yasin

Евгений Ясин

22 мая 2017

F

Это была поездка по приглашению руководства Северо-Осетинского Государственного университета. Инициатором был мой помощник Игорь Разумов, который вырос в Северной Осетии и окончил упомянутый университет.

Северная Осетия-Алания – наследница очень древней культуры. Ещё до нашей эры на пространствах от Алтая до Причерноморья, в том числе в Предкавказье кочевали племена скифов и сарматов, которые имели индоевропейское происхождение, языки их были близки к иранскому. В период великого переселения народов от них обособились и начали самостоятельную жизнь аланы. Вместе с гуннами Аттилы они участвовали в нашествии на Европу. Поселения одних были уничтожены турками в Восточной Венгрии где-то в XV-XVI веках. Другая часть с вандалами дошла через Испанию к Северной Африке и там была разгромлена императором Юстинианом.

Но были аланы, которые остались на Кавказе и здесь продолжали борьбу за существование. Но затем подверглись нашествию татаро-монголов (одновременно с Русью), а в XIV веке – ещё Тамерланом. Итог – почти полное уничтожение, кроме горстки аланов, скрывшихся высоко в горах. Вот от них происходят нынешние осетины, отличающиеся от других народов Северного Кавказа тем, что раньше Руси они приняли христианство, в 915-ом году. А в XVIII веке вошли в состав России.

Сейчас в Республике 700 тысяч населения, в том числе в столице – Владикавказе – 330 тысяч. Этот город был основан русскими рядом с осетинским селением Дзауджикау. Одно время город носил это имя. Город выглядит как европейский в бóльшей мере, чем другие северокавказские города, кроме Пятигорска, Кисловодска и Ессентуков. Самое красивое здание, пожалуй, мечеть, хотя мусульман около 20% населения. Очень хорош и собор Св. Георгия, и самая старинная христианская церковь на горе, откуда виден весь город. Рядом похоронен Костá Хетагуров, замечательный осетинский писатель ХIХ века. Памятник ему стоит в центре города. Уже вечером по приезде мы ужинали с ректором Аланом Урузмаговичем Огоевым, работавшем прежде на высоком посту в Правительстве Северной Осетии. Речь пошла о помощи Высшей школы экономики Университету, а также о поддержке Северной Осетии, которая сегодня в трудном положении.

На следующий день я выступал в Северо-Осетинском государственном Университете и после выступления было много вопросов и реплик из зала. Признаюсь, у меня осталось высокое впечатление об интеллектуальном уровне коллег. Будем дружить!

А вечером мы встретились с местными предпринимателями. Встреча была в магазине «Забава», где были отлично представлены продукты и на втором этаже промтовары. Очень хорошее впечатление. Продовольствие бóльшей частью местного производства, промтовары и свои, но больше из России и заграничные. Экспозиция прекрасная. Я пишу об этом, так как не ожидал увидеть это в далёком небольшом городе. Всё же рыночные реформы своё влияние оказали.

Мотивы выступления хозяина магазина – Романа Гутиева. Мы стараемся, но выдерживать конкуренцию, особенно в последние годы, становится всё тяжелей. Ещё недавно главными конкурентами были наши соседи – кабардинцы. Но вот в городе появился «Магнит», с более дешёвыми, чем у нас продуктами. А неповоротливость чиновников весьма ощутима, их число увеличивается, а поддержки мы от них не чувствуем. Они намного легче воспринимают сигналы сверху, из Москвы, чем от нас.

Ещё один пример – Артур Елканти: сельское хозяйство, продаёт птицеводческую ферму, но покупателей сейчас нет, но у него ещё одно предприятие, производство крафтового национального напитка «Арак». Очень хороший напиток, похожий на водку. Пока спрос есть.

Кризис в Северной Осетии весьма ощутимый, помощи из Москвы поступает недостаточно. На мой взгляд, это свидетельство того, что уровень централизации в нашем государстве избыточен. Итог: денег не хватает, и в центре, и на местах. Но дело не в том, чтобы их напечатать. Надо повышать активность, расширять влияние рынка и конкуренции.

Но поднимать эти вопросы маленькой республике как-то малонадёжно. Я подумал, что, глядя из Владикавказа, лучше предложить федерации провести эксперимент по повышению роли местного самоуправления. Не дать больше трансфертов, а дать больше прав по установлению местных налогов и сборов, повысить роль избирателей на выборах местных органов. При этом, мой совет, не повышать налоги, а снизить их, активизировать таким образом свой бизнес. Он получит больше выручки, а стало быть и средств на увеличение инвестиций и оплаты труда. Пусть попробуют в одном месте. Хотя надо бы что-то подобное делать всюду.

Не могу развивать тему в пределах краткого анонса. Продолжим разговор. А пока лучшие пожелания моим осетинским новым друзьям.

Оригинал

В нынешних предложениях о структурных реформах – одно из важных мест занимает проблема местного самоуправления. Последний практический вопрос, который выдвинулся для публичного обсуждения в связи с местным самоуправлением, это, по моему мнению, вопрос о сокращении «хрущоб», т.е. панельных или кирпичных пятиэтажек. Вопрос был поднят «сверху», на мой взгляд, весьма актуальный. Но он касался, причем весьма непосредственно, жизни очень большого количества людей в крайне важных областях. Люди хотят понимать, как это всё их коснётся и желают иметь право голоса в решениях, прямо их задевающих. Между прочим, все это проблемы местного самоуправления, по поводу много разговоров, но простые граждане убеждены, что их спрашивать не намерены. Во всяком случае они к этому не привыкли, а когда кто-то их приглашает на собрания, скажем, жильцов, большинство из них предпочитают не ходить. Такова наша жизнь. Если взглянуть из прошлого. А проблема в том, что для будущего нужны заметные сдвиги в этой области.

Для начала разговора хочу напомнить, что среди реформ Александра II были земская реформа (1864 г.) и городская (1870 г.), которые сыграли очень важную роль в развитии России как современного государства. А эти реформы выделяли важные сферы, в управлении которыми государство не должно было участвовать. Расчёт делался на активность и инициативу местных жителей городов или сельских поселений.

Мы были не первыми. К тому времени в других странах сложились две модели местного самоуправления. Первая – автономная или англосаксонская модель исключает участие государства в управлении и возлагает главную ответственность на избирателей. Кроме Великобритании – это США, Канада, Австралия, Индия, а также скандинавские страны, Нидерланды и Швейцария. Другая модель – континентальная, которая предусматривает контроль государства или некую субординацию между разными уровнями. Это Франция, Германия, Италия, Испания. В частности, местным органам делегируются некоторые государственные или региональные полномочия вместе с необходимым финансированием. Ясно, что у нас сейчас нечто подобное континентальной модели. Но не совсем.

Известный немецкий учёный Хорст Зиберт называл эти модели иначе: модель корпоративная или перераспределительная – это континентальная; и модель конкурентная – это автономная. Эта классификация удобна тем, что позволяет пополнять себя, например, моделью унитарной. Последняя, по моему мнению, применяется сегодня у нас. Отличие её состоит в том, что при декларации самостоятельности местного самоуправления, которое даже не относится к государственному сектору, всё же реально этот уровень настолько зависим от государства, что о влиянии избирателей говорить не приходится. Это просто нижняя ступень «вертикали власти», нечто очень похожее на советскую систему, где была и местная «номенклатура», определяемая сверху.

А что изменилось сейчас? С точки зрения официальной, местное самоуправление отделяется от государства. Но практически государственные полномочия и финансирование составляют более 90% деятельности местных органов. Их право – устанавливать плату относится фактически только к аренде местной собственности. А избиратели, соответственно, их мало волнуют. Да и они как-то мало волнуют избирателей.

Некогда известный русский учёный Николай Лосский писал, что для русских характерно безразличие к «средней области культуры». Дома у них порядок, государево дело – в почёте, но за порогом дома – разруха (Лосский Н.О., Условия абсолютного добра, 1991 г., с. 56).

Я намеренно отметил это обстоятельство, потому что сейчас приближается время перемен. И «вертикаль власти» больше не годится, и безразличие обывателя делается нетерпимым. Надо думать и искать решения. Местное самоуправление в первых рядах. Разговор продолжим.

До встречи,
Евгений Ясин

С Днём Победы, дорогие сограждане!
С великим днём славы нашей Родины!

Я был совсем пацаном, 11 лет. 8 мая 1945-го года вместе с товарищами мы в Одессе, у меня на родине, вышли на Приморский бульвар, где было полным-полно иностранных моряков. Они все были навеселе. Они уже знали, что нацистская Германия сдалась. И мы целую ночь спали в восторге от нарождающегося события. А утром 9-го мая нам сообщили о Победе по радио, когда мы уже все вместе стали праздновать Победу. Победу со слезами на глазах.
В жизни я помню только два таких праздника: День Победы и День космонавтики, 12 апреля 1961-го года, когда в космос полетел Гагарин.
После Победы СССР, тогда так называлась Россия, был одним из победителей, понесшим самые большие жертвы. Но размеры завоеваний, мечта о коммунизме, подтолкнули Стали к разрыву антигитлеровской коалиции и расширению собственной империи. Восточная Европа с ГДР, хотя и без Югославии, на Востоке – Китай, который при жизни Сталина тоже был с нами. Треть мира! Это всё следствия Победы. Атомная бомба и полёты в космос – это последние её отблески.
А потом начались обратно направленные перемены. Нарастающее отставание, маскируемое только подорожанием нефти в 1973-ем году, а до этого открытием Самотлора. Пик наших успехов, основанных на нефти – 1983-й год. С 1986-го года резкое падение цен на нефть, а наряду с ними и нарастание кризиса административно-командной, плановой системы, построенной Сталиным.

Затем путч ГКЧП, победа Ельцина, реформы Гайдара, а наряду – Беловежская пуща, распад СССР, чеченская война. Ох, как неоднозначно! Надо было думать о судьбе новой, постимперской России, уже национальном государстве, как все другие. Но вместе с тем с нашей историей, с привычкой к величию Империи. В этом году 100 лет Великой революции, которая в большинстве наших глаз также была знаком величия духа народа, имевшего шанс указать всему миру дорогу к единству, конечно, с признанием нашей роли.
И вот сокращение расходов державы, признаки отставания, реформы, которые требуют непомерной цены. Начало новой страны. Когда-нибудь ещё будет у нас Победа, как в 1945-ом?
Лично для меня ситуация ясна. Я считаю нашей великой победой реформы Ельцина-Гайдара, в результате которых, пусть с тяжелыми испытаниями, мы вернули страну к нормальному развитию, к рыночной экономике. Работа поколения Александра II может быть продолжена. Пусть у нас меньше территории и населения. Мы другие – даже если кому-то кажется, что для нас необходимо имперское величие. Но мы способный народ и должны думать о жизни и победах в новых условиях.
Я хочу набросать новую обстановку.

После Победы были две сверхдержавы. Сейчас в мире другая пара – США и Китай. США – глава Западного мира, которые создали сильную модель конкурентной экономики и в последние десятилетия начали глобализацию. «Золотой миллиард»! Он преобразует и объединяет весь мир. Мы близки к нему, но нас разделяют не только культурные различия, но и недоверие соседей к бывшей империи, всегда готовой к агрессии. А мы и сами не знаем, насколько мы другие. Нас тянет, хотя отчасти, – сохранить наследие, право иметь сферу влияния.

Посмотрим на карту. На Западе – Европа и США, намного богаче и сильнее нас. На Востоке – Китай, за последние 40 лет превратившийся в великую державу, которая, начав с нищеты, нас догоняет даже по уровню жизни, опередив в экономике. Рядом с ним Индия – близкая к Китаю по численности населения и также после рыночных реформ быстро развивающая экономику. Какие наши перспективы?
Наш шанс – инновационная экономика, участие в самых передовых начинаниях новой эпохи. А для этого – наука самого высокого класса, образование и то, что нужно для их процветания – свобода, конкуренция, верховенство права, делающее свободными всех и т.д. Над этим нам всем нужно работать. Иначе вызовы, с которыми мы сталкиваемся, могут отбросить в другую, незавидную судьбу.

Но есть и другие возможности, открытые для нас рыночными реформами, сотрудничеством с Западом, с Европой. Подумайте, как мы сегодня выглядим между США и Китаем. А другой вариант – самые тесные дружеские связи с Европой, с которой нас объединяют общие корни культуры. И нас 145 миллионов, мы самая населенная страна Европы.
На этом пути нас ждут победы. Уже не военные, но, в соответствии с духом времени – культурные, интеллектуальные. Налейте рюмки. За память о нашей Победе! За наши новые победы, семена которых уже засеяны.

Оригинал

Теперь я могу сказать, что наша XVIII научная конференция была удачной. Может быть даже лучше, чем всегда. Но и очень большой; сказать могу лишь об отдельных деталях.

Начну с образования, буквально два слова, спорных.

Андрей Бакурадзе из Московского областного университета заявил: «ЕГЭ (единый госэкзамен) – главный фактор, который повлиял на рост результатов в группе, низких результатов». Но мамы на пределе, необходимо повышать профессионализм учителей.

Его поддерживает ректор МГПУ Игорь Ромаренко: экономические механизмы, мотивирующие школы работать со всеми группами детей, исчерпаны. Когда школам стали платить за конкретного ребёнка, они стали заниматься теми, кто раньше её не посещал, стоял на учёте в полиции и так далее.

Исак Фрумин, научный руководитель Института образования НИУ ВШЭ: «Несмотря на положительную динамику, российские школьники по-прежнему отстают от сверстников в других странах в естественнонаучных областях». И он позитивно отмечает ЕГЭ.

Я знаю, что ЕГЭ далеко не всем нравится, но не готов здесь продолжать дискуссию на эту тему. Но на конференции она была. Посмотрите на нашем сайте.

Обратимся к нашему главному докладчику – Алексею Кудрину, руководителю ЦСР. Он в своём докладе отметил хорошие результаты прогнозных расчётов: рост к 2020-ому году на 3,6%, в том числе на основной капитал 1,1-1,2%; на рабочую силу – 0,2-0,3%, на совокупную факторную производительность (СФП) – 0,7-1,0%. Это итоги построения производственной функции ЦСР. Я засомневался. Но тут же Алексей Леонидович сказал: у нас сейчас важнейший фактор – доверие. В первую очередь к государству. Стало быть расчёты в предположении изменения уровня доверия. У нас уровень доверия – 30%, в Германии – 49%, в Сингапуре – 75%, в Китае – 78%.

Ещё один совет Государству: выход из кризисного положения, нынешнего в изменении внешней политики – дружелюбие, сотрудничество. Это необходимое условие преодолеть отставание.

Реформа государства – снижение его доли в экономике, сведение к минимуму вмешательства в экономику, верховенство права.

Ещё одно важное замечание: наши граждане не чувствуют себя налогоплательщиками. Присоединяюсь! Думаю, нужно, чтобы работодатель платил больше зарплаты, а пенсии, медицину, платили люди из своих доходов.

По одному вопросу поспорили Кудрин с Силуановым. Первый говорил, что мы не можем сидеть на нефтяной игле, а Антон Силуанов выразился так, что мы вроде уже и не сидим, доля нефти в доходах бюджета сократилась.

Но в остальном эти два человека соглашались между собой или дополняли друг друга. Силуанов только добавил:

1) налоги не будут повышаться;

2) будем упрощать налоговую систему, надо сократить контрольно-надзорные органы, снизить издержки бизнеса из-за частых проверок;

3) Детенизация, т.е. сокращение теневой экономики. Но, надо думать, не силовыми методами, а экономическими;

4) без структурных реформ мы не добьёмся роста более 1,5% в год.

Александр Шохин позволил себе бóльшую открытость. Кудрин заканчивает программу. Надо уже сейчас объявить о непопулярных мерах после 2019-го года, либо забыть о них.

Но тогда программа окажется невыполнимой. Во-вторых, надо сейчас объявить не столько о мерах, сколько о кандидатах на ключевые посты. Кто будет выполнять какие меры. Думайте, ребята.

Олег Вьюгин, редкая умница, у нас две задачи: макроэкономическая стабилизация и развитие. Уже ясно, что с первой задачей мы с нашим Центробанком справимся. Но как с развитием – неясно. Сейчас административный ресурс совершает насилие над конкуренцией. Господствует рентное поведение.

Максим Орешкин, министр экономики, наш выпускник. Приватизация не должна ухудшать конкуренцию. Последняя – один из самых важных инструментов. Естественные монополии не должны участвовать в приватизации.

Ярослав Кузьминов, ректор НИУ ВШЭ. По данным опроса, проведенного нашей школой – 51% граждан готов из своих доходов отчислять 2% на повышение качества медицины, помощь бедным, образование, ремонт дорог… Вывод: надо ввести местные налоги и сборы на муниципальном уровне. Сегодня этот уровень обезвожен. А готовность платить есть. Иначе говоря, – это я от себя, – пора вернуться к проблеме местного самоуправления.

Стоп. Всего я не перескажу. Но советую слушателям познакомиться с материалами на сайте Апрельской международной научной конференции. Выберите сами на свой вкус. Лично я получил удовлетворение.

Недавно я выступил на «Абалкинских чтениях», которые проводит Вольное экономическое общество.
Получив приглашение, я подумал, что отмечается какая-то дата в честь Леонида Ивановича Абалкина, с которым жизнь нас развела в 1990-ом году, но хотел выразить свои уважение и любовь. Оказалось, что Абалкинские чтения – дело регулярное, никакой даты нет. Но я, раз пришёл, решил сказать именно об Абалкине.

Потом, когда выступления закончились, мой старый знакомый сказал: «То, что ты говорил, было очень интересно, я этого ничего не знал, надо бы написать». Вот я и принялся.

Леонид Иванович Абалкин многие годы работал в Институте имени Плеханова, был известен как учёный-экономист прогрессивного, т.е. рыночного направления.

Познакомились мы в 80-х годах, когда при Горбачёве была образована правительственная комиссия по подготовке реформ в экономике, а при ней рабочая группа из учёных-экономистов. Председателем был Абел Гезевич Аганбегян, его замом – Абалкин. Я с группой сотрудничал.

Памятные дни I Съезда народных депутатов, когда весь народ почувствовал волну наступающей демократизации. Праздник!
Марк Захаров, выступая тогда по телевидению, сказал: «Нет, такого не придумаешь, не поставишь спектакль, это только в жизни».

Но мы, экономисты, радовались, но знали, что нарастает тяжелый кризис и неясно, как страна его встретит.
При Правительстве была образована Госкомиссия по реформе, которую возглавил Л.И. Абалкин. Меня и Г.А. Явлинского он пригласил на работу в эту комиссию и поручил подготовить концепцию по реформе в экономике.
Ясно, что мы знали его позицию и наши мнения от неё тогда не отличались. Мы начали работу, Леонид Иванович иногда заезжал.

К концу сентября мы проект Концепции подготовили, а в октябре в Колонном зале Дома союзов, состоялась конференция, на которой Абалкин выступил с докладом. Рядом по улице ходила демонстрация коммунистов под лозунгом «Долой абалкинизацию всей страны!»

Правительство во главе с Н.И. Рыжковым обсудило и одобрило нашу концепцию, решено было представить её II Съезду народных депутатов, который состоялся в декабре. К тому времени настроения стали другие. На Съезде выступили влиятельные депутаты, которые потребовали по крайней мере отложить реформы, продумать их как очень осторожные, а то и вообще остановить. Такие решения и были приняты: утвердили план XIII пятилетки, реформы отложили на два года.
Уезжая в командировку в Малайзию, Н.И. Рыжков дал указание Ю.Д. Маслюкову, своему первому заму и председателю Госплана, переработать концепцию, сделать её консервативной. Мы были крайне разочарованы, более всего – Абалкин.
Весной 1990-го года должны были выбрать первого Президента СССР, известно кого, и Л.И. Абалкин написал в его адрес короткую записку, страниц на пять, с оценкой ситуации и необходимыми мерами.

Через несколько дней ему позвонил Ю.Д. Маслюков, редкий умница и сказал: «Что-то ничего не получается. Я знаю, Леонид Иванович, что у Вас что-то есть. Не поделитесь?» Конечно, Абалкин немедленно отправил ему свою записку. У же через два дня получил отклик: годится. Давайте, разверните, чтобы мы успели к приезду премьера.

Назавтра нас с Явлинским пригласил Абалкин и сказал: «У вас есть два дня, немедленно готовьте более развёрнутую записку о реформе: коротко, но по сути». Через два дня мы подготовили 13 страниц. Должен сказать, прошло уже много лет, но более важного документа я не готовил. Наш текст был отредактирован Абалкиным, в Госплане и вручён премьеру у трапа самолёта. Премьер с нами согласился и дал команду готовить программу. Мы её подготовили к апрелю и нас в составе делегации отправили в Японию, подучиться и развлечься.

До возвращения мы шли с Абалкиным в одной команде. Но потом выяснилось, что Президентский совет в апреле отверг нашу программу. Рыжков решил её переделать из рыночной в основном в плановую, наметив административное повышение цен на продовольствие – в 2 раза, на хлеб – в 3 раза. Стало ясно, что нам не по пути.

Но наша записка, а вслед за ней программа, сыграли свою роль. На этом наши пути с Леонидом Ивановичем Абалкиным разошлись.

В августе по инициативе Явлинского и Петракова, представлявших договорённость Горбачёва и Ельцина, была подготовлена программа «500 дней». В сентябре её принял Верховный совет РСФСР и отверг Совет Союза. А ещё через год под «крышей» Ельцина заработала команда Гайдара.

Но в памяти моей эти дни живы. И в них Леонид Иванович Абалкин сыграл важную роль.
Сейчас у меня в кабинете выставлен ряд фотографий моих друзей эпохи самых ярких дней реформ, которые уже ушли. Среди них, рядом с Гайдаром и Немцовым, стоят портреты Леонида Ивановича Абалкина и Юрия Дмитриевича Маслюкова.

Оригинал

Я в затруднении: из того потока информации, который обрушила на участников XVIII Апрельская научная конференция в течение 4-х дней, ни усвоить, ни передать сразу всё невозможно. Я всё же постараюсь сказать, что может быть интересно для широкой публики, и для нынешнего острого момента.

Действительно факт, что к концу 1980-х страна находилась в крайне трудном положении. Рыночные реформы, возвращение на путь, начатый императором Александром II, дались стране тяжело. Но с начала 2000-х годов ситуация стала поправляться. Подорожание нефти, нашего главного тогда богатства, а также политическая стабилизация, сыграли свою роль. Но потом, начиная с 2012-го года, мы стали погружаться в кризис. Попытка сделать выбор пути развития в 2014-ом году, на мой взгляд, хотя и вызвала поддержку большинства народа, к успеху привести не могла. 2016-ый год считается успешным, кризис вроде остановлен, но реально это был год стагфляции, и как дела будут развиваться дальше, мы не знаем. Точнее, думаем и желаем разного. Или попытаться восстановить сверхдержаву, пойти по имперскому пути; или продолжить путь развития рыночной экономики. Дать людям больше свободы, развернуть конкуренцию и в экономике, и в политике?

На конференции – на нашей Апрельке – эта тема была в центре внимания. И в целом, если идти от доклада А.Л. Кудрина и других гостей первого ряда – А. Силуанова; М. Орешкина; А. Макарова, главы Думского комитета; В. Мау (РАНХ и ГС); К. Юдаевой. Мы все придерживались целесообразности, а точнее необходимости, идти по пути реформ, пойти дальше к эффективной рыночной экономике и правовому государству. Как это делать – мы и наши гости, члены команды Кудрина, придерживаемся примерно одних взглядов. Как повернутся события с политической точки зрения – неясно. Но лично я убеждён: рано или поздно продолжим путь европейского развития. Дело не в выборе, а в том, сколько времени будем откладывать. Убежденность моих коллег в необходимости таких структурных реформ – экономических и политических, также представляется очевидной.

Во всяком случае на конференции это было ясно, и это у меня создавало хорошее настроение.

Конечно, много проблем и неясностей. Например, в обсуждении социальной политики. Основной доклад «Развилки и перспективы развития социальной политики» делала Лилия Овчарова, наш профессор, её оппонентом выступал министр труда и социальной политики Максим Топилин. Опасение за социальную справедливость было в центре внимания. Но также ясны были различия тех, кто отвечает за социальные проблемы ныне, и кто выступает за изменения. Но у меня не осталось впечатления ясности. Ещё нужна большая работа, новации, нахождение баланса перемен и неухудшения положения трудящихся.

Во всяком случае я рекомендую основательно знакомиться с материалами конференции, которые все появятся на портале Вышки.

Были важные дискуссии о технологическом прогрессе – главной линии подъёма, который должен опираться на институциональные реформы; об управлении экономикой и необходимости нового подхода к роли права, независимости суда, месте силовых структур. Очень интересный доклад по этой теме «Реформы государственного управления 2018-2024 гг.» представила Мария Шклярук, профессор из Европейского университета в Петербурге и руководитель направления «Институты и общество» Центра стратегических разработок.

Я закрывал конференцию на сессии в конце 13 апреля, где выступал с почётным докладом Карлос Фелипе Харамильо – старший директор Глобальной практики по макроэкономике и фискальному менеджменту Всемирного банка, очень интересный человек из Колумбии. Его доклад о мировой экономике и проблемах неравенства в мире и в разных странах «Как добиться сбалансированного экономического роста: вызовы и возможности» был крайне интересный и, я бы сказал, улучшал настроения.

Нам кажется, что в России дела хуже, чем у других. Да, если брать США, Европу, Японию. Но в целом ситуации в нашей стране и во всём мире очень похожи. Мы переживаем общую судьбу. Если взять 2016-ый год, то дела выглядят лучше. Я поблагодарил авторов докладов за хорошее настроение, которое почувствовал в итоге: мы не хуже, мы в центре событий. Но возможностей у нас больше. Хотя и самомнение мешает.

Оригинал

11 апреля в Высшей школе экономики открывается наша ежегодная конференция.

В этот раз у неё есть особенности: как известно, ныне воссоздан Центр стратегических разработок (ЦСР) во главе с А.Л. Кудриным, который снова стал базой формирования стратегической программы России, которая должна быть запущена в действие в 2018-ом году, после президентских выборов. Вышка — соучастник этой работы, и мы надеемся, что она сыграет важную роль в модернизации и развитии нашей страны. В этом году мы представляем Кудрину и его команде возможность познакомить с первой версией своей работы на наших пленарных заседаниях. Гарантирую, что всё это будет предельно интересно: разговоры идут, но на какие изменения решится политическое и экономическое руководство страны — пока неясно. Конференция и программа ЦСР — это возможность обсудить складывающееся положение и сценарии развития — редкостное событие.

Но конференция только открывается, и я могу говорить только о собственных размышлениях, причём весьма кратко. Но обещаю, что материалы конференции, в том числе самые острые, мы будем неоднократно обсуждать в нашей передаче.

Напомню, что постсоветская экономика и общество с 1991-го года прошли три этапа, точнее третий этап мы переживаем сегодня.

Первый этап — реформы и трансформационный кризис — 1991-1998 гг.

Второй этап — восстановительный рост — 1999-2011 гг.

С 2012-го года по сегодня мы проходим период, окончательное содержание и наименование которого пока не определились. Но ясно, пожалуй, одно, что его начало было связано с событиями 2011-2012 гг., которые имели место после парламентских выборов в декабре 2011-го года.

Мы уже говорили, что в этот момент сложились на выбор два варианта — иерархическая административная модель, которую сейчас называют инерционной, поскольку она преобладает с начала 2000-х гг.; вторая — сетевая модель, более свободная, ориентированная на эффективность рыночной экономики.

Конец II этапа также связан с завершением периода высоких цен на нефть, сыгравшего для нашей ресурсной страны весьма положительную роль. Но сейчас этот период закончился, с середины 2014-го года, а наш III период начался даже раньше. Сначала падение темпов роста, затем в 2015-ом году — спад, по последним данным, на 2,8% ВВП.

Недавно закончившийся 2016-ый год обозначил себя как год стагнации и неопределённости. Начнётся далее подъём? Или же, наоборот, мы столкнёмся с продолжением стагнации или даже спада?

Моё понимание состоит в том, что, как бы ни развивались события в ближайшие 2-3 года, для достижения тех результатов, ради которых осуществлялись рыночные реформы, а также менее определённо демократические преобразования, России ещё предстоят серьёзные институциональные и структурные реформы, которые способны обеспечить стране формирование инновационной экономики и темпы роста, вдвое превышающие темпы развитых стран. Только это позволит нам самим войти в число развитых стран, иные результаты в складывающихся обстоятельствах означают одно — отставание.

Это трудные перемены, особенно учитывая живучесть традиционализма в среде населения и правящих элит, как советского типа, так и более старого, связанного ещё с эпохой крепостного права. Это традиционализм, с одной стороны, мирится с беззаконием и коррупцией, а, с другой стороны, позволяет значительной части бюрократического аппарата использовать своё положение и задерживать возможности развития. Новая волна реформ должна преодолеть и сопротивление, и пассивные настроения, распространённые в обществе.

Посмотрим, что скажут на Апрельской конференции.

До встречи,
Евгений Ясин

Оригинал

В прошлых передачах я прошёл две ступени в истории русского либерализма.

Одна ступень – это реформа императора Александра II.

Вторая – это продолжение этой истории, центр тяжести которой приходился на годы первой русской революции 1905-го года, от развития либерального движения с конца 90-х годов XIX века до 1917-го года, с момента февральской революции до Октября.

Третья и пока последняя ступень подъёма русского либерализма – это период от начала перестройки в 1985-ом году и до центральных событий этого периода – рыночных реформ в 1991-1997 гг.

Во всех этих случаях речь идёт о серьёзных либеральных движениях, которые приводили к важным событиям в истории нашей страны. Наряду с ними в российской общественной жизни всегда в это время были известные либеральные деятели и мыслители.

Напомню, что А.Д. Сахаров был одним из таких деятелей и не рассчитывал на большие достижения в либеральной политике.
Правда, жизнь его повернулась так, что он дожил до важных политических событий и смог сыграть в них заметную роль. Не могу забыть, что на его похоронах присутствовал президент СССР М.С. Горбачёв.

Но, конечно, самым ярким событием в те годы были реформы Ельцина – Гайдара, заметно поменявшие лицо страны, сделавшие её более либеральной, может больше, чем когда-либо.

Когда в те годы спрашивали гражданина России или эксперта – что происходит в стране, большинство отвечало так: а,.. правящие группы опять передрались, кому чего достанется, стране это не на пользу, и всё будет как до сих пор. Ан нет! Произошли события исторического масштаба, но современники не всё поняли. И только тогда, когда я, переживавший события по смене руководства уже в 1998-ом году как плохой конец важных перемен, только через несколько лет по достоинству понял, как важно то, что произошло; более важно, чем любое из текущих событий, даже международного масштаба. Более того, что произошло у нас в 1991-1998 гг. это и было важнейшим международным и историческим событием.

Почему? Коммунисты предложили для России эксперимент, состоящий в замене рыночной экономики плановым хозяйством. Суть последнего – иерархия административно-командных связей, исключение горизонтальных рыночных сетей. Полагала, что это структура планового хозяйства, более совершенная, чем рынок. Это мобилизационная система, работавшая в годы индустриализации, Отечественной войны, восстановления экономики.

Коллективизация, создание сети колхозов и совхозов дополнили эту систему. Они же были противоположны задуманной П.А. Столыпиным рыночной системы хозяйствования в аграрном секторе с ликвидацией общины.

Можно сказать, что в целом эти организационные структуры могли работать в чрезвычайных обстоятельствах. После войны попытки их усовершенствовать как пример социалистической экономики удачи не принесли. Надо было возвращаться к рыночной системе, но система силовых структур и органы пропаганды и агитации, разветвленная бюрократия не давали двигаться вперёд.

Когда началась перестройка, попытки найти адекватную замену не приносили успеха.

Наконец, события августа 1991-го года, превращение Ельцина в главу государства создали необходимые предпосылки для преобразований. Наконец, в приёмной у Президента появился Е.Т. Гайдар, молодой человек с отличным образованием и умением нести ответственность. Ельцин проверял его в соотношении с другими претендентами и, наконец, сделал выбор, Гайдар и его команда под покровительством Ельцина получили возможность вернуть Россию к рыночной экономике, в ряд стран, которые в последние годы добивались лучших успехов в развитии наиболее развитых стран.

В 1992-ом году Гайдару была поручена ответственная работа по проведению экономической реформы. За год она в основном был сделана. Ещё потребовались усилия по массовой приватизации, по стабилизации финансовой системы. Когда Гайдара в конце 1992-го года отправили в отставку, чтобы удовлетворить недовольных парламентариев, эти работы, недоделанные Гайдаром, сделал А.Б. Чубайс. В общих чертах надо понять, что я имею в виду: сделать приватизацию и финансовую стабилизацию, чтобы новая рыночная экономика России стала необратимой. Это стало сделано.

Я бы сказал, что это одно из самых успешных достижений русских либералов, их принципиальная победа, как бы их потом не критиковали, как бы не издевались. Мы стали возвращаться к жизни в свободной стране.

Задачка трудная, особенно в такой как наша стране. Но она была решена. Мы вернулись к тому, чтобы шаг за шагом преобразования Александра II, Витте, Столыпина, Милюкова и Гучкова, были доведены до конца, притом в условиях новых, более сложных. Уверен, что в основном дело было сделано. Хотя ещё множество дел, которые предстоит сделать.

Оригинал

Несколько месяцев назад я оказался в Петербурге на Вознесенском проспекте (быв. Майорова), где увидел отель «1913». Я спросил хозяина, что это значит. От ответил: это был лучший год в истории России, самый успешный и благополучный. Во многом это был результат развития событий, начатых реформами Александра II в 1861 и 1854 гг.: кроме отмены крепостного права земская и судебная реформы.

Сегодня я хочу поговорить о последствиях реформ до 1913-го года и роли в них российских либералов.
Крестьянская реформа очень медленно проводилась до 1907-го года, когда в ходе революции 1905-го года всякие маневры вокруг обязательство вчерашних крепостных были прекращены. До этого после смерти Александра II были попытки удержать крестьян в рамках вчерашних обязательств, в основном вокруг выкупа. В начале ХХ века эти маневры пришлось прекратить, аграрная реформа П.А. Столыпина была последним шагом, направленным против общины, остававшейся основой разных обязательств вчерашних крепостных. Центром развития либеральных взглядов и действий стали земские собрания и органы, где либералы, сначала дворяне, а затем другие сословия играли очень важную роль.
Перед этим хочу отметить, что первые два десятилетия после реформ экономика на них почти не реагировала. Только с начала 80-х гг. стали возникать какие-то подвижки.

Ставший министром финансов Н.Г.Бунге, в прошлом один из соратников Н.А.Милютина, добился сокращения выкупа за землю, которым бывшие крепостные были ещё обложены. Ещё более важно, что, несмотря на усилия Александра III и его соратников, таких как Д. Толстой и А. Пазухин, которые старались остановить перемены в политической сфере, экономика, именно вследствие реформ 60-х годов, двинулась вверх. Особенно это происходило в промышленности и на транспорте. Темпы резко выросли, поднимались металлургия, машиностроение, лёгкая промышленность. Россия по темпам развития оказалась, я бы сказал, в третьей волне, вместе с США и Японией. Новый министр финансов С.Ю. Витте, привлекая западные кредиты, развернул масштабное строительство железных дорог.

Земские и новые городские органы в этом движении играли важную роль. Поначалу их ограничивали только узко хозяйственными вопросами, но они всё более подбирались к политическим. Особая борьба развернулась за то, чтобы на высшем уровне был создан выборный орган представителей земства и городов, который, сначала в качестве совещательного, появился на уровне управления государством. До революции 1905-го года царь не желал идти на уступки: самодержавие и только. Но перед революцией, во время японской войны, приходилось уступать. Давление снизу, не столько со стороны земцев-либералов, сколько со стороны более радикальных группировок, шедших вслед за народовольцами.

После царского манифеста 17 октября 1905-го года в процессе формирования политических партий, появились две основные либеральные партии: конституционалисты-демократы (кадеты), более левые, во главе с П.А. Малюковым, и октябристы во главе с А.И. Гучковым. Октябристы соглашались на конституционную монархию, были правее кадетов, кадеты о монархии соглашались говорить только в процессе перехода к демократическому государству. Но всё же обе эти партии были либеральными, это очевидно сегодня. И тогда они вели свои корни от деятелей земства.
Если бы не I Мировая война и не последовавшая революция 1917-го года, от отречения Николая II и до Октября, с победой большевиков, можно было надеяться на то, что эти партии играли бы ведущую роль в развитии страны. Многое могло произойти иначе.

Я описал этот процесс очень бегло, но он в жизни страны играл исключительно важную роль. Мы шли к либерально-демократическому государству. Но с февраля 1917-го года в силу вступили другие законы, законы революции. Кадетов можно сравнить с жирондистами Великой французской революции, которым на смену пришли якобинцы, предтечи большевиков. Последние кроме того, с учётом уроков Робеспьера, оказались ещё более жестокими. Мы получили сталинизм и, после этого, реальный социализм. За ними – Горбачёва и Ельцина. Но это уже было свидетельством того, что успех большевиков всё равно, пусть через гораздо более долгий срок, сменился крахом левых крайностей. Гайдар стал новым лидером либералов.

Оригинал

Почему я поднял эту тему?

Во-первых, потому что сегодня на либерализм и либералов у нас принято ругаться, притом не систематическим исследованием, а мимоходом: обозвать и всё.

Во-вторых, на мой взгляд, выход России на простор её нового развития после нынешнего кризиса заключается как раз в том, чтобы перейти к либеральной политике: повысить роль рыночных отношений, расширить их границы. И в то же время осуществить правовые и политические реформы, которые дополнят рыночные отношения и изменят характер общества. И предыдущие три раза моих выступлений про либерализм имеют то же назначение – подчеркнуть важность либеральных идей для нас.

Хочу напомнить: либеральные идеи зародились в Европе где-то в XVII–XVIII веках и были тесно связаны с развитием рыночной экономики – капитализма. Шла смена иерархической организации общества (феодализм) к сетевой модели, ячейкой в которой был договор об обмене между двумя партнёрами. Отрицание абсолютизма, повышение роли парламента и вертикали органов самоуправления были важными сторонами развития нового общества.

Россия на всех этапах своей истории после Андрея Боголюбского и монгольского нашествия была страной феодальной, с низким уровнем торгового обмена. О разложении этой системы можно говорить только с Петра I и Екатерины II, а более серьёзно либеральные идеи стали проникать к нам реально только начиная со Сперанского и после победы над Наполеоном. Декабристы были движением, соединяющим идеи свободы (либерализм) и единства (социализм), если применять более поздние термины.

Потом появились западники и славянофилы, я бы никого из них не причислил к либералам, хотя к ним, скорее, относились западники. Впрочем, и некоторые славянофилы порой были сторонниками свободы.

Более чёткое идейно-политическое размежевание российского общества началось в период подготовки освобождения крестьян после Крымской войны: либералы, консерваторы из аристократии и правящих кругов, и сторонники справедливости, равенства, которые пока от либералов не отделялись. Но в этом вопросе в дискуссии от лица последних выступали Герцен, Чернышевский, Огарёв.

Конкретный момент. 1856 год, окончилась Крымская война. В этом же году великая княгиня Елена Павловна обратилась к начальнику хозяйственного управления в Правительстве Н.А. Милютину с просьбой подготовить предложения об освобождении крестьян в своём имении в селе Карловка Полтавской губернии. Милютин выполнил эту просьбу в октябре 1856-го года. Вскоре его записка была отвергнута императором Александром II как слишком радикальная (Захарова Л.Г. Александр II и отмена крепостного права в России. 2011, с. 95).

Через 5 лет император подписал Положение об отмене крепостного права, которое было весьма близко по смыслу записке Милютина для Елены Павловны.

Я хотел бы отметить ряд людей кроме Милютина, кто стоял у истоков русского либерализма. Это Ланской, министр внутренних дел, который продвинул Милютин в свои заместители, а также Семёнов-Тяньшанский (последнее позже), Самарин, Черкасский, Унковский, Киселёв П.Д., который был организатором освобождения государственных крестьян ещё в 1840-х годах.

1 января 1864-го года было подписано Положение о Земской реформе, которая вводила начала местного самоуправления. В том же году – Судебная реформа, может быть самая радикальная в этой троице.

Либеральное движение в России развернулось. Но это было не непрерывно распространяющееся движение. Сопротивление консерваторов сверху. Стремление к ускорению всех реформ в уверенности, что царь не хочет двигаться дальше – это убеждение радикального слоя, Народной воли, будущих социалистов. Предстоял трудный путь.
Продолжение следует. До встречи,

Оригинал

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире