yunis

Юнис Теймурханлы

29 апреля 2017

F
29 апреля 2017

Про любовь

В течение последних пяти лет одна пожилая супружеская пара из США регулярно приезжала в «Гельвецию».

Бронированием номера, организацией экскурсий и билетами в театр всегда занимался муж. Подходил он к своей миссии скрупулезно, планировал поездку заранее. Его бронирование всегда содержало краткую, но трогательную приписку — «как обычно прошу любимый номер моей жены». А в многочисленных электронных письмах и телефонных звонках консъержам отеля он подробно обсуждал каждую экскурсию, тщательно продумывал любое мероприятие — поход в театр, на концерт. Или даже в ресторан. Главным требованием гость всегда выставлял одно единственное условие — «чтобы была довольна и счастлива моя жена».

К приезду американец всегда заказывал красивый букет — только из тех цветов, которые наверняка понравились бы его жене.

Я открыл профайл этого гостя в системе — и долго читал длинную историю рабочих записей менеджеров по работе с гостями: «Гость очень трепетно и нежно относится к своей жене — буквально как к ребенку. Уделяет огромное внимание мелочам. Все вопросы по пребыванию решать только с ним. Все счета на оплату — только лично ему. Не посвящать гостью ни в какие детали. Мужчина обожает удивлять, восхищать и готовить разные сюрпризы для жены. Всегда к заезду заказывает только полевые цветы. Жена предпочитает фиолетовые и желтые оттенки. Ни в коем случае никаких роз. Они кажутся гостю безвкусными и пошловатыми.»

Летом 2012 года — в первый приезд пары в Санкт-Петербург — мужчина устроил любимой жене настоящее «романтическое безумие». К их приезду мы оформили номер красивым букетом, сервировали шампанское с клубникой в шоколаде. И положили небольшую коробочку — презент от самого гостя. Он заботливо прислал его заранее по почте в отель. На утро мужчина попросил ресторанную службу помочь ему самостоятельно приготовить и сервировать в номере завтрак для любимой. А в одну из «белых ночей» к катанию по Неве под разведенными мостами мужчина заказал скрипача.

Зимой 2015 года в отель как обычно пришла заявка на бронирование от этой супружеской пары. И, конечно, писал снова он. И как обычно просил любимый номер жены и букет. А консъержам в очередной раз прислал целый список пожеланий по программе. На сей раз мужчина собирался привезти свою жену посмотреть зимний Петербург. «Обязательно хочет прокатить ее на «русской тройке» — по парку в Павловске. И на блины с икрой в «Подворье» пригласить», — продолжаю читать я в профайле.

«Приду домой, обязательно мужу расскажу,» — прокомментировала одна из супервайзеров, также читавшая досье в системе. «Может он меня летом хоть в лес за грибами свозит».

И вот недавно — очередная заявка на бронирование от тех же гостей. Но не такое как обычно, а короткое и сухое. И в конце — леденящая душу приписка: «Я еду одна. И прошу, как обычно — мой любимый номер».

«Не может быть!», — как будто что-то рухнуло в душе. «Неужели они развелись? Расстались после сорока лет совместной жизни? Нет, этого не может быть! Скорее всего — он умер», — пронеслось у меня в голове.

Я решил, что обязательно поприветствую даму на заезде. И приглашу ее в один из вечеров на ужин. В концов концов, я знал ее мужа. И женщине наверняка понадобится моральная поддержка и помощь.

В день приезда гостьи в «Гельвецию» я начал психологически готовить себя к встрече. Я понимал, что это будет нелегко — поэтому проигрывал в голове несколько фраз, уместных, чтобы выразить сочувствие. Перед глазами упорно стоял образ убитой горем вдовы — женщины, которая потеряла все. Не просто самого близкого и родного человека. А мужчину, который после десятилетий совместной жизни сохранил романтические чувства и юношескую пылкость. И жил ради нее.

Американка вошла на ресепшн поздно вечером — в ярко зеленом красивом пальто. Она выглядела — как и раньше — элегантно и стильно, но была очень уставшей — после длительного перелета. К моему огромному удивлению дама широко улыбалась, громко поприветствовала меня. Обнимала и долго расспрашивала про семью и «Гельвецию». И даже шутила.

«Слава богу, он жив!», — как гора с плеч упало напряжение — и необходимость произносить соболезнования и печальные слова.

Я проводил гостью до ее любимого номера. И пригласил на следующий вечер на чашку кофе. Мы встретились в ресторане. После долгого и напряженного экскурсионного дня женщина выглядела уставшей, но явно довольной.

«Муж умер в конце лета — почти семь месяцев назад», — это прозвучало как гром. «Но, к счастью, он не мучался — ушел легко. Мы были в Калифорнии. И у него случился обширный инфаркт».

Гостья допила свой кофе и попросила ещё один.

Она рассказала, что первые месяцы находилась в глубокой депрессии — никак не могла принять горе. И поверить, что главного человека в ее жизни больше нет. «И вдруг я ощутила новое и странное чувство», — начала свой откровенный рассказ гостья. — Я поняла, что обязательно должна жить дальше. Как раньше. Жить для него — в память о нем. А главное, жить за него. Ведь он жил для меня. И пока живу я — жив и он. Я встала — и пошла по жизни. Теперь я пролистываю нашу жизнь назад. И не ищу новых впечатлений и ощущений. А живу, наслаждаясь воспоминаниями."

Дама рассказала, что приехала снова в Петербург совсем не потому, что любит этот город. А только лишь для того, чтобы не нарушать их традиций. «Я снова пересматриваю любимую серию — под названием Санкт-Петербург. И счастлива, как раньше.»

Гостья уехала в прошлую субботу. Обещала обязательно вернуться на следующий год — зимой. «Если буду, конечна, жива», — широко улыбнувшись, добавила она напоследок.

Я проводил даму до такси. Вернулся на ресепшен и попросил менеджера по работе с гостями объединить оба профайла — в один. Общий.

«В этом году мы все-таки решили поехать на майские праздники за границу. Так что аннулируйте, пожалуйста, мое бронирование», — написал мне сегодня по электронной почте один из наших постоянных гостей, приезжавший ежегодно весной в Санкт-Петербург. «Два года подряд отказывались от поездок всей семьей за рубеж — было дорого. А теперь здесь цены снова выше. Да и рубль растет. Насиделись дома, в России, побыли патриотами — и хватит! Поедем в Прагу.»

Прочитав это сообщение, я залез в операционную систему отеля, поговорил с парой коллег-отельеров. И получил интересную информацию и статистику. Так, загрузка на майские праздники в гостиницах Санкт-Петербурга подозрительно не растет. И даже немного снизилась — впервые за два последних года. А ведь обычно в это время в отелях «северной столицы» традиционно преобладают наши соотечественники. Новогодние и майские праздники — своего рода «лакмусовая бумажка» российского спроса на отечественные туруслуги.

При «высоком» рубле и растущих ценах на туристические услуги и инфрастуктуру — мода на отечественное у россиян быстро проходит. А ведь еще совсем недавно многие мои коллеги спорили и убеждали меня в том, что это надолго. «Ну наконец! Это же подъем патриотизма, «тренд» на «свое» — в том числе и на туризм. Такое — всегда надолго. Наелись наши всем турецким, египетским и европейским.»

Соотечественники снова потянулись за рубеж. И быстро забыли, что их по-прежнему ждут в российских городах и на курортах. Так, по данным портала Skyscanner 70 процентов российских путешественников улетят на «майские» за рубеж. А по информации российской ассоциации туроператоров количество проданных туров в европейские мегаполисы в грядущие майские праздники выросло на 61 процент к прошлому году. А ведь именно европейские города — главные конкуренты российских туристических центров, таких как Санкт-Петербурга, Москва, города «Золотого кольца» и Краснодарского края. Именно эти направления в прошедшие два года стали основными бенефициарами «отложенного спроса» на Европу у россиян — своего рода нашим туристическим «импортозамещением».
Эрмитаж — вместо Лувра, Нева — вместо Темзы, Большой театр — вместо Венской оперы. Красиво, дешево. И заодно — патриотично.

Большое влияние на выбор наших сограждан оказывает и психологический фактор — привыкание к кризису и тоска по путешествиям за рубеж, даже недалеко — в Финляндию.

Отель «Гельвеция» расположен совсем рядом с Финским визовым центром в Санкт-Петербурге — на улице Марата. Еще в середине прошлого года, проходя мимо бизнес-центра, где расположен визовый центр, я ежедневно наблюдал картину — толпы скучающих страховых агентов набрасывались на единичных посетителей, направляющихся за финской визой. Сегодня — огромная масса людей идет за визами. А на границе с Финляндии и Эстонией — снова длинные очереди из автомобилей. И с номерами самых разных российских регионов.

Гостиницы высокого и премиального ценовых сегментов Санкт-Петербурга уже почувствовали замедление роста загрузки. Так, март оказался хуже прошлогоднего почти на 15 процентов — прежде всего, за счет снижения количества российских гостей. Апрель идет на уровне 2016 года. Сегмент внутреннего туризма демонстрирует явную динамику к снижению.
Высокий сезон «белых ночей» — за исключением безумного периода Петербургского Экономического Форума — пока демонстрирует незначительное отставание от прошлого года. И прежде всего за счет снижения бронирований российских туристов и значительных сокращений резерваций на Кубок Конфедераций.

А как обстоит дело с иностранцами, путешествующими по России?
Иностранный туристический сегмент пока не «падает». И даже немного растет. Но это инерционный рост — следствие прошлогоднего бума. Пока резерваций на иностранных туристов очень много. Но это — лишь предварительные и не гарантированные бронирования. Их операторы могут корректировать, сокращать или аннулировать — пока без штрафов. Окончательная реализация групповых бронирований в отелях будет определена позже — когда туристические агенства представят в гостиницы rooming lists (подтвержденные списки размещения туристов).

Кстати, сами туроператоры въездного туризма попали в очень сложные экономические условия. Некоторые из них пребывают в состоянии, близком к панике. Ведь высокий сезон «на носу». Но вопреки их ожиданиям рубль продолжает укрепляться, а цены на туристическую инфраструктуру — гостиницы, музеи, транспорт — серьезно расти.

Стоимость туров операторы поднимать не могут — поздно. Ведь программа и цены публикуются в брошюрах за рубежом и на сайтах минимум за год. А продажи стартуют за восемь-десять месяцев вперед.

Так что сейчас большинство туроператоров вынуждены экстренно ужиматься за счет своей маржи — и стоят уже у опасной черты, на пороге нулевой прибыли или даже убытков. Большинство операторов год назад закладывали курс от 70 до 75 рублей за евро. А сегодня евро стоит не выше 60 рублей. Курсовая разница огромна.

Дальнейшее укрепление рубля и сезонный рост цен на туристическую инфраструктуру могут вынудить операторов пойти на повышение цен на те туры, запросы на которые еще идут, а продажи еще не начались. Это, в свою очередь, наверняка вызовет отказ части иностранцев от путешествий в Россию — и, как следствие, аннуляции бронирований в гостиницах — прежде всего в бюджетном и среднем ценовых сегментах.

Для въездного туризма высокий курс национальной валюты убийственен. Ведь это — экспортная услуга.

Туристический бум на Россию за прошедшие два года наглядно продемонстрировал явную тенденцию — иностранному туристу плевать на санкции и наш экономический кризис. И на любую пропаганду. Турист всегда едет туда, где дешево. И безопасно. Но как только услуга дорожает, она не нужна никому — ни своим, ни чужим.

Растет в Санкт-Петербурге пока лишь круизный туризм. И растет очень существенно. Но, к сожалению, круизы увеличивают количество туристов лишь численно. Но не качественно. Ведь «круизники» живут и тратят свои деньги на иностранных судах. «Их там трясут как грушу, жмут через «судновыжималку»,— рассказывала мне недавно гид, работавшая много лет с круизными туристами. «Даже наши сувениры начинают там продавать — еще в Хельсинки или Таллинне. Причем их «обрабатывают» очень грамотно — загоняют тысячами в банкетные залы и кинотеатры, показывают прекрасные фильмы про народные промыслы России, читают лекции. А по окончании этих шоу они, как заворожённые, кидаются и сметают все с прилавков по бешеным ценам. Такова специфика круизного бизнеса. А по приезде в город — они уже «сытые». И на матрешки смотреть не хотят. Им уже ничего не интересно. Да и города они толком не видят — только из окон автобусов».

«Круизники» не гуляют по городу, не тратят деньги в магазинах, ресторанах или театрах. Не живут в гостиницах. А значит и казна не получит достаточно поступлений — в виде налогов. А это, в конечном счёте, скажется на каждом из нас.

«Я не заказывал никакую побудку — тем более ‪на 4.15 утра‬", — громко возмущался в трубку звонивший из номера гость. «Это — безобразие! Кому вообще сегодня нужны в номерах ваши идиотские устаревшие телефоны?»

Операционная система в ту ночь дала сбой — вышел из строя основной модуль управления автоматической телефонной станцией гостиницы. И в номере у постояльца приятный и бодрый женский голос желал «доброго утра и хорошего дня».

Через пару минут ночной администратор с ужасом осознал, что такие же бодрые пожелания — с разницей всего в пару минут — начали звучать в каждом без исключения номере «Гельвеции».

Телефон на ресепшн буквально раскалился от звонков разгневанных гостей. Одни интересовались, не случилась ли что-то в отеле, другие — просто возмущались.

Но пара гостей спросонья восприняли действительность по-своему.

«Вы не имеете права соединять посторонних с номером — без согласия гостя», — кричал в трубку вскочивший от неожиданного звонка гость, — «Вы нарушаете тайну моей личной жизни. Мне только что звонила какая-то девушка. По голосу — подруга моей жены. Она «пробивает» в каком отеле я остановился. Причем, скорее всего, по ее наводке. Я вас просто уничтожу!» Получив подробные разъяснения и извинения, окончательно проснувшийся постоялец наконец успокоился. И даже попросил извинений и поблагодарил за хорошую новость.

«Ну наконец, у вас в отеле появились «девочки», — довольным голосом, слегка шепотом сообщил мне на следующий день на выезде один наш постоянный гость. «А ведь долго не решались», — подмигнул он. Мне пришлось разочаровать гостя, объясняя истинную причину ночного женского звонка в его номер.

Но многие постояльцы никак не заметили произошедшего. Или заснув снова, они проснулись утром и уже не помнили, что происходило ночью. Гости искренне удивлялись письмам с извинениями и подарками от отеля на следующий день.

В последние пять-семь лет постояльцы практически перестали пользоваться городской и международной телефонной связью. Прейскурант на услуги связи сегодня напоминает скорее «привет из прошлого». А строчка «услуги связи» в счетах гостей — почти анахронизм.

На первый взгляд, постояльцам кажется, что телефоны нужны лишь для звонков внутри гостиницы. Во многом они правы. Но не во всем!

Современные телефоны, управляемые автоматической телефонной станцией гостиницы, дают гостям широкие возможности. Посредством специальных маркированных кнопок прямого вызова любой постоялец имеет возможность связаться с необходимой службой гостиницы — например ресепшн, рестораном или рум-сервисом — в любое время суток, не набирая номера.

Современные «умные» телефонные устройства в номерах умеют многое — они показывают время, погоду, день недели, выполняют функции секретарей и автоответчиков. Их можно самостоятельно запрограммировать на любое время побудки. Уникальный дизайн телефонов становится визитной карточкой любой гостиницы. А само устройство нередко представляет собой стационарную базу и беспроводную трубку, с которой постояльцы могут передвигаться по всему номеру.
Такой аппарат предоставляет широкие возможности и персоналу гостиницы, особенно горничным и супервайзерам. Они, посредством ввода определенных кодов, имеют возможность менять в операционной системе отеля статус номера — с «грязного» на «чистый» или наоборот — вводя или выводя таким образом номер из эксплуатации. Это очень удобно — особенно в больших отелях.

Но основная функция телефонов в номерах — обеспечение безопасности постояльцев. Телефон — надежное средство связи постояльцев с ресепшн в экстренных ситуациях — в случае плохого самочувствия гостя, например. Или при возникновении пожара.

Стандарты большинства гостиниц требуют устанавливать телефонные аппараты на прикроватных тумбах или в непосредственной близости от кроватей. А также оборудовать санузел дополнительным (настенным) телефоном — на случай плохого самочувствия постояльца и необходимости экстренной медицинской помощи. Если в номере больше одной комнаты — телефон устанавливают в каждой.

А в случае пожара в гостинице телефонная станция автоматически переводится в режим «оповещения» или «тревоги».

И вместо приятного женского голоса с милыми пожеланиями звучит грозный мужской — с требованием немедленно покинуть номер. Бежать не раздумывая.

08 апреля 2017

Не укради

Пару лет назад на пункте охраны отеля раздался телефонный звонок от дежурного секьюрити одного из ресторанов отеля: «Прошу немедленно проверить мусорный мешок, который только что вынесли через служебный вход подсобный рабочий с поваром.»

Серьюрити совместно с су-шефом отправились на помойку в соседнем дворе — за мешком.

«Что случилось?» — спросил по дороге к помойке секьюрити у повара.

«У нас в горячем цеху недавно появился новый повар. Он вызывает у меня подозрение», — начал свой рассказ су-шеф. «Дважды я замечал за ним странные действия. Сегодня, к примеру, он зачем-то достал из морозильной камеры огромный кусок замороженного мяса. Но, поймав мой взгляд, положил его обратно в камеру. Я специально проверил позже — «добычи» в морозильной камере уже не было.»

Су-шеф заметил, что молодой повар все время заглядывал в мусорный мешок под разделочным столом. А позже вместе с подсобным рабочим ресторана направился на помойку — якобы помочь.

Сотрудники подошли к черному, доверху набитому пищевыми отходами мешку. И принялись разбирать мусор. На самом его дне они внезапно обнаружили большой сверток. А в нем — бережно упакованный в несколько слоев полиэтиленовой пленки и бумаги тот самый пропавший кусок мяса.

Начальник службы безопасности вскоре выяснил, что молодой повар работал по совместительству в другом ресторане. И «не за дорого» приторговывал унесенными из «Гельвеции» продуктами.

Повара незамедлительно уволили — удержав с него ущерб в размере восьми тысячи рублей. Для отеля эта сумма — ничтожна. Но дисциплинарный эффект — огромный!

На большинстве предприятий — там, где собственник (или собственники) горит желанием развивать свой бизнес — хорошо знают все действенные, а главное, законные способы борьбы с воровством. Опустить руки или не замечать это зло — значит не только смириться с потерей прибыли, но, в конечном счете — и со своим бизнесом.

Единственный способ заставить персонал не воровать — перевести все производственные отношения, контроль за хозяйственными процессами и систему «наказаний» в материальную плоскость. Другие способы — бессмысленны. Люди умнее и хитрее любых систем видеонаблюдения, юридических отделов или служб безопасности.

Эффективные и опытные предприниматели знают, что не разумно обижаться, заниматься нравоучениями или призывать персонал к совести и морали. У каждого — свои жизненные обстоятельства, мораль и правда. И свое понимание, что хорошо, а что плохо.

Наемный работник не несет рисков предпринимательской деятельности. И не обязан понимать проблемы и задачи предпринимателя. Он всегда рассуждает в плоскости личного дохода, интереса к работе, перспектив или просто комфорта. И это справедливо и правильно — ведь он — не «родитель» этого «ребенка». Он обязан лишь принять действующие требования и правила игры предприятия в обмен на оплату своего труда — и работать. Или не соглашаться — и уйти.

Сотрудников в сфере услуг эффективнее и правильнее нанимать на совокупный доход — заработную плату и мотивационную (или премиальную) часть. А материальную ответственность за причиненный ущерб юридически безопаснее распространять не на заработную плату, а на мотивационную часть дохода или премиальные сотрудника. Зарплату лучше никогда не трогать — и выплачивать ее в срок, без задержек и в полном объеме.

Собственник (особенно в малом и среднем бизнесе) обязан хорошо разбираться в своем деле, знать нюансы и тонкости хозяйственных процессов. А главное — постоянно контролировать своих управляющих и бизнес самостоятельно, либо совместно с другими партнерами предприятия.

Принцип «воровство всегда материально наказуемо» прекрасно работает. И практически сводит на нет злоупотребления и воровство со стороны персонала. В ресторанах, к примеру, ежемесячные отчеты финансовой службы совместно с полной инвентаризацией всех товарных (продукты питания, алкоголь) и складских (материалы, посуда и т.д.) запасов позволяют выявить любую недостачу. А разумная и справедливая система материальной ответственности персонала позволяет вернуть сумму ущерба предприятию.

К примеру, у эффективного собственника ресторана весь персонал кухни солидарно (если не пойман за руку виновник кражи) несет материальную ответственность за недостачу продуктов, прошедших за месяц через кухню. Бармены — если позволили нечистоплотному на руку коллеге «выпить лишнего» — совместно оплатят его «праздник» — то есть, разницу между реализованным и оставшимся на полках алкоголем, чаем, кофе и другими напиткам. Официанты, мойщицы и бармены оплатят превышающий норму бой посуды. Ведь если в ресторане массово «бьются» вилки — то прекратить это явление можно лишь финансовыми методами.

Меня часто спрашивают: «Ты хочешь сказать, что у тебя вообще не воруют?» Я обычно отвечаю: «Воруют на любом предприятии. Вопрос лишь в том, в каких размерах. В моем бизнесе, конечно, воруют тоже. Но в незначительных и неопасных для предприятия размерах — по сути, в рамках статистической погрешности. Причем из года в год эти показатели постоянны. А значит и воровство на том же уровне.

Существует множество других способов обмана ресторана и его гостей — «игра» поваров с размером порций, подмена или продажа барменами не оприходованного алкоголя, сговоры официантов и кухни. Но это уже другие истории. И другие методы борьбы. Но всегда — материальные.

Много лет подряд я отдыхаю с семьей на море — в Испании. И каждый раз для найма жилья пользуюсь различными сервисами онлайн бронирований, в том числе популярным порталом — airbnb.

Я давно сделал вывод: найм жилья — и никакого сервиса! И смирился с тем, что многое из обещанного на сайте или хозяином квартиры зачастую оказывается преувеличением. Или даже неправдой.

Самыми частыми сюрпризами оказывались — отсутствие или плохое качество вай-фай, требование дополнительной платы за постельное белье и полотенца, неисправности сантехники или света. А жаловаться при этом — некому.

Пару лет назад на Майорке мы испытали настоящий шок, когда вместо обещанной на сайте просторной, чистой и хорошо оборудованной квартиры оказались в огромном обшарпанном грязном жилище. В нем, видимо, ранее располагался то ли дешевый хостел, то ли видавшее виды общежитие.

Вместо уютных спален и хорошо оборудованной кухни мы получили крошечные душные комнатки с маленькими окнами и набором разбитых кроватей. Все они были разной высоты и размеров — составить из них хоть одну двуспальную кровать было невозможно. На кухне стояли неработающие и грязные микроволновка и духовой шкаф.

Хозяйка объекта жила в Барселоне. И много лет не интересовалась состоянием своей собственности. Дама сдавала квартиру через агенство недвижимости. А позже отказалась от услуг посредника и перешла на airbnb.

Описанию квартиры идеально соответствовала лишь большая терраса с великолепным видом на море.

Мы провели первую ночь в трудах — обустраивали жилище. Жена и теща перемыли посуду, пол и мебель, перестирали все постельное белье.

Мы с тестем разбирали и складывали в чулан лишние кровати, освобождая место в спальнях. И пытались найти хоть пару одинаковых кроватей, чтобы составить из них одну двуспальную.

Но в разгар туристического сезона вариантов не было.

Разговор с хозяйкой был непростым. Дама едва говорила по-английски. И утверждала, что заказала и оплатила уборку квартиры в клининговой компании. Она отказывалась верить в неисправность кухонного оборудования — пришлось снимать и отправлять ей видео с доказательствами.

К концу первой недели хозяйка наконец оплатила доставку и установку нового духового шкафа и микроволновки. В квартире появился долгожданный вай-фай. А в качестве компенсации нам полагалась бесплатная уборка квартиры и поздний выезд.

Краткосрочный найм жилья — квартир, домов и вилл — существовал всегда. В разное время этот вид средств размещения продвигали туристические компании, агенства недвижимости, различные фирмы, занятые в индустрии путешествий.

С бурным развитием интернета и появлением он-лайн ресурсов бронирования необходимость в посредниках отпала. И их место быстро заняли многочисленные интернет порталы.

Airbnb — один из самых молодых и быстро развивающихся. Этот ресурс серьезно усовершенствовал каналы коммуникаций и продаж, сделал найм жилья более доступным. А расчеты между собственником и потребителем — надежными и безопасными. И превратил найм в модный ныне мировой тренд.

Огромная заслуга портала все же в другом. Ресурс впервые представил миру новую модель потребления — экономику совместного использования. (sharing economy). Идея ее в том, что вместо покупки товара или услуги любой потребитель может через приложение быстро и легко найти владельца. И арендовать у него на нужный срок его собственность.

Airbnb начал свою мировую экспансию с сервиса для путешественников — онлайн аренды квартир, домов и вилл. И активно пошел дальше , продвигая совместное использование бытовой техники, транспорта и многих важных услуг. Ресурс старается уйти от сложившегося стереотипа — агрегатора найма жилья для путешественников. Он становится основным мировым игроком sharing economy.

Угрожает ли краткосрочный найм жилья и его легкая доступность традиционным гостиницам? На мой взгляд — конечно, нет.

Скорее, наоборот.

Краткосрочный найм испытывает активное наступление со стороны местных властей в разных странах, пытающихся ограничить стремительно дорожающую арендную плату в мегаполисах. Действительно, зачем сдавать квартиру на длительный срок, когда существует возможность быстро и легко сдавать ее через онлайн агрегаторы посуточно, извлекая существенно больший доход, чем при длительной аренде? Власти Берлина и Нью-Йорка уже ввели запреты на краткосрочный найм. А российские законодатели готовятся принять поправки в Жилищный кодекс, разрешающие использовать квартиры для оказания гостиничных услуг и краткосрочного найма только с согласия собственников других квартир в подъезде. Депутаты, по сути, всерьез намерены запретить использование квартир под краткосрочный найм или гостиничные услуги — но руками соседей.

Найм предполагает, прежде всего, использование непосредственно жилой площади — без всяких дополнительных услуг, ставших давно привычными для большинства путешественников. Или очень ограниченный набор опций — и за отдельную оплату. «Метры» здесь — главный «товар».

Гостиница же формирует сложную и дорогую услугу — гостиничную. На базе этой самой площади. Отель собирает под своей крышей множество различных видов деятельности и услуг — круглосуточный сервис по приему и размещению гостей, их безопасности и питанию, уборки и эксплуатации номеров, помещений и территории отеля, транспортному и прочему обслуживанию. А сервисная составляющая в себестоимости номера колеблется от тридцати до пятидесяти процентов от цены номера — в зависимости от класса гостиницы.

В действительности потребитель выбирает не «между» наймом и гостиницей — а скорее «и то, и другое». Но в зависимости от обстоятельств и жизненной ситуации.

Деловые люди, семейные пары, путешествующие без детей, одинокие туристы, приезжающие на короткий срок, всегда выбирают гостиницу. Ведь им важны время и сервис — и не столько «метры». А из огромного количества различных отелей легко выбрать себе подходящий — по бюджету и по любым другим параметрам.

В длительных поездках, на отдыхе с детьми или в большой компании друзей альтернативы просторной квартире, дому или вилле, как правило, нет. И не важно, что нет рядом ресепшн, горничных, охраны и ресторанов. А ключ от входной двери при заезде ночью можно получить только под ближайшей пальмой. «Метры» важнее.

Повальное увлечение и мода на airbnb скоро пройдет. Каждый получит собственный опыт. И осознает — в каких случаях и что ему выбирать.

25 марта 2017

Все дело в окнах!

Что будет, если зимой, в мороз, оставить окно открытым? Такое случилось однажды в одном известном сетевом отеле в Петербурге. Один очень нетрезвый постоялец, выезжая из номера, решил зачем-то проветрить комнату — а мороз как раз стоял январский, двадцатиградусный. Гость уехал ночью (водитель еле дотащил его до машины), горничная пришла с уборкой только к полудню.

«В номере — полный апокалипсис, — в панике докладывал управляющему отеля главный инженер, — Необходим полный же ремонт».

За шесть часов «проветривания» в номере пришло в негодность практически все — замерзли и треснули радиаторы, лопнули и потекли трубы с охлаждающей жидкостью в системе кондиционирования, а она испортила ковровое покрытие и отделку стен. Треснул даже унитаз, воду в котором намертво сковал лед.

Номер пришлось закрывать на капитальный ремонт. Расходы взяла на себя страховая компания. Но только ремонт. Ущерб от простоя комнаты никто гостинице не возместил.

После этого происшествия окна в этом отеле закрыли наглухо. А ручки для открывания окон постояльцам теперь выдают лишь при необходимости. И с дополнительными письменными гарантиями об оплате в случае возникновения ущерба.

Другой причиной «не открывающихся окон» в гостиницах являются требования и стандарты безопасности. Гостиницы — особенно в высотных зданиях — страхуют себя от случайных выпадений постояльцев — по неосторожности, при алкогольном или наркотическом опьянении. Или при суицидальных попытках.

Много лет назад меня разбудил ночной звонок из «Гельвеции». «У нас — похоже суицидник, — с дрожью в голосе докладывал мне дежурный менеджер.
«Гость из Германии открыл окно в номере на четвертом этаже. И сел на подоконник, свесив ноги. Неподвижно. Голову прислонил к оконной раме. А в комнате не горит свет.»

Я дал команду охране немедленно развернуть спасательный пожарный тент — прямо под тем окном постояльца. И немедленно вызвать в «Гельвецию» «службу спасения», как предписывают наши стандарты безопасности. И сам немедленно выехал в гостиницу.

«Несколько минут назад гость влез обратно в комнату, очень ловко. И закрыл окно», — сообщил мне и только что прибывшим сотрудникам «службы спасения» растерянные менеджеры службы безопасности.

«Это — никакой не суицидник» , — успокоил нас один из спасателей. «А обыкновенный лунатик. Или по-научному сомнамбула.»

Спасатели рассказали нам, что «будить» или тревожить таких постояльцев нельзя. «Только их близкие и родные люди точно знают, как правильно себя вести в таких ситуациях».

На следующий день немец и вправду выглядел вполне довольным. И больше нас не тревожил.

Во всех гостиницах, расположенных в высотных зданиях окна всегда «глухие». Они никогда не оборудованы механизмами открывания. А в случае необходимости или при эвакуации их просто выбивают.

Технические регламенты многих сетевых гостиничных операторов требуют полностью «глухих» окон — причем во всех комнатах гостиницы.

«Глухие» окна прекрасно изолируют комнату от любого звука — тем более шума. А огромные панорамные стекла в высотных зданиях дают возможность гостям наслаждаться великолепными видами.

Подача воздуха в номера в таких отелях осуществляется за счет чрезвычайно дорогой системы вентиляции и кондиционирования. Она предусматривает бесперебойный забор свежего воздуха, «примешивание» его в общий объем воздуха в здании с последующим кондиционированием (обогревом или охлаждением) и подачей во все номера и помещения гостиницы.

Постояльцы имеют возможность регулировать температуру воздуха в номере.

Расходы на эксплуатацию и обслуживание такой системы огромны. Они включают затраты на электроэнергию, чистку и обеззараживание фильтров и теплообменников от бактерий и плесени (живущих в водяных испарениях этой сложнейшей системы), ремонт и профилактику самого оборудования.

В целях экономии многие гостиницы ограничивают скорость и объем забора свежего воздуха, а также режим его кондиционирования, экономят на чистке, замене и дезинфекции фильтров и других систем. Это приводит к ухудшению качества воздуха в комнатах — ощущению спертости, несвежести, присутствия посторонних или неприятных запахов.

По этой причине большинство постояльцев не любят «глухие» окна. Они часто жалуются на плохое качество сна, головные боли и постоянную усталость. Некоторые жалуются на «эффект аквариума», ощущение замкнутого пространство и страх, что в случае чрезвычайной ситуации они не смогут самостоятельно выбраться из номера.

В «Гельвеции», как и во многих других не высотных гостиницах, любой постоялец может самостоятельно открыть окна для проветривания. А в случае необходимости — и полностью целую фрамугу. В номерах, где проживают маленькие дети, техническая служба обязательно устанавливает временные ограничители, оставляя возможным лишь режим проветривания.

Окна оборудованы микроклапанами. Даже если они плотно закрыты, воздух продолжает постоянно циркулировать. Он попадает в номер через эти клапаны в окнах. И удаляется через постоянно действующую систему вытяжной вентиляции в санузлах — за счет создающейся тяги воздуха.

Единая система кондиционирования воздуха в здании «Гельвеции» работает лишь с воздухом самого номера — не удаляя его никуда. По многочисленным трубам в здании «течет» не воздух, а охлаждающее вещество.

Система работает в двух режимах — «зима» и «лето». В режиме «лето» она дает возможность любому постояльцу «охлаждать» воздух в номере в диапазоне от +16С до +23С. А в режиме «зима» — нагревать от +23С до +30С.
И никак не наоборот.

Зимой получить в номере «зиму», тем более русскую, система не даст. Для этого нужно лишь уменьшить или вовсе отключить радиатор парового отопления в комнате. Или просто обратиться к персоналу отеля. В любое время.

18 марта 2017

За стеклом

На днях на завтраке я завел разговор с одной дамой. Солидная гостья приехала с мужем из небольшого российского города.

Супруги забронировали полулюкс. И остановились в одном из необычных номеров в Гельвеции — с прозрачной стеклянной стеной в ванной комнате.

«И как вам понравился этот номер?», — спросил я.

«Все отлично! Но есть одно «но». Как вам сказать», — замялась гостья.— Эта стеклянная стена в ванной комнате…
Я даже утром сказала мужу: поиграли в Дом-2 — и хватит. Пора домой!"

Я поинтересовался, сообщили ли гости менеджеру, провожавшему их в номер, что их смущало. И попросили ли поменять им номер?

«Менеджер нам все детально рассказала, продемонстрировала штору, показала, как быстро и легко зашторить стекло. И даже предложила сразу сделать это для нас. Но мы решили попробовать. И попросили ничего не менять. Но штору нам пришлось закрыть почти сразу — из-за туалета. Хотя силуэты все равно просматривались с кровати. И это нас напрягало», — смущенно призналась гостья.

Тем не менее своим пребыванием в отеле постояльцы остались вполне довольны. Сделали хороший отзыв в анкете. И даже отметили, что порекомендуют «Гельвецию» своим друзьям. «Но, точно не этот номер!», — ярко красовалось на полях.

Тридцать лет назад в Европе в небольших дизайнерских гостиницах премиального сегмента ванные комнаты впервые начали конкурировать со спальной и гостиной зоной номеров.

В середине прошлого века санузлы стали превращаться из небольших утилитарных помещений с туалетом и ванной в просторные комнаты. Их стали оборудовать душевыми кабинами, биде, большими столешницами с раковинами на две персоны. И даже гардеробными зонами — для многочисленных нарядов, обуви и аксессуаров богатых постояльцев. Наступила эра больших и комфортных ванных комнат — прежде всего в отелях высокого и премиального ценовых сегментов.

В погоне за необходимостью постоянно придумывать и внедрять новое, удивлять и будоражить воображение постояльцев, с развитием материалов, технологий и дизайна — пришла мода на «стекло» в интерьерах номеров. Ведь этот материал всегда выглядит очень красиво, стильно, «дорого». И в эксплуатации — весьма гигиеничен.

Стеклянные перегородки придают любому интерьеру легкость и современность. Они зрительно расширяют пространство и прекрасно гармонируют с любым материалом — камнем, металлом или деревом. Они идеально устраняют негативные особенности номера — неудачную конфигурацию комнаты, зрительно увеличивают размер номера или ванной, пропуская естественный свет.
Сначала в интерьерах номеров появились стеклянные двери. Позже — межкомнатные стены и перегородки. И, наконец, «стекло» пришло в «святая-святых» — в ванные комнаты.

Санузлы с полностью прозрачными стенами сегодня очень популярны в Скандинавии, Германии, Нидерландах, во многих отелях юго-восточной Азии. Зачастую их там не оборудуют даже шторами или жалюзи.

«Прозрачный» санузел обычно становится центральной частью номера. К нему всегда приковано внимание гостя. Поэтому он обязательно должен впечатлять.

Такую ванную комнату всегда оборудуют дорогой дизайнерской сантехникой — ванной-купелью, красивыми душевыми стойками, необычными аксессуарами, камнем, деревом, уникальными люстрами и светильниками, хорошим светом и богатой отделкой. Ведь «прозрачный» санузел это «нижнее белье» номера — то, что призвано быть скрытым, но выставляется напоказ. Оно призвано удивлять и запоминаться. Иначе зачем его демонстрировать?

Затраты на строительство таких санузлов в несколько раз превышают инвестиции в традиционные ванные комнаты. Но именно эти номера становятся «фишкой» любой гостиницы, ее визитной карточкой. Они красуются на буклетах отеля и на его сайте. Их специально показывают потенциальным клиентам. Их охотно используют для своих съёмок рекламные студии. В них любят останавливаться многие артисты, молодые постояльцы и супружеские пары, приезжающие за сменой обстановки и в поисках романтики. Их просто обожают молодожены. И особенно женщины. Нередки случаи, когда дамы прямо с порога начинают фотографировать номер, делать селфи в ванной комнате.

Несколько лет назад в одном из «прозрачных» люксов «Гельвеции» остановилась одна молодая знаменитость. Девушка приехала со спутником. И была в нескрываемом восторге от «парящей в воздухе» ванной комнаты, ощущения отсутствия лишних стен в номере, обилия света. И конечно предстоящих романтических выходных.

Пара прожила ‪два дня‬. Гости уехали довольны.

«Поднимитесь, пожалуйста, в номер! Я не знаю, что мне делать», — удивленным голосом просила менеджера дежурная горничная. Она вошла в номер сразу после выезда важных постояльцев.

В люксе царил полный хаос — горы грязной посуды, остатки еды. Часть мебели была сдвинута. Но больше всего сотрудницу поразила ванная комната. На полу в огромном санузле валялась сорванная со «стекла» штора, все постельное белье с кровати, декоративные подушки. И даже покрывало. А огромная трехметровая стеклянная стена была ярко красного цвета — от следов помады. Сверху донизу ее «украшали» многочисленные следы страстных поцелуев.

Помада высохла и не хотела отмываться. Горничным пришлось закрыть номер на сутки. Они выводили растворителем бесчисленные алые следы романтических выходных знаменитости.

И все же отельерам не стоит увлекаться экспериментами с необычными дизайнерскими приемами — особенно в ванных комнатах.

«Откровенных» номеров не может быть много. Это — штучный товар, экзотика. Они — всегда на любителей. Их «аудитория» невелика, но, правда, очень постоянна и преданна. Предложить таким постояльцам в следующий приезд другое — из «привычного и скучного « — уже не получится.

Пожилые пары, семьи с детьми, консервативные и стеснительные постояльцы всегда обходят стороной «откровенные» номера. Они мгновенно просят поменять комнату. Некоторые — особо ранимые — даже обижаются и немедленно уезжают. И не возвращаются. Никогда.

11 марта 2017

Подзамочное

Что общего между гостиничной дверью в номер и привычной входной — в обычную квартиру? Почти ничего — лишь схожее название и некоторые общие функции.

Гостиничная дверь — это особое оборудование. И прежде всего, технологическое. Ее основная функция — не предотвращать взлом или проникновение посторонних в помещение (этим в гостиницах занимается отдельный департамент — служба безопасности), а прежде всего защита постояльцев и их частной жизни. И еще одна важная функция — противопожарная.

Поэтому и требования к звукоизоляции и огнестойкости гостиничных дверей очень высоки. А сами двери существенно толще, тяжелее своих квартирных собратьев. И как минимум в два раза дороже.

Звукоизоляция качественных отельных дверей обычно не ниже, чем у самих стен в комнате. А прильнув ухом из любопытства к чужой входной двери можно лишь получить проблемы с бдительными секьюрити.

Дверь в номер — первая и основная преграда на пути распространения дыма и огня. В случае возгорания в номере именно на нее ложится вся ответственность за распространение едкого дыма — основной причины гибели людей при пожаре.

Обжигающий дым, вырвавшийся из горящего номера, гораздо быстрее самого огня распространяется по длинным, как трубы, коридорам. И приводит к массовой гибели людей. Поэтому основная задача противопожарных мероприятий в гостинице — не дать распространиться дыму. И локализовать очаг возгорания до приезда пожарного расчета.

Гостиничная дверь первой берет удар на себя. По этой причине она должна быть всегда плотно закрыта. Ведь убегающий от огня в панике постоялец никогда не закрывает за собой дверь. И даже не задумывается об этом.

Для выполнения этой важнейшей миссии все двери в гостиницах в обязательном порядке оборудуют доводчиками. Им, кстати, отельеры обязаны частыми жалобами и замечаниями на «хлопающие» двери и шум в коридорах. «Но жизнь дороже!» — обычно объясняем мы.

На этом спасательная миссия гостиничной двери не заканчивается. В течение тридцати минут после возникновения очага возгорания дверь должна удерживать дым и огонь внутри помещения — то есть, выдерживать огромную температурную нагрузку.

Входные двери в современных гостиницах оснащены системой «умных» электронных ключей. Времена традиционных металлических ключей давно ушли в прошлое. А с уже привычными многим карточками-ключами давно успешно конкурируют чип-карточки. Они не прокатываются через считыватель в замке двери и не вставляются в замок. А срабатывают дистанционно.

«Говорят, что электронные ключи содержат данные о банковских картах и ее владельце, — недавно подозрительно сообщила мне одна из гостей. — Надеюсь, на них хоть не видно того, чем мы занимаемся в номерах.»

«Ваш смартфон знает о вас гораздо больше, чем ключ. И, кстати умеет еще подглядывать и подслушивать — в отличие от вашего ключа», — ответил я.

Электронный ключ не содержит никакой важной информации о госте — даже его имени.

При заезде постояльца в гостиницу операционная система присваивает каждому выписываемому электронному ключу уникальный номер. И транслирует его вместе со сроками доступа в комнату (датами проживания гостя в отеле) системе управления электронных ключей гостиницы. Система лишь открывает дверь правильным цифрам и кодам. А не людям. Никакой иной информации для обеспечения и контроля за доступом в комнату не нужно.

В случае потери ключа администратор может легко «выписать» гостю новый. Старый же автоматически перестает действовать. Можно «выписать» дополнительные ключи на гостей, проживающих вместе. Но каждый раз — с очередной комбинацией уникальных цифр. И больше ничем.

«На пятки» электронным ключам уже вовсю наступают смартфоны самих же постояльцев. Ведь гораздо проще и, главное, дешевле для любой гостиницы отправлять на гаджет постояльца уникальный код доступа. А считыватель на двери комнаты лишь распознает его.

Время не щадит даже традиционный символ гостиниц — привычные всем дверные таблички «Не беспокоить!» или «Уберите мой номер». Им на смену стремительно приходят цветные лампочки. Ведь это модно, практично, долговечно. Но скучно и бездушно.

04 марта 2017

Два ноля

Много лет назад, в Пуэрто Рико, я впервые остановился в отеле одной премиальной сети. И прямо с порога, как обычно, направился в ванную комнату.

В огромном санузле за отдельной стеклянной дверью красовался одинокий унитаз. Выглядел он очень странно, вернее — жалко. Вокруг устройства не было установлено ни биде, ни даже гигиенического душа.

«Чего-то ведь еще не хватает», — пронеслось в голове. Я долго осматривался. И не сразу сообразил, что отсутствовал один небольшой, но очень нужный большинству постояльцев предмет — обыкновенный ершик.

«Кто-то из постояльцев спер», — подумал я. «Видимо и такое в отелях случается».
Я попросил администратора принести мне другой. К счастью, пуэрториканцы неплохо говорят по-английски. Мне не пришлось долго описывать этот предмет и объяснять, зачем он обычно нужен.

«В стандарты нашей сети это не входит», — заученной фразой ответил администратор. «Мы заботимся о наших гостях. Горничная немедленно все сделает для вас, сэр!», — заверил меня этот молодой человек.

«Зачем делать это за меня?»,— опешил я от удивления. И в ответ поинтересовался, часто ли он слышит подобный вопрос. Оказалось, да: «Но такова политика нашей сети. Мы не ставим этот предмет в ванной комнате. Мы все делаем за вас, сэр!», — вновь заученной фразой повторил мне ресепшионист. Интересоваться, почему в премиальном отеле отсутствовали биде или гигиенический душ не имело смысла. Ответ был очевиден: такова политика этой сети.

Некоторые процедуры интимного свойства люди предпочитают делать самостоятельно — не только в гостиницах, но и у себя дома. А обязанность любого отеля — уважать частную жизнь большинства. И не заставлять постояльцев принимать странные и не умные правила, придуманные какими-то недалекими гостиничными функционерами.

Вопрос гигиены всех сантехнических предметов давно и успешно решен.
В любой гостинице регулярно моют и ёршики, и колбы, в которых они установлены. Их обязательно обрабатывают химикатами при каждой уборке санузла. Колбу никогда не оставляют сухой. После чистки и обработки всего комплекта, горничные наливают в колбу небольшой объем свежего дезинфицирующего раствора.

Любая гостиница, особенно дорогая, чтобы подчеркнуть свой исключительный статус и особую заботу о гигиене, может устанавливать в санулах одноразовые ершики. Вообще сегодня существуют любые одноразовые предметы личного пользования — даже пульты для гостиничных телевизоров.

Биде или гигиенический душ считаются обязательными для европейцев — особенно итальянцев и французов (особенно для женщин). А выходцы из мусульманских и некоторых азиатских стран вообще не используют туалетную бумагу.

«Тогда возьму пустую пластиковую бутылку. Поставлю рядом с унитазом, « — уверенно ответил мне один постоянный гость из Турции, когда я спросил его, как он поступит, если в отеле не окажется соответствующего оснащения.

В «Гельвеция» все ванные комнаты базовых категорий оснащены ершиками и гигиеническими душами. Биде установлены там, где позволяет площадь санузлов — а именно во всех номерах люксовых категорий.

Туалетную бумагу обычно вешают в санузле на стене, оставляя обязательно пару резервных рулонов. Их размещают на низком крюке или кладут на отдельной низкой полке — не далеко от унитаза. Это всегда выглядит как проявление заботы и внимания. И щедрости.

Бумагу используют обязательно мягкую, высокого качества, минимум двухслойную. И всегда белого цвета — без узоров и рисунков. В премиальных гостиницах основной рулон туалетной бумаги обычно новый, запечатанный. Но в целях экономии могут использовать и распечатанный рулон, при условии, что в нем бумаги — больше двух третей объёма.

Горничные в таких случаях отрывают небольшой кусок бумаги и красиво складывают небрежно свисающий конец треугольником. И так поступают при каждой уборке номера во время всего проживания гостя.

А иногда ещё и клеят милые сердцу каждого постояльца наклейки — «дезинфицировано».
Хороший маркетинговый ход, не так ли?

25 февраля 2017

С легким паром!

Ванная комната в современном отеле — самая дорогая часть номера. Инвестиции в строительство многочисленных стояков, сложнейшую систему водоснабжения санузлов, их вентиляцию и освещение, в систему обогрева полов и в отделку каждой ванной комнаты достигают более пятидесяти процентов капиталовложений всего номерного фонда гостиницы. Ведь требования постояльцев к качеству и состоянию сантехники, отделки, аксессуаров очень высоки. Порой они значительно выше, чем даже к спальной зоне. Ведь именно в санузле гости проводят максимальное количество времени обнаженными, в соприкосновении с предметами и сантехникой. Эта зона имеет прямое отношение к личной гигиене и чистоте. А значит — и к уровню комфорта и удовлетворенности постояльцев услугами гостиницы.

Именно здесь проявляются первые признаки стареющего номера. Даже небольшие дефекты отделки и сантехники в ванной комнате практически невозможно устранить недорогим текущим ремонтом. Санузлы всегда требуют капитальных затрат. И длительных сроков ремонта.

Небольшие сколы на каменной столешнице, едва заметные трещины на стенах или на полу из-за постоянной влажности мгновенно заполняются плесенью или ржавчиной. И постояльцы вереницей тянутся на ресепшен с жалобами на качество уборки ванной комнаты. Поэтому при строительстве гостиниц санузлы обычно строят «на века» — предпочитая дорогие, прочные и качественные материалы и сантехнику.

Так в отделке ванных комнат в отелях часто используют натуральный или искусственный камень. Его полируют и нарезают крупными плитами. Блеск полированного камня выглядет наряднее и аккуратнее. А укладка крупными плитами минимизирует количество стыков в санузле. Ведь именно стыки камня при постоянной эксплуатации забиваются грязью.

Брезгливость и подозрение гостей вызывают любые аксессуары и предметы в ванной комнате, которые, по их мнению, невозможно обработать или заменить при ежедневной уборке.

«Мне крайне неприятно, когда тканевая штора на ванной касается моего тела. Уберите ее немедленно. Или придумайте что-то другое», — услышал я впервые десять лет назад жалобу от одной известной актрисы. Персонал тогда воспринял ее просьбу как каприз.

Но замечания и жалобы других постояльцев со временем участились. И во время капитального ремонта Гельвеции в 2012 году мы последовали новому модному гостиничному тренду — оборудовали все чаши раздвижными стеклянными шторками. И включили в стандарт сервиса ежедневный уход за ними — чистку и обработку. С тех пор мы ни разу не получали жалоб на чистоту. Стеклянные шторки всегда нарядно выглядят. Своим блеском они вселяют в постояльцев уверенность в идеальной чистоте.

Но взамен мы тут же получили другую проблему. Многие постояльцы недовольны тем, что вода через стыки в стекле предательски стекает на пол. И создает опасные, по их мнению, лужи на полу. «Я хватаю полотенца, бросаю их на пол. И начинаю судорожно его драить. Боюсь, вдруг вода протечет вниз — и я затоплю соседей», — с тревогой в голосе говорят некоторые гости.

Затопить соседей небольшим количеством воды в ванной невозможно — в полу предусмотрен слив. А подогрев пола сам все высушит. Так что брошенного на пол полотенца достаточно, чтобы собрать лужу на полу.

Идеальных решений в этом вопросе, к сожалению, пока не существует.
Но главный вопрос гигиены все-таки решен. И тканевые шторки в ванной в современных гостиницах навсегда ушли в прошлое.

Душевая кабина вместо ванной? На первый взгляд — это кажется прекрасным решением. Но не все так просто. Сторонники и противники обоих вариантов разделились примерно поровну. И каждая гостиница самостоятельно решает для себя — оборудовать санузлы ванными или душевыми кабинами.

Основные противники ванн — пожилые гости, мужчины и многие иностранные постояльцы. Мужчины в основной массе не любят ванны. Ведь они проводят в санузлах гораздо меньше времени, чем женщины. И предпочитают практичность и экономию времени. Душевой кабиной, в конце концов, легко можно пользоваться несколько раз в день. А лишний раз лезть в ванну многим просто лень.

Многие иностранцы — в основном американцы, канадцы и австралийцы — также не видят смысла в ванных. Они обожают walk-in shower — так они называют душевые кабины. «Зачем лезть в ванну, чтобы принять душ?», — заметила недавно одна из молодых американок в разговоре со мной. — «У нас ванны ставят лишь тогда, когда уже есть душевые кабины. Но не вместо. Ведь принимать ванну — целая процедура и особое удовольствие. А душ — регулярная потребность.»

Возрастные постояльцы боятся споткнуться о высокие борта ванной. И упасть, получив смертельную травму.
Сам процесс «залезания и вылезания» вселяет ужас в некоторых пожилых гостей. И это несмотря на массивные металлические поручни в Гельвеции, оборудованные на стене прямо у самой ванны. Держась за них, можно легко забраться в чашу. И вылезти из нее.

Пару лет назад пожилая американка жила одна в номере. Дама решила принять душ и залезла в ванну сразу после выпитого бокала спиртного. Приняв душ, гостья побоялась самостоятельно вылезать из ванны. На помощь звать было некого. А телефон в санузле расположен над «сухой зоной» — рядом с унитазом.

И дама нашла решение. Она оборудовала себе спальное место — прямо в ванне — из полотенец и халата. И улеглась спать.

Утром гостью обнаружил взбудораженный персонал Гельвеции, спешно пришедший в номер по тревоге коллег туристки.

Дама мирно спала в ванной. «Я знала, что меня будут искать. И не волновалась», — смеялась она в ответ. — «А рисковать здоровьем в моем возрасте я побоялась».

«За» ванны в санузлах активно выступает огромная армия женщин, семьи с маленькими детьми. И все азиатские туристы. Японцы, корейцы и большая часть китайских туристов категорически отказываются от душевых кабин. И выставляют обязательное требование — наличие в номере ванны. Для них — это привычка и вековые традиции.

Многие отельеры — в том числе и я — в погоне за выручкой, пытаются угодить максимальному количеству постояльцев. И считают, что если ванну возможно легко приспособить для принятия душа, то душевую кабину в ванну никак не переделать. А значит можно потерять весь азиатский рынок, женскую аудиторию, предпочитающую холодной зимой принимать горячую ванну — еще и с пеной. И большинство семей с маленькими детьми.

В номерах люксовых категорий в Гельвеции, а также во всех номерах очень дорогих премиальных гостиниц таких проблем никогда не возникает. Ведь площадь санузлов в таких номерах обычно составляет не менее тридцати процентов от площади всего номера. И отельеры имеют здесь возможность «разгуляться» — оборудовать одновременно ванну и душевую зоны.

Так, в одном из люксов Гельвеции имеется отдельная спа-зона. В ней — наряду с ванной-джакузи, просторной душевой кабиной с тропическим душем — имеется еще и двухуровневая просторная сауна. А унитаз с биде в таком санузле расположены за отдельной дверью.

Но и в таких номерах не обходится без курьезов. «Ваша ванная сошла с ума», — кричала в трубку перепуганная гостья. — «Пена взлетела до потолка. Вся вода залила пол. Сплошной фильм ужасов.»

Техники немедленно поднялись в номер — на помощь. Перепуганная гостья — вся в пене, в халате на мокрое тело, стояла на входе в номер.

Оказалось, что дама вылила целый тюбик пены в огромную круглую ванну-джакузи. И включила двигатель.
Вода забурлила. А огромное облако пены вмиг взлетело более чем на два метра — почти к потолку. Гостья выскочила из ванной. Двигатель продолжал работать. Облако стремительно росло. И начало медленно вылезать из ванны, «наступать» и «проглатывать» все на своем пути.

Техник влетел в санузел. Закрыв руками лицо, он вошел в облако пены, отключил двигатель. Обернулся — и оторопел.

Полностью обнаженная, вполне довольная иностранка стояла к нему спиной — под душем, в другом конце спа. Сотрудник спешно покинул номер.
А дама продолжала, как ни в чем не бывало, неторопливо принимать душ. У нее, в конце конце, был выбор. Ванна или душ.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире