yavlinsky_g

Григорий Явлинский

06 апреля 2016

F
2464866

 

— У вас деньги в офшоре! — сказали журналисты.  
— Мы знаем, — ответили российские власти.  
И не соврали. Редкий случай.  

(По стилю напоминает классику: 
— Что случилось с подлодкой? 
— Она утонула. 
Узнаваемо. Креативный цинизм.)   

 

«Последние годы наглядно показали, что, несмотря на провозглашенную крупным бизнесом цель достижения большей прозрачности и открытости, сегодня правительства еще меньше знают о реальном положении и финансовых потоках в крупных компаниях, чем это было, скажем, сорок или пятьдесят лет назад».
Г.А. Явлинский «Рецессия капитализма»: офшоры и коррупция 



Что теперь будет? Ни-че-го! В российской системе сегодня власть (исполнительная, судебная, представительная) и собственность (бизнес) слиты воедино, поэтому никто ни выяснять, ни искать, ни расследовать ничего не будет. Да и не сможет. Да и некому… Так, кстати, ведется вся «борьба» общественности с коррупцией: на коррупционеров жалуются коррупционерам. Даже не одним на других, а зачастую прямо тем же самым коррупционерам.  

 

«Если верить цифрам, фигурирующим в прессе, сумма средств, выведенных в «особые» юрисдикции, превысила десять триллионов долларов… Да и как тут разобраться, если, например, вложить средства в американский фонд, имеющий дочерние структуры на Кайманах, можно через панамскую компанию, с которой предлагается связываться через консалтинговое агентство, зарегистрированное в Лихтенштейне?».
Г.А. Явлинский «Рецессия капитализма»: офшоры и коррупция 

 

А что скажет народ? Ничего не скажет. Люди прекрасно понимают, что это не их государство, и платят они не налоги, а дань. Чтобы не приставали. Народ знает, что ни на что в стране не влияет, нигде и никак по-настоящему не представлен и его ни о чем не спрашивают. Народ понятия не имеет, куда и на что идут его деньги. Какая народу разница, куда барин прячет деньги  в офшор или в банк? Народ лишь откупается от хищной группы, которая, изображая из себя государство, сидит на загривке и сосет нефть.     

 

«Учитывая закрытость финансовой информации по налоговым убежищам, данные по потерям, которые они наносят другим странам, конечно, разнятся, но для каждой из стран G7 (или G8, если учесть, что и Россия в этом отношении не является исключением) они составляют от нескольких десятков до ста и более миллиардов долларов в год».
Г.А. Явлинский «Рецессия капитализма»: офшоры и коррупция 


В 2011 году в  книге «Рецессия капитализма» я подробно писал, для чего используются офшоры. История с панамскими офшорами наглядно все показывает.

Оригинал
04 апреля 2016

Касьянова травят

Михаила Касьянова травят. Государство напустило на него всю свою свору: ФСБ с прослушками, подглядками и стукачами, МВД с провокационно бездействующей и куражащейся полицией, оголтелых платных «общественников» уголовного вида и, конечно, государственное телевидение в виде специально натасканного на политический трэш НТВ… Все на одного! Ату его! Ату! Немцова убили, а этого затравим, затопчем!..

Политическая травля кого бы то ни было (в отместку за что-то, за взгляды, за «имею право») — один из ярких признаков какократии, власти худших, власти тех, кто систематически применяет недозволенные приёмы: лжёт, клевещет, лезет в личную жизнь, подглядывает, подслушивает, а затем широко публикует. То есть эти люди делают все то, что порядочный человек себе никогда не позволит. Устроив травлю Касьянова, власти надеются лишний раз самоутвердиться, скрыть свои недостатки, хотят подспудно показать, что сами они лучше, чем жертва травли.

На самом же деле, показывая на всю страну записи из спален и туалетных комнат, власти ещё со времён Скуратова не только свидетельствуют тем самым о своём непотребном моральном уровне, но и ускоряют деградацию политического сознания людей. В результате происходит ещё большее насыщение властных и пропагандистских структур негодяями. Разложение мозгов и душ целого поколения — это преступление без срока давности.
Омерзительная многомесячная государственная травля Михаила Касьянова абсолютно возмутительна и не имеет оправданий.

Оригинал

Тревожные новости из Закавказья. В Карабахе активные боевые действия, уже есть немалые жертвы и с азербайджанской, и с армянской стороны. Возможно, это Турция негласно подталкивает Баку к военному конфликту с Ереваном. Россия связана с Арменией Договором о коллективной безопасности (ОДКБ), а следовательно, не сможет остаться в стороне. Таким образом Турция может пытаться чужими руками втянуть Россию в еще одну войну, отвлечь от зоны своих интересов в Сирии.

Вместе с тем Турция опять-таки негласно может разворачивать военно-политическую активность на другом фронте, в Крыму, налаживая взаимодействие с местной татарской общиной. Из Турции распространяются слухи именно о таких планах. Поэтому, даже если сейчас ситуация ограничится локальным обострением и не обернется новой войной, при складывающемся положении вещей это вопрос времени. Само собой это не рассосётся.

Оригинал

Исполнилось 16 лет с того дня, как к власти пришел Владимир Путин. Его назначили президентом не в последнюю очередь для того, чтобы обеспечить неприкосновенность итогов мошеннической приватизации — почти бесплатной передачи «узкому кругу друзей» наиболее доходных государственных активов на так называемых залоговых аукционах. Эта договоренность сохранялась до самых последних дней: олигархов, хорошо знающих, каким образом им досталась собственность, «доили», пугали, шантажировали и даже сажали, но сами принципы криминальной схемы раздачи активов не обсуждались.

Редкие публикации о том, что жизненно необходимо исправить последствия залоговых аукционов и что от этого никак не уйти, замалчивались. Власти это было невыгодно: нельзя будет шантажировать наиболее крупный бизнес; олигархи жили надеждой — а вдруг пронесёт, а вдруг все забудут; «лучшие люди города», ничего не понимая, по сути, оберегали «светлое наследие 90-х»...

И вот в борьбе против решения Гаагского арбитража о выплате $ 50 млрд в пользу бывших акционеров ЮКОСа власти решили (непонятно, сознательно или нет) открыть ящик Пандоры, то есть сами начали официально и на международном уровне рассказывать о криминальном содержании главного элемента российских экономических реформ — приватизации. Пока они что-то путаное рассказывают только про ЮКОС, потому что с ним судятся по всему миру, но ясно, что это лишь начало.

Круг замыкается. Комплекс проблем: рукотворный экономический тупик, падение уровня жизни, война с Украиной, острый конфликт с Европой и США — заставил преемника отказаться от обязательства не трогать «святое» — приватизацию 90-х. Это значит, что в любой момент может начаться «снос» большого бизнеса. Такой же, как недавний снос палаток в Москве. А международную компрометацию российских предпринимателей теперь не остановить… Вот такая годовщина.

Оригинал

Путин на встрече с бизнесменами-миллиардерами теперь обсуждает не экономику, а геополитику. Значит, скоро начнется «стрижка баранов» на геополитические нужды, президентская операция под кодовым названием «ДЕНЬГИ ДАВАЙ!» Это яснее ясного говорит о том, что политика сделала с экономикой, как загнала её в абсолютный тупик.

Вот, например, вчера Россия вообще не смогла разместить государственные облигации в западных банках (почти никто не согласился), то есть, по сути, не смогла взять денег в долг… Нефть не дорожает, расходы бюджета растут: на оборонку, на Крым, на Донбасс, на распил, а на экономических форумах (!) в Москве выступает Стрелков-Гиркин — бывший «министр обороны самопровозглашенной ДНР»...

И что делать? О чем говорить с бизнесменами? О геополитике, то есть о том, как важно защитить Асада, подчинить Киев, подставить ножку американцам, расколоть европейцев, расцеловать повсеместно китайцев и так далее. Вот и ушли миллиардеры со встречи с «папой» унылые и обескураженные. Они-то, как никто другой, понимают всё про «стрижку». А о том, чтобы возразить президенту, они даже думать не смеют. Можно только бежать…

Кажется, что в Кремле решили, что нам экономика больше вообще не нужна…

Оригинал

Я по-человечески совсем не хотел распада страны. СССР — это моя родина. Страна, в которой я родился, которую я любил, за которую воевал мой отец. Ничего имперского в большой стране я не видел. Просто в этой большой стране я чувствовал себя дома и в Ташкенте, и в Риге, и в Москве. И мне было особенно больно видеть, как эту страну разрывали на куски. Нет, у меня не было сомнений, что советскую систему требовалось демонтировать, а власти коммунистов надо положить конец, что нужна демократическая система и рыночная экономика. Но не только для России, а для всех! Для всей моей большой страны! Однако почему-то решили, что Россия должна идти в светлое будущее одна и всех вокруг отторгать от себя. И делалось это крайне нерационально — ни экономически, ни политически, ни по-человечески.

25 лет назад, 17 марта 1991 года, на всесоюзном референдуме большинство людей тоже высказалось за сохранение страны. Они тоже не хотели развала…

2455548

Политически возможность построения обновлённого Союза была упущена в 1989-1990 годах. Это случилось вследствие отсутствия стратегического видения ситуации у руководства страны и систематического запаздывания с принятием решений. (Ну прямо в точности как сейчас!) Однако можно и нужно было избежать таких разрушительных последствий. И экономический спад не был неизбежным в таком масштабе. Именно этому, созданию новой экономики в СССР, а не в одной из его республик, и была посвящена программа «500 дней», а также Экономический договор между бывшими республиками СССР. В 1990-1991 годах я лично руководил практической разработкой и согласованием всех основных соглашений Экономического договора: о банковском союзе; о единой валюте; о согласованном законодательстве в области прав собственности и приватизации; о таможенном союзе и свободной торговле; об этапах и сроках либерализации цен; о финансовой стабилизации, координации бюджетной политики и денежном обращении. Таких соглашений было несколько десятков. Я считал необходимым создавать общий рынок, а не строить заборы. Самое удивительное, что этот Экономический договор подписали в Кремле осенью 1991 года 13 (из 15) бывших союзных республик! Даже балтийские государства присоединились тогда в качестве наблюдателей. Это был реальный шанс на эффективное развитие. Но вместо всего этого устроили Беловежскую пущу. Всё грубо и безмозгло разрушили. Вместо того чтобы наравне с Европой двигаться к экономическому союзу, разорвали хозяйственные связи, разрушили саму возможность взаимодействия между рынками. С этим я никак смириться не мог и после 1991 года никогда, ни одного дня не работал уже в команде Ельцина.

Теперь всё это пытаются восстановить: таможенный союз, свободную торговлю… Сварили в аквариуме уху, а теперь хотят из неё опять сделать живых рыбок! И за этот новый идиотизм люди платят безумную, а то и кровавую цену.

Оригинал

Главное ощущение сегодняшнего дня – это тупик. И то, что мы видели вчера на марше, и настроения людей, и, кстати, число людей, которые пришли – это ощущение тупика. И главная угроза – это утрата страной исторической перспективы. Это отсутствие ясного, понятного людям представления о том, куда должна прийти страна через 20, 30, 50 лет. Это состояние обессмысливает любые предвыборные программы, любые стратегии, любые усилия и результаты, которые должны проявиться, скажем, в среднесрочной, да и в краткосрочной, не говоря уже о долгосрочной перспективе.

Если страна не знает, что она делает, что создаёт и строит, то перетаскивание камней из кучи в кучу – бессмысленное занятие. А мы это наблюдаем каждый день. Мы уже потратили огромные средства, полученные страной от конъюнктуры на нефтяных рынках. Это были просто огромные средства. Россия никогда в своей истории не имела такого богатства! Мы провели всякие престижные мероприятия, с результатами которых мы теперь не знаем, что делать. Огромные деньги потрачены на покупку наших так называемых геополитических союзников, которые на самом деле откровенно тяготятся положением младших братьев, и за ничтожный по сравнению с этой суммой взнос с какой-либо стороны быстро смогут изменить свою ориентацию, как уже не раз бывало.

Сейчас мы развернули невиданные в последние 40 лет военные программы. Большая часть свободных ресурсов тратится на вооружение, перевооружение, и самое главное – демонстрацию всего этого всему миру. Неужели не понятно, что сильные вооружённые силы в долгосрочной перспективе невозможны без сильной экономики. Просто невозможны, и всё. Поэтому то, что сейчас делается – это же просто показуха. И оттого, что это всё время показывают по телевизору, это ничего не меняет. Это создаёт имидж, за которым ничего нет. Потому что нет той самой экономики, которая может это создавать. Это как строить мосты без дорог или электрички, но не иметь рельсовых путей, или вести трубопроводы (которых мы строим немереное количество) туда, куда уже и не надо, а они всё строятся и строятся. И мы уже зависим от наших потребителей не в меньшей степени, а в большей, чем они от нас, и понимания этого нет. Все эти крикливые социальные пенсионные программы, которые всё время объявляются, вместо того чтобы выполняться. И так далее.

В общем, отсутствие долгосрочной цели ведёт к тому, что страна разбрасывается ресурсами, а самое главное – талантами, и теряет преимущество. А какое самое главное преимущество теряет страна? Я вам его назову: время. Время – это самый ценный и самый невосполнимый ресурс. Теряют все. И те, кто считают себя победителями, кто необычайно богат сегодня, удачлив, обладает властным ресурсом, личными состояниями. Но в первую очередь теряют молодые и талантливые, полные сил и амбиций, способные много, плодотворно и честно трудиться люди. Потому что нет и не может быть серьёзной личной перспективы, если такой перспективы нет у страны, в которой ты живёшь. Никто из тех, кто управляет страной, не в состоянии внятно объяснить простые, но важные вещи – что мы строим, что мы делаем, зачем это и куда это всё придёт. Даже отчёт по своей антикризисной программе правительство засекретило. Это ещё одно мелкое доказательство полного тупика и полного непонимания ни того, что происходит, ни того, что нужно делать. Бессмысленно спрашивать, что будем делать через полгода, бессмысленно спрашивать, что страна будет делать через год, тем более – через 5 лет. На что должны ориентироваться люди? Какую перспективу они должны для себя выстраивать? С какими ориентирами они должны связывать свою жизнь? Ответа на этот вопрос нет.

Нам рассказывают, что страна должна быть сильной. Но кто же против-то? Нам говорят, что нас должны уважать. Я не знаю, кто кому должен, но здесь тоже вроде – да, пожалуйста, разве кто против? Но хотел бы сказать: сила, которую уважают – это не способность, извините, нагадить под дверью соседа, это не способность всех всё время пугать, шантажировать, всем объяснять, что вы не решите ни одну свою задачу без нас, залезать в каждый конфликт и делать его неразрешимым. За это уважать не будут. С этим будут долго мириться и даже вступать в ситуативные союзы, которые кому-то выгодны. Но уважать точно не будут. И при первой же возможности попытаются изолировать от ресурсов и в перспективе задвинуть как можно подальше. Вот в какую нас поставили ситуацию.

И при всём при этом никто не в состоянии на сегодняшний день определиться с позитивной программой. Её просто нет. Призывы со всеми бороться, всех презирать, всех ненавидеть не могут заменить позитивную программу. А для выработки такой программы первое, что нужно – это честно определить для себя то положение, в котором мы находимся. Честно и трезво. В частности, признать, что мы имеем у себя в стране малоэффективную, очень простую по своей структуре и крайне маленькую по объёму экономику, с которой претендовать на роль глобальной силы просто нелепо. Надо наконец признать, что наша экономика органически связана с миром, и что сворачивание связей с наиболее развитыми странами приведёт нашу экономику уже не к кризису, а к краху. Что обманывать себя сказками о том, что якобы эта изоляция вынудит неизвестно кого заняться какими-то неизвестными реформами, которые потом вдруг принесут чудесные результаты – это абсолютная чепуха. Этого не будет. Это совершенно нелепо.

Во-вторых, полезно бы знать, что наш большой ядерно-ракетный потенциал – это средство сдерживания, а не инструмент влияния и доминирования. При всей его важности он никогда не сможет заменить нам ни развитие экономики и общества, ни даже просто нормальную жизнь. Мы начали всех шантажировать и пугать, но это приведёт только к тому, что мы всё больше и больше будем находиться в состоянии осаждённой крепости. И мы всё больше и больше будем порождать ответную реакцию, которая действительно приведёт к тому, что мы будем просто окружены весьма опасными конструкциями в военно-стратегическом и политическом отношении. Мы сами на это нарываемся и сами это провоцируем.

Наконец надо признаться, что за 25 лет мы так и не создали ни одного инструмента саморазвития: ни механизмов, ни институтов – так ничего и не построили. А без них экономическая и общественная жизнь будет стагнировать и вырождаться, что мы с вами сегодня и наблюдаем.

Во-вторых, нам нужно определиться по-крупному с нашими геополитическими приоритетами. Мы должны ответить на вопрос. У нас есть развилка: чем мы будем заниматься – геополитическими авантюрами и маневрированием или собственным развитием и модернизацией? Совместить то и другое не удастся, и не надо на это рассчитывать. Чтобы вести себя, как сверхдержава, надо ею быть. А это невозможно с такой экономикой, какая есть сегодня у нас.

И третье. Надо, конечно, предложить стране реальную программу. Я сейчас, в частности, говорю, например, об экономике. Такая программа есть. Мало того, её все знают. Все грамотные и даже полуграмотные экономисты уже теперь прекрасно знают, в чём эта программа. Я даже её повторять не хочу. Сто раз уже всё говорилось. Поэтому совершенно очевидно, что надо делать. Все рецепты прописаны, и велосипед здесь просто не нужно изобретать. Какие-то конкретные цифры, макроэкономические показатели – это всё можно быстро составить. И совершенно понятно, что эта программа должна быть ориентирована на конкретную ситуацию в нашей экономике и в мировой экономике. И главное, что эту программу просто реально выполняло множество стран, и с большим успехом.

Примерно ясно, что надо делать. Вопрос в другом: можно ли это сделать? Можно ли эту программу, даже если она будет объявлена, реализовать? И в чём главное препятствие? А в том, что люди ни во что это не верят! Вот теперь я подошёл к главному пункту. Всё, что я говорил до этого, можно прочитать в разных статьях. Много людей это знают и понимают.

Люди не верят. Люди уходят от политики и от участия в жизни собственной страны. Это самое страшное, результат политики, которая проводится. Потому что крах российского государства происходит тогда, когда разрыв между людьми и государством становится непреодолимым. Люди готовы сказать, что 85% за Путина, 146% за Путина, 330% — им это всё равно. Просто чтобы не приставали. Люди просто вообще больше во всё это не верят. И не хотят в этом участвовать.

Но, более того, что это такое – вот такие опросы и такие результаты? Я не знаю, правда это или неправда. Но допускаю, что результаты большие. Это о чём говорит? О том, что люди вообще не верят больше в свои силы. И в этом смысле политика, начинавшаяся с 1992 года и в разных модификациях продолжающаяся по сегодняшний день, именно к этому и привела людей. Они совершенно не верят в свои силы ни в политике, ни теперь уже в бизнесе, ни просто вообще в чём-либо, что они что-то могут сделать. И вот эта разочарованность ведь будет сейчас быстро нарастать. А почему она будет быстро нарастать? Потому что все тренды в экономике, как говорят экономисты, будут понижающие. Экономическая ситуация будет ухудшаться. Социальная жизнь будет ухудшаться. В прошлом году почти 10% потери в реальных доходах, в реальных зарплатах. Всё будет падать.

И жизнь будет вести к тому, что люди будут всё больше сомневаться и разочаровываться в том, что у нас происходит. Процесс распада системы или режима, если хотите, создаёт новую ситуацию с новыми закономерностями, возможностями и опасностями. Сегодня нашим главным препятствием к будущему уже становится даже не сам Путин и его система, а апатия. Апатия и неверие. И эта, в частности, политическая апатия – противник не менее серьёзный, чем те, кто сидят в Кремле и в Думе. Потому что когда большинство в стране апатично, именно маргиналы начинают править бал, создавать и диктовать повестку. И пора признаться всем, что бесполезно и даже вредно метаться между романтической надеждой на взрыв народного возмущения и мрачно безнадёжной констатацией, что русский народ – носитель рабской психологии.

А вот люди спрашивают: а почему мы оказались в этой ситуации? Как это так получилось? Одни им отвечают, что виноваты внешние враги. Люди говорят: да, мы никогда так плохо не жили, как при Обаме. Другие говорят – это русский рок, в России иначе не бывает, это колея, из неё не выйти, давайте выпьем. И на этом разговор закончен. Это самые массовые рассуждения. Враги и русская колея.

Третьи, самые просвещённые, говорят: а это происходит потому, что вы всё терпите и не за тех голосуете. Правда, люди отвечают: мы по просьбе не буду повторять, кого, уже голосовали недавно «против «Единой России» всё равно за кого» – и что мы получили? Мы получили всё то же самое, что было. Тогда тоже были обращения, писались письма.

Так в чём тогда проблема? Вот наш с вами ответ. Мы оказались там, где мы оказались, потому что до сих пор реформы и изменения в стране планировались и осуществлялись, дорогие люди, не для вас, а для чего угодно другого: чтобы построить социализм, чтобы построить капитализм и рыночную экономику, создать энергетическую сверхдержаву неизвестно для чего, поддержать и завоевать Новороссию, чтобы отечественных жителей Кремля уважали в мире и боялись – для чего угодно проводились реформы, осуществлялась политика, кроме как для вас.

А мы хотим сказать: мы хотим осуществлять такие программы и такие реформы, которые будут для вас. И мы этой своей целью ставили и раньше. Но сейчас это становится абсолютно очевидным, что реформы должны быть для большинства – для вас, люди, для вас, граждане. В этом наша цель и задача. И это неправда, что вы не хотите работать. Вы хотите реализовать себя с высокой эффективностью, делать то, что вы умеете, но чтобы плоды вашей работы были вашими, чтобы никто не мог отобрать то, что вы заработали и то, что принадлежит вам.

Вы не боитесь конкуренции, но хотите, чтобы она была честной. А для этого нужно независимое правосудие. Вы не против законов, но вы хотите, чтобы они были одинаковыми для всех. И это должны быть такие законы, которые вам на пользу. Вы не против платить налоги, но эти налоги должны расходоваться на создание и функционирование такой полиции, которая вас защищает, которую вы не боитесь, а которая вам помогает. Эти деньги нужны на такое образование, при котором не нужно бояться за ребёнка, за его голову. И то же касается медицины, и всех остальных услуг – вот на это вы хотите тратить свои налоги. Так мы вас понимаем. Так мы и сами думаем. И мы вместе с вами можем сделать так, чтобы жизнь в нашей стране была устроена по-человечески, а не только для избранных, по-человечески для всех. Короче говоря, моя ключевая идея: человек выше любой идеологии – коммунистической, националистической, великодержавной, либеральной и консервативной. В этой мысли тоже нет ничего особенно нового ни для «Яблока», ни вообще.

Я утверждаю (об этом сегодня вспоминали, и я очень рад), что единственно верная для России национальная идея – это уважение к человеку. Это самая верная для России и понятная для России формула европейского пути и европейской мечты. Люди хотят, чтобы их уважали. Осознать это и убедить в этом страну – это реформа, сравнимая с отменой крепостного права. Такое осуществить можно и нужно значительно быстрее, чем Россия пришла к отмене крепостного права.

Суть реформы – это не имущественные и юридические отношения, а отношения друг к другу. И это должно быть заложено в каждом шаге нового президента. Чтобы люди уважали сами себя, свою историю, причём, настоящую, не выдуманную, не сфальсифицированную. Фальсифицируют историю те, кто страдает комплексом неполноценности. Мы, люди России, хотим уважать своё государство, уважать своё правительство. Но мы требуем, чтобы государство уважало нас, чтобы правительство уважало нас. И это не фантастика, это не утопия. Так живут миллиарды людей. Именно это и есть европейская мечта для России, которая должна стать реальностью.

Фёдор Михайлович Достоевский говорил, что «без идеалов никогда не может получиться никакой хорошей действительности. Даже можно сказать положительно, что ничего не будет, кроме ещё пущей мерзости». Мой главный союзник в движении к реализации мечты – российский народ. Я в него, в свой народ, верю. Наша общая цель – это создание страны, в которой люди уважают себя и других, имеют возможность стать счастливыми, не нарушая законы, а исполняя их, надеются на будущее, верят в него и имеют защиту.

У человека, у избирателей есть ещё один важный вопрос, который тоже будет адресован мне и нам. Это вопрос о том, когда это всё будет, когда сбудутся все эти ожидания, когда же жизнь будет достойной. Ответ может быть только один: сейчас. Не в том смысле, что после выборов, как бы они ни завершились, с неба обрушится халявное изобилие, а в том смысле, в котором говорил Андрей Сахаров однажды на съезде. И, опираясь на то, что говорил он, я сегодня скажу так: я не могу сразу сделать справедливым суд, не могу остановить рост цен и снижение зарплат, не могу сразу разрешить все национальные проблемы, не могу ликвидировать сразу всю коррупцию, не могу вернуть вам сразу чистый воздух, воду и леса. Но создать политические гарантии решения этих проблем – это то, что я обязан сделать, и это можно сделать сразу, как только изменится политический курс, создать политические гарантии решения этих проблем.

При изменении политического курса люди сразу почувствуют, что жизнь может стать принципиально более честной, справедливой и свободной. И тогда люди поймут, что пришло их время, и им больше никто не будет говорить: затяните пояса и потерпите ещё, пока мы будем обогащаться, ещё немножечко потерпите.

Какие политические гарантии воплощения этой европейской мечты могут быть в наших условиях? Вера в неё, общенациональная вера. А как сделать так, чтобы люди в неё поверили? А разговаривать с ними честно, открыто, профессионально, но самое главное – с любовью к ним. Чтобы они почувствовали, что они не безразличны, что они нужны, что каждая судьба, каждая душа нам дорога. Тогда люди повернутся к нам. И тогда мы сможем осуществлять все те программы, которые мы в изобилии можем написать на любую тему, но они никогда не выполнялись. Это то, что долгие годы десятилетия не понимали наши демократы и власти.

Разъединённость общества, отсутствие доверия – база процветания всего: и коррупции, и воровства, и жульничества. Жулики всегда присутствуют, когда нет взаимопонимания и взаимовыручки. Так вот, любить людей, видя всё, что происходит вокруг, очень трудно. И все это знают. Это не какие-то розовые разговоры ни о чём. Это действительно очень трудно. Но это задача президента – убрать ненависть из политики и общественной жизни. Сейчас вся политика и вся общественная жизнь переполнена ненавистью ко всем и почти ко всему. Нужна другая политика – политика для людей. Так как такой политики сегодня на государственном уровне нет, нужна партия и кандидат в президенты, которые будут ассоциироваться с такой политикой.

И нам власть нужна вовсе не для того, чтобы кого-то к чему-то принуждать. Нам нужна власть для того, чтобы понимать свою ответственность и реализовывать её. Мы берём на себя бремя ответственности, а не право кем-то распоряжаться. Поэтому наша предвыборная платформа – это защита жизни и достоинства человека и гражданина. Мы считаем, что никто не имеет права лишать человека жизни. Ни один человек не будет арестован или заключён в тюрьму, или лишён собственности, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан каким-либо иным способом из страны, иначе как по закону. А закон будет приниматься реально избранным парламентом, представляющим интересы всех граждан страны. Мы хотим объединить наш народ на основе ценностей человекосбережения и уважения к человеку, на основе истории страны, разорванной беззаконным большевистским правлением. Мы хотим объединить общество и государство, которые разделены тоталитарной и авторитарной моделями отношений. Мы хотим созидать государство, являющееся продолжением гражданского общества, не имеющего иных целей, кроме реализации интересов граждан и управляемого гражданами. Вот только с такой программой имеет смысл идти на парламентские и президентские выборы.

Но самая главная наша ценность заключается в том, что мы не нуждаемся во лжи. Мы в ней не нуждаемся, чтобы защищать свою позицию. Мы не нуждаемся в том, чтобы фальсифицировать историю. Мы не нуждаемся в том, чтобы задним числом менять собственную политическую биографию. И мы принимаем нашу страну и нашу историю такой, какая она есть. Это не значит, что нам всё нравится или мы оправдываем зло. Мы говорим: это зло, а это добро. Мы знаем разницу между ними. Для нас суть восстановления российской традиции – это создание связи общества и государства, и создание процесса реально работающих демократических институтов через их реальную работу, реальное насыщение их смыслом. И главным является незыблемое право выбора.

Государства, которое уважает граждан, нет до сих пор. Вот, в чём наша задача – создать такое государство. Его не смогли создать в течение веков, а мы обязаны. Может, всё задуманное нами и не получится. Может такое быть, что это не получится? Может. Но если другой возможности нет, а её нет, значит, в осуществление этой мечты и этой идеи надо вкладывать все силы, всю энергию, все ресурсы. Потому что беречь их больше не для чего. Мы не доделаем – следующие доделают. Но мы должны сделать свою часть работы. И я выбираю свободу – свободу делать то, что необходимо для моей страны, свободу быть самим собой. И знайте: я не один. Спасибо.

Оригинал


Друзья!
Убийство Бориса Немцова год назад поставило точку в эволюции власти постсоветской России и, можно сказать, обозначило конец всего постсоветского периода надежд. Оно обозначила срыв всей постсоветской модернизации. Оно обозначило окончательный распад мечты и надежды на то, что с этой властью и с этими реформами мы сможем построить новую Россию.

За прошедшие четверть века погибло много замечательных, известных в России людей. Это политики, общественные деятели, особенно журналисты. Многие из них стали жертвами обнаглевшего криминала, слившегося воедино с коррумпированными чиновниками, с бандитским бизнесом, который боялся потерять доходы; региональных властей, которые боялись потерять власть, боялись разоблачений.

Наша партия чтит и помнит и Ларису Юдину, и Юрия Щекочихина, и Александра Карасева, и Фарида Бабаева, и Галину Старовойтову, и Анну Политковскую, и многих других. Но даже гибель борцов с коррупцией и настоящих журналистов-расследователей не может сравниться с тем, что произошло ровно год назад.

Год назад произошло убийство политика исключительно по причине того, что он говорил так, как думал. Это убийство никак не связано ни с расследованиями, ни с коррупцией, ни с деньгами, ни с долгами. Немцов убит исключительно по политическим мотивам — как оппонент проводимого политического курса, как открытый и громкий противник политического курса Владимира Путина. Это убийство по политическим мотивам имеет особое значение. Оно сравнимо с бесчинством «эскадронов смерти», с бессудными расправами, с расстрелами на основе решений «троек», с большевистскими казнями.

2446784

Да, имена исполнителей и заказчиков этого убийства раньше или позже, конечно, станут известны. Но политически само убийство – это приговор тому антиевропейскому политическому курсу и всей властной системе, в которой мы живем. Когда федерального политика, который был первым вице-премьером Правительства, который был губернатором огромной, важнейшей области в России, который являлся на момент убийства депутатом Ярославской областной думы, убивают в 100 метрах от Кремля только за то, что он возглавляет оппозиционную партию, и его взгляды не вписываются в картину мира, которую нам навязывают из того же самого Кремля, – это значит, что при этой власти не будет никаких сдвигов, никаких улучшений и никаких перемен. Власть сама загнала себя в тупик и уже из него не выйдет.

Этот смысл происходящего разворачивался перед нами весь прошедший год. Каждое из значимых событий прошедшего года подтверждало этот вывод. Всю эту систему нужно менять. И этот вопрос надо начинать, не откладывая, прямо сейчас. Надо сделать смену этой системы политической волей общества, в том числе и через выборы. Постановка вопросов о влиянии на власть, «выгрызании» ниши в парламенте, о том, чтобы потеснить одну из партий – более никак не соответствуют масштабу происходящего.

В повестке дня ближайших выборов, без всякого преувеличения, будущее страны. Мы должны понимать, за что мы боремся и для чего работаем. Мы должны добиваться и добиться успеха. Потому что альтернатива современному государству и европейскому развитию — продолжение беззакония, и не фигуральное, а настоящее повторение террора как государственной политики, когда самый верх использует для решения своих политических задач криминал самого низа – это является важнейшим доказательством, с одной стороны, конца этой власти, а с другой стороны опасности – невероятной опасности, которая стоит перед обществом.

Мы понимаем, что наши настоящие политические противники – не картонные думские партии, не фальшивые «спойлеры», которых против нас выставляют, а вот именно те, кто убил Немцова и тянет руки к будущему нашей страны! Нам надо их остановить!

Оригинал

«Мы скатились во времена новой холодной войны», — как-то невнятно сказал Медведев в Мюнхене, и все СМИ написали, что Медведев «объявил о начале холодной войны». Это значит, в обществе уже есть готовность к войне, она уже в сознании… От такого сознания до реальной войны, не холодной, — один шаг. И не надо думать, что сейчас будет как в советские времена: все трындят о холодной войне, а потом ничего не случится. Тогда в руководстве страны было 14 человек, а не ОДИН, было, пусть сильно искаженное, но чувство ответственности перед миром. Сегодня уровень сознательной и бессознательной безответственности правящей «элиты» почти абсолютный, крайне низка планка чувствительности к последствиям («после нас хоть потоп»), а ощущение вседозволенности беспредельно. Продуктом современной российской системы стала глубокая демодернизация сознания её «элиты», и при таком «начальстве» непрерывные разговоры о войне легко могут стать реальностью.

По сути, выступление Медведева — это как северокорейский шантаж: или смиритесь с тем, что мы делаем на наших условиях, или получите третью мировую (мы держим палец на ядерной кнопке).

Но даже если инициированная Путиным конфронтация со всем миром не выльется в вооруженный конфликт, то для России новая холодная война все равно закончится так же плачевно, как и предыдущая — полным поражением и распадом. Только гораздо быстрее.

Поэтому, как сказал Медведев, «мы скатились»... Прямо к Северной Корее.

Оригинал

Главные события года — политические расправы в отношении инакомыслящих: убийство Бориса Немцова и тяжелейшее отравление Владимира Кара-Мурзы только чудом не закончившееся его гибелью.

Весь смысл этого года — самое жесткое давление на гражданское общество за последние 30 лет, ставка на применение силы внутри страны и в международных отношениях — сконцентрирован в самом его начале: в трагедии 27 февраля.

Борис Немцов — жертва войны. Россия втянулась в войну, которая стала повседневной практикой во всем. Это только кажется, что война сейчас переместилась из Украины в Сирию. Ее центр здесь, в Москве, — в мышлении и поведении власти, в пропаганде, отравляющей и разлагающей национальное сознание, в углублении раскола общества.

Одна из операций этой войны — наступление на собственных граждан. В этом году приняты репрессивные законы, расширяющие возможности силовых структур и, в частности, применения ими оружия. Начал применяться закон, позволяющий сажать в тюрьму за нарушение правил проведения митингов. Из властных органов нагло вытолкнуты избранные людьми Галина Ширшина и Лев Шлосберг.

События развиваются так, что всё отчетливее ощущение одиночества России в мире и беззащитности ее граждан перед многочисленными внешними и внутренними угрозами, от которых государство в принципе неспособно защитить.

Символично, что в последние дни года убийство Немцова признано никак не связанным с его государственной и общественной деятельностью.

Знаковое политическое убийство известного политика, война в Украине и в Сирии —подводят черту под эпохой всего постсоветского периода, начавшегося в 1991 году, и свидетельствуют об окончательном срыве всей постсоветской модернизации. Россия не смогла за четверть века встать на путь создания современного демократического государства и эффективной рыночной экономики.

В уходящем году страна ускоренными темпами двигалась в противоположную сторону.

Шаги к обрыву

— Изоляция России в мире как следствие грубого и сознательного нарушения международного права состоялась. (См. «Осознанный выбор?», «Новая газета», 6 февраля);

Удары по экономике России ее же собственной официальной государственной политикой, неспособность руководства страны адекватно и профессионально оценивать ситуацию и действовать. В условиях такого режима никакие положительные изменения, реформы в принципе невозможны. (См.«Григорий Явлинский: «Экономика не может пережить такие политические решения», «Новая газета», 4 февраля; «Реформа невыполнима», «Ведомости», 8 ноября; «Экономическая стратегия для периферийной системы», Журнал Новой экономической ассоциации, №2, стр. 173; Выступление на экономическом факультете МГУ 17 ноября).

— Резко возросшая беззащитность граждан после вступления в Сирийскую войну перед опасностью терроризма и вооруженных конфликтов. Люди остались одни, потому что государство показало, что борется с Западом, патронирует Асада, а не защищает граждан, не использует возможности для обретения сильных союзников и создания эффективной антитеррористической коалиции. (См. «После Парижа 11/13», «Ведомости», 15 ноября).

— Ускоряется деградация российских элит, Россия весь год непрерывно двигалась по направлению к большому кризису и размороженному хаосу. (См.«Путь, которого нет», «Новая газета», 19 октября; «Явлинский: Каждый слепой думает, что впереди зрячий. А слепые все», ТК «Дождь», 24 ноября).

— В мире происходит глобальная смена циклов — технологического, экономико-финансового и социального. Однако в России в практическом плане это даже не обсуждается (есть только несколько публикаций): ни альтернативная энергетика, ни частный космос, ни виртуальные валюты и соответствующие технологии… Между ведущими экономиками мира начинается новая конкурентная гонка, но у России с её архаичной структурой экономики, полностью зависимой от экспорта природных ресурсов исключительно слабые стартовые условия. Нарождающаяся принципиально новая мировая парадигма экономического развития оставляет Россию за бортом, в числе слаборазвитых стран без перспективы изменить своё положение.

Прогноз 2016

— низкие цены на нефть (См. «Почему нефть может упасть до $20 за баррель», РБК, 16 января)

— спад в экономике, бюджетный, финансовый и банковский кризис;

— конфликты, резкое снижение управляемости государством;

— война и военно-политические авантюры;

— ужесточение борьбы с оппозицией и гражданским обществом;

— увеличение числа серьезных ошибок, допускаемых руководством страны;

— падение уровня жизни;

— рост социально-политического напряжения.

Что делать?

Есть только один возможный выход из положения: создание полноценной политической альтернативы —

— Персональной

— Идеологической

— Программной

— Кадровой

— Организационно-финансовой.

До тех пор, пока страна не видит альтернативы Путину, — никакой надежды нет. В условиях отсутствия альтернативы крах режима вследствие его же собственных ошибок приведёт к хаосу, а, возможно, к ещё более тяжелым последствиям. Если альтернатива не появится в будущем году, он станет ещё одним шагом к пропасти, а ситуация уже такова, что любой следующий шаг по пути, которого нет, может оказаться последним. Как создать альтернативу — отдельная тема, которая будет главной в будущем году.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире