zair_akadyrov

Заир Акадыров

23 июня 2017

F
В преддверии празднования Дня крымскотатарского флага (с 2010 года отмечается 26 июня) я вместе с коллегой решил провести эксперимент. Мы опросили жителей Симферополя на предмет знания, что именно отмечается 26 июня? 

К удивлению, ни один опрошенный не смог ответить правильно. Некоторые называли Ораза байрам (праздник, символизирующий окончание поста в священный для мусульман месяц Рамазан), который в этом году будет отмечаться 25 июня. 

Зато почти все узнали крымскотатарский флаг, когда мы демонстрировали его. 


Пользуясь случаем, мы также уточняли у опрашиваемых: известны ли им какие-либо слова на крымскотатарском языке? На языке, который имеет статус государственного на территории Крыма. Все знания респондентов ограничились несколькими словами. Кто-то назвал «ана» (мама) и «сагъ ол» (спасибо), кто-то — «алтын» (золото), а кто-то — «къызым» (дочь). Одна женщина призналась, что она — украинка, поэтому крымскотатарского языка не знает. Но зато любезно согласилась поздравить крымских татар с наступающим праздником на своем родном языке.

В общем, смотрите видео опроса. Оставляйте комментарии.

В рамках публикаций о ярких крымскотатарских инициативах

хочу рассказать о молодежных проектах, которые появились сравнительно недавно. Но за небольшое время своего существования уже успели получить поддержку среди молодого поколения крымских татар.

Одна из инициатив — молодежная организация «Медений Къырым» (в переводе с крымскотатарского Культурный Крым), появившаяся в апреле 2016 года. Данный проект позиционирует себя как неполитический и некоммерческий, созданный группой молодых инициативников. Впрочем, надо отметить, организация работает под патронатом Духовного управления мусульман Крыма и Севастополя. Ее главная цель — развитие крымскотатарского народа, воспитание активного, мыслящего и духовно развитого подрастающего поколения.

Как рассказал исполнительный директор «Медений Къырым» Эмир Керимов, в настоящее время организация состоит из 13-ти постоянных членов, а также многих тех, кто помогает время от времени. Это разные по увлечениям и взглядам молодые люди. «Нас объединяют, наверное, две основные идеи: культурное, образовательное развитие крымскотатарского народа и саморазвитие», — отмечает Эмир.

За относительно небольшой период организация сумела воплотить несколько интересных проектов. К примеру, по инициативе членов организации был создан первый крымскотатарский словарь для iOS и Android смартфонов — Canlı Luğat. Уникальность в том, что его автором может стать каждый желающий. Для этого необходимо добавить новое слово или поделиться диалектным звучанием. В приложении Canlı Luğat также присутствует функция оповещения о предстоящих мероприятиях для крымскотатарской молодежи.

Еще один проект «Джанлы тиль» — видеоуроки, направленные на изучение крымскотатарского языка. В рамках проекта известные деятели культуры, искусства, фотографы, педагоги и другие представители крымскотатарского народа в игровой форме обучают словам.

Недавно по инициативе организации была выпущена первая крымскотатарская настольная игра «Tarz». Это интеллектуально-политическая военная стратегия. Проект создан с целью приобщения людей к родной культуре и языку, поскольку игра выпущена на крымскотатарском языке с переводом.

Кроме того, «Медений Къырым» организовывает экскурсии и походы по Крыму с целью знакомства с историческими достопримечательностями и интересными объектами полуострова. В 2016 и 2017 гг. представители «Медений Къырым» выступили организаторами восхождения крымскотатарской молодежи на гору Чатыр Даг, чтобы почтить память людей, погибших в результате депортации 1944 года.

Еще один проект организации — поездки в гости к известным крымскотатарским деятелям культуры, спортсменам, преподавателям и музыкантам. А также проведение тематических, творческих, литературных вечеров.

На вопрос, с какими сложностями приходится сталкиваться членам организации при реализации идей, Керимов сетует на нехватку времени. К тому же для всех членов команды деятельность в организации не является основной. И все же это не мешает членам  «Медений Къырым» ставить амбициозные задачи. «Лично моя основная цель — это воспитание поколения крымских татар, говорящих и думающих на родном языке, знающих и чтящих свои традиции и культурные ценности», — признается Керимов.

Что сейчас может служить объединяющим фактором для крымских татар и молодежи, в частности? На этот вопрос исполнительный директор  «Медений Къырым» отвечает: «Религия, культура, язык, патриотизм. Я думаю, не нужно делать ставку на что-то одно». По мнению Керимова, объединяться нужно вокруг вокруг своей идентичности, но при этом «не забывать, что мы — тоже граждане мира и только на себе замыкаться нельзя».

Что касается тенденции, связанной с выездом крымскотатарской молодежи за пределы Крыма и дальнейшим ее пребыванием там, то, по словам Эмира, «такая тенденция была, но уже идет на спад». А на вопрос, как можно мотивировать молодых крымских татар оставаться в Крыму, Керимов говорит: «Главный аргумент — напоминать нашему народу, каких трудностей нам стоило вернуться в Крым».

Продолжаю поездки по курортным и популярным среди отдыхающих городам Крыма. В воскресенье, 11 июня, я побывал в Алуште.
Это место популярно среди крымчан и туристов. Правда, в этом году с приезжими как-то не сложилось. Причины те же, что и в Евпатории: холодная вода (18 градусов) и не совсем теплая погода.
Продавец рыбы Стас вовсе пожаловался, что отдыхающих с каждым годом становится меньше. Пара, приехавшая из крымского поселка Николаевка, довольна городом, но цены по ее признанию, здесь «космические».
С таким определением можно согласиться, когда видишь чизкейк за 300 рублей или порцию семги по-императорски в пустующем ресторане за 750 рублей, где средний чек 2-3 тысячи рублей. Хотя можно ограничиться чебуреком за 50 рублей или пончиком за 15 руб. или даже тарелкой куриного бульона за 31 руб. А еще в меню здесь можно найти котлету по-донбасски.

Вообще Алушта интересный город, демонстрирующий ментальность во всей красе. Люди, занятые в сфере обслуживания, на камеру говорить отказываются, а при виде ее начинают возмущаться. Возле станции установили манекен одного известного политика и раздают партийную газету — и это в нескольких метрах от туалета. На набережной порой так шумно от доносящейся из всех динамиков музыки, будто попал на базар.

Это и многое другое (цены на аренду жилья, на еду, напитки, развлечения, мнение местных и отдыхающих) смотрите в свежем видеообзоре из Алушты.
Первая неделя июня — далеко не показатель, по которому следовало бы судить о количестве и качестве отдыхающих в Крыму. Но по отдельным признакам можно сложить определенную картину.

В понедельник, 5 июня, 2017 года (этот день, как известно, был объявлен выходным) я побывал в Евпатории. Первое впечатление: на набережной города тихо и немноголюдно. Этот вывод словно подтверждают местные. По их словам, сейчас наблюдается небольшое количество отдыхающих. Одна из главных причин, по мнению работников туротрасли, — возобновление полетов из России в Турцию, поэтому Крым потерял большое количество потенциальных туристов уже на майские праздники.

Другая не менее веская причина — погода. Это лето пока не балует жаркими днями. Температура воды в море на уровне +18 градусов.
Еще один фактор, как признался в беседе со мной крымский художник-портретист, отсутствие моста. Но при этом он пожаловался на высокие цены и низкие зарплаты в Крыму.

Смотрите снятое мной видео о том, что происходит на набережной Евпатории в начале июня. Сколько здесь отдыхающих и какие цены? Также в материале — мнение туристки, приехавшей на отдых из Белоруссии.

Решил отправиться к морю — подышать воздухом. Для этого выбрал близлежащее село Песчаное на западном побережье Крыма.

Очень давно здесь не был. Когда-то Песчаное (численность населения — около 1000 чел.) считалось популярным местом отдыха среди жителей Симферополя по причине близкого расположения. 

Но, добравшись до пляжа, ужаснулся. Не знаю, как так вышло, но почему-то попал именно сюда. Хотя такой цели не ставил. Картина, которая предстала, вызвала легкий шок. Эти кадры уже где-то приходилось видеть. Однако когда смотришь вживую, испытываешь совсем иные эмоции.

Береговая зона, растянувшаяся на несколько сот метров, полностью разрушена в результате штормов и оползней. 

В воде лежат бетонные лестницы, над ними — огромные куски асфальта. 

Похоже, в таком состоянии эта часть села находится уже несколько лет. 

Здесь не ведутся какие-либо берегоукрепительные работы, ремонт или реконструкция. 

Здесь вообще ничего не происходит. Жуткая картина. 

Наверное, это место могло бы служить отличной локацией для съемок фильма об апокалипсисе. Пока туристам здесь делать нечего.


Обычный крымский татарин из Симферополя Осман Измайлов. Занимается ремонтом, обслуживанием и продажей компьютерной техники. Человек, имеющий твердые принципы.

В день траура по случаю 73-й годовщины со дня депортации крымскотатарского народа — 18 мая — Осман установил в своем автомобиле национальный флаг с черной лентой. Таким образом он решил почтить память погибших в результате депортации и напомнить окружающим о траурной дате. В тот день аналогичным образом поступили многие молодые люди по всему Крыму. Однако в большинстве случаев они испытывали трудности, так как сотрудники ДПС останавливали их авто и требовали убрать флаг под разными предлогами. Осман не стал исключением.

Благодаря его прямым трансляциям в facebook, можно было наблюдать за диалогами между ним и полицейскими. Одни утверждали, что символика якобы запрещена, другие — указывали на невозможность передвижения с флагом, третьи — говорили о необходимости согласования одиночного автопробега. Но Осман, проявляя завидную выдержку, вежливо отказывался выполнять их требования, объясняя тем, что не нарушает законы РФ. «Да никогда!» — ответил Осман на очередное заявление сотрудника ДПС снять крымскотатарский флаг. С трудом, но ему удалось отстоять свое право на передвижение с национальным символом. Хотя Османа останавливали четырежды (!) в различных местах Симферополя.

— Это один из безопасных способов напомнить жителям города о дне траура 18 мая. На флаг я повязал траурную ленточку, чтобы все понимали, о чем идет речь, — рассказывает мне Осман спустя две недели после случившегося.

— Ты был готов к такому развитию событий? — интересуюсь у него.

— К такому развитию — нет. Мне вменяли совсем неадекватные обвинения в том, что моя машина не предусмотрена для перевозки флагов, что он мешает движению, кто-то говорил, что флаг запрещен.

— Что вселяло уверенность и придавало сил, когда тебя снова останавливали сотрудники ДПС?

— Мне дает силы то, что я у себя на земле. Я у себя дома. Крымские татары — коренные жители.

— Что бы ты пожелал соотечественникам?

— Пожелал, чтобы не забывали, кто мы есть, какой ценой вернулись на Родину, как мечтали наши предки о возвращении в Крым. Чтобы не забывали, что мы — крымские татары, не боялись и не стыдились этого. Помнили, что значит 18 мая для каждого из нас и не боялись чтить память предков.

18 мая исполняется 73-я годовщина депортации крымских татар. В тот «черный» для всего Крыма день в течение нескольких часов около 190 тысяч человек по решению советского руководства были насильственно выселены со своей родины. Весь народ обвинили в предательстве, несмотря на то, что многие крымские татары воевали в рядах Красной армии.

Представители старшего поколения, испытавшие на себе весь ужас депортации, сумели выжить на чужбине. Их объединяла не только боль от чудовищного решения, но и безграничная любовь к Крыму. Все они рано или поздно вернулись на родную землю, правда, ценой неимоверных усилий.

Хочу поделиться историей, которую поведала мне Эльмира Асанова. Она одна из тех, кто ради жизни на родной земле терпел бесчисленные унижения со стороны власти.


Эта женщина родилась под звуки разрывающихся снарядов в селе Азек (ныне — Плодовое) Бахчисарайского района. Тогда, в сентябре 1941 года, крымская земля содрогалась от немецких бомбардировок. Отец только что появившейся на свет девочки находился на фронте, воюя в рядах Красной армии. В силу возраста Эльмира-апте не помнит те страшные дни, но зато навсегда в ее памяти останется долгая дорога в Среднюю Азию в мае 1944 года, когда по решению советских властей депортировали весь крымскотатарский народ.

«Я только помню, как нам давали еду в вагоне. Я ругалась с братом из-за хлеба — сыном тети. Помню, когда вагон останавливался, (военные) били по вагонам и народ внутри ложился на пол от испуга. Но больше ничего не помню», — рассказывает Эльмира-апте.  


Первые месяцы жизни в ссылке сопровождались голодом и болезнями. Эльмира-апте, будучи четырехлетним ребенком, в поисках хоть какой-то еды собирала абрикосовые косточки в мешочек, который ей специально для этого сшила мама.   
В 1945 году с фронта вернулся глава семейства. Он сумел отыскать супругу и детей, после чего вместе с ними переехал в г. Гурьев (Казахстан). Во время жизни на чужбине в семье Эльмиры-апте никогда не забывали о Родине.    
Родители постоянно говорили, что лучше Крыма ничего нет: «Моя мама была очень патриотично настроенным человеком. Мы так были воспитаны, что лучше Крыма ничего нет. Это наш дом. Это наша родина. Мама нам все время говорила: «Это ваша земля». Она нам очень много рассказывала про все это. Дома в семье в первую очередь воспитывает мама».  

Семья Асановых (фото из семейного архива)

После окончания медицинского института в Алма-Ате Эльмира-апте вышла замуж. В 1977 году она вместе с супругом Факиром Асановым и двумя маленькими дочерьми предприняла первую попытку вернуться на Родину. Уверенности ей придавала ситуация с отцом: двумя годами ранее он переехал в Сакский район и сумел там прописаться.  
Асановы приобрели дом в с. Княжевичи (Яркое) Сакского района, но, к их несчастью, к тому времени сменился председатель райисполкома: вместо лояльного к крымским татарам Золотарева район возглавил Бойко, который не испытывал особых чувств к коренному народу. В первый же день по прибытии в район Бойко, по свидетельству очевидцев, заявил: «У меня в районе не будет ни одного крымского татарина».    
Всю серьезность намерений горе-руководителя Эльмира-апте вместе с родными узнали в ноябре 1977 году, когда их просто-напросто выселили из дома Тогда семью едва не посадили на поезд, чтобы выселить из Крыма, но, благодаря стечению обстоятельств, им удалось остаться. 
Спустя две недели Асановы вернулись в свой дом, но не прошло и нескольких дней, как их снова выселили. А затем была третья попытка вернуться, которая снова потерпела неудачу: семью увезли на вокзал в Джанкой, отправив вдогонку грузовик со всей домашней мебелью. 
«Как вспоминаю, хочется плакать. Рано утром, когда выглянула в окно: там стояли 62 пьяных человека, во-первых. Во-вторых, я испугалась: они тайком зашли домой. Они все были кэгэбешниками. В-третьих, помню, как меня стали тянуть за руки, даже порвали одежду, стали волочить за руки и говорить: «Мы тебе покажем 44-й год». Это никогда не забудешь», — вспоминает с горечью Эльмира-апте.    

Факир и Эльмира Асановы с дочерьми Эльмаз и Эльвиной (фото из семейного архива)    
Несмотря на гонения, унижения и оскорбления Эльмира-апте не стала покидать Крым: она отправилась в с. Лесновку Сакского района. Одновременно Асановы обращались в различные инстанции с жалобами на то, что их не прописывают, выселяют из дома и запрещают жить на родной земле. Но когда у власти находились такие, как Бойко, взывать к справедливости было бесполезно.    
Им даже удалось попасть на прием в Президиум Верховного Совета СССР, но все было тщетно. «Вы будете жить там, где разрешат», — холодно ответили многострадальной крымскотатарской семье в высоком кабинете.    
Асановы разыскали прежнего владельца их дома, который переехал в г. Жданов (ныне Мариуполь). Он вернул им часть денег, полученных за продажу жилья в с. Княжевичи. Устав скитаться, семья приняла решение остаться в этом украинском городе. Они были приятно удивлены отношением к себе со стороны людей: Эльмира-апте устроилась провизором в аптеку, ее супруг — на завод в «Ждановтяжмаш». Оба были на хорошем счету и никогда не испытывали давления за то, что являются крымскими татарами.     

Эльмира Асанова (четвертая справа) на работе с коллегами (фото из семейного архива) 
Несмотря на относительное благополучие, Асановы, как только появилась возможность, снова вернулись в Крым — теперь уже окончательно. В 1991 году не сломленная духом Эльмира-апте с семьей поселилась в новом крымскотатарском микрорайоне Амет-Хан Султан под Саками, где и живет по сей день день.   

Микрорайон Амет-Хан Султан под Саками, где живет Эльмира Асанова

Анализируя ситуацию последних трех лет, нередко приходится слышать расхожее мнение: крымскотатарский народ, проживая на своей родине в Крыму, пребывает в инертном состоянии. Среди объективных причин: резкая смена политической реальности, пристальное внимание контролирующих служб (задержания, допросы, обыски, аресты, суды), нахождение части элиты народа за пределами полуострова.

Однако если переключить внимание с политических процессов на иные, то вырисовывается четкая тенденция. Внутри крымскотатарского народа формируются различные инициативы, продиктованные требованием времени. Проявление активности в тех или иных сферах, не связанных с политической деятельностью, находит поддержку в крымскотатарском социуме. В ряде случаев определенные формы самоорганизации выступают объединяющим фактором. За последний год сразу несколько ярких проектов в сфере культуры, СМИ и благотворительности нашли отклики в крымскотатарском народе.

Одна из таких инициатив — общественное объединение «Бизим балалар» (в переводе — Наши дети). Оно было создано год назад с целью регулярной помощи детям арестованных крымских татар. О том, как возникла идея появления объединения, сколько детей на сегодняшний день получают помощь и кто оказывает им поддержку, рассказала один из членов Совета «Бизим балалар», генеральный директор «Qaradeniz production» Эльзара Ислямова.  


— Расскажите, как возникла идея создания объединения, которое помогает детям заключенных?

— В мае прошлого года после громких арестов в Бахчисарайском районе мы решили навестить семьи арестованных крымских татар. Мы были глубоко потрясены увиденным. Взрослые и дети, преимущественно несовершеннолетние, находились в тяжелом психологическом состоянии. Женщины не могли сдержать слез: они были абсолютно растеряны, не понимая как дальше жить, как растить своих детей, на какие средства их кормить, одевать. 

Надо отметить, что в основном это многодетные семьи из разных уголков Крыма.  У  Энвера Мамутова из Бахчисарая, к примеру, 7 детей. У Теймура Абдуллаева арестованного в селе Строгановка под Симферополем — 5 детей, причем младшей девочке, которая родилась через 9 дней после ареста отца, еще нет и года, самому старшему ребенку 8 лет. И все они живут в одной комнате недостроенного дома.

Еще один момент — мы имеем дело преимущественно с семьями сугубо патриархального уклада, где единственным кормильцем был мужчина. Теперь, когда они остались без отцовской опеки, положение в семьях просто катастрофическое, ведь жен арестованных, даже если они пытаются трудоустроиться, никто не берет на работу.

В общем, мы понимали, что без материальной поддержки этим семьям не выжить. Конечно, сразу после арестов, когда высок эмоциональный накал, всегда находятся люди, готовые помочь кто чем может. Но практика показывает, что со временем, когда стихает информационный и эмоциональный фон, такой помощи становится все меньше. А детям каждый день нужна еда, одежда, школьные принадлежности и так далее.

Поэтому и родилась идея организовать пусть и небольшую, на уровне минимальных потребностей, но постоянную помощь. Лиля Буджурова (известная крымская журналистка. — ЗА) взяла эту инициативу на себя, предложив создать общественное объединение. Через социальные сети она пригласила всех желающих принять участие в этом социальном проекте. Откликнулось очень много людей: одни  согласились работать волонтерами в регионах, другие — взяли на себя медицинскую помощь, третьи – организацию отдыха детей и так далее. Из самых активных был создан Совет «Бизим балалар», который координирует всю работу, строго следит за прозрачностью получения и распределения средств.

Собирать эти средства нам помогают те же соцсети и работа волонтеров на местах. Надо сказать, что на наш призыв откликнулось (и продолжает это делать по сей день) огромное количество наших соотечественников, причем, не только крымских татар. Они приносят деньги, передают продукты, одежду, разные вещи и даже мебель. Поэтому вот уже почти год как наши подопечные семьи получают пусть небольшую, но постоянную сумму денег, уверена, это придает им силы, чувство опоры и защищенности.  

Эльзара Ислямова

— Сколько в настоящее время детей получают поддержку от вашего объединения?      
— Сейчас это 66 несовершеннолетних детей. Ежемесячно мы выплачиваем, как правило, по 5 тысяч рублей на каждого ребенка (мы называем это «народной социальной помощью»). Кому-то покажется, что это очень немного в условиях крымской дороговизны.  Но если учесть, что в некоторых семьях 4-6 детей, это уже серьезное подспорье для них. К тому же, когда это крайне необходимо, сумма может увеличиваться. К примеру, для лечения ребенка или к началу учебного года, когда детей нужно подготовить к школе. К 1 сентября 2016 года благодаря тому, что была собрана необходимая сумма, мы смогли передать для каждого школьника 12 тысяч рублей. 


— Работает ли с детьми психолог?

— К сожалению, без этого не обойтись. Все дети в результате обысков и арестов отцов пережили очень серьезный стресс, некоторые из них даже перестали разговаривать. Конечно, такие дети нуждались в профессиональной психологической помощи. Для этого у нас работает детский психолог. Мы планируем подключить психолога для работы с женщинами, которые тоже нуждаются в психологической реабилитации. Кроме того, под нашей опекой несколько очень больных детей.  Для них мы находим  дополнительные средства, оплачиваем обследование и лечение.

— Известно, что вы также выступаете организаторами различных мероприятий для детей?

— Да, и это тоже психологическая помощь. Детям, чтобы оставаться детьми, нужны игры, развлечения, просто возможность выехать из дома, чтобы сменить обстановку, отвлечься от беды, которая пришла в их дом. Недавно, мы организовали детский праздник в Симферополе, свозили детей в Бахчисарай, потом в Ялту. Эти дни мы стараемся заполнить для них творчеством, проводя различные мастер-классы, веселыми играми, экскурсиями. Нам очень хочется, чтобы эти дети не росли в состоянии постоянного страха, чтобы, несмотря на то, что они пережили, они росли полноценными, здоровыми во всех смыслах этого слова. И главное, чтобы они и их матери знали: они не остались один на один со своей бедой, что все они — члены большой крымскотатарской семьи, которая о них заботится.


— Арестованных глав некоторых семей силовые органы подозревают в связях с запрещенной террористической организацией. Не вызывает ли это недоверие среди тех, кто оказывает вам поддержку?

— Вы знаете, мне кажется, этот аспект вообще не рассматривается. Как бы кто ни относился к произошедшему, какие бы обвинения ни были выдвинуты к тем, кто сейчас под арестом, есть просто дети, которые сегодня остались без кормильцев. И не важно, виновны или нет их отцы. Не важно и то, кто они по национальности и по вероисповеданию. В списках «Наших детей» рядом с семьями арестованных мусульман стоят дети убитого Решата Аметова и дети крымчанина Олега Сенцова (режиссер, приговоренный к 20 годам колонии строгого режима. — ЗА). Наше объединение не преследует никаких политических целей (это было бы цинично, когда речь идет о помощи детям), потому и свободно от любых политических, религиозных, идеологических  ярлыков. Уверена, что и теми, кто оказывает финансовую поддержку этим семьям, движут те же принципы.

— Вам оказывают помощь не только живущие в Крыму, но и далеко за его пределами. Расскажите о географии.

— Неравнодушных к нашим детям, оказалось немало. Огромное им спасибо за их благое дело. Но мы можем только догадываться о том, что поддержу нам оказывают не только крымчане. Иногда, принося нам деньги, люди говорят: их передал детям наш родственник (друг, соотечественник), живущий  далеко. 


— Какая самая необычная помощь была оказана?

— Вы знаете, несмотря на важность финансовой поддержки, цену которой в большей степени осознают матери этих детей, сами дети по-особенному радуются, попав в другую обстановку и видя любовь и заботу к себе со стороны казалось бы совсем посторонних людей. Таким особенным подарком стало приглашение одного из наших соотечественников провести один день в прекрасном отеле. Здесь их ждали гончар, художник и кондитер, которые учили их навыкам ремесла; забавные и по-хорошему сумасшедшие аниматоры, которые прыгали вместе с ними, пели, танцевали, носились по парку и по игровой площадке. А потом их вкусно кормили — особой популярностью пользовался картофель-фри в форме улыбающейся рожицы). А некоторые, самые непоседливые, даже уговорили взрослых разрешить им искупаться в прохладный весенний день в открытом бассейне-джакузи — разумеется, он был с подогретой водой.  Нужно было видеть, с каким восторгом в глазах наши дети уезжали из этого отеля! И как отогрелись хотя бы на один день души их матерей. Это был день просто детства — беззаботного, веселого, увлекательного. Для кого-то это обычное детство. Для наших  детей — особый подарок, наверное, самый ценный из всего, что они видели в последнее время.   


— Помогают ли вам представители власти?

— Нет, мы и не ставили перед собой такую задачу. Но если такое желание у них вдруг появится, то пусть они постараются, чтобы папы наших детей скорее вернулись домой.


Свое мнение о публикации вы также можете оставить здесь.


За последние два года в Крыму появился ряд новых памятников. Одна часть связана с присоединением полуострова к России, другая — с его историческим прошлым. Какие это скульптуры и почему не всегда подобная дань памяти находит понимание в крымском обществе?

«Предупреждение спекулянтам»
Одним из первых в Крыму установили памятник лидерам «большой тройки» возле Ливадийского дворца в Ялте. Композиция, изображающая Сталина, Рузвельта и Черчилля, создана скульптором Зурабом Церетели еще в 2005 году в Москве. Тогда монумент планировали установить к 60-летию Ялтинской конференции. Но протесты крымскотатарской и украинской общественности заставили инициаторов, преимущественно из пророссийских движений, отказаться от этой идеи. Спустя 10 лет они вернулись к ней снова. На этот раз, имея поддержку со стороны официальной Москвы, они без труда добились цели. Противники установки памятника выступили с критикой, но их мнение уже не было решающим. В частности, журналист Айдер Муждабаев назвал (это событие «глумлением над памятью каждого из 40% крымских татар, погибших во время и после депортации 1944 года». Как известно, в мае 1944 год Сталин своим решением депортировал около 200 тысяч крымских татар в Среднюю Азию. Иную позицию заняли официальные лица. «Открытие памятника — дань памяти тому великому историческому событию, которое произошло здесь 70 лет назад. Это одновременно и еще одно предупреждение тем политикам и спекулянтам, которые пытаются нагло и цинично извратить историю и Второй мировой войны, и послевоенного устройства мира», — сказал на открытии бронзовой скульптуры в феврале 2015 года тогдашний спикер Госдумы России Сергей Нарышкин.
2726790

Похожим образом развивались события вокруг другого памятника историческому деятелю — императрице Екатерине II — в Симферополе. В 2007 году пророссийские и казачьи организации Крыма выступили с инициативой восстановления композиции на прежнем месте. Первоначально императрицу увековечили в камне еще в 1890 году. Но через 31 год памятники разрушили большевики. В 2007 году дело ограничилось установкой закладного камня с надписью: «На этом месте будет восстановлен памятник императрице Екатерине Великой». Власти объявили сбор пожертвований на воссоздание скульптуры и провели конкурс на лучший макет. Но из-за протестов крымскотатарской общественности, для которой Екатерина II является символом аннексии полуострова 1783 года и причиной массовой эмиграции народа за пределы родного Крыма, идея восстановления памятника осталась на бумаге. В 2014 году к ней вернулись снова. Тогда начали собирать средств на изготовление композиции. В течение двух лет, как уверяют инициаторы, удалось собрать 46 млн рублей. В июне 2016 года памятник изготовили в Московской области и доставили в Крым. Через два месяца его открыли в Симферополе. Вице-спикер крымского парламента, в прошлом заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа (организация признана экстремистской, ее деятельность запрещена на территории РФ) Ремзи Ильясов не поддержал идею восстановления памятника. «Я думаю, что сейчас не то время, чтобы ставить этот памятник. Сейчас у нас очень много проблем и это лишняя нагрузка в общественно-политической части. Есть крымский первый хан Хаджи Герай который создал Крымское ханство. Почему-то о нем никто не говорит, а Крымское ханство было государством», — заявил Ильясов в одном из комментариев.
2726792
2726794

Привет Дональду Трампу
Памятники другим историческим деятелям, установленные в Крыму за последние годы, не имели столь широкого резонанса. Но их появление также неоднозначно воспринимается в обществе. Один из них — бюст русскому государственному деятелю Григорию Потемкину, руководившему присоединением Крыма к России в 18 веке. Бронзовую скульптуру установили возле администрации Симферополя ко второй годовщине присоединении Крыма к России. «Открытие бюста Потемкина — это напоминание всем нашим недругам, что Крым был, есть и будет российским», — отметил на церемонии открытия депутат Государственного Совета Крыма Валерий Аксенов.
2726796

Годом ранее перед администрацией появился памятный знак «Наш дом — Россия». По словам властей, это «благодарность защитникам Крыма в период Русской весны» — событий марта 2014 года.
2726798

Еще ранее под Алуштой открыли памятник-бюст Михаилу Кутузову в рамках проекта «Аллея российской славы». Монумент установили рядом с Кутузовским фонтаном и барельефом полководца.

Кроме того, перед зданием прокуратуры Крыма появился бюст императору Николаю II. Это произошло в период руководства ведомством ныне депутата Госдумы Натальи Поклонской. Экс-прокурор Крыма называет себя большой поклонницей императора Николая II. В 2015 году 9 мая она принимала участие в шествии «Бессмертного полка» с его портретом. А в начале марта Поклонская заявила, что бюст якобы замироточил. Правда, потом в РПЦ это заявление опровергли. Бюст, а также расположенная рядом часовня были построены на пожертвования сотрудников прокуратуры в честь святых царственных страстотерпцев.
2726800

Совсем недавно в Ялте по инициативе общественности открыли памятник 32-му президенту США Франклину Рузвельту. Поводом стало празднование улицы, названной в его честь. Как заявил глава местной администрации Андрей Ростенко, монумент был установлен «с учетом заслуг Рузвельта в сохранении мира в XX веке». Правда, есть и другая сторона в этой инициативе. Если верить высказываниям представителей власти, памятник Рузвельту в Ялте — своего рода сигнал официальной Москвы администрации нынешнего президента США Дональда Трампа. Этот жест с намеком выглядит как приглашение к диалогу и не где-нибудь, а в самой Ялте, где уже собирались лидеры мировых держав и определяли систему мироустройства.

Отметим, что за последние три года в Симферополе появились памятники не только политическим деятелям. Например, в июле 2014 года открыли бюст актеру, певцу и композитору Владимиру Высоцкому. А в апреле 2015 года — первому космонавту Юрию Гагарину и ученому Сергею Королеву.

«Вежливые люди» и ополченцы
Отдельного внимания заслуживают сооружения, посвященные событиям 2014 года: появление в Крыму «вежливых людей», проведение референдума и принятие Крыма в состав Российской Федерации.

В июне прошлого года в Симферополе открыли бронзовый памятник «Вежливым людям». Герои композиции — мужчина в военной форме и девочка с котом. Похожая сцена была запечатлена на фотографии, которая три года назад облетела весь мир. 2726802
Памятник создали в московской мастерской академика Российской академии наук Салавата Щербакова. Инициаторы установки заверили, что скульптуру сделали на пожертвования, без привлечения бюджетных денег.
2726804

В декабре прошлого года возле здания Совета министров Крыма открыли памятник «Народному ополчению всех времен». Композиция выполнена по эскизу художника Валерия Ключева. Скульптором также выступил Салават Щербаков. Памятник высотой почти 11 метров включает колонну с Крестом народного ополчения времен Крымской войны (1853-1854 гг.), а также изображения ополченцев времен Великой Отечественной войны, Крымской войны и «Крымской весны».
2726806

«Перебарщивать с памятниками не надо»
Крымские политики и эксперты по-разному относятся к появлению на полуострове новых памятников. Депутат Государственного Совета Крыма Сергей Шувайников (фракция ЛДПР) считает целесообразным установку таких скульптур. «Сейчас все эти памятники воспринимаются положительно. Их много не бывает. Они должны быть, — сказал Шувайников в комментарии «Эхо Москвы». — Вопрос в том, что в Крыму очень много памятников, которые необходимо восстановить. Это памятник Александру III в Феодосии, который был разрушен большевиками. Необходимо восстановить памятные места — там, где были похоронены российские военачальники периода Екатерины II». В то же время, по словам депутата, «перебарщивать с памятниками тоже не надо», а устанавливать их надо там, где имеет смысл. «Я понимаю, это на волне массового патриотизма, который возник в период возвращения Крыма в Россию, но зачем установили памятник Кутузову возле Кутузовского фонтана? Получается, мы имеем барельеф Кутузову, а рядом — памятник. После этого неожиданно возле администрации Симферополя появляется памятник Потемкину. Я много лет говорил о необходимости его установки, но не возле администрации, а там, где Потемкин работал», — отметил Шувайников. Не совсем удачно, по его мнению, выбрано место под памятники Королеву и Гагарину — напротив кинотеатра «Космос», который фактически не действует.

К слову, общественная организация «Конгресс русских общин Крыма», которую возглавляет Шувайников, в прошлом году выступила инициатором установки в Симферополе памятника президенту России Владимиру Путину. Депутат предложил концепцию монумента в виде капитана корабля за штурвалом. «Это идея не чиновников, эта идея самих жителей Крыма», — объяснял тогда депутат. Однако, как сообщил политик, от этой идеи отказались. «Из Администрации президента посоветовали не ставить памятник главе государства при жизни. И я понимаю, президент не хочет уподобляться генеральным секретарям, как у нас было в советских традициях. Думаю, время само рассудит», — отметил депутат.

Председатель правления крымской республиканской общественной организации социально-культурного развития «Милли Фирка» (Народная партия) Васви Абдураимов считает, что в любом обществе невероятно трудно прийти к согласию в оценке прошлого, отсюда — разное отношение к тем или иным историческим событиям. «С памятниками у нас явный перебор и перекос. Если историю Крыма читать по рукотворным памятникам, то она начинается исключительно с приходом на полуостров России. Но это же явное искажение исторического процесса!» — полагает Абдураимов.

Он подчеркивает, что отношение к тем или иным монументам в разных слоях крымского сообщества разное. «Это касается не только этнического среза, но и возрастного. Для старших поколений, получивших образование в СССР, перечисленные выше исторические персонажи вызывают определенные эмоции и чувства. В разных этнических сообществах — разное. Для нынешней молодежной среды важнее не то или иное историческое событие, связанное с тем или иным персонажем, а насколько художественен памятник и как он вписывается в городской ландшафт, как он будет смотреться в селфи и сколько лайков получит в соцсетях, — добавляет он.
На вопрос «Эхо Москвы», какой памятник, на его взгляд, был бы уместным на полуострове, председатель правления «Милли Фирка» ответил: «Если нам удастся найти привлекательный образ будущего Крыма, тогда можно было бы положить его не только на бумаге, но и высечь в камне или отлить в металле как цель, к которой должен прийти Крым».

Крымский историк и краевед Владимир Поляков отмечает, что до революции 1917 года в Симферополе было всего два памятника: Екатерине II и Долгоруковский обелиск. В то время, по его словам, не было практики тратить государственные деньги на монументы. Но после революции ситуация кардинально изменилась. «Появился Ленинский план монументальной пропаганды, в соответствии с которым государство стало вбухивать деньги в памятники. И понеслось. В Симферополе снесли памятник Екатерине, на его месте появился рабочий, который кувалдой бил по земному шару, разбивая цепи. Вместо Суворова, Потемкина, Булгакова появились Маркс, Энгельс, Ленин, Сталин», — рассказал Поляков в комментарии «Эхо Москвы». По его словам, бум памятников наблюдался и в период застоя. «Но тогда памятники закрепляли за партийными организациями, близлежащими предприятиями, учебными заведениями — это была их головная боль», — добавил он. После распада СССР, по словам краеведа, в Крыму появились памятники украинским деятелям. А в середине 2000-х на полуострове началась «война памятников», когда стали устанавливать скульптуры, имеющие политический подтекст.

«Сказать, что кардинально что-то изменилось в Крыму с переходом в Россию, я не могу. У власти остались те же люди, те же традиции, та же культура в этом вопросе — установить как можно больше памятников», — подчеркнул Поляков. По его мнению, сейчас также наблюдается диссонанс, когда, к примеру, недалеко от памятника Ленину в Симферополе устанавливают бюст Николаю II. Или открывают бюст Потемкину возле администрации города. «В Симферополе есть улица, которая раньше называлась Потемкинская, логичнее было бы поставить там памятник. А мы сидим на двух стульях: одной половинкой в социализме, другой — пытаемся пристроиться в другой эпохе. Так тоже не бывает», — отметил краевед.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире