yasin

Евгений Ясин

20 февраля 2017

F
Сейчас, когда слово «либерал» очень часто произносится как ругательство, весьма пренебрежительно, во всяком случае, я считаю своим долгом публично связать себя с либерализмом.

Свобода (liberty) – это главная ценность либерализма. Если у нас не любят сегодня либерализм и либералов, то это требует своих объяснений. Во-первых, по-настоящему большинство нашего населения никогда не чувствовало себя свободным. Либералы – это люди, которые пытались убедить своих сограждан в преимуществах свободной жизни или что-то сделать, чтобы создать условия для свободной жизни.

Ещё несколько слов объяснений. Что противостоит свободе?

Во-первых, это опасения простых людей, далёких от власти, за материальную и социальную обеспеченность. Они знают, что, если государство, будет взыскивать налоги должным образом, заботиться об их нуждах, то их жизнь станет спокойной. Это справедливость. А свобода может провозглашаться, но потом самые активные получают свободу и стараются использовать её, чтобы получить также власть. А затем используют её в своих интересах. Это несправедливо. Справедливость обычно сопоставляется со свободой или противостоит ей. Во-вторых, те люди, которые представляют государство, получив власть, могут использовать её в интересах общества, а могут – в своих личных или групповых интересах. И то, и другое требует поддержания порядка, а стало быть ограничения свободы тех, кто во власти. Не имеет и, возможно, тоже хочет ею воспользоваться. Таким образом, справедливость в интересах низших, власть – в интересах высших, кто ею располагает, в той или иной мере противостоит свободе.

Все эти ценности важны для общества, вопрос, в частности, в том, в какой пропорции распределяются мнения людей, какая ценность и в какой степени сегодня предпочитается.

Ещё одно замечание: свобода и демократия тесно связаны, но всё же это вещи разные. Свобода – это ценность личности, демократия – это порядок, выраженный в договорённости между личностями о совместной жизни. Наиболее полно их сочетание ныне наблюдается на Западе. Там же достигнуты лучшие показатели развития экономики.

Извините за длинное введение. Но теперь о сути.

На недавней конференции в Левада-Центре Л.Д. Гудков привёл данные последнего опроса (январь 2017-го года): 34% опрошенных (самая большая группа) считали западную либерально-демократическую модель лучшим политическим устройством для России. Советскую модель (т.е. господство государственной власти) – 28%. За нынешнюю модель высказалось – 16%. Либеральную модель больше предпочитают в крупных городах (более 500 тысяч жителей) – 48%, в Москве – 38% – меньше. По возрасту – молодёжь в группе 18-24 года – 48%, в группе 25-39 лет – 42%. Среди людей с высшим образованием – 40%.

Доля сторонников либеральной демократии колеблется в зависимости от событий. Выше в кризисные моменты, в моменты военных акций и патриотической пропаганды – падение доли сторонников либеральной демократии снижаются: до 15% (2008, Грузия), 11% – в 2014 г. и сохранение в 2014-2016 г. 15-13%.

Устойчивый минимум либералов – 7-9%. Эта цифра не меняется уже 10-12 лет.

С помощью Левада-Центра интересные исследования проводили И.М. Клямкин с разделением по группам – традиционные взгляды, советские и либеральные.

Различались также респонденты последовательные (по всему кругу задаваемых вопросов); средней последовательности и непоследовательные. В 2002-ом году последовательных было 0,7% среди традиционалистов; 0,9% – среди советских, 7,9% – среди либералов. Группа непоследовательных – 9,8; 16,7% и 43,6%. Те же цифры в 2008-ом году: традиционалисты последовательные – 1,4%; 3,4 – средние, 10,8 – непоследовательные; советские – 3,1% последовательных, средних – 4,0; 3,1; 15,6. Либералы – 8,3; 24,6; 47,5. Итак, либералы на I месте – те самые 7-9% в числе самых последовательных. Но с непоследовательными – 47,3% (Е.Г. Ясин. «Приживётся ли демократия в России», 2019, с. 959).

Анкета у Клямкина была такая, что она не затрагивала острых политических вопросов, учитывая существенные колебания ответов в зависимости от политической обстановки.

Вывод из приведенных данных. Либеральные взгляды усвоены значительной долей россиян. 7-9% – даже в самые трудные моменты. К тому же, с точки зрения науки, где такие опросы не принимаются во внимание, реальный подъём экономики возможен только на основе рыночной, гораздо более свободной модели, и при верховенстве права и правил конкуренции.

Оригинал

Сейчас в российском обществе, особенно в его либерально-демократических кругах, постоянно продолжаются размышления и идут споры.
Итак, 25 лет прошло после рыночных реформ Ельцина и Гайдара, более 16 лет правит В.В. Путин и, скорее всего, он победит на выборах 2018-го года и будет править ещё шесть лет, всего – 24.

Между тем, кончились «тучные» годы, начались «тощие». 2016-ый год посулил надежды, сила спада резко сократилась, но всё же он ещё сохранился. Точнее всего сказать, мы перешли в период стагнации. Основания для подъёма не видны. Какие перспективы?

Сразу скажу: я уверен в том, что будущее России наиболее благоприятно на пути развития рыночной экономики и демократического общества. Но нам предстоит решить серьёзные институциональные проблемы – верховенство права и политическая конкуренция. Я уже об этом говорил, хотя эти проблемы лежат за пределами экономики; а ещё в первой очереди – местное самоуправление и благоприятные условия для малого и среднего бизнеса. Пенсионная реформа, образование, далее везде. Но как это сделать?

Не случайно три предыдущих выступления на «Эхо Москвы» я посвятил опыту формирования полноценной демократии; времени, которое на это понадобилось событиям, которые в этих странах происходили – Англии, Франции, США.

Но может быть наши отличия от этих стран слишком велики, нам нужно искать иной путь. Без непривычной демократии? Ведь вот Китай пока обходится и добился колоссальных успехов? Но те факторы, которые позволили их добиться, обусловлены факторами, которые действовали в основном, в прошлом, дешёвая рабочая сила, дешёвые товары, позволившие завоевать зарубежные рынки, стремление иностранных корпораций проникнуть в Китай, даже если придётся заплатить хоть отчасти современными технологиями.

Сейчас обстановка меняется, дай Бог, китайские друзья и дальше будут добиваться успеха, но для нас их дорога кажется сомнительной.
Япония? Но как раз её успех не в росте, а в нахождении на мировой технологической границе, достигнутой рынком и демократией.
Я напоминаю, Англии для завершения становления демократии потребовалось 278 лет, Франции – 100 лет. Соединённые Штаты формировали эти условия быстрее, но они изначально были свободные от феодализма и сословных предрассудков. Япония начала свой путь с эпохи Мэйдзи, 1868-й год, почти в то же время, когда мы отменили крепостное право. Но и у неё была эпоха военной диктатуры, кончившейся поражением в 1945-ом году. А с тех пор тот же путь, что в послевоенной Европе. Только не у нас. Мы хотели обойти другие развитые страны иным способом, нерыночным и тоталитарным. Не выиграли.

Что ж, по-моему, вывод ясен. Рынок у нас, слава Богу, есть, хоть малоэффективный. Скорее всего потому, что в формировании демократии, в обеспечении верховенства права наши успехи невелики.

Особенно нам близка Франция: великая революция, якобинцы и потом Наполеон. У нас вместо якобинцев – большевики. Вместо Наполеона – Сталин. Потом во Франции после революции 1848-го года – Наполеон III, II Империя, племянник хочет превзойти дядю. А в стране порядок. Потом военное поражение и, по мнению специалистов, после II Империи в 1876-1884 годах – окончательный успех демократии.
Эти рассуждения можно продолжить, но я сейчас хочу одного; чтобы все мы поняли: не надо искать особый путь. Мы отстаём, причём дело отнюдь не в темпах роста, не только и не столько в них, а в институтах и в распространении на их основе убеждений, что необходимо дополнение института рынка демократией.

Без революций, шаг за шагом. Но другого пути, видимо, нет.

Оригинал

Любопытное своеобразие американского опыта становления демократии состоит в том, что она легла в основу формирования государственной системы с самого начала.

К 1775-ому году 13 колоний у восточного берега Северной Америки были настроены на борьбу за независимость от Англии, своей метрополии. События начались в колонии Массачусетс, где были одержаны первые успехи в сражениях с английскими войсками. В мае того же года в Филадельфии собрался II Континентальный конгресс, на заседании которого 4 июля 1776-го года была принята «Декларация независимости». Этот день стал национальным праздником США.

Основным автором декларации был Т. Джефферсон – один из отцов-основателей. Они все были весьма образованными людьми, хорошо знакомыми с идеями передовой общественной мысли в Англии (Д. Локк) и с работами лучших деятелей Французского просвещения, в том числе авторов энциклопедии – Дидро и Гольбаха.

В 1787-ом году был созван конституционный конвент с целью принятия конституции США. 55 делегатов впоследствии стали называть отцами-основателями. Конституция была подготовлена в основном Дж. Мэдисоном. Важным её достоинством было то, что в ней был предусмотрен, вслед за Монтескье, принцип разделения властей. Первая в мире реализация предусматривала законодательную власть (конгресс из двух палат – сенат и палата представителей), исполнительную – президент с кабинетом министров и судебную (Верховный суд). Президент являлся также верховным главнокомандующим. Первым был избран Дж. Вашингтон.

После принятия конституции пошли серьёзные споры. Наконец, 23 штатов, в которые преобразовались колонии, 9 из 13 проголосовали за конституцию. Но споры продолжались. В 1789-ом году к основному тексту был добавлен Билль о правах с 10 важными поправками, который вступил в силу в 1791-ом году. Вторая поправка дала гражданам право иметь и носить оружие. Пятая вводила суд присяжных. Десятая поправка утверждала права штатов, которые были приняты ранее, что подчёркивало важность самоуправления. На этом формирование правовой основы США закончилось и сохраняется поныне почти без изменений. Заметные перемены были приняты только после гражданской войны, запретившие рабство. На последующее развитие страны, на её институты существенное влияние оказали два обстоятельства: преобладание в составе населения протестантов и то, что страна была свободна от феодальных связей и сословных предрассудков (Л.С. Васильев. Всеобщая история, т.3, сс.502-503).

В дальнейшем развитии очень серьёзную роль сыграла активность штатов и городов в утверждении принципов местного самоуправления. Колонии, потом ставшие штатами, оставили за собой важные функции, в том числе в области финансов. Есть чему подучиться.

Другой момент – политические партии. Основатели стремились избежать их создания и влияния. Такова была тогда мода и в Европе. Политической конкуренции стремились избежать. Но жизнь продемонстрировала нужду в ней. Не только однажды зафиксировать, но дать возможность открыто обсуждать и проводить необходимые политические решения. В итоге в 1820-1830-х гг. организованные партии оказались центральным элементом американской системы управления. «Открытый доступ (демократия – Е.Я.) требует того, чтобы бóльшая часть индивидов могла формировать организации по своему усмотрению» (Д. Норт и др. «Насилие и социальные порядки», 2011 г., с. 386) .

Вся дальнейшая история США изобиловала многочисленными столкновениями различных экономических и политических групп, изобретением всё новых приёмов разрешения противоречий. Взять хотя бы борьбу президента Теодора Рузвельта против монополий. «Стандарт ойл» в начале ХХ века. Он не дожил до победы, но она пришла в 1911-ом году. Моё впечатление таково, что авторитет законов и конкуренция в США доказывают достоинства демократии и рыночной экономики в управлении государством.

Мы, конечно, имеем иную историю и наши проблемы во многом связаны с живучестью подчинения высшим слоям феодальной, а затем административной иерархии. Но опыт США и других стран показывает, что рыночная экономика и демократия и сегодня имеют решающие преимущества на перспективу. В Америке особенно ясно, что демократия это не просто завоевание прошлого, но и повседневная борьба за её укрепление и развитие.

Оригинал

Прошлый раз я говорил об Англии. Чтобы не сложилось впечатления, что это был особый случай, а в других странах переход к демократии был проще, я решил показать ещё один пример.
В 1789-ом году произошла Великая Французская революция.

Следует сказать, что ей предшествовал век Просвещения, в основном протекавший во Франции. Замечательная плеяда учёных и мыслителей, менявших общественное мнение: Монтескьё, Вольтер, Руссо, Тюрго, Кенэ, Дидро, Д’Аламбер, конечно, были ещё выдающиеся личности в Англии (Ньютон, А. Смит, Д. Юм, Локк, Лейбниц), но здесь важны те, которые создавали дух Великой революции.
Генеральные штаты, средневековый парламент, собранный королём для утверждения дополнительных налогов, потребовал всю власть. Традиционно в нём было три фракции – дворяне, духовенство и третье сословие, представлявшее буржуазию и другие податные группы населения. Именно третье сословие одержало победу над абсолютной монархией, не так давно возглавлявшейся Людовиком XIV – солнцем Европы.

Далее за 6 лет страна пережила правления жирондистов и якобинцев, время напряженной борьбы, гильотины, затем Директорию, наконец Бонапарта, создавшего I Империю.

Всё это время шаг за шагом рождались институты, которые сохранялись далее, неся какие-то черты демократии. До революции таких институтов в стране практически не было. С 1789 по 1875 гг. у Франции было 11 конституций. Кроме первой было ещё 3 революции – 1830, 1848 и 1870 гг. последняя условно, но всё же она включала Парижскую коммуну и новую смену II Империи на III Республику. Всё это время, помимо становления шаг за шагом институтов демократии, можно было наблюдать укрепление господства буржуазии, сначала в борьбе с феодальной аристократией, а затем – с рабочим классом, наёмным трудом. В политическом плане можно различить партии роялистов (включая бонапартистов), республиканцев – основная линия сторонников капиталистических и демократических перемен; и социалистов, левых, представителей интересов наёмного труда и радикальных идей Сен-Симона и Фурье, Прудона, Бланки, Луи Блана.

Что интересно: начиная с тех пор, как с 17 июня 1789-го года Генеральные штаты объявили себя Национальным собранием, а затем 9 июля – Учредительным собранием, когда после взятия Бастилии 14 июля (ныне национальный праздник Франции), уже в августе была принята «Декларация прав человека и гражданина», провозгласившая права и свободы человека, незыблемость частной собственности, принципы равенства возможностей; и до 1875-го года, когда Национальное собрание приняло большинством в один голос очередную Конституцию Франции, которая потом просуществовала несколько десятилетий. (Л.С. Васильев, Всеобщая история. XIX век. 2010 г., с.123); полномочия Национального собрания, избирательные законные, выборы – всё это пользовалось общим уважением и неуклонно соблюдалось. Исключение составляют две империи. Наполеон I шаг за шагом практически прекратил работу парламента. А Наполеон III, опираясь на партию бюрократов в парламенте, с помощью манипуляций проводил нужные решения, при необходимости прибегая к просвещению плебисцитов, в которых непременно побеждал.

Один мой друг спросил недавно: не напоминает ли Вам ничего II Империю в нашей современности?
Известна судьба обеих империй, демократические институты I революции сохранились или были восстановлены в 1848-ом году, а затем после конца II Империи.

1875-ый год, пятый после Парижской коммуны, которая усилила консервативные настроения. Но в этом году республиканцы утвердились. Конституция 1875-го года утвердила пост президента, сенат и палату депутатов. На выборах 1876-го года республиканцы получили 340 мест, роялисты – 153, в т.ч. 78 бонапартистов. Консервативный президент маршал Мак-Магон распустил парламент, но на новых выборах в 1877-ом году республиканское большинство выросло до 60,5%. В 1881-ом году были приняты законы, гарантирующие свободу СМИ, право на публичные собрания. В 884-ом году легализованы профсоюзы и местное самоуправление. Можно считать, что в эти годы во Франции окончательно утвердилась демократия. Меньше 100 лет после падения Бастилии.
Сравним с Англией, для которой в прошлый раз мы определили время утверждения демократии в 278 лет. Французы прошли этот период намного быстрее. А мы? Пока только 25 лет.

Оригинал

Приглашаю Вас на встречу из цикла «Важнее, чем политика».
Гость встречи — Яцек Палкевич.

Яцек Палекевич — репортер, исследователь и путешественник, член Русского географического общества и Королевского географического общества в Лондоне, инициатор множества культурно-географических и экологических проектов, автор 30 книг. Установил местоположение истока Амазонки, основал первую в Европе Школу выживания, пересек Атлантический океан в спасательной шлюпке, готовил элитные антитеррористическиe спецподразделения к действиям в условиях джунглей и пустыни, обучал спасателей МЧС.

Кто помнит, как звали мореплавателя, который достиг Америки уже после Христофора Колумба? Кто вторым ступил на вершину Эвереста и на Луну? Мы не знаем, заметнее всех — первые. Как же опережать других? Как справляться со слабостями, преодолевать собственные ограничения, расширять свои и чужие горизонты? Как вырастить в себе уверенность в том, что ты можешь изменить вселенную, и как начать это делать? Где в этом мире место для шага вперед и почему это важно для каждого?


Встречу ведут Дмитрий Бак и Евгений Ясин

Ждем Вас во вторник 24 января 2017 года в 18:30
по адресу: ул. Мясницкая, д.20, аудитория 311

Я не сомневаюсь в том, что Россия нуждается в развитии демократии, без этого не будет эффективной рыночной экономики.

Но в то же время мы – молодая страна с рыночной экономикой, и в государственном управлении немало пережитков бюрократических излишков. Можно слышать разные мнения по этому поводу. Одно – демократии у нас не было, а если будет, то с чертами наших традиций. Другое – нет у нас демократических традиций и не будет. И страна будет такой, какой можно быть без демократии.

Я убежден в том, что рыночная экономика без демократии будет всегда позади, но становление демократии – долгий и сложный процессии.

Вот пример Англии. В 1649-ом решением парламента был казнен король Карл I. В стране была революция, борьба движений (левеллеры и индепенденты и др.), религий (англиканская, католическая, пуританская). Сложность обстановки разрядилась только в 1688-ом, со «Славным переворотом», когда парламент весьма неспокойный, пригласил на английский престол голландского протестанта Вильгельма Оранского. Вскоре он подписал «Билль о правах», в котором установлено, что король «царствует, но не правит»; парламент правит посредством назначаемого им правительства, принимает законы, может вотировать налоги, решать вопросы армии; суд независим, подчиняется только закону, а если нет писаной нормы, то принимает решение по принципу прецедента. Разделение властей родилось. Его потом обосновал Шарль Луи Монтескье, один из великих предшественников Французской революции.

Значит ли это, что Англия уж тогда стала демократической страной? Значит, да не очень! Можно почти с таким же успехом спрашивать о том, стала ли она демократией после подписания «Великой хартии вольностей» в 1215-ом году или даже в 1265-ом году, когда усилиями небольшого числа баронов был основан английский парламент. Достаточно вспомнить, что принципы формирования английского парламента были в XVII-XVIII веках почти такими же, как в 1265-ом году.

В 1761-ом году из 44 городов электорат которых превышал 500 человек, лишь в 23 городах проходили выборы. В оставшемся 201-ом английском округе лишь в 18 проходили выборы. В остальных были соглашения среди лендлордов, крупных торговцев и промышленников, «конкуренция была в более чем половине крупных городов и одном из десяти из оставшихся округов» (Дуглас Норт и др. 2011 г. Институт Гайдара, с. 360).

Только в середине XVIII века появились профсоюзы (тред-юнионы). Численность наёмных рабочих после «огораживаний» быстро росла, у них ни у кого не было права голоса. Где-то с 1880-го года началась борьба за права избирателей, сначала за их избирательные цензы. Тогда представители правящей элиты поняли, что низшие слои – мелкий бизнес, рабочие, фермеры – подбираются к их господству. Почти 100 лет понадобилось для того, чтобы в Великобритании, в 1928-ом году было введено всеобщее избирательное право.

Всё это время в стране шла обостряющаяся классовая борьба. Возникновение современных партий – тогда это были виги (либералы) и тори (консерваторы) – связывают с Актом о реформе (имеется в виду избирательная) 1832-го года. После этого избирательный ценз понижался в 1867-ом году, 1883-ем и 1885-ом гг. А в 1929-ом году лейбористы сменили вигов в списке политических партий, периодически выигрывавших выборы.

К этому времени можно считать, что в Англии по-настоящему утвердилась демократия. Всего, по моим оценкам, на это потребовалось 278 лет.

Конечно, нам должно потребоваться много меньше. Но учтите, 25 лет уже позади.

Оригинал

Российский ученый-экономист, государственный и общественный деятель, научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин рассказывает о правах человека в России и объясняет, почему нужно помочь «Школе общественного защитника»

Начну с грустного — в России права человека сегодня не защищены, и это ни для кого не секрет. Не думаю, что это связано с характером народа, скорее, с эволюцией права как такового на Руси, где всегда господствовала сила. Это была иерархия сначала княжеской, потом царской, а затем большевистской власти. Большинство людей привыкли к тому, что такова судьба, и что тот, кто сильнее, имеет больше прав.

Сама по себе идея равенства прав начала проникать в Россию после реформ Александра II, особенно после судебной реформы. До этого были только права сословий: бояр, дворян, купцов, крестьян — правда, у последних прав практически не было. Раньше тоже, конечно, были законы, но это были законы, написанные «хозяином».

Излишне напоминать, как обстояли дела с правами человека при советском режиме. При том, что сама большевистская революция началась с идеи равенства для всех, позже эта концепция поменялась. Вроде бы формально был закон, но он снова служил на стороне сильного.

Реформы 1990-х годов стремились существенно изменить советскую систему. Они начались со свободы цен и рыночных отношений, и чтобы правильно функционировать, должны были быть подкреплены соответствующими законами, а суд должен был обеспечивать соблюдение этих законов.

Сейчас в России право основано на том, что каждый раз принимается еще один закон, ставящий нас во все новые и все более сложные условия, которые мы должны выполнять. Например, закон об иностранных агентах, пакет Яровой и прочие. Согласно идее права, законы так писаться не должны. Законы, призванные только усложнить жизнь и ограничить свободу человека, это неправильные законы. Такие законы служат не праву как таковому, а укреплению нынешней власти.

Как говорил Николай I, закон соблюдать обязательно нужно, но закон придумаю я. Президент России — юрист, и он хорошо знает законы. И для него выход из любой сложности — придумать новое юридическое решение, издать новый закон. Он повсюду говорит про верховенство закона. Но это не значит верховенство права. Слово «право» больше отвечает человеческим понятиям о справедливости, чем слово «закон», которое в настоящее время несколько потеряло свою ценность. Закон стал инструментом власти.

Несмотря на все это, я смотрю на будущее нашей страны оптимистично. Я убежден, что со временем мы, как страна, выработаем привычку руководствоваться правами человека и станем правовым государством. Правда, я на сто процентов убежден, что сам до этого уже не доживу.

Есть определенные условия для развития общественных отношений, они едины во всем мире. Общественные институты, соответствующие новым условиям, складываются очень постепенно, и это нормальный процесс. Такие институты, лежащие в основе современной России, выработались только в 1991 году. То есть прошло всего 25 лет. Это ничто по сравнению с тем, сколько складывались демократии в западных странах.

Там этот процесс занимал сотни лет, только задумайтесь об этом. В Великобритании сначала парламент в 1649 году отрубил голову королю Карлу I, потом был Оливер Кромвель, потом вернули монархию, но она уже стала конституционной. И даже тогда это еще не была демократия. Развитие избирательного права шло там с 1830 по 1928 год, когда к власти впервые пришла лейбористская партия, которая приняла закон о всеобщем избирательном праве.

Примерно столько же времени этот процесс занял во Франции, в США и в других западных демократиях. Поэтому думать, что у нас он пойдет быстрее, бессмысленно. Но и отчаиваться не стоит. Правление Путина — это тоже часть процесса, вполне закономерная. Но я не вижу причин думать, что это будет длиться вечно, и в России никогда не наступит демократия, и не будет правового государства. Иначе просто быть не может. Исторический процесс, проходивший в западных странах, идет и у нас, и со временем мы будем там же. Мы просто позже начали, чем они, но со временем придем и к свободе, и к праву.

Обычно бывает так: большинство людей покоряются существующему порядку, но среди них находится один, а потом еще один и еще, которые сопротивляются. И со временем происходит подвижка, и то, что удалось одному, постепенно становится правилом для чуть более широкого круга людей.

Поэтому можно и нужно бороться против системы. Каким бы беспросветным ни казалось будущее, как «вода камень точит», так и любая система перестраивается и начинает учитывать права человека, вбирая в себя новые явления. Сейчас все больше и больше справедливых решений суда. Да, пока они в основном происходят там, где нет большого скопления интересов властных сторон.

Конечно, традиционная власть иерархии до сих пор сильна в обществе, но сейчас все более и более благоприятные условия для жизни. И даже если ваши интересы пересекаются с интересами тех, кто сильнее вас, не стоит забывать, что во власти тоже разные группы, между которыми часто бывают свои разногласия. И это как раз и дает возможность каждому гражданину отстаивать свои права.

К сожалению, обычный человек часто оказывается беззащитен перед российской судебной системой. И не столько потому, что сама система несправедлива, сколько из-за незнания собственных прав и законов. Это порой приводит к тому, что человек предстает перед судом в одиночестве. Иногда на адвоката нет денег, а назначенные государством адвокаты работают не в интересах подсудимого. А иногда человек, сам того не зная, совершает ошибки, которых мог бы избежать.

К счастью, выход есть. Он называется «Школа общественного защитника». Это место, где учат всем необходимым правовым и юридическим знаниям и делают это совершенно бесплатно. Каждый человек может записаться на курсы и научиться защищать в суде себя и своих близких. Часто именно родные и близкие готовы бороться за попавшего в беду человека, и закон позволяет им это делать в статусе общественного защитника. Но им элементарно не хватает знаний.

А ведь общественный защитник имеет столько же прав, сколько адвокат. Он имеет доступ к обвиняемому в местах лишения свободы, а в судебном заседании может запрашивать документы дела и приобщать доказательства, отправлять запросы, задавать вопросы свидетелям и подзащитному и так далее. Родственники, которые становятся общественными защитниками, как правило, обладают всеми необходимыми качествами — активностью, напористостью, талантом. Им не хватает только специальных знаний.

Школа может и готова делиться этими знаниями со всеми и, повторюсь, абсолютно бесплатно. Но она существует на пожертвования, и ей нужны деньги. На оплату лекторов (а это профессиональные адвокаты), на аренду помещения, на печать учебных пособий.

Фонд «Нужна помощь» помогает собрать деньги на работу школы. Оформить пусть и небольшое, но регулярное пожертвование очень просто. Это может сделать каждый. И даже не столько ради других, сколько ради себя. Потому что если вдруг помощь понадобится вам, она у вас будет.





СДЕЛАТЬ ПОЖЕРТВОВАНИЕ

















Оригинал
Я имею в виду аналитический доклад «Анализ факторов реализации документов стратегического планирования верхнего уровня», подготовленный по заказу Алексея Кудрина и под руководством Михаила Дмитриева.

Суть его я понял так. С 2000-го года подготовлен ряд важных политико-экономических «документов стратегического планирования верхнего уровня». Ныне А.Л. Кудрин имеет поручение подготовить перспективную программу для развития экономики на период после президентских выборов 2018-го года.

Между тем с 2000-го года у нас подготовлен ряд подобных документов, которые в целом, как думает большинство экспертов, оказались несостоятельны. Я бы так не сказал, но всё же такое мнение имеет свои основания.

В 2000-ом году была подготовлена программа «Стратегия-2010» (руководитель Г.Греф). Её выполнение, по оценке экспертов данного доклада, составило 39%. Потом была подготовлена Концепция долгосрочного развития (КДР или Стратегия-2020-КДР). Она была представлена накануне кризиса 2008-2009 гг. и потому выполнять её как таковую не пришлось. Но когда мы выползли из кризиса 2008-2009 гг., то учёные во главе с РАНХ и ГС и НИУ ВШЭ получили поручение подготовить другую «Стратегию-2020». Её анализу бóльшей частью посвящён доклад М.Э. Дмитриева, основанный на мнениях экспертов, включая многих авторов. Выполнение – 29%.

Я тоже был в их числе, но подготовленный мной материал в сам документ «Стратегия-2020» включен не был. Позднее я его опубликовал самостоятельно с прогнозом макроэкономики России до 2050-го года. Если сразу начать, т.е. с 2012-го года, то мой прогноз по сценарию либеральному обогнал выход в высшую лигу на уровне 54% технологической границы с оценкой 80 тыс. долларов на душу населения.

Я высокого мнения о «Стратегии-2020». Вероятно, те недочёты, которые отмечены в докладе М.Э. Дмитриева, имеют место, но они бóльшей частью отнесены только к авторам и чиновникам правительственного аппарата. Но доклад сдали в конце 2011-го года, а я напомню, что ещё чуть позже прошли парламентские выборы. Их последствия хорошо известны. В итоге в стране заметно изменилась обстановка. Перед руководством страны, особенно после ещё президентских выборов, на которых победил В.В. Путин, встала дилемма – продолжать прежнюю политику (инерционный вариант) или перейти к варианту либеральному, как я его назвал выше. Должен сказать, что, на мой взгляд, именно либеральный вариант был в основном изложен в «Стратегии-2020». Но выбор пал уже тогда, скорее, на инерционную политику. Этим, а не недостатками «Стратегии-2020 » объясняется то, что она не была принята за основу. Время, как я думаю, показало, что мы преимущественно его потеряли.

С тех пор прошло 4 года. Ещё 2 года до новых президентских выборов. Дела в экономике в прошлом году несколько улучшились. Но итог таков: вместо спада – стагнация. Ожидают подъём уже в нынешнем году. Не стал бы строить иллюзии. Моё мнение таково, что А.Л. Кудрин, как человек грамотный и честный, постарается убедить руководство, что в условиях России после 2018-го года, либеральный сценарий наиболее пригоден для страны. Но как воспримут его советы? Что станут делать, как сказано в последнем докладе М.Э. Дмитриева, «лоббистские группы интересов»? (с.41).

В наших условиях сегодня «реформистские устремления в экспертном сообществе снижаются и всё более заменяются лоббистскими предложениями и запросами» (с.42). Как поменять ситуацию?

Оригинал

От нашего слушателя Г.И. Погожаева я получил письмо. В нём сказано: когда Вы говорите о верховенстве права, то неплохо было бы сперва объяснить, как следует понимать сущность самого термина «Право».

Существует интуитивно осознаваемое представление о сущности «Права» как о «воле сильного».

Если речь идёт об экономике, то воля сильного представляется как воля того, кто обладает финансовыми ресурсами. Простой человек понимает, что речь идёт о тех, кто ворочает деньгами. Но Хайек (немецкий учёный) трактует ситуацию иначе. В нормально организованной рыночной экономике фактическим «хозяином» является тот самый «простой человек», выступающий в роли потребителя. Если мы как потребители осознаём это, то должны отстаивать свои законные права. Либо власть будет в руках у «денежного мешка». Будучи во власти традиционных представлений, простой человек думает, пусть нас рассудит государство. Вот вам и антирыночная позиция населения страны, понимаемая с позиции «справедливости». Каково ваше мнение?

Я подумал, что г-н Погожаев даёт хороший повод, чтобы начать разговор о силе, праве и власти. Видимо, в древней общине преобладала сила, но жизнь поставила вопрос об ограничении применения силы, чтобы родовые и племенные отношения воспроизводились. Так родились обычаи, подчинявшие силу определённым нормам. Такие же нормы рождались и для поддержания слабых, но нужных членов семьи и общины. Эти нормы легли в основу права. Право противостоит силе, вырастая из обычаев, но в то же время меняются субъекты права, идёт борьба между ними.

Исход – рождение государства, которое концентрирует силу, превращая её во власть. Право берётся на вооружение правителями государств. Извините, я старался идти с самого начала, ради упрощения схемы. Государство – это власть, реализуемая через силу или через право. Нормы права оформляются, возникают суды.

Следующий важный момент – античная Греция, Афины. Благодаря архонту Драконту, а затем Солону, появляется Кодекс законов, принимаемых народным собранием в масштабах полиса. Народное собрание – все мужчины полиса, они же – землевладельцы и воины. Власть аристократии сжимается, она принадлежит демосу, все граждане – депутаты народного собрания. Демократия – власть не у правителя, власть у народного собрания, избирающего важнейших менеджеров и судей. Право – важнейшая сторона демократии. Законы делаются письменными, их размещают на камне в публичных местах, стараясь делать очень определёнными, не допускающими разнотолков. И жёсткими, более жёсткими, чем в других, скажем, восточных цивилизациях.

Верховенство права – символ силы и власти общества.

Прошло много веков. Через Рим эти идеи достигли городов Северной Италии, далее Западной Европы, где развивались торговля и промышленность. Право показывает себя наиболее эффективным инструментом поддержания свободы и социального контроля в современном обществе (А.Н. Медушевский. Социология права, 2006 г., с. 6).

Далее шли два процесса: развитие и распространение по странам модели рыночной экономики и демократии, а также постепенный переход от модели феодальной или административной иерархии к первой. Пока первая доказала своё превосходство и достигла наиболее развитых форм в западных и некоторых восточноазиатских странах.

Россия начала этот переход с реформ Александра II. На усвоение верховенства права была нацелена судебная реформа. Но дело шло трудно. Октябрьская революция 1917-го года обещала осуществление мечты, в том числе свободы личности и верховенства права. Но затем традиционные для России силовые методы власти взяли вверх.

Плановую экономику можно считать высшим достижением административной иерархии и одновременно окончательным доказательством её несостоятельности. Она потерпела крах, 2-го января 1992-го года была осуществлена либерализация, вступил в строй рынок, хотя в условиях России понадобилось 7 лет, чтобы одолеть инфляцию. Параллельно распался СССР, противоречия между Ельциным с реформаторами, с одной стороны, и Верховным Советом РСФСР – с другой, в 1993-ем году привели к роспуску парламента, осаде Белого Дома и принятию Конституции с избыточным расширением полномочий Президента. Сделано это было, чтобы предупредить новые эксцессы типа имевших место в 1992-1993 гг. Но вышло так, что это обернулось ущербом для демократии, для верховенства права. Точнее говоря, Ельцин своими полномочиями не злоупотреблял, но со временем, когда он передал дела следующей команде, ситуация изменилась.

В новой элите было много юристов, и они постарались, не допуская серьёзных изменений законодательства ельцинской поры, обогатить его многочисленными изменениями, укрепляющими свой режим. Право как бы «торжествовало», но в реальности всё больше возвращались традиции, усиливающие исполнительную власть, власть одного лидера с низведением до роли служебных ветвей власти законодательную и судебную.

Централизация власти привела и к снижению роли местного самоуправления и администрации регионов. Итог: когда стали снижаться цены на нефть и проявились признаки чрезмерной централизации, в экономике начался кризис. Его преодоление требует институциональных изменений, в первую очередь, обеспечение верховенства права.

Готовя этот материал, я обнаружил, что и на Западе наблюдается сходное явление – рост числа очень конкретных правовых норм с ростом числа чиновников и ограничением гражданских свобод. Ещё в 1961-ом году вышла книга Бруно Леони «Свобода и закон» (на русском – 2008 г.), в которой сделаны выводы о чрезмерности количества детальных норм. Автор отмечает преимущества англо-саксонской модели права, где как у античных греков и римлян невелико число основных законов и важнейшую роль играют решения судей.

А у нас, между прочим, очень быстро нарастает число норм законодательства, таких, например, как закон об иностранных агентах или «пакет Яровой». Роль юристов растёт, свобода людей, в том числе предпринимателей, падает.

Возвращаюсь к вопросам г-на Погожаева. Дело не в силе денежного мешка. Дело во власти чиновников, представляющих государство. Нам придётся идти на серьёзные институциональные реформы. Выходит, Г.И. Погожаев прав.

До встречи.

Евгений Ясин

Мы ещё не знаем окончательных итогов 2016-го года, но всё же, вступая в Новый год, хотелось бы, пусть в общих чертах, подвести итоги.

Итоги таковы: 2016-й год – год стагнации. В конце года (ноябрь) наметился рост, даже более двух процентов в год. Но всё же в целом за год, по словам Д.А. Медведева, правительство ожидает небольшой спад – менее 0,5%. В 2017-ом году рассчитывают добиться роста, где-то около 1%. Хочу заметить, что вообще-то +1%/ – 1% это ещё стагнация.

Следует, на мой взгляд, оценить более далёкую ретроспективу. Мы – молодая страна с рыночной экономикой – 25 лет. В 1992-1998 гг. – реформы и трансформационный кризис: спад на 40% ВВП. В 1999-2008 гг. – восстановительный рост, уровень 1990-го года несколько превышен. Сказались и рост цен на нефть (в 2003 г.) и результаты определённого воздействия реформ, активность предпринимательства, особенно до 2003-го года.

2008-2009 гг. – кризис мировой экономики и его влияние на Россию, довольно заметное. Восстановительный период кончился. Но от довольно ощутимого спада в последующие два года мы избавились: +4,5% в 2010 г., +4,3 – в 2011 г. В 2012-ом году начался тренд снижения темпов роста – +3,4%; в 2013-ом – 1,3%. В это время уровень цен на нефть восстановился и держался до середины 2014-го года. События 2014-го года вызвали снижение темпов до 0,6% и глубокое падение курса рубля и в 2015-ом г. спад на 3,7%. Собственно итоги 2016-го года обозначили прекращение спада, переход к стагнации. Это важно отметить, потому что успешная политика Банка России остановила падение курса рубля и снижение инфляции.

К концу 2016-го года – до 5,5%. Ничего подобного не было у нас с начала реформ. В 2017-ом году планируется дойти до 4%. Замечу, что для подъёма с подключением банков нужно бы дойти до 2-3%.

Чего же можно ждать в 2017-ом году?

Сейчас большинство прогнозов ожидает перелома и некоторого роста – до 1%, по мнению Э. Набиуллиной. Настроение бизнеса вроде улучшается. Перелом этот значит, что тренд, обозначившийся с 2012-го года, закончится. Но надо иметь в виду, что при этом должны исчезнуть или достаточно ослабеть те факторы, которые вызвали этот тренд. Я назову два главных фактора: 1) нефть, которая резко подешевела и 2) низкое доверие между государством (бюрократией) и бизнесом, сложившееся ещё в начале нулевых годов. Нефть на время перекрыла второй фактор.

Рассчитывать на подорожание нефти ($100 /бар.) не следует: нескоро это может случиться, и лучше строить другие опоры, особенно институциональные (право, политическая конкуренция, местное самоуправление и т.п.), которые повышают доверие и позволяют мобилизовать активность граждан.

Можно сказать, что на выбор две модели – либо инерционная, т.е. продолжение политики, которая ведётся с начала нулевых; либо либеральная, более рыночная и менее бюрократическая. Мы уже пробовали повернуть инерционную модель в сторону более жёсткой, мобилизационной. Не получилось. Отмечу попытки двинуться в другую сторону (Кудрин), но это только начало. И быстрых результатов ожидать не следует. Тем более впереди выборы президента…

Так что можно ожидать в 2017-ом году?

Боюсь, никаких особых поворотов в будущем ожидать не следует. Но если ясно, что создаёт лучшую перспективу, надо начинать работу по её реализации.

Желаю всем нам успеха на этом направлении.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире