zbenarie

Зеев Бен-Арье

20 февраля 2017

F

Я давно порывался написать на эту тему, читая время от времени гневные филиппики туристов, приехавших в Израиль с наилучшими намерениями и даже с такими же намерениями покидающих его. Но вдруг ни с того ни сего они становятся жертвами оскорбительного, по их мнению, отношения со стороны сотрудников безопасности в аэропорту, подвергаются крайне пристрастному допросу и неоправданно придирчивому досмотру. А тут в интернете появилась очередная сентенция по этому поводу — татарского журналиста Тимура Рахматуллина, побывавшего в Израиле, чтобы проверить, не подвергаются ли гонениям в еврейском государстве его соотечественники из Казани и Уфы. И я решил — пора.

Возникает вопрос: с чего это вдруг так свирепствуют в израильском аэропорту сотрудники службы безопасности? Нет, совсем не от хорошей жизни и не потому, что они садисты, урожденные или настроенные на это начальством. Израиль издавна, еще когда в Европе слово «террорист» было абстрактным и экзотическим, предупреждал, что это страшнейшая угроза, от которой пострадает весь мир, и необходимо делать все возможное, чтобы она не реализовалась в полную силу. В Европах подобные предостережения особо слушать не хотели, но уж в Израиле действительно пытались это «все возможное» делать. Терактов полностью предотвратить не удавалось, но совершенные составляют лишь очень небольшой процент от планировавшихся — остальные были предотвращены службами безопасности. И неслучайно аэропорт в Лоде считается одним из наиболее безопасных, если не самым безопасным в мире.

Тех, кто отвечает за это, не только обеспечивают наиболее современными техническими средствами, но и учат распознавать психологический облик подозреваемого. Не нужно быть специалистом, чтобы понимать, что наиболее высокой группой риска являются мусульмане. Что, неужто все? К сожалению, это так. Неприятно, оскорбительно для них? Но благодарить за это они должны исключительно своих собратьев — неоспоримый факт, что процент исламистов среди террористов непропорционально высок.

Уважаемый Тимур, я уверен, что Вы по праву гордитесь своей фамилией — Рахматуллин — от словосочетания «благодарение Аллаху» по-арабски. Соответственно, более исламскую фамилию трудно придумать, и израильские сотрудники безопасности были бы не таковыми, если бы она не привлекла их внимание.

Не существует ли здесь параллели с антисемитизмом? — спросят меня. Нет, не слишком. Но разве это не перенос на весь этнос грехов отдельных его представителей? Во-первых, не грехов, а подозрения в них. Во-вторых, обвинения, положенные в основу антисемитизма, в большинстве своем вымышленные и сфальсифицированные. В-третьих, антисемитизм — это дискриминация евреев обычно, так сказать «в мирное время», а здесь это вопрос безопасности, вопрос жизни или смерти сотен людей. В-четвертых, ощущение унижения и оскорбления туристов сотрудниками сил безопасности оказываются в целом ряде случаев плодом неадекватной реакции «пострадавших».

Я помню, как сколько-то лет назад провожал в аэропорту в Лоде своего приятеля, приехавшего ко мне в гости из Украины. Был я тогда государственным чиновником весьма высокого ранга, и в силу этого мог бы вроде служить достаточным гарантом его благонамеренности. Тем не менее, меня ни в коей мере не смутили вопросы, заданные через меня, как переводчика моему уезжающему гостю: «Где Вы побывали? Не просили ли Вас передать что-нибудь от кого-либо?». Приятель же мой, хотя ни с кем неблагонадежным не встречался и ничего предосудительного и подозрительного никому передавать не собирался, вдруг густо покраснел и стал заикаться. Это, естественно, повлекло дополнительные вопросы, стимулировавшие еще большие покраснение и заикание. Кончилось, разумеется, все нормально. Но он еще долго не мог забыть пережитое при отлете. Чрезмерное волнение может быть признаком праведного возмущения и оскорбленной невинности, но с таким же успехом и следствием напряженности злоумышленника. Это, согласитесь, необходимо проверить.

Делать это необходимо с максимальной корректностью, Бывает ли, что сотрудники сил безопасности, в большинстве своем совсем еще мальчики и девочки, преисполняются чрезмерным чувством собственной значимости и власти, и допускают как минимум бестактность? Наверное, даже наверняка бывает, и ничего подобного категорически нельзя допускать. При этом мне ни разу не приходилось слышать об извинениях, которые приносились бы в подобных случаях пассажирам, или, по крайней мере, о выговорах проштрафившимся в этом плане сотрудникам. Если это так, то такая ситуация еще более недопустима. Но пусть простят меня все обиженные, но, по-моему, лучше сотни «униженных и оскорбленных» в аэропорту, чем сотни погибших на борту самолета, куда проникнет «неусмотренный» службой безопасности террорист.

Очень надеюсь, что гости Израиля поймут это, а относительно тех, кто не пожелает, приведу следующий анекдот. Близится Судный день — Йом Кипур, в который религиозные евреи среди прочего совершают обряд: умертвляют петуха, который как бы уносит с собой все их прошлые грехи. Подобная священная миссия считается очень почетной для петуха. У одного еврея было всего два петуха — черный и белый, и он никак не мог решить, кого их них приносить в жертву: белого — черный обидится, черного — обидится белый. Обратился он с этим вопросом к раввину. Тот сказал, что так сразу ответить не может, но в Талмуде он обязательно найдет ответ. Пусть еврей приходит через неделю. Пришел тот в назначенный день и спросил: «Ну, что, ребе, нашли ответ?» «Конечно, — ответил раввин. — Режь белого». «Но как же с черным, он же обидится?» «Ну и хрен с ним — пусть обижается», ответил раввин.

Так что, как бы цинично это ни звучало, пусть обижаются обиженные — главное все-таки, чтобы не было терактов в самолетах, вылетающих из аэропорта им. Бен-Гуриона. Конечно, лучше, чтобы их не было ни в каких других самолетах и вообще нигде, но это уже совсем другой вопрос.

В оригинале, конечно, Папы Римского, но Ватикан и католичество здесь абсолютно не причём, а речь пойдет о встрече президента США Дональда Трампа с премьер-министром Израиля Биньямином Нетаниягу и опасении, как бы первый не оказался более произраильским, чем второй.

На протяжении последних не только лет, но десятилетий лозунг «урегулирование палестино-израильского конфликта на основе создания двух государств для двух народов» был, настолько «священной коровой», что ни одной священной корове в Индии такой уровень святости и присниться не мог. А негодник, усомнившийся в этом принципе, едва ли непререкаемо считался еретиком, безумным или злонамеренным врагом мирного урегулирования. И вдруг таким негодником, еретиком и «врагом мира» оказывается не кто иной, как новый президент США, сменивший на этом посту предыдущего, который, наоборот, делал все, чтобы его воспринимали в качестве главного пропагандиста «двух государств для двух народов». «Главное – мирное урегулирование, а каким путем стороны придут к нему, выбирать им самим. Я же приму их любое решение», — заявил Дональд Трамп на совместной пресс-конференции с Биньямином Нетаниягу.

Подобная перемена столь революционна, что с ней трудно свыкнуться не только  в арабском мире, не только в Европе, но и в самом Израиле, где многие подумывают – а нужно ли нам это. Я уверен, конечно, что нужно, но думает ли так Биньямин Нетаниягу и политическое руководство в целом, согласно ли с этим большинство израильтян?

Существует притча то ли такая, то ли просто анекдот. «Еврей, семья которого нашла прибежище где-то в лесу на краю света, возвращается домой и говорит жене: «Беда-то какая! Я слыхал: Мессия на подходе». «Какая ж беда? Ведь мы всегда молимся о его ниспослании с небес?», — удивилась жена. «Так-то оно так, только он же уведет нас назад на Землю Израильскую, а как я брошу этот дом, который построил потом и кровью, участок, где выкорчевал все пни и посеял пшеницу?» Тогда мудрая еврейская женщина ответствовала: «Не бойся. Всевышний не бросит нас. Он уберег нас от фараона египетского и от прочих напастей. Убережет и от Мессии».
Так и в нашем случае. Трамп скорее всего не Мессия, но он сулит большие перемены. А нужны ли они, не лучше ли привычное, хоть пусть и нелегкое прошлое и настоящее?

Во-первых, возникает вопрос, насколько новый президент США искренен или вернее, насколько последовательно он будет следовать провозглашаемому на данном этапе. Вот, например, вопрос о переносе посольства США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим (предложение, выдвинутое им же) он сам как бы и спустил на тормозах. Должно быть, Трамп понял, что практической пользы от подобного шага по сути никакой, и так уж дразнить арабские страны и настраивать их против себя, не стоит, а наоборот, стоит привлечь умеренные из них к участию в процессе урегулирования, как предлагает Нетаниягу. Другой пример, по крайней мере, кажущейся ненадежности Трампа – изменение его риторики относительно отношения к России: от заявлений пропутинских до практически явных антипутинских сентенций.
Между прочим, Нетаниягу закинул удочку для проверки «серьезности намерений» Дональда Трампа в отношении еврейского государства: «А признайте-ка суверенитет Израиля над Голанскими высотами», — бросил приманку он. Трамп на месте не клюнул, но воспринял это предложение вполне спокойно. Без всяких «Как можно?! Да вы сами подумайте!». Напомню, что решение о Голанах было принято Кнессетом еще в 1981 году.

Второе. Допустим, новый президент США вполне искренен и будет последовательным. Но стоит ли Израилю отказываться от принципа двух государств? Конечно, терять контроль над значительной частью территории, которую считали своей, удовольствия маловато, но альтернатива – одно государство, в котором с учетом высокого уровня рождаемости у арабов евреи могут на каком-то этапе перестать быть большинством. Хотя тут я верю в евреев и евреек в Израиле – они уж поднапрягутся, постараются и не допустят такого развития событий.

И еще одно замечание: крайне важен фактор времени. «Когда в советское время молодой и делающий стремительную карьеру человек, думая далеко вперед, попросил старого махера-еврея обеспечить для него место захоронения в Кремлевской стене, тот сообщил через несколько дней: «Все договорено, только ложиться надо уже завтра». Разумеется, анекдот, но и в нашем случае израильские руководители должны принимать решение уже завтра. Иначе, как говорят, «окно возможностей» закроется. Не хватается Израиль за соломинку, протянутую ему, вернемся к хоть и не очень многообещающей, но отработанной тактике двух государств для двух народов, решат в Белом доме. А жаль.

Не многим более месяца пребывает бывший премьер-министр Португалии Антониу Гутерреш на посту Генерального секретаря ООН, но уже успел вызвать в свой адрес шквал «гнева праведного» — упреков и  весьма нелестных слов со стороны палестинцев.
Палестинские руководители и журналисты обвиняют его в поощрении экспансии евреев в Иерусалиме, лишении палестинцев их законных прав и подрыве международных усилий по урегулированию палестино-израильского конфликта. В вину ему вменяют дискредитацию решений Совета Безопасности ООН по Ближнему Востоку и вообще подрыв доверия, которое в мире испытывают к Организации Объединенных Наций. Постоянный обозреватель официального печатного органа руководства Палестинской автономии «Аль-Хайят аль-Джадида» Омар аль-Руль требует, чтобы новый генсек ООН извинился перед палестинским народом.
За что? Что же совершил или, по крайней мере, что сморозил Гутерреш? Оказывается, он позволил себе сказать следующее: «Нет сомнения в том, что Иерусалим свят для всех трех основных монотеистических религий, но в то же время совершенно ясно, что Храм, который разрушили римляне, был еврейским».
Это, по мнению заместителя секретаря Революционного совета ФАТХ Файеза Айты, означает прямое ущемление прав палестинского народа на Иерусалим и легитимацию незаконного израильского присутствия в этом городе. Кроме того, заявление Антониу Гутерреша поощряет Израиль на террор против палестинцев и осквернение евреями святых мест ислама и христианства в Иерусалиме.
Даже если секретарь ООН и ошибается, и храм был не еврейским, а марсианским, при чем тут поощрение террора против палестинцев и ущемление их прав? Логики здесь не ищите так же, как в аргументах относительно храма. Уже упоминавшийся Омар аль-Руль в своей колонке в «Хайт аль-Джадида» пишет: «Утверждение о том, что в Иерусалиме существовал еврейский храм это не более, чем частное мнение бывшего португальского премьера. На самом же деле ни храма, ни вообще чего-либо еврейского в Иерусалиме, отродясь, не было. Политически вся территория «от реки – Иордана до моря – Средиземного» — палестинская. Существуют в Палестине исламские и христианские корни, а евреев с ней вообще ничего не связывает. «Они там копают с 1967 года, но никаких исторических свидетельств присутствия своих предков на этой земле найти не могут найти», — потусторонне лжет палестинский комментатор.
Большинство из вас, уважаемые читатели, хоть еврейская история не ваш конек и не там средоточие ваших интересов, не задумываясь, ответит на вопрос: «Где сложился и начинал свой исторический путь еврейский народ?» — «В Израиле, в Иерусалиме». Да и вообще, как-то даже не по себе, даже унизительно отстаивать очевидность неоспоримых исторических фактов, подкрепленных не только рукописными документами, но и археологическими находками, свидетельствующими, что середины II тысячелетия до н.э. история еврейского народа связана с Ханааном, получившим название Земля Израиля, которую намного позже с легкой руки то ли Геродота, то ли римлян в начале новой эры стали именовать Палестина. Отстаивать очевидное все равно, что доказывать, что ты не верблюд – все это видят, а кто утверждает обратное, делает это сознательно с откровенно враждебной целью.
И история с реакцией палестинцев на высказывание Гутерреша ничем особо непримечательна. Это еще один пример того, в каком мире абсурда, лжи и фальсификации мы живем, и еще одно подтверждение слов Йозефа Геббельса: «Чем чудовищнее ложь, тем охотнее в нее поверят». И я не удивлюсь, если в комментариях к данному посту увижу нечто вроде: «Ах, дедушка Зеев, опять Вы против палестинцев, Израилем угнетаемых, опять Вы злобствуете и злопыхаете».

Хотя, честно говоря, писать об этом — эвакуации еврейского поселения (форпоста) Амона на Западном берегу Иордана, совсем не хочется. Не хочется, потому, что очень трудно разбираться в ситуации, которая так болезненна едва ли не для каждого израильтянина (и для меня в том числе), ситуации, где каждая из сторон, несомненно имеет свой резон и стремится вроде бы к лучшему. Но написать нужно, поскольку мой блог существует, чтобы освещать важнейшие события на Ближнем Востоке, а история с Амоной была на протяжении нескольких дней центральной в политической и общественной жизни Израиля.

Амона – небольшое поселение в Самарии – на сегодня 42 семейных домика, было основано в 1997 году. Идея создания и существования этого поселения была одобрена и поддержана практически всеми кабинетами министров в Израиле – и Барака, и Шарона, и Нетаниягу. Несмотря на это в феврале 2006 года по решению Высшего суда справедливости была предпринята попытка Амону демонтировать, поскольку она-де расположилась на частных палестинских землях, что противоречит закону. Но форпост не прекратил своего существования. Пропалестинские организации давили на суд. Он принимал новые решения о незаконности Амоны, но правительство каждый раз добивалось отсрочки, и поселение оставалось на месте. До тех пор пока не наступило 1 февраля 2017 года, и кабинет министров уступил или отступил.

Население Амоны состояло из идеалистов, веривших, что земля Иудеи и Самарии (еврейское название этого района) с библейских времен принадлежит евреям, тем более, что на данной территории не было никакого другого государства, которое могло бы претендовать на нее.

Есть резон в образе мыслей, чувств и действий поселенцев? Несомненно. При этом заподозрить их в шкурных интересах невозможно. Противники правого лагеря утверждают, что, поскольку все, включая в первую очередь жилье, в поселениях намного дешевле, чем в центре страны, молодежь переселяется туда, в первую очередь стремясь повысить свой жизненный уровень. Но тот, кто хоть краем глаза видел пустынный выжженный солнцем холм, на котором расположились домики Амоны, отрезанные от мира, без каких-либо социальных служб, с автобусом, курсирующим раз в два часа, быстро поймет, что это совсем другой случай. Так жизненный уровень не повышают, так только ценой лишений и очень нелегкого повседневного существования претворяют в жизнь свои идеалы. Поселенцы построили дома, родили и растили детей на священной для них Земле Израиля. А теперь за ними, считавшими себя верными и праведными сыновьями еврейского народа, пришли другие сыновья этого же народа — полицейские и военнослужащие, и насильно вывезли их оттуда.

А молодому израильтянину как бы по другую сторону баррикады – полицейскому, солдату, тоже не позавидуешь. Выводить под белы руки из ее собственного дома плачущую женщину, так похожую на его мать (или непохожую). Вступать в перепалку со своим сверстником, конвоировать его, упирающегося к автобусу, чтобы вывезти из Амоны, когда на самом деле так хочется оказаться плечом к плечу рядом с ним. Или не хочется, но он твой «братишка», как называют друг друга в Израиле даже мало знакомые между собой юноши, ты с ним или с очень похожим на него в армии служил.

К чести и тех и других следует сказать, что проявлений насилия было при эвакуации Амоны намного меньше, чем в подобных случаях в прошлом. Но все же они были, в частности, когда кучка горячих голов, забаррикадировалась в здании синагоги и оказала сопротивление полиции. К счастью, обошлось без тяжелых ранений. Но легкие были, и практически все на стороне стражей правопорядка. Евреи против евреев. Агентство ИНТЕРФАКС, наверное, даже не могло поверить в такое и вначале ошибочно сообщило, что Амона была палестинским населенным пунктом, а израильские солдаты палестинцев оттуда вроде бы выкинули. Безобразие, конечно, но представимое, а  чтобы свои же своих?!

Жители Амоны до последнего момента верили, что правительство и лидеры правого лагеря не дадут их в обиду. Но те дали. Однако, что поделать? Можно сказать, что закон есть закон. Ведь дома Амоны стоят на землях, принадлежащих палестинцам? Но в том то и дело, что это неочевидно. Палестинцы действительно подали в суд, утверждая, что они владельцы данных земель, но за несколько лет, прошедших с тех пор, их претензии так и не были досконально проверены, собственность на каждый метр земли не была установлена. Учитывая смену властей и даже безвластие на этой территории на протяжение многих лет в прошлом, процесс проверки явно не прост, но так или иначе он не был доведен до конца израильскими инстанциями. Почему? Ведь это так важно. Ответа нет.

Учитывая все сказанное выше, сердце мое, конечно, с Амоной, а вот разум, коий еще остался, знаете ли, несмотря на большое желание жить в государстве права и закона, все-таки… тоже с Амоной.

«Евреи привели к власти Трампа, как в свое время Гитлера. Надо спасать бедных тупоголовых американцев», — призывает имам вашингтонской мечети «Аль-Ислам» Абдель Алим Муса. Я нашел это высказывание в обзоре арабских реакций на избирательную кампанию и победу Дональда Трампа на президентских выборах в США. Между прочим, в данной публикации Института исследования ближневосточной прессы (MEMRI) упоминается, как один мусульманский богослов – шейх Исам Амира «купился» на газетную утку о том, что Трамп якобы предложил переселить всех палестинцев в Пуэрто-Рико. Дело в том, что Трамп в одном из предвыборных выступлений пошутил: «А может, мне купить остров Пуэрто-Рико и тем самым решить все его проблемы?». На сатирическом вебсайте Mideast Beast «Ближневосточный зверь» появилась шуточная статья, согласно которой, купив остров, Дональд Трамп, переселит туда всех палестинцев, решив таким образом ближневосточную проблему. «А что? И территория побольше, чем ПНА, и климат получше, и земля плодороднее», — шутил автор статьи. Трамп, согласно этому розыгрышу, обещает палестинцам в Пуэрто-Рико построить, если надо, копию мечети «Аль—Акса», а также «бесплатное жилье, профессиональную подготовку и пожизненное снабжение дезодорантом». Только в США пусть не ездят. «Нам и так хватает мексиканских преступников», — якобы сказал Дональд Трамп. Шутка как шутка, может, не совсем удачна, но шейх Исам Амира рассвирепел не на шутку: «Палестина – это не Пуэрто-Рико, а «Аль-Акса» не просто здание из камня!», — вскричал он.

Не так давно я рассказывал о том, как палестинцы используют в качестве символа нынешней борьбы с израильскими агрессорами образ Иисуса Христа, якобы замученного евреями, но воскресшего из мертвых. Однако в рождественский и новогодний период реестр носителей страданий палестинского народа пополнился новым персонажем. Им стал не кто иной, как Санта Клаус, тоже, как и Христос, разумеется, «истый палестинец». В официальном издании Палестинской администрации «Аль-Хайат аль-Джадида» помещена серия карикатур, согласно которым Санта Клаус стал жертвой навета израильской военщины на палестинцев, якобы безвинно обвиняемых в том, что они нападают с ножом на евреев. На одной карикатуре израильский солдат подкладывает в мешок с подарками Санта Клаусу нож. На другой истекающий кровью Санта Клаус после обнаружения у него этого холодного оружия на израильском контрольно-пропускном пункте и жестокого обращения, которому невинный новогодний дароносец подвергся со стороны израильских солдат. Это карикатура, но совсем не карикатуры фотографии десятков израильтян, раненных в так называемых «ножевых терактах», совершенных палестинцами, вооруженными ножами в Израиле, и уж совсем некарикатурны телекадры похорон жертв подобных терактов. И еще, обличье Санта Клауса используется в арабском мире не только для того, чтобы изобразить страдания палестинцев – вспомните, именно в костюм этого персонажа был переодет исламистский террорист, который устроил бойню в новогоднюю ночь в клубе «Рейна» в Стамбуле, где погибло 39 человек.

Исключительное чувство юмора демонстрирует некто, кто выложил в YouTube свои «милые проделки» — он то ли сует в руки ничего не подозревающим гражданам, то ли подкидывает им нечто очень похожее на бомбу, да еще с зажженным бикфордовым шнуром. Или выпускает какое-либо вроде заминированное домашнее животное, скажем, ягненка, который бежит к человеку, а потом за ним. Люди несутся в ужасе и панике от греха подальше, у некоторых случаются сердечные приступы. В общем, обхохочешься. В какой стране действует подобный шутник, не указывается, но по некоторым приметам, похоже на Австралию.

В Соединенных Штатах ведется сбор подписей под петицией с призывом назначить на пост американского посла в Саудовской Аравии уроженку Ливана Мию Халифу, известную, как сказано в петиции, своей общественной деятельностью по сближению людей независимо от их происхождения. Но есть загвоздка, связанная с родом занятий Халифы – дело даже не в том, что она не профессиональный дипломат, а в том, что она профессиональная порно звезда, а это в Саудовской Аравии, стране, по крайней мере, показного мусульманского благочестия, сами понимаете, не слишком приветствуется. Но мало того, что Миа предстает на экране, мягко говоря, не вполне одетая, она подозревается в еще более страшном грехе – по слухам она занималась сексом, не поверите, с партнером – евреем.

И еще курьез из арабского мира, хоть и смешным его никак не назовешь. То, что Эр-Рияд – непримиримый враг режима Башара Асада в Дамаске, мы знаем давно, но то, что саудовский дипломат может быть столь острым на язык и язвительным, узнали впервые. Представитель этой страны в Лиге арабских государств Ахмад Абдель Азиз поздравил сирийскую армию с победой впервые, как он отметил, после позорного поражения в Шестидневной войне с Израилем в 1967 году. «Я поздравляю вас с  победой в Алеппо – сказал он, — победой над собственным народом, поздравляю с убитыми и изнасилованными».

Два раза за минувшие полтора месяца я писал в своем блоге о последних «подарках» Израилю от Барака Обамы, покидающего пост президента США («подарках» в кавычках потому, что речь идет о ярко выраженных антиизраильских актах). И дважды ошибался относительно их «последнести». В первый раз это касалось решения Вашингтона не налагать вето на проект антиизраильской резолюции в Совете Безопасности ООН 19 декабря, хотя в прошлом подобные инициативы неизменно ветировались США. Второй удар в спину Израиля Обама нанес, делегировав на конференцию по палестино-израильскому урегулированию во Францию 15 января госсекретаря Джона Керри, хотя Соединенные Штаты ранее давали понять, что будут вместе с Израилем бойкотировать этот форум, созванный с целью заклеймить Израиль и навязать неприемлемые для него условия урегулирования.

Вылазка Керри в Париж была предпринята вроде бы перед самым уходом Обамы из Белого дома, и все же он успел совершить еще один явно пропалестинский шаг – подмахнуть бумажку о переводе 221 миллиона долларов Палестинской автономии. Эти деньги были выделены для палестинцев еще в 2015 году, однако Конгресс США притормозил платеж вследствие неадекватного поведения ПНА на внешнеполитической арене, в частности, попытки их прорыва в обличье несуществующего палестинского государства в международные организации. Таким образом, возражения США против односторонних неконструктивных действий палестинского руководства вроде бы были обесценены.
Исполнительная власть, то есть, президент юридически этот запрет Конгресса мог нарушить, но решиться на столь прямой и грубый вызов законодателям было бы выше сил действующего президента, а вот уже пакующему вещи и поэтому ничего не боящемуся вполне по силам – почему бы не преподнести палестинцам прощальный подарок (на этот раз без кавычек). Что для экономики США 221 миллион? А руководителям автономии приятно. Деньги предназначены «для поддержки реформ и эффективного управления». Трудно представить себе более удачный эвфемизм для растаскивания «зеленых» по карманам управленцев в Рамалле, как неоднократно случалось с другими поступлениями из-за границы. Хорошо еще, если на нужды неугасающего террора против Израиля не отстегнут.

Однако единственное, что меня удивляет в данной истории – это всеобщее удивление последним проявлением 44-го президента США. А как же должно было быть иначе, если этот самый президент не кто иной, как мусульманин, хоть и никогда и нигде не признававший этого открыто?

Но так ли уж никогда? А помните, еще в сентябре 2008 года в интервью АBC Барак Обама произнес: «нападки недругов на мою мусульманскую веру» и лишь, когда его поправил советник: «Вы хотели сказать «вашу христианскую веру», согласился: «Да, мою христианскую веру». Хоть явно не декларация, а оговорка, но, как принято говорить, не исключено, что фрейдистская.

Формально принадлежность Барака Хусейна Обамы (а именно таково его полное имя) не может вызывать никаких сомнений. Отец Барака, тогда студент из Кении – мусульманин, и, по канонам ислама, сын тоже считается мусульманином. В детстве будущий президент США, проживая на протяжении четырех лет в Индонезии, ходил в медресе. Один из самых приятных звуков, сказал как-то Барак Обама – это пение муэдзина, созывающего на молитву в мечеть. Рассказывают, что на протяжении 30 лет Обама носил кольцо с надписью «Нет Бога кроме Аллаха». В политике свидетельств происламских склонностей прошлого американского руководителя хоть отбавляй, и только ложная политкорректность мешала во весь голос назвать Барака Обаму первым президентом США, который однозначно симпатизирует арабскому миру в ущерб Израилю.

Значит, может быть, не только личной антипатией объясняются, мягко говоря, не сложившиеся отношения между руководителями Соединенных Штатов и Израиля – Бараком Обамой и Биньямином Нетаниягу. Хотя и личная несовместимость вытекала в значительной степени из принадлежности к типологически разным цивилизациям. Биньямин Нетаниягу – энергичный крепыш, твердо ступающий по земле, с резкими жестами, напористый и даже грубоватый – некий новый тип еврея «израильского разлива». Барак Обама – худощавый, с крадущейся походкой, словно на кончиках лап, готовый, казалось бы, мгновенно отпрыгнуть в сторону или прыгнуть на тебя, такой же в переговорах – увертливый, ускользающий, но глубоко внутри пусть и с эластичной, но очень прочной, словно стальной струной – чистой воды обходительность и кажущая уступчивость ислама в сочетании с его внутренней твердостью и решительностью.

Мусульманство Барака Обамы и является одной из его тайных стальных струн, и было бы странно, если бы дело обстояло иначе. Конечно, строго говоря, пост президента США вроде бы обязывает к беспристрастности в международных конфликтах. Но мне верность сына кенийского мусульманина вере отцов куда понятнее и приятнее, чем самоедство так называемых «либеральных правозащитников», евреев – пропалестинских активистов в Израиле, патологически ненавидящих свой собственный народ и посвящающих жизнь тому, чтобы найти, какой навет можно возвести на него.

Как же случилось, что мусульманин Барак Обама, находясь столько лет на посту руководителя США, нанес все же столь сравнительно небольшой ущерб Израилю? А дело в том, что в США руки президента существенно связаны законодательной властью, и она в данном случае не дала разгуляться его мусульманским симпатиям.
Между прочим, и  миллионы, отписанные Обамой, вряд ли дойдут до палестинцев. Представитель госдепартамента сообщил уже, что американское внешнеполитическое ведомство пересматривает решение об их выделении, и в него будут внесения изменений в соответствии с приоритетами новой президентской администрации США.

Когда в товарищах согласья нет, то, если эти товарищи — представители палестинских группировок, путь даже отъявленных террористических, то Россия приглашает их в Москву, усаживает за один стол и пытается помирить. Это происходит формально под эгидой Института востоковедения РАН в лице профессора-востоковеда Виталия Наумкина и  генерального представителя Координационного центра мусульман Северного Кавказа Шафига Пишхачева. Однако, когда доходит до дела, все палестинские гости: представители ООП, ФАТХ, ХАМАС, Исламского джихада, Народного и Демократического фронтов освобождения Палестины, Палестинской национальной инициативы, Коммунистической партии Палестины, занимают места за столом, во главе которого по-хозяйски восседает не кто иной, как министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

Российский министр называет руководителей палестинских организаций, (опять же напоминаю, в том числе и террористических, между прочим, признанных таковыми в США и других странах Запада) «нашими палестинскими коллегами» и говорит о необходимости создания независимого и жизнеспособного палестинского государства, которое жило бы в мире и безопасности со своими соседями». Вот как. Оказывается, беспокоиться надо вовсе не за безопасность Израиля – соседа палестинского государства, где палестинские радикалы, в том числе съехавшиеся в Москву, создали атмосферу прочно индоктринированной ненависти к еврейскому государству и глорификации террора в отношении израильтян! На самом же деле, что может угрожать безопасности будущего палестинского государства, коль скоро оно не будет вынуждать силовые структуры Израиля к ответным и превентивным действиям? Разве только внутренние распри и, пожалуй, производственные травмы в подпольных или «надпольных» мастерских по изготовлению оружия против Израиля или вследствие неосторожного обращения с этим вооружением.

Участники совещания, проходившего в Москве 15-17 января, вняли призывам Лаврова к примирению и объявили о намерении создать палестинское правительство, основными пунктами программы которого будут создание палестинского государства в границах 1967 года с возможностью незначительных изменений вследствие обмена территориями и со столицей в Восточном Иерусалиме, немедленная отмена блокады сектора Газы, прекращение поселенческой деятельности Израиля и ликвидация Ближневосточного квартета, который, по мнению палестинцев, и так полностью дискредитировал себя.

Ряд требований впрямую противоречит концепции Израиля, другие предвосхищают решение вопросов, стоящих на повестке дня переговоров, которые должны привести к урегулированию конфликта. Но как бы то ни было, включение заведомо террористических организаций в сонм вершителей судеб палестинского народа (если таковой существует) дает легитимацию террору, и, как отмечает депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга Борис Вишневский, учитывая постоянные заявления Москвы о ее приверженности борьбе с террором, «если это не лицемерие — найдите другое слово».

Слов для замены я, конечно, не найду, но в дополнение можно говорить о политическом прагматизме – любой союзник хорош, чтобы упрочить свое влияние на  арене урегулирования арабо-израильского конфликта и на Ближнем Востоке в целом. Иметь про запас такой козырь как контроль над палестинским террором, также вовсе не повредит, паче чаяния возникнет необходимость оказать давление на Запад.

И это все, если не допускать справедливости утверждения одного из самых высокопоставленных руководителей спецслужб советского блока, перешедших на Запад, замначальника внешней разведки Румынии генерала Иона Михая Пачепы, утверждавшего в своей книге «Дезинформация», что едва ли  не весь сегодняшний террор был зачат на Лубянке и управлялся оттуда.

А тем временем министр иностранных дел России Сергей Лавров, бравируя диверсификацией связей своей страны со всеми сторонами палестино-израильского конфликта, предлагает себя в качестве посредника, приглашая руководителей Израиля и палестинцев в Москву для возобновления прямых переговоров об урегулировании.

В Ватикане открыто посольство государство Палестина (разумеется, несуществующего – прим. автора). Этот шаг не только является дополнительным свидетельством признания палестинского государства (см. предыдущее примечание в скобках), но имеет символическое значение для палестинцев, по утверждению которых Иисус Христос был вовсе не евреем, а палестинцем (коих в те времена и вовсе не существовало – также примечание автора). Если принять идею палестинского происхождения Христа, значит, получается, не верить Евангелиям, где говорится: «Родословная Иисуса Христа, сына Давидова, сына Авраамова» (от Матфея 1:1) или «Известно, что Господь наш воссиял из колена Иудина» (Послание апостола Павла к евреям 7:14)? В разных книгах Нового Завета рассказывается, как Иисус соблюдал еврейские праздники – Песах, Суккот, Хануку. Да он и сам объявлял себя правоверным евреем: «Не думайте, что я пришел отменить закон или Пророков. Не отменить я пришел, а исполнить» (от Матфея 5:17).

А как же быть с анекдотом про разговор молодого христианского священника с раввином: «Чего ты можешь достичь в жизни?», — спросил раввин. «Вот, стану постарше и получу приход». «А дальше?». «Ну, митра епископа». «А дальше?». «Архиепископ, потом кардинал». «А дальше?». «Дальше только Папа Римский. Выше продвинуться невозможно», — сказал священник. «А вот один из наших, например, смог», — заметил раввин». Неужто и этому не верить?

Но глава Палестинской автономии Махмуд Аббас официально провозгласил в 2013 году Иисуса Христа палестинцем, добавив, что палестинцы так же, как и Христос, борются спустя 2000 лет за свою свободу. Эту мысль развивает палестинский публицист Абд эль-Кадар, который пишет: «Иисус Христос был палестинским хананейцем, и его воскрешение из мертвых после того, как он был распят евреями, символизирует борьбу палестинцев с сионистами спустя две тысячи лет».

Палестинский флаг из окна помещения, выделенного для посольства своего несуществующего государства, вывесил в Ватикане специально прибывший для этой цели в Рим глава ПНА Аббас. Он вообще довольный частый гость в Ватикане и в минувшую субботу в третий раз удостоился аудиенции папы Римского Франциска, которого палестинский лидер в ходе состоявшейся беседы убеждал в пагубности затеи нового хозяина Белого дома Дональда Трампа перенести посольство США в Израиле из Тель-Авива в Иерусалим. При этом кроме стандартного довода о том, что это помешает вроде бы процессу палестино-израильского урегулирования, Аббас выдвинул и весьма странное утверждение, согласно которому подобный шаг подорвет права христиан и мусульман на этот город, священный для всех трех монотеистических религий. Почему бы это?

Не полагаясь исключительно на понтифика в смысле влияния на новоизбранного президента США, Махмуд Аббас отправил одного из своих ближайших помощников – Саиба Ариката с  подобной просьбой в Москву к Владимиру Путину, очевидно, веря в возможность российского президента влиять на американского. А тем временем в интервью французской газете Figaro глава ПНА угрожал крайне не симметричной реакцией на планируемый шаг Дональда Трампа — в ответ на действия Вашингтона палестинцы предпримут демарш вовсе не против США, а против Израиля — откажутся признавать его.

Ожидалось, что инициатива Трампа относительно переноса посольства США в Израиле, вернее противодействие ей станет одним из центральных вопросов конференции по палестино-израильскому урегулированию, состоявшейся в Париже 15 января. Она проходила при участии представителей более семидесяти государств и международных организаций, но без непосредственных участников конфликта – Израиля и  палестинцев. В Израиле этот форум игнорировали сознательно, кто называл его бессмысленной затеей, кто попыткой интернационализировать конфликт и поощрить отказ палестинцев от прямых переговоров, являющихся, по мнению Иерусалима, единственным путем к урегулированию, а кто и трибуналом над Израилем. Палестинцев, поддерживавших всеми фибрами проведение конференции, попросили не приезжать в Париж французы – уж слишком не сбалансированно получилось бы: одной стороны конфликта – Израиля – нет, другая – в зале во всей красе.

Однако опасения израильских политиков оказались преувеличенными. Парижская гора родила мышь, такую серенькую и безвредную, со стандартными призывами к разрешению конфликта на основании принципа двух государств для двух народов и предостережением против односторонних шагов, предвосхищающих условия урегулирования и тем самым мешающих ему. В Париже не очень пытались уесть ни Израиль, ни Трампа, не выдвигали идеи еще одной антиизраильской резолюции ООН, и, если бы не возмутительное заявление президента США Франсуа Олланда, поставившего мирных израильских поселенцев и проливающих кровь палестинских террористов в один ряд и заявившего, что и те и другие мешают урегулированию, то и вспомнить о парижской конференции в общем-то было нечего.
В Израиле вздохнули с облегчением — судилище не состоялось. В Рамалле в целом удовлетворены, хотя и ожидали большего. Во Франции тоже настолько довольны плодами трудов своих, что обещают до конца года провести еще одну подобную конференцию. Как им только денег не жалко всех ее участников расселять, кормить и поить. Но, слава Богу, вреда существенного при этом не причиняется.

Актуальность этой дилеммы возросла в последнее время, во-первых, в свете недавних терактов в Европе – на рождественском базаре в Берлине 19 декабря и в новогоднюю ночь в Стамбуле, и просчетов, в которых обвиняют в связи с этими событиями тамошние службы безопасности, а во— вторых, с вердиктом «виновен», вынесенным судом в Израиле военнослужащему Эльору Азарии, который стрелял в уже обезвреженного террориста и убил его.

Идеальный ответ, конечно, действовать решительно в ответ на террор, не нарушая при этом прав человека. Но идеал он и есть идеал, недостижимый в  реальной жизни. Что делать следователю, если он знает, что допрашиваемый располагает информацией, которая может помочь предотвратить теракт с множеством жертв, а гражданские права запрещают применение жестких методов допроса, включая физические? А если есть сведения о намерении ударной группы исламистов прибыть для совершения теракта в ту или иную страну, не станет ли пограничная служба устраивать более пристрастный допрос пассажирам с арабской внешностью, дискриминируя их таким образом? Не позволительно ли  нарушать тайну переписки лиц, подозреваемых в причастности к террору?

С другой стороны, мало кто хочет, чтобы его страна, пусть и из-за необходимости противостоять террору или под этим предлогом, превратилась в полицейское государство, типа гитлеровской Германии или сталинского Советского Союза.

Поэтому голоса правозащитников, конечно, должны звучать, но хорошо бы, чтобы ими руководила подлинная забота о правах человека, а  не лживая лицемерная политкорректность типа, как старом анекдоте: «Женщина падает за борт. К ней устремляется акула. Бесстрашный капитан прыгает в воду акуле наперерез. Он вспарывает ей брюхо ножом, а спасенная дама ему укоризненно говорит: «Капитан, рыбу ножом?! Как невоспитанно!».

Правовая база необходима. Она очень важна на предварительной превентивной стадии. Должны быть предусмотрены меры против проявлений экстремизма и радикализма. Кроме того необходим закон о признании уголовным преступлением не только самого акта террора, но и подготовки террористов: вербовки, сбора и перевода средств на обучение и вооружение террористов.

Но исключительно этими методами террористов не остановишь, и перед законодателями встает еще намного более сложная задача – разработка правовой базы действий силовых структур в борьбе с  террором. Она должна включать четкие указания, когда, при каких условиях и кто имеет право принимать те или иные решения, включая нарушающие обычные, так сказать, среднестатистические права в отношении террориста, посягающего на самое священное право прочих граждан – право на жизнь.

Ответственность, возлагаемая на тех, кого посылают на передний край борьбы с террором, огромна, и поэтому должно быть максимальным доверие к ним и максимально широкими предоставляемые им полномочия. Конечно, и «рыцари без страха и упрека» могут допустить ошибку, но отвечать они должны перед инстанциями пославших их структур, и возлагаться на них могут преимущественно дисциплинарные взыскания за неоптимальные решения и действия с учетом того, что принимать их  приходится в мановение ока на поле боя. Передача таких дел в судебные инстанции возможна только в самых выходящих из ряда вон случаях.
Иначе возникает конфликт между вердиктом суда и вердиктом народа, как это произошло в Израиле в случае военнослужащего Эльора Азарии, застрелившего палестинского террориста вроде бы уже после того, как он был уже обезврежен. Суд постановил «виновен», народ (с редким для израильтян единодушием) сказал: «Не виновен». Мера наказания Азарии еще не установлена, но, когда это произойдет, в Израиле не миновать, по-видимому, взрыва общественного протеста.
Что же касается вопроса заданного в заголовке — о  примате нужд борьбы против террора или доминанте прав человека, то говорить и спорить об этом, можно сколь угодно долго. На деле же будет происходить, как я полагаю, следующее: стрелка весов в том или ином государстве будет смещаться в сторону нужд борьбы с террором даже в ущерб правам человека по мере роста числа и степени смертоносности терактов на территории этой страны. Темпы такого смещения зависят и от степени исходной укорененности правых традиций в данном государстве.

То есть, когда пресловутый жареный петух клюнет в пресловутое же место и станет клевать беспрестанно, то даже самый лощеный правозащитник в какой-то момент вскричит: «В то самое пресловутое место гражданские права. Главное свернуть шею зловредному кровожадному петуху, причем, как можно скорее». И, по-моему, будет прав.

Первые новогодние дни требуют, если не смеха «во весь голос», то, по крайней мере, улыбки. Поэтому я начну свой блог 2017 года с очередного выпуска «Ближневосточных курьезов».

1. И смех, и грех (как впрочем, вообще большинство курьезов на Ближнем Востоке): В палестинском университете «Аль-Кудс» в Восточном Иерусалиме планируется установить мемориал террористам, или, как их именуют палестинцы, «героям, отдавшим жизнь во имя Аллаха». Однако главное не сам факт воздвижения подобного мемориала, а наставление студентам, начертанное на нем: «Берегитесь естественной смерти. Не станьте ее жертвой. Умирать стоит только под градом пуль». В общем, студентов призывают из-за досадной случайности такой, как естественная смерть (ведь с каждым может приключиться), не упустить свой шанс отличиться в таком почетном качестве как террорист-убийца.

2. Многие из вас, разумеется, слышали о поверье, согласно которому, если захотеть чего-то и засунуть записку с просьбой об этом в щель между камнями Стены плача в Иерусалиме, то ваше желание исполнится по воле Всевышнего. Любопытно, что иногда к записке бывает приложен чек в вознаграждение за исполнение желания. Чек на предъявителя, выходит как бы на Господа Бога. Но самое пикантное, что большинство подобных чеков оказываются без покрытия.

3. Депутаты Кнессета готовы спасать кенгуру. Израильские избранники народа (ну, не все, конечно, но наверняка некоторые, впрочем, как вероятно и в других странах) видят главный дивиденд своего статуса том, чтобы разъезжать по свету, разумеется, за государственные счет. За год и десять месяцев, прошедшие с формирования нынешнего Кнессета, за границей с некой миссией члены Кнессета побывали 354 раза, не считая официальные государственные визиты. Подобное состояние дел не устраивает общественность, и на это, как и следует, реагируют СМИ, порой даже не конвенциональными методами.

Журналисты Второго канала израильского телевидения создали сайт несуществующей организации, от имени которой разослали всем 120 членам Кнессета приглашения на фиктивную конференцию в Сиднее по защите кенгуру, причем «назначили» ее специально на самую загруженную неделю в работе израильского парламента. На приглашение откликнулись более десяти депутатов. Желающих попросили обосновать, почему они считают, что их участие будет существенным для них самих и организаторов форума.

Один из претендентов написал, что он очень любит животных, и у него дома даже есть собака. Другой вообще не обосновывал свою заинтересованность в предмете обсуждения, а лишь заметил, что в целях экономии не претендует на участие в обоих днях работы конференции. Он согласен отказаться от первого дня – пленарных заседаний и прибыть (из Израиля в Австралию!) лишь на второй, когда в программе коктейль, экскурсии и торжественный ужин.
Арабский депутат усмотрел в этом политический аспект. Израильтяне, как утверждает он, относятся к защите окружающей среды с явным недостатком вниманием. Не то, чтобы это касалось кенгуру, которых в Израиле нет, как нет, однако как-либо через этих сумчатых или без оных он надеется с трибуны конференции заклеймить сионистов. Главное поехать.

4. Исламские авторитеты по-прежнему спорят, позволительно ли мусульманской женщине садиться за руль. Некоторые считают, что вовсе нет – во-первых, вождение развращает, а во-вторых, никаб (женский головной убор, закрывающий всю лицо и оставляющий лишь  узкую прорезь для глаз) не позволяет нормально видеть дорогу, а без него мусульманке никак нельзя. Другие полагают, что при определенных обстоятельствах можно, но на расстояние не более 78 км. А тем временем гражданка Ирака Марина Джабар решила бросить другой вызов шариату – не хотите видеть меня за рулем автомашины, смотрите на меня на велосипеде, и она разъезжает на нем по Багдаду. Конечно, не во все районы заезжает – кое-где могут и камнями побить. «Меня слишком видно, и это шокирует фанатиков? А как было на заре ислама, когда мусульмане кочевали на ослах – мужчины и женщины?» — вопрошает она.

5. И последний курьез, может быть не очень свежий, но очень ближневосточный, и, по-моему, очень забавный. После выхода в свет книги Александра Дюма (отца) «Две недели на горе Синай» хедив (вице-султан) Египта Исмаил написал ему: «Мы сами не знали притягательной силы собственной страны, пока Вы не приехали и не раскрыли нам глаза». Соотечественники Дюма использовали это его сочинение как путеводитель по Египту. Успех сокрушительный, как и многих других книг писателя, и, наверное, заслуженный. Дело только в том, что Дюма никогда не бывал на Ближнем Востоке вообще, и в Египте, в частности, а произведение «Две недели на горе Синай» — это описание лишь воображаемого путешествия, частично результат работы с книгами о Стране пирамид, а частично плод фантазии писателя.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире