.

Председателю ИКМО Иреку Раисовичу Вильданову с бюрократической точки зрения нужно поставить оценку «отлично». С точки зрения чиновника он выполнил работу скрупулезно и обстоятельно. Собрал со всех указанных в моем обращении лиц объяснения, добросовестно их подшил в дело и ответил заявителю. Отлично, Ирек Раисович, другого от Вас и не требовалось. Другого и не нужно. Достаточно.

А теперь давайте посмотрим на ситуацию не глазами человека, которому поставили задачу обеспечить «чистую и честную» победу одного кандидата, а глазами обыкновенного человека, способного взглянуть на ситуацию не с правовой точки зрения, а с обывательской. Или давайте попробуем понять, что такое «муниципальный фильтр» и как он должен был работать, а не как сработал оказавшись в руках «специалистов».

Для того, чтобы кандидат в губернаторы Московской области получил регистрацию в ИКМО, ему необходимо собрать в свою поддержку подписи депутатов органов местного самоуправления в количестве 7% в трех четвертях муниципалитетов. Цифры эти в абсолютном выражении установлены и с учетом того, что система органов местного самоуправления двухуровневая, выглядят следующим образом. Не более 105-ти подписей депутатов муниципальных районов и городских округов и не более 263-х подписей депутатов сельских и городских поселений.

Система муниципального фильтра сооружена таким образом, что самостоятельно ее кандидат пройти не в состоянии ни при каких условиях. Чтобы собрать подписи только депутатов первого уровня необходимо объехать 54 города и района Московской области, убедить депутатов в своей предпочтительности и проводить их к нотариусу. Это сделать физически очень сложно, с учетом того, что депутаты преимущественно осуществляют свои полномочия на непостоянной основе, не сидят в кабинетах и не ждут кандидата в установленные часы. А уж поймать народных избранников в сельских и городских поселениях практически невозможно в таком огромном количестве, как 263 человека. Да и территория области огромна.

Однако, по состоянию на сегодняшний день представители четырех парламентских партий подписные листы в должном объеме в избирательную комиссию уже сдали.

Как такое могло случится без участия административного ресурса? Никак. И случилось это только потому, что депутатов кто-то организовал, и этот кто-то настолько силен и могущественен, что ему никто не отказал.

Я пишу о том, что знаю не по наслышке. Я дважды избирался депутатом Совета депутатов Серпуховского района, девять лет бессменно его возглавлял и занимался организацией и проведением около сорока избирательных кампаний различного уровня. И в настоящее время являюсь депутатом Серпуховского района Московской области.

К семи чудесам света следует добавить восьмое чудо — массовое пробуждение политического сознания и активности у пятитысячного депутатского корпуса Московской области. За редким исключением, все депутаты уже добровольно и без принуждения посетили нотариуса, поставили свои подписи в поддержку «отлично» знакомых им кандидатов, уверовали в их исключительность на выборах и свезли листы поддержки в штабы кандидатов. Во всяком случае сведения о полутора тысячах подписавшихся, что само по себе не мало, уже размещены на сайте избирательной комиссии.

Смею заметить, что депутаты люди состоявшиеся, люди авторитетные, люди уважаемые, прошедшие горнило муниципальных выборов, а не солдаты, которых строем можно отправить выполнять приказ. То есть, кто организовал эту дивизию, остается открытым и мы адресуем его к Иреку Раисовичу.

Объясните пожалуйста каким образом можно побудить пять тысяч сознательных граждан посетить нотариуса в течении двух недель, без ошибок оформить листы поддержки и сдать их в штабы кандидатов?

Теперь о политической составляющей. Кандидатов в губернаторы выдвинули политические партии. Депутаты в своем большинстве тоже люди партийные и по этому вопрос номер два.

Объясните пожалуйста, как в условиях политической конкуренции, а выборы у нас проходят исключительно на условиях конкуренции, причем равной, депутаты партии власти могли поддержать своих идеологических противников, то есть конкурентов из иных политических партий? Быть может следует применить в данном случае понятие о «картельном сговоре» и посмотреть на ситуацию с точки зрения антимонопольного законодательства?

Ну и теперь уже самое интересное, раскрывающее то, что муниципальный фильтр применен избирательно, так как его решили применить, чтобы легализовать монополию на власть, показывающее суть и особенность избирательной кампании на выборах губернатора Московской области 8 сентября 2013 года.

В Московской области существует Совет муниципальных образований президиум которого избирает съезд из числа глав и председателей советов депутатов в количестве 25 человек. При совете есть координационный совет руководителей представительных органов Московской области состоящий исключительно из председателей советов.

Я дважды единогласно избирался в президиум Совета муниципальных образований и возглавлял координационный совет. Последний раз избран в состав президиума второго марта этого года.

20 февраля 2013 года я вышел из рядов политической партии «Единая Россия». 5 апреля 2013 года депутаты Совета депутатов Серпуховского района отозвали меня с должности председателя.

5 июня меня отозвали из состава президиума Совета муниципальных образований и с должности председателя «всех председателей».

И вот мой третий вопрос к руководителю избирательной комиссии Московской области, которая в первую очередь должна следить за соблюдением избирательного законодательства, обеспечивая всем кандидатам равенство сторон.

Каким образом исполнительной дирекции Совета муниципальных образований можно было за одну неделю собрать подписи за Геннадия Гудкова в количестве 367-ми и не собрать ни одной подписи за Николая Дижура, который в отличии от Геннадия Владимировича, награжден двумя знаками отличия Совета за личный вклад в развитие региона? Который в отличии от Гудкова не ходил на Болотную площадь и не призывал к походу на Кремль.

Я ни в коем случае не осуждаю Геннадия Владимировича за его политические убеждения и более того, считаю что граждане России, как впрочем и депутаты, должны иметь право на «Болотную площадь». Граждане России должны иметь равные права, и права одних граждан, не могут быть ровнее других.

Я хочу сказать о другом. Либо мои заслуги «липовые» и награды следует отозвать, либо подписи за Геннадия Владимировича собраны исключительно под давлением и только в результате жесткого администрирования.

Как вы думаете, знает ли Максим Шингаркин, что его горячо поддержали, заверив в листах поддержки у нотариуса свои подписи депутаты — единороссы совета депутатов Серпуховского района Сергей Евсегнеев, Олег Коробцов и Ирина Опанасенко? Знает ли Александр Романович, что его поддержали единороссы совета депутатов Серпуховского района Владимир Аралин и Сергей Семенов? Может быть им претит, что подписи в их поддержку поставили идеологические противники? И в свою очередь, стоит спросить оставшихся депутатов совета депутатов Серпуховского района, а знают ли они так хорошо представителей иных партий, за которых они подписались?

Во всех без исключения 72-х муниципальных образованиях Московской области был совершен «акт добровольного волеизъявления депутатов» в соответствии с разнарядкой под видом инструктажа по заполнению листов поддержки. В результате этого «добровольного процесса» в избирательных бюллетенях мы увидим гуттаперчевых кандидатов, конкуренцию которым обеспечила фильтрация неугодных.

Все публичные разговоры о том, что нам нужны свободные, честные и конкурентные выборы ничтожны.

В Московской области за долго до выборов посредством попрания воли депутатского корпуса, то есть народа, установлена диктатура партии власти, власти которая обречена. Обречена в силу того, что она не пользуется доверием населения.

На «депутатских штыках» можно придти к власти, но не возможно на них усидеть.

 

 

….вислоухая шотландская кошка, пятеро котят и попугай. Слава богу, что хозяйка комнаты в общежитии д. Балково, Серпуховского района, Московской области была на улице. Пожар случился в три часа по полудне. Пожарная машина прибыла аккурат тогда, когда уже тушить было нечего. Скорая помощь хозяйку жилища, надышавшуюся угарным газом, вернула к жизни.

Общежитие было построено в 1974 году и с тех пор не видело капитального ремонта. Дом не газифицирован и поэтому все бытовые приборы электрические. Но и электрическую проводку соответственно не меняли ...39 лет. Прелести проживания в «общаге» знают практически все сельчане, прошедшие в ней школу жизни, приехав на заработки в совхоз «Балковский». Горячая вода примерно полгода отсутствует, свет горит с перебоями, швы панельного дома тепло не держат...Но счета за эти «коммунальные блага» выставляется и оплачивается исправно, в том числе за ремонт и содержание здания.

В выгоревшей дотла комнате площадью 21 кв.м., поделенной перегородкой на две части, проживали Дроздова Наталья Антоновна с дочерью Татьяной. Жить им теперь негде. Сгорело все, включая накопления на свадьбу дочери. Временно приютили добрые люди. А что же те, кто в силу закона несет ответственность перед погорельцами?

Заявление обещали рассмотреть...в течении месяца. Возможно и рассмотрят. Обещали выделить...9 тысяч рублей. Скорее всего выделят. Кто — то в отпуске, к кому-то нужно записываться на прием. Но уже хорошо, что заявление приняли. Заявление, в котором как крик отчаяния, трижды написано крупно. НАМ НУЖНА ПОМОЩЬ!!!

Общежития и в Советском Союзе не были образцово-показательными помещениями быта, но сегодня эти островки социализма, являют собою убогое зрелище. Сегодня они не отвечают ни требованиям СЭС, ни требованиям пожнадзора, ни элементарным условиям для проживания. Как там живут люди, объяснить невозможно. Но живут, тем не менее, в расчете на долю лучшую. Накопить денег и купить современную квартиру, а пока….

Я обращусь на имя Серпуховского городского прокурора с требованием провести проверку и установить виновных лиц, но не в возгорании, так как скорее всего в акте пожарники указали стандартно — в результате короткого замыкания, а в том, что здание капитально не ремонтировалось собственником в течении всего срока эксплуатации.

Я увязываю напрямую бездействие должностных лиц администрации Серпуховского муниципального района с трагедией семьи Дроздовых. А у кого есть хоть малейшие сомнения в том, что в 21-м веке в Московской области в панельном многоэтажном доме жильцы живут без газа, я приглашаю в деревню Балково. Посмотрите как власть заботится о своих избирателях. Как выборные лица работают в интересах народа. Работают долго и не жалея живота своего. Приезжайте и посмотрите. Ведь это же наши люди, они же за нас голосовали.

И вот так мы сторицей их благодарим!

Дмитрию Медведеву в пору задуматься о своем авторитете в партии и о лице партии в целом. Медвежья партия показала премьеру козью морду. Несколько тысяч видных единороссов Подмосковья, депутатов муниципальных образований, вприпрыжку бросились поддерживать своих идеологических противников, а то и хуже того, публичных хулителей партии. Крушение идеологии на лицо!

Руководитель фракции политической партии «Единая Россия», член исполнительного комитета местного отделения партии, доктор медицинских наук Анатолий Прокопьевич Шепелин поддержал обезмандатенного депутата Геннадия Гудкова. То есть депутат Шепелин, как минимум человек образованный, должен был ознакомиться с решением Государственной Думы РФ об изгнании из рядов народных парламентариев депутата — коммерсанта. Да и бичующих «едроссов» нетленный лозунг Алексея Навального должен вызывать у Шепелина устойчивое желание пойти в суд за защитой чести, достоинства и деловой репутации. Ан нет! Депутат-ученый-коммерсант Шепелин, мотаясь по России между производством питательных сред и их продажей, позволил себе вопреки решению старших товарищей поддержать опального депутата. Неужели партия простит Анатолию Прокопьевичу такое вольнодумство? А ведь посеянные в научной среде раскольнической идеологией доктора наук семена, дали неожиданные всходы. Председатель Совета депутатов, кандидат медицинских наук, «единоросс» со стажем Серегей Евсегнеев, работающий под руководством Шепелина, поставил свою подпись в листе поддержки кандидата на должность губернатора за Максима Шингракина. Не стоит напоминать, что Максим Шингаркин, видный член ...политической партии ЛДПР.

Следует отметить, что оба ученых-депутата трудятся в Федеральном бюджетном учреждении науки Государственном научном центре прикладной микробиологии и биотехнологии (ФБУН ГНЦ ПМБ)научнном центер, проводящем исследования в таких областях, как эпидемиология, бактериология и биотехнология в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения Российской Федерации.

И куда только смотрит Геннадий Онищенко, ведь ГНЦПБ входит в состав Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Министерства здравоохранения и социального развития РФ. Федеральное бюджетное учреждение науки Государственный научный центр прикладной микробиологии и биотехнологии (ФБУН ГНЦ ПМБ)научный центр, проводящий исследования в таких областях, как эпидемиология, бактериология и биотехнология в целях обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения Российской Федерации. Входит в состав Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека Министерства здравоохранения и социального развития РФ. Является градообразующим предприятием п. Оболенск.

Политические взгляды и пристрастия ученых Шепелина и Евсегнеева вовлекли в избирательный круговорот руководство института. Уже академик Иван Дятлов и его заместитель Михаил Храмов решили тоже обрести депутатские мандаты, активно включившись в политическую борьбу по списку партии «Единая Россия».

Бросившиеся неожиданным образом в политику, как отец Федор фривольным галопом ученые — диссиденты оставили науку, что называется «без глазу». А ведь неровен час, сибирская язва, штаммы которой хранятся в выше названном государственном научном учреждении, выберется наружу!

В советской время въезд на территорию научного поселка Оболенск был ограничен. А сегодня гриф «совершенно секретно» выхолощен настолько, что бывшие «засекреченные ученые» становятся публичными политиками. Демократия однако!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире