yavlinsky_g

Григорий Явлинский

12 июля 2017

F

«Новая газета» сообщила о внесудебной казни в Чечне — массовом расстреле в январе этого года 27 человек. Были опубликованы имена жертв. Эту информацию газета передала в соответствующие государственные органы — в Следственный комитет России, а также Уполномоченному по правам человека в РФ.

У меня нет возможности проверить, насколько эти сведения соответствуют действительности. Но то, что делают журналисты «Новой газеты», автор публикации Елена Милашина и главный редактор издания Дмитрий Муратов, заслуживает максимальной общественной поддержки. Это уникальная для нашей страны деятельность: журналистские расследования, сбор информации о совершенных преступлениях, их анализ, исследование причин, раскрытие тайных пружин и предание всего этого огласке. Причастные к этим расследованиям журналисты рискуют жизнью ради истины и защиты людей, ради будущего России. Всем понятно, что особую смелость надо иметь для проведения журналистских расследований в Чечне, где федеральная власть все покрывает и всему потворствует, а федеральные следственные органы запуганы и беспомощны.

Наивно и недальновидно думать, что все это касается только далекой Чечни. Нет. Потому что если сегодня в одном субъекте федерации окончательно перестала работать правовая система, то завтра это распространится и на соседние регионы, а потом и на всю страну. Думаете, это невозможно? Власти умышленно не дают оценку событиям 80-летней давности — массовым репрессиям 1937 года. И если журналисты и общество, вновь столкнувшись с чем-то подобным, испуганно промолчат, история так или иначе повторится.

Выражаю уважение и поддержку «Новой газете». В условиях сегодняшней российской политической системы и в целом ситуации в стране то, что делают журналисты «Новой», — подвиг. Требую от властей незамедлительного расследования фактов, опубликованных в «Новой газете», и безусловного обеспечения безопасности журналистов издания. Ответственность за жизнь и здоровье журналистов несет лично президент Путин.

Оригинал

Трамп крайне неприятен и даже опасен для нас. Прежде всего тем, что ему на нас наплевать и он глубокий американский провинциал. Когда мы не создаем ему проблем или когда тему России нельзя использовать для того, чтобы «троллить» оппонентов (как во время президентской кампании), мы для него вообще исчезаем. Поэтому Трамп может в любой момент принять решение с очень негативными для нас последствиями, исходя из соображений, которые к России и отношения-то не имеют. Так уже было в случае с ракетным ударом по Сирии, который во многом предопределили встреча президента США с товарищем Си Цзиньпином и желание Трампа на фоне внутриамериканской критики показать, что он решительнее Обамы. Путин же на том американском ударе растерял большую часть имиджа крутого ближневосточного игрока, который выстраивался месяцами и годами ценой больших затрат и жизней российских военных.

На саммите G-20 Трамп еще раз показал, что в американской внешней политике Россия занимает далеко не первое место. Поэтому и встреча Путин-Трамп — это совсем не Горбачев-Рейган. И даже не Путин-Буш. Потому что с Бушем Путин встречался, когда при всех проблемах еще была жива надежда на то, что Россия и США станут серьезными партнерами, например, в борьбе с международным терроризмом… А вот от встречи Путина с Трампом только и можно было ожидать, что интересных картинок и расшифровок «body language». Хоть какое-то развлечение и пища для размышлений. Мелания зашла на встречу — вот и новость.

По сути же, при сохранении внешне— и внутриполитического курса Путина ничего нового случиться не может. Происходит удушение экономики России, перевод нас разрядом ниже из разряда и так не самого высокого.

Накануне саммита Трамп сказал кое-что важное в Польше. Нет, не о России. Российская угроза Восточной Европе — это теперь уже банальность. На что действительно стоит обратить внимание, так это на сентенцию американского президента о присутствии или отсутствии у Запада достаточной воли для выживания.

Российские власти за последнее время сделали очень много для того, чтобы Россия не входила в понятие «Запад» в этом контексте. При этом наша страна не относится к тем странам, в соперничестве с которыми Запад должен выживать. Историческая Россия, «русский мир» — это западный феномен. С точки зрения Китая, глобальной исламской уммы (как суннитов, так и шиитов) или Индии, Россия — это все равно Запад. И если мы оказываемся за бортом «западной лодки», мы теряем свою идентичность, превращаемся просто в соблазнительную территорию, богатую природными ресурсами.

Нужно принципиально новое осмысление ситуации, новые стратегии. А путинская «элита» не только не думает об этом, но даже не подозревает, что это вообще возможно. Анекдот такой есть. Девочка поймала золотую рыбку и попросила у нее уши как у слона, длинный нос и пушистый хвост. Рыбка все это сотворила и говорит: «Странно, обычно просят богатства, счастья, здоровья». Девочка в ответ: «А че, можно было?» Вот так и мы с геополитическими игрушками.

Оригинал

Накануне встречи Путина и Трампа на саммите G-20 американский Сенат настойчиво пытается провести новый закон о санкциях против России. Сейчас законопроект ожидает одобрения Палаты представителей. Новый закон может создать для России большие проблемы, существенно затормозить развитие страны на десятки лет. В отличие от президентского указа, который может отменить следующий хозяин Овального кабинета, отменить или смягчить этот закон будет вправе только Конгресс, и сделать это весьма сложно. Между тем на минувшей неделе Совет ЕС без обсуждения и вполне ожидаемо вновь продлил на полгода экономические санкции в отношении России в связи с ситуацией на востоке Украины. 

САНКЦИИ: СТАРЫЕ ПЛЮС НОВЫЕ 

В случае одобрения Конгрессом этого законопроекта все действующие санкции против России приобретут силу закона. Он коснется российских проектов в сфере энергетики и кредитования целого ряда отраслей промышленности. Кроме того, будут введены новые санкции. Наиболее чувствительным теперь станет перекрытие доступа к кредитам для ключевых секторов российской экономики: металлургических, горнодобывающих, транспортных морских и железнодорожных компаний. 

Российским банкам сократят срок предоставления финансирования с 90 до 14 дней, перекрыв, по сути, полностью доступ к финансовым ресурсам. То есть американские компании и физические лица не смогут заключать с попавшей под санкции российской стороной сделки с предоставлением финансирования, а также вести деловые отношения с участием нового долга сроком дольше, чем две недели. Сроки финансирования российских энергетических компаний будут ограничены 30 днями. Новые ограничения затронут также инвестиции в российские экспортные нефте— и газопроводы. 

Под санкции могут попасть американские инвесторы, которые вложат в отрасль более миллиона долларов (более пяти миллионов за 12 месяцев). Также расширится запрет на помощь в разработке шельфовых месторождений: теперь поддержку нельзя будет оказывать и частным компаниям, если доля в них принадлежит лицам из санкционного списка. Финансовые санкции включают резкое ограничение возможностей рефинансирования российских банков, ограничения на закупки оборудования и технологий в нефтегазовом секторе. 

Но самым чувствительным для нашей экономики будет введение полного запрета на инвестиции в российские государственные облигации. Предполагается, что американские инвесторы, то есть те инвесторы, которые ведут операции в долларах, лишатся права владеть российскими государственными облигациями, включая внутренние. Сейчас на иностранцев приходится треть всех инвестиций в российские ОФЗ (облигации федерального займа). Это значит, что Россия как государство не сможет кредитоваться, а это, в свою очередь, приведет к очень серьезным последствиям прежде всего для рубля. 

Широко разворачиваются персональные санкции, направленные против представителей российской власти и бизнеса (в том числе иностранцев): высокопоставленных госчиновников и политиков, олигархов, бизнесменов. Их доходы и финансовое состояние станут объектом особо пристального внимания. Вводятся санкции и в отношении россиян, виновных в нарушении прав человека, причастных к поставкам оружия правительству Сирии, замешанных в организации хакерских атак в интересах российских властей. 

ПУТЬ В ТРЕТИЙ МИР 

Все это серьезно. У нас на глазах реализуется очень неблагоприятный для России сценарий. Понятно, что прямого военного столкновения Запад будет избегать всеми мыслимыми и немыслимыми средствами. Наши западные «партнеры» пойдут другим путем: России грозит относительно медленное, но неуклонное экономическое удушение. 

Судя по заявлениям и действиям последнего времени, «коллективный Запад» (сумма мнений и настроений, определяющая политический вектор развитых стран вне зависимости от отдельных отклонений и отличных позиций по частным вопросам) будет заниматься долгосрочным решением «проблемы России» как страны, которая взламывает постсоветское и европейское пространство и воспринимается как главная угроза миру в современной Европе. И хотя такая стратегия в отношении России глобально опасна, а ее кажущаяся простота обманчива, вектор западной политики тем не менее очевидно поворачивается именно в эту сторону. 

Что это означает? В первую очередь то, что объектом давления теперь будет не столько российская власть в ее нынешнем персональном выражении или сложившаяся система выработки политической линии, сколько место и роль в мире российского государства в целом — как института, как действующего и даже как потенциального субъекта мировой политики. Расчет делается на то, что страна, лишенная возможности серьезно воздействовать на внешний мир (из-за фундаментальной слабости экономики, нарастающей ограниченности ресурсов для поддержания военно-стратегического потенциала, необходимости постоянно заниматься решением сиюминутных проблем), становится неопасной, предсказуемо «стерильной» в глобальном и региональном плане вне зависимости от характера существующего в ней политического режима. 

Вытеснение России из «большого мира» уже происходит и продолжится дальше без войны, без применения вооруженной силы. Лидерам мировой экономики достаточно лишь последовательно выдерживать линию на изоляцию нашей страны, используя доступные им инструменты. Юридически формализованные санкции — лишь малая и не самая опасная их часть. Речь идет о вещах гораздо более масштабных: о фактическом исключении России из мировой финансовой системы, об отсечении ее от глобальных рынков капитала, о лишении возможности привлекать и использовать для своего развития мировые финансовые, технологические и предпринимательские ресурсы. Это политика особого рода: она не наносит видимых физических увечий, но разрушает способность организма поддерживать нормальную работу жизненно важных органов. 

Поиски альтернативы Западу, расчет на «поворот на восток», юг или куда-то еще — все это бессмысленно. В условиях углубляющегося кризиса никакой помощи, никакого сочувствия к России и судьбе ее экономики нет и не будет. У Индии и Китая свои интересы: экономически эти страны реально зависят от Запада и именно в связях с ведущими экономиками мира видят инструмент роста своего будущего благосостояния и могущества. Даже Белоруссия и Казахстан политически не поддерживают Россию: у них обнаруживаются свои интересы, собственная позиция на постсоветском пространстве. Но главное, они категорически не хотят разделять с Россией ее положение объекта международного давления. 

При нынешней политике у России нет союзников. Армия и флот, стратегические ядерные силы определяли положение страны почти до конца прошлого века, но в сегодняшнем мире этого категорически недостаточно для того, чтобы бороться с принципиально новыми угрозами. Недостаточно этого и странам Запада, но Россия ощутит это на себе раньше и острее других. 

Не стоит питать иллюзий, что мы достигли пика давления и что далее наши проблемы пойдут на спад, в частности ввиду неэффективности санкций. Будут применяться другие средства, и давление будет только нарастать. Вместе с тем подготовка к какому-то столкновению, противостоянию с Западом, разговоры о мобилизации ресурсов — это форма ничегонеделания. Именно такая политически ошибочная линия руководства России последних лет поставила вопрос о неизбежно надвигающихся и очень серьезных угрозах. 

Однако адекватного понимания происходящего в российском общественном сознании и информационном поле нет. Принципиально новые угрозы обсуждаются в старых терминах, маскирующих суть этих угроз под то, что кажется знакомым, понятным, а значит, не слишком страшным. Риторический «отпор» противнику превращается в самоцель, определяющую все остальные реакции. 

ИРАНСКИЙ ПРИМЕР 

На самом деле тема санкций и их возможного снятия, вокруг которой сегодня ломаются копья, ни в малейшей степени не отражает серьезности ситуации. Само слово «санкции» порождает ассоциации с политикой западного мира в отношении Ирана, Ливии, Зимбабве и других стран-изгоев. Однако то, что мы имеем сегодня в отношениях между Россией и Западом, — ситуация принципиально иного характера. Если так и будет продолжаться, процесс принудительного перевода России в категорию третьеразрядных отсталых стран станет необратимым. Через некоторое время этот набравший ход тяжелый каток остановить уже не удастся. Учитывая его огромную инерцию, даже смена власти в России не поможет и в обозримом будущем ничего не решит. 

На этом фоне просто удивляют комментарии президента и его «экспертов»: «ничего страшного, нам только лучше». «Благодаря западным санкциям Россия фактически полностью покрывает свои потребности в свинине и мясе птицы», — заявил Путин в ходе недавней «прямой линии». 

Может быть, с отечественной свининой и стало лучше. Но чтобы понять, что на самом деле происходит, надо посмотреть на Иран. Тогда станет ясно, что нынешний кризис в отношениях между Россией и Западом — это только начало. Впереди может быть и запрет на продажу сырья в Евросоюз и США, и отключение от системы обмена банковскими данными SWIFT, и заморозка счетов в западных банках. Страна окажется окончательно отрезанной от западных инвестиций, будут тормозиться все крупные сырьевые проекты, сократятся масштабы экспорта углеводородов. 

Когда это все началось в Иране, люди по призыву властей выходили на митинги, чтобы показать, что санкции — это абсолютный пустяк, кричали «смерть Америке!». Однако вскоре иранские госслужащие перестали получать зарплату, власти столкнулись с дефицитом продовольствия, а силовикам дали возможность самостоятельно торговать нефтью на внешних рынках, превратив главную стратегическую отрасль в кормежку. В стране выросла коррупция. В результате резко упали реальные доходы и началась гиперинфляция. 

Тегеран старался обходить санкции, но получалось плохо: американские власти за этим строго следили, штрафовали за сотрудничество с Ираном и другими опальными государствами. Так, только один французский банк BNP Paribas заплатил штрафов на 9 миллиардов долларов. 

Вследствие последнего раунда американских санкций безработица среди молодежи в Иране выросла до 23%, инфляция — до 40% в год, иранский риал обесценился по отношению к доллару на две трети, резко сократились золотовалютные резервы, выросли преступность и коррупция. 

В целом отставание Ирана из-за санкций измеряется несколькими десятилетиями. Потери страны очень серьезные, «смех с дивана» там давно уже прекратился. А у нас пока что бесконечная бравада. 

САНКЦИИ И ВОЙНА 

Многие в нашей стране думают, что санкции Запада наносят ущерб только элите, ближайшему окружению Путина. Простым гражданам вроде как все равно: не очень-то и нужны нам их новые технологии, наша суверенная страна сама обеспечит нас гречкой, свининой и всем необходимым, не раз так бывало, «если надо, повторим». 

Однако в реальности окружение президента, бизнес-элита и высшее чиновничество страдают меньше всех. Мир широк, и бизнес при поддержке государства становится гибким, умеет переключаться. Тем более что выросшую из-за санкций стоимость продукции бизнес незаметно перекладывает на конечного потребителя, систематически повышая цены. Поэтому отечественное телевидение любит показывать, как люди в России якобы потешаются над санкциями, не рассказывая при этом о причинах снижения реальных доходов и масштабах бедности работающего населения страны. 

На санкциях уже научились очень неплохо зарабатывать. Вокруг санкционных запретов разрастаются различные криминальные и мафиозные группировки, специализирующиеся на ввозе «манго, устриц и креветок из Белоруссии» и осуществлении запрещенных операций. Внутри страны появились структуры, заинтересованные в сохранении ограничительных мер.   

Санкции — это символ бесперспективного конфликта с миром. Конфликт этот не разрешит никакой «верховный судья», никакой «орган справедливости» — апеллировать тут не к кому. Чтобы вести себя как сверхдержава и нарушать правила международного общежития, надо стать такой державой и иметь, прежде всего, соответствующую экономику. В международных делах большого масштаба это единственный критерий. Мы со своими 2% от мирового ВВП никак этому критерию не соответствуем. Поэтому экономическая война с США и ЕС, на долю которых приходится примерно 42% мирового ВВП, для нас совершенно бесперспективна. И никакой Китай нам не поможет. Президент России обязан это понимать и из этого исходить.    

Санкции — это результат войн Путина в Украине и Сирии, следствие всей российской внешней политики последних десяти лет. Недавняя «прямая линия» с президентом и фильм-интервью Оливера Стоуна лишь подтвердили: ничего в политике Путина не изменится. Однако если ничего не менять, то впереди нас ждут большие проблемы. И времени для перемен практически нет. 

Новые санкции, если они станут американским законом, будут означать существенное усиление давления на Россию. И когда под этим давлением ситуация в нашей стране ощутимо ухудшится, для обеспечения своей несменяемости и неприкосновенности, отвлечения внимания людей, «консолидации общества» и наказания «врагов» власти, скорее всего, затеют новые авантюры, новые войны. Куда все это нас в итоге приведет, предсказать нетрудно.  

 
Оригинал

Российская объединённая демократическая партия «ЯБЛОКО» считает неприемлемой и губительной для нашей страны практику восстановления и установления мемориальных знаков посвящённых И.В. Сталину. К сохранению исторической памяти она никакого отношения не имеет, напротив, это глумление над памятью миллионов жертв большевизма-сталинизма, закоснение общества и государства в извращённом, тупиковом взгляде на отечественную историю.

Присоединение к порочной практике Московского государственного юридического университета имени О.Е Кутафина (МГЮА) выглядит вопиющим и вызывает закономерный общественный протест. Воспитание новых поколений юристов под знаком Сталина — издевательство над правом, беда для страны.

Политическая партия «ЯБЛОКО» поддерживает и солидарна с протестом Генри Марковича Резника, сотрудников Высшей школы экономики и других представителей научного и юридического сообщества, решительно выступивших против этого преступного решения.

Мы особо подчеркиваем, что случившееся, к сожалению, не казус, не единичный эпизод. Это прямое следствие государственной политики, основанной на сознательном отказе от европейского направления развития и самоизоляции. Никакой имеющей историческую перспективу альтернативы европейскому пути нет. Отказ от него ведет только в кровавый сталинский тупик.

Единственный надёжный способ избежать его — консолидация всех здоровых общественных сил вокруг политической борьбы за смену власти и той системы, продуктом которой является нынешняя власть.

Оригинал

Спустя более полутора лет после начала российской военной кампании в Сирии очевидно, что операция не была продумана и началась спонтанно, без подготовки, в расчете на блицкриг. Заявленные президентом России цели операции не достигнуты. Более того, участие нашей страны в сирийской гражданской войне только консолидировало джихадистов в противостоянии с Россией. И самое главное: сирийская кампания существенно повысила для нашей страны опасность войны, надвигающейся из Афганистана и Средней Азии.

2772630

НЕДОСТИГНУТЫЕ ЦЕЛИ

Вместо заявленного сохранения территориальной целостности Сирии за время участия России в конфликте произошел раздел страны между курдами, суннитскими и шиитскими анклавами и Турцией. Согласно договоренностям с Ираном и Турцией, достигнутым в Астане, Россия должна прежде всего способствовать созданию в Сирии демилитаризованных зон для беженцев. Фактически же речь идет о переселении суннитов к суннитам, алавитов к алавитам и так далее. По сути, это не что иное, как формирование анклавов, направленное на сохранение власти Башара Асада в еще подконтрольной ему части страны. И это, безусловно, конец Сирии как единого государства.

Западная коалиция не против данного плана, но с очень важной поправкой: будущая конфигурация в Сирии не должна расширять сферу влияния Ирана. Воздушные удары коалиции сейчас наносятся именно с этой целью. Следующим шагом будет создание особой зоны на юге Сирии, возле границы с Иорданией, Ливаном и Израилем. Обсуждается вопрос о вводе туда иорданских войск при поддержке НАТО.

Сегодня значительные территории в Сирии контролируются западной коалицией и Турцией. США и Израиль время от времени наносят ракетно-бомбовые удары по объектам армии Асада: с одной стороны, у них есть для этого причины, а с другой — Россия никак не может воспрепятствовать этим атакам. Зато Путин договорился с Эрдоганом о разделе сфер влияния на севере провинции Алеппо. И этот передел даже никто не пытается скрыть.

Таким образом, Россия не смогла стать посредником между Асадом и оппозицией. Никакого мира в Сирии нет и не предвидится.

Участие России в сирийской войне часто оправдывают тем, что это якобы полигон для испытания российского оружия. Этот аргумент не выдерживает критики прежде всего с моральной точки зрения, но еще и потому, что подобные «испытания» порождают ежечасно все новых врагов России. Что же касается собственно испытаний, то всего тридцать лет назад мы уже «испытывали» и «тренировались» в Афганистане. И все проиграли там. А потом и страна развалилась — в том числе из-за той бессмысленной войны.

Когда осенью 2015 года операция только начиналась, Путин говорил, что в Сирии воюют 5-7 тысяч боевиков из России и СНГ. В конце 2015 года было озвучено число боевиков только из России — 2400. Уже в марте 2016-го министр обороны Шойгу доложил об уничтожении 2 тысяч российских боевиков (то есть 400 осталось). И вот сейчас мы слышим от Путина новые цифры: в Сирии воюют 4 тысячи выходцев из России и еще 5 тысяч из СНГ. Получается, что за время российской операции в Сирии число «наших» боевиков там выросло…

Вопреки официальным заявлениям в Сирию введены и постоянно увеличиваются российские наземные военные формирования — спецназ, военная полиция, морская пехота. Не говоря уже о  том, что в Сирии возникла реальная опасность прямого, по существу, немотивированного столкновения с США, и Россия балансирует на грани большой войны.

В Сирии Россия попала в самую настоящую ловушку: если российская армия покинет арабскую республику, Асад снова начнет отступать, и в этом случае уже закрепившиеся там российские военные базы окажутся под угрозой. Интересно, что через полгода после начала сирийской кампании, осознав бессмысленность продолжения операции, Путин заявил о выводе войск. Однако сделать это он так и не смог: джихадисты сразу перешли в наступление и даже отбили Пальмиру. Сегодня Россия продолжает действовать в Сирии просто по инерции, без всякой стратегии.

БЛИЖНИЙ ВОСТОК НЕ НАШ

Влияние США в регионе на практике оказалось несоизмеримо больше российского. Именно армия США взяла Мосул, столицу «Исламского государства» в Ираке, и сейчас осаждает Ракку, оплот игиловцев в Сирии. Американцы создали фактически новый военный блок, куда вошли (официально или неофициально) Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Иордания и даже Израиль. Этот блок противостоит экспансии Ирана на Ближнем Востоке. Тем временем Россия осталась единственным союзником Ирана и теперь пытается (не особо успешно) заключить союз с Катаром. То есть на Ближнем Востоке мы оказались в опасном меньшинстве.

При этом США могут оказывать своим союзникам военную, экономическую и информационную поддержку, формировать общественное мнение в ту или иную сторону. Влияние же России ограничивается непосредственным участием в военных действиях и поставками оружия.

У США военные базы разбросаны по всему региону, включая Катар и Турцию. Россия имеет на Ближнем Востоке, по сути, только одну точку опоры — морскую базу Тартус на западе Сирии и авиабазу Хмеймим в 50 км от нее. Причем снабжение этих баз зависит от Турции и Ирана: турки могут перекрыть проходы в Средиземное море, иранцы могут не разрешить использовать свою территорию для пролета и пользоваться авиабазой Хамадан.

Получается, что никакого равного соперничества с Америкой в Сирии не получилось. Стремясь преодолеть послекрымскую изоляцию, повысить престиж страны на международной арене и заставить разговаривать с собой на равных, Россия добилась обратного эффекта: нашу страну теперь обвиняют в военных преступлениях, мы оказались в еще большей изоляции, чем до войны.

РОССИИ ВНОВЬ ОБЪЯВИЛИ ДЖИХАД

В последние годы боевики, действующие на российском Кавказе, не пользовались поддержкой джихадистов с Ближнего Востока: во-первых, джихадисты не являются единым сообществом, во-вторых, они не считают боевиков на Кавказе идейными исламистами. На среднеазиатском направлении в этом смысле вообще многие годы все было относительно спокойно.

Российское вмешательство в сирийскую гражданскую войну изменило ситуацию: теперь террористы внутри России и СНГ получают гораздо больше денег, оружия и других ресурсов. И если до начала операции в Сирии поток боевиков шел из России и СНГ на Ближний Восток, то сейчас трафик идет в обратном направлении.

Кроме того, союз с Ираном настроил против России радикальных суннитов. При этом Иран, скорее всего, не будет помогать России в случае обострения ситуации на афганском направлении и военных конфликтов в Средней Азии. Это крайне невыгодный для нас союз.

Одно дело, если бы мы воевали в Сирии только против ИГИЛ. Но Путин решил действовать на стороне Ирана против всех суннитских боевиков, что привело к их консолидации. Сюда добавилась и кровная месть за участие России в бомбежках мирного населения в сирийских городах, особенно в Алеппо.

При этом важно учитывать особенности идеологии той части даже радикальных салафитов и «Братьев-мусульман», которые не входят в «Исламское государство» и «Аль-Каиду». В принципе, они не поощряют джихад в немусульманских странах, но допускают его, если какая-то страна (в данном случае Россия) атаковала мусульман в мусульманской стране. Из-за наших действий в Сирии эти международные террористические группировки вновь объявили России джихад.

Помимо активных боевиков, в Средней Азии есть немало «латентных» исламистов. В обычной ситуации они были бы не опасны для России. Но теперь они радикализировались и готовы взять в руки оружие из чувства солидарности с единоверцами из Сирии.

В результате изоляции на международной арене Россия не может больше рассчитывать на поддержку мировой общественности, в случае если страны-члены Организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ) будут атакованы из Афганистана. Кстати говоря, любая существенная социальная напряженность в Таджикистане или Киргизии будет расценена в Москве как гибридная война против России. При этом российское вмешательство во внутренние события в любой среднеазиатской стране спровоцирует немедленную войну с боевиками из Афганистана.

Сейчас на долю Афганистана приходится 30% терактов в мире. В Афганистан — с прицелом на Среднюю Азию — переместилась основная масса антироссийских боевиков. Теперь центр направленного против России терроризма находится именно там, а не на Кавказе. Взрывы в петербургском метро, предотвращенные теракты в Москве и других российских городах, группа арестованных в российской столице террористов — ко всему этому, как утверждают спецслужбы, причастны выходцы из Средней Азии, связанные с ИГИЛ и «Аль-Каидой».

Спецпредставитель президента РФ по Афганистану Замир Кабулов заявил: «В нескольких северных афганских провинциях созданы центры подготовки боевиков, связанные с различными международными террористическими группировками. Последние аффилированы с Талибаном, ИГИЛ, «Аль-Каидой», различными этническими группировками (выходцы из стран Центральной Азии, уйгуры, кавказцы, арабы). Боевики концентрируются в двух очагах активности. Первый — в районе провинций Бадахшан и Кундуз близ таджикской границы, второй — западнее, в провинциях Бадгис и Фарьяб». В многочисленных выступлениях Кабулова и других представителей российского МИДа сообщалось о наличии в северном Афганистане целого ряда лагерей, связанных с международными террористическими группировками, прежде всего с «Исламским государством». «Целый ряд тренировочных центров ИГИЛа занимается целенаправленно подготовкой боевиков за счет выходцев из Центральной Азии и некоторых регионов России», — говорит Кабулов.

Подтверждает присутствие «Исламского государства» у границ стран-членов ОДКБ и замминистра обороны РФ Анатолий Антонов: «ИГИЛ присутствует в 25 из 34 провинций Афганистана, его боевики появились на границах Туркменистана и Таджикистана».

По словам замминистра иностранных дел РФ Григория Карасина, уже в апреле 2016 года на территории Афганистана находилось около 6 тысяч боевиков ИГ. Кроме того, за последнее время из Сирии и Ирака в Афганистан переброшено около 2 тысяч боевиков ИГИЛ. Те 9 тысяч боевиков из России и СНГ, которые сегодня воюют в Сирии, наверняка переместятся к афганским границам.

Также в Афганистане находятся вооруженные отряды исламистской оппозиции — эмигрантов из среднеазиатских республик. «Исламское государство» уже заявило о намерении создать Эмират Хорасана в Средней Азии. Согласно докладу МГИМО, руководство террористической организации направило 70 млн долларов своим ячейкам в бывших советских республиках Средней Азии.


КАК РОССИЯ ГОТОВИТСЯ ВСТРЕТИТЬ УГРОЗУ В СРЕДНЕЙ АЗИИ

Сегодня мы тратим на Сирию средства, которые обязаны использовать для решения серьезных внутренних социальных проблем и для защиты наших южных границ. Российские эксперты критикуют Таджикистан, Киргизию и не входящий в ОДКБ Туркменистан за бездумную внутреннюю политику, которая уже привела к росту радикального исламизма в этих странах. Сейчас спорят только о том, произойдет ли вторжение из Афганистана уже в ближайшее время или чуть позже. Однако вместо того чтобы объединить союзников по ОДКБ, Россия предъявила среднеазиатским государствам ультиматум: либо становитесь нашими сателлитами, либо никакой поддержки от нас не дождетесь.

Узбекистан, самая сильная из среднеазиатских стран, сразу после этого вышел из ОДКБ. Таджикистан и Киргизия согласились на практически полную зависимость. В этих странах тяжелейшая социально-экономическая ситуация, что является главной причиной роста там радикального исламизма. Но вместо того чтобы помочь провести реформы, Россия просто дает деньги местным коррумпированным элитам. Тем временем Турция и Китай развивают в Средней Азии бизнес. Конечно, они преследуют свои интересы, но при этом создают рабочие места. На чьей стороне будут симпатии киргизской и таджикской бедноты, когда в этих странах произойдет социальный взрыв, из Афганистана прорвутся боевики, а Россия начнет, как обычно, войну за спасение тамошних диктаторов?


ОПАСНАЯ ПОВСЕДНЕВНОСТЬ

В этом контексте еще более очевидно, что вовсе не Сирия и Ближний Восток, а Средняя Азия и Афганистан должны стать одним из важнейших направлений внешней и оборонной политики России в ближайшие годы. Именно там нашей стране предстоит противостоять террористической угрозе, направленной прямо на нас.

Несмотря на очевидное ослабление позиций на Ближнем Востоке, Россия все же  попытается играть более активную роль в урегулировании палестино-израильского конфликта. Поскольку Дональд Трамп здесь явно принимает сторону Израиля, Россия будет традиционно поддерживать палестинцев. Это,конечно, ухудшит российско-израильские отношения.

Удивительно, как в XXI веке политика Путина воспроизводит геополитическое противостояние советских времен, Брежнева и Рейгана: афганская линия, палестино-израильское направление, борьба России с проамериканскими блоками в арабском мире, политика навязывания «ограниченного суверенитета» в восточной Европе…

Сегодня, как и десятилетия назад, ставка также делается на непредсказуемые действия, которые лишь создают видимость того, что «мы всех перехитрили». В таком же стиле действует и Трамп. А когда возникает непредсказуемость с обеих сторон, опасность становится повседневностью.

Каждый день продолжающейся российской военной операции в Сирии повышает уровень угрозы со стороны Афганистана и Средней Азии. Необходимо как можно скорее остановиться, выйти из Сирии и сосредоточить усилия по обеспечению безопасности на собственных границах и решении наиболее насущных проблем внутри страны. Время вернуться домой.

Оригинал

Россия почти 2 года участвует в сирийской войне. По официальным данным, погибли 35 наших военных, по неофициальным — гораздо больше. За что наши солдаты и офицеры должны отдавать свои жизни? За бесконечное правление диктатора Асада? В чем тут национальные интересы России? 

Прямые расходы на войну составили уже 100 миллиардов рублей. На эти деньги можно построить 400 детских садов, лечить 360 тысяч онкобольных, увеличить финансирование вузов, размер детских пособий. Один пуск крылатой ракеты «Калибр» стоит 85 миллионов рублей. Это средняя зарплата 2500 учителей или 2000 врачей. Это те средства, которых сегодня очень не хватает миллионам людей в нашей стране, которые нужны для развития экономики, которые нужно вложить в медицину, образование, в науку, в наших детей.

Сегодня у президента и правительства нет желания и нет политической воли для обустройства нашей с вами страны. Поэтому я выступил с инициативой — как экономист, как политик, как человек — прекратить войну в Сирии, прекратить участие России в любых военных авантюрах, вернуть внимание государства и бюджетные средства в Россию.

В мае в нескольких городах — в Омске, в Барнауле, в Пскове — активисты начали собирать подписи за эту инициативу: вывести нашу страну из войны в Сирии и направить средства вглубь России, на обустройство нашей страны. На строительство нормальных дорог, на то, чтобы не закрывались больницы и поликлиники, школы и библиотеки. Наконец, на то, чтобы решить вековую жилищную проблему в нашей огромной стране.

И всего за несколько дней нашлись тысячи людей, поддержавших эту инициативу, поставивших за нее свою подпись. Оказалось, что множество людей по всей стране думают так же. Достаточно просто спросить их мнение, объединиться с ними и действовать. Этот успешный опыт показал, что людям по всей России нужно сильное, умное, современное государство, которое действует в их интересах, защищает их права, слышит и уважает их точку зрения. Нам пришло время действовать вместе.

Я благодарю всех, кто поддержал это предложение. Я иду с ним на  президентские выборы как с важнейшей частью своей программы. Об этом — мой Экономический манифест, об этом — программа «Земля – дома – дороги». Именно в этом смысл моей политической деятельности — предложить людям конкретную, близкую им и их семьям, важную для миллионов граждан России альтернативу нынешней политике. И сражаться за успех, за воплощение этой альтернативы в жизнь — за победу, за свою страну! — до конца, не  сдаваясь и не отступая. 

Выборы — всегда бой. Президентские выборы — чемпионский бой. И вот зачем надо на них идти. Прекратить войну и обустроить страну! Вот в чем цель моей работы, вот в чем смысл моей жизни.

Нам пришло время действовать вместе. Сегодня мы в силах поставить вопрос о мире и процветании нашей страны в центр повестки дня. А завтра — сделаем мир и развитие смыслом и центром всей государственной политики. Потому что сейчас государству самое время вернуться домой.

Оригинал

У Путина гибридная избирательная кампания. Вроде ее нет, а вроде она есть. «Прямая линия» — часть этой кампании. Как и фильм Оливера Стоуна, который демонстрируется в эти дни в США, а на следующей неделе будет показан по  российскому телевидению. В беседе с американским кинорежиссером ничего нового: тот же тупиковый внешнеполитический курс. Главный вывод из  «прямой линии» такой же: никаких изменений не будет. Ни в организации власти, ни в государстве, ни в экономике, ни в жизни. Будет все как есть. Путин считает, что все прекрасно, поэтому ничего не изменится. 

Эта «прямая линия» уже не  похожа даже на попытку изобразить реальный диалог со страной во всем ее  многообразии. В ходе «прямой линии» глава государства по-царски, милостиво, с сочувствием и пониманием принимает челобитные. Картина странная: на экране появляются проблема за проблемой, но нет даже намека на то, что президент несет за происходящее в стране хоть какую-то личную ответственность. Напротив, умышленно формируется впечатление, что вот уже почти 18 лет он только и делает, что решает проблемы, создававшиеся десятилетиями и столетиями до него — при царе, в советское время и в 1990-е годы (ошибки Столыпина, свалка в Балашихе, «демографические ямы» как следствие еще Великой Отечественной войны, ветхое жилье и так далее). И в том, что проблемы не решаются, виноваты словно неизвестно откуда взявшиеся министры, губернаторы, посредники — все, кто угодно, но только не сам руководитель. Будто не он их  подбирает, назначает, награждает и прикрывает. 

Вообще, такая «прямая линия» — это попытка создать виртуальный институт обращения к президенту. Ведь все прекрасно понимают, что реальный работать не будет: Путин со своей администрацией никак не может подменить всю государственную систему, как бы он этого ни хотел. А виртуальный показывает, что есть в России люди, которым повезло дойти до президента лично, и уж их-то проблемы будут решены. Это такая сказка, «американская мечта» в отечественном исполнении. В основе «американской мечты» — уверенность в том, что каждый может добиться успеха благодаря собственному таланту. У нас же в последние годы насаждается миф о том, что любая проблема решаема, надо только добраться до Путина и задать ему вопрос. 

Пожалуй, одним из самых показательных высказываний президента в ходе «прямой линии» был ответ на  вопрос о машине времени: стоило бы поменять что-то в прошлом или нет. «Лучше ничего не трогать», — сказал он. В этом суть. Даже в 1990-х, от  которых Путин всеми силами отталкивается и на которых спекулирует, он  ничего бы менять не стал. Это потому что он и его люди не способны даже  представить себе альтернативу — ни тогда, ни сейчас. 

Будущее (которое наступит после весны 2018 года) для Путина — это мост в Крым, чемпионат мира по  футболу, Арктика, раздел мира на троих с США и Китаем и, если получится, повышение рождаемости. Все! Вместо создания современного государства, конкурентоспособной экономики, передовой и доступной медицины, качественного образования мирового уровня, защиты жизни и достоинства людей просматривается только одно: Путин у власти в совершенно неизменном виде, потому что «без него вообще все перестанет работать». 

А сейчас все работает? Возьмем программу «Дальневосточный гектар». На «прямую линию» поступает вопрос, почему не работает заявленная государством программа о выделении земельных участков. Казалось бы, вот та тема, которая реально способна изменить будущее страны. Земля — народу. Но нет. Путин говорит, что по  всей России 43 миллиона гектаров сельскохозяйственной земли используется не по назначению, но что с этим делать, он не знает. Предлагает и  дальше ставить опыт на Дальнем Востоке, из которого, даже судя по тому, что прозвучало во время «прямой линии», ничего не получается.

Программу «Земля — Дома — Дороги» я разработал еще в 2009 году, в начале экономического кризиса. По  поручению Путина (!) программа была официально внесена на рассмотрение правительства, но дальше ее долго замалчивали, а потом изуродовали и  превратили в нечто нежизнеспособное, что мы и наблюдаем сегодня на Дальнем Востоке. Это бессодержательное подобие того самого проекта «Земля — Дома — Дороги»: земля — без домов и без дорог, то есть земельные участки передаются без какой-либо инфраструктуры и в самых труднодоступных районах. Естественно, при таком подходе ничего толком не получается. 

Вместо бюрократических глупостей нужно реализовать программу, рассчитанную на всю страну. Государство уже сегодня вполне может бесплатно выделить каждому гражданину России 30-60 соток земли, проложить дороги и коммуникации, создать инфраструктуру. Так можно будет решить и проблему ветхого, аварийного, непригодного для жизни жилья, о которой так много говорили в ходе «прямой линии». Так можно будет решить проблему жилья для военнослужащих и полицейских. Так можно будет развивать несырьевой сектор экономики. И так можно будет решить проблему контроля за расходованием государственных средств, с которой не  может справиться путинская «вертикаль». И еще, именно так надо запускать экономику, вытаскивать ее из рецессии, опираясь на масштабный внутренний спрос, который появится при массовом строительстве индивидуального жилья, собственных домов. 

Но для реализации таких программ, проведения реформ и обустройства страны требуются политическая воля, здравый смысл и прекращение военных авантюр в Сирии и Украине, где выбрасываются буквально на ветер сотни миллиардов рублей. «Прямая линия» с президентом не оставляет никаких надежд на столь необходимые нашей стране перемены.

Оригинал

Ровно 20 лет назад, 31 мая 1997 года, Россия и Украина подписали договор о дружбе и сотрудничестве. Президент России собственноручно поставил подпись под документом, согласно которому Российская Федерация обязалась уважать существующие границы между двумя странами, признавала, что Крым является территорией Украины… Договор нарушен. Последствия мы знаем. Война с соседним государством. Но даже из такой ситуации есть выход. Даже после всего случившегося надо искать и находить пути возвращения к миру, и прежде всего с Украиной.

О путях решения проблемы Крыма и об отношениях России и Украины – скоро в специальном онлайн-проекте «А Крым наш?» на канале в YouTube

Оригинал

2750301

«ОккупайАбай-2»

За десять месяцев до президентских выборов политика как процесс выбора пути в будущее полностью исчезла из повестки дня. Сделано все для того, чтобы будущее никого не интересовало. Ведь все без исключения знают, что у власти останется Путин, а это значит, что нынешняя архаичная система сохранится и станет лишь еще более авторитарной и более коррумпированной, что впереди тяжелые экономические времена, что возможны вооруженные конфликты и даже война.

Поэтому сейчас содержание работы всей госмашины направлено на выхолащивание всякого смысла из политики, как в минувшем году было направлено на подавление и снижение явки на выборы (впервые пришло значительно менее половины избирателей) и умышленное превращение выборов в очевидную бессмыслицу. Примерно это же делается и в отношении предстоящих выборов в марте будущего года. Теперь, возможно, властям нужна будет более высокая явка, но суть должна быть та же — чтобы содержания у выборов не было.

Все события последнего времени говорят об этом очень ясно. Сообщение о том, что Госдума отказалась обязать кандидатов в президенты участвовать в дебатах, прошло незамеченным, а ведь это одно из важнейших и необходимых (хотя и недостаточных) условий для каких-либо выборов.

Вместо политической дискуссии политизированной публике подсовывают пиар-шоу по обмену видеороликами между кремлевским олигархом-мультимиллиардером и Навальным. И неудивительно, что обсуждаются не причины государственной лжи и коррупции, а то, кто лучше одет, на какой яхте снимали видео, кто к кому обратился на «ты», кто кого «земляным червяком» обозвал.

Или взять прошедший недавно в Москве митинг против реновации, когда организаторы решительно «отказались от политики», запретив даже политическую символику, лозунги и речи. И в точности повторили сценарий 2011-2012 годов, превратив серьезное дело в очередной «ОккупайАбай», слили протест в никуда. Вон в Госдуме уже опять вернули этот мошеннический закон в повестку на начало июня. Сперва струсили, а теперь, увидев бессмысленность неполитического протеста, вернули. Почему? Потому что серьезный протестный митинг против обмана и произвола власти должен добиваться только одного — смены этой власти. Итогом митинга против закона о реновации должно было стать решение о смене президента и мэра столицы, о кандидатурах, за которые призывают голосовать на выборах. Тем более что выборы на носу. Только в этом случае власти стали бы разговаривать, начался бы диалог с протестующими.

Кстати, важно отметить, что такая гражданская активность, при которой каждый оказывается сам за себя (даже среди организаторов митинга), есть вредная имитация. В России пока нет гражданского общества, нет настоящей правозащиты (а что защищать, если нет права?), нет разделения властей, нет независимых СМИ, нет независимого бизнеса… Без этого гражданского общества не бывает. Изображать, будто все это существует, — либо глупость, либо корысть. Есть хорошие люди, есть очень хорошие люди, но общества нет. Полагать, что социальный протест преобразуется в гражданский, а потом когда-нибудь чудесным образом в политический, — ошибка! Так было в Средние века в Европе и длилось сотни лет. А у нас на дворе XXI век. Мы живем в стране, где власть узурпировала несменяемая группировка. В этих условиях смысл имеет только политическая деятельность. Мирная политическая деятельность. Акции же, подобные тем, что проходят в Москве в последнее время, приведут — в силу их бессмысленности — к еще большему разочарованию, апатии, подсознательному отказу даже от мысли, что можно что-то решить на выборах, а в конечном счете к экстремизму и репрессиям. По сути, сегодня все социальные протесты устроены таким образом, чтобы митингующие апеллировали к Путину как к верховному арбитру. А ему только того и надо — это ведь еще прочнее укрепляет его систему. Именно так вытесняется политический дискурс. Именно так происходит деградация общественной активности, уподобление ее челобитной.

В нынешней ситуации протест без политики и политиков, будь то выступления дальнобойщиков или сопротивление разгону Академии наук, — бессмыслица, обреченная на неудачу.

Социально-гражданский протест против ухудшения (изменения) жилищных условий, борьбу за пенсии, зарплаты, низкие тарифы пытаются упростить до формата недовольства, разрешенного в СССР: «в целом все хорошо, но есть отдельные недостатки», «сейчас власть нас услышит, что-то там исправит, и все будет еще лучше». Это не так! Только глупостью или корыстью можно объяснить нежелание видеть, что страна ведет две войны, убивает людей в Украине, устраивает гонку вооружений, держит в тюрьмах политзаключенных, уничтожает политических оппонентов, аннексирует территории соседей, балансирует на грани большой войны, бесконечно лжет на государственном уровне. Только глупостью или корыстью можно объяснить нежелание понять, что такая власть все равно всех обманет и в итоге сделает то, что отвечает интересам небольшой группы людей, ее обслуживающих. Не бывает так, что Крым «отжать» можно, собственность у беззащитных московских предпринимателей отнять можно, а квартиры в пятиэтажках дадут «обменять на равноценные». Так не бывает. Так не получится.

Все это бесправие, это имперство, эта война на территории чужого государства со сбиваниями пассажирских самолетов есть результат в том числе и многолетней, по существу соглашательской или вовсе имитационной позиции многих так называемых «гражданских активистов».

Стратегия писаная и неписаная

Есть еще одна задача. Нужно занять чем-то и «властителей дум», вернее, то, что осталось от интеллигенции, чтобы отвлечь их от темы выборов. Экономика России в плохом состоянии: впереди 20 лет стагнации, страна в изоляции, санкции не отменяют и не отменят, Трамп не помогает, Европа окончательно не развалилась. Чем занять людей? Вот вам в дополнение к стратегиям Кудрина, «столыпинцев» и правительства очередная программа. На этот раз прямиком от президента — стратегия экономической безопасности России до 2030 года. Разработали документ главные эксперты в экономике: Медведев, Володин, Сергей Иванов, да еще и под руководством Патрушева.

Экономика уже почти десять лет переживает стагнацию и кризис, Россия уходит все дальше на периферию мировой системы, однако о причинах этого в стратегии экономической безопасности Путина нет ни слова. Соответственно, нет и мало-мальских конкретных способов и количественных параметров выхода из нарастающего кризиса. Экономика должна быть экономной, безопасность — безопасной, масло — маслянистым, колбаса — колбасистой: «итогом реализации… должны стать обеспечение экономического суверенитета РФ и устойчивости национальной экономики к внешним и внутренним вызовам и угрозам, укрепление общественно-политической стабильности, динамичное социально-экономическое развитие, повышение уровня и улучшение качества жизни населения». В общем, 70-е годы прошлого века, «развитой социализм». Стратегия Путина умалчивает о справедливом суде или независимых институтах, необходимых для защиты собственности (что является условием развития современной инновационной экономики). Ни слова нет в документе и о защите частной собственности от государства. Авторы уверенно дают понять, что причина всех бед России скорее внешняя, чем внутренняя. Вот внешний мир действительно очень опасен, а что касается нас, то путинскую стратегию можно свести примерно к следующему: бедность уменьшим, коррупцию ликвидируем, проследим, чтобы не устанавливали «избыточные требования в области экологической безопасности», предполагающие рост затрат на соблюдение экологических стандартов, заменим чем-то импорт, помечтаем при этом о доступе к иностранным технологиям — и будет нам безопасность. Реализация всех перечисленных мер начнется в 2020 году.

Если бы предполагалось, что в следующем году нас ждет хоть какое-то подобие настоящих выборов, то стратегия экономической безопасности (которая должна была бы стать основой программы развития страны на следующий президентский срок действующего главы государства) выглядела бы совсем иначе. Сейчас же ее можно назвать только  программой ни о чем. Единственное, о чем свидетельствует этот документ, — это безграничное презрение, которое обитатели Кремля, в отсутствие выборов уверенные в своей неуязвимости, испытывают к живущим в нашей стране людям. Ведь очевидно, что экономика России будет в безопасности только тогда, когда в стране появится независимый суд, закон будет одинаковым для всех, частная собственность станет неприкосновенной, СМИ — свободными, а власть будет регулярно сменяться на честных и прозрачных выборах. Да, и еще когда национальная валюта не будет полностью зависеть от цен на нефть на биржах в Лондоне и Нью-Йорке. И для этого совсем необязательно ждать 2030 года.

Главная задача серьезной стратегии экономической безопасности — четко сформулировать, что должно измениться в сегодняшней политике, чтобы был достигнут желаемый результат. С этим результатом тоже не все ладно: кроме слов о необходимости повысить темпы роста (а я уже не раз говорил, что количественный рост — вещь коварная, он может уверенно и быстро завести государство и общество в тупик; есть даже такое явление — рост без развития) и абстрактной цели массового внедрения «новых технологий», нам пока что ничего предъявлено не было, а с названными задачами и так никто не спорит. Насколько мне известно, за снижение темпов роста и отказ от технологического обновления в нашей власти не выступает никто.

Но, повторюсь, дело не в облике «желаемого завтра», а в том, что для этого нужно изменить в проводимой политике. И вот тут возникают какие-то ребусы. Инвестиции в человека, в его образование и подготовку — вещь, конечно, важная, все это должно быть приоритетом. Но простое увеличение государственных расходов мало что изменит, если люди с качественным образованием, важнейшим условием получения которого является свобода творчества, не будут востребованы экономикой, а отлаженная властью пропагандистская машина любое вольнодумство будет преподносить как государственную измену. Начинать надо все-таки не с бухгалтерии. Начинать надо с интересов, которые усилиями власти выстроены в систему почти средневековых полуфеодальных отношений. И образование здесь лишь подчинено этой архаичной социальной системе.

Вы думаете, у власти нет стратегии? Ошибаетесь. Есть. Неписаная. Стратегия не безопасности экономики страны, а безопасности самой власти, ее несменяемости. И именно эта стратегия реализуется на наших глазах. Практически ликвидированы независимые СМИ и оппозиционные политические партии и структуры, осуждены лидеры протеста, подавляются и дискредитируются независимые общественные организации, оппозиционно настроенные активисты и известные люди выдавлены за пределы страны. Сейчас начался новый этап — погромы и запугивание интеллектуалов. Из последних примеров — академик Юрий Пивоваров, режиссер Кирилл Серебренников. Очевидно оппозиционно настроенные интеллектуалы — крупный ученый и известный театральный деятель. Яркие, общественно заметные. Уголовные дела, обыски, допросы, ФСБ… Думаю, это только начало реализации стратегии по запугиванию, подавлению и в конечном счете устранению инакомыслия. Людей такого склада, способностей и масштаба в стране совсем немного, может быть, несколько сотен. Разобрались с Академией наук, потом взялись за самых значимых и заметных, а так уже было со СМИ (НТВ) и с бизнесом (ЮКОС). Остальные либо сами замолчат, либо сядут за «коррупцию» или «мошенничество». Как в 1937 году за «политику» — сажай любого под радостное улюлюканье тех, кого посадят завтра. Пока это только начало, пробы, тестирование — как пойдет. По-крупному же это станет частью политического курса после марта 2018 года. Уж тогда мало никому не покажется. А что? Чтобы нефтью торговать, эти яркие и заметные люди не нужны, для бряцания ядерным оружием тоже. Только воду мутят. Впереди времена непростые. Рот им заткнуть.

Фейки вместо выборов

Военная прокуратура судит рядового, который в Сирии потерял автомат. Процесс почему-то сочли настолько важным, что суд провели аж в Москве. Рядовой отделался штрафом в 50 тыс. рублей. Зачем нам это рассказывают? Чтобы добиться еще большего выхолащивания политики, еще больше углубить деградацию политического поля. С тех, кто уже выбросил на бессмысленную войну личного престижа в Сирии почти 100 млрд бюджетных рублей, ничего спрашивать не собираются. Хотя этих денег хватило бы на то, чтобы оплатить лечение более 320 тыс. онкобольных, или чтобы построить 400 детских садов, или чтобы оплатить обучение 60 тыс. студентов. Но у нас судят рядового, который потерял автомат за 50 тыс. рублей.

Тяжба с передачей Исаакиевского собора; голосование в петербургском ЗакСе за новых «почетных граждан» города — Патриарха Кирилла и Валентину Матвиенко (а Александр Сокуров не прошел!); ежедневные заявления пресс-секретаря МИДа Захаровой о надуманных международных скандалах, информация о которых появляется исключительно в российских СМИ; борьба девушки Поклонской с ФБК и Transparency International и борьба ФБК и Transparency International с девушкой Поклонской.

Тем временем Госдума перенесла выборы президента на день присоединения Крыма. Видимо, чтобы провести вместе с выборами референдум по одобрению всем народом аннексии Крыма. Чтобы явка, чтобы Путин… собиратель земель… и чтобы вообще все и навсегда.

Вот так и выглядит подмена, создание фальшивой повестки, за которой ничего не следует и которая лишь имитирует политику. До президентских выборов остается меньше десяти месяцев, но ЦИК просит не беспокоиться: старт президентской кампании объявят не раньше декабря, только что сообщили оттуда.

Ни власть, ни общество не хотят выборов, не интересуются ими и не верят в них. Если так пойдет, то выборов действительно не будет.

Будет Путин.

Навсегда.

Оригинал

Снос пятиэтажек в Москве и переселение 1,6 млн человек в новые дома — одна из самых обсуждаемых тем последних недель. Чаще всего говорят о нарушении прав собственности, о нарушении Конституции. Это все верно, и борьбу за права граждан необходимо продолжать. Но надо понимать и отдавать себе отчет в том, что в России этот самый главный документ не действует. Даже решения Конституционного суда у нас не исполняются едва ли не десятилетиями: на сегодняшний день не исполнено 35 постановлений, причем два из них — еще с 2008 года. 

И вообще, если можно так с Крымом, если можно так в самой Москве с известными объектами собственности, которые принято называть «ларьками», если можно так с объектами архитектурного наследия ночью в праздники, то почему нельзя с жильем? Помните, как тогда говорили, что все это бесправное дело? Если можно беспардонно жульничать на выборах, то почему нельзя жульничать с переселением? Вот точно так же будет и здесь, с пятиэтажками. Опыт государственного вранья и массового обмана населения в современной России накоплен немалый. 

Первой реакцией на новость о грядущей в Москве «реновации», ее масштабах и темпах было изумление, но довольно скоро на смену ему пришло ощущение чего-то очень знакомого. Что-то это все сильно напоминало. И точно! Это же практически как история с приватизационными ваучерами! Помните, наверное, «две «Волги» за ваучер»? В 1992 году правительство обещало, что один ваучер будет равен стоимости двух автомобилей «Волга». В реальности десятки миллионов владельцев ваучеров, конечно, ничего не получили. А эта фраза вошла в историю как классика массового обмана. 

Так что же общего между ваучерной приватизацией и продвигаемой сейчас московской «реновацией»? Все просто: и то и другое — манипуляция и обман, говоря по-простому —  игра в наперстки.

Представьте себе. Перед вами три одинаковых непрозрачных наперстка, под один из них  прячется маленький шарик, после чего наперстки быстро меняют местами. Затем вам предлагают угадать, под каким из наперстков находится шарик. Но шарика там нет вообще! Ловкость рук позволяет спрятать шарик, вытащив его из-под наперстка. Манипуляции строятся на так называемых «обманных пассировках». То есть шулер делает вид, что перекладывает наперсток из левой руки в правую. На самом же деле наперсток по-прежнему остается в левой руке. Для исполнения целой серии подобного рода комбинаций требуется большое мастерство манипулятора. Бывает, что подставной игрок выигрывает несколько раз подряд, а когда ставка становится достаточно высока и приходит случайный человек, ведущий прибегает к шулерству и забирает все деньги. Хотя гораздо чаще выигрывать не дают вообще. Это старая история, она была известна еще в Древней Греции, первое упоминание о ней относится ко II веку н. э. Софисты того времени писали о крестьянине, который был поражен увиденным в городе трюком. 

Присмотревшись к проекту закона о «реновации», почитав прессу двух последних месяцев, обсудив эту тему с экспертами, совсем не трудно увидеть «обманные пассировки», то есть признаки подготовки к тому самому жульничеству, которое происходило с печально известными ваучерами: 

—  аргументы о том, что все пятиэтажки надо срочно сносить, по мнению независимых специалистов, не соответствуют действительности: только малое число пятиэтажек раннего периода возведения (середина 1950-х годов) было рассчитано на 25 лет службы. Это примерно 15% от всех пятиэтажек (из 1722 домов осталось снести 76). Остальные дома строились с начала 1960-х и рассчитывались на срок службы до 100 лет. Это и есть те самые 8 тыс. многоквартирных домов общей площадью 25 млн кв. м, о которых сегодня идет речь;

—  власти не говорят о том, что они не провели два капремонта, которые должны выполняться каждые 25 лет, хотя жители их полностью оплатили; поэтому в пятиэтажках действительно изношены коммуникации, сантехника, столярка, фасады, балконы, крыши;

—  основные усилия направлены на то, чтобы правила, по которым принимаются решения о переселении и предоставлении жилья, были предельно размытыми; это обеспечивает московским властям полную свободу действий и бездействия; 

—  власти сами «устанавливают порядок, случаи и формы выявления учета мнения населения по вопросам реализации программы, в том числе в целях принятия решения о реновации»;

—  власти сами «определяют содержание программы реновации жилищного фонда в городе Москве, утверждают такую программу» (ст. 1 п. 3 законопроекта о реновации жилого фонда Москвы) без учета действующих градостроительных норм (ст. 71 законопроекта);

—  власти сами «устанавливают примерную форму договора между собственником и властью города Москвы» (ст. 1 п. 3), которая может быть такой, какая им выгодна;

—  власти сами принимают решение о выводе из эксплуатации многоквартирного дома (ст. 71);

—  с момента принятия такого решения права на вашу квартиру и земельный участок под домом переходят властям, дом отключается от технологических сетей; 

—  власти предлагают собственникам один вариант переселения, а в случае отказа или несогласия могут принудительно выселить по суду в нарушение Конституции;

—  власти утверждают, что альтернативы реновации нет;

—  власти обещают предоставить взамен помещение, жилая и общая площадь которого не меньше, а «равнозначна» (ст. 73) площади прежнего жилья, то есть, по сути, такую же крошечную квартиру; не учитывается то, что жители пятиэтажек при переселении в многоэтажные дома теряют в площадях земельных участков, которые являются частью их собственности;

—  не учитываются расположение, виды из окон и другие значимые характеристики жилья;

—  для обеспечения стремительности и срочности операции «реновация» отменяется целый ряд положений Градостроительного кодекса, Жилищного кодекса, Гражданского кодекса, законов о кадастре и капремонте, игнорируются санитарные нормы;

—  нет ответов на очевидные вопросы: как будет осуществляться утилизация, куда денется огромное количество строительного мусора;

—  план сноса предполагает строительство около 80 млн кв. м жилья. Из них 25 млн кв. м — для переселения, остальные — на продажу. Однако панельные железобетонные дома, которые собираются возводить в рамках реновационной программы в Москве, уже сегодня являются морально устаревшим типом зданий, их строительство прекращено во всем мире из-за дороговизны, несоответствия экологическим нормам и уродливости;

—   в итоге городские власти достигают максимальной защиты своих интересов и интересов своего бизнеса, а люди оказываются в совершенно бесправном положении. 

Верным доказательством того, что готовится афера, является суд над муниципальным депутатом района Лефортово Александрой Андреевой, которая посмела 6 апреля встретиться со своими избирателями и рассказать им о проблемах, вытекающих из проекта закона о реновации. За это полиция буквально схватила ее во время встречи, затолкала в полицейскую машину и отвезла в участок, завела судебное дело. Насколько мне известно, это первый в России случай, когда депутата судят за встречу с избирателями. 

Перечисленные признаки жульничества позволяют сделать вывод, что, запутывая людей, зачастую при полном произволе власти смогут совершенно безнаказанно отнять у собственников имущество (например, квартиры и придомовые земельные участки) в особо крупном размере, а в еще большем размере дать кое-кому заработать. Ну точь-в-точь как с ваучерной приватизацией. 

Такой проект закона надо вообще отзывать. 

Поскольку «реновацию» собираются проводить за счет бюджета города Москвы на сумму в 3,5 трлн рублей (кстати говоря, более 10% от этой суммы пойдет собственно на сам снос), заинтересованных в доходах от этого проекта будет множество. Например, домостроительные комбинаты или печально известная СУ-155. За последние годы продажи жилья в Москве сильно упали. По разным данным, в столице стоят непроданными от 7 до 11 млн кв. м жилья. В 2016 году объем ввода жилья в Москве сократился на 14,2%, стройкомплекс весь в долгах, его доходы снизились. Строительным компаниям, особенно тем, что принадлежат городским властям, решили помочь. Тем более что в минувшем году доходы бюджета Москвы достигли 1,86 трлн рублей (профицит — 115 млрд рублей). Это возможность не дать лопнуть пузырю, надутому в строительной отрасли столицы. 

Нельзя, конечно, забывать и такое выражение, как «понты дороже денег». Проект такого масштаба в воспаленном воображении чиновника может представляться пропуском в настоящую историю. Но уж больно грандиозный масштаб для скромного служащего, даже если ему и хочется стать премьером. Сложность задачи такова, что тот, кто решил взять на себя публичную ответственность за «реновацию», похоже, утратил связь с реальностью. Люди для него превратились в какую-то биомассу, неспособную даже защитить свои в прямом смысле жизненные интересы. Возможно, чиновнику такое представление последние парламентские выборы навеяли… Но выборы сегодня в России ни о чем не говорят, а квартирный вопрос — дело серьезное. Слишком серьезное, чтобы им занималась власть, ни одному слову которой граждане страны не верят. 

Нельзя так по-большевистски нагло вторгаться в ткань жизни людей, разрушать уклад и быт. Точно так же как нельзя запрещать аборты и алкоголь, нельзя массово по команде переселять с места на место миллионы людей. Благими намерениями выстлана дорога сами знаете куда. 

Как обычно, людей рьяно убеждают в том, что альтернативы у них нет — планы российских властей всегда безальтернативные. Но если отнестись к делу профессионально и обсудить эту тему с экспертами, то окажется, что альтернативные решения, конечно, есть. Например, реконструкция пятиэтажек. Не снос и не обычный капремонт, а модернизация. Специалисты утверждают, что это вполне надежная технология — надстройка несколькими этажами без нагрузки на основные пять этажей. Это на 40% дешевле сноса и нового строительства. При такой перестройке осуществляют перепланировку всех квартир в доме, меняют трубы, полы, окна, двери, устанавливают лифты, мусоропроводы, улучшают тепло— и звукоизоляцию — все доводят до уровня современного жилья. И все это за девять месяцев! Срок службы домов продлевается на 100-125 лет. Но о такой возможности жителям пятиэтажек даже не говорят.

По словам архитектора Юрия Эхина, пятиэтажные дома не сносят нигде в мире, хотя требования к качеству жилья и обеспеченность жильем в Европе выше, чем в нашей стране. В Германии, Финляндии, Чехии, Словакии, Венгрии, Польше, Румынии пятиэтажки реконструируют, надстраивают и прекрасно в них живут дальше. Даже в центре Берлина, столице самой богатой страны Евросоюза, есть немало пятиэтажных домов (см. «Новые известия», 29 апреля 2017 г.).

Если так, то надо добиваться официального прозрачного референдума (среди тех, кого это затронет) с вопросом: снос или реконструкция. А перед референдумом должна быть проведена широкая разъяснительная кампания, организованы полноценные дебаты на эту тему. Закон о реновации, если он вообще нужен (в чем я очень сомневаюсь!), может быть принят только в соответствии с итогами референдума. В этом и должно заключаться сегодня политическое требование гражданского общества. 

И еще один важный момент. Даже если референдум состоится, сохранится опасность того, что людей все равно обманут. В частности, возникнет вопрос, кто, как и чем заплатит москвичам за срыв этой программы, за хаос, за потерю старого жилья и несдачу в срок нового, за неудовлетворительное качество нового жилья и его невыгодное месторасположение.

При покупке квартиры вы помещаете наличные деньги в банковскую ячейку и обмениваетесь ключами с продавцом только тогда, когда получаете все минимально необходимые документы, подтверждающие ваши права на собственность. В этом, как правило, участвуют юристы или адвокаты, и эта процедура защищает вас от обмана. В ситуации со сносом пятиэтажек населению тем более должны быть предоставлены реальные гарантии компенсаций на случай, если что-то пойдет не так. Норма о страховании рисков граждан при проведении реконструкции или реновации должна стать важнейшей частью закона. Это еще одно существенное требование, выполнения которого могут добиться только активные граждане. А тот проект закона, который рассматривается сейчас и прошел уже первое чтение со всеми его жульническими «пассировками», надо требовать отозвать.



Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире