yavlinsky_g

Григорий Явлинский

24 марта 2017

F

Госдума все больше напоминает ателье-бутик — индивидуальный пошив, эксклюзивный покрой. Если клиенту законы немного жмут, депутаты с легкостью расставят законы. Если законы слишком свободны, думские портные законы подрежут. А для самых дорогих клиентов в Госдуме готовы перешить даже Конституцию.

Вот так отважные портняжки с Охотного ряда одобрили законопроект, освобождающий от уплаты налогов в России граждан РФ, попавших под западные санкции. Какая трогательная забота! Какой патриотизм! Ведь если бы не санкции, ноги бы этих людей в России не было. Но в Думе позаботятся обо всех этих «несчастных и обделенных», обо всех этих кассирах Кремля. Короче, своим — всё, а остальным — закон.

Принятие этих поправок в Налоговый кодекс — новое очень яркое доказательство того, что в стране не столько рыночная экономика, сколько неправовая «понятийная малина» с паханами и шестерками.

2705296

Оригинал

Я много общался с людьми. Я работал слесарем-электриком на заводе. Я работал на шахте в Кузбассе и на самом глубоком в мире разрезе в Челябинске. Я не в кабинете все это придумал. Как сделать так, чтобы у человека в России появилось желание бороться за будущее? Как победить неверие и безразличие?

Так вот, мой ответ такой: у человека должна быть собственность! Это не единственное, но главное. Человек должен чувствовать, что он не пыль на ветру. Что он самостоятелен и причастен ко всему тому, что есть у страны, — не через мифическое общественное имущество, а через самую настоящую частную собственность. Свой дом, своя земля, свое дело, свои доходы, свои накопления… Честно нажитая собственность, которую никто, никогда и никак не сможет отобрать, — это важнейшая часть жизни и основа свободы человека, его опора и средство существования.

Стратегия «Земля — Дома — Дороги» как раз о том, как сделать, чтобы каждый человек в России мог иметь собственный дом на собственной земле. О том, как появится возможность у всех граждан России бесплатно получить землю, как будут проложены дороги, а люди будут сами для себя строить дома. С проектом стратегии, которая будет доработана с учетом сегодняшних экономических реалий и станет частью моей президентской программы, можно ознакомиться здесь.

Полное выступление на федеральном совете партии «Яблоко»

Оригинал

Сегодня исполняется ровно пять лет со дня последних президентских выборов. Путин занимает президентский пост уже третий срок и собирается идти на четвертый.

Тогда, в начале 2012 года, была мощная протестная волна «за все хорошее против всего плохого». Возмущенных людей так называемые «лидеры общественного мнения» убеждали: чтобы добиться перемен, достаточно просто взяться за руки и делать политику без политиков.

Тут как раз Путин и подсунул растревоженным избирателям миллиардера Прохорова в качестве кандидата в президенты. И хотя срок подачи документов к тому времени уже истек, его немедленно зарегистрировали.

У путинского назначенца, естественно, не возникло никаких проблем ни со сбором подписей, ни с регистрацией, ни с ведением кампании… Таким образом этот странный человек, получивший свое состояние на мошеннических залоговых аукционах 1990-х, набрал 8% от числа голосовавших, 5 миллионов 722 тысячи голосов по официальным данным, 20% избирателей в Москве. И это много. Такое число избирателей, если на него может опереться политик, становится немалой силой и может оказывать влияние. Но следующие пять лет показали, что выбор этих людей был ошибкой. Будучи случайным человеком в политике, Прохоров исчез с политической сцены так же стремительно, как и появился. Голоса, отданные за него, растаяли. Позицию пяти миллионов избирателей стало очень трудно отстаивать.

Так, выдвинув своего ставленника, Путин легко и технично обманул всех.

Никак не связанный с протестным движением, миллиардер отдал протест на откуп тем, кто довел мирные выступления людей до столкновений с полицией с реальными масштабными репрессиями. Громко анонсированное создание партии «либеральной надежды» («Гражданская платформа») закончилось появлением реакционной структуры, обслуживающей сегодня Путина и его войну в Украине.

Сегодня, за год до следующих президентских выборов, проблема лжи и имитации в политике стала глобальной. В таких условиях искусственно создать фальшивую альтернативу стало еще проще. Власти уже начали напряженную работу над новым проектом тотального манипулирования на выборах в марте 2018-го. Скоро увидим, что на этот раз в Кремле придумают для безусловного сохранения себя у власти. Не удивлюсь, если вскоре появится какой-то новый прохоров.

Так не дайте себя обмануть. Как говорится, следите за руками. Пора.

И пора делать свой выбор. Вашему кандидату поддержка нужна уже сейчас.

Оригинал

Если вся эта история с дворцами и виноградниками Медведева правда, то уйти в отставку должен президент, не говоря уже о самом премьере. Поскольку в российской системе власти президент несет всю полноту политической ответственности за главу правительства.

В противном случае публикация этих сведений — это часть мероприятий предвыборной кампании Путина, попытка прощупать возможность отправки в отставку непопулярного в народе премьера. Ну и, конечно, показательная активность в «борьбе с коррупцией».

Оригинал

2688152

23 февраля — день всенародного уважения к людям в военной форме. День тех, кто реально защищает страну от врага, опасностей и катастроф. У нас ведь почти нет семей, где когда-либо не носили погоны. Поэтому каждый знает, насколько тяжел и опасен труд военных.

Но День защитника Отечества — это день не только профессиональных военных, но и всех, кто искренне любит нашу Россию, любит своих родных и близких, друзей, знакомых и незнакомых, живущих рядом, в нашей стране.

Это день тех, кто защищает Россию от лжи и произвола, преступности и коррупции, несправедливости и глупости, фальсификаций и деградации. Тех, кто пытается предотвратить бессмысленные смерти.

Защитник Отечества — это тот, кто защищает свободу и достоинство граждан России. Такими защитниками были Юрий Щекочихин, Анна Политковская, Борис Немцов. Они тоже защищали свою страну — как понимали и как умели, честно и до последнего вздоха. И сегодня тысячи людей по всей стране бескорыстно, по убеждению защищают Россию от авторитарной системы, выходят на одиночные пикеты, на протестные акции, доносят правду через СМИ, соцсети и блоги.

23 февраля — день уважения и памяти и тех, кто был верен присяге и защищал Отечество почти век назад. Например, в составе Первого Кубанского похода («Ледяного похода») Добровольческой армии, ведомого русскими генералами Корниловым и Алексеевым.

* * *

Мне от мыслей-видений не уснуть до утра:
Снова цепи-мишени, громовое «ура».
Умирали, как жили — кто во рву, кто в бою,
Мы — за нашу Россию, а они — за свою.

Шашки вон, эскадроны! И аллюр три креста!
Жизнь — дешевле патрона… Кто патроны считал
В те года моровые, в перехлёсте судеб?
Когда мы — за Россию, а они — за совдеп!

Мы родные гнездовья покидали с сумой,
Погасив нашей кровью их «пожар мировой».
Не считай чаевые и судьбу не кляни:
Мы дрались за Россию, за коммуну — они.

Нам покоиться рядом, жаль — в землице чужой,
Под терновой наградой за поход Ледяной…
Мы уходим, как жили. — Рысью, марш! Шашки вон!
Только мы — за Россию, а они за кого?

(Кирилл Ривель)

С Днем защитника Отечества — всех, кто любит Россию, кто готов за нее постоять!

 ---------------------—
На иллюстрации фрагмент Знака отличия Первого Кубанского похода, одной из самых уважаемых и почитаемых наград в Белой армии.

Оригинал

Иногда лучше молчать, чем говорить.
«Москва не снимет с Евросоюза ответные санкции до полного выполнения минских договоренностей».
Это Лавров в Мюнхене так кошмарит Европу.

Да, сельскохозяйственный экспорт по Восточной Европе в общей сложности упал на 2,5 млрд евро. Но Германия и Франция нарастили экспорт на 5,6% до 23,6 млрд евро и на 6,3% до 15,7 млрд соответственно. Да и в целом сельскохозяйственный экспорт из ЕС вырос. Введение антироссийских санкций вкупе с российскими контрмерами для европейского и американского бизнеса не имеет никакого экономического значения — потери измеряются долями процента.

Вот и получается, что Лавров грозит экономическими бедствиями Европе, а страдают люди в России. По указу президента о контрсанкциях с августа 2015-го по декабрь 2016 года в России было уничтожено почти 9 тыс. тонн продуктов питания. Этих продуктов хватило бы для того, чтобы полтора месяца кормить всех детей-сирот (72 тыс.) в стране. Число бедных в России еще в прошлом году достигло 23 млн человек (Росстат), а 58% россиян в минувшем году экономили на еде (ФОМ).

Отказ от снятия продовольственного эмбарго иначе как глупостью назвать нельзя. «Бей своих, чтоб чужие боялись» — это все, что может бюрократия страны, экономика которой составляет лишь около 2% мирового ВВП. Знакомая логика — наказывать граждан своей страны за грубые внешнеполитические ошибки властей.

Писал об этом летом: Приходится снова повторять.

Оригинал

17 февраля открывается 53-я Мюнхенская конференция по безопасности. Хотя она станет продолжением встречи министров иностранных дел стран «большой двадцатки» и могла бы быть площадкой для контактов по самым разным вопросам, вряд ли от мюнхенского форума стоит всерьез чего-либо ожидать. Похоже, на этот раз у собравшихся в Германии нет ни понимания того, что происходит, ни готовности к практическим решениям. 

Как показывает скоропалительная отставка советника по национальной безопасности президента США Майкла Флинна, у новой американской администрации, за которой пристально наблюдает весь мир и особенно Россия, никакой политики пока нет. Что будет делать Дональд Трамп, не знает даже он сам. Из популистских выступлений президента США не следует ни направления будущей политики, ни образа действия. Если и есть у него какое-то видение ситуации в мире, оно может легко трансформироваться в прямо противоположные решения под давлением новых факторов, таких как публикация информации о связях его советников с Россией. Именно так, собственно, и формируется позиция Белого дома по Крыму, о которой третий день гадают в Кремле – то ли это сам Трамп так думает, то ли его пресс-секретарь… 

В России еще за неделю до мюнхенского форума вспоминали конференцию десятилетней давности, на которой выступал Путин. Шел 2007 год, время больших потенциальных возможностей для России. Конфронтационная антиамериканская речь Путина в Мюнхене – пример того, как эти возможности растрачивались на иллюзии, попытки учить народы и заведомо пустые разговоры о многополярном мире, об энергетической сверхдержаве, о финансовой гавани и так далее. И это – вместо активного участия России и помощи в решении глобальных проблем. 

Мюнхен 2007 года еще не стал внешнеполитическим разворотом, но уже обозначил тот тупик, в котором Россия оказалась в результате авторитарной внутренней политики. Впрочем, тупик можно было разглядеть и годом раньше, когда в Петербурге собирался саммит «большой восьмерки». Внешне тот саммит казался пиком путинского успеха, но уже тогда стало понятно, что серьезные вопросы международной безопасности участники G8 не в состоянии решать из-за глубокой разницы в ценностных установках. Уже тогда было ясно, что политика России не предполагает реформ и развития, что ее политическая система все больше походит на бесплодно авторитарную, а экономика так и осталась олигархически-сырьевой. Минувшие десять лет только усугубили ситуацию. 

Все эти годы российская власть самовлюбленно обустраивалась в тупике, не занимаясь ни внутренними реформами, ни строительством современного государства, ни диверсификацией экономики, ни разделением бизнеса и власти. Вместе с этим разраставшиеся экономические и политические проблемы на стыке десятилетий привели к кризису доверия 2011-2012 годов, на который власть отреагировала активизацией борьбы с гражданским обществом и формированием антиевропейского курса. Именно этот курс привел к изоляции, к войне, к зримой перспективе коллапса. 

Нет, конечно, этот курс никоим образом не предугадывал глобальное развитие. Хотя его стилевые составляющие вписались в картину мира, сложившуюся после британского «Брекзита» и избрания Трампа, но это лишь совпадение. Россия не задает в этом мире тон, поскольку, к сожалению, находится на периферии. В российских СМИ Трамп сегодня лидер по количеству упоминаний. В российском руководстве ждут звонка от Трампа. Российские эксперты и политтехнологи разгадывают смысл каждого шага Трампа, как сигнала свыше. А главная задача министра иностранных дел Лаврова на предстоящей Мюнхенской конференции – пытаться организовать для Путина встречу с Трампом. 

Глобальные же проблемы и угрозы, с которыми предстоит бороться всем миром, за десять лет мало изменились. Это отсутствие внятной стратегии развития и международный терроризм, это неопределенность, которая будет толкать политиков к принятию простых, силовых и радикальных решений, исходящих из логики «иначе можно не успеть». Вследствие этого в большую войну, в буквально мировой пожар может перерасти любая горячая или потенциально горячая точка – Ближний Восток, Афганистан, Иран, Корея, Индия и Пакистан, Кавказ, Украина и даже Китай. 

Однако политики-националисты, политики-изоляционисты и политики-проводники дешевого популизма – те, что сегодня пытаются собирать дивиденды со страха и растерянности рядовых граждан, – не только ничего не исправят, но резко обострят и без того опасную мировую ситуацию. Возможность манипулировать сознанием огромного числа людей – случайное политическое богатство, которым они на самом деле совершенно не знают как распорядиться. А windfall tax – «налог на доход, принесенный ветром» – придется платить всему миру. Вероятно, России – одной из первых. Мы слишком слабы для того, чтобы в одиночку ловить рыбу в мутной воде всеобщего хаоса. Это крайне невыгодная для нас ситуация, учитывая соотношение наших реальных возможностей, природно-географического положения и ресурсов, состояния экономики и демографии. 

Вся российская внешняя политика последних десяти лет – опасная бессмыслица. Она ориентирована на фантомные цели. В мировой политике не будет никакого «евразийского вектора», не будет никакой пресловутой многополярности, никакой «новой Ялты» и раздела мира на «зоны влияния». Глобализация – свершившийся факт, и отношения между лидерами глобального мира будут совсем не такими, как в XX веке. Чтобы самим определять свое место в мире, чтобы самим формировать повестку в своей стране, не надо ждать, что надумает Трамп. И уж точно не стоит выстраивать отношения с президентом США по каким-то тайным каналам – через чужих советников или своих хакеров. Не надо пытаться проникнуть в глобальную политику через замочную скважину. От этого все становится только хуже. 

Нашей стране необходима серьезная внешняя политика, отражающая интересы России в правильном сочетании с мировыми реалиями и историческим процессом. Но у нас некому такую политику вырабатывать, некому проводить. Путин занят другим: мы воюем с Украиной и с большей частью арабского мира, собачимся с Белоруссией, нечаянно бомбим турков… Нынешнее российское руководство загнало страну во внешнеполитический тупик и надеется теперь на милости от Трампа. Пора отказаться от периферийной внешнеполитической возни и заняться настоящей российской политикой, которая не на словах, а на деле даст возможность нам самим определять свое будущее в сложном и опасном мире.

Оригинал

На востоке Украины опять в полном объеме идет война, гибнут люди. А в Кремле официально надеются, что у так называемых «ополченцев» на Донбассе оружия и боеприпасов хватит. Политический цинизм российских властей выходит на новый уровень. Человеческая жизнь не входит в число кремлевских геополитических приоритетов. Вот и Путин, рассуждая в Будапеште о войне на Донбассе, говорит о каких-то политических игрищах, а не о погибающих людях.

Уже три года почти открытая передача российского оружия боевым формированиям на Донбассе, отправка на юго-восток Украины военных кадров, а также пропагандистское сопровождение в российских СМИ — все это прямое разжигание войны. Ни малейшей содержательной перспективы — ни политической, ни экономической, ни военной — эта так называемая борьба за независимость провозглашенных под патронажем России «республик» никогда не имела и иметь не будет. Вместо этого на Донбассе будет только бесконечное кровопролитие, безграничная преступность, ложь и еще большая деградация.

Что бы ни было целью российского руководства в этой кровавой военно-политической авантюре — дестабилизация, раскол или полный контроль Украины, — все это бесконечно опасно и стратегически бессмысленно.

С апреля 2014 года жертвами войны на Украине стали почти 10 тысяч человек, более 22 тысяч пострадали, полтора миллиона стали беженцами. Только реально положив конец участию России в военных действиях на востоке Украины, прекратив поставки оружия незаконным вооруженным формированиям, обеспечив полный вывод российских «добровольцев» и закрытие границы, гарантировав безопасность населению региона с помощью международных сил, можно остановить этот кровавый счет.

России надо в корне менять политику. Надо решительно отказаться от военных авантюр и попыток лишить соседей независимости, от мечты поделить мир на сферы влияния вместе с американцами и китайцами. Вместо того чтобы тратить огромные деньги и мешать Украине становиться современной страной, надо заняться развитием российских регионов: инвестировать в медицину, в образование, строить жилье, создавать современные хорошо оплачиваемые рабочие места.

Время уходит. Преступления на востоке Украины продолжаются.

Оригинал

В Петербурге демонтируют мемориальную доску Александру Васильевичу Колчаку, выдающемуся русскому ученому, офицеру, Георгиевскому кавалеру. И это в год 100-летия русской революции и большевистского переворота!

В нашей стране сотни памятников Ленину, Дзержинскому, Беле Куну и прочим узурпаторам власти, прямо виновным в гибели миллионов жителей России. На этом фоне запрет на увековечивание памяти Колчака имеет четкий политический подтекст: защита и продвижение преступной идеологии и практики большевизма.

Мемориальная доска была установлена в прошлом году на Петроградской стороне на фасаде дома, где жил Колчак, по инициативе большой группы петербуржцев, среди которых много молодых людей, неравнодушных к прошлому и настоящему России и считающих себя ответственными за ее будущее.

Сотрудники центра «Белое дело», которые на собственные средства занимаются увековечиванием памяти забытых русских воинов и восстановлением воинских захоронений, обеспечили соблюдение всех предписанных законом процедур, необходимых для принятия этого решения. Инициативу одобрил комитет по культуре Санкт-Петербурга.

Однако принятое и уже реализованное решение было оспорено через суд группой коммунистов, и 24 января 2017 года суд первой инстанции удовлетворил этот иск.

Это решение суда абсурдно! Память Александра Васильевича Колчака увековечена в различных российских городах. А в 2005 году правительство Российской Федерации официально вернуло имя Колчака острову в Карском море.

То, что случилось в Петербурге, – крайне тревожный знак, который, однако, вполне вписывается в политику российской власти по отношению к истории страны, к историческим датам столетней давности. Вместо официальных оценок узурпации власти большевиками и деяний их кровавой диктатуры – молчание и желание побыстрее «свернуть тему». Делается это сознательно для того, чтобы в современной российской политике, формирующей сегодняшний день и будущее страны, доминировали люди и идеи тех, кто продолжает дело тех самых большевиков.

Поддерживаю хранителей исторической памяти, намеренных опротестовать решение Смольнинского суда в городском суде Санкт-Петербурга, и призываю обратить внимание на предстоящее рассмотрение этого дела всех активных и ответственных граждан России.

Оригинал

Прошедший на прошлой неделе так называемый Гайдаровский форум оставил весьма специфическое, если не сказать – тягостное, впечатление.

Понятно, что это во многом ритуал, коих за последнее время набралось немало. Понятно, что для большого количества официальных лиц и глав госкорпораций приглашение выступить на таком мероприятии – это предложение, от которого невозможно отказаться. Понятно, что и для экспертов, которые считаются представителями либеральной части отечественного политического спектра, это редкая возможность заявить о себе в информационном поле. И все же…

Во-первых, подбор участников оказался уж слишком экзотичным. Либо «Вашингтонский консенсус», олицетворяемый Джефри Саксом и Дэвидом Липтоном, либо военно-патриотический парк «Хирурга» Залдостанова. 

И то и другое в одном стакане – это уж слишком. Тут даже на методологическом уровне нужно как-то определиться. Хотя, с другой стороны, если вдуматься, определенная связь здесь есть: если цель (построение капитализма любой ценой) оправдывает средства (инфляционная конфискация сбережений, «залоговые аукционы» и проч.), то результат в итоге будет именно такой. Как говорится, от осинки не родятся апельсинки.

Во-вторых, распределение ролей. Понятно, что большинство участников – особенно те, что с именем и статусом, – люди в той или иной степени подневольные. Они, как актеры в театре, могут иметь свое мнение относительно пьесы, в которой им дали роли, но с режиссером особо не поспоришь. А если поспоришь, то это будет в первый и последний раз. Так что сказать они могут только то, что должны сказать. Однако дело устроителей мероприятия – организовать его так, чтобы «звездам» этого шоу не пришлось усиленно делать вид, будто они говорят все, что думают, и думают то, что говорят. В конце концов, для того чтобы задать тон дискуссии, у нас есть так называемое «экспертное сообщество», то есть люди пусть и не полностью, но в значительной степени не зависящие от расположения самого высокого начальства и в силу этого имеющие возможность говорить правду, хотя бы и в политкорректной форме. Или таких уже нет?

В-третьих, выбор тем. Реформы, модернизация, приоритеты – это темы, десятилетия выносимые в заголовки такого рода встреч. Но уместно ли это в нынешней ситуации? Есть время разбрасывать камни и есть время их собирать. Есть время говорить о реформах и есть время, когда о них лучше помолчать.

Мне уже приходилось писать об этом раньше, в частности в моей статье «Реформы невыполнимы». Я говорил (и продолжаю так думать), что публичные дискуссии о реформах и модернизации имеют смысл и оправдание только до определенного момента, а именно пока они в принципе возможны. То есть пока существуют политические условия для такого рода изменений. После того как становится очевидным, что этих условий нет, что их не было или они исчезли, публичные обсуждения будущей модернизации начинают компрометировать саму её идею, поскольку демонстрируют готовность принять разговоры о модернизации за саму эту модернизацию.

Правда состоит в том, что для модернизационных реформ необходимы определенные политические условия. Прежде всего определенное давление на власть со стороны, извне ее – давление, заставляющее преодолеть инерцию гнилой стабильности и начать ломать привычные отношения и связи, в том числе с риском для устойчивости системы, в которой члены властной элиты занимают самое что ни на есть привилегированное положение.

Такая ситуация складывается только когда уже край – все, больше нельзя. Дальше – пропасть, свободное падение. Есть ли у нас сейчас такая ситуация – не похоже.

Экономика на низкой точке

В экономике прошедший год завершился более или менее предсказуемо. Я – не сторонник точки зрения, что ответы на все вопросы следует искать в статистике. Она – вообще вещь лукавая, а макроэкономическая статистика – особенно. Масштабы условностей, субъективных допущений, гипотез и досчетов здесь таковы, что для оценки ситуации корректней полагаться не на цифры ВВП, а на общие ощущения и косвенные признаки. Но сегодня, как представляется, они в целом не противоречат статистике. Цифры по инфляции, правда, не слишком согласуются с практическим опытом большинства населения, но в общем и целом ощущение именно такое, какое вытекает из приводимых цифр: мы упали в какую-то яму и теперь в ней обживаемся.

Очевидно, что условия в целом стали хуже, чем они были десять, пять лет или три года назад. Причем это касается всего – ну, или почти всего. Цены на основные позиции российского экспорта, доступность долгосрочного финансирования, активность крупных инвесторов, динамика внутренних и внешних рынков, степень предпринимательской уверенности – все эти базовые условия как минимум не улучшаются. Риски внутри страны – и коммерческие, и политические – по-прежнему высокие. И сказанное в той же, если не в большей степени применимо к рискам внешним.

Вместе с тем ощущение свободного падения пропало. Потребление реально сократилось по сравнению с «тучными» годами, но, похоже, нащупало локальное дно. Большая часть населения психологически адаптировалась к новым условиям и готовится продолжать жить в новой ситуации – меньше потреблять, меньше откладывать, но в целом не менять своих планов на жизнь.

Предприятия также почувствовали себя лучше – стали забываться и дикие скачки курса, и внезапно возникшая невозможность рефинансировать ранее взятые кредиты, и ощущение необъявленной войны со всем миром. До восстановления инвестиционной активности, конечно, дело не дошло, но прибыльность текущей деятельности явно повысилась.

И даже в бюджетной сфере возникло ощущение, что худшее позади. Подорожавшая нефть и отсутствие серьезного сопротивления урезанию расходов, а также возможность за счет разного рода фискальных новаций несколько расширить источники доходов – все это дало властям возросшую уверенность в том, что даже существенная нагрузка на бюджет в связи с демонстрацией военной мощи окажется для него посильной.

В такой обстановке разговоры части привластных экспертов о необходимости диверсификации экономики, ее модернизации, отхода от доминирующей роли в ней сырьевого сектора и ВПК превращаются в нечто вроде шаманских камланий, предназначенных только тем, кто в них верит.

На деле в таких условиях экономика с ее проблемами и разговорами о реформах просто уходит на второй, если не на третий план. Главное – мобилизовать население вокруг власти, нейтрализовать врагов и предателей, утереть нос Западу, а с остальными вопросами будем разбираться позже – если они к тому времени не рассосутся сами.

Само не рассосется

Только чудес в экономике не бывает. Само собой ничего не наладится: производительность не вырастет, новые технологии не появятся и новые производства не возьмутся сами собой неизвестно откуда безо всяких усилий. Даже сэкономить нефть за счет «новой» энергетики на основе возобновляемых источников – и то не удастся. Как справедливо заметил по поводу энергетических фантазий Анатолия Чубайса на Гайдаровском форуме Герман Греф, при нынешней политике у нас если и появится ветер (а речь шла о ветряной энергетике), то только в карманах. Можно сколько угодно говорить о том, что вот теперь (ох уж это «вот теперь»!) у нас все будет по-другому. Что затяжная ссора с Западом – для нас благо, поскольку теперь «у нас нет другого выхода, кроме как развивать свое производство». Что теперь мы «будем вынуждены разрабатывать собственные технологии и внедрять инновации». Что военные заказы разовьют нам не только ВПК, но и гражданскую промышленность. Что наконец-то мы слезем с проклятой нефтяной иглы, на которую нас подсадил все тот же коварный Запад. Интересно, верят ли хоть на йоту в эти сказки те, кто нам их рассказывает?

Другое дело, что без всего этого в принципе можно обойтись – и без современных технологий, и без диверсифицированной экономики, и даже без устойчиво растущего бюджета. Особенно если и бизнес, и население не предъявляют власти никаких претензий и искренне рады возможности простого выживания, не говоря уже о возможности тайно поднакопить кое-какой жирок и при этом избежать экспроприации. Собственно, стихийное развитие событий происходит именно в этом направлении – снижаются запросы, умеряются все амбиции, кроме военных. Более того, подспудно людям внушается мысль, что это нормально. Главное – нас боятся, и это замечательно. Потому что все равно ничего, кроме военных побед, нам не светит, так и незачем от них отвлекаться на всякую ерунду.

Куда мы идем и что делать

Вот к такой экономике мы и дрейфуем – к экономике, главная цель которой – обеспечить базу для армии силовиков – и просто для армии. Кормить и снабжать оружием все больше людей в форме и без, которые будут воевать и надзирать, бороться с чужим влиянием и с инакомыслием. Чтобы с помощью масштабных военных операций за тысячи километров от российских границ утверждать абстрактное «величие страны», а дома бороться с «тлетворными влияниями» и одновременно тратить деньги на ненужные «проекты престижа». Все это если и можно назвать экономическим ростом, то весьма специфическим – в интересах очень отдельных людей и очень отдельных групп.

Правда, перспектива перейти к такой экономике встречает понимание не у всех, в том числе и наверху. Даже у некоторых высокопоставленных представителей власти пробивается понимание, что без структурных и институциональных реформ нынешние перекосы и провалы – прежде всего рост бедности, сокращение и упрощение потребления, отток человеческого и финансового капитала – уже через несколько лет настолько ухудшат общественное настроение, что власть окажется перед дилеммой: или просто махнуть рукой на растущую неуправляемость обширных социальных сегментов на огромных территориях, или пойти на резкое усиление внешней конфронтации с реальным риском скатывания к большой войне. Оба варианта крайне неприятны, в том числе и для власти.

Именно поэтому поднялась волна «успокоительных» сигналов: обещания оградить бизнес от произвола и репрессий; разговоры о том, что нижняя точка кризиса пройдена, что никаких чрезвычайных мер больше не будет и что всем надо «засучить рукава» и вернуться к нормальной активности. Собственно, и этот несчастный Гайдаровский форум – из числа успокаивающих средств: «мы возвращаемся в мир», вот у нас здесь иностранцы и мы вместе выбираем приоритеты. Так что скоро все будет хорошо.

Другой вопрос – поверят ли люди этим сигналам, которые пока не подтверждаются никакими практическими действиями. Если нет, то, видимо, уже в обозримой перспективе нужно готовиться к серьезным политическим осложнениям.

И нет ничего более странного в рассуждениях о российской экономике, чем разговоры о том, что «трудности подействуют отрезвляюще и заставят заниматься делом, реальными реформами». Всякий, кто хоть немного знает, что представляют собой российская бюрократия, бизнес и власть, ни минуты не сомневается, что это невозможно.

Институциональные и структурные реформы в экономике невозможно проводить при обвальном политическом откате по всем направлениям. Сверхконцентрация власти, ее непрозрачность и несменяемость, отсутствие политической конкуренции, сдержек и противовесов создают ситуацию, когда и сами реформы, и общественное давление, необходимое для их осуществления, становятся абсолютно нереальным делом.

В этих условиях у научного и экспертного сообщества, у российских интеллектуалов особая ответственность. Несмотря на серьезные ограничения, они сохраняют еще пока возможность верно оценивать ситуацию, не подменяя профессиональный диагноз бессмысленными дискуссиями, школярскими предложениями по решению нарастающих серьезнейших проблем и обещаниями вот-вот представить развернутую программу реформ. Однако большинство предпочитает заниматься имитацией, прекрасно понимая, что в нынешних политических условиях и с учетом диктуемой им сверху задачи безусловного сохранения сложившейся системы власти и принятия решений на неопределенную перспективу ничего серьезного в экономике делаться не будет. А то, что будет, не имеет никакого принципиального значения – ни сбалансирование бюджетной системы, ни снижение фискальной нагрузки на фонд заработной платы, ни попытки снижения инфляции, ни усилия по повышению эффективности банковского регулирования. Все это нужно, но не важно.

Главное – в другом, и эту мысль надо проводить четко и однозначно: проблема сегодня заключается не в отсутствии программ и рецептов, а в отсутствии государства, способного и готового всерьез работать над реализацией жизненно важных для экономики задач. И именно над этим – над переоснованием нашего государства – нам всем нужно работать, чтобы бессмысленные разговоры о выборе приоритетов перешли наконец в осмысленную деятельность в интересах реальной модернизации страны.

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире