yavlinsky_g

Григорий Явлинский

24 ноября 2016

F

Президент пообещал предпринимателям «потянуть с продэмбарго». Мол, в условиях изоляции бизнес лучше идет, а при ограниченной конкуренции производство в стране эффективнее развивается. Но было бы хорошо подумать не только об отечественном производителе, но и об отечественном покупателе! Вот как, только согласно официальным данным, выглядят последствия продовольственного эмбарго в России:

– ​р​астут цены: за два последних года продукты питания подорожали на 32% (Минэкономразвития)​;​
– ​п​о указу президента с 2015 года в России уничтожено почти 8 тыс. тонн продуктов. Этих продуктов хватило бы для того, чтобы 1,5 месяца кормить всех детей-сирот (72 тыс.) в стране или 1 месяц бесплатно кормить все население 110-тысячного города (например, Элисту, Назрань, Обнинск, Елец, Арзамас, Камышин, Кызыл, Новый Уренгой)​;​
– ​п​ока власти давят бульдозерами еду, резко выросло число бедных. Только за первый квартал 2016 года количество бедных ​в России ​увеличилось сразу на 8 млн – до 23 млн​ ​​​человек (Росстат)​;​
– 58% россиян экономят на еде​; ​еще год назад таких было 37% (ФОМ)​;​
– на 10-12% ​с​ократилось потребление сыра​ и ​других молочных продуктов, мяса и рыбы, фруктов и овощей​ ​(Росстат)​;​
– ​в​ рационе россиян хронический дефицит молочных продуктов, овощей и фруктов – на 20-30% ниже нормы (Росстат, Минздрав)​;​
– 30% молочной продукции – это фальсификат, 50% сыров – ненатуральные (Россельхознадзор)​;​
– Россельхознадзор выявляет в молочных продуктах мел, гипс, мыло,​ ​соду, борную и салициловую кислоту​;​
– ​н​а 25% вырос импорт пальмового масла​;​
– ​б​олее половины (52%) продаваемой в России красной икры – подделка (Роскачество)​;​
– ​е​жегодно около 1 тыс. детей травятся некачественными продуктами в школах, детсадах и лагерях. Вот лишь несколько инцидентов, имевших место минувшим летом:
7 августа. Архангельская область, лагерь «Орленок». 39 детей.
2 августа. Челябинская область, лесная школа имени Гагарина. 27 детей.
26 июля. Севастополь, городское кафе. 54 подростка из Санкт-Петербурга.
5 июля. Ростов-на-Дону, детский оздоровительный комплекс «Спутник». 200 детей.
1 июня. Нижегородская область, детский лагерь «Мечта». 46 детей.

В результате под видом импортозамещения мы получаем продукты из пальмового масла, мыла и прочих примесей, угрожающих здоровью людей. Продовольственная политика разумна, когда продукты полезны для людей. Когда они не угрожают жизни и здоровью наших детей. Когда люди могут покупать качественные и разнообразные товары по доступным ценам. И «тянуть» с реализацией такой политики больше нельзя.

Оригинал

2634202

На днях петербургские казаки приняли Дональда Трампа в свои ряды. Такой чести избранный президент США удостоился по той причине, что, по мнению казаков, хочет наладить отношения с Россией, не готов «кормить НАТО», а ещё потому что жена у него славянка. Не отстаёт от казаков и правительство: сразу несколько членов кабинета министров выразили надежду, что избрание Трампа приблизит снятие с России американских секторальных санкций. Население также всей душой восприняло телепропаганду: по данным ВЦИОМ, после выборов доля россиян, оптимистически оценивающих будущий вклад Трампа в укрепление российско-американских отношений, выросла до 49%.

Дональд Трамп стал в России настоящим героем. Дискуссия о нём не утихает у нас уже две недели. Похоже, теперь надежды на улучшение жизни в России связывают в основном с Трампом, который прилетит, как волшебник, в голубом вертолёте и бесплатно отменит санкции, признает Крым, выдаст деньги на карманные расходы… Его победу в российских СМИ обсуждают так, будто речь идёт о новом президенте России, а не США.

Меня всё время спрашивают, почему американцы ошиблись в прогнозах и что изменится в отношениях между США и Россией.

В 2008-2009 годах Америка и весь мир оказались в глубоком экономическом кризисе. Множество людей потеряли работу, многие разорились. Было понятно, что причины кризиса -— в цинизме и алчности экономической и политической элиты. Народ в США хотел перемен, и голосование за Обаму свидетельствовало именно об этом. Но спустя восемь лет вместо перемен американцы получили разве что пустую болтовню о кризисе, лоббирование, пиар и ложь.

И вот пришли новые выборы. Демократы выдвинули Хиллари Клинтон, которая полностью олицетворяла собой американский истеблишмент, правивший страной ещё с начала 1990-х. Клинтон являлась символом экономического мейнстрима, глобализации, а также вытекающих из этого системных причин кризиса 2008 года, которые так и не были осознаны. Её выдвижение стало безусловным знаком того, что от демократов перемен ждать бессмысленно.

А ведь у демократов были другие возможности. Согласно опросам, проводившимся накануне выборов, среди тех, кто собирался проголосовать за Трампа, более 60% были по той или иной причине недовольны им как кандидатом. Ещё в начале года, когда демократы и республиканцы только проводили праймериз, у Берни Сандерса по опросам было куда большее преимущество перед Трампом, чем у Хиллари Клинтон. А если вспомнить, что в 2008 году Клинтон уступила Обаме номинацию в президенты во многом по тем же причинам, по которым могла проиграть Сандерсу в 2016-м, то получается, что истеблишмент демократической партии США сделал себе харакири, уничтожив несистемного Сандерса с помощью катка пиар-технологий во время праймериз и выдвинув по корпоративным причинам Клинтон.

Предвыборные прогнозы в США не учли, что стремление к переменам и обманутые за последние восемь лет надежды граждан приведут к тому, что многие из тех, кто дважды голосовал за Обаму, теперь отдадут свои голоса Трампу и что даже люди умеренных взглядов во имя изменений могут закрыть глаза на его бесконечную ложь. Не учли в прогнозах и того, что скрытый расизм, всё еще присутствующий в американском обществе, до сих пор был этаким спящим зверем, а предвыборная риторика лидера республиканцев его разбудила.

Дональд Трамп в любом случае вплотную приблизился бы к президентству. Но он не получил бы решающего перевеса, если бы демократы поняли общественный запрос на перемены и выдвинули вместо Клинтон другого кандидата.

Трамп заявил, что он против истеблишмента, что при нём всё будет иначе, пообещал снизить налоги и изолировать Америку от всех мировых проблем. И победил. Именно так на фоне провала гайдаровских реформ с инфляцией в 2600% (1992 год), приведшей к тотальной конфискации сбережений населения, в России на выборах в Госдуму победил Жириновский.

Хорошо ли для России, что выборы выиграл Трамп? Не думаю. Скоро иллюзии рассеются. Проблемы России -— внутри страны, в государственной политике, в руководстве. Кремлю сегодня обязательно нужен внешний враг. Без него никак. Что же касается Дональда Трампа, то он очень легко меняет свою позицию по любым вопросам: и по здравоохранению, и по миграционной политике, и по НАТО. Изменит он свою позицию и по России. Нам же не следует строить политику в расчёте на милость Трампа. Милости не будет.

Оригинал



Неделю назад президент обсуждал на Госсовете в Ярославле, как улучшить инвестиционный климат в стране. Рассмотрели дюжину моделей, ответственность возложили на регионы. Губернаторам президент пригрозил «кадровыми мерами», если те не улучшат климат.

Разговор в Ярославле был похож на детскую игру, по правилам которой нельзя упоминать определённые слова. В данном случае это ключевые факторы инвестиционной непривлекательности России.

Во-первых, на заседании Госсовета не обсуждалась реальная незащищённость прав собственности. Именно неприкосновенность частной собственности и есть фундамент каких бы то ни было инвестиций. Этого фундамента экономика современной России лишена с середины 90-х годов вследствие мошеннических залоговых аукционов и криминальной приватизации. Дюжина предложенных на Госсовете теоретических моделей перебивается тринадцатой — действующей, практической, той самой, по которой в Москве сносили и продолжают сносить законно установленные торговые павильоны.

Во-вторых, все знают о том, что суды и силовые структуры являются исключительно инструментами реализации решений, принятых чиновниками на разных уровнях, от мэрии до Кремля, а вовсе не законов и Конституции. Поэтому инвестором в России считают того, у кого есть деньги, только до того момента, пока он их не инвестировал. После этого инвестор становится «жуликом», «мошенником» и «преступником» и у него всё начинают отнимать.

В-третьих, никакая предпринимательская деятельность не будет привлекательной без более-менее честной конкуренции, которая невозможна, пока закон не будет одинаковым для всех. Об этом на Госсовете тоже речи не было, хотя все участники заседания и все заинтересованные в теме лица вне зависимости от политических взглядов знают, как на самом деле обстоят дела.

В-четвёртых, самое распространённое препятствие для инвестиций — это всеобъемлющая и повсеместная коррупция. Здесь ситуация такова, что даже показательная борьба государства с коррупцией создаёт негативный для бизнеса и инвестиционного климата фон, поскольку никто в серьёзность этой борьбы не верит, а все считают это клановыми разборками. Например, дело о миллиардах полковника МВД говорит всем наблюдателям не о торжестве закона, а о степени коррумпированности «правоохранителей».

И, наконец, в-пятых, у страны нет ни понятной экономической, ни политической перспективы. Без этого у людей нет основы для ведения бизнеса в сегодняшней России.

Само по себе перекладывание на региональные власти ответственности за проблемы, не решаемые уже десятки лет на федеральном уровне, очень показательно. Это значит одно: экономическая система себя исчерпала, она не в состоянии ни проводить реформы, ни решать ключевые проблемы.

Нынешняя экономическая политика — это имитация деятельности, выраженная в написании «дорожных карт», в составлении планов, в назначении безответственных ответственных, в изображении процесса приватизации, в проведении громких совещаний, в гневных обращениях к губернаторам… Поэтому и всплеска деловой активности сейчас ожидать просто неоткуда: одно дело произносить патриотические речи, совсем другое — рисковать деньгами, когда всем очевидно, что стабильности никакой нет и риски будут расти.

Через два дня после совещания Госсовета по инвестициям арестовали (будто бы за коррупцию) министра экономического развития... И раньше-то было сложно всерьёз говорить об инвестициях, а после такого и вовсе обсуждать стало нечего. Инвестиционный климат в стране становится антарктическим. 

Оригинал

С министром Улюкаевым происходит какая-то странная история, малоправдоподобная.

Можно ли поверить, что Улюкаев «вымогал с угрозами взятку у «Роснефти», как говорит СКР? Это все равно что требовать взятку у Путина! Кроме того, в покупке «Роснефтью» «Башнефти» у Улюкаева никакой особой роли не просматривается: он, в принципе, все поддержал. Хотя абсолютно всем ясно, что это липовая приватизация.

Правда, Минэкономразвития пару недель назад сделало официальный прогноз о том, что в ближайшие 20 лет Россию ожидает стагнация. Песков тогда сказал, что в Кремле «этого нового исследования» не видели. Такой прогноз мог вызвать раздражение, мог быть расценен как серьезная нелояльность. Возможно, за это Улюкаева и решили наказать. А уж как именно, придумали ретивые «правоохранители», пользуясь сложившейся в обществе атмосферой.

Коррупция сегодня универсальный инструмент по уничтожению кого угодно. Подобно тому как 80 лет назад любого в стране можно было арестовать и расстрелять как «врага народа», так и сейчас можно делать что угодно с любым человеком, обвинив его в коррупции. Атмосфера в обществе позволяет. Такая в стране создана обстановка, такой вот «инвестклимат».

Безусловно, на арест была санкция президента: Песков заявил, что о ходе прослушки Путину докладывали с лета. Если это правда, то могли туда, в эту прослушку, «вмонтировать» что угодно. Прослушка — это всегда манипуляция заказчиком, который по ней принимает решение. Но тут возникает вопрос: для чего нужны такие хитрые, витиеватые ходы? Борьба кланов? Уж точно не борьба с «либералами в правительстве»: Путин может в течение одного дня всех так называемых «либеральных» министров уволить, а всех «силовиков» назначить. Дело, видимо, в другом. Улюкаев — абсолютно преданный президенту чиновник. Возглавляя Минэкономразвития, он поддержал и все, что касалось гибридной войны с Украиной и присоединения Крыма, и войну в Сирии, и все репрессивные законы…

Логика Путина в том, что арест именно лояльного и очень крупного чиновника Улюкаева — мощная показательная акция устрашения в первую очередь чиновничества. Ночь, арест, министр… Все должны знать: с любым в любой момент может произойти что угодно. Вот главное послание.

Когда денег для покупки лояльности становится все меньше, страха должно быть все больше. Так работает авторитарная система.

Оригинал

Итак, президентом США стал Дональд Трамп. Что теперь будет? Этого не знает никто. Не знает даже сам Трамп.

Что касается России, то еще задолго до выборов было очевидно, что сама по себе победа любого из кандидатов кардинально российско-американских отношений не изменит. Российская власть своей политикой загнала страну в тупик, привела к ее изоляции. И пока этот курс не изменится, напряжённость будет сохраняться и в отношениях с США. Рассуждения же отечественных телепропагандистов о победе Трампа – это вовсе не переживание за интересы России, а злорадство по принципу «у соседа корова сдохла – мелочь, а приятно».

Однако диву даёшься детской наивности российских политологов, комментаторов и политиков: они всерьёз полагают, будто Трамп настолько странен, что и вправду любит Путина и российский правящий класс. Но ведь абсолютно ясно, что если Клинтон говорила: «Это белое», – то Трамп был вынужден отвечать: «Нет, это чёрное». Только этими тактическими соображениями объясняются его «симпатии» к России. В Белом доме, думаю, его политика в отношении России будет гораздо тупее, жёстче и резче, чем была бы у Клинтон.

Трамп не останется у руля в одиночку. В США президент – крайне важная фигура. Но он только часть политической системы. Субъективные черты этой части уравновешивают Верховный суд и Конгресс, которому подотчётны спецслужбы и который может проводить самые серьёзные расследования, в том числе в отношении первых лиц государства. Это уже не говоря о том, что демократические механизмы реально работают на всех уровнях: федеральном, штатов, местного самоуправления. Политическая система США со всеми её провалами намного сильнее любого кандидата. Возможно, она не даст Трампу особо разгуляться. Поэтому, отвечая на вопрос «что теперь будет?», можно предположить, что не будет ничего.

Так что катастрофы сразу не произойдёт. Но это совсем не повод успокаиваться не то что на четыре следующих года, но даже на один день. Слишком много проблем, для решения которых и со стороны общества, и со стороны элит требуются неординарные усилия, а кто и как эти усилия будет прикладывать в США, из итогов выборов непонятно.

Кроме того, есть вещи, которые важнее любого персонального результата.

Выборы, поскольку в них так или иначе (голосуя или нет) участвует весь народ, очень многое говорят о качестве политической системы страны и социально-психологическом состоянии народа. Что в этом смысле показали российские выборы, мы имели возможность увидеть совсем недавно, в сентябре. А чем примечательны американские выборы?

Эта президентская кампания в полной мере продемонстрировала кризисные явления в американской политической системе, в её элитах. Выборы оказались крайне неприятными и даже депрессивными. Они показали значительную отчуждённость народа и элит, неспособность элит не то что ответить на возникающие у людей вопросы, но даже их понять и внятно сформулировать.

Главные политические аргументы – не столько позитивные программы, сколько «Хватит!» с одной стороны и «Не дай Бог!» с другой.

Нет персон, нет фигур, нет очевидных сильных политических лидеров. Система их не производит. И сторонники Клинтон, и сторонники Трампа, мягко говоря, от личностей своих кандидатов восторга не испытывают. Как говорится, на безрыбье…

Самое серьёзное беспокойство у американцев должен вызывать тот факт, что со всей очевидностью на этих выборах проявился давно назревавший раскол нации. Активные сторонники двух кандидатов всерьёз ненавидят друг друга, считая оппонентов угрозой традиционным американским ценностям, образу жизни и будущему государства.

Больше половины населения страны по разным соображениям, причинам, мотивам оказалось готово поддаться самому крайнему популизму. Мы видели, как горячо избиратели поддерживали откровенные глупости, которые говорил Трамп (что он вернёт давно закрывшиеся шахты шахтёрам, сталелитейные заводы – сталеварам и т. п.). А чего стоят его угрозы посадить соперника в тюрьму в случае своего избрания (восемь лет назад такие заявления поставили бы крест на шансах кандидата) или бесконечные ложные утверждения на дебатах… Всё это вовсе не игра, это действующая модель взаимодействия с современным массовым политическим мышлением. В нём, благодаря клиповому сознанию, порождённому современным телевидением и особенно цифровыми технологиями, отсутствует даже интуитивное понимание содержания. Такое состояние мозгов большинства населения – всерьёз и, если ничего не менять, надолго.

Речь идёт о кризисе политической системы не в смысле партий, собственно процедуры выборов, государственных институтов (хотя и здесь много разных вопросов, например: в каком вообще состоянии находится Республиканская партия и может ли она в дальнейшем быть полноценной частью двухпартийной системы), а по сути, то есть как механизма связи и взаимодействия народа и элит относительно понимания будущего и путей движения к нему. Обещания обоих кандидатов вернуть величие Америке звучали так, что создавалось впечатление, будто они не понимают, что это значит по меркам XXI века.

Таким образом, американские выборы выявили столько новых кризисных явлений огромного масштаба, что происходившее восемь лет назад кажется очень давним прошлым. Тогда общепризнанным эпохальным событием стал приход в Белый дом афроамериканца. Лейтмотивом выборов 2016 года могла стать реальная возможность женского президентства. Поначалу на этом и был сделан главный акцент в кампании Хиллари Клинтон. Однако по ходу выборов эта тема оказалась отодвинутой на второй план очень опасными негативными тенденциями.

«...Мир быстро и необратимо связывается воедино процессами глобализации – глобализации использования ресурсов, глобализации хозяйственной деятельности и, наконец, глобализации политической жизни, выражающейся в возрастающей роли международных отношений… Существенно возросшая за последние 30-40 лет взаимосвязь экономической и политической жизни в масштабах мира привела к тому, что решения и действия отдельных правительств и политиков могут гораздо больше влиять на вектор общемирового развития, чем это было 100, 50 или даже 20 лет назад. Это означает, что ответственность за продуманность и выверенность предпринимаемых шагов многократно возросла для всех субъектов мировой политики. А что касается тех, кто в силу особого веса соответствующих политических субъектов играет на этом поле роль ключевых игроков, предъявляемые историей к ним интеллектуальные и моральные требования становятся чрезвычайно высокими. И здесь, к своему крайнему огорчению, я должен констатировать, что нынешнее политическое поколение оказалось во многом неспособно этим требованиям соответствовать. Но если политика, в том числе и международная, демонстрирует систематическое отступление от нравственных принципов и ценностей, то в условиях глобализации в постиндустриальном обществе XXI в. мировая экономика всегда будет асимптотически приближаться к кризису. Периодически кризис будет наступать и, возможно, будет все более разрушительным».

«Большое беспокойство вызывает ползучее распространение политического и экономического «постмодернизма»: уход общественного сознания от поиска смысла в политике и экономике, погружение его в потребление всё новых искусственных форм, которые в изобилии предлагает ему виртуальная «новая экономика» и виртуальная же политика.

Очистка общественного сознания от внимательного отношения к реальности, опоры на разум, с одной стороны, и устоявшихся представлений о том, что такое честь, достоинство и нравственность, — с другой, погружение его в виртуальный мир внушённых потребностей, брендов и символов… всё это рискует эту цивилизацию погубить. Хотя бы потому, что деградация массового сознания пусть и с некоторым временным лагом, но неизбежно приведёт к деградации политики и деловой жизни, к их загниванию и утрате способности к прогрессу».

Григорий Явлинский, «Рецессия капитализма — скрытые причины» (Realeconomik: The Hidden Cause of the Great Recession, 2011, Yale University Press)

Всё, что происходило и происходит вокруг президентских выборов в США, иллюстрирует сделанные более пяти лет назад выводы. Годы идут, а необходимых перемен нет. А перемены действительно необходимы. Взаимосвязанный глобальный мир нуждается в ответственной элите. Если её не формировать, при необходимости меняя для этой цели привычную политическую систему, растущий общественный протест будет работать только на разрушение.

Разрыв в отношениях элит и массы избирателей, кризис системы выражается также в том, что серьёзным фактором становится так называемое «молчаливое большинство» (silent majority) — граждане, которые не высказывают своих взглядов и симпатий в ходе кампании, но определяют результат. И это большинство оказывается наиболее благоприятной аудиторией для популистской игры на страхах, ненависти, других «низменных чувствах». Так было в Великобритании во время Brexit, так происходит сейчас в США. Получается, что у политической системы просто нет языка для разговора с людьми. Электорат реагирует не на текст, а на подтекст, атмосферу. Выбор определяют лозунги, которые даже Трамп пока не считает возможным высказывать напрямую. Это как нарыв, который уже достаточно велик, чтобы определять результаты выборов. Но нарыв этот продолжит расти и ещё обязательно прорвётся, сломав сложившуюся систему общественно-политической коммуникации.

В интересах же России, впрочем, как и в интересах других стран, чтобы новая американская администрация как руководство единственной глобальной сверхдержавы была способна стратегически понимать и оценивать перспективы современного мира. Но, к сожалению, этого нет. И результаты выборов особых надежд на это не вселяют.

Независимо от того, что происходит в США, главное для России сегодня — ясно понимать свои долгосрочные перспективы и настойчиво к ним двигаться. Наша главная стратегическая цель — стать полноценной, неотъемлемой частью развитого мира, современной европейской страной. Достичь этой цели мы обязаны в независимости от того, кто в ближайшие четыре года будет занимать Овальный кабинет Белого дома.

Оригинал

04 ноября 2016

День смены власти

Меня каждый год спрашивают, что это за праздник такой – 4 ноября.

Не уверен, что власти, придумав этот праздник, сами поняли, что он на самом деле символизирует. Однако политически день этот и впрямь важный. Это памятная дата зарождения гражданского общества в России.

Около четырёхсот лет назад людям надоело, что московская власть их грабит, лжёт, не соблюдает законы, довела страну до смуты… И тогда граждане Нижнего Новгорода – посадские и служилые люди – поддержали идею земского старосты Кузьмы Минина создать народное ополчение, чтобы поменять власть. Люди сами организовали массовый сбор средств, пригласили военачальником князя Димитрия Пожарского и в 1612 году в результате упорной борьбы изгнали из Кремля ненавистную власть. А вскоре в России появился новый царь, первый из рода Романовых.

Поэтому день 4 ноября в первую очередь напоминает о том, что, если обществу надоест то, что происходит во власти, граждане, когда по-настоящему захотят, смогут самостоятельно эту власть поменять. По крайней мере, так уже бывало в русской истории. Именно таким образом народ становится гражданской нацией. И закон о российской нации, который неизвестно зачем недавно решили придумать, для этого совершенно не нужен. Гражданская нация появляется тогда, когда граждане сами строят своё государство, совершенствуют его и в решающей степени влияют на него.

Единство народа – в общности целей, ясности перспективы и взаимном уважении. Подлинная российская национальная идея – это уважение. Все люди России хотят, чтобы их уважали. Уважали их интересы, их историю и культуру, уважали их детей и родителей, их будущее… И сами люди хотели бы жить в государстве, которое можно было бы уважать: государство честное, не воровское, соблюдающее законы, по-настоящему народное… Только уважающие себя люди могут сами формировать и менять власть в своей стране, и именно через уважение можно объединить нацию. И тогда вновь наполнятся смыслом слова, выбитые на памятнике на Красной площади: «Гражданину Минину и князю Пожарскому. Благодарная Россия».

С праздником, с Днём гражданского общества!

Оригинал

24 октября 2002 года. Дубровка. Захватившие безоружных людей террористы потребовали, чтобы я пошёл к ним на переговоры. Это оказались совсем молодые люди, которые ничего не соображали. И это были совсем другие переговоры, не те, что я вёл в Чечне в 1994-95 годах.

Разговор длился несколько часов. Террористы заявили, что хотят немедленно прекратить войну, требовали, чтобы сейчас же был отдан приказ о выводе войск. Я объяснил им, что сам тоже против войны, но войну невозможно остановить мгновенно, а захваченные ими 800 человек здесь вообще не при чём. Но они ничего не хотели слушать. Было впечатление, что террористы даже не понимали, чего конкретно хотят. Когда я попытался объяснить им, что в зале совершенно невинные люди, многие из которых мои избиратели, что они тоже против войны, то в ответ услышал: «Все вы одинаковые, а мы сильнее вас, потому что мы пришли умирать, а вы хотите жить». Долгие и жёсткие препирательства буквально под дулом автомата. Пришлось на ходу предлагать содержание возможных переговоров. Условились, что их удовлетворил бы разговор Путина с Масхадовым. В обмен на это они обещали выпустить всех заложников. Я сказал, что попробую устроить такой телефонный разговор.

Около часа ночи я вышел от террористов и поехал в Кремль. Рассказал, чего требуют боевики. Началось обсуждение… Тем временем, согласно договорённости, в качестве доказательства своих намерений террористы выпустили восемь самых маленьких детей. Однако через некоторое время стало ясно, что у властей какой-то совсем иной план. Ну а потом начался штурм.
В 2002 году на Дубровке погибли 130 человек из числа заложников (по утверждению общественной организации «Норд-Ост», 174 человека). Спустя 14 лет никаких предпосылок для того, чтобы расследовать это преступление в полном масштабе и наказать виновных, нет. Кто обеспечил проезд к Москве, а затем пропустил в центр города, на Дубровку, целую группу террористов с большим количеством оружия и взрывчатки? Кому они платили? Почему власти отказались от телефонного разговора Путина с Масхадовым? Почему при штурме и потом уже при эвакуации заложников в автобусах и больницах погибло столько людей? На все эти вопросы нет ответов по сей день. Все руководители операции сделали успешные карьеры на государственной службе.
В 1999 году в результате терактов в Буйнакске, Москве и Волгодонске погибло 307 человек, более 1700 человек получили ранения. Очевидно, что преступления такого масштаба могли произойти только при попустительстве властей. Однако информацию о том, что кто-то из чиновников или силовиков понёс наказание, обнаружить не удалось.
В 2004 году в Беслане во время теракта погибли 314 заложников, из них 186 детей. Всего, включая спасателей, погибло 333 человека, свыше 800 получили ранения разной степени тяжести. Инвалидами стали 126 человек, в том числе 70 детей. В отношении 6 милиционеров было возбуждено уголовное дело. Трое попали под амнистию, трое признаны невиновными.
Это только самые известные теракты.
Светлая память безвинно погибшим.

Оригинал

23 октября 2016

Прогноз распада

Минэкономразвития сделало официальный прогноз: в ближайшие 20 лет экономика России расти не будет, до 2036 года страну ждёт стагнация. Что это значит?

Это значит, что у нас нет перспективы развития. Нынешняя экономическая система вместе с государственной политикой не позволят стране развиваться в современном мире. Результатом этого будет такое отставание, которое может привести Россию к распаду.

Но в Минэкономразвития главные последствия столь длительной стагнации вообще не рассматривают. Прогноз не учитывает ни историко-политического контекста, ни контекста глобального развития. Зато с удивительной лёгкостью нам обещают остановку в развитии страны на десятки лет. Россия будет «сдвигаться всё ближе к бедным странам», пишут авторы прогноза. 

По существу, этот прогноз и есть самая красноречивая оценка деятельности Путина на посту главы государства. Через 20-30 лет мир окончательно поделится на развитые и неразвитые навсегда страны. И поскольку в этой обозримой перспективе нынешнее российское руководство не собирается расставаться с властью и, следовательно, все надежды на какие-либо серьёзные политические и экономические реформы тщетны, то Россия, согласно даже официальному прогнозу, навсегда останется в числе неразвитых и бедных стран. Учитывая масштабы страны, особенности устройства, гигантскую протяжённость наших границ с наиболее нестабильными и непредсказуемыми регионами мира, угроза распада и ухода России с мировой арены при такой слабой национальной экономике вполне реальна.

Как не допустить этого? В Минэкономразвития этим вопросом не обеспокоены. Возможно, они полагаются на свой странный прогноз цены на нефть, согласно которому баррель в 2030 году должен стоить почему-то 76,7 доллара. Но это какая-то неумная шутка. Никаких реальных оснований для такого предположения нет. Более тщательный анализ даёт основания прогнозировать цены от 20 до 50 долларов за баррель в ближайшие 30 лет

«Новых шоков на нефтяном рынке в ближайшие 20 лет не предвидится», — пишут в Минэкономразвития. Откуда такая уверенность? А как насчёт «зелёной энергетики» и других новых технологий в области? То, что их развивают везде, кроме России, ещё не значит, что этот фактор не надо учитывать. А то ведь опять получится «непредвиденный сюрприз», как со сланцевой нефтью… И как давно в министерстве смотрели новости с Ближнего Востока?

Есть и другие вопросы к прогнозу. Вот, к примеру, в Минэкономразвития почему-то уверены, что ежегодно в Россию будет прибывать чуть ли не по 300 тысяч мигрантов, среди них — возвращающиеся на родину соотечественники и иностранные специалисты. Интересно, кто поедет в страну, враждующую чуть ли не со всем развитым миром и постоянно балансирующую на грани войны? Пока же всё наоборот: по самым скромным оценкам, приведённым в докладе Комитета гражданских инициатив со ссылкой на Росстат, рост эмиграции за последние четыре года составил 80% (!). 

Той остановки в развитии, о которой говорят в министерстве, на самом деле не будет. Будет движение назад. Если авторы прогноза даже при «улучшенных» показателях приходят к выводу, что Россия через 20 лет будет «ближе к бедным странам», то где же наша страна окажется с ценами на нефть ниже 50 долларов за баррель и сокращением трудоспособного населения? 

Однако власти предпочитают галлюцинации вместо реальности. В Кремле о стагнационном прогнозе ничего не слышали. «Наверное, это какая-то новая работа», — говорит пресс-секретарь президента и тут же добавляет, что, по его данным, экономика вышла на «траекторию роста». 

Политика уничтожает экономику. Без коренной смены политики не то что ситуацию, даже прогноз изменить нельзя.

Оригинал

19 октября 2016

Власть и бизнес

2611840

Лучшим ответом на западные санкции будет максимальная свобода для ведения бизнеса в России. Об этом заявил президент.

Но есть важное обстоятельство: нельзя дать свободу бизнесу, подавляя её во всём остальном. Нельзя построить в стране работающую демократию, пользуясь большевистскими методами, попирающими смысл демократии (пусть даже сохраняя при этом форму). Потому что суть демократии – в реальной политической конкуренции и гарантированной и регулярной сменяемости власти. Ведь несменяемость власти через подавление конкуренции неминуемо ведёт к злоупотреблениям, к той или иной форме узурпации этой власти, а на определённом этапе – к утрате связи с реальностью и неизбежному загниванию.

Нынешняя экономическая и политическая система – не случайный зигзаг истории, а следствие, пусть и незапланированное, конкретных решений конкретных людей. Это лишний раз опровергает модные в некоторых кругах рассуждения о российском историческом проклятии, о какой-то «карме», о якобы неправильном национальном сознании, препятствующем налаживанию в России нормальной жизни и эффективной работе экономической системы. На самом деле почти все наши беды – следствие ошибочных или безответственных решений, принимаемых систематически и в течение многих лет нашими руководителями и чиновниками, неважно, по недомыслию или из корыстных соображений, и нашей же терпимости к таким решениям, неспособности общества оказать им нужное сопротивление.

Вот, например, хорошо известно, что в российском обществе за последние 20 лет сформировалось негативное отношение к богатству: у подавляющего большинства людей нет никаких сомнений, что богатство в эти годы наживалось исключительно нечестными путями. И действительно, нельзя построить экономически эффективную систему, попирая чувство справедливости у миллионов. Нельзя подходить к экономике механистически, не учитывая состояние общественного сознания, людские представления и оценки тех или иных явлений. Даже если ты в чём-то их не разделяешь и считаешь ошибочными. Потому что для эффективной работы рыночной системы в первую очередь необходимо доверие людей друг к другу, к общественным институтам, наконец, к власти. Если люди, как субъекты экономики, не доверяют компаниям и банкам, не верят судам, не верят в желание и способность властей обеспечить защиту прав собственности и честного бизнеса, если люди вынуждены полагаться исключительно на свои возможности и силы, то в стране никогда не построить не только высокоэффективную и конкурентоспособную, но и просто сколько-нибудь сложную современную экономику.

На съезде «Деловой России» президент призвал власти страны больше взаимодействовать с бизнесом. Особенно это касается правоохранительных органов, зачем-то подчеркнул президент. Вот уж кого не надо уговаривать! Правоохранители и так только и делают, что «взаимодействуют» с бизнесом, и живут от этого весьма и весьма неплохо.

Дело в том, что мораль – категория не только социальная или религиозная. Это ещё и важная политическая и даже экономическая категория. Представление о современной экономике как о бездушном мире наживы и чистогана, где каждый готов «кинуть» каждого, где нет ценностей и ничто не свято, – это заблуждение. Капитализм как современная экономическая система исторически вырос из доверия к системе общественных отношений, в которой соблюдаются определённые правила и гарантом соблюдения этих правил не может быть только закон и репрессивный аппарат, его поддерживающий. Потому что власть может эффективно работать только там, где устанавливаемые ею правила воспринимаются большинством населения как справедливые и честные и уважение к закону становится моральной категорией.

Если система отношений в обществе не поддерживается моральным авторитетом тех, кто её формирует и защищает, то никакие угрозы и репрессии не заставят массы людей следовать установленным правилам в повседневной жизни. Уважение к закону – категория столь же важная для экономики, как и сам закон. Однако то циничное презрение к закону, которое демонстрировала и продолжает демонстрировать сама власть, исключает даже возможность того, что в целом бизнес в стране будет всерьёз стремиться к соблюдению правил и законов или хотя бы пытаться действовать ответственно и уважать общественные интересы.

Оригинал

16 октября 2016

Подготовка

2609970

Российское общество настойчиво приучают к мысли о близости и неизбежности новой войны. В последние дни подготовку к ней форсируют на всех уровнях.

В контексте нынешней российской внешней и внутренней политики, событий, происходящих с 2012 года, вероятность большой войны не то чтобы очень велика, но впервые за полвека её угроза воспринимается реально. Так, например, по сути совсем чужая война в Сирии сегодня может обернуться прямым военным столкновением России и США. Россия идёт к этому конфликту умышленно.

ПУГАТЬ НАДО ВСЕХ

Объективно никакой непосредственной внешней военной угрозы для России нет уже много десятилетий. Потенциальные угрозы, конечно, как и у других стран, существуют, и потому порох надо держать сухим — современные эффективные вооружённые силы, безусловно, России необходимы. Но это не имеет ничего общего с развязанной пропагандой, с психологической подготовкой населения страны к войне.

У военной истерии субъективные причины. Российское руководство стремится заставить страны Европы вновь поделить мир на зоны влияния и признать авторитарную полукриминальную корпоративную систему с несменяемой властью равноправным партнёром. Кроме того, в Кремле уже не скрывают желания ограничить суверенитет бывших союзных республик. Со всем этим в мире никто не желает соглашаться. Поэтому Россия грозит войной.

Если говорить совсем просто, то позиция Путина по современному мироустройству заключается примерно в следующем:

— честность в политике — это только то, что говорят он и Лавров;

— украинцы, которые думают иначе, чем в Кремле, — фашисты. Международные договоры и законы — это бумажки, и надо выполнять не все, а только те, которые в данный момент нравятся России;

— Донбасс — это «народно-освободительная война», а вовсе не устроенная Москвой кровопролитная операция по давлению на украинское руководство;

— вместо «хунты Порошенко» начальником в Киеве должен быть какой-нибудь Глазьев или кто-то похожий на Януковича;

— европейцы должны значительно снизить уровень союзнических отношений с США и проводить «независимую» политику, т. е. такую, которая будет нравиться России;

— постсоветское пространство — навечно зона российских интересов, и там должно происходить только то, чего хочет Россия;

— американцы должны срочно понять, что Россия — такой же центр силы, как и они, потому что тоже обладает ядерным оружием. Поэтому надо все обсуждать с Россией на равных;

— поскольку в мире всего этого не принимают, Россия готова воевать. А чтобы «подлые» иностранцы не думали, что с ними шутят, пугать войной надо всех, и прежде всего собственное население. Состояние чрезвычайной ситуации очень выгодно.


АССОЦИАЦИИ С ВОЙНОЙ

Для того чтобы поддерживать в обществе напряжение, необходимо постоянно подпитывать воображение людей ассоциациями с войной. Вот, например, странное сообщение в федеральных СМИ о формировании хлебного резерва в Петербурге. Или новости о переподчинении в случае войны губернаторов, полиции, МЧС, ФСБ и даже Росгвардии Министерству обороны. Ну или сюжеты о том, как власти с энтузиазмом проводят всероссийские учения по гражданской обороне, проверяют подземные бомбоубежища в Москве, радостно рапортуя, что укрытия смогут вместить всё (!) население мегаполиса.

Ленинград, норма хлеба, бомбоубежища, «всё для армии, всё для победы», на случай войны… Очевидно, как воздействует сочетание этих слов на сознание людей. В каждой семье сразу вспоминается та страшная война. И теперь близкой и практически осязаемой становится уже война будущая. Всё это удобряется воскресной телепропагандистской проповедью: одиозный ведущий прямо увязывает учения гражданской обороны с перспективой войны с США.


ПРИСПОСАБЛИВАЙТЕСЬ!

Людям говорят: лучше не будет. Однако менять никто ничего не собирается. Сейчас нельзя: в трудное время живём, вот-вот может случиться война. А потому скажите спасибо, что хоть так живём. Ведь летом перед выборами народ приучали к мысли, что денег нет. И на выборах получили результат, про который Путин сказал: надо же, живут хуже, а за «Единую Россию» голосуют.

Теперь людей приучают к тому, что у нас вообще в любой момент могут перейти практически на военное положение. Это, видимо, такая новая тактика работы с населением уже с прицелом на президентские выборы — не покупать лояльность (ибо нечем), а ставить перед фактом: вот как есть, так и есть, по-другому не будет, приспосабливайтесь. Ничего менять не будем!

В советских школах и вузах на занятиях по гражданской обороне учили, как вести себя в случае ядерной войны, и была тогда в ходу такая грустная шутка. Инструкции из учебников о том, что «при вспышке ядерного взрыва надо быстро лечь на землю ногами в сторону взрыва, лицом вниз и закрыть глаза», студенты обычно дополняли собственной рекомендацией «накрыться белой простыней и медленно двигаться на кладбище»... На вопрос, почему «медленно», отвечали: «Чтобы не создавать толчею».

Впрочем, в позднесоветское время эта шутка уже вызывала только улыбку. Я, например, никогда не встречал в те годы человека, который бы верил, что подобные навыки когда-нибудь пригодятся. Войны никто не хотел, в неё не верили. Общество стремилось к совсем другому будущему, крайне далёкому от архаичной стилистики оформления кабинета гражданской обороны.

Теперь же многие верят. О войне думают и всерьёз говорят. Возвращённый через тридцать лет контекст действий при «вспышке» упорно навязывается обществу государством и воспринимается не как архаика, а как постмодернистское, сюрреалистическое, но вполне возможное будущее. А старый анекдот о «движении на кладбище» в обществе, идущем по «пути, которого нет» , перестаёт быть весёлой шуткой.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире